Зак не может найти ни одного аргумента против неопровержимого факта: его прошибает от одной близости Аарона Мёрфи.
Факт: его кроет, когда чужие руки оказываются по бокам от него, чужие плечи - выше него.
Когда поднимает взгляд и смотрит на чужие губы так близко снизу вверх - тоже.
Аарон еще не сделал ни-че-го, Зак уже готов на в с ё... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Haunted Shores


Haunted Shores

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/RTBL827.gif
SEA OF THIEVES

x  x  x  x  x  x   HAUNTED SHORES   x  x  x  x  x  x

https://i.imgur.com/p1se7i5.png

время: незапамятные времена
место: незапамятные воды [Sea of Thieves]
участники: Huang Shu & Captain Grog
Каперы и адмиралы на службе Её Величества более не бороздят Море Воров, ведь в этих водах появилось нечто страшнее и опаснее линкоров первого класса или фрегатов: капитан Пылающее Сердце и его Призрачный Флот теперь наводнили эти просторы, вселяя ужас в сердца всех, кто не верит в проклятия. Говорят, что на острове Приют Смерти, над которым теперь не угасает пламенный череп старого капитана, спрятана сокровищница. Многие желающие добраться до её золота погибали под пушечными выстрелами призраков или разбивались о скалы. Кто-то, говорят, сошёл с ума. Но разве это повод не рискнуть?..

https://i.imgur.com/m38wZbF.png

[NIC]Captain Grog[/NIC][STA]sea is my luv[/STA][AVA]https://i.imgur.com/VbCY1pV.png[/AVA][LZ1]ГОРАЦИЙ КРОМВЕЛЬ, 32 y.o.
profession: капитан шлюпа «Бастарда»[/LZ1]
[SGN]Fifteen men on a dead man's chest
Yo ho ho and a bottle of grog!

[/SGN]

Отредактировано James Richter (2022-01-16 02:00:21)

+3

2

Солнце лениво выкатилось из-за горизонта, прочертив на колеблющихся морских волнах золотистую дорожку. Шу криво улыбнулась, обозревая чистый горизонт. Ни за что в жизни она не променяла бы такой вид на спокойное существование где-нибудь на суше, замужем за трудолюбивым пахарем или даже предприимчивым торговцем шелками, в хлопотах по хозяйству да воспитании детей. Не приспособлена она для спокойной жизни. Ей подавай морские воды, приключения, опасности и сражения!.. Признаться, хлопот по хозяйству и на корабле хватает. Должен же кто-то драить палубу, жарить акулье мясо... но быть замужем за кораблём намного приятнее, если можно так выразиться. Иногда, правда, Шу всё же было жаль гипотетических детей, которых у неё нет и, вероятно, никогда не будет, но это не беда. Ведь у неё есть Кофе и Эйс.
Кофе, крупная лохматая собака, свернулся калачиком у самого носа корабля и забавно пофыркивал во сне. Когда-то давно Шу выиграла его в карты у предыдущего владельца, не задаваясь вопросами, зачем ей вообще собака в море и что она собирается с ней делать. Кофе стал неотъемлемой частью команды, хоть и мороки от него было явно больше, чем пользы - взять хотя бы его привычку исподтишка "пометить" капитанский мостик...
Эйс, здоровенный красивый попугай, скакал по борту, покачивая головой, в попытке привлечь внимание. Было что-то общее у Эйса с его хозяином, капитаном Грогом - тот тоже умел и любил покрасоваться. И на самом деле был гораздо умнее, чем казался. Шу не устояла перед обаянием птицы и протянула попугаю половинку граната, в которую он тут же вцепился одной лапой и принялся выгрызать зёрнышки причудливо загнутым клювом. Шу пощекотала его алые перья крюком, заменявшим ей правую руку, и нахмурилась: а капитан-то почему до сих пор не поднялся на палубу? Рассвело же, пора отплывать!
Шу спустилась на палубу ниже, и все вопросы отпали сами собой: молодецкий храп, легко сравнимый с раскатами грома, красноречиво напоминал, что как раз вчера они пришвартовались у форпоста, чтобы сбыть добычу, разжились монетами и славно отметили удачное путешествие в местной таверне. Как раз в таверне им встретился круглолицый рыжебородый моряк, как же его звали... Шу не запомнила имени, но именно тот добряк, угостивший капитана грогом, начал говорить о Приюте Смерти, загадочном острове, охраняемом проклятым капитаном Пылающее Сердце и его многочисленной призрачной флотилией. Шу и капитан Грог, конечно, и так об этом знали - о Пылающем Сердце слышал каждый, чей путь пролегал сквозь воды Моря Воров, а многим ещё и доводилось лично сталкиваться с призрачными кораблями. Кто-то видел их на горизонте и предпочитал сразу же сменить курс - трусливо, но разумно; кто-то пытался дать бой, едва уносил ноги и потом рассказывал жуткие истории в такой же таверне, за кружкой такого же грога. Но почему-то именно вчера в голове захмелевшей Шу поселилась любопытная мысль: да что же он там стережёт такое, этот капитан Пылающее Сердце, гигантская говорящая голова, торчащая в небе между чёрных туч? Поговаривали, что несметные богатства, но ответить точно никто не мог - те сорвиголовы, что отваживались высадиться на острове, уже с него не возвращались. Выходит, Пылающее Сердце так и стережёт свою тайну...
Но гораздо более насущным сейчас был капитан Грог, который, прихватив из таверны бочку грога, ухитрился почти единолично её опустошить. Шу, как любой пират, и сама была не дура выпить, но никогда прежде она не видела живое существо, способное поглощать грог в таких количествах! Удивительнее всего было то, что и после самой невероятной попойки капитан каким-то образом прекрасно себя чувствовал - да, он мог спать очень долго, но стоило его разбудить - и он моментально становился к штурвалу и начинал громогласно отдавать команды, что заставляло Шу уважать его ещё сильнее. Настоящий капитан остаётся капитаном в любом состоянии! В то время как она мучилась от головной боли после одной лишь кружки... о, как несправедлива жизнь!
Разбудить спящего после грога капитана было нелегко, это Шу успела усвоить. Ему не помешали бы выстрелы и палящие пушки, но одно действенное средство всё же существовало... Шу зачерпнула пригоршню прохладной воды из бочки и брызнула ею Грогу на лицо.
Мужчина резко проснулся; его единственный глаз судорожно забегал по сторонам, пока не остановился на улыбчивом лице Шу:
- Доброе утро, капитан. Солнце встало, и нам тоже пора!
В подтверждение её слов радостно залаял Кофе, который тоже проснулся и теперь крутился рядом с кроватью капитана, виляя хвостом и утыкаясь влажным носом в его ладонь. Пёс жаждал приключений - честно говоря, Шу порой казалось, что псина ей доставалась не в меру неугомонная, целиком состоящая из духа авантюризма. Кофе выскакивал за борт, стоило им причалить к какому-нибудь незнакомому месту, и мчался по берегу, не боясь ни ядовитых змей, ни скелетов (при виде которых он, правда, начинал трусливо поскуливать, но убегать не спешил), ни вражеских кораблей. Пожалуй, если бы он мог оседлать ядро и вместе с ним вылететь из пушки, он бы, наверное, и на это решился, но проверять, конечно, не стоит...
[NIC]Huang Shu[/NIC] [STA]wolves of the sea[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/6pudcT5.png[/AVA] [SGN]With a hii hii hoo and a hii hii hey
We're hoisting the flag to be free
We will steal the show, Jolly Rogers go
We are wolves of the sea
[/SGN]
[LZ1]ХВАН ШУ, 27 y.o.
profession: пират, член команды корабля "Бастарда"
pets: Coffee, Ace[/LZ1]

Отредактировано Anthony MacIntyre (2022-01-14 15:02:29)

+1

3

Гораций Кромвель, более известный как капитан Грог, какие бы ему почести и причастности к благородным кровям не приписывали, способен был вести далеко не самый благородный образ жизни. Одноглазый, прожжённый морским воздухом и закалённый сражениями, вечно небритый, но всегда ряженый в свой тёмно–синий, практически чернильный, как глубинные воды, где обитает сам дьявол морской, камзол, обшитый золотом, он был известен среди пиратов как заправский вояка. Среди людей, которые имели честь находиться на границе, именуемой «союзники» – по расхожему мнению у пиратов ведь не бывает друзей, только соратники – знали его также как умелого выпивоху. Это закономерно. Капитан Грог не был бы капитаном Грогом, если бы его любовь к грогу не обрела интернациональную известность. К грогу – и женщинам. Как правило, он умел совмещать первое со вторым в любом порту, в который заходил, а наутро женщины чаще всего сопровождали его обиженными криками или оплеухами: верность капитана в любви делилась поровну между каждой новой дамой. Так вышло, что в последний заход в порт капитан не дождался утра, а огрёб сразу ночью.
Летали тарелки, бутылки, кажется, одна из девушек запустила в него ночным горшком – и попала в другую, что породило мгновение хаоса и беспорядка. Таверна залилась криками и дракой, где вместо кулаков в воздухе метались волосы, а Грог улизнул на свой корабль, где благополучно был забыт в суете. Он бы по  традиции проспал до полудня, если бы его сухая, тёплая подушка внезапно не отсырела – и не от морской, а от пресной воды.
Грог резко вскинул косматую голову, громко засопел носом. Да, ему не показалось и не приснилось – только что Хван Шу смачно обдала его водой, вынуждая с недовольным выражением на опухшем лице сесть в постели. Какой теперь уж сон? Ещё и собака её завертелась рядом. Грог добродушно потрепал пса за ушами, ласково отпихнул от себя назойливую морду. Ну, хотя бы Кофе не обоссал ему подушку. И на том спасибо.
– Не к добру будить спящего человека в его собственной постели вот таким вот образом, – по какой–то не оглашённой, но принятой командой корабля традиции Грог позволил себе ворчание. – Спящий человек волен просыпаться тогда, когда ему хочется, – вообще, поучать своего боцмана, старпома, юнгу и канонира в одном лице – ведь его команда состояла из двух человек, включая его самого, – не входило в обязанности капитана. Хван Шу была молодой и прыткой, ловко управлялась с кораблём и канатами несмотря на отсутствие одной руки, что, впрочем, не мешало ей браться не только за штурвал, но и за музыкальный инструмент. Она быстро набиралась опыта, но Грог не упускал случая поддеть или напутствовать. Быть может, привык, или же знал, что она способна на большее. Так или иначе, сюда входило и изречение таких мудростей, как дать человеку спать, если он хочет спать на собственном корабле в своей кровати.
Грог неуклюже сбил ногами высокие сапоги, стоявшие подле кровати. Совершенно не помнил, сбросил он их сам, или это Шу сжалилась. Запустив руку в густые спутавшиеся волосы, капитан тяжело вздохнул, набирая в грудь побольше отрезвляющего воздуха, коснулся подбородком груди. Голова начинала болеть, как от зенитного солнца, и ему совершенно точно не хотелось ни в какой путь, кроме постельного.
– Слушай, Шу… Ты… Сходи в порт, купи нам в путь немного провианта. А я пока вздремну ещё часок–другой... У нас бочки полупустые, – на самом деле, капитан всегда поддерживал их заполненными на две трети, просто иного предлога выпроводить помощницу у него не было. Напомнить о том, однако, у Шу не выпало шанса: над шлюпом, на уровне верхней палубы, раздались шаги, а затем возмущённый крик:
– Капитан, чтоб тебя Грог, или как там звать! Я ЗНАЮ, ЧТО ТЫ ТАМ, ПРОХОДИМЕЦ БОРОДАТЫЙ! – о–о это Далила – капитан узнал её по тому, как звонко надрывается её голос. Что–что, а кричать она умела лучше всего. И запросто могла собрать вокруг них хотя бы и весь порт. – Ну–ка поднимайся со своей дряхлой посудины сюда!
Грог умоляюще глянул на Шу, приложил палец к губам, чтобы сиплым от природы голосом, практически не разжимая губ, выдавить неслышимое:
– Меня – здесь – нет, – ткнул пальцем на палубу, затем приложил его к виску и покрутил, – она немного сумасшедшая. Выведи её… иначе, – и тут уже провёл пальцем по собственному горлу. А чтобы Шу не показалось, что проблемы возникнут только у капитана Грога, перевёл указательный палец на неё, – а потом, –  и аккуратно вложил кулак в раскрытую ладонь, да хорошенько примял. Наглядная демонстрация того, что ждёт их в конце пути – вовсе не слава от смертельной грандиозной битвы против галеона, а глупая погибель от рук немного несправедливо ревнивой женщины – кто из них скажет, что любил он каждую не равно?
– ГРОГ!!!
Теперь шаги раздались на палубе – чёткие, с прижимом, как будто кто–то спрыгнул на неё.
Так же беззвучно, как рыба, Грог одними губами произнёс:
– Выпроводи её подальше, – а потом большим пальцем себе в грудь, – а я снимусь с якоря.
Надёжный план! Прямо как ведение пальбы из пушек при поднятом парусе на попутном ветру.[NIC]Captain Grog[/NIC][STA]sea is my luv[/STA][AVA]https://i.imgur.com/VbCY1pV.png[/AVA][LZ1]ГОРАЦИЙ КРОМВЕЛЬ, 32 y.o.
profession: капитан шлюпа «Бастарда»[/LZ1]
[SGN]Fifteen men on a dead man's chest
Yo ho ho and a bottle of grog!

[/SGN]

Отредактировано James Richter (2022-01-16 02:08:05)

+1

4

Шу удивленно воззрилась на капитана, будто впервые увидела его. Кто бы мог подумать!.. Грог, бесстрашный Грог, гроза морей, убийца скелетов, разрушитель встречных кораблей, грабитель островов, коварный, сильный и отважный здоровенный мужик... боится обыкновенной женщины. Пусть и полоумной.
"Так вот, что требуется, чтобы напугать тебя", - беззлобно усмехнулась про себя Шу. При этом никакого ментального родства или хотя бы малейшего сходства с угрозой она не ощущала: Шу уже давно привыкла считать себя пиратом и мореходом, воином, разбойником, кем угодно, но явно не женщиной. Такие мелочи как половые различия забываются в быту, а в бою и подавно отходят на второй план.
- Сиди уж здесь! И без меня, чур, не уплывай, - мрачно напомнила Шу капитану, который однажды, опять-таки перебрав грога, ухитрился забыть второго члена команды на пристани. Ей пришлось изо всех сил грести по волнам и орать во всю глотку, чтобы Грог опомнился и притормозил.
Высунув нос из трюма, Шу окинула взглядом внушительный силуэт фигуристой торгашки, которая стояла, подбоченившись, у причала и нетерпеливо била доски подошвами сапогов, будто конь землю. В принципе, сравнение с лошадью подходило под габариты Далилы. "Разрази меня гром, ну и вкусы у Грога..." - покачала головой Шу, но, в конце концов, каждый кузнец своего счастья. Возможно, капитан любил женщин так же, как и грог - крепких и сногсшибательных в самом буквальном смысле.
И как её прогнать отсюда? Замахнуться крюком? Торгаши - люди наглые, вряд ли баба испугается! Этак крюком придется не только замахиваться, но и в ход его пустить, а этого на берегу миролюбивых островов пираты всё-таки старались избегать. Натравить Кофе? Та только завизжит в ответ: "Да что мне твоя шавка блохастая, Грога подавай! Сейчас же!". С тяжёлым вздохом Шу взобралась на палубу и натянула самую прискорбную мину, на которую только была способна:
- Зря кричите, дорогуша. Не выйдет Грог... - и прежде, чем Далила успела возвразить, добавила, - помер он ночью.
- Как - помер? - опешив, назойливая женщина перестала вопить, пытаясь переварить новость. - Что значит - помер?
- Да вот... Вы же его знаете - надрался, как скотина, упокой Господь его грешную душу, шагнул мимо палубы да и утонул. Качался на волнах до утра, пока акулы не сожрали.
Сложно было сказать, какие эмоции переживала Далила: торжество за свершившуюся справедливость или тоску по бывшему возлюбленному. Скорее всего, поочерёдно и то, и другое. Шу почесала в затылке:
- А, знаете... вас, случайно, не Далила зовут? - собеседница подтвердила, что так и есть. - Как здорово, что мы с вами встретились! Вы знаете, я сколько его знаю - никогда не слышала, чтобы он говорил о ком-то такие добрые слова, как о вас... Ведь он, перед тем, как прикончил ту злосчастную бутылку, говорил мне: "Ах, как Далила прекрасна! Какие у неё чудесные..." - Шу заколебалась, пытаясь отыскать во внешности Далилы хоть одну прелесть. - Словом, признался он мне, что если и любил кого по-настоящему, то только вас. Хотите, я вам сувенирчик на память оставлю? - она выудила из кармана носовой платок, сворованный с чужого потонувшего корабля - в воде она не разобралась и приняла его за лоскут ценной ткани. Оказалось, что платок не стоил ничего, и Шу оставила его в качестве средств для перевязки ран, но он пригодился раньше: торжественно держа платок двумя пальцами, девушка передала его капитанской подружке. - Вот, держите. Сдаётся мне, он хотел бы, чтобы эта вещь осталась у вас...
Когда притихшая женщина исчезла из виду, Шу сбежала по лестнице вниз и гордо объявила:
- Ну что же, капитан - Далила уДАЛИЛАсь! - и засмеялась над собственной шуткой, не дожидаясь ответной реакции. - Вот теперь можно и якорь поднимать. Я займусь! ШУстренько!
И подготовка к отплытию закипела полным ходом: Шу навалилась на шпиль всем весом, Грог настроил паруса, пытаясь поймать ветер, и "Бастарда" тронулась. Выдохнув, Шу вмиг взобралась по веревочной лестнице на верхушку мачты и покрутила подзорную трубу, высматривая подозрительное движение на горизонте. Первые несколько миль он оставался приятно чист, и капитан у штурвала даже позволил себе немного расслабиться - снизу заиграла музыка, под которую довольно погавкивал Кофе и пронзительно посвистывал Эйс. Но, разумеется, стоило им отойти подальше от порта, как Море Воров напомнило о себе как о самых опасных водах в мире. Волны подозрительно задрожали, будто нечто вот-вот готовилось вынырнуть на поверхность, что не предвещало ничего хорошего: все подводные твари так или иначе пытались тебя сожрать, будь то акула, мегаладон или кракен; ласковые дельфинчики, к сожалению, здесь не водились. 
- Грог! Левый борт! - вскричала Шу, уже съезжая по верёвкам вниз, готовая броситься к гарпуну или оружию по первой команде.

[NIC]Huang Shu[/NIC] [STA]wolves of the sea[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/6pudcT5.png[/AVA] [SGN]With a hii hii hoo and a hii hii hey
We're hoisting the flag to be free
We will steal the show, Jolly Rogers go
We are wolves of the sea
[/SGN]
[LZ1]ХВАН ШУ, 27 y.o.
profession: пират, член команды корабля "Бастарда"
pets: Coffee, Ace[/LZ1]

+1

5

А что Грог? Его дело простое – не отсвечивать своей бородатой ухмылкой, да тихо встать с якоря, пока угроза в виде Далилы отвлечется на его старпома. Правда, для этого придется Далилу подвинуть с палубы, а поскольку женщина она широкой души, задача выйдет не из легких. Впрочем, и Шу не деланная дамочка в беде – капитан ценил ее не только за исполнительность во всем, что касалось корабельных обязательств, но и смекалку. Она отлично работала как руками – кхм, рукой и крюком, – так и головой. Значит, что-то да придумает, пока он, гроза морей и всех девиц в порту, попытается пробраться наверх к шпилю. Эта затея, казавшаяся одновременно интересной и рискованной – покажи он нос на палубе, Далила его учует и скрутит в бараний рог прежде, чем они оба успеют очухаться, –  однако же, так и осталась затеей. Услышав, как ловко Шу похоронила его, Горация Кромвеля, при том же не являясь представителем англиканской или какой-либо другой церкви, капитан в знак солидарности с собственным трупом перекрестился. Да упокой Морской Дьявол его душу. Да, это вполне себе чёртова мечта многих из тех, кто боялся его «Бастарду», как всякий зверь – огня, или же, как разнесла молва, «как испанцы – грога». Именитые галеоны испанской флотилии так и вовсе перестали заходить в те воды, где они обычно с Шу разбойничали.
– Ловко ты, – сияя улыбкой, в которой имелся пока что единственный золотой зуб, Грог взлетел по ступеням на корму, звоном каблуков заставляя спящего в клетке попугая взмахнуть крыльями. Походя хлопнув занятую подле шпиля Шу по плечу – быть может, чересчур энергично, ведь с попойки он до сих пор не понимал, где кончаются его ноги, – Грог развязал узел, меняя направление парусов так, чтобы они смогли тихоходом выйти из порта. – Не осуждай меня, Шу, – бросил безразличным голосом, понимая лёгкое замешательство пиратки, – в постели она куда изобретательнее, чем её внешность.
«Бастарда», проснувшись ото сна, мягко тронулась вперед, как будто кто-то незримый мягкой рукой подтолкнул ее в сторону игривого моря. Киль шхуны разрезал воду глубоким шрамом, поднялся лёгкий шум от плещущихся волн. Махнув за штурвал, Грог круто повернул в сторону, чтобы так же мягко уйти за скалу, и обернулся назад.
Солнце подтягивалось все выше, и уже в это утро стало понятно, что впереди их ждет невыносимая жара. Его липкие лучи облепили все, до чего до тянулись, вынуждая щуриться. Грог бросил прощальный взгляд на деревянные очертания порта. Следя за удаляющимся причалом, где лениво сновали первые с утра батраки, капитан пытался сообразить, как скоро Далила найдет себе кого-то новенького. Черствой, сухой от непогоды рукой он пригладил густую бороду чисто вельможеским жестом, проведя по ней большим и указательным пальцами. Ох, бабы.
– Хорошо, что Жозефина не пришла. Ну, та, с кудряшками такая, если помнишь. Ещё говорит по-французски. А… – махнул рукой на пояснения, не встретив со стороны Шу интереса. Явись сюда рыжая Жозефина, криков было бы еще больше, – ну или с Далилой они кинулись бы выкалывать друг другу глаза, рвать волосы и платье до открытых наускиваний со стороны скучающей публики. А что? Однажды он подобное видел, только дрались женщины до раскуроченных корсетов совсем не из-за него. – Ни Жозефины… Ни Марии… М–дааа…, – горько хмыкнул собственному заключению. Между прочим, эти две его искать не бросились. Ну да, признаваться в любви трём женщинам с одного острова, по правде сказать, не самое разумное решение в жизни, зато в каждую из этих ночей с ними Грог не остался без того, зачем вообще пускался в эти опасные связи. Нахлобучив на голову потрёпанную треуголку, полы которой уже белели от морской соли, капитан сменил беззаботность на строгость.
– Шу, беру курс на северо-запад. Лови ветер! Хватит бездельничать, ну! У нас много работы!
Например, сбережения старого олуха-папаши Далилы, карту к которым Грог нагло выкрал ночью, пока девушка нежилась в тепленькой от любви постели. Приласкав штурвал, точно женскую грудь, капитан широко улыбнулся и плавно повел своё судно по волнам, насвистывая себе под нос старую пиратскую песенку.

Гребём вперёд, вот полный ход,
Заря таится в небе.
Вставай, пират, нас злато ждёт,
Хватай свои мушкеты!
И заряжай, пока тверда твоя рука,
Пока не выпил рому.
Бросайте якорь, там – земля!
Идем к богатству роковому!

Из трюма донеслось вторившие ему завывание собаки.
– Забери меня сам Морской Дьявол! Ха! Где ты вообще откопала этого пса?– Грог ведь и правда никогда прежде не интересовался, как за Шу увязалась псина, метившая углы его драгоценной «Бастарды». Просто в один день собака появилась в их странной команде, и он, в общем-то ничего против не высказал. Сейчас думать о том, чтобы оставить четвероного за бортом, было поздно – впрочем, Грог отличался добродушным отношением к животным, да и к собаке привык. Капитан достал подзорную трубу, сверился по компасу, одновременно представляя, сколько узлов они делали. Солнце к этому моменту уже внезапно скрылось в сервх облаках, а на взволнованное море сел туман. – Вот же холера!… Обзора, как у Черной Бороды в заднице. Хотя и там видно лучше. Полезай на мачту, я ни черта не вижу! Не хватало нарваться на скалу… – скоро они должны были прибиться в Залив Дураков – коварный, хитрый остов небытия, где неумелые глупцы садились на мель или остались гнить насаженными на острый риф. Грог же проходил эти места столько раз, что готов был повторить это снова с завязанными глазами, только ходили слухи, что бухта эта пополнилась новыми суднами, которые остались навсегда гнить. Как раз одно такое он надеялся и найти – торговый корабль одной из компаний, которой старик Далилы перевозил шелка, пряности, а с ними и драгоценные камни. Всё застряло в этих неприветливых водах, а никто их так и не достал. Капитан свернул часть парусов, чтобы «Бастарда» замедлила ход, твёрдой рукой провернул руль, обходя мелководье. – Жёлтый флаг, Шу! Ты видишь жёлтый флаг? Вест-индский торговый союз!..[NIC]Captain Grog[/NIC][STA]sea is my luv[/STA][AVA]https://i.imgur.com/VbCY1pV.png[/AVA][LZ1]ГОРАЦИЙ КРОМВЕЛЬ, 32 y.o.
profession: капитан шлюпа «Бастарда»[/LZ1]
[SGN]Fifteen men on a dead man's chest
Yo ho ho and a bottle of grog!

[/SGN]

Отредактировано James Richter (2022-04-11 17:37:41)

+1

6

Шу любила морскую жизнь за безграничное чувство азарта, которое она дарила изо дня в день. Что там каждый рассвет - каждый час, проведённый в море, становился открытием, потому что никогда нельзя предугадать, что тебя ждёт! Даже без коварных планов в голове насладиться рыбалкой в водах Моря воров не получится - то по пути встретится остров, который непременно нужно разведать, то мегалодон (а то и кракен!) покажется на поверхности, то встретится призрачный корабль, а то и целая армада... а иногда и обыкновенные чужие корабли, с которыми придётся драться за добычу. Словом, в море всегда есть, чем заняться.
Взявшись за штурвал, Грог принялся командовать, а Шу послушно взялась за дело - она считала себя свободолюбивой от отчасти независимой, но позволяла Грогу покомандовать собой, потому что, во-первых, он был всё-таки капитан, пусть и команда насчитывала всего двоих, во-вторых, Шу полагала, что Грогу нравится чувствовать себя настоящим мужиком, грозой купцов и пиратов и всё в таком духе, а когда у капитана хорошее настроение - у команды тоже всё хорошо...
Работы и правда хватало: даже небольшой корабль требует внимания, а поскольку Грог не мог надолго бросить штурвал, большинство мелких задач падало на хрупкие, но выносливые плечи Шу. Она опускала и поднимала паруса, взбиралась на верхушку мачты, словно маленькая ловкая обезьянка, чтобы осмотреть горизонт, жарила акулье мясо на тесной кухоньке в трюме... Она не ждала к себе особого отношения, потому что была женщиной, и не хотела бы такого; ей нравилось трудиться на благо "Бастарды" и пиратского ремесла, и она считала, что несмотря на отсутствие руки, скромный рост и ежемесячную кровопотерю, сопровождаемую определёнными проблемами в море, она прекрасно справляется.
И вот, очередная авантюра не заставила себя долго ждать!
- Торговый союз, говоришь? - Шу уже выкручивала крюком подзорную трубу для лучшей разведки. - А ты прав!
Шу обрадовалась, потому что торгаши всегда были лёгкой добычей. Как правило, они отличались исключительной нелюбовью к конфликтам и не умели сражаться, предпочитая защищать свои жизни, а не перевозимый груз. Шу это устраивало: жаль, конечно, что не получится доброй драки, но постоянно драться тоже утомительно. Иногда здорово просто высадиться на чужой корабль, загнать трясущихся от ужаса моряков в клетку, перетащить добро из трюма к себе на корабль и спокойно отправиться дальше. Их даже топить незачем - только ядра зря тратить...
- Какая-то хилая посудина, - скорчила мину Шу, - даже не бригантина, а шлюп вроде нашего... Они ж, наверное, не везут ничего ценного. Ma de...
Впрочем, для пиратов ценность добычи играла пусть и не последнюю, но и не то чтобы первостепенную роль. Любую добычу полагалось отбирать, пусть и сущие гроши, это делалось для порядка, для азарта, для того, чтобы почувствовать себя охотником, добытчиком, бесстрашным и доблестным воином моря! Так что Шу быстро перестала кукситься и продолжила докладывать обстановку:
- Вижу двоих. Один за штурвалом... второй у пушки!
Прогремел выстрел. Шу вздрогнула от неожиданности, но затем равнодушно проследила взглядом, как ядро просвистело в чёрт знает скольких метрах от "Бастарды".
- Стрелять не умеют, всё как обычно... но! Эти хотя бы попытались. Уважаю, - она усмехнулась и выхватила пистолет. - Даёшь абордаж! 
На втором пролетевшем мимо ядре торговцы сдались и замахали руками, пытаясь уговорить пощадить их. Шу и пощадила - не стала лупить ядрами в ответ, а в мгновение ока оказалась у них на корабле и, угрожающе потрясая пистолетом, привязала обоих к мачте.
- Значит, пять сундуков в трюме? - переспросила она, хмурясь на кивающих пленных. - Смотрите мне! Я проверю! И чтобы без фокусов! Рыпнитесь - он вас сожрёт, - она кивнула на Кофе, который тоже запрыгнул на чужую палубу и уже успел напрудить лужу прямо под ноги торговцев. - Учтите: пёс - зверь. Не собака, а Дьявол. Не рекомендую проверять на себе.
Кофе, совершенно не заботясь о своей репутации, дружелюбно тявкнул и завилял хвостом.
Но не успела Шу спуститься в трюм, как из морских пучин грозно показалась призрачная мачта. Корабль-призрак!
- Вот чёрт... - пробормотала Шу, отступая к "Бастарде", - это не очень хорошо... совсем не хорошо... Вообще ничего хорошего.
И что теперь делать-то - бросаться к чужим пушкам и отстреливаться из них? Возвращаться на "Бастарду"? А как же сундуки?! Шу растерянно обернулась на Грога. Он капитан, он пусть и соображает!
[NIC]Huang Shu[/NIC] [STA]wolves of the sea[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/6pudcT5.png[/AVA] [SGN]With a hii hii hoo and a hii hii hey
We're hoisting the flag to be free
We will steal the show, Jolly Rogers go
We are wolves of the sea
[/SGN]
[LZ1]ХВАН ШУ, 27 y.o.
profession: пират, член команды корабля "Бастарда"
pets: Coffee, Ace[/LZ1]

+1

7

Торговый Союз, да в этих мутных водах? Либо сбились с курса, либо пытались уйти в самую безлюдную заводь в надежде схорониться от алчных буканьеров, которые выносят трюм по щелчку пальцев и караулят рейсы на проверенных маршрутах. Пираты доводили торговлю колониальных империй до состояния причитающей старухи возле корыта – с корабля выносилось подчистую все; полные ящики крепких напитков, дорогие соленья, шелка, драгоценные камни, древесина, запасы кокосов, иногда даже снимались паруса с мачт, что вселяло в торгашей самый холодный, леденящий душу ужас – это значило бесконечный дрейф в море. Грог же считал, что пока на корабле не пробит спасательный шлюп, у команды есть все шансы на спасение.
Вывернув штурвал и скорректировав паруса, он подставил «Бастарду» правым бортом параллельно чужому шлюпу, под прицел пушек. Такой маневр Грог мог позволить себе из знания, что Торговый Союз по–прежнему бороздит моря на быстроходных суднах, не обеспокоившись взять на борт хотя бы одного опытного канонира – его ожидания подтвердились, как только раздался первый выстрел. Тяжелое, точно утомленное своей чугунной жизнью, ограниченной то битыми соломой ящиками, то горловиной пушки, ядро просвистело в воздухе, а потом легло в воду, предательски выдавая на шлюпе безруких стрелков.
– Гоню к ветру! Готовься брать этих целочек! – громкий, раскатистый голос Грога расчертил воздух сквозь густую бороду. Капитан круто взял бейдевинд и держал его до тех пор, пока они не сократили расстояние до торговой посудины до минимума, а потом скрутил паруса и вывернул круто влево, пристав бортом к борту. В дело пошли канаты, абордажные доски, лихой запал – и вот уже Шу привязывала побелевших бедолаг к мачте. Заморосил мелкий дождь.
– Учтите: пёс – зверь. Не собака, а Дьявол. Не рекомендую проверять на себе.
Скорее, обоссыт вам палубу, хотел поправить Грог, но не стал раскрывать все карты. С ухмылкой, природа которой была известна только ему одному, капитан сбросил чужой якорь – шлюп слегка качнулся, доски под ногами дрогнули, отвечая на соприкосновение железа с дном. Вот теперь можно расщедриться на победные проповеди.
– Ха, – он почесал подбородок сквозь бороду – добраться туда пальцами через эти заросли не так–то просто; может, стоило бы побриться при случае? Говорят, некоторые бабы вообще от лысых без ума… Грог устроил одну ногу на ящике, деловито налег на собственное бедро, обретая в позе беззаботность и легкое веселье. Ну, все–таки это не его приковали к мачте. – Господа, вам чертовски повезло быть пойманными благородными представителями пиратства с известной «Бастарды». Вы даже не представляете, насколько! Должен сказать вам, что мы берем за спасение жизни дорого – весь ваш трюм, – но если вы цените свою жизнь меньше, я просто могу помочь вам избавиться от нее. Хотя вы и без того были близки.
Оба моряка, скрепленные теперь канатом у мачты, переглянулись бестолковыми, опустошенными глазами. Грог испытующе уставился на них. Что из сказанного они не поняли? Понадеявшись, что объяснять придется не за легендарность его любимого корабля, а за удачливое положение по факту абордажа и сдачи всего груза, капитан неопределенно махнул рукой куда–то за борт.
– Продолжись эта гонка, вы бы сели на мель. Слышали, как коснулся дна ваш якорь? Вы уходили с фарватера. А сесть на мель в этих местах… – Грог покрутил головой, и оба моряка сразу поверили в опасность, коя таилась в бледном, спрятанном за серостью облаков солнце, чистом морском воздухе и плеске волн, – подобно смерти. Долгой и мучительной – если, конечно, вас не найдут другие, менее благородные представители нашего добродушного пиратского братства. Ну или вы не наткнетесь на призраков…
Грог понизил голос: в такой заговорщической манере обычно травят байки в полупьяном дреме в вонючих кабаках, а слушатели, а разинув рты, поддаются неподдельному ужасу и страху. Истории о призраках и кораблях, у которых на мачтах болтаются висельники, зачастую пугают людей больше, чем жестокий муж, колотящий жену и детей, или коллекционирующий крысиные хвосты сосед. Люди вообще легко поддаются панике, если начинают верить, что есть что–то ужаснее, чем их собственная реальность. На торгашей, однако, напутствие не подействовало. Один из них, покрытый рыжими веснушками, сменил трусливую рожу на кислую маску с улыбкой юродивого и пролепетал:
– Призраков не существует!.. Это все… все ваши сказки… – голос при этом дрожал, скрипел, предательски сваливался. Грогу пришлось наклониться поближе и напрячь слух, чтобы расслышать это блеяние. Моряк, прочистив горло, повторил, но уже громче и четче: – сказки это! Фантазии! Тьфу! – погодя плюнул под ноги – видимо, решив, что плевать в лицо одноглазому пирату будет не слишком разумно. – Выдумка! Вы их придумали, чтобы пугать друг друга. Хотя единственные, кого в море стоит бояться – это такие вот жалкие… ни дня ни проработавшие… бесчестные… трусливые прощелыги как…
Чем–то повеяло в воздухе. Грог, повидавший столько всякого дерьма, что позавидовал бы Морской Дьявол, готов был поклясться, что переменился сам ветер. Не подул в другую сторону, не усилился или ослабился, а принес с собой новый запах, убивая соленую свежесть – так пахнет в пыльном трюме старого корабля, выброшенного на берег. Затхлость. А следом – мертвечина. Грог повернул голову в направлении Шу, застывшей на лестнице на нижнюю палубу, поймал направление ее обеспокоенного взгляда, смотрящего в морскую пустоту. Там, будто выблеванный из кучки чёрных облаков, из густого, клубившегося тумана к ним двигался корабль. Другой сказал бы, ну и подумаешь, это же гребаное море, здесь и должны водиться корабли, акулы и русаловы жопы, это естественно – но корабль, шедший на них, совсем не походил на нечто обыденное в морях. Казавшийся на удалении неясным силуэтом, он переливался зелеными и синими оттенками, мерцал как подзорная труба чужого смотрящего. Грог был готов поклясться, что корабль исчез из виду и вновь появился на том же месте, хотя он не посмел моргнуть.
– Что там? Куда вы оба пялитесь?.. – голос моряка походил на визг поросенка на разделочной доске. Грог его проигнорировал.
А потом корабль–призрак, уткнувшись практически перпендикулярно на торговый шлюп, дал залп из носовой вертлюжной пушки. Ядро – материальное, но окрашенное в мшисто–голубое свечение, промчалось над палубой, и, к счастью Грога, упало за пределами пришвартованной к борту «Бастарды». Второе полетело следом и подняло брызги в опасной близости от носа. Прицеливались. Мертвые прицеливались, раздери их гром!
– Что там происходит?? Кто стреляет??..
Третий залп раздался столь стремительно и внезапно, что застал врасплох каждого на палубе. Призрачное ядро – Грог готов был поклясться, что когда она приблизилось, то он слышал не характерный свист, а чей–то крик, голоса, а вместо ядра ему явилось мертвое лицо, – вонзилось в мачту, проглотило ее в поднятом столбе огня и сотрясло все суденышко. Кофе  взвизгнул, прижимая уши к голове. Моряк, недавно набравшийся храбрости высказать все в лицо пирату за годы убытков и унижений, рассыпал эту самую храбрость по палубе.
– Видали, как фантазии стреляют?.. – капитан кивнул себе за плечо. – Шу, очнись! – крикнул своему старпому, выводя из легкого оцепенения и режима ожидания команды. – Забираем ящики и уходим.
Не обратив внимания на громкий выкрик–мольбу от захваченных пленных, Грог бросился на помощь Шу. Времени было крайне мало, но капитан «Бастарды» не был бы ее капитаном, если позволит так просто наживе пойти ко дну. Последний ящик, однако, пришлось бросить, потому как призрачная канонада успела пробить нижнюю палубу, которая набирала воды, точно странник в пустыне, и теперь торговый шлюп норовил стать подводным гробом. Грог махнул помощнице, жестом веля убираться на «Бастарду» и поднимать парус, пока сам с грацией кота промчался по доске с тяжеленым ящиком в руках. Спрыгнув на родную палубу, он жестами дал понять Шу, что надо расцепиться и уйти круто влево.
– Господа! – опуская ящик, прокричал в полусогнутом состоянии себе под ноги, – смеем откланяться. Запомните, что сегодня вам дважды была дарована жизнь милостью команды «Бастарды»! – и ловким, быстрым движением вырвав из сапога нож, бросил его в мачту, возле которой хныкали и томились несчастные купцы. Лезвие вонзилось в веревки, и в следующее мгновение они просто лопнули, высвобождая пленников. Грог сложил руки рупором: – поднимайте якорь и улепетывайте отсюда, если жизнь дорога! Шу, – уже привычным по своей громкости голосом в сторону напарницы, – давай за пушки. Встану левым бортом, – капитан взлетел по лестнице, придерживая шляпу, которую едва не сорвал поднявшийся ветер. Дождь усилился, а с ним и холодные порывы, поднимавшие полы камзола. – Дадим залп по этим хреновым мертвецам. Отправим ублюдков туда, где им самое место!
Плачущее небо, полное беременных дождем облаками, угрожающе потемнело, сплющило воздух между высью и морской линией. Выглядело это мрачно и жутко: будто незримая рука только что своей размашистой ладонью придавила небеса. Выпавшая морось теперь хлестала по щекам и забивалась в глаза – в глаз, если речь о Гроге, – предвещая настоящий шторм. Где–то сверкнула молния, уши разорвало от оглушительного раската. Капитан, припав к рулю, развернул корабль левым бортом – и только тогда, удерживая непослушный штурвал, который норовил выкрутиться в обратную сторону, обнаружил довольно интересную, но жестокую картину: корабль–призрак, устремившийся за ними в погоню, протаранил торговый шлюп, разбивая тот наполовину. Разрезал, как нож – масло. Облако зеленого огня буквально съело подставившуюся вроде похотливой шлюхи палубу. Будь они в непосредственной близости от шлюпа, непременно услышали бы крики и вопли моряков, уверовавших в призраки в последние минуты своей жизни и унесших с собой в пучину историю о сомнительном благородстве «Бастарды». Может, их души обретут покой – или пополнят бессмертную флотилию.
– Шу–у!.. – ветер пытался унести голос Грога, поглотить, растоптать. От силы, с которой приходилось сжимать штурвал, руки пронзило жуткой, практически артритной болью. – За–а–а–алп!! Давай за-а-алп!!![NIC]Captain Grog[/NIC][STA]sea is my luv[/STA][AVA]https://i.imgur.com/VbCY1pV.png[/AVA][LZ1]ГОРАЦИЙ КРОМВЕЛЬ, 32 y.o.
profession: капитан шлюпа «Бастарда»[/LZ1]
[SGN]Fifteen men on a dead man's chest
Yo ho ho and a bottle of grog!

[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Haunted Shores


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно