Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » кривое зеркало


    кривое зеркало

    Сообщений 1 страница 8 из 8

    1

    https://i.imgur.com/DQU8XgU.jpg

    han brothers, la, for the last time
    지금 아프더라도 It’s alright

    +2

    2

    Внутри все падает башнями-близнецами, поднимая вокруг пыль из отмерших эмоций и чувств.

    Задыхаюсь, хватаюсь за горло.
    Вдыхаю ослабшими лёгкими раскалённый воздух.

    Я мечтал поскорее увидеть тебя и надеялся, что этого не произойдёт в ближайшее время. Ты единственный, кто способен столкнуть меня с давно проложенной колеи.

    Почувствовал?

    Да не суть на самом деле, причина не так важна. Расскажи лучше, как ты вообще додумался до идеи поехать в ЛА и предупредить меня об этом за несколько часов. Такой ты, конечно, Гониль - любишь поставить перед фактом и никогда не думаешь о последствиях. Близнецы, а такие разные. Слишком уж отдаёт стереотипными клише.
    Что вот будешь делать, когда меня не будет рядом?

    Впрочем, я уверен, что ты справишься.
    Дурной.

    Мне пришлось сочинить матери какую-то совершенно дикую историю про ночёвку у Рикки прямо перед семестровыми и потратить всё, что было накоплено на один только билет. Невероятно подозрительное действо, но ты слишком хорошо знаешь, что я у родителей на хорошем счету с высоким кредитом доверия. Правда ведь?

    Даже злиться на тебя не получается, но, если честно, я рад даже такому проявлению эмоций. С ними в последнее время как-то совсем туго. Я устал быть подавленным, а ты с поразительной лёгкостью пробуждаешь во мне искру жизни. Это даже пугает немного, хотя связь между нами всегда была особенная. Предположу, пресловуто близнецовая. Но я другой и не знаю, хах.

    Я так по тебе скучал.

    Думал об этом всю дорогу до ЛА, пока пытался задремать на своём собранном второпях рюкзаке. Так давно тебя не видел, что от одной мысли об этом становится плохо практически физически. Хочется коснуться тебя, быть ближе и чтобы сердце перестало так щемить. Не привычно безысходно, а как-то иначе, со светлой тоской что ли.

    Не представляю, как буду прощаться с тобой перед отъездом.
    А может…

    Думать об этом не хочется, но зачем-то само всплывает, вися на душе тяжким грузом, даже когда отвлекаюсь на радость от предвкушения встречи. Ничего не могу с собой поделать. Иду ко дну в собственных мыслях вопреки своей воли.
    Кажется, оно сильнее меня.

    Время тянется бесконечно и в то же время пролетает в мгновение. Времяощущение отмерло, как и многое другое внутри меня. Тяжёлая поездка. Разминаю затёкшие конечности и хрущу суставами, чтобы почувствовать себя живее.

    В итоге ты приезжаешь раньше, а я опаздываю. Внезапно, но от Сакраменто до ЛА путь неблизкий. Просто любопытно, ты об этом не задумался или просто перестраховался. Думаешь, у отца настолько длинные руки? А, впрочем, неважно. С удивлением чувствую, как сердце стучит быстрее в ожидании встречи с тобой. Ещё немного.

    Ложное предчувствие спокойствия.

    Или всё же не ложное?

    Вижу тебя на пороге квартиры, снятой через airbnb, и всё внутри сжимается. Двоякое чувство: горечи, досады и невыразимой радости.

    Как же я скучал.
    Как же я скучал.
    Как же я скучал.

    Прижимаешь меня к себе так сильно, будто в последний раз, будто боишься, что я куда-то исчезну. Ну или мне начинает так казаться после долгой разлуки. Больше всего я боялся тебя потерять. Улыбаюсь едва заметно, одним лишь кончиком губ, и прячу лицо в угол твоей шеи, вдыхая до боли родной аромат.

    Рюкзак небрежно летит на пол. Мне кажется, что все вокруг на несколько мгновений замирает.
    Только ты и я. И больше ничего.
    Больше ничего и не надо.

    - Рёбра мне не сломай. - не хочу тебя отпускать, не отпускай меня, - Давно не виделись, хён.

    Разница в 13 минут, конечно, но знаю, как тебе нравится, когда я так тебя называю.

    - Заканчивай скорее нежности, я планирую высказать все свои чувства о внезапной поездке в ЛА и дать тебе в тык.

    [LZ1]ХАНСЭ ХАН, 19y.o.
    profession: клетка мозга без дофамина
    reflection: nil
    [/LZ1]
    [NIC]Hanse Han[/NIC]
    [STA]спираль извечных дней[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/Q4Ut8w6.jpg[/AVA]

    Отредактировано Kieran Strid (2022-03-19 19:43:41)

    +1

    3

    хан гониль в девятнадцать ― это выкрашенные в фиолетовый волосы; громкий смех, внезапно ломающий тишину; хаотичные и непредсказуемые поступки; ворох сумасбродных идей.

    хан гониль в девятнадцать ― это изобретательность на грани отчаянья и совсем неподготовленный перелет до штатов, откуда его выгнал несколько лет назад обожаемый отец ― глупость, случайно залетевшая ему в голову пару недель назад.

    он дремлет сидя на полу аэропорта далласа, прислонившись спиной к стене и роняя подбородок себе на грудь. рейс до лос-анджелеса задерживается на неопределенное время. удивительно, но путь из сеула оказался куда проще, чем добраться до другого города внутри страны. боже, храни америку. общее время затраченное на дорогу перевалило за сутки. вскоре его обязательно хватятся в корее, но отступать нельзя. он эту мысль лелеял долго, решаясь на финальный рывок.
    еще одно объявление по громковорителю, заставляет его вздрогнуть, рывком поднимаясь на ноги.

    объявляется посадка на рейс даллас ― лос-анджелес.

    лямка рюкзака врезается в плечо, натирая, он поправляет ее, подталкивая выше к шее и смотрит по сторонам. никого. он щурится, отвыкший от яркого калифорнийского солнца и сутулится у выхода из здания аэропорта, заглядывает в телефон, там пара сообщений. одно с проклятием, другое мягче ― опаздывает. ниль только ухмыляется по-доброму, в ответном сообщении отправляет адрес, где будет ждать и натягивает маску на нос.

    у него под ребрами что-то теплое и громадное разрастается, такое, что даже живот сводит. он всю дорогу, прислоняется лбом к стеклу, игнорируя неловкие попытки таксиста поговорить и смотрит на пролетающий мимо город пустым взглядом. все его мысли ускользают на часы вперед, когда его отражение вновь перед ним окажется, запыхавшееся и уставшее после долгой дороги из сакраменто.

    хансэ обязательно будет ворчать, потому, что так не делается. одно сообщение чуть больше суток назад [в пятницу прилетаю в ла. приезжай] запускает моховик, который их двоих грозится смести. для спонтанной идеи слишком много приготовлений. деньги отложенные и спрятанные надежно, чтобы никто из родни в сеуле не нашел и не сдал его отцу, ради того, чтобы этот самый отец подозрительных трат по кредиткам не увидел, таких как оплата билетов и аренды квартиры в калифорнии. он бы заметил. он бы его морально уничтожил еще до того, как нога ниля ступила бы на трап самолета. брату придется его за это простить.

    все как в детстве. ниль затевает очередную свою шалость, не оставляя хансэ и грамма выбора. он тащит его за собой в другой город и просит не рассказывать родителям, с той же легкостью, с которой таскал его собирать каштаны на гору во время семейного отдыха в тэгу, когда им было по восемь лет. брат всегда корчился, но шел следом, то ли потому что не мог отказать, то ли потому что пытался уберечь от случайно сломанной шеи. ничего не изменилось.

    ниль ходит кругами по квартире, что станет для них домом на выходные, не в силах найти себе место и то и дело смотрит на часы. где? почему так долго? его больно кусает тревога и тоска, нарастающая с очередной минутой, проведенной здесь в одиночестве. кажется, что время летит непростительно быстро, не оставляя им ничего.
    они виделись в живую слишком давно, чтобы еще откладывать встречу. кажется, больше года, с того момента как все они прилетали на рождество в сеул. год бесконечного общения по сети. год без возможности к нему прикоснуться. целый год… никому не понять какого это быть гонилем и хансэ, которые с самого рождения спаянные, будто сиамские. которые, с самого детства понимают насколько они особенные, потому, что просто есть друг у друга.

    я бы не мог быть обычным.

    не хочу.

    звонок в дверь провоцирует легкий приступ удушья и приятной паники, где-то у самого горла.

    его лучший друг ― его брат, один в один его отражение, только взгляд совсем другой взрослый, серьезный. ниль под ним будет гореть от стыда и чувства вины немного позже, когда донсэн примется его отчитывать за выходку с поездкой, но пока слова ему сказать не позволяет. втаскивает за порог, крепко смыкая руки вокруг него. держать. не отпускать.
    хансэ кажется ему совсем хрупким, будто растет из них двоих только гониль, вбирая в себя все, как самый живучий сорняк, а его брат тепличное растение, которое чахнет от неправильного количества воды и едва заметных изменений в климате.
    почему ты такой тощий? ― куда-то в плечо шепчет, неосознанно выдает и не отпускает, даже когда брат тихо ем протестует, ― боишься, что я сломаю тебя, потому, что стал таким задохликом?
    ниль тактильный до невозможности, когда речь заходит о хансэ. он скучал по брату больше, чем мог себе представить, по тому, как тот недовольно фыркает, уткнувшись ему в шею, сжимая между пальцев ткань футболки, по тому, как смотрит снисходительно, как пытается быть голосом разума в его пустой голове.

    тебе девятнадцать или девяносто? самое время для того, чтобы творить глупости, ― ниль улыбается придурковато, цепляя с пола чужой рюкзак, уносит его за собой, ― как добрался? у меня рейс задержали в далласе, я успел поспать в аэропорту. что ты сказал родителям?

    +1

    4

    У тебя ко мне миллион и один вопрос, которые задаёшь, высыпая перед ногами мешком с просом - перебирай, что по делу, а что нет, и успей до полуночи, если хочешь попасть на бал. У меня к тебе вопросов на самом деле не меньше. Мы столько упустили из жизни друг друга, а восполнить хочется. И одних телефонных разговоров для этого мало.

    Так странно это - иметь что-то [целый кусок жизни], что не было бы для нас общим. Есть в этом крупица чего-то неправильного и противоестественного для близнецов, не находишь?

    Я бы и дальше пофилософствовал на эту тему, но ты отвлекаешь. Так рад, что чуть ли не светишься. Ей-богу, породистый лабрадор, даром хвоста не видно, которым размахивал бы налево и направо.

    - Да ты что в девятнадцать, что в девять, что в девяносто не поменяешься. - фыркаю и улыбаюсь устало, с неохотой от тебя отстраняясь и проходя вглубь квартиры. - Как вообще такое в голову могло прийти, тц.

    Да какая разница, удивлять ты всегда умел, а я все равно повелся и приехал к тебе. Любую твою глупость или безумство не могу не поддержать - так повелось ещё с детства. Слишком тебя люблю. Хотелось бы сказать, что не представляю себя без тебя, но это не было бы правдой.

    Человек может привыкнуть ко всему, даже если это что-то делающее больно и медленно убивающее.

    А ещё, если соглашусь, это будет значить, что и ты без меня не можешь.
    Поэтому я не буду.

    Тем не менее, отказать тебе абсолютно серьезно мне всё ещё сложно. Сомневаюсь, что это когда-нибудь изменится.

    - Доехал нормально. Было бы ещё лучше, предупреди ты не в последний момент. Не пришлось бы покупать билет на автобус втридорога. - не спущу тебе это с рук просто так, Нини. Смотри на моё недовольство и впитывай. - Родители… Сказал про ночёвку у друга. Не думаю, что будут проверять. - говорю это с осторожностью, ведь тебе бы не поверили с такой уловкой. Мы оба это знаем.

    Главная причина, по которой тебя отправили обратно в Корею.

    Я всё ещё на тебя немного злюсь за это, если честно.

    Даже это чувство выходит у меня каким-то размазанно-сдавленным, очень блеклым, будто не могу ощутить в полную силу.
    Привык? Может быть.
    А, может, дело в чем-то другом.

    Моё возмущение ситуацией быстро утихает - мы оба знаем, что оно больше напускное, чем искреннее. Соскучились мы друг за другом сильнее всех обид и гипотетических ссор. Я бы приехал к тебе на собаках, даже если бы предупредил за пятнадцать минут до встречи, которая была бы назначена на Аляске.

    Мы проходим внутрь комнаты, и первое, что я делаю - падаю на широкую кровать поверх простыни. После стольких часов в автобусе в одной розе - это настоящее блаженство.

    - Чур здесь сплю я, - наблюдательность - секрет успеха в этом мире, - а тебе добрых снов на диване, Нини.

    Улыбаюсь довольно, морально готовясь к контрнаступлению.

    В конце концов, кровать двуспальная - уместимся. 

    - Есть какие-нибудь планы на выходные? Или ты позвал меня в ЛА отоспаться?

    Но в твоей компании мне как-то и не хочется. Ни единой минуты с тобой не хочу упускать.
    Наоборот, я чувствую, как постепенно пробуждаюсь от самого страшного сна в моей жизни.

    Планы, которые вынашивал так долго, потихоньку крошатся в твоём присутствии.

    [LZ1]ХАНСЭ ХАН, 19y.o.
    profession: клетка мозга без дофамина
    reflection: nil
    [/LZ1]
    [NIC]Hanse Han[/NIC]
    [STA]спираль извечных дней[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/Q4Ut8w6.jpg[/AVA]

    Отредактировано Kieran Strid (2022-03-19 19:43:25)

    +1

    5

    — я просто скучал по тебе.

    вместо внятного, на языке вертится одна сплошная банальщина. ниль не пытается объяснить каким образом в его голове появилась эта странная, никому не понятная схема перелета и почему именно лос-анджелес был выбран конечной точкой в таком сложном маршруте. вместо этого, он прямо и без обиняков говорит то, что давно хотел сказать лично. без нескольких тысяч миль, часовых поясов и бесконечным помех в сети.
    так просто. до банальности. он скучал.
    для него правильно — быть рядом с братом и прятать лицо в его плече, когда еще одна тупая шутка залетает ему в голову, будто сквозь раскрытое окно и ниль сам ей смеется.
    для него правильно — защищать хансэ, даже когда он этого не просит [читать: никогда], вносить в его скучные серые будни хаоса и неразберихи пару горстей, заставлять его микросхемы медленно плавиться под решительным напором неугомонного нрава ниля.
    все остальные варианты, при которых они остаются оторванными друг от друга кажутся ему априори неверными.
    так ведь быть не должно?
    они одинаковые несмотря на все их различия и должны оставаться рядом, в противном случае само равновесие может надломиться. в этом ниль уверен на все двести и готов спорить с любым, кто считает иначе. с отцом в первую очередь. именно его руками они оказались разделены и если для ниля это наказание кажется заслуженным, хансэ пошел под суд в качестве немого соучастника. поверить в то, что последний был не в курсе никто бы решился.

    кривая усмешка ложится на лицо тенью, он себе под нос хмыкает, вспоминая о том, как отец раз за разом пытается его убедить в том, что ниль не расположен к усердию, что ни одна им поставленная цель достигнута не будет.

    ты безответственный.
                            ленивый.
                                   никчемный.
                                             ты не твой брат.

    смотри, па, я оказывается могу. гордишься мной?
    ты бы взорвался, узнав, что я прилетел без твоего разрешения.

    и лос-анджелес не конечная.

    он бывает таким упрямым, когда хочет залезть под отцовскую кожу, стать очередной причиной из-за которой его жила на лбу распухнет до угрожающих размеров.

    но сейчас это совсем не главное.

    все самое важное для него, мешком с картошкой падает на кровать, устало вздыхая и зовет его этим дурацким прозвищем из детства, от которого даже зубы сводит, заставляя поморщиться. он забыл как звучит эта детская кличка голосом его близнеца, всегда будто бы с издевкой, но очень тепло. даже злиться не получается. он лишь смотрит на него сверху вниз и улыбается, слишком глупо. делает шаг вперед.

    скучал.
            еще один.
                        скучал.

    — ну вот еще, я старше, значит кровать мне, — аргумент тринадцати минут. он появляется каждый раз, когда между ними намечается очередной спор. ниль всегда зовет их "самыми спокойными минутами в жизни". на самом деле всегда подразумевая обратное. мне даже тогда было тоскливо. я ждал когда наконец появишься ты.

    — к тому же, я не помещусь на диване, он же метра полтора, — падает рядом с братом на матрас и только сейчас понимает как сильно устал. он рассматривает идеально выкрашенный в белый потолок, совсем недолго, моргает, крепко сжав веки и поворачивает голову к хансэ, оказываясь напротив его лица, — но я великодушно разрешу тебе спать со мной. ты не займешь много места. а... и пульт от кондиционера тоже мне. я забыл как жарко в калифорнии.

    снова дурацкая улыбка. он на самом деле не стремится хансэ задеть или обидеть. он готов отдать ему все, пульт, кровать, даже грудную клетку разорвать себе готов, чтобы все, что внутри есть для него наружу вытащить.

    забери только. всему этому очень тесно.

    — выспимся в другой раз, у нас слишком мало времени. пойдем, найдем где здесь можно поесть. я ужасно голоден.

    в лос-анджелесе жарко, но даже это не то слово, что могло бы описать степень жары, что удушьем на шею бросается. хотя на город медленно спускается вечер, а солнце далеко не в своей высшей точке, нилю хочется растечься лужей. кажется, что еще немного и подошва кроссовок останется расплавленными следами на раскаленном асфальте. к тому же его настигает акклиматизация, джетлаг. все это напоминает чувство дикого похмелья и он не упускает момент, чтобы не озвучить это вслух.

    — даже, если сегодня я напьюсь, хуже мне точно не будет, — он вертит головой по сторонам, выбирая среди ярких вывесок самую зазывающую и наконец-то замечает такую, хватая хансэ под руку. тянет на другую сторону улицы, через стеклянные двери в приятную прохладу кондиционируемого помещения. по лицу тут же, будто тяжелой пятерней, ударяет феерия разнообразных аппетитных запахов, заставляя желудок предательски выдать голод. они бы могли остаться дома и заказать доставку, но нилю было важно, наверстать хотя бы небольшую часть того, что он умудрился упустить, живя отдельно от брата. совместные походы в кафе, бары и рестораны входят в список.

    — к стати, твой корейский стал хуже, — ниль дразнит близнеца, падая в прохладное кресло, чувствует как футболка прилипает к спине, морщится и тянет ту за край, в попытка отлепить, — ты бы почаще практиковался, а то совсем родной язык забудешь, хани.

    +2

    6

    Иногда мне интересно, чувствуешь ли ты тоже самое, что и я? Один в один или как-то иначе? Где кончается граница близнецовости, а где начинаются Гониль и Хансэ? Ты никогда не задумывался?

    Знакома ли тебе ноющая в груди тоска по человеку, к которому так тянет, но которого нельзя прижать к себе крепко, даже увидеть в живую нельзя из-за расстояний и часовых поясов? Чувствовал ли ты столь реалистичное, сколько и эфемерное присутствие его рядом, когда закрываешь глаза и даешь волю воображению? Протяни руку — почувствуй тепло родного тела и мерное дыхание в такт своего собственного.

    Ты тоже так делал или я просто двинулся крышей за время разлуки?

    Без тебя рядом очень сложно.
    Без тебя рядом, я не знаю с кем поговорить.
    Без тебя рядом, никто так и не сказал мне, что всё будет хорошо.

    И в твое скучал я вложу тот же смысл, что вкладываю в своё, ведь из всех людей на свете только у тебя есть шанс понять меня максимально точно. Я как минимум в это верю.

    Твое присутствие со мной в одной комнате возвращает в не такое уж и далекое прошлое, хотя с тех пор, кажется, прошла вечность. Наш дом без твоего смеха, громкого голоса, гораздо более звонкого, чем мой, и глупых шуток стал совсем пустым. Ты знаешь родителей и знаешь отца — без тебя время будто остановилось и всё стало тусклым, каким-то монохромным. Знал бы ты, как сильно я алкал цвета и как наслаждаюсь им сейчас, когда до тебя — пара шагов, а не тысячи вёрст.

    н̵͔͔͐е̴͊͜ ̷̳̀̏͌о̶͙̻̻͙̖̾̑с̸͉̣̊̓̈́̂т̶̞̂̉̊͠а̷̦̞̥̜̻̽̄͐̚в̸̲̐̀л̴̡̬̙̀я̶̲͂й̸̩͒̏̕ͅ ̷̦̠̞́̍̾͝м̸̱̤̺̪͋̀̈̆е̶̡͓̃н̸̻̌́̆̑̀я̷̮̟̤͝ ̵̩́̑͜о̵̧̳̝̜̃̂̐д̸͈̃̔̔̽͝н̸̦͑̀͐ӧ̷̙̘̼́г̷̱̪͙͊̈́͋́͝о̶͈̲̯͈̘̓̓͒̊̑
    н̸̬̓͝ӥ̷̢̤́̃ͅл̵̖̼̂͐͌ь̸̖̘̊́͒̄̕,̶̨̧̝̣̚ͅ ̵̰̩̩͙͔͑̀̅͘п̶͓̪̲͈͍̀̐͠о̸̥̦͔̗͌̏̃̄̈ж̸̛̜̅̌͘͝а̷͇̬̤̱̓л̵͔̭̟̣͕̇͝у̴͇̯͉͙͙̂̍͐͠й̵̢̺̓̋͘с̵̞͐т̴̣͍͔̤̉͘͝͠а̷̫͖͇̮͆͌̀̕

    - А ты обычно пьёшь до состояния не состояния? Мне стоит беспокоиться? - хмыкаю, улыбаясь, и послушно иду следом. За тобой не страшно — твоему выбору я доверяю [далеко не всегда, ладно], тем более сам не отказался бы от еды после долгой поездки. Хотя насчет алкоголя мнения и не разделяю. Пить я не особо люблю, к тому же не умею, тем более лучше мне от него уж точно не становится — в этом ещё одно наше отличие: там, где тебе весело, мне как-то не очень. Но я молчу. Сегодня, если попросишь, соглашусь просто для того, чтобы быть к тебе ближе.

    - Давно стал таким неженкой? - мне вот даже уезжать из Калифорнии не пришлось, чтобы так и не привыкнуть к местным температурам. В Пусане и том было прохладнее, чем например в Сакраменто, хотя казалось бы чисто географически… да без разницы, сейчас не место и не время для поучительных лекций — жарко здесь до невыносимости, и это факт. Выживание перебежками от кондиционера к кондиционера — наше всё, но тебе о моих не меньших страданиях я, конечно, говорить не буду. - Это все из-за того, что домой вернулся?

    Мне бы, если честно, тоже хотелось. Я соскучился по дому, хотя уже даже не уверен, где он. Когда мы были вместе, я был готов признать им США. Постепенно и не торопясь. Мне было бы несложно преодолеть и языковой барьер и сложности ассимиляции. Когда ты не один — это не так уж и сложно, правда? И как только я приблизился к тому, чтобы почувствовать себя здесь своим — ты уехал и вместе с собой увез мою уверенность и то, что давало силы двигаться дальше. Я, конечно, всё равно продолжал, но больше по инерции.

    Может, в этом и была проблема?
    Может, так я дал понять, что своему месту не принадлежу?

    м̶̡͎͇͆͗͛̕о̷̝͖̽ж̵̛͔̠̋ё̸̭́̈́̀̑̀т̸̲͠,̸͓̮̑ ̴̧̛̟̦͜ͅэ̵̱̥͎̞̿̅͋̋͝т̷̣̙́̄͌̄͘ӧ̷̜͕́̀̎̀ ̶̛̻͆̿͆̔б̶̨̭̱͂ы̷̡͔͂л̶̤͇͊̇о̴͇̹͛ ̶̭͘з̷̫̄̃а̵̡̝͚̼̍͌̈́͜͝͝с̸̧̡̦̮̲̈́͂̐̎̚л̵̱̻͛у̶̛̞̱̹̭́̉͜ж̴̛̛̳̘̰̙̙̂͂̃е̸̲́͑͠͠н̸͍͈͎̦̕о̸̥̾̆̍̓?̵̧͓̣̅̐̓̿

    Чувствую, как короткие ногти впиваются в кожу ладони и ловлю себя на том, что мотрю в одну точно подозрительно долго. Торможу и промаргиваюсь, прежде чем ответить на пойманный краем уха вопрос.

    - Мы просто очень редко созваниваемся. Поэтому. - и винить в этом тебя или меня было бы неправильно. Тогда уж лучше 9 с лишним тысяч километров, что нас разделяют, но на эту обиду им будет абсолютно всё равно.

    Такая ли уж это трагедия в масштабах мира?

    Не значит абсолютно ничего.

    От собственного бессилия становится совсем тяжело.

    К столу подходит официантка, и я смотрю за тем, как ты обмениваешься с ней улыбками, пока делаешь заказ, постукивая ногой в такт песне, льющейся из динамиков. Такой родной и привычный, что становится тепло и невыносимо горько. Озвучиваю свой выбор вслед за тобой, хотя толком не успел  даже меню прочитать — слишком сильно был занят собственными мыслями — поэтому называю первое, что попадается на глаза. Уже без разницы.

    - А я смотрю, свой английский ты так и не подтянул.

    Потому что тебе это и не надо?
    т̶͖͚̄̀͝ы̸̧̜̤͍̥̐ ̸͖̤̲̖̍́̊̂̈ͅи̶̫͖̖͆̊ ̵̛͔̠͌̆͆͋ͅн̵̛̖̳̣̓̎е̷̬̤͚̎͑͒͛ ̷̥͙̱̤̑̽̃̾д̸̗̗̊̍у̴̻̍͛м̷͚̟̯́̃̓̔͜а̵̢̬͈̬͛̑̚̚͜л̶̘͖̆̎͆͜ ̶͔͙̪͌п̵̯̃͜о̸̡͕̻͎̍͗͘т̶̫̑о̷̛̲̖͗м̸̯̪̓͌͐͠ ̶͔͉̬̹͋в̶͚̰̂̌͜о̷͍̆з̵̨̇̏в̸̢̘̏̎̏̈́͠р̶̛̝̠͒͊̚͠а̴̫̺͎̝͛̇͂щ̴̧̛͓̼̭̅̋͒ӓ̷̢͔̼́͛̋̕т̸̗̥͐̏̉ь̶̨̲̪̬̈́̆̄с̶̬͍̅я̵̻̋͒͊̀?̶̫̌̈͛

    нет, нет, это бред
    да?

    Заказ приносят, но я больше не могу выдавить из себя и слова. Пользуюсь тем, что можно занять рот едой, и твоей любовью поговорить. Мне нравиться слушать тебя, не останавливайся. Барабаны? Музыкальная группа? Круто, мне бы хотелось послушать, как ты играешь. У тебя всегда выходило круто. Мне бы очень хотелось ещё хотя бы раз.

    Но пока я могу только неспешно пихать в себя картошку, потому что в горло больше не лезет и кусок.

    [LZ1]ХАНСЭ ХАН, 19y.o.
    profession: клетка мозга без дофамина
    reflection: nil
    [/LZ1]
    [NIC]Hanse Han[/NIC]
    [STA]спираль извечных дней[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/Q4Ut8w6.jpg[/AVA]

    Отредактировано Kieran Strid (2022-03-19 19:43:55)

    +1

    7

    ниль говорит и улыбается. улыбается и говорит. многою ярко. во всех красках. он сопровождает свою речь привычными размашистыми жестами, такими же широкими как его ощущение самого себя в данную минуту. то самое чувство, которое все это время росло в нем, раздувая его изнутри больше не кажется пугающим и тяжелым. наоборот после встречи с братом его наконец-то отпускает.
    мой дом рядом с тобой, а там я как в тюрьме. не забывай, что меня отправили в корею не развлекаться, а замаливать свои грехи, — звучит слишком слащаво, от чего сам гониль неловко смеется и подпирает лицо кулаком. рассматривает брата въедливо, пытаясь разглядеть в нем даже самые малейшие изменения, что произошли, пока его не было рядом. в груди становится теплее. пресловутое предчувствие и волнение от встречи больше не перекручивает внутренние органы в тугие жгуты, не давит на грудь, перекрывая весь кислород. сейчас это приятная и щемящая радость от долгожданной встречи, без коммуникационных помех из-за плохого интернет-соединения, без долбанных часовых поясов, без этого раздающего расстояния. хансэ напротив него живой и воплоти, еще немного, совсем чуть-чуть, воздушный и эфемерный. ниль сомнения старается развеять, протягивая руку через стол и касаясь его прохладной ладони своими пальцами. он правда здесь.
    даже когда тарелки с едой занимают все свободное место на столе он не замолкает, размахивая в воздухе столовыми приборами, забывая о них от нахлынувшего возбуждения.
    он всегда был таким, беспорядочным и шумным, привыкшим занимать и захватывать все предоставленное ему свободное пространство, сейчас его кажется стало в разы больше. хансэ на его фоне как всегда молчалив и крайне вкрадчив, жует свою картошку и лишь кивает головой, готовый слушать бесконечный треп ниля.
    зря ты так, я между прочим брал занятия у репетитора, — играет лицом изображая обиду, по-дурацки раздувает щеки и кусает себя за язык. не нужно говорит о том зачем это делается. не время. пока еще ничего не известно наверняка, но он ставит перед собой такие высокие цели — сдать все тесты на достаточно высокий балл, чтобы поступить в университет сакраменто, в тот же самый, к поступлению в который готовится и его близнец. ему кажется вселенской несправедливостью то, что они вынуждены столько времени не присутствовать в жизнях друг друга. в конце концов комфорт и покой их настигает именно в тот момент, когда они вот так — на расстоянии одной вытянутой руки и все остальное кажется совсем незначительным.
    иронично лишь то, что именно разлука с братом впервые в жизни подстегнула гониля к учебе. то, что не мог сделать ни суровый взгляд отца, ни уже отгремевшие затрещины его же тяжелой руки. кажется, что все преграды перестают существовать, когда мотивация вернуться в сша и оказаться рядом с хансэ растет в геометрической прогрессии.
    у тебя ведь на носу тесты? ты все так же готовишься поступать в калифорнийский? — интересуется украдкой, набивая рот хорошо зажаренной на гриле говядиной. их с хансэ мать провалилась бы под землю увидев старшего таким, но нее здесь нет, а значит ничего не было, — уверен, ты справишься. я еще пока не определился с универом. отец настаивает на сеульском.
    после последней брошенной фразы ниль фыркает и театрально закатывает глаза, добавляя, пережевывая пищу, — я же думаю, что лучше пойду в армию, чем поддамся, мы даже поругались из-за этого на днях. пошел он.
    звучит так, будто бы ничего не изменилось — привычно, дерзко, с вызовом и все еще не угасшим подростковым бунтом. на самом деле, за годы бесконечных пикировок и нападений, ниль чувствует себя изрядно потрепанным и уставшим от непрекращающихся скандалов в их небольшой семье. он устал постоянно бороться и продираться через все установленные отцом запреты. нельзя жить в сша, рядом с хансэ, потому что он плохо на него влияет. нельзя поступать в небольшой пусанский университет средств коммуникаций и радиосвязи, на такое желанное им музыкальное отделение. нельзя приезжать в чужую страну без отцовского на то разрешения. нельзя покидать приютивших его корейских родственников. нельзя свободно дышать.
    каждый свой шаг и поползновение ниль привык вырывать из цепкой отцовской хватки с боем, кровью и истрепанными нервами. старик все чаще не выдерживает, срывается и грозится приехать, чтобы напомнить ему как тяжела его рука и какая богатая фантазия на ограничения. ниль привык, ему давно не страшно. что он еще может сделать? побьет? это пройденный и хорошо выученный урок. сошлет еще дальше? хах, этим тоже пугать бесполезно, расстояние в двенадцать или двадцать часовых поясов сильно ситуацию не испортят. лишит его денег? и здесь промах, с тех пор как ниль устроился на свою первую подработку и скопил часть средств на эту поездку. он не пропадет, потому что он самый живучий сорняк в их с матерю идеальном саду. он микроб и паразит, который мимикрирует, приспосабливается и вгрызается в свое крепкой собачьей хваткой. единственное, что останавливает его от радикальных поступков и ничем неприкрытого бунта, это грустная пара глаз напротив. он уже умудрился брата подвести однажды, оказавшись в родительской немилости и искренне боится, что следующие санкции рухнут не на его бестолковую голову, а на ни в чем неповинного хансэ. рано или поздно до родителей дойдет, что больно гонилю не тогда, когда бьют по нему.
    ну он хотя бы доволен, что с моей успеваемостью дела стали лучше, — добавляет, запивая жирное мясо стаканом холодной колы, — учусь от скуки, мне совершенно нечем больше заняться. аджоси и аджума следят за каждым моим шагом, поэтому все, что мне остается это учеба и музыкальный класс. оплачивают дополнительные занятия, пока я не свалился в рейтинге ниже первой двадцатки.
    про себя ниль лелеет надежду, что через пару месяцев, хорошенько подготовив почву из оценок, тестов и заявления на прием в университет калифорнии, он сможет достучаться хотя бы до матери, которая надавит на отца и тот позволит ему вернуться. он даже готов побороться за места на ненавистном ему архитектурном, за который топит их старик, только бы остаться в штатах. только бы позволили ему стать снова цельным рядом с близнецом.
    это слишком жестоко, заставлять их жить вот так.

    +1

    8

    Мы так долго были порознь, что кажется немыслимым - хватает полутора часов, чтобы пропасть мужик нами свелась к нулю, будто и не было вовсе. На самом деле, может, ее и вправду не было, а это лишь мое драматизирующее воображение от тоски создало жуткая картинку. Понимание, что это все просто домыслы, как-то согревает что ли. Я так привык к чувству одиночества и пустоте за это время, что комфортно уют от твоего присутствия вызывает легкое ощущение дереала. Я же не проснусь с минуты на минуту у себя в постели?

    не хочу
    не хочу
    не хочу

    И не должен.

    Мне нравится слушать тебя, как буднично и бодро ты звучишь. Столько жизни и беззаботности в твоём голосе, что я даже завидую. Совсем чуть-чуть.

    - В армию? На два года, получается? - глупо, я же и сам знаю ответ. Вопрос о своем будущем игнорирую намеренно. Мне не хочется его обсуждать: пусть лучше все остаётся так как есть. В головах моих близких уже все решено. - Ты уверен? - а вот за твоё беспокоюсь. И не только за будущее - за жизнь в принципе, за очередную разлуку между нами.

    Хотя зачем о последнем, если мы все равно в разных странах? Глупо.
    И страшно.

    Чего именно я боюсь?

    - Не хочу звучать как отец, прости, - опускаю глаза, и чувствую себя максимально неловко. Могу ли я навязывать тебе своё мнение, тем более приправленное субъективным фактором? - но подумай об универе? Ты же на самом деле можешь поступить, если захочешь. Ты не глупый, а если ещё и направление выберешь по душе… - мне хочется, чтобы ты был счастлив, - И всё ещё настаиваю, чтобы ты мне как-нибудь сыграл.

    Заканчиваем есть, правда, я так и оставляю половину картошки недоеденной. Ты бухтишь недовольно, что я мало ем, и помогаешь расправиться с остатками на тарелке. Это даже мило немного. Твоя ненавязчивая искренняя забота мне по сердцу. Просишь остаться в кафе под кондеем подольше, на улице, кажется, стало ещё жарче, но долго отсиживаться не выходит. В итоге мы снова оказываемся под голубым калифорнийским небом без единого облачка. Долго маемся с тем, чем же заняться, и решаем пойти в кино. У нас разные вкусы на фильмы, но сейчас это не так важно - главное побыть друг с другом рядом.

    Бояться горя - счастья не знать.

    Наверное, Фауст был прав.

    В этой фразе есть доля истины и смысла, потому что, на личном примере, мне требуется слишком много времени, чтобы отпустить весь негатив и с легкостью наслаждаться совместно проведённым временем. Мы смотрим какую-то тупую комедию, которую выбрали случайно. Прислушиваюсь в полутьме зала к тебе: твоему смеху, шороху и хрусту попкорна. Только тогда позволяю себе хоть немного опустить ситуацию. Улыбаюсь, сыплю парой смешков над не очень-то и сборными шутками. Резко ловлю другой вайб: боюсь, что этот момент кончится и скоро придётся возвращаться домой. Я слишком много думаю. Снова становится страшно. Вслепую ищу твою руку и крепко сжимаю ладонь своей ладонью. Мне нужно знать, что ты реален. Мне нужно знать, что ты здесь и не уходишь.
    Мне нужно чувствовать это.

    Ты крепче сжимаешь руку в ответ, и этот крохотный жест вновь отгоняет от меня жуткое наваждение. Не отпускаю тебя до конца титров. Хотелось бы и дольше, но немного странно это со стороны.

    Мы вместе, и я в очередной раз обещаю себе не загоняться хотя бы до конца дня.


    [LZ1]ХАНСЭ ХАН, 19y.o.
    profession: клетка мозга без дофамина
    reflection: nil
    [/LZ1]
    [NIC]Hanse Han[/NIC]
    [STA]спираль извечных дней[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/Q4Ut8w6.jpg[/AVA]

    0


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » кривое зеркало


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно