полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » help for the souls


help for the souls

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/EOE7V94.jpg

+5

2

— Владыка! — единым голосом волнения воскликнули рослые вояки, внезапно появившиеся кто откуда: один сиганул с огромной пернатой птицы, другой — посредством динамического портала возник буквально из воздуха, третий — едва успел затормозить мускулистого серого скакуна, чтобы не свалить с ног того, к кому они поспешили сразу, как только был обнаружен факт пропажи его жены. Не для уведомления, а ради спасения: им хорошо было известно о причине, по которой чаще всего нападения совершались не на главу народа — его супругу. Ровно как и о целях, преследуемых всякими смельчаками, решившими посягнуть на действующую власть.

Правда, с любого рода помощью они, судя по всему, опоздали.

Плотного телосложения мужчина, высокий даже по меркам собственной расы, грозной мраморной статуей стоял у самого подножья холма, за которым аккурат до горизонта простирались дикие поля. По выраженным скулам с непривычной стороннему взгляду небрежностью спадали сальные черные волосы, тогда как из-под полуприкрытых век цвета тёмного винограда искрами догорали глаза, утопленные в животном гневе и лютой ненависти — слишком опасные, чтобы подходить ближе, чем на расстояние десятка — а то и пары — размашистых шагов.

— Вы ранены... — с осторожностью то ли вопросил, то ли утвердил один из прибывших, найдясь с достаточными причинами, чтобы не без опаски, но подойти к Владыке ближе остальных. Айдар с несколько секунд простоял в абсолютном, будто угрожающем безмолвии, после чего протяжно выдохнул и плавно, отняв тот от трупов, поднял на советника злобный взгляд. Замер, своим бездействием породив немой вопрос, ставший частью тишины, нарушить которую, запевая голосами птиц, позволяли себе только Духи. Поднятая подчинённым рука практически уткнулась в окровавленную грудь правителя всего единения аршханских стран, когда, наконец, последовал ответ.

— Не таким отродьем, — процедил Айдар, отталкивая ногой в сторону валяющееся на пути бездыханное и, говоря откровенно, уже безнадежно бездушное тело некогда смелого — и на действия, и на язык, — аршхана. Скупясь на подробности в объяснении произошедшего, он подошёл к породистому сурийскому жеребцу и молча достал из боковой сумки бутыль с водой, которую тут же опустошил, вылив её содержимое себе на голову. Затем протёр лицо, заправил волосы к затылку и сбил дыханием последние капли с приоткрытых губ. — Где этот сучий арак?

— Прошу простить, кто?..

— Новый главнокомандующий.

Не получив моментального ответа, Владыка проследил за поведением подчинённых: мужчины коротко переглянулись между собой с выраженным непониманием, после чего две пары глаз сконцентрировались на советнике, который лишь едва заметно пожал плечами, поддерживая товарищей. На базе увиденного Айдар сделал логичное — радующее его как главу страны и сильно раздражающее как самого обыкновенного аршхана, доверившегося, а в результате оказавшегося преданным, — заключение: бойцы находились  не в восторге от того, что о новом ответственном за них лице отзывались столь грубым и неуважительным образом. Невольно возник вопрос: чем этот трусливый прохвост, вечно прячущийся под юбкой своей жены, мог заслужить подобное отношение? Правда, ответ себя не требовал: если предположения Владыки были хотя бы отчасти верны — вызвавшему мимолетный интерес субъекту осталось жить не дольше, чем до их личной встречи.

Выбьет дух из него и каждого, кто посмеет за него заступиться. Не пощадит.

— Корнидиусу была передана информация о пропаже вашей жены сразу же, как нам стало о ней известно. Он должен быть уже на пути в столицу.

— Где он находился до того?

— Предположительно в районе Айнисова хребта. Связующий не смог определить точного местонахождения: контакт был слишком нестабильным.

— Что ж, — протянул задумчиво Владыка, возвращаясь взглядом к трупам. — Тогда поторопимся. Негоже заставлять главнокомандующего ждать.

И пусть только этот выродок окажется в столице раньше их прибытия.

* * *

Не щадя животины, Айдар меньше чем через сутки спрыгнул с коня возле центральных ворот главной цитадели. Не задерживаясь на месте дольше необходимого, тем самым вынуждая поспевать за ним параллельно с выполнением сторонних дел, требующих срочного вмешательства, Владыка приказал передать портальщикам о необходимости в самые кратчайшие сроки переправить в распоряжение советника, оставшегося разбираться с трупами предателей, усиленный отряд следопытов, чтобы те попытались определить, откуда уроды явились или же — куда направлялись. О пропаже жены и её поисках не заикался, тогда как всяческие попытки сведущих предложить помощь моментально пресекал, давая ясно понять, что относительно данной темы язык разумнее и безопаснее всего держать за зубами.

Чем ближе они становились к месту встречи с главнокомандующим армией, тем активнее и агрессивнее становился темп; мужской шаг набирал силы и тяжести, которыми грузное эхо всё громче разбегалось по мраморным стенам. Буквально перепрыгнув порог тронного зала, Айдар окинул тот взглядом и не остановился — лишь ускорился, когда в поле видимости был замечен Корнидиус.

Рослый, но достаточно щуплый для военного аршхан; ещё слишком молодой и смазливый, но уже занимающий один из основных постов непосредственно после главного Владыки. Внешне ничем разительно не отличающийся от среднестатистического представителя их расы, за исключением глаз, которые, при встрече с их обладателем, невольно приковывали к себе внимание: один выглядел совершенно естественно, второй же был полностью белый, будто не имел ни зрачка, ни радужки. Вместо последней, при более детальном рассмотрении, можно было обнаружить едва заметную темно-серую дымку, живущую внутри глаза своей собственной жизнью. Странный малый, не вызывавший к себе ни капли доверия у Владыки, но, видимо, уже успевший заслужить то у своих подчинённых. Только кто бы что ни говорил, Айдар мог заверить, что в настоящий момент, когда между ними оставалось всего несколько размашистых шагов, которые он преодолеет столь быстро, сколь это вообще возможно, по главнокомандующему уже хором запевали низшие духи, считая его последние секунды жизни.

— Она жива.

Видят Духи, он должен был остановиться. Об этом восклицало всё: резкое замирание сопровождающих главу страны аршханов, которые не могли не безосновательно утверждать ничего подобного; на мгновение вырвавшийся на свободу блеск тёмных глаз, на глубине которых лютый гнев стал тесниться, уступая место зарождающейся надежде; абсолютная непоколебимость Корнидиуса, не дрогнувшего и мускулом перед наступавшим на него Владыкой. Последнего сама судьба, рассмотренная в многочисленных вариациях, требовала замедлить шаг и успокоиться. Однако лицо главнокомандующего исказило немыслимое удивление, когда на его шее сомкнулись чужие пальцы, а после одним единственным рывком свалили с ног и придавили к мраморному полу, сжимаясь всё сильнее. Айдар навис над молодым сущим кошмаром — последним, что ему доведётся узреть при жизни, и единственным, что станет без конца преследовать после смерти, — вглядываясь тому в не по возрасту тихие глаза. Шипя от злости и едва сдерживая внутреннюю силу, неистово рвущуюся наружу для сотворения истинного, заслуженного этим миром хаоса, он медлил. Имел абсолютную власть, готовый единым мгновением выбить из подлеца дух, но, сам не до конца сознавая причину, не торопился совершать непоправимое.

— Думаешь, я этого не знаю? — процедил Айдар сквозь зубы, отрывая аршхана от пола и медленно его поднимая. Присутствующие как один смотрели на разворачивающуюся пред ними картину и не находили в увиденных образах ни единой предпосылки сохранения жизни главнокомандующего: Владыка убьёт, вздёрнув на собственной руке.

На деле они были не так уж и далеки от истины.

— Знаете, — прохрипел Корнидиус, даже не пытаясь вырваться из удушающего захвата. — Знаете и то, что не убьёте.

Продолжительное затишье, в котором всякий поспешил затаить дыхание в ожидании последнего действа, закончилось сдержанным кашлем: Айдар расцепил пальцы, даруя свободу тому, кого подозревал в пособничестве в похищении жены.

— Ты... — рычал Владыка, наблюдая за тем, как главнокомандующий возвращал себе и ровность дыхания, и статность осанки, и безопасность расстояния со смертельной угрозой, по-прежнему стоящей прямо напротив. — Ты сказал оставить её в лагере! — с каждым произнесённым словом аршхан всё сильнее распылялся, в конце и вовсе сорвавшись на крик, которым ещё долгое время вибрировали мраморные стены, не знавшие, со сколь яростным громом им только предстоит столкнуться. Всего через жалкое мгновение. — И ГДЕ ОНА ТЕПЕРЬ?!

— Она жива, — повторил с предельным спокойствием Корнидиус, когда тяжесть воздуха принялась постепенно рассеиваться. — Не это ли, Владыка, главное доказательство того, что моим словам вы следовали не напрасно? — Айдар смотрел на одноглазого сумасшедшего, в речи которого находилось всё больше здравости, тогда как сам он — методично продолжал объяснение. — Теперь я не могу утверждать, — главнокомандующий выдержал паузу, потирая наливающуюся синевой шею, — что Госпожу бы настигла смерть, изменись её местонахождение. Но я не видел с данным условием ни единого исхода, который бы обошёлся без её похорон.

Желваки на скулах Владыки продолжали выплясывать гневный танец, но огонь в глазах, смиряясь с истинным положением дел, которые имели все шансы обернуться ещё более худо, постепенно утихал, оставляя за собой вечные искры животной злости.

— А ты складный на язык арах, — наконец, заключил аршхан, от голоса которого впервые с момента его визита в цитадель не содрогалось всё вокруг. Ещё с несколько секунд, проведённых им в относительном душевном спокойствии и спешных размышлениях, потребовались Айдару для того, чтобы прийти к весьма неприятным выводам: он не чувствовал окончания связи с женой, известие о похищении которой явилось всего получасом ранее предателей, попытавших удачу в убийстве Владыки. Вероятно, уповали на то, что, лишив его дюжей силы, с ним будет гораздо проще справиться. Даже если в их коварном плане были задействованы светлейшие — внутренние порта откроются не раньше, чем закончится война. Всё это наводило на единственную мысль, в которой находилась логика: за добротную плату её могли передать ассирам до той поры, когда ситуация в стране стабилизируется с приходом к власти нового главы или же откроется выход к океану. Ближайшее же их поселение было несколькими годами ранее отмечено в трёх сутках от столицы.

Айдар отвёл себе на дорогу три часа.

— Спешкой вы вынудите судьбу забрать ещё больше жизней, среди которых может оказаться и та, что вами ценится больше остальных, — словно прочитав мысли Владыки, заметил Корнидиус, медленно двинувшись к выходу из залы. — Я оставлю вас ненадолго, — проводя его взглядом, Айдар заметил странность: всё сильнее удаляющийся мужчина, до того сохранявший непоколебимое спокойствие, перепрыгнул последние ступени, поднимаясь в коридор, и буквально оттолкнул кого-то от дверного проёма, не позволяя появиться на чужие глаза.

Быстро не найдя тому разумного объяснения, кроме тех, что смердели предательством, аршхан обратился к приближенным лицам с одной единственной целью — найти того, кто смог бы перенять часть имеющихся у него душевных сил. Исключительно обретения ради им необходимого внешнего вида — и по росту, и по визуальному возрасту, — чтобы без лишних вопросов и подозрений явиться к ассирам обычным, не представляющим никакой опасности чужеземцем, который не имел ничего общего с той расой, что могла в одночасье стать для них смертельной бедой.

— Где сейчас находится Вархариус?

— Удерживает западную сторону Олихвайи. Его не вызвать.

— Другие силовики?

— Они вам не нужны, — вдруг донеслось басистым эхом из-за пределов помещения. Вернувшись взглядом к дверям, Айдар столкнулся с недовольством, исказившим выражение лица главнокомандующего, который, видимо, до того пытался всячески препятствовать подобному повороту событий. Безуспешно. Спустя мгновения показал себя и обладатель незнакомого голоса, вызвавший своим появлением в зале крайне неоднозначную реакцию.

К ним вышел мужчина слишком большой для аршхана, но слишком низкий для великана — некто средний между двумя упомянутыми расами. Неестественная синюшность кожи, покрытой многочисленными шрамами, не определялась ни одной известной доселе причиной. Короткие сальные волосы, обильно просеянные сединой, небрежно торчали в разные стороны. В глазах, слишком тёмных даже для знатно пожившего аршхана, покоилось недоброе безразличие. Белая рубаха с закатанными по локоть рукавами и расстегнутая до середины груди свободно свисала по крепко сбитому торсу, тогда как тёмно синие штаны из заринской кожи ему были явно малы. На руке незнакомца сидел маленький мальчишка, который широко распахнутыми глазами с любопытством осматривал всё вокруг, с регулярностью открывая рот, но так и не издав ни единого звука. Будто не умел.

— Это что ещё за ошибка Создателя? — вопросил Айдар вне всякого стеснения.

— Это Тираний, Владыка, — без промедления отозвался главнокомандующий, оставаясь стоять в дверях, — новый преподаватель Шархада.

Странно, подумалось Айдару. Насколько же плохо обстояли дела в академии, что Ольхариус опустился до принятия такого... А, собственно, кого?

— Кем ты будешь? — аршхан посмотрел на выродка грязной крови, с удивительной непривычностью подняв голову вверх: в Тирании — имя незнакомца казалось ещё более странным, чем его владелец, — находилось под три с лишним метра, а может и того больше.

— А вам есть разница?

— Да, если ты станешь проблемой.

— Стану, если вовремя не нальёте.

Многие уверяли себя, что им почудилась возникшая на мгновение довольная ухмылка на лице Владыки, который сразу после протянул громадному мужчине руку. Тираний, в свою очередь, ответил крепким рукопожатием.

— Не хочешь опустить ребёнка?

— Нет, — надменная категоричность в голосе незнакомого аршхана — на него синюшная громадина походила всё больше, чем на великана, — ещё более неизвестного происхождения с одной стороны вызывала неподдельный интерес к причинам, по которым он позволял себе столь неподобающее поведение, с другой же — по-настоящему восхищала уверенностью, непоколебимостью и почти что физически ощущаемой силой. Удивительно, что при визуальном возрасте гостя, превышающим четыре тысячелетия, если не все пять, Айдару довелось впервые увидеть возможное опровержение знания об отсутствии грязной крови даже в межрасовых браках; тем более что ранее об чём-то подобным не приходилось даже слышать.

Пусть сейчас происхождение некоего Тирания и правда играло отнюдь не первостепенную роль. Возвратившись в диалоге немногим назад, Айдар ещё раз задался поднятым вопросом и понял, что не слишком был правдив в собственном ответе: в настоящий момент ему было откровенно всё равно, кто стоял перед ним и на что себя обрекал помощью Владыке, если мог выполнить то, что требовалось обстоятельствами. Выживет ли аршхан или погибнет — главе народа не находилось до того ровно никакого дела: если такую жертву необходимо заплатить за спасение похищенной супруги — он без раздумий это сделает. Однако, обхватывая своей крупную мозолистую руку, Айдар не испытывал ни единого сомнения, что им придётся обойтись без смертей.

— Готов?

— А мы ещё даже не начали?

И то правда.

[LZ1]АЙДАР, 147 y.o.
profession: главный Владыка единения аршханских стран[/LZ1][AVA]https://i.imgur.com/hRO4KGM.png[/AVA][NIC]Aidar[/NIC]

+1

3

Не густо.
Мысль вызывала неприятное раздражение, с которым девушка шла через утомлённое жаркими солнечными лучами, бездушно выжигающими всё на своём пути, поле. Тяжёлая сумка, наполненная найденными богатствами оттягивала голое плечо. Через второе, поддерживаемое рукой, Эль несла свёрнутый небольшой ковёр, который очень уж ей пригляделся. Для суточной вылазки на границу аршханского поселения, это и правда было не густо, - мрачно думала Эль. Либо аршханы забрали свои драгоценности с собой, либо до неё в массивных, добротно сбитых домах уже побывали желающие попытать удачу в одиноких, брошенных под жарким словом "война". Эль ухмыльнулась. Её всегда забавляла разница понятий. Когда для других война становилась страшным испытанием, выпавшим на долю семьи, поселения, страны, то для неё, как и для народа, к которому она принадлежала, война становилась кормилицей, плоды которой они все с удовольствием пожинали.
От жары, тяжёлого, разогретого солнцем воздуха, тёмная чёлка, которую давно следовало подрезать, липла ко лбу, то и дело спадая на глаза. Короткие, некогда импульсивно и эмоционально отрезанные волосы, отдельными прядями липли ко взмокшей шее, когда другими - своевольно и непослушно торчали в разные стороны, как бы их ни приглаживай. Эль остановилась и, отвязав от тонкого пояса, поддерживающего низкую посадку широких бледно-розовых шаровар, бурдюк, присосалась к нему, жадно выпивая две трети остатка воды, припасённой на обратный путь в брошенном поселении. Оставшуюся воду Эль вылила себе на голову, растирая влагу по макушке, и лишь сильнее растрёпывая и без того не способные спокойно улечься тёмные жёсткие пряди.
Она блаженно выдохнула, ощущая, как на несколько мгновений обуявшая и порядком доставшая её духота отступила, уступая прохладе, стекающей с коротких волос на открытые плечи, остужая шею, небольшую грудь, спину. Эль привязала полегчавший бурдюк обратно и примерилась к дороге. Ей оставалось дойти до конца кажущегося бесконечным поля, пройти по лесу, пересечь вброд реку, выйти на дорогу и по ней уже добраться до родного поселения. Но, даже сориентировавшись по направлению пути, Эль не двинулась с места, заприметив средь высокой жухлой травы движущегося мужчину. Удержала расползшуюся по лицу улыбку и лёгким ловким движением выхватила кинжал с ручкой, инкрустированной драгоценными камнями. Чуть присела, двигаясь навстречу и держа силуэт в зоне видимости.
Это был не аршхан, что являлось для Эль удачей. Если победа над аршханом казалась тяжёлой, то убийство человека, мага или друида было делом куда более простым в своём исполнении, особенно, если действовать из укрытия. Однако, чем ближе она подходила, чем больше возможностей рассмотреть потенциальную жертву имела, тем сильнее ощущала разгорающуюся в душе злость.
  Она ни с чем не спутала бы эти безжизненно опущенные руки.
        Ни с чем.
Эль уже не скрывалась, выпрямившись в полный рост. У неё было треугольное личико с заострённым подбородком. По смуглой коже щёк рассыпались редкие веснушки. Нижняя челюсть чуть выпирала вперёд из-за неправильного прикуса. Сейчас же та подалась вперёд ещё сильнее в приступе жгучей злобы. А руки сами сжались в кулаки.
Кинжал полетел прямиком в шедшего друида, воткнувшись в землю перед собирающейся сделать очередной шаг ногой.
- Шваль друидская! - в ненависти выплюнула она, широким шагом направляясь к парню. По пути с отвращением скинула с плеча полюбившийся ковёр, сбросила сумку, переходя на бег, попутно вытаскивая другой кинжал, более крупный, чем первый. - Трус поганый, - оказавшись возле друида, Эль замахнулась и нанесла ему удар кинжалом. Но, когда тот должен был встретить грудь этого сучьего предателя, кинжал оказался выбит, а в грудь прилетел сжатый кулак. Эль не растерялась, дополняя удар и вторым кулаком, а после снова первым. В раскосых карих глазах горела ненависть, а груди теснилось чувство обиды с ощущением, будто её обманули и предали. - Что остановился?! - крикнула она ему в лицо, дёрнув головой, из-за чего в ушах красиво засверкали золотые серьги. В правом ухе - целый их ряд. - Уходишь? Бросаешь меня!? Чего ещё можно было ждать от друидской змеи, - и, будто в подтверждение своих слов сдёрнула с его спины сумку, полную вещей. - Так вали хоть к низшим духам, слышишь? - зашипела она, приблизившись к его лицу и поднявшись на носочки, чтобы быть выше рядом с ним. От жгучей обиды на глаза навернулись слёзы.
Эль уже не помнила, как Арри появился в её поселении. Ей казалось, что вовсе не было момента, когда Арри там не было. Зато отчётливо помнила, как странно он смотрелся на фоне ассиров. Пришедший друид с отнявшимися руками. Тогда, в первые дни наблюдения за ним, она его решила ограбить, заприметив у него симпатичный ей кулон. А теперь глядела на всё тот же кулон, болтавшийся на его необычного цвета кожи шее, пропитанная ненавистью к тому, кого считала своим другом. Они же были так близки! Сколь многое они делали вместе, из каких передряг выбирались. Эль даже... Не то, чтобы он был красивым, скорее наоборот... Но что-то в нём её... Девушка зажмурилась, прогоняя слёзы, а после снова распахнула глаза, одним движением руки стирая с глаз влагу.
- Знаться с тобой не хочу, - тихо произнесла она, отталкивая от себя Арри - что б его - зара и, развернувшись на 180 градусов, двинулась прочь от друида, как забыв о своих вещах, так и о цели своего пути, на одних только эмоциях, разрывающих её изнутри, ведя разговор с самой собой, который даже не замечала. - Столько времени вместе, столько всего было, и даже не позвал, даже словом не обмолвился, раздери его душу араки...

+1

4

Арризар собрался гораздо быстрее, чем он того ожидал. Крупный рюкзак, выделенный под вещи, оказался едва наполнен. Лишь несколько свёртков одежды, кошель с монетами, немного еды в путь и фляга с водой, взятая с пониманием, что ему предстоит путь под солнцем. Арри был рад, что уходить ему предстоит в то время, когда Эль была вне поселения. Не хотел прощаться, понимая, что девушка его так просто не отпустит. Улыбался раз за разом, представляя себе эту картину, как она вцепилась бы ему в предплечье, не понимая, что своей хваткой делает ему больно, и уверяла бы, что не отпустит одного ни при каких обстоятельствах. Чтобы не уходить, не объяснившись, Арри написал для Эль записку, которая теперь лежала на столе в кухне. Сильно сомневался, что девочка прочитает ту прежде, чем на эмоциях порвать или сжечь, но ощутил, как угрызения совести отпустили. Да и уходил он ведь не просто так. А с целью, которая сыграла бы им с Эль добрую службу в будущем.
Арри уже долгое время искал лекарство для себя. Путешествовал в разные страны, изучал артефакты, но смог лишь замедлить разрушение собственной души. Обосновался у ассиров, понимая, что через руки этих прохвостов проходит очень много того, что сам Арри искал бы долгое время. И кто знал, что у них он задержится надолго. Да ещё и встретит Эль, которая стала ему близка, как сестра. Неугомонная, то дерзкая, как ощетинившаяся кошка, то мягкая и мурчащая над ухом. Он всегда глядел на неё будто свысока, со снисходительной улыбкой принимая её детские забавляющие его выходки. Чувствовал единство с ней и из-за того, что девчонка также была подвержена болезни, и отчего-то ощущал оттого свою ответственность за неё. Как старший брат за младшую сестрёнку. Потому, собираясь в путь, Арризар ставил себе не только цель найти спасение собственной душе, но и потрудиться найти лекаря для Эль, способного успокоить её непостоянную, колеблющуюся душу. С этими мыслями он покинул поселение.
Арризар шёл, тихонько мыча себе под нос мелодию песни, которую буквально прошлой ночью распевали ассиры. Не сказать, чтобы Арри привлекала музыка, но песня ему понравилась. Она как раз была про длинный путь с препятствиями, ловушками и трудностями, на конце которого ждала достойная путника награда - золото. Арризару больше нравилось воспринимать золото в этой песне не как ценный металл, а как нечто, дорогое сердцу и душе. Для него, друида, это был лекарь и лекарство, способное излечить их с Эль. Эль...
Арри собирался сделать ещё один шаг, когда прямо перед ногой в землю врезался кинжал. Недоумение продлилось не долго, и Арри обернулся на до боли знакомый голос, который кольнул душу. Уйти не получилось... Друид мягко вытянул из женской ладошки кинжал, направленный ему в грудь, с помощью выросшего из земли ростка, и отбросил в сторону. Арри принял град ударов по груди, стойко их терпя, да со снисходительной улыбкой глядя на девочку.
- Эль, - примирительно начал он, но замолк, всё с той же улыбкой, тронувшей губы, слушая бесконечные оскорбления в свой адрес. - Эль, дурочка, - ласково позвал её друид, наблюдая за тем, как она уходит. Тихо посмеялся, с помощью магии поднимая рюкзак и возвращая его на плечи. - Ты идёшь не в том направлении, Эль. - ещё раз заметил он и двинулся следом, с улыбкой ожидая момента, когда та признает свою ошибку. Когда же это случилось, Арризар преградил злой девушке путь, выставив предплечье в сторону и ловя им Эль. - Не кричи, - пытался он её утихомирить, удерживая в объятиях, - я хотел сделать тебе лучше. И продолжаю считать, что тебе не стоит идти со мной. Мало ли что может случиться. - знающим тоном произнёс Арризар, серьёзно, но с улыбкой, затаившейся в уголках глаз, глядя на взлохмаченную самой природой макушку Эль.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » help for the souls


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно