полезные ссылки
лучший пост от джеймса рихтера [джордж маллиган]
Идти. Идти. Идти.
Тупая мантра в голове безостановочно повторялась всякий раз, когда Джорджу казалось, что следующий шаг он уже не сделает... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
aj /

[лс]
siri /

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » трое могут хранить секрет, если двое из них мертвы'


трое могут хранить секрет, если двое из них мертвы'

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.ibb.co/ngBpbfH/129480ed4196b416b70df81f2328a059.gif

..........................................

WHILE RAIN
IS FALLING
LIKE RHINESTONES
FROM THE SKY

..........................................

https://i.ibb.co/tPnfH6Q/627ad900b76f82253b7501b966602fe0.gif

[AVA]https://i.ibb.co/QjZKkzX/a33705620adf8e44fd0d553ccf1e34a3.gif[/AVA]
[LZ1]ЭШТОН ЛИНКС, 18 y.o.
profession: школьник[/LZ1]
[SGN]- -[/SGN]

Отредактировано Ashton Lynx (2022-01-26 12:01:37)

+2

2

ты ловишь на себе взгляд. липкий, неприятный, изучающий и будто старающийся пробраться куда-то глубже, под кожу. тебе от него становится не по себе, но вида не подаешь. подхватываешь удобнее руками коробку, оставив рюкзак валяться где-то на земле.

— так куда отнести?

— поставь на скамейку, — киваешь. пока девчонка убирает прядь волос за ухо, и набирает тонкими пальцами кому-то сообщение. ее сестра не сводит с тебя своего взгляда, следит за тобой словно волнуясь, что ты можешь эту самую коробку украсть. дура.

— спасибо.

мямлишь в ответ скомканное, — нзачто, — и подбираешь рюкзак, закинув его лямку себе на плечо. додуматься его отряхнуть вне твоего разума, потому удостаиваешься еще раз закатанных глаз и громкого выдоха, — придурок. ее сестра действует тебе на нервы, но ты думаешь сейчас о другом, подходишь ближе, цепляясь пальцами за темно-сиреневые ремни портупеи и слегка оттягиваешь их вперед, мнешься, не решаясь что-то сказать. 

— энджи-и! — женский голос вынуждает сделать шаг назад, отступить и выбросить из головы все свои мысли. — долго будете еще там стоять?! — ее мать, одетая в черный строгий костюм и с не менее строгим голосом, готовится позвать мужа, чтобы тот надавал тебе по морде. они тебя недолюбливают с самого того момента, как вы заехали с семьей в соседний дом. это больше семейные разборки, чем личные, потому что когда-то твой отец был знаком с родителями девчонки. но, знаете, какой смысл пытаться вразумить взрослых людей, если те считают тебя каким-то там наркоманом и пьяницей, как был твой отец?

ты обходишь девчонку, а та идет к подъезду. женщина же на пороге сверлит тебя взглядом, и ты просто не можешь сдержаться, поэтому оглядываешься, идя спиной:

у вашей дочери отличная задница!

— отброс!

ты безнадежно ухмыляешься, отворачиваясь, а девчонка едва сдерживает смешок, опустив голову, и переступает порог подъезда. мда, некоторые вещи не меняются.

тем временем на часах уже полвосьмого и если не ускорится, то есть большой шанс опоздать. хотя, если быть уже совсем откровенным, то ебал ты все в рот, в пизду, задницу и прочие возможные для проникновения щели. до сих пор не понимаешь зачем тебе надо учиться, слава богу, сегодня уже последняя учебная неделя. совсем на горизонте маячит выпускной, вернее, уже на этих выходных. придется вылезти из привычных вещей и перелезть в нечто классическое, что совсем не вяжется с твоим обычным образом. 

многие скажут, что восемнадцатилетие по праву является самым сладким и беззаботным возрастом, полным юношеских безумств, пылкой любви и приятных глупостей. во всяком случае, так всегда любила повторять тебе мать. тебе не раз приходилось слышать от нее истории о тех годах, когда ей было столько же. тем не менее, ты относился к той категории людей, что считали восемнадцатилетие самым неблагодарным возрастом, где ты одной ногой во взрослой жизни, почти совершеннолетняя самостоятельная ячейка общества, а за другую ногу тебя по-прежнему держат родители, заставляя есть суп и возвращаться домой до десяти, оставляя номера подруг и друзей, с которыми идешь погулять.

в общем, ничего хорошего, потому стоит сменить тему.

— слыш, че у нас первое? — чувствуешь тяжесть чужой руки на своем плече и, не глядя, кривишь недовольно губы. уоррен ловит этот жест, кивая в ответ:

— понял, все как всегда, — какое вообще сегодня расписание волнует тебя в последнюю очередь. тут не то что расписание, тебя откровенно не ебет, какое сегодня число, причем это абсолютно серьезно. тебе на это глубоко насрать.

уоррен другой. выглядит, немного как тот еще ботаник с этой его любовью к очкам и вечными мешками под глазами. но это все на первый взгляд. на деле, еще вчера видел, как этот "задрот" чуть не раздробил череп какому-то пацану, потому что тот на него косо посмотрел. при всем его внешнем "мирном" виде, в нем около семидесяти килограмм чистых мышц и он тот еще отморозок вне школьных стен, но с ним хотя бы можно выпить, а еще обсудить матч "сакраменто" – "чикаго", и проебаться до самого утра. в общем, вы с ним давно на одной волне.

— блядство, у нас алгебра. — вы идете вдвоем по коридору набитому учениками: ты – сунув руки в карманы черных джинс, уоррен – уткнувшись всеми четырьмя глазами в экран телефона. — и, кажется, тест.

тогда садимся вместе, — растягиваешь губы в фальшивой улыбке, направившись в сторону нужного класса, что ничем не отличается от остальных. когда вы переступаете порог там уже находится порядка шести человек, которых, само собой, оба хорошо знаете, но никто друг с другом даже не здоровается. ты роняешь свой рюкзак себе под ноги и садишься за парту, удобно вытянув левую ногу прямо в проход. уоррен же не упускает возможности сказать: — доброе утро, коллеги! — повышает голос, привлекая внимание присутствующих, которые уже растягивают губы, зная, что последует дальше. — на прошлом уроке мы занимались какой-то хуйней, так давайте активно приступим к делу и, конечно, снова продолжим делать хуйню, — говорит все это с едким сарказмом и раздражением, пока достает нужный учебник. и да, все смеются, а ты, не удержавшись, прыскаешь себе в кулак:

умеешь вдохновлять.

звенит звонок, и в класс заходит учитель – мужчина, лет тридцати пяти. тот типаж, которым года идут на пользу. у тебя правда к нему особая неприязнь, которую порой выливаешь в виде сарказма. не более. проблемы тебе не нужны.

зато на них видимо нарываются сет и райан, которые, как и всегда опаздывают.

[AVA]https://i.ibb.co/QjZKkzX/a33705620adf8e44fd0d553ccf1e34a3.gif[/AVA]
[LZ1]ЭШТОН ЛИНКС, 18 y.o.
profession: школьник[/LZ1]
[SGN]- -[/SGN]

Отредактировано Ashton Lynx (2022-01-16 22:53:28)

+1

3

правая рука рефлекторно дёргается. импульсивно, словно разряд током. следом — подбородок. учащается дыхание, появляется отдышка. завитки волос на висках и лбу прилипают к влажной коже. всё тело становится липким, словно в мерзкой паутине и плотном коконе. не выбраться, не извернуться. ты слышишь его шаги. где-то за дальней стеной. дверей нет, пространство погружено в темноту. но разве это помеха перед смакованием желанной добычи? слышишь, как скребутся когти. сверху вниз, уничтожая ногтевую пластину, переходя в кровавое мессиво. мерзкий, опустошающий звук. а ещё он начинает облизываться. быстро, как рептилия. не успеваешь заметить тонкий, раздвоенный язык. но прекрасно знаешь последствия. и ты кричишь. разрывая связки и через силу начиная дёргаться. выкручивать суставы, ломать предплечья. от разрушительной боли дребезжит нутро, немеют ноги, трещат по швам бёдра, острыми концами входя в лёгкие, что уже истекают кровью. ты кричишь, но не слышно ни единого звука. только тот, что снаружи. всё ближе и ближе.

проснись.
сэт, проснись.

— эй, малыш.

резко открываешь глаза и чувствуешь на голых плечах чужие прикосновения. отпихиваешь, грубо, остервенело. лишь бы освободиться и вернуть себе способность дышать. но хватка возвращается — алые длинные ногти впиваются в запястья, столь жёсткая хватка приводит в чувство. уже не сон, потому что режет по-настоящему. на выдохе поворачиваешь голову, встречаясь взглядом с сестрой. она абсолютно спокойна, это как раз то, что тебе нужно. то, за что ты её ценишь. и ненавидишь одновременно.

— мне остаться? — она лежит рядом, в тонкой шёлковой ночнушке. на животе — увесистая книга, прочитана одна треть. очередной обладатель пулицевской премии из списка «обязательно к прочтению в этом году». типичная дина. качаешь головой, всё же избавляясь от ненужной близости. что она вообще забыла в твоей кровати? вопрос остаётся риторическим, догадаться о первопричине несложно. у вас она одна. когда вдвоём, третий не тронет. эта простая математика не раз спасала каждого из вас.

нет, — бросаешь уже через плечо, свешивая ноги с кровати. тепло ступней приятно контрастирует с холодным деревянным полом. ты всегда спишь с открытым окном, и за ночь помещение заметно теряет в градусах. дина шутит, что у тебя как в морге. возможно, ты бы хотел там оказаться раньше, чем прописано судьбой. — и не приходи шестнадцатого. ему тоже передай, — это подло. перекидывать на сестру лишний повод диалога с отцом, но каждый сам за себя. чем дальше будешь маячить перед его глазами, тем лучше будет вам обоим. список правил жизни в этом доме вы составили сами, каждый из этих правил прописан синяками, шрамами, ссадинами и отметинами на теле. твои кошмары только лёгкое послевкусие основной трапезы.

— как скажешь, — пожимает угловатыми [совсем как у тебя] плечами, возвращаясь в горизонтальное положение и поправляя подушку повыше, чтобы упереться в неё головой и продолжить чтение. ей действительно не сдалось, может, она даже и не думала о посещении твоего выпускного, как сделана бы среднестатистическая старшая сестра. вы не делаете фотографий, у вас даже нет фотоальбома с кадрами счастливой, беззаботной жизни. действительно, а что хранить на память? уснувшего в кожаном кресле с потрёпанной годами обивкой отца, уставшего далеко не от тяжелого физического или умственного труда? следы насилия на теле дины, когда в жаркую погоду она носит длинные штаны и рукава, скрывая от всех настоящую себя — слабачку, не умеющую дать сдачи? или может быть тебя, пацана-переростка с пассивной агрессией, выраженной в играющих желваках и кулаках на недрах карманов курток или джинс? такое не стараются запомнить. такое мечтают забыть.

на улице, рассевшись на ступеньках, тебя встречает райан. постоянно приходит раньше установленного не первый год времени, чтобы опоздать в школу. это какая-то ебанутая логика, которую ты уже давно не стараешься разгадать. вот уже неделю у друга заплетены африканские косички, что весьма комично смотрится с его типично американской рожей, но остальная троица уже смирилась. конечно, перед этим райану пришлось пережить пару дней шуток разной степени качества, от совсем глупых до вполне себе сносных. чем тот был хорош — ему вообще поебать. ну то есть ни одной реакции, за которую зацепиться и развить тему. похую абсолютно. с ним и спорить также, как об стенку. крайне тупо и вместе с тем гениально. обмениваетесь рукопожатием, друг закидывает за левое плечо рюкзак и следом закуривает, предлагая сигарету из пачки. не отказываешься, не благодаришь. делиться всем уже давно стало частью общей днк. получать пропиздоны от учителей или директора — вместе. искать тёлок на вечер — вместе. единственное, что ты никогда не рассказывал парням, так это жизнь за дверью твоего дома. своего рода чернобыль без доступа посторонним. даже своим друзьям. по крайней мере, ты их таковыми считал. наверное. короче.

дверь в класс алгебры закрыта. позволяешь себе красноречивый скос на райана. пожимает плечами, дескать, похуй. пихаешь его ладонью в спину, подталкивая первым. нет смысла подставляться, когда можно замыкать и прикинуть по настроению препода, прокатит опоздание или придётся искать способ избежать санкций. недовольство мужика гаснет, не разгоревшись, соприкасаясь с каменным лицом райана, а ты, усмехаясь, хочешь выставить математика последней мразотой, если тот решит испортить жизнь двум парням перед двухнедельным выпуском своей мнимой властью, которая, по факту, уже давно потеряла вкус. остальной класс вас поддерживает, особенно активны девушки, то ли из фанбазы райана, то ли твоей, то ли общей. не смотришь на передние парты, смотришь на задние, куда вы уже направляетесь с другом, садясь перед уорреном и эштоном. райан здоровается тактильно, ты киваешь головой, параллельно следя за преподом. совсем фривольное поведение, всё же, лучше тебе не позволять. это чревато звонком отцу. а чем это чревато лучше не думать.

к тесту, понятное дело, вы не готовились, — переходишь на тон ниже и давишь зевок в кулаке, закинув ногу на ногу и убрав спавшую прядь волос за ухо. обмениваешься улыбками с сидящей через ряд венди. она тебе не то, чтобы нравится, просто хороший вариант на выпускной. она красивая, всё как ты любишь. главное, чтобы не стала за эти несколько дней слишком навязчивой. непрочитанные сообщения в fb намекают, что даже в такой, как венди, есть что-то бесячее.
— ты же дашь списать, нахуя готовиться, — райан искренне удивлён такому повороту событий, где он худо-бедно изучает учебный материал перед тем, как сдавать тесты. действительно. всё время забываешь, что высшее образование ему не нужно, впереди работа в среднечковой фирме отца с надеждой, что авось выгорит.
— да пиздец какие тесты, у нас выпускной скоро, — уоррен окинул вашу тройку многозначительным взглядом. даже заговорщическим. — мы же повеселимся, как последний раз, правда? правда? — пихая эштона в бок и не желая слышать никакого другого ответа, кроме положительного.

[NIC]seth becker[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/2B1Zoxv.png[/AVA][STA]знай своё место.[/STA]
[LZ1]СЭТ БЕККЕР, 18 y.o.
profession: школьник
boy toy: noah[/LZ1]
[SGN]× мы знакомы до истомы ×[/SGN]

Отредактировано Tayler Jay (2022-01-22 23:57:30)

+1

4

мистер уилсон в идеально выглаженной рубашке поправляет очки и аккуратно раскладывает предметы на своем столе. обычно он заходит в класс последним, и за ним лучше не забегать. правило такое. опоздал – иди, гуляй, на урок не пустит. поэтому ты ждешь сэта и райана, которые с неизменным постоянством нарушали все, начиная именно с этого самого правила. сегодняшний день – не исключение. первым входит райан, а следом под твоим внимательным взглядом заплывает и сэт. они вызывают у остальных тихие смешки и ожидание разборок, но мистер уилсон лишь косится на них, недовольно вякнув: — не опаздывайте, — будто эти слова на что-то способны повлиять. конечно же, нет. парни проходят по классу будто короли, молча здороваясь и улыбаясь, ты отвечаешь им кивком, убирая ногу с прохода и давая усесться за парту рядом.

— словно могло быть иначе, — уоррен с улыбкой отзывается на слова сэта, потупив взгляд в книгу, которую взял в свои руки, наверняка, во второй или третий раз. он на деле из вашей компании самый мозговитый, когда вопрос касается учебы, но совсем профан в вопросах этики и переговоров. сперва сделать, а уже после подумать – как девиз всей [вашей] его жизни, в которой дерьма не меньше, чем в той же твоей.

мы должны запомнить эти дни на всю оставшуюся жизнь, — поддерживаешь друга, по инерции пошатнувшись чуть в сторону в ответ на ощутимый толчок в плечо и расплываясь в широкой улыбке, почему-то уверенный, что именно так все и будет. выпускной ты рассчитываешь провести так, чтобы потом было что вспомнить.

наблюдаешь лениво за учителем, который заканчивает свои последние приготовления и, взяв в руки небольшую стопку листов, поднимает на класс взгляд, осматривая его словно в поисках за что бы зацепиться.     

— так, телефоны убрали и перестали галдеть, — он привлекает внимание, подняв стопку листов выше. — товарищи-неучи, — бросает их с громким звуком, не вызывающим на твоем лице ни единой эмоции, и упирается ладонями о ребра стола. видимо, это тесты по прошлой теме. — я учел ваш коэффициент интеллекта. сегодня, так и быть, повторим тему и разберем ошибки, — мужчина берет в руки тряпку, чтобы убрать записи, успевшие появиться на доске за утро, а по кабинету проходит вздох облегчения. ясно. никто не готовился. как ты и предполагал. берешь в руки шариковую ручку и открываешь тетрадку, не обращая внимания на продолжающего говорить мистера уилсона. — как вообще можно было допустить ошибки в таком простом тесте? — мужчина яро трет доску, продолжая возмущаться такой глупости. — вы первый выпускающийся класс, для которого я даже перефразировал вопросы.

ты лишь недовольно хмыкаешь в ответ, потому что уверен, что это он говорит всем выпускникам.
для него нет идеальных учеников, вокруг одни лишь идиоты и шуты.

— хуево значит перефразировал, — райан не выдерживает, шепотом озвучивая мысли почти каждого из присутствующих, твои в том числе, потому позволяешь себе тихий смешок, как и еще двое рядом. ручка в твоих руках продолжает царапать бумагу, пока ты вальяжно сидишь на стуле, вытянув ноги в рваных джинсах под столом. тебе бы сегодня не стоило нарываться на проблемы, так что …

поднимаешь взгляд, ловя на себе мимолетный взгляд учителя.

… да к черту.

— мистер линкс, я что-то сказал смешное? — помещение начинает сдавливать стенами, а ты некоторое время ровно пялишься в ответ, после чего возвращаешь голову в былое положение и задумчиво дорисовываешь еще несколько линий.

нет.

— свалились же вы на мою голову, — буря минует, но ты довольно быстро расслабляешься.

как и вы на мою, — говоришь почти шепотом, что кажется никто не должен услышать. взгляд не поднимаешь, но в полной тишине чувствуешь, как учащается твое сердцебиение. уоррен же бросает на тебя косой взгляд, успев пустить смешок, правда он тут же застревает у него в глотке, когда, подняв глаза, парень натыкается на пронзительный взгляд учителя. тот сверлит твою макушку и ты это чувствуешь, исподлобья взглянув на мужчину, который, понятное дело, услышал часть предложения. ты молча ждешь, когда мистер уилсон начнет кричать или еще что-то в его стиле. но нет. он действует иначе. под удивленные взгляды школьников медленно подходит к парте. стоит рядом непродолжительное время, с раздражением выдыхая:

— повтори то, что только что произнес, — шипит сквозь зубы, и тогда твоя рука замирает.

вам послышалось, я ничего не говорил, — отвечаешь ровно, поднимая голову, чтобы посмотреть на мистера уилсона из-под алой челки, спадающей на глаза. кажется, тот сейчас раздавит сжимающую в кулаке указку, концом которой он показывает на тебя.

— на конце этой указки идиот, — ты молча смотришь в глаза мужчине, непринужденно интересуясь:

на каком именно?

класс в гробовой тишине наблюдает за представлением, развернувшимся прямо перед его глазами. на самом деле такое уже не в первый раз, ты часто, не подумав о последствиях, отвечал подобным образом мистеру уилсону. ты не то, чтобы специально, из тебя просто вырывается подобное до того, как твой мозг проанализирует сказанное. тот же сэт, например, другой. ты почти уверен, что друг очень тщательно думает над своим ответом прежде чем его произнести вслух, подбирает слова, поэтому большинство его отмазок по типу "с языка сорвалось" правдой не являются. говорит он такое с определенной целью.

— дерзить вздумал? хорошо, после уроков останешься, вот там и разберемся, а теперь встал быстро! — терпение каждого имеет границы, и мистер уилсон явно готов переступить через свои. ты без уточнений понимаешь, что под его "встал быстро" имеется в виду "пошел вон из класса" просто в более мягком варианте. потому сразу принимаешься собирать свои немногочисленные вещи и поднимаешься с места, следом к двери, полностью игнорируя ругань преподавателя, и просто выходишь. молча.

большая часть класса расстроенно выдыхает. их ожидание "концерта" не оправдалось, а ты не сказать что расстроен. раздражен скорее, да и толком не рад. не в первый раз такое, поэтому ситуация воспринимается как обыденность. дверь открываешь слишком резко, потому чье-то тихое возмущение, а следом и разбросанные по полу листы бумаги, вызывают на твоем лице лишь усмешку. закрываешь дверь, чтобы посмотреть кого ударил, а после – бросить в ответ:

глаза раскрой, придурок, — помогать все поднять нет у тебя и в мыслях, потому курсируешь прямо намеченным путем, оставляя следы тяжелых ботинок на разбросанных листах.

чертовы малолетки.

то, что тебе больше всего не нравится в сложившейся ситуации – так это перспектива оставаться после учебного дня.

[AVA]https://i.ibb.co/QjZKkzX/a33705620adf8e44fd0d553ccf1e34a3.gif[/AVA]
[LZ1]ЭШТОН ЛИНКС, 18 y.o.
profession: школьник[/LZ1]
[SGN]- -[/SGN]

+1

5

— я нас, конечно, поздравляю, — эндрю ловко спрыгивает с подоконника, когда слышит звонок.

с чем? — не открываешь глаза, продолжая сидеть прямо на полу, прижав затылок к холодной стене. одна нога согнута в колене, на которое  опирается локоть, а кисти рук тасуют карты.

— с тем, что еще два года и будем как они, — он медленно прослеживает за тем, как мимо вас проходят двое старшеклассников явно не торопящихся на урок. вам на самом деле бы тоже стоило поторопиться, но вы сегодня договорились прогулять биологию, потому даже не реагируете, когда вокруг вас постепенно наступает тишина. парень цокает языком, прерывая молчание и продолжая говорить, — практически добро пожаловать в клуб "одной ногой во взрослой жизни", где мы в преддверии того, чтобы провалить вступительные экзамены во все престижные университеты и устроиться на бесперспективную работу, — с невозмутимым лицом заканчивает свою мысль эндрю, проследив за рослыми парнями до момента пока те не исчезают из поля зрения.

пессимист.

— попросил бы, бодрый пессимист, — парень со знанием дела поднимает указательный палец вверх, вяло усмехнувшись. — так что ты мне хотел показать?

становится совсем тихо. все разбежались по своим классам. поэтому здание пустует. ты проникаешься странным, окружающим вас спокойствием, быстрым движением пальцев подснимая колоду и следом делая из нее небольшой веер, который так же быстро исчезает; карты вновь оказываются в колоде.

смотри, — открываешь глаза, несколько секунд тасуешь карты, после чего передаешь колоду другу.

— и? — он вопросительно выгибает бровь, не до конца понимая, что от него требуется.

выбери любую и напиши на ней что-нибудь ручкой, а следом перетасуй, — поясняешь, почти сразу прикрывая веки, пока парень достает из рюкзака черную ручку, которая почти закончилась, выбирает даму пик, выведя на ней красивое "пошел нахуй". отлично. эндрю собой доволен. потому возвращает карту в середину колоды и тщательно перемешивает, хоть и не так умело, как их обладатель. ты же все это время молча ждешь, когда твой друг закончит, поэтому открываешь веки лишь тогда, когда он возвращает тебе колоду, заняв свое место у стены напротив. берешь их в ладонь одной руки, опуская колено и занимая позу лотоса, при этом продолжая прижиматься спиной к стене. эндрю сосредоточенно следит за мельчайшими твоими движениями, чтобы хоть немного понять в чем секрет дальнейшего фокуса. ты, заметив такую заинтересованность, довольно улыбаешься.

совершаешь один из любимых флоришей фокусников. когда он исполнен хорошо, то эффект просто замечательный. держишь колоду в левой руке, за концы между большим пальцем с одной стороны и средним с безымянным пальцами с другой, затем сгибая карты, захватывая их таким образом, чтобы выпуклая сторона колоды была направлена в ладонь, вследствие чего карты естественным образом начинают выпрыгивать из пальцев. правая твоя рука расположена на расстоянии где-то в пятидесяти сантиметрах от левой, в позиции для захвата. ты сдавливаешь колоду, позволяя картам выпрыгивать одна за другой, ловя их, и когда те оказываются полностью в правой ладони, подаешься чуть вперед и одним плавным движением раскладываешь их лентой в двух метрах от себя.

эндрю выпадает. по его выражению лица понятно, что тот нихера не понимает. как? парень в изумлении смотрит на разложенные карты, идущие в заводском порядке. выбранная и помеченная им карта также оказывается на нужном месте. то есть его дама пик аккуратно лежит между пиковыми валетом и королем.

— гребаный фокусник, — тихо шепчет себе под нос, вызывая на твоем лице ухмылку, а следом - распахивает широко глаза, когда ты собираешь карты вновь в колоду и вытаскиваешь помеченную им. поворачиваешь ее к парню лицом, удерживая между указательным и средним пальцами.

мне пора, — колода исчезает в недрах сумки, а место ее в руках занимают немногочисленные листы, на которых распечатан твой доклад. у тебя вышло время, потому быстро поднимаешься на ноги, оставляя позади себя друга, и за несколько широких шагов преодолеваешь лестницу, ведущую на второй этаж. тебе остается несколько метров, когда прямо перед носом возникает дверь. удар – и твое тихое мычание. боль охватывает все лицо, вспыхивая в области носа, и вынуждает выпустить листы бумаги из рук. старшеклассник что-то раздраженно выплевывает, а ты так и остаешься стоять на месте, держась за разбитый нос, краем глаза замечая грязные следы на твоем докладе. чертова школа. 

поток ледяной воды вырывается из крана. ржавые и треснувшие края раковины выглядят такими хрупкими, что ты, при всем своем желании, не позволяешь себе опираться на них руками. подносишь ладони к шумной струе воды, набирая немного жидкости, затем умываясь, смешивая кровь с водой. ладно, один нюанс не может сделать этот день плохим. вот только ...

дверь уборной открывается, и ты поднимаешь пустой взгляд на вошедшего мистера уилсона, который с какой-то обреченностью ухмыляется, слыша уже за день второй звонок на урок.

... сердце в груди бешено колотится, вызывая болевые спазмы в ребрах, а поперек глотки встает режущий ком, не дающий толком дышать, и физически ты не способен справиться с парализующим тебя шоком, когда давление мужской ладони усиливается – ты чуть ли не падаешь на грязную поверхность пола, выворачиваясь и делая шаги назад, вдоль кабинок, к дальней стене, а мистер уилсон дергает верхние пуговицы своей серой рубашки, чтобы расстегнуть ее у шеи:

— этот костюм, к слову, недешевый, — быстрым шагом оказывается рядом с тобой, стоя напротив, что подавляет в груди активное дыхание. с ноткой страха смотришь на мужчину, который улыбается: — не волнуйся, я знаю, каким образом ты можешь возместить ущерб, — расстегивает пуговицы пиджака, после ладонью накрыв бледную щеку, наблюдая за тем, с каким беспокойством твой взгляд мечется по помещению, а после – спокойно сдавливает пальцами твой подбородок. он всегда получает то, что хочет, зная, что дальнейшее твое обучение в школе зависит полностью от него. если тебя исключат за отвратительную учебу [о чем он непременно сообщит], то это будет полнейшим аутом, ведь твоя семья только недавно перебралась в сакраменто, а так же с невероятным трудом нашла для себя здесь место.

ты обеими руками хватаешь мужчину за запястье, желая отдернуть от себя его ладонь, но мистер уилсон сильнее. он резким движением сжимает твою шею, вдавливая тебя затылком в стену. и ты мычишь, вынуждая его второй ладонью накрыть твой рот.

[NIC]Noah Esher[/NIC]
[STA]i want to play a game[/STA]
[AVA]https://i.ibb.co/hDZytdc/5254b005962e21c1d4ad7b16f3300d12.gif[/AVA]
[LZ1]НОА АШЕР, 16 y.o.
profession: школьник[/LZ1]
[SGN]d o n' t   f r e t,
I   d o n' t   e v e r   w a n n a   s e e   y o u
[/SGN]

Отредактировано Ashton Lynx (2022-01-25 19:34:15)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » трое могут хранить секрет, если двое из них мертвы'


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно