Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » A house is not just a building. Home is where you are.


    A house is not just a building. Home is where you are.

    Сообщений 1 страница 3 из 3

    1

    Сакраменто | 15 января | вечер

    Микки, Бойс
    https://i.imgur.com/sEa4rVu.gif https://i.imgur.com/qlAL4qM.gif

    Ain't got no place to call a home
    Only chains and broken bones
    Ain't got no place to call a home.

    +3

    2

    Пару минут назад я твёрдо сообщила отцу, что уезжаю из дома. Что уже сняла квартиру в Сакраменто и в общем-то это вопрос решённый. Сначала глаза мистера Саншайна-старшего выражали недоверие, потом - гнев, когда мужчина понял, что я не очень шучу.

    — Ты... что? — он на всякий случай переспросил, в упор глядя на меня и видимо, считая, что его полный гнева взгляд на меня подействует. Но нет, я сказала то же самое, что и двумя минутами ранее.
    — Папа, я переезжаю. И не делай такое лицо, умоляю тебя. Я ведь уже поднимала этот разговор... Зря ты не воспринял его серьёзно.
    — Исключено, — он опустил взгляд в свои бумаги, которые перебирал до моего прихода. Я глубоко вздохнула, беря себя в руки. Потому что если я уточню, что это вовсе не вопрос, будет точно скандал. Мне совершенно не хотелось уезжать вот так... Мы никогда не были с отцом сильно близки, но он дорожил своими детьми. Даже Мэгги, которая вообще не была желанным ребёнком. Отец любил её, хоть и по своему. Любил меня. И любил Бойса. Но конечно Бойса больше всех. В сыне он видел весь мир. Мы с Мэгги были приложением и возможностью обзавестись внуками. Но несмотря на его отношение к дочерям, я не могла подумать о том, что отец вообще может как-то отказаться от нас. Или может?..

    — Отец, я не вижу себя здесь. Здесь мне нет места, ты же видишь, — тот не поднимал головы, и я немного осмелела, решив, что он меня внимательно слушает и возможно о чём-то раздумывает. Возможно, он хотел дать мне шанс показать себя в ином свете, а не только быть за спинами отца и брата. — Я уверена, что справлюсь, я уверена, что найду там себя. Я буду часто у вас гостить, и вы совершенно не заметите, если я...

    — ИСКЛЮЧЕНО! — он так резко повысил голос и стукнул кулаком по столу, что я подпрыгнула на месте, а бумаги на его столе разлетелись как от вихря, когда мужчина встал, махнув руками. — Хватит нести чушь! Ты останешься дома! Ровно как твоя сестра, как твой брат и все три поколения до вас! Ты поняла? Я больше не собираюсь обсуждать эту тему! — я стиснула зубы, чувствуя, как от его тона на глаза набегают слёзы. Если до этой секунды я хотела уехать только по велению сердца, то сейчас разум упрямо твердил, что я здесь больше и дня не проживу. Хотелось прямо сейчас выскочить из кабинета отца и уехать. Прямо. Сейчас. И следующие его слова прямо подтолкнули меня к этому. — Скажи, что поняла меня, — он успокоился, голос стал мягче, как и взгляд. Но я уже не думала о последствиях своего выбора. Да, он нас любил, но эта своеобразная любовь меня держала здесь в клетке.

    — Ты не имеешь права меня здесь держать, — мой голос предательски дрожал. Я чувствовала себя одинокой. Без поддержки. Без семьи.
    — Микки, это не разумно, — мужчина тяжело вздохнул и потёр шею. Кажется, он жалел, что так взорвался. — Ты прекрасно знаешь, что здесь тебе безопаснее. Я просто хочу вас всех защитить. Нас не очень-то любят там... в городе.
    Я с усмешкой шмыгнула носом, развернулась и вышла из кабинета, услышав лишь как отец негромко зовёт меня по имени.
    — Микки...

    НЕТ. Я бегом долетела до своей комнаты. В ушах стоял шум, я буквально не знала, что мне делать. Послушаться отца и остаться здесь, или же уехать отсюда как можно дальше. Как можно дальше конечно не получится, потому что квартира, которую я сняла, относительно недалеко. Но всё же... Это была своеобразная свобода, которой я была лишена здесь. Я знала, что так просто меня в покое не оставят. Везде будут следить за мной, докладывать отцу. Об этом я думала до сегодняшнего дня, и была готова это вытерпеть. Но теперь я понимала, что если уеду, то отец мне этого не простит. Нуждалась ли я в его прощении? Нет. Сейчас точно нет. Он был обижен на меня за мою глупость и непонимание, я была обижена на него за то, что считал меня куклой. Которую можно было здесь держать силой. Он стряхивал со своих кукол пылинки, но мне надоело стоять на полке. Хватит. Мне хотелось своей жизни, собственной. Не так давно мне досталась конюшня, отец переписал всё это на меня: и конюшню, и лошадей. Ему это было без надобности, поэтому теперь он не мог это забрать обратно. Я хотела развития, и этот бизнес мне мог неплохо помочь. Я и так свободное время проводила там, а уж теперь хотела заняться своим клубом как следует. Показать своим родителям, что я могу выйти из под их крыла.

    Кинув чемодан на кровать, я стала скидываться в него свои шмотки. Половину хотелось выкинуть. Платья для приёмов, для светских ужинов... Меня тошнило от этого, и я не хотела видеть эту одежду в своём новом доме. Пусть всё это останется здесь. Захлопнув шкаф, прислонилась к нему лбом и закрыла глаза. Сейчас, когда я немного уже отошла от злости и других эмоций, меня стала бить дрожь. Нервная. В мозг закралась одна единственная мысль: «А хочу ли я этого?» Хочу ли я оставить позади своё прошлое, расстаться с семьёй и остаться одной? Я никогда не была одна. И сейчас не знала, готова ли к этому... Остаться без поддержки. Совсем. Закрался страх. Но мне кажется, я была готова.

    Шумно вздохнув, открыла глаза и отстранилась от шкафа. Продолжила собираться вещи в чемодан. Уже со спокойным намерением уйти.

    +4

    3

    Доверие превращается в пустую формальность,
    когда появляются секреты.

              Тайны. Иногда ему казалось, что это не его семья удерживает тайны в тени, а тайны держат их. Мужчину с самого детства учили, что семья это святое и чтобы в ней не произошло, ничего не изменится дальше, они все так же будут семьей, которая защищает друг друга и всегда поддержит. Иногда ему казалось, что они были на войне, принимая так редко в ближайший круг тех, кто может быть достойным этого. Отец всегда был эталоном, не позволяя Бойсу забыть о том кто он есть. Это несомненно привнесло свои плюсы и минусы, которых было куда больше. Самым неудобным было конечно проживания вместе, уже не одно поколения. Ему прививали это с самого младенчества, что он не противился этого. Дом, это гнездо, где всегда безопасно и есть те, кто протянет руку помощи, так говорила его мать, когда он завел разговор о том, чтобы уехать учиться. Конечно его отпустили, обучение было одним из важнейшим в семье, которая была ужасом для многих в городе. Их любили и ненавидели, боялись и боготворили. Может поэтому Бойс и улетел для учебы далеко, впервые оказавшись вне гнезда, где обитали все Саншайны, но не думал, что однажды такой же вопрос появится на повестки дня и поднимет его сестра. Его драгоценная Микки.
              У него было две сестры и обоих он любил, смотрел на них как на маленьких девочек, и если Мегс была еще той занозой, то Микки было совершенно иной, девушка была просто отстраненной. Нет, она улыбалась семьей за совместными ужинами, но все чаще он мог замечать ее отсутствующий взгляд. Мужчина все чаще смотрел на нее, пару раз ловя будучи пойманным за этим отцом, который поинтересовался однажды, что между ними происходит, но Бойс всегда защищал сестру, поэтому только отмахнулся. Это было так глупо и не важно, как он думал тогда, но не до сего момента. Он был внизу, когда из кабинета отца послышался скандал. Скандалила с ним Микки. Это было несколько необычно, заставляя его отложить ноутбук, за которым он работал, подбирая статьи для новостного портала. Одной фразы было достаточно, Микки собиралась уехать и судя по всему не просто на несколько дней. Он даже встал, когда дверь с шумом захлопнулась, говоря о том, что разговор был закончен.
              Бойс прошел на кухню, доставая ведерко любимого словочного мороженного сестры, затем взяв пару ложек, стал подниматься по лестнице в комнату сестры. Он не знал, что конкретно у них случилось с отцом, но в одном он был уверен, что не хочет не выяснив ситуацию занимать хоть чью-то сторону. Однако нельзя было сказать, что Саншайн был в восторге от желания любимой сестры уехать. Он любил Мегс, но все же разница в возрасти с Микки была меньше, они провели вместе куда больше времени. Когда мужчина приблизился к двери, он слышал шелест одежды за ней. Она собирала вещи. Постучав в дверь, он открыл дверь не дожидаясь когда ему ответят, и уж тем более откроют, этого ждать не приходилось. Она была на взводе. Молча зайдя, он застает ее сбрасывающей вещи в чемодан. Неаккуратно и небрежно, что не свойственно его сестре. При виде Бойса, она остановилась, а он просто протянул ей ведерка мороженного и ложку. - Я не собираюсь тебя отговаривать, - предупредил ее брат, опускаясь на край ее кровати. - Просто хочу чтобы бы немного выдохнула, я понимаю, иногда с отцом говорить бывает сложно, - произносит он, не ожидая, что она сядет рядом с ним и будто хорошая девочка сразу останется дома.
              Он мог сначала пойти к отцу, но предпочел обратиться к сестре, потому что точку зрения отца знал с самого детства, им это вбивали с младенчества. Когда надеешься только на себя, тогда в своих неудачах винить некого. Значит, вся ответственность лежит только на тебе. А ответственность за свою жизнь брать не хочется. Вот откуда столько неудачников вокруг? Саншайны немного по-другому смотрели на это. Потому что семья поймет, семья примет, семья защитит. И сейчас эта защита и протянутая рука помощи была нужна именно Микаэлле, которая сейчас смотрела на него с банкой мороженного в руках, не понимая как воспринимать его визит, ведь Бойс сейчас находился между ней и отцом, должен был принимать сторону отца, но сейчас находился именно с ней. Ожидая пока она заговорит, позволяя ей сделать с ним то, что не получилось с отцом. Быть услышанной. Однако он не мог быть уверенным, что ему понравиться, но он мог попытаться.
              Сестра находилась перед выбором, выбором которого не было ни у одного Саншайна до этого, или была кишка тонка сделать это. Расправить крылья и оставить родовое гнездо, не понимая, что может лишиться семья, которая всегда стояла за ее спиной. Жизнь – это выбор. Ты сам решаешь, что делать с тем, что тебе дано. И сейчас Микки совершала или самую большую ошибку в мире, или расправляла крылья, которые семья лишь связывала, как бы это не звучало. - Микки, - ее имя слетало с его губ, но он сразу замолк, потому что в его голосе было разочарование? Нет. У него появилось стойкое чувство, что он теряет, что-то очень дорогое и высказывание "Если любишь, отпусти" звучит очень бредово.

    +4


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » A house is not just a building. Home is where you are.


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно