Сегодня в Сакраменто 30°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Конечно же, он не мог. На что только надеялась? Ответ был дан раньше, чем задан вопрос, но Алиса все равно спрашивала и просила.
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » hear me


    hear me

    Сообщений 1 страница 10 из 10

    1

    hear me

    Solomeya Alver | Roy Horton

    banquet hall | 20 oct. 2021 | 21:00 p.m.

    https://i.imgur.com/Jdmstsml.png

    [NIC]Roy Horton[/NIC]
    [STA]*[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/kimhwCy.jpg
    [/AVA]
    [LZ1]РОЙ ХОРТОН, 30 y.o.
    profession: ...
    [/LZ1]

    Отредактировано Kurt Sherman (2022-01-16 10:43:06)

    +3

    2

    http://ipic.su/img/img7/fs/1.1642593370.png http://ipic.su/img/img7/fs/2.1642593385.png http://ipic.su/img/img7/fs/3.1642593397.pngмои руки все были в крови
    ты кричала - меня отпусти

         Скользит взглядом по людям, которые медленно и вальяжно передвигаются по огромному приемному залу. Взглядом полного равнодушия и отсутствия интереса. Ей может быть что-то интересно, но лишь на короткий промежуток времени. За все те годы, что она существует на этом свете, не было того, кто бы мог ее заинтересовать больше чем на пятнадцать минут. И то, это было рекордом. Женщины в изящных, длинных и вечерних платьях вышли показать всю свою дороговизну. Мужчины, облаченные в приемные костюмы, вальяжно осматривают своих будущих спутниц. Здесь не было тех, кто оказался в данном месте просто так. Все эти люди имели влиятельность, каждый в своей сфере. Кто-то в рыночной торговле, кто-то в юриспруденции, а кто-то тайной, которую открывать Соломеи совершенно не хотелось. Ее миссия на данном вечере была выполнена, но отец твердо настоял на том, что бы она не смела покидать прием раньше гостей, ведь она могла еще понадобиться.
        Ее тонкий стан был центром внимания, несмотря на то, что Соломея всеми силами старалась быть менее заметной. И если в обычной для нее одежде это получалось, то сейчас всем было видно насколько красива дочь бизнесмена. Ровна осанка, горделивый взгляд (им так казалось), холодная улыбка, которой Соло только недавно научилась. Ее выдрессировали как собаку, что бы вот на таких приемах она казалась совершенно нормальной девушкой, которая рано ли поздно унаследует богатства отца.
        Платье для Соломеи шили лучшие портные города на заказ, используя шелк, который девочка могла переносить на своей коже. Единственная дорогая текстура, которая не вызывала у нее приступ агрессии. Отец все прекрасно знал, и дабы обойти побочные эффекты пошел легким путем, сделав для дочери так, что бы не вызвать припадок. Она и так была недовольна тем, что вынуждена проводить время среди этих людей, а не веселиться в самой нищенском баре или клубе, убивая свое сознание и организм до самого конца. У Соло практически отсутствовало чувство самосохранения. В силу диагноза, будучи ребенком, она могла выскочить на проезжую часть под машину, прыгать с высоты и не думать о том, что может умереть. Это годы занятий и дрессировки дали хоть какие-то плоды, но все же не до конца избавили девушку от чувства того, что этот мир нереален.
         Цвет Соломеи категорически не нравился, он раздражал роговицу, но выбора у нее не было. Они с отцом пошли на компромисс решив, что платье будет полностью закрытым но того цвета, которое изначально являлось. Усмирив свой пыл, Соло пошла на это, но уже считала секунды, что бы убежать с места явного внимания к своей персоне. А еще жутко болели ноги от высоченных каблуков. Зачем все это было нужно, Альвер не понимала. Она была экспонатом на этом празднике жизни, но ведь не только она сегодня была в центре внимания. Соло была наслышана о молодом парне, который явился в дом родителей, громко завив о том, что он сын Альвера старшего. Удивлению матери не было предела, только вот отец отреагировал совершенно странно. Хотя, в сложившейся ситуации с дочерью, все было разумно. Сын. Наследник. Самое главное – здоров. Мужчина даже и подумать не мог, что это обман. Хотя, чего греха таить, поговаривали, что они как две капли похожи друг на друга. И на этом приеме парень должен был быть, только вот Соломеи посчастливилось с ним не столкнуться, или она просто этого не знала. Ведь в лицо она самозванца не видела. На самом деле дочери было совершенно все равно, что происходило в ее семье. Главным было то, что ее наконец-то оставили в покое, разрешив съехать куда подальше.
        Соломея покачала в пальцах красивый бокал шампанского, которого было катастрофически мало. Обвела взглядом снова гостей и двинулась в сторону открытой веранды – балкона, на который выходили подышать или покурить, как она. Откровенно говоря, под конец вечера ей было уже все равно, что о ней подумают. Она дико хотела хотя бы одну затяжку. Обряды, привычки – их нельзя было нарушать для человека с ее диагнозом, и оставалось не совсем уж много сил, чтобы противиться этому. В нос ударил прохладный и свежий воздух. Соломея поставила на широкий поручень балкона недопитый бокал. Подумав еще раз, что лучше бы там был виски. Пятерней зарывается в волосы, что бы убрать их с лица. Совершенно не по-женски, хоть и движения ее плавные и мягкие. Наверное, природное, что досталось от матери. И то самое, что она просто хоронит в обыденной жизни под грудой бесформенной и свободной одеждой.
        Пальцами тонкими хватает сигарету, доставая из под юбки. Спросите откуда именно? Это останется ее маленькой тайной. Чиркает зажигалка, и едкий дым проникает в легкие тяжелой и глубокой затяжкой настолько, что сигарета тут же тлеет практически наполовину. Видел бы сейчас ее отец. Ухмылка коснулась ее губ, когда позади послышались тяжелые шаги. Она могла только лишь по ним понять, что это не ее родственники, хотя, может быть она именно в этом и ошиблась? Чиркнули спички. Кто вообще сейчас пользуется спичками? Но не пытается даже повернуться и обратить на гостя внимания – у нее были свои планы на это место.
        И общество в них не входило.

    ВВ

    [NIC]Solomeya Alver[/NIC]
    [STA](у)бей[/STA]
    [AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/6tZVa.1642593513.png[/AVA]
    [SGN]You’ve always loved the stranger inside...
    Me, ugly, pretty

    [/SGN]

    [LZ1]СОЛОМЕЯ АЛЬВЕР, 24 y.o.
    profession: скульптор, мечтает работать натурщицей;
    curse: Roy [/LZ1]

    Отредактировано Telma Ortega (2022-01-19 16:16:32)

    +2

    3

    Очень много лоска, очень много шелка и драгоценных камней на женских шеях. Костюмы с иголочки, дорогие галстуки и блестящие зажимы. Такой непривычный пейзаж, но он и не ожидал другого. Сегодня он был полностью готов к пустым разговорам и взаимному обмену любезностями с людьми, которых видел впервые, но знакомство с которыми, как сказал отец, должно было дать ему успешный старт в их совместных делах. Это было ему слишком нужно, чтобы не воротить нос от слащавых улыбок, и он более чем уверен, что такого подхода придерживалась добрая половина сегодняшних гостей, каждый из них понимал, что без поддержки их бизнес не значил бы ничего. Забавный парад, но полезный опыт.

    Сегодня он в костюме, к которому совсем скоро привыкнет, а со временем дорогие рубашки и вовсе заставят потесниться в гардеробе простые футболки. Да, у него были обширные планы на открывшиеся перспективы, быть может, даже куда большие, чем представлял себе родной отец, после того, как Рой шагнул за порог его дома. Это нельзя было назвать спланированной акцией, ох, ни в коем случае. Это просто удачное стечение обстоятельств, сведшее двух людей, так отчаянно нуждавшихся друг в друге. Одному нужен достойный наследник, другому твердая почва под ногами, и как замечательно, что их интересы совпадают.

    Очередное знакомство, последнее на этот вечер, в этот раз женатая пара, хозяева многих и многих и многих торговых площадей. Он с неприлично большим животом (пуговицы пиджака держатся на честном слове), она очень худощава.  И это мне на руку, думал Рой, за вереницей имен и фамилий в попытке запомнить каждого он больше не мог отмечать для себя, что этот Джек с бардовой бабочкой от какого-то модного дома, а та Алиса с огромными зелеными изумрудами в серьгах, пусть этот для него будет просто толстяком.

    А теперь, покончив со знакомствами, слава всем богам, он мог выскользнуть на террасу, глотнуть немного воздуха и хоть пять минут не слушать о прибыли и цифрах. Еще только поднимаясь по ступеням, он уже вытаскивал из пачки сигарету и не глядя разжигал спичку (зажигалка завалилась невесть куда еще в номере отеля).  Затянувшись первый раз, он выпустил дым высоко в небо, запрокинув голову назад. Хорошо. Тихо. Разговоры, звон бокалов и смех остались где-то позади, о них можно забыть и побыть немного собой. Терраса была пуста, если не считать фигуры в розовом платье, Рой попытался вспомнить, как же ее зовут, что бы в случае чего не показаться невежливым, если она вдруг решит заговорить, но у него ничего не выходило. Он не помнил ни розового платья, ни прически, ни туфель на высоком каблуке, хотя сейчас мог бы назвать имя любого гостя, в какого ткнешь пальцем, кроме нее. Какой непорядок.

    Рой затянулся еще раз и шагнул к фигуре, оперся спиной и локтем на перила балкона рядом с ней и дал себе пару секунд разглядеть ее получше. Бесспорно красивая, стройная, совсем молодая – чуть за двадцать, вряд ли серьезный бизнес партнер, но чем черт не шутит.

    - А вас я сегодня еще не встречал, меня зовут Рой, - он протянул ей руку, но девушка до этой секунды на него даже не смотрела, будто его здесь и нет, а когда все-таки повернулась, что-то подсказало ему, что рукопожатия он не дождется и он убрал ладонь, вновь опершись поудобней. – Согласен, глупая формальность, стать знакомыми можно и без этого. Тоже устали от шума , как-то сегодня оживленно?

    ВВ

    [NIC]Roy Horton[/NIC]
    [STA]*[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/gfL6v42.jpg
    [/AVA]
    [LZ1]РОЙ ХОРТОН, 30 y.o.
    profession: ...
    [/LZ1]

    Отредактировано Kurt Sherman (2022-01-23 18:29:10)

    +2

    4

    Горький дым проникает в легкие по гортани, царапая нервные окончания. Хочется кашлять от того пламени, что разрастается внутри, но Соломея сдерживается, от чего тут же начинает кружиться голова. Сладостное ощущение, которое Соломея так давно не ощущала из-за этого чертового приема, на котором нужно было вести себя как леди, и никаких сигарет. Кажется, так говорил ей отец перед мероприятием, чтобы она это запомнила слишком хорошо и не посмела запятнать его имя. Создавалось ощущение, что они жили не в современности, а во времена царей. Попытки казаться куда более влиятельным и этичным сейчас были возведены в абсолют.
        Сигарета тлеет, еще одна затяжка и бычок летит вниз с балкона, и плевать, что может упасть на какую-то известную голову. Соло мало задумывается над тем, что чувствуют другие люди. Это нормально, ведь ей даже сложно разобраться со своими ощущениями. С горьким привкусом сигаретного дыма (но уже других сигарет) примешивается интересный запах. Другой. Соломея медленно втягивает носом воздух, словно просто дышит, но в какой-то момент понимания, что ей нравится. Гость, который подходил медленными, но тяжелыми шагами обратил на себя внимание, но не зрительный, а именно внутренний. Те мгновения пока Соломея его не видела, она успела оценить этот запах. Свежий, немного терпкий, с древесными и сладкими нотками. Они проникали в нос, заставляя вибрировать нервные окончания. В смешении с тем запахом, которым была пропитана его одежда (сигаретный) все создавало притягательный коктейль. Аутисты в силу своей недоразвитости в плане общения, обращали внимание больше на запахи, на тон голоса, на текстуры при прикосновениях. Некоторые просто не переносились, а некоторые становились фетишем. Такое было и у Альвер. Если ей не нравился запах, то знакомство можно было считать проваленным. Сейчас же ей, напортив, хотелось оставаться на своем месте как можно дольше, чтобы снова и снова впитывать этот аромат, как не так давно едкий сигаретный дым. Мало.
        Обойдет ее с боку, обращая на себя внимания. Соломея повернет голову, всматриваясь в черты лица гостя, в какой-то момент, замирая на месте. В ее взгляде, конечно же, ничего не прочитается, но сама девушка смотрела в лицо своего отца, только в молодости. Они были как две капли похожи, и если присмотреться, то наверняка и в ней самой можно было найти схожести в чертах. Значит, это ты… Она чуть сощурится, медленно опуская взгляд на протянутую руку. Потом снова в лицо. Недоуменно смотрит. Словно она не обязана этого делать, да и не станет. Альвер вообще крайне редко к кому-то сама прикасалась. Она не так давно научилась не истерить, когда кто-то нечаянно ее цеплял на улице. Кажется, что и сам парень понял, что приветствия он не дождется. Соломея смотрела прямо, не пытаясь увести взгляд или повести себя как-то более стеснительно, как полагается девушке. Во-первых, она не совсем понимала, зачем это нужно. Во-вторых, она не считала нужным это сделать с ЭТИМ человеком. Нет, Альвер не ревновала к отцу. Ей не нужно было это внимание, которое обращено на самозванца. И нет, ей так же не было жалко мать, Соло вообще мало кого жалела в силу своей недалекости в плане эмоций. Но… Что-то ее беспокоило, злило и раздражало в это самонадеянном взгляде. Может быть, потому что они так напоминали ей отцовский взгляд?
         Пытается знакомиться? Соломея щурится. Неужели папочка про меня ничего не рассказывал? Хотя, она бы не удивилась, если бы мужчина был бы счастлив упрятать ее в психушку в очередной раз, только уже навсегда, позабыв о рождении больной дочери. Бракованная. Она. Какие у него длинные ресницы. И четкий контур пухлых губ. Соломея медленно облизывает свои тонкие на контрасте, отворачиваясь от гостя, наконец-то разрывая зрительный контраст. Приятный прохладный ветерок щекочет ее тело поверх ткани шелкового платья. А от приятного мужского тембра по телу бежали мурашки.
        - Наверное, потому что мой отец тщательно прятал меня от всеобщего взора? – Соломея улыбается, наконец-то разворачиваясь корпусом к мужчине, что бы покрасоваться в полной мере. – Соломея Альвер. – Представляется, нарочито пафосно произносит фамилию, дабы человеку напротив стало абсолютно ясно, кем она является. – Скорее устала от многочисленных попыток отца похвастаться своими достижениями даже в плане своих детей. Надеюсь, вы станете достойным экземпляром для его очередного высокомерия. – Соломея говорит о таких вещах совершенно без эмоций, ведь и правда они не доставляли никакой боли или раздражительности, скорее отвращение. Взгляд ее цепляется за галстук, который был сильно затянут. Соломею аж передернуло, словно это ей было тяжело дышать от этого. А девушка привыкла делать то, о чем думает. Пара шагов, чтобы оказаться совершенно вплотную к человеку, которого не знала. В нос ударил знакомый запах, и она как истинная наркоманка жадно его втянула. Пальцами прикоснулась к узлу галстука, чтобы очень даже умело его расслабить, дабы он спустился чуть ниже, обнажая часть кожи на шее. – Никогда не понимала желания накинуть на шею собственноручно удавку… - Морщится, отворачиваясь и убирая руки. – Что же вас сюда привело? Желание покурить?

    [NIC]Solomeya Alver[/NIC]
    [STA](у)бей[/STA]
    [AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/6tZVa.1642593513.png[/AVA]
    [SGN]You’ve always loved the stranger inside...
    Me, ugly, pretty

    [/SGN]

    [LZ1]СОЛОМЕЯ АЛЬВЕР, 24 y.o.
    profession: скульптор, мечтает работать натурщицей;
    curse: Roy [/LZ1]

    +2

    5

    Необычное поведение замечает Рой в ее движениях, взгляде, осанке. Прямая спина, расправленные плечи и равнодушный взгляд были совсем не такими, как у других, приглашенных сегодня гостей, но что именно его сбило с толку при первом взгляде, но сказать пока не мог. Стоя под ее пристальным взглядом, он не мог сдерживать усмешку и уголок его губ дрогнул, потянулся вверх, когда девушка нервно облизнула свои губы. Неужели он ее смущает.
    Мой отец.  Соломея  Альвер. Рой чуть сдвинул брови к переносице. Так вот она, прямо перед ним. Да, он знал, что у его биологического отца есть не только растущие в алгебраической прогрессии счета, но еще и дочь. К сожалению, он не был ей так сильно заинтересован, до этого момента ему было достаточно знать, что их отношения с папочкой, скажем, далеки от теплых. Он говорил о ней в общих фразах, как говорят о дальних родственниках седьмого колена, которых не видели уже больше десяти лет. Где-то есть, что-то делают, живут нормально, да и что мы о них вообще. Если о ней и заходила речь, разговор тут же сворачивался в другое русло, как ни в чем не бывало, и после очередной попытки узнать больше о своей новой семье Рой оставил эту идею, поняв, что тема дочери – негласное табу. Даже сегодня их не представили, как будто бы посчитав это совсем не важной деталью, мелочью, пылью, по сравнению с директором строительной фирмы.
    - Похоже на то, прятал, прятал, а я все равно нашел, - отозвался молодой человек на слова Соломеи, подумав, что на одну загадку сегодня стало меньше. – Я постараюсь его не разочаровать, пока у меня это неплохо получается, согласись? -  он наградил ее широкой белозубой улыбкой. Оправдания а-ля я не понимаю, о чем ты говоришь, здесь были ни к чему. И он не испытывал по этому поводу никакой неловкости, он принимал это как должное, даже не смотря на то, что своим появлением сильно сместил с первого плана дочь, рожденную в законном браке. Хотя, это громко сказано, вряд ли она когда либо вообще там была, разве что для широкой публики.
    Парень чуть отстраняется назад, нависая спиной над перилами, когда девушка вдруг оказывается пред ним нос к носу. Он мгновение смотрел на нее с непониманием, и расслабил плечи, когда ее руки потянулись к узлу его галстука. Рой затягивается последний раз, выдыхая дым поверх ее головы. Сигаретным дымом сейчас пахло от их обоих и плевать, что теперь  им еще больше пропитается ее прическа.  Холодные пальцы невзначай касаются его шеи, но он все равно вдыхает полной грудью, словно не мог сделать этого раньше.  От его внимания не ускользает, с каким выражением лица отворачивается от него Соломея, как будто она не узел галстука ослабила, а сунула руку в банку с тарантулами. И он усмехается, сверля взглядом ее напряженную спину. Ему вдруг захотелось затянуть его обратно, что бы ей снова пришлось его распускать, но он остановил себя и только поправил галстук как ему удобно, подтянув лишь самую малость.
    - Да, тебя удивляет? Давай на «ты», не чужие люди, - он развернулся лицом к подъездной дорожке, внизу уже кого-то ждала пара машин такси. Он вытащил сигареты из кармана брюк, предлагая пачку девушке, второй рукой нащупывая коробок спичек. Вредная привычка оправдывала себя каждый раз, когда требовалась лишняя минута что бы законно отсрочить что угодно, а сейчас ему как раз не хотелось возвращаться назад. – А ты не в восторге от этого, верно, - он не уточнил от чего именно, от шумного сборища, мнящего себя пупами мира или же о себе самом. Она могла выбрать оба варианта, что, скорее всего и сделала бы. Рой не переживал о том, с каким мнением о нем она останется. Такие как она чаще предпочитали оставаться при своем, не смотря ни на что, а переубеждать ее в чем-либо не входило в его планы. – Еще час, не больше, и мы все будем свободны, - он кивнул вниз, где уже третья пара целовала друг друга в щеки на прощание. – Жаль не закончить раньше, вечер себя исчерпал.

    [NIC]Roy Horton[/NIC]
    [STA]*[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/gfL6v42.jpg
    [/AVA]
    [LZ1]РОЙ ХОРТОН, 30 y.o.
    profession: ...
    [/LZ1]

    +2

    6

    Пальцами по материалу галстука, который кажется безумно неприятным. Нахождение с такой непосредственной близости рядом с незнакомым ей мужчиной, выворачивало наизнанку. Да и признаться, со знакомым было бы так же. Более того, это ведь ее брат. Стоит броситься на шею, обнять и долго говорить о том, как она безумно рада обрести нового родственника, ведь теперь он будет ее поддерживать и оберегать вместо отца? Соломея смотрит в лицо парня, и ничего не чувствует. Ничего кроме… Едкий дым впитывается в волосы, в кожу, проникает через ноздри в сознание, заставляя задыхаться и наслаждаться одновременно. Хочется оттолкнуть его, что бы больше никогда не был в такой близости, с другой стороны сделать шаг и дать телам соприкоснуться, словно именно так она может пропитаться им, что бы потом жадно втягивать запах носом.
    Больная.
    Она просто была больная.
         Девушка следила за реакцией парня на собственные слова, на то, что она делает, но не особенно придавала этому внимания, скорее на автомате. Но от ее взора не ускользнул тот огонь, что на мгновение вспыхнул в его глазах. Странно, она никогда подобного не испытывал, и ей не рассказывали про это, что бы она выучила, посему на долю секунды девушка даже потерялась. Его глаза были особенными, словно заколдованные. В темноте этого вечера, в отблесках тлеющей сигареты, словно действительно пламя, что горит там внутри, под необычной радужкой, которую хотелось рассматривать вечно. Еще понять, какого же она все-таки цвета…
    Соломея отвернется, развернется слишком быстро, ощущая, как сдавливает удавкой горло. Что с ней происходило в последнее время, было неподвластно даже ей самой. Она сжимает пальцы в кулаки, больно впиваясь ногтями в кожу. Отрезвляет себя болью, так как в голове начинает шуметь, а от переизбытка новых ощущений мог случиться приступ. И вот тогда папочка порадуется тому спектаклю, который могут видеть все его «друзья». Я должна быть идеально. Так он говорил?
        - Я? Нет. – Качнет головой в отрицательном жесте, от чего волосы мягкими волнами колыхнутся по плечам. – Мне все равно с кем в очередной раз забавляется мой отец, лишь бы меня лишний раз не трогал. – О, это была настоящая правда, даже без нотки обиды или какой-то злости. Ей действительно было все равно, и раздражало ее больше не то, что этот незнакомец каким-то образом вытеснил и притянул к себе его внимание, а то, что это самое внимание могло снова обратиться к ней. Собственно, как и на этом вечере. Зачем она была здесь, если рядом существовал вот такой идеальный экземпляр для папочки. – Свободны? – Соломея повернула голову в сторону Роя, улыбаясь так, что могло показаться, что она скалится, а не дарит улыбку. О, о свободе можно было не говорить в этой семье. – Какой ты наивный в отношении моего отца. – Смеется, но смех выходит ужасным, Соло попросту не умела этого делать. Скорее и чаще крик вырвался из ее глотки. Она смотрит на пачку, протянутую ей, потом на парня, потом снова на пачку, словно пытаясь перебрать все возможные варианты развития событий. Она медленно отвечала и реагировала на действия не сразу, в силу своей…недалекости и особенности. Поэтому для многих была странной. И именно сейчас она думала так же, медленно осознавая всю гибкость ситуации. Она не хотела здесь больше оставаться.
       Ни единого мгновения.
    Ей тошнило от притворности и лицемерия.
        Взгляд медленно скользнул по лицу брата, и прошелся мимо за спину. Именно там располагалась пожарная лестница. Она уходила чуть в сторону, так что спуститься можно было практически незамеченным, другое дело, что она была в платье и на каблуках. Соломея долго думает, но если она приняла решение, то никто не сможет ее остановить. – Ты знаешь…- Она наклоняется, чтобы снять поочередно туфли и одним резким движением буквально выломать тонкие шпильки от основания, вернуть их на ноги, довольно улыбаясь. – У меня нет никакого желая здесь больше оставаться. Даже этот час. – Она делает шаг вперед, останавливаясь снова в непосредственной близости от брата. У него чертовски красивые глаза. А еще пухлые губы. И длинные ресницы. Она разложила его внешность «по полочкам» в своей памяти, наслаждаясь каждой. Словно зная заранее, что больше никогда его не увидит. Но в голове что-то щелкает, словно переключая тумблер осознания. – Ты со мной, или еще не со всеми толстосумами познакомился? – Ехидство. Этой эмоции в Соломеи было достаточно. Она фыркает чуть ни не в лицо парню, проходя мимо него. Задирает длинную юбку платья практически до пояса, обнажая ноги. Нет, она не стесняется – она не знает, что это такое. Тугим узлом обвязывает ее на поясе, от чего образовывается уже более короткая юбка, которая не стесняла движения. Перекидывается через перила, и хватается пальцами за лестницу, снова бросая взгляд на брата. Он стоял на своем месте. – Я так и знала. – Хмыкнет напоследок, что бы пропасть с его поля зрения, опускаясь со второго этажа. Но внутри что-то кольнуло.
        Она хотела, чтобы Рой спустился с ней.

    [NIC]Solomeya Alver[/NIC]
    [STA](у)бей[/STA]
    [AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/6tZVa.1642593513.png[/AVA]
    [SGN]You’ve always loved the stranger inside...
    Me, ugly, pretty

    [/SGN]

    [LZ1]СОЛОМЕЯ АЛЬВЕР, 24 y.o.
    profession: скульптор, мечтает работать натурщицей;
    curse: Roy [/LZ1]

    +2

    7

    Ему бы стоило догадаться, что она снова проигнорирует его предложение, как проигнорировала протянутую руку, но такой мысли у него в голове даже не возникло. Нет ничего более понятного, недвусмысленного и безопасного в том, что бы вытянуть сигарету и закурить, однако  что-то ей мешало, какой-то барьер, не позволяющий ей делать самые простые незамысловатые действия, и что же ей стоило обыкновенное взаимодействие с окружающими ее людьми? Видно, они ей не сильно были по нраву. И ей будто не нужно было искать для этого причину, не хотелось разбираться кто может стать для нее другом, а кто врагом, у нее для каждого был заготовлен надменный взгляд, конечно, если она кого-то им вообще удостоит, Рою тут повезло. Ну что ж, у каждого свои тараканы, думал он, убирая пачку назад. При должном настрое можно никогда не обращать внимания на чужие странности, даже не удивляться чудакам в общественном транспорте, которые где-то забыли свои ботинки и едут в одних лишь разноцветных носках. И Рою бы хотелось закрыть глаза на странные дерганые движения Соло, на ее безумный диковатый взгляд, на смех, не похожий ни на что, все-таки это не его проблема, и не должна стать его, даже если эта девушка, как выяснилось, его сестра. И это, на самом деле, не было сложно, если бы ему не было интересно, до каких границ может дойти ее ненормальность.  Не просто так отец держит ее на дистанции, значит, есть, что скрывать от посторонних глаз и пересудов.  Но провоцировать ее ради любопытства, наверное, не очень гуманно, только вот очень интересно.
    - Что ты делаешь? -  с расстановкой произнес он, выделяя каждое слово. Соломея стащила с ног туфли и решительно обломала каждой высокий каблук, будто делала это ежедневно. Что, твою мать, делает эта девчонка?! Рой оглянулся по сторонам, выискивая свидетелей, что бы быть уверенным, что ему это не кажется, но терраса по-прежнему была пуста, и ему пришлось верить тому, что видит. Когда она оказалась рядом с ним в ее глазах (так сильно похожих на его собственные) плясали черти. Хотел посмотреть что будет дальше, чего так боятся  – смотри, даже не пришлось ничего делать, не нужны были никакие рычаги. Он не проронил ни слова, пока Соломея впивалась взглядом в его лицо, он ощущал его чуть ли не физически, и от этого становилось не по себе. – С тобой? Это куда еще? – он усмехнулся, но ответа не стоило ждать. Девушка уже неуклюже ковыляла в противоположную от двери сторону. Рой, нахмурив брови, остался на месте и, склонив голову на бок, с сомнением смотрел, как она завязывает юбку на поясе, оголяя тощие ноги. В таком виде и туфлях с обломанными каблуками ее могли ждать разве что в приемной психушки или  полицейском участке. – Ненормальная,  - резюмировал парень докуривая новую сигарету,  когда ее светлая макушка скрылась за перилами. Не торопясь он подошел к лестнице и наклонился вперед. Она уже была внизу. От ее лоска, коим она блистала в главном зале еще несколько минут назад, не осталось ровным счетом ничего. 
    Справа от него был главный вход, освещенный яркими лампами и фарами подъезжающих автомобилей, слева – темный закоулок, ведущий черт знает куда, и он ставил на него. А какой еще выбор был у нее? А у него? Он мог бы как ни в чем не бывало вернуться назад и может быть даже поведать о своем странном знакомстве папочке. Удивился бы он паре выломанных каблуков? Вряд ли. Но ему было интересно, что же еще она собирается выкинуть, а сделать это можно было только одним способом.
    - Сбежишь так просто и не попрощаешься? – Рой снял пиджак. Он мог бы выйти как человек, через дверь, но это займет время да и ему тоже не хотелось ни с кем объясняться от чего вдруг ему срочно нужно покинуть этот несомненно шикарный прием. Он расстегнул манжеты, закатал рукава рубашки и, перемахнув через перила, спустился вниз. – Ума не приложу чем ты собираешься заняться в таком виде, но, как старший брат чувствую грамм ответственности, - он лукавит, щурится, рассматривая ее с ног до головы. Да, в высшее общество ей путь заказан, а вот в кабаке ее бы приняли как родную, хотя может стоило для полноты картины собакам подрать ее подол, хуже бы не стало. – Может все-таки такси и я отвезу тебя домой?

    [NIC]Roy Horton[/NIC]
    [STA]*[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/gfL6v42.jpg
    [/AVA]
    [LZ1]РОЙ ХОРТОН, 30 y.o.
    profession: ...
    [/LZ1]

    Отредактировано Kurt Sherman (2022-02-13 20:24:43)

    +2

    8

    Лоск. Пафос. Свет софитов. Как же сильно это все било по нервным окончаниям девочки, у которой было все. Завистники. Их было очень много. Все думали, что Соломея катается как сыр в масле, в той роскоши и деньгах, которые мог предоставить ей отец. А ведь, правда, если бы можно было подавить ее болезнь, то он бы отдал все деньги мира на это. А если бы она возжелала миллион долларов для того, что бы просто исчезнуть из его жизни - он бы не задумываясь, выписал бы чек и навсегда забыл, что у него когда-то был ТАКОЙ ребенок. Тем более что сейчас нашелся приемник. Статный, красивый, обычный парень, который мог стать партнером для него, который мог стать гордостью. Да он уже был, ведь не устраивает истерики как она. Ему найдут прекрасную невесту из высшего общества. Они родят кучу замечательных детишек, и папочка благополучно уйдет на пенсию, наслаждаясь отдыхом. И вроде бы все ничего, только почему при мысли об этом, Соломеи начинало тошнить. Новоиспеченный брат бесил ее, одновременно с тем как ее непреодолимо тянуло в его сторону. И спускаясь по лестнице вниз, что-то в груди неприятно кольнуло. Что это? Разочарование, что он не пошел с ней? Соломея не научилась разбираться в ощущениях и эмоциях, которые редко, но все же посещали ее душу. Это было тяжело и неприятно, посему Альвер старалась попросту не заострять на этом внимания. Ее праздник жизни был закончен. Сейчас она завалится в какой-нибудь кабак и хорошенько там отдохнет.
          Ноги коснулись асфальта, и Соломея даже не стала поднимать голову наверх, дабы посмотреть, где брат. Она поджала губы и пошла в сторону темного переулка, который уводил на другую сторону улицы, подальше от этого места и шума. Натянутый смех гостей начинал нервировать, и хотелось разнести все там к чертовой матери. Злость подкатывала волнами, и одно лишь чудо удерживало Соломею от истерики. Дышать. Еще нужно было дышать. Холодный воздух обжигает легкие и в то же самое время остужает пыл, приводя мысли в норму.
         Лишь резко затормозит, когда словно ударом вибрации ощутит то, как парень спрыгнул с лестницы. Да неужели? Развернется на его голос, пронизывая взглядом и оценивая его внешний вид. Так ей нравилось больше. Как интересно будет тем людям, которые найдут на балконе ее обломанные каблуки и пиджак, висевший на перилах. Папочка не оценит твой поступок, братик. Как же ты будешь перед ним оправдываться? Хочется улыбаться. Губы растягиваются в ухмылке, которая больше похожа на оскал. Улыбка аутиста странная, порой страшная, но не искажает прекрасного веснушчатого лица девушки.
        Всю жизнь Соломея наблюдала за тем, как многие, смотря на нее, морщились, словно подобная россыпь ярких веснушек был им противен. Кто-то откровенно пугался, кто-то пытался отодвинуться подальше, словно эта проказа может перейти к человеку от одного прикосновения. Да, веснушки в большей степени своей покрывали слишком сильно ее лицо, шею и ключицу, едва переходя и на грудь, но Соло просто не понимала, неужели настолько это отвратительно. Только один человек не отвернулся от нее, когда она была так близко, испытывающее взирая. Брат.
        Сейчас рубашка была закатана по самые локти. Наспех, неаккуратно, от чего тут же перехватывало дыхание. Его сильные руки были буквально изрисованы дорожками вен, которые уходили к ладони и пальцам. Соломея даже в темноте подмечала такие детали. Рубашка расстегнута на ту самую пуговицу, которая душила ее саму. Несколько мгновений, буквально поймать себя на том, чтобы откровенно не облизать губы и развернуться спиной к идущему за ней. Двинуться дальше, но уже не так быстро, ощущая сначала позади себя шаги. А потом уже рядом.
       - Как старший брат ты бы лучше заботился о том, что подумает про тебя папочка. – Она ухмыляется, бросая боковым зрением на него взгляд. – А то смотри, и ты не оправдаешь его ожидания. – Голос глухой, почти лишен эмоций. И если хоть как-то она научилась чувствовать, то к хозяину дома у нее вообще не было никаких эмоций. Впрочем, как и к матери, которая всегда шла за его деньгами. Такси. Дом. Как же скучно. Неужели первое впечатление, которое на нее произвел Рой это обманная фантазия воспаленного мозга. Ему не шел этот костюм, словно человек залез не в свою шкуру. – А может, ты отвалишь уже от меня, что прицепился как банный лист? – Она резко разворачивается, буквально натыкаясь на мужское тело. Тишина нависла грабовая, только кое-где с трубы в темном переулке капала вода. Кап. Кап. Кап. Как пытка по нервным окончаниям. Тяжелое дыхание. Притягательный запах, который попросту сводил с ума. Рука Соло, не спрашивая разрешения, тянется по брюкам мужчины, чуть задевая паховую область, дальше к карману, выуживая пачку сигарет. Ей как-то нужно было перебить этот запах парфюма, который сводил с ума, застревая в носу. Зубами вытащит сигарету, возвращая пачку обратно, и чиркнет своей зажигалкой, которая чудом нашлась тут же.
        - Если заботишься обо мне, то постарайся сделать так, чтобы я ничего не натворила. Скандалы папаня не любит. – Глубокая затяжка, громкий смех и Альвер хватает Роя за руку, крепко сжимая пальцы. Дернет на себя, что бы тот последовал не споря. Несколько проулков чуть ли не бегом, ударом ноги Соломея открывает дверь заднего входа одного из захолустных клубов, в уши тут же ударяет оглушительная музыка. Звоном по нервным окончаниям. Сильнее сжать пальцы брата. Застонать в голос, но не слышно через шум. Слишком резко и неожиданно. Несколько мгновений, чтобы не сорваться в паническую атаку, и ринуться вперед. Туда, где было больше всего людей. В середину танцпола, что бы только там бросить руку Роя и вскинуть на него взгляд. – Потанцуем? – тянется вперед и практически в губы то ли шепотом, то ли рычанием, выдавая дрожь и ненависть. – Братик.

    +1

    9

    Парню пришлось прибавить шаг, что бы поспеть за девушкой, которая едва не перешла на рысь, то ли пытаясь сбежать от него, то ли так сильно торопясь на полуночное собрание сумасшедших. Так вот к чему такой дресс-код, иного объяснения просто нет.
    - О, уверен, что папочкой я всецело буду прощен за своеволие ввиду непросвещенности, что у сестренки немного сдвинуты шестерни в башке, - парировал Рой в ответ на оскал Соло. Мягко сказано, он бы пустил на замену весь механизм, но как она сама заметила, его должна беспокоить только собственная репутация. И в целом она права, но ради эксперимента на сестринские капризы сегодня можно прикрыть глаза, как это бывает в нормальных семьях. Все бывает страдают эгоизмом, а то и психическим расстройством в придачу, но откуда ей знать, как в таком случае поступают близкие люди, если не заталкивают ее саму куда подальше, только бы не пошли из-за этого грязные слухи. Хотел бы он ей рассказать об этом, показать, что это может быть устроено иначе – маловероятно, ведь на самом деле это не было его задачей, сегодня им двигает любопытство, а слова это всего лишь слова, даже Соломея не воспринимает их иначе, так что плевать.
    Он не успевает остановиться, когда девушка вдруг тормозит и врезается лбом ему в грудь. Без каблуков она значительно  убавила в росте, и теперь он мог смотреть на нее снизу вверх. В тусклом свете уличных фонарей ее веснушки казались еще темнее, и в этот момент они придавали ее лицу так много подростковых черт, что на какой-то  миг она стала походить на бунтующую шестнадцатилетку, которая сбегает из дома в момент очередного глупого обострения. И их роли даже стали казаться настоящими. Но в реальность его быстро вернула тонкая рука, бесцеремонно скользнувшая в глубокий карман его брюк. По телу пробежал легкий разряд от касания холодной руки его кожи через ткань, который заставил его на секунду замереть и шумно выдохнуть как от возмущения, но это было лишь от холода, да, именно от холода.
    - Разве я сказал, что забочусь о тебе? – уголки губ дернулись вверх, выражая  сомнение в том, насколько правильно она его поняла, но он не стал с не стал с ней спорить, так же, как и не стал сопротивляться, когда она потянула его за собой в неприметный проулок. Ее настроение менялось настолько стремительно, что ему казалось, будто все ее внимание просто не способно остановить хоть на чем-то, оно безостановочно скользило от одного к другому, как будто бы торопясь попробовать все, до чего может дотянуться. Этот процесс был совершено неостановим и Рой не желал вмешиваться в его бесконечный ход.
    Спертый воздух тесного коридора был заполнен запахами сигарет, алкоголя и потных тел, дыхание перехватило и отпустило лишь  в зале, где по ушам нещадно долбила музыка, отдаваясь вибрацией где-то в районе груди.  Так громко, что закрыв глаза можно было тут же раствориться в чужих телах и не возвращаться не поверхность еще очень долго. Но девушка не дает ему это сделать, и, сдавливая его пальцы в своей ладони, тянет за собой в самую гущу, где  становится невыносимо тесно и жарко. Она что-то говорит ему, но он плохо слышит, даже когда она шипит ему в самые губы, обдавая горчим дыханием и одаривая взглядом, полным презрения.
    - Плохо расслышал, это было проклятие? – он поймал ее, уже закружившуюся в танце, за плечо и развернул к себе спиной. - Для того, кому все равно ты слишком… ммм, злишься. На меня? – он говорил ей прямо на ухо, низко склонившись к ее шее, он чувствовал, как от нее все еще пахнет сладкими духами, жаль, что скоро их перебьет чей-то перегар. Его руки лежали у нее на талии то поднимаясь к ребрам, то спускаясь до уровня бедер по гладкому  тонкому шелку. Они теперь ни чем не отличались от других  танцующих пар, только Рою почему-то хотелось думать, что его прикосновения вызывают в Соломее такое же отвращение, как тогда, когда она касалась его галстука. Это его забавляло. – Собираешься остаться здесь? Тогда я лучше выпью. Угостить тебя рюмкой водки?

    [NIC]Roy Horton[/NIC]
    [STA]*[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/gfL6v42.jpg
    [/AVA]
    [LZ1]РОЙ ХОРТОН, 30 y.o.
    profession: ...
    [/LZ1]

    +1

    10

    Соломея была здесь в своей стихии, она питалась этой бешеной энергетикой, захлебывалась до тошноты, но ничего не могла с собой поделать. Ее внимание было настолько расфокусировано, что не могло поймать что-то хотя бы на несколько секунд. Особенность восприятия ТАКИХ детей и людей в целом. Несмотря на то, что ее выдрессировали, как послушную собаку, которая могла ухаживать за собой и не бросаться на всех, особенности ее оставались на месте. Они не лечатся таблетками, они лишь приглушаются должной коррекцией и таблетками. А в нее их впихнули в свое время сполна. Теперь же Альвер лечилась спиртным и никотином. Смеется, наблюдая за тем, как брат пытается понять вообще суть того, что она делает. Но он не мог понять главного – при общении с сестрой не нужно включать разум, здесь работали лишь инстинкты. Если тебе это не нравится – то вам не по пути. Если же да, то можно здорово провести вечерок. У нее не было понятия правил морали, она вообще не считала нужным считаться с чьим-то мнением и теми правилами, которые были навязаны обществом. Она жила как хотела. Другой вопрос, что день за днем ей приходилось преодолеваться и свое заболевание.
         Рука парня скользит по талии вниз, чуть лаская шершавой ладонью через тонкую ткань. И, кажется, что она не может расслабиться. Но на деле все не так, словно наждачной бумагой по коже елозит, заставляя сжимать зубы сильнее. Только лишь запах от его кожи. Который начинал пропитываться табачным дымом ей нравился. А еще то. Как шевелятся губы, когда он начинает что-то говорить. Но этого она не видит. Прикрывая глаза, лишь слышит тембр его голоса около самого уха, который пробивается через грохот музыки, туда в самое нутро, оставляя там невидимые раны.
      - Иди, а я пришла сюда танцевать. – Она резко отбрасывает его руку. Тем самым наконец-то освобождаясь от неприятных прикосновений. Если же Соло и касалась кого-то, то это делала он сама и то крайне редко. Когда же касались ее саму, это вызывало лишь отвращение и страх. Порой и ярость. Но сейчас она была слишком увлечена танцами. Душа пела и танцевала, впрочем, как и само тело.
    Казалось, что Соломея по щелчку пальцев отключилась от реального мира, закрывая глаза, наслаждаясь музыкой. Ее тело двигалось само по себе. Ей не нужен был партнер, она прекрасно умела двигаться и сама. В клубной дымке, которая спускалась в зал и от смога сигарет, ее силуэт был размазан перед взорами зрителей. А они были. Барная стойка находилась рядом с танцополом, и при желании можно было наблюдать. И он наблюдал. Альвер смотрела из-под полуопущенных ресниц за тем, как брат развернулся полу боком к ней. Что это? Желание показаться лучше? Желание показать ему то, как пластично порой бывает тело его сестры? Но зачем? Юбка подобранная обнажает ноги, сильнее лишь только задираясь по бедрам, когда тонкие пальцы цепляют ткань. Ей было хорошо, спиртное растекалось по телу, обдавая буквально жаром. Пряди волос рассыпались по лицу, которые она губами чуть прихватывает. Сколько прошло времени – вечность? Но эта вечность была ее, дабы успокоиться и насладится тем, что она любила. Танцы были стереотипным действием, которые успокаивали больной разум.
         Соло подкралась к брату со спины, тот уже развернулся к барной стойке, заказывая новый напиток. Пальцами подхватит барный стул, запрыгивая на него так, словно ничего и не весила. Локтем обопрется на стойку, практически ложась, полу боком взирая на брата так, словно впервые его видела. – Ну, привет, красавчик, один тут отдыхаешь, или с какой-нибудь шалавой? – Смеется, но смех скорее немного сумасшедший, чем разумного человека вообще. – Мне кажется, ты там что-то говорил насчет рюмки водки. Дама хочет движа. Угостишь? – Облизывая губы, ладошкой смахивая пот со лба, убирая прилипшие пряди. Ей было хорошо настолько, насколько может быть хорошего человеку с таким диагнозом.

    [NIC]Solomea Alver[/NIC]
    [STA]black bible[/STA]
    [AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/8555-1647883186.1653289267.png[/AVA]
    [SGN]в пять лет персонажу был поставлен диагноз - синдром Аспергера.
    бесподобный
    MONKEYASS
    [/SGN]

    [LZ1]СОЛОМЕЯ АЛЬВЕР, 24 y.o.
    profession: натурщица;[/LZ1]

    Отредактировано Telma Ortega (2022-05-23 10:05:05)

    0


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » hear me


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно