Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » body of proof


    body of proof

    Сообщений 1 страница 6 из 6

    1

    около полугода начиная с весны  //  нью-йорк, сакраменто разные локации

    джереми и девонн
    https://forumstatic.ru/files/0016/4a/bf/40304.png

    Слишком бойкая и наивная офицер Дэрроу рвется расследовать первое убийство. Ага, размечталась. Дело было передано в ФБР и теперь придется работать с напыщенным кретином Вайбертом. Полиции понадобилось несколько дней, чтобы собрать все улики воедино, а теперь ФБР пришли на всё готовое и только будут проверять версии? Не тут то было. Вне рабочее время никто не запрещал вести "своё" расследование. Вот только во что это всё выльется - вопрос. Истеричка и Алкаш - отличный тандем.

    [NIC]Jeremy Vibert[/NIC]
    [AVA]https://i.imgur.com/JvMJ4VY.png[/AVA]
    [LZ1]ДЖЕРЕМИ ВАЙБЕРТ, 32 y.o.
    profession: специальный агент ФБР
    bitch: Devonne[/LZ1]

    Отредактировано Demian Laevatein (2022-02-14 17:46:48)

    +2

    2

    - Девять-один-один, что у вас случилось? – оператор четко отчеканил сказанное уже тысячи раз, стандартное приветствие – ответ службы спасения. Девушка на другом конце телефонного провода что-то не внятно пыталась сказать. Судя по всему неё был набит рот. Хочется верить, что она просто ужинала, а не прелюбодействовала со своим, скажем соседом. – Да, случилось. Школота опять бухает в подвале моего дома. Я уже тысячу раз вам звонила и просила заварить туда вход. А теперь они устроили там притон, - мадам в очередной раз смачно чавкнула и кажется затянулась сигаретой или же косяком. – Вы можете описать, что вы слышите? Громкую музыку? – оператор пытался узнать как можно больше информации о происшествии, ведь от этого зависит то, кого надо отправить на вызов. К сожалею, проигнорировать вызов служба спасения не может, даже если это розыгрыш. Да, шутникам грозит выговор и штраф, но игнорировать всё равно нельзя. В итоге удалось выяснить, что в подвале жилого дома, где женщина снимает квартиру на первом этаже, несколько дней доносятся странные звуки из подвала и просачивается ужасный запах, как будто сгнил мешок картошки.

    Вызов перенаправили на участок к которому принадлежал этот дом и на вызов был отправлен младший офицер, в общем-то тот, кого было не жалко отправить выносить гнилые овощи, плюс кадр не ценный, если случится что-то действительно серьезно, то лучшие кадры должны быть задействованы там. Так что по вызову я приехала уже подготовившись. Фонарик на голову, чтобы не занимать руки. Высокие ботинки и форма полевика, а так же побольше перчаток. Может быть и слишком перестраховываюсь, но в прошлый раз я умудрилась принимать роды у собаки! Пришлось отдавать форму в химчистку на последние деньги. В этот раз я подготовилась от и до. По приезду я быстро нашла звонившую. Казалось она сидела под окном и выжидала, пока кто-то приедет из полиции. Я даже не успела постучать в дверь, как её тут же распахнули, практически ударив меня ею по лицу. – Да, вам надо спуститься в подвал и выгнать оттуда всю шпану. А лучше арестуйте их, они там алкоголь распивают и срут! – женщина никак не унималась, а я лишь проводила стандартный опрос. Когда начались звуки, когда появился запах, как долго это продолжается, обращались ли в службу спасения ранее по данному вопросу и тд.

    - Да, мэм, мы получали ваши жалобы и просьбу заварить дверь в подвал. Но к сожалению обслуживающая компания ответила нам однозначно. Что это не возможно сделать по пожарной технике безопасности и ввиду того, что все коммуникационные системы находятся в подвале, - наконец-то объяснив всё женщине и объяснив ситуацию, она пропустила меня в глубь квартиры и провела в комнату, где запах чувствовался сильнее всего. Я уже чувствовала этот запах, к сожалению это не сгнившие овощи, а кое что похуже, но нельзя было давать женщине паниковать или истерить, так что я просто молча сделала пометки в своем блокноте, поблагодарила её и обещала разобраться с мусором под её полом и удалилась из квартиры. Дойдя до машины я достала рацию и связалась с участком. – Диспетчер, это офицер Дэрроу, мне требуется подкрепление. Десять - пятьдесят четыре Д. Да, на Маркет стрит в подвале, - рация привычно зашумела, передавая сигнал, а потом я услышала ответ оператора,  – Принято, ожидайте, машина уже выехала к вам.

    Я думала меньше секунды, остаться в машине и ждать, пока кто-то приедет из «старших» или всё проверить самой. И всё решилось само собой, а точнее та самая женщина, которая буквально высунулась на половину из окна и прокричала мне, распугивая кошек в округе, что звуки прекратились. Если в этот момент в подвале кто-то находился, то он мог сбежать, он мог просто услышать как мы ходили над ним, как я разговаривала с потерпевшей, а сейчас в панике сбегает и растворяет все улики в кислоте. Схватив платок, чтобы закрыть органы дыхания, я выскочила из машины и направилась к ступенькам, что вели в подвальное помещение. Всего один оборот на фонарике для головы и яркий свет осветил мне крутые ступеньки. Запах становился всё сильнее и отчетливее. Почему никто больше не звонил в службу спасения?  Понимаю, что рядом находятся баки с мусором и сюда его сбрасывают не редко, но ведь этот запах, он же выедает глаза. Останавливаюсь и прислушиваюсь. Я слышала только шуршание этой чертовой формы, которая кажется натянулась на всех местах. Работай я в стриптизе – это было бы очень кстати, но сейчас это было очень не удобно.

    Минусы мелкого роста, что не всегда в участке может найтись форма нужного размера. Остаётся надеяться, что это не какая-то детская форма для школьных экскурсий и она не лопнет у меня на заднице пока я буду гнаться  за преступником. Но из-за двери никто не вышел. А другого входа в подвал не было. Лишь маленькие квадратные окошки десять на десять, туда вряд ли что-то могло поместиться. Разве что только по частям. Приложив платок к лицу я подошла к двери и подёргала её. «Заперта». У самого верха находился амбарный замок и практически у самого низа еще один. В самом центре обычный замок в скважине, но ведь тело туда как-то попало. Попасть во внутрь мне не удалось, поэтому я вернулась к женщине в квартиру сверху, взяла у неё ключи от подвального помещения. Они были у каждого из жильцов, раньше там находилась прачечная, но сейчас она находилась в ремонте, год или два. Домовладелец не спешил там что-то ремонтировать, а плату на ремонт продолжал собирать.

    Вернувшись к двери и открыв все замки я всякий случай держала наготове газовый баллончик. Подстрелить кого-то еще раз я не хотела. Плюс за каждую выпущенную пулю требуется писать огромный отчет, а так и обезврежу преступника и никаких бумажек. Но войдя в помещение, где как по жанру клишированного кино о полицейских – не работал верхний всех. А вот скрежет о котором говорила жительница квартиры над подвалом я услышала. – Это снова началось! – прокричали откуда-то сверху. Когда я проходила глубже в помещение, где запах становился сильнее, я услышала звук сирен. «Вот и подкрепление». Визг шин, стук дверей, звук ног, всё казалось каким-то не настоящим когда я обнаружила источник шума. На полу, в углу находилось человеческое тело. Его облокотили о стену, а на нём по всюду кишили крысами. Они знатно обглодали тело и продолжали пирствовать. Я не знала, что делать. Отогнать их, чтобы не пострадало тело еще больше или оставить так, чтобы не убежали мышки в которых могли быть улики.

    - Сюда, оно в самом углу, - прокричала я, услышав подступающие шаги. Буквально через секунду из-за угла показалось несколько полицейских с фонариками в руках, а следом шли коронеры и помощники. Всё кругом оцепили, набежали зеваки, даже приехал мой кретинистый начальник и похвалил, от чего я мягко говоря охерела. Большое, серьезное дело. Раскрыв его он может получить долгожданное повышение, да и я подсуетилась, чтобы получить на него назначение. Какое же огромное количество информации мне пришлось переработать и вобрать в себя. А по приезду в участок мне предстояло разобрать все улики, всё проанализировать и сделать свою первую доску по преступлению. Я как будто окунулась в любимый сериал. Безумно хотелось наконец-то похвастаться перед близкими, что я участвую в серьезном деле, не веду его конечно, скорее секретарь-раб. Ведь такие дела даются детективам, а я работала в участке только год. Я не выходила из участка больше недели, постоянно проверяла все данные, наводила справки и расспрашивала жителей дома, связывалась со всеми, кто держал какие-то общественные места и у них были камеры направленны на то здание, чтобы получить записи и найти хоть какие-то зацепки.

    - Мышь просто рассвирепеет когда узнает, - я слышала, что за моей спиной шептались и к тому же они упомянули моё позывное, которые прицепилось ко мне после этого обнаружения тела. Но почему-то никак не решались заговорить со мной. – Ну, же, если вам есть что сказать и вы видите где я накосячила, то просто помогите, вы же тоже когда-то впервые начинали…. – хотела добавить «вести» своё дело, но вела его не я, а лишь помогала, много помогала, даже несколько раз в помойке ковырялась, чтобы выловить крыс, которые сожрали фаланги и остальные недостающие детали. Так что я много вложила сил и это хорошо отразилось бы в моём личном деле. – В общем дело Гамельнского крысолова…., - мы такое дали рабочее название этому убийству. Да, сейчас это точно было известно, что убийство. – Его передают федералам, - надо было видеть их лицо когда я вскочила со стула и пошла в кабинет своего наставника. Яростно постучав в дверь и не дождавшись ответа я пнула дверь ногой и влетела в него как будто меня кипятком ошпарили. Ребята наверно решили, что я захочу ударить их, а не того, откуда растут ноги этой "передачи".

    - Какого черта, дело крысолова передают херовым федералам? Ты себе представляешь, каких усилий мне стоило одной собрать все этим материалы за неделю, чтобы ты их…, я бы могла продолжать орать, но вовремя заткнулась, ведь мой наставник был не один. Я ворвалась как раз в тот момент, когда он пожимал руку какому-то мужчине в костюме. И тот мерзко улыбался, как будто они были знакомы. – Офицер Дэрроу, это агент Вайберт, он продолжит работу над делом крысылова, - спокойно проговорил Джексон, представляя меня своему гостю. – Она тщательно собирала все улики и подписала каждый найденный волосок в округе. Очень дотошная мышь, - после этих слов мужчина засмеялся, а мне захотелось ударить его по лицу. Натянуто улыбнувшись, скривив лицо в гримасе я удалилась из кабинета неся проклятия и в своего начальника, и в этого федерала. - Chúpame la polla!! Me cago en tus muertos! Vete a tomar por el culo O’Hara y Vibert! – буквально срывая с доски, где всё было скреплено и подписано, а затем заталкивая в коробку, я продолжала ругаться. Почему он не настоял на том, чтобы дело осталось у нас? Почему они сами не соберут все улики, а забирают то, что я с таким трудом собирала? Почему я не пошла в ФБР? Могла бы отбирать любое дело без зазрения совести!

    Затолкав всё фотографии и записи с доски и кинув сверху стопку документов, а так же несколько аудиокассет, на которые я записала подозрительные разговоры, что по-моему мнению были связаны с этим делом, но еще не успела их передать начальству на обработку. Накрыла все получившиеся коробки крышками и швырнула их под ноги выходящему агенту ФБР. – Вот, пожалуйста, здесь всё, - то ли опять юношеский максимализм, то ли моча ударила у голову, но я была готова наброситься с битой на любого, кто попытается меня сейчас успокоить. Приятно конечно слышать от начальника - мудака, похвалу в мой адрес мол "вот таких кадров у вас в бюро нет". Да, меня бы не допустили по психическим показателям, сэр. Уж после вот этой выходки так точно. Но я не собиралась отдавать первое серьезное дело к которому меня допустили спустя год работы в полиции! Мне никто даже не хотел помогать, потому что если браться за это дело, то на него уйдет не один месяц, а сборы всех улик и их обработка чего стоило, а они просто отдают его. Это.... это не честно. Всё же собрав всю свою волю в кулак, я извинилась перед агентом ФБР и взяла одну коробку с пола, чтобы помочь ему донести её до машины.

    [NIC]Devonne Darrow[/NIC]
    [AVA]https://i.imgur.com/iPpzxBo.png[/AVA]
    [LZ1]ДЕВОНН ДЭРРОУ, 22 y.o.
    profession: офицер-стажер полиции NYC
    dick: бесячий агент ФБР[/LZ1]

    +1

    3

    26 сигарет никотином растворяются в теле, на подходе 27, которую прикуриваю и медленно опускаю зажигалку на стол. Глоток крепкого виски перемешанного с водой, который когда-то был кубиками льда. Стряхиваю пепел в пепельницу, которая переполненная окурками и распространяет терпкий запах табака по кабинету. Стрелки на часах подходят к трём часам ночи. Я слышу звук закрывающейся двери позади, но не выражаю никакой реакции. Напарница вернулась спустя десять минут с очередным чёрным кофе, который не даёт ей растратить последнюю энергию этой ночи. Она молча ставит стакан на стол и забирает со стола пепельницу. Пепел уже летел на стол и обжигал мои пальцы, но на это у меня не было никаких эмоций. Выбрасывает окурки в урну и с таким-же молчанием ставит пепельницу обратно чуть подвинув указательным пальцем ближе к моей руке. Я делаю очередной глоток алкоголя и после этого делаю глубокий выдох сопровождающийся хриплым стоном.
    - Сколько ещё девушек станцуют для него прежде чем мы поймаем этого ублюдка? - вопрос в никуда. Мы уже три месяца занимаемся делом «Чёрный Лебедь» и у нас нет никаких зацепок, кроме фотографий жертв на доске. Все девушки не старше девятнадцати лет и все блондинки. На своих последних фотографиях в образе танцующих балерин подвешенных за лески. Словно ими управлял кукловод. В пуантах, которые пропитанные кровью и разбитыми пальцами на ногах. Они танцевали для него. У всех девушек не было ничего общего, все они были выбраны из разных частей города. Но... Девушек всегда находили во время больших премьер в театре. Кто-то насмехался над искусством и выставлял свои произведения на публику, которые собирали больше обсуждений и наводили страх на город. Очередная жертва появилась этой ночью и ее фотография сразу оказалась в нашем кабинете. Ничего нового. Ещё совсем юное создание с белыми волнистыми волосами была подвешена в переулке в образе балерины. Ким Хофман была объявлена в розыск две недели назад и оказалась восьмой по счету жертвой «Кукловода».

    - Маркус нас убьёт, - напарница снимает пиджак, небрежно кидает на свой рабочий стол.
    - Опять ему придётся отчитываться перед журналистами, что ФБР не в состоянии поймать серийного убийцу, - она вытягивает ноги и обхватывает остывший кофе двумя руками.
    - Пусть лучше Маркус убьёт, чем я пущу себе пулю в лоб после очередного разговора с родителями девушек, - поднимаюсь со стула, тушу сигарету в пепельнице и подхожу к доске с фотографиями.
    - Есть очередная девушка в розыске с похожими параметрами? Когда следующая премьера? - подхожу к карте на которых отмечены места, где были найдены девушки. Как заворожённый прожигаю взглядом карту и провожу по ней пальцами. Минуты через две срываюсь с места, беру чёрный маркер и обвожу точки по контору соединяя в одну фигуру. Опускаю руку с маркером и концентрируюсь над тем что получилось. Неизвестно сколько времени я провёл в одной позе, но лампочка над головой загорелась внезапно.

    - Мне нужна чистая карта, - срываю карту с доски и подхожу к столу, где упершись на него руками и всем своим весом продолжаю смотреть на штрихи от маркера, чтобы не растерять свою мысль. Напарница достаёт новую карту и опускает рядом.
    - Что? - её голос звучал звонко и с какой-то надеждой.
    - Сначала я обвёл места по контуру и ничего из этого не вышло, но если поиграть с линиями, - красным цветом я отмечаю места жертв на новой карте. - То можно вывести одну теорию, которая может быть верной, но... - поднимаю на неё взгляд. - Это лишь теория, но в нашей ситуации это лучше, чем ничего, - беру чёрный маркер и обвожу точки линиями. - В школе я любил астрономию и знаю достаточно, и эта фигура похожа на созвездие лебедя, - кидаю маркёр на стол. - В созвездии девять звезд, ну их на самом деле больше, но на звездной карте это созвездие остановилось на девяти для удобства подсчетов и прочего, неважно. У нас семь девушек, - тыкаю пальцем в каждую точку. - Не хватает двух и если ... - подхожу к фотографиям с жертвами. - Если посмотреть внимательно на схему, то три жертвы, - указываю на каждую фотографию. - Три девушки были найдены с особым преподнесением, чем остальные четыре, это три ярких звёзды и есть ещё одна, которая в центре - Садр, - поворачиваюсь к напарнице, которая стоит рядом. - Нас ждёт шоу и если оно произойдёт, то он закончит своё дело и мы его никогда не найдём, или же он покончит с собой, как в большинстве случаев и никогда не понесёт ответственность, - я хотел, чтобы этот ублюдок получил самое жестокое наказание, уверен, что в тюрьме на него найдётся заточка, которая отправит его грязную душу в ад.
    - Осталось две звезды, нам нужно прочесать все обсерватории, университеты и прочие места, которые связанны с астрономией. Может быть в базе есть кто-то из списка «звездунов» кто уже раннее был судим или как-то нарушил закон. И конечно начинаем патрулирование центра и запускаем людей в театр, где будет премьера, и не забываем следить за розыском девушек, уверена, что по твоим предсказанием очередная пропажа всплывет очень скоро, - если раньше я с сомнением относился к ней, то сейчас она стала для меня на шаг ближе. Как губка впитываю каждое ее слово и лишь молча киваю без возражений.

    Ежедневно человеку требуется 7-8 часов сна для нормальной работы, если мне удалось в сумме поспать часов двадцать, то это назвать успехом. Я медленно и постепенно превращаюсь в зомби живущим на кофе и сигаретах. Мысли о деле не давали расслабиться, я буквально был утопающим в этом океане и искал остров для спасения. С каждым днём сил оставалось меньше и не было никакого намёка на спасение на горизонте. Наш кабинет превратился в хаос. Доска была расписана деталями, именами, местами. Что-то и кто-то был помечен вопросом, или же попросту вычеркнут из-за ненадобности. Мы не приблизились к цели, но были готовы принять новое нападение. Через десять дней после седьмой жертвы в розыске появилась Эмили Флинт. На её поиски были подключены все силы и её имя привело к Генри Крину. Техник в обсерватории на севере от Сан-Франциско. Это была его девушка, но по показаниям мы ничего не добились.

    - Нам нужно дело по Генри Грину, - опускаю локти на подлокотник кресла и внимательно выжидаю реакцию Маркуса.
    - Какое тебе дело до этого убийства? Копы делают всю пыльную работу или тебе больше заняться нечем?! Если хочешь ...
    - Это дело относится к нашему "Кукловоду", - на этих словах Маркус меняется в лице.
    - Поподробней.
    - Генри Грин был нашим подозреваемым, мы пробили его банковский счёт и он купил билеты на все премьеры, где были убиты девушки, и следующая предполагаемая жертва - его невеста.
    - И каким местом он связан с "Кукловодом"?
    - Маркус, ты же знаешь, что я никогда не прошу тебя просто так. Генри Грин может приблизить нас к разгадке, которая мучает нас уже на протяжении четырёх месяцев, - моё терпение начинает кончатся, но я не показываю своих эмоций и лишь спокойным тоном переманиваю Маркуса на свою сторону.
    - Хрен с тобой, завтра утром заедешь в участок и заберёшь дело, - он произносит всё с неуверенностью и жестом показывает мне на выход. Поднимаюсь с кресла и уже возле двери он произносит мою фамилию. - Вайбер, без приключений в полиции, хорошо?
    - Маркус, ты же меня знаешь, всё будет нормально, - улыбка чеширского кота на лице и Маркус понимает, что ему придётся выслушивать обо мне много всего лестного.

    Каждый раз моё появление в полиции - это шоу, которое потом долго обсуждается всеми. Меня полиция ненавидит, а они для меня, как коты, которых я люблю гонять в образе пса. Они постоянная проблема на моём пути, которые иногда сильно мешают расследованию. Никогда не опускаю возможности кинуть им в след пару шуточек или же поговорить с ними на пафосе показывая, что я выше их и любители пончиков держитесь от меня подальше, а то вы мне солнечные лучи загораживаете. Следующим утром я был при полном параде. Белый костюм, который отлично сочетался с моим новеньким белым BMW 2019 8-серии, который был куплен в одну из пьяных ночей с моим братом и о своей покупке я не сожалею. Отличный конь, вот только не для работы, ведь ФБР всегда должно работать на штатных машинах, но только не я. Под громкую музыку Мэрлин Мэнсона, я подъезжаю к полицейскому участку и паркуюсь рядом с полицейской машиной, возле которой стоят два офицера. Поправляю очки и несколько секунд смотрюсь в зеркало заднего вида. Ну, поехали. Выхожу из автомобиля, несколько сигналов оповещающих, что салон закрыт.
    - Эй, девочки, я смотрю вы не заняты, не протрёте мои стёкла, а я вам кофе и пончики оплачу, - с усмешкой прохожу мимо парочки и с лёгкой походкой поднимаюсь по ступенькам. Пару раз остановился. Первый раз, когда проходила одна девушка с папкой бумаг. А второй, когда открыл дверь одной из девушек в форме, которая привлекла меня своей походкой. Громко выдохнув ей вслед я оказываюсь в прохладном помещении и иду точно к своей цели. В нужный кабинет и к нужному мне офицеру. Знакомы мы с ним давно и уверен, да, знаю, что он меня ненавидит и это подтвердилось, когда он встретил меня с натянутой улыбкой.
    - А, ты похорошел, зарплату подняли? - лёгкое приветствие и разваливаюсь в кресле напротив его рабочего стола.
    - А ты вот наоборот выглядишь не очень, что твои подкаты уже не работают? Руки то ещё поднимаются? - а он хорош, всегда любил проводить с ним время, ведь где ещё встретишь достойного соперника. Поднимаю руки вверх словно доказываю ему, что всё в порядке и его помощь не требуется.
    - Когда опустятся, то обязательно наберу твой номер, - снимаю очки. - У меня нет времени, где дело по Генри Грину?

    - Приятно иметь дело с хорошим человеком, - язвительно улыбаюсь и мы пожимаем друг другу руки, как в этот момент в кабинет влетает фурия и начинает изливать из себя слова недовольства. На лице вновь появляется типичная ухмылка и я с интересом наблюдаю за сценой со стороны. Понаберут же, - проносится в голове, когда я делаю отчёт в голове, что именно эта дамочка занималась делом Грина. В полиции совсем плохо с людьми и они набирают кого попало с улицы?! Да на неё дунуть и она отлетит на пару метров. Чем она может помочь? Если только в ролевых играх быть в роли полицейского.
    - На каждую мышь найдётся своя мышеловка, - кажется это повеселило нас двоих, а вот блондинка вылетела из кабинета пулей.

    Останавливаю ногой приближающую коробку по полу ногой и поднимаю взгляд на девушку. А ты не охренела, малая?! В полиции есть отбитые, но я редко видел такое поведение перед наставником и уж тем более перед агентом ФБР. Мы из разных подразделений, но прав и возможностей у нас больше. Приподнимаю бровь, когда она извиняется и я лишь молча поднимаю коробку, прощаюсь с Джексоном и удаляюсь к выходу.
    - Благодарю, - открываю багажник и опускаю коробку, отхожу на пару шагов назад, чтобы рассмотреть девушку. - А тебе форма идёт, кажется у меня будет сегодня хорошая фантазия перед сном, - ловлю на себе недовольный взгляд и она кидает коробку в багажник, что та переворачивается и все оказывается не в коробке, а в багажнике.
    - У других была другая реакция и они всегда просили телефончик, чтобы эти фантазии произвести в реальность, - надеваю очки. - Спасибо за вашу работу, офицер Дэрроу, уверен, что вы внесли огромный вклад и душу... а она у вас очень даже ничего, - перестаю смотреть на её грудь и вновь встречаюсь с недовольным лицо. - Надеюсь, что мы ещё увидимся, - усмехаюсь и сажусь в автомобиль из которого вновь начинает играть Мэнсон.

    Пока моя напарница бегала по городу и занималась планом по безопасности театра в центре города, я сидел в прокуренном кабинете и изучал полученное дело Мистера Грина. Офицер Дэрроу проделала огромную работу и я был удивлён этому, она смогла разглядеть и найти самые мелкие детали, которые помогут в деле "Кукловода". Я поднял своих ребят, которые проверяли все его звонки, старые счета и связи, с которыми пришлось разбираться напарнице. Мы не приблизились к убийце, но наши в деле Генри несколько фактов за которые он мог бы легко присесть лет на двадцать. Жёсткий диск с компьютера Грина, который он почистил, но наши хакеры восстановили все файлы показали, что этот товарищ был далеко не идеальный и увлекался молодыми девушками, да и парнями. Видео. Фотографии. Возможно он работал на чёрный интернет и зарабатывал не плохие деньги, иначе его состояние описать невозможно. Жил он скромно, но гулял на широкую ногу. Но, где-же он совершил ошибку, что был убит и съеден крысами? Где его невеста? Эмили Флинт оказалась не из благополучной семьи и связалась с Генри из-за денег, когда ей было шестнадцать лет. Но, что-то пошло не так и она смогла растопить его сердце, поэтому он сделал ей предложение. Где Эмили? Может ли Эмили быть свидетелем тёмных дел Генри и её похитили, а от Грина избавились, как от ненужного?! Слишком много вопросов и так мало ответов, от которых я разбиваю стены кулаками.

    Офицер Дэрроу нашла адрес, который никак не связан с Грином, но был вписан в дело. Именно на этом я сконцентрировался исразу же направился туда, когда нашёл его среди всей информации. Город Кармет в двух часах езды от Сан Франциско. Я добираюсь до самого ближайшего магазина от дома Грина и дальше вызываю такси, чтобы мой автомобиль не вызывал подозрений и вдруг кто-то решит зайти в гости зная, что хозяина нет и забрать что-то нужное. Небольшой домик на берегу океана, который не вызывает никаких подозрений. Ухоженный сад и подстриженные кусты с деревьями. Кажется, что здесь льётся жизнь и не хватает только детских голосов для полного счастья. Я обхожу дом и оказываюсь у двери со стороны океана, играюсь с замком секунд двадцать и по щелчку открываю дверь. Достаю глог 17 и палец на курке, чтобы в любой момент попасть в движущуюся цель. В доме не пахнет пылью, значит здесь были недавно. Убрано. Прохожу в гостиную, которая выполнена в стиле 80ых и сразу навеяло стариной. В голове заиграла музыка тех времён и я продолжил идти дальше, вернулся к главному входу и оценил постройку дома. А может быть подвал? Банально, но в таком уютном доме вряд ли подвал будет наполнен ужасами и приведениями. Открываю дверь, включаю фонарик и спускаюсь по лестнице вниз.

    - Ну, здравствуй, золотая рыбка, - ухмылка на лице, когда я сижу в кресле напротив компьютера, который только что разблокировал наш хакер. - Сейчас мы узнаем чем..., - непонятный звук сверху заставляет выключить монитор, вернуть палец на курок и медленно подойти к лестнице ведущей вверх из подвала. В полной тьме я пытаюсь не сводить взгляд с двери до которой остаётся пять ступенек. Только дотрагиваюсь до ручки, как дверь открывается и я резко вытягиваю руку вперёд прицеливаясь.
    - Твою мать, ты? - ствол направлен точно в голову Дэрроу.

    [NIC]Jeremy Vibert[/NIC]
    [AVA]https://i.imgur.com/JvMJ4VY.png[/AVA]
    [LZ1]ДЖЕРЕМИ ВАЙБЕРТ, 32 y.o.
    profession: специальный агент ФБР
    bitch: Devonne[/LZ1]

    +1

    4

    Иду молча за мужчиной в пижонском костюме. Кто ходит на работу в белом костюме? Только кретины. Есть же уставы, рамки приличия. Сколько платят в ФБР? Почему он ездит на такой машине? В моей голове крутилось слишком много вопросов и мне определённо хотелось их задать, особенно тот, который касался нашего дела. Чёрт, моего дела. Может просто выплюнуть ему в лицо? Мол, какого хера вы забираете наше дело? Где вы были неделю назад когда мы просили вашего содействия? Но именно сейчас, когда я начала прощупывать «пульс» у этого убийства, эти скоты решили присвоить себе все заслуги. Но я это так не оставлю, я буду бороться до последнего, если надо будет, обращусь к мэру. Но конечно же я не решаюсь открыть рот, хоть этот мужчина и выглядит придурковато, он был старше меня по званию, да и в Куантико я не училась, а база морских котиков вообще штука опасная. Вот если он будет идти где-то по улице, я могу его легко снять из винтовки, но в рукопашном бою я точно проиграю. Мы подходим к машине агента, он открывает багажник при помощи не большого пультика, что находился у него в руке и тут же ставит туда свою коробку. Следом подхожу я и наклоняюсь, чтобы поставить коробку. В этот момент мужчина отходит назад и выпаливает сальное высказывание. Комментарий агента застал меня врасплох.

    Не придумав ничего умнее, я просто перевернула коробку, буквально кинув её вверх дном так, что всё её содержимое высыпалось в багажник. – Сексуальное домогательство, - отчетливо произнесла я. В две тысячи девятнадцатом еще находятся смельчаки, которые умудряются себя так вести после всех этих громких дел с Вайнштейном и других? Похвально и глупо. Хотя и лично мне приятно. Но может быть не будь это агент, который спёр моё дело, то я бы даже пофлиртовала с ним. Наши взгляды пересекаются и мне на мгновение кажется, что у него цветные линзы, такие синие, но ободка от линз абсолютно не видно и я понимаю, что это его настоящий цвет глаз. "Вау". Я почти набралась смелости, чтобы открыть рот и спросить на счет дела, но зрительный контакт уже был потерян, всё внимание теперь удалялось моей груди. Тяжело и громко вдохнув я показала средний палец мужчина и развернувшись пошла в участок. Меня не покидало чувство, что теперь он оценивает мой зад в зеркале заднего вида. Но проверять я это не стала, не хватало еще показать себя как эти дуры, что чуть ли не стелись под его блядские ботиночки, когда он проходил мимо. – Что встали, куры? – петух уехал, валите на насест, яйца закончились. – если кто не знал, то в полиции работают не только полицейские, еще есть бухгалтеры, секретари и еще много разных кадров, например психологи.

    Ненавижу психологов. А иногда эти куры объединяются и засираю своей харчой и бычками порожки участков. Но чтобы решить этот вопрос, я просто напишу очередную жалобу на них и к следующему утру всё будет сиять. Я была ужасно зла и раздосадована. Хотелось буквально плакать, чем собственно я и занялась закрывшись в одной из кабинок женского туалета. Благо никто не заходил и мне не пришлось впопыхах приводить себя в порядок и отправляться на рабочее место. Я ведь думала, что после этого дела ко мне начнут относиться серьезнее. Сейчас я была на столько не уверена в своей работе, что буквально выполняя что-то, у меня могут это отобрать в любой момент и сказать, что это всё сделали они. А как же те, кто потратил на это неделю без сна? Я же не одна всем этим занималась, кто будет оплачивать лаборатории и работу программистов?? Бюро? Я так не думаю. В итоге у нас расходы, а раскрываемость нулевая. Вернувшись на своё рабочее место в плохом настроении я увидела красивую пластиковую коробочку, перевязанную мятной ленточкой. Через прозрачные стенки коробочки виднелся кексик. Я поспешила открыть крышку коробочки и увидела красивую балерину из мастики сверху кремового витка.

    - Джим, - позвала я одного из своих коллег, который что-то внимательно читал на своём экране. – Это ты мне положил на стол кекс? – мужчина отрицательно покачал головой. Никто из отдела не признался, кто это был, так что я решила съесть кексик утром, так как рабочий день уже закончился и мне хотелось по скорее добраться домой. Десерт отправился в холодильник, а я подошла к вешалке где висела наша верхняя одежда, взяла куртку и надев её, по привычки сунула руки в карман. Права рука нащупала какую-то смятую бумажку. Быстро достав её и развернув, я увидела на ней адрес, который часто встречался у меня в деле, но проверить его мне так и не удалось. Попрощавшись со всеми и избежав нравоучительного разговора с Джексоном, я покинула участок и направилась в сторону метро. До дома было ехать всего одну остановку, я могла бы пройтись и пешком, но не хотелось упускать драгоценное время. Зайдя домой, я тут же направилась в свою спальню и вывалила из шкафа темные брюки, такую же куртку и перчатки, чтобы не натереть руки и не оставлять отпечатков. Переодевшись во всё черное, я вышла из дома через пожарный вход и сев в вызванное заранее такси я отправилась по адресу.

    Я нарочно назвала адрес следующего дома от нужного мне, а когда отъехало такси, то я просто проникла в дом используя отмычки, не забыв закрыть за собой дверь. Сигнализации не было, а это сильно облегчало задачу. Осматриваю гостиную, какая-то ретро обстановка, не люблю такое, вроде и уютно, но пахнет нафталином. Тут же подымаюсь на второй этаж и осматриваю всё. В шкафу висит много женской одежды, ничего из мужского гардероба. Так же в шкафу нахожу несколько пачек сто долларовых банкнот. Не новые, потрёпанные, но всё-таки сцепленные бумажкой, которая гласила, что в одной такой пачке находится десять тысяч долларов. Нехилая заначка и почему люди не бояться держать такую сумму в доме без сигнализации. Слышу скрип ступенек. Сердце начинает биться бешено в моей груди. Неужели пришла хозяйка дома? Прислушиваюсь, стараясь даже не дышать. Всё тихо, возможно мне это только показалось. Сделав снимки всего верхнего этажа, я спускаюсь вниз и прохожусь еще раз по первому этажу. На очереди остается только подвал. Во всех фильмах ужасов там живет страшное нечто и может тебя сожрать. Отлично, пойду как раз туда.

    Даже не успеваю толком открыть дверь, как пере до мной оказывается пистолет. Машинально подымаю руки вверх, показывая, что я безоружная, а потом понимаю, что пере до мной стоит тот самый мудак из бюро, что украл моё дело. – Смотрите ка, даже номерок не пришлось брать, чтобы я смогла исполнить ваше желание о новой встрече. Загадывайте внимательно, желаний осталось всего два, - ухмыляюсь и складываю руки на груди. Но мужчина не настроен шутить. Он делает всего два шага, переступая через несколько ступенек и оказывается пере до мной вплотную. Я и не осознавала на сколько он выше меня, сантиметров двадцать пять. Мощный такой мужик, злобно смотрит на меня сверху, но я стараюсь не подавать виду, что всё-таки боюсь его. У меня же даже пистолета нет, только газовый балончик. – Вы стали мне на ногу, мистер…, - мужчина уже знал как зовут меня, судя по тому, что он назвал меня по фамилии когда отбирал моё дело. Я же не знала кто он такое, а пробить его по базе мне почему-то не хватило мозгов. – Мистер Вайберт, спасибо, - язвительным тоном сказала я, когда мужчина убрал свой ботинок с кончика моей обуви.

    Тут же начались расспросы, что я здесь делаю, какого хрена я здесь делаю и то, что я должна немедленно убираться отсюда пока он меня не пристрелил. Но я не собиралась покидать дом, пока не проверю подвал. Хотя если он был в нём, то значит, даже если здесь были какие-то улики, то их там больше нет. – Обязательно, после вас, я же всё-таки работаю в полиции, мне надо удостовериться, что вы больше ничего не возьмете чужого, - снова камень в его огород. Он же должен был оскорбиться или типа того, но лишь расплылся в довольной улыбке как чеширский кот. Сучий чеширский кот. Глядя на него снизу верх, я точно поняла, что цветных линз он не носит. Наверно все мужчины, что хороши собой ведут себя как скоты. И пере до мной типичный представительно рогатого. Мы могли бы и дальше припираться, если бы не звук захлопывающейся главной двери, а затем лязганье ключей о чашу для них. Мои глаза расширились как два блюдца. Я не знала, что делать и куда бежать, а бежать надо было. Мужчина буквально вынес меня из дверного проёма и за считанные секунды открыл первую попавшуюся дверь, зашвырнул меня в неё так, что я влетела в стену, зашел следом и закрыл за собой дверь. Я хотела потянуть спину, после сильного удара о стену, но даже не смогла сделать шаг, так как здесь места хватало едва на то, чтобы стоять в плотную и не открыть случайно дверь. Никаких резких движений, никаких смен мест и тем более зарядок.

    - Здесь очень тесно, - на меня шикнули. Мужчина пытался что-то расслышать, а я буквально упиралась лицом в его грудь. Стоит заметить, что пахло от него очень приятно и исходящее от него тепло практически, ну вот на иголочку заставила меня подумать о неё лучше, как он выпалил. – Не дыши, - я уже хотела высказать ему, что он охерел и не пошел бы он нахер, но он буквально заткнул мне рот рукой. Мимо нас кто-то прошел, по стуку каблуков можно было понять, что это девушка. Мы прятались буквально в шкафу. Сперва я подумала, что это какая-то кладовка или ландри рум, но сейчас я понимаю, что это обычный хозяйственный шкаф и нам как-то чудом удалось в нём спрятаться.  – Это Эмили вернулась, - прошептала я, когда мужчина убрал свою руку от моего лица. – Я сфотографировала документы, - пытаюсь достать свой телефон, чтобы показать фотографии. Но в таком маленьком пространстве это дается очень не просто, кое как протиснув руку между нами, я просовываю руку в карма, ощущая тыльной стороной, что-то постороннее. Так, успокойся, это просто пистолет, это не то, что ты подумала, просто достать телефон и покажи фотографии.

    Кое как достав телефон и разблокировав его отпечатком пальца я осветила помещение, пистолет был у него в руке. Если бы здесь было нормальное освещение, то моё лицо наверняка было бы алого цвета. Открыв галерею с фотографиями я быстро нашла нужное фото. - Вот. Эмили Флинт. Тридцатое марта тысяча девятьсот девяносто третий год рождения, Норфолк, Вирджиния. У неё куча пачек денег лежит просто в шкафу, - листаю фотографии в бок, показывая что отсняла. Снова усиливается звук шагов, кажется девушка ездила за покупками, в щель между дверным откосом и дверью можно увидеть, как она носит бумажные пакеты. Я не знаю что делать, выпрыгнуть из шкафа и задержать её. Подождать пока она пойдет за оставшимися пакетами и сбежать из дома не проверив подвал или дальше обниматься в шкафу с агентом ФБР, которому я сейчас случайно показала фотографию не совсем приличного содержания, которую он не должен был видеть. Не знаю зачем я вообще скачала себе эту фотку со своей голой задницей. – Это для календаря, на благотворительность, - черт, это же нельзя было говорить, это секрет. Полиция постоянно соревнуется с бюро, кто больше соберет денег на благотворительность и любая утечка может стоить мне головы и очередного проигрыша. Хотя последние годы полиция и собирала больше денег чем бюро, но ведь всё может измениться. Хотя единственное что я сейчас хотела – это провалиться от стыда под землю.

    [NIC]Devonne Darrow[/NIC]
    [AVA]https://i.imgur.com/iPpzxBo.png[/AVA]
    [LZ1]ДЕВОНН ДЭРРОУ, 22 y.o.
    profession: офицер-стажер полиции NYC
    dick: бесячий агент ФБР[/LZ1]

    +2

    5

    - Сука, - проносится в мыслях, но слетает с языка, когда она поднимает руки вверх и меняется в лице. Её ухмылка и сложенные руки на груди заставляют мои брови изогнуться в такую форму, что я могу стать прототипом персонажа для какой нибудь игры в стиле хоррор. Мои нервы находятся на взрывоопасном пике, кажется, что сейчас все уровни сохранения отключаться и я припечатаю её к стене. Минус в работе, что за столько лет я научился вслушиваться в каждое слово, а вдруг мне получится найти в словах ответы на все вопросы. Поэтому, каждое её слово долетали до моих ушных раковин и отражались эхом в голове, из-за этого я сжал левое запястье в кулак и сделал два шага вперёд всё так-же с пистолетом на вытянутой руке. Её это не пугало, а скорее забавляло. Она знает, что в данной ситуации, пистолет - это всего лишь для страха. Она пользуется моей сдержанностью и тем, что я не пущу ей несколько грамм свинца в центр лба. А так хочется и колется, с удовольствием бы это сделал, только, чтобы она заткнулась и я избавился от этой мелкой проблемы на своём пути. Опускаю пистолет и оказываюсь рядом с ней на расстоянии в несколько сантиметров. Взгляд сверху вниз и мне не составит особого труда размазать её, как букашку.  Она любезно делится информацией, что я встал ей на ногу и когда, без каких либо эмоций освобождаю кончик её ботинка от своего веса, она благодарит и называет по фамилии. Здесь происходит щелчок и всё то терпение, которое я старался сохранить, исчезает.
    - Офицер Дэрроу, а вы не охренели? - пытаюсь быть вежливым, но из этого ничего не выходит и мне будет проще выпустить всю злость наружу. На эту безмозглую блондинку, которая подставляет нас опасности и проблемам. - Какого чёрта ты здесь делаешь? - больше никаких ты, я старше её, я выше по званию и сейчас она находится на моей территории. - Джексон в курсе, что ты здесь? - если же ответ отрицательный, то у неё большие проблемы. Да, она и так находится лицом к лицу с одной из главных проблем в её жизни на данный момент. Убираю пистоле в кобуру и внимательно слушаю её скользкие ответы с нотками змеиного яда.
    - Твоего дела? Ты пришла раскрывать своё дело, которое мы у тебя забрали? - и если до этого я дал шанс себе успокоиться и отошёл от неё на шаг, то после её ответа приблизился обратно и стал нападать на свою жертву. - Запомни, нет ничего твоего. Забудь про всё, что ты там увидела, услышала, нашла, теперь к тебе это не имеет никакого отношения и запомни, никогда не стой у меня на пути, иначе ты сильно пожалеешь об этом, - да, возможно я устроил цирк в участке. Уверен, что она уже наслышана обо мне и про то, какой у меня мудацкий характер. И скорее всего она думает, что в таком образе я 24/7. Глупое заблуждение, потому что сейчас мне не до игр. - Ты решила сыграть в игру, но выбрала самый сложный уровень прохождения и при твоих знания тебе не победить главного босса, - усмехаюсь. - Даже твоё милое личико здесь не поможет, - я не боялся кидаться словами в её сторону, не боялся обидеть, а скорее наоборот, хотел показать себя в самом ужасном виде, чтобы она больше никогда не появлялась на моём пути.

    23 сентября 2016 год.
    Сижу в кабинете закинув ноги на стол и разговариваю по телефону с одним важным человеком, которому я поручил следить за бизнесом родителей, потому что мне до этого нет никакого дела. Я в этом не разбираюсь, но моим желанием и целью было то, чтобы весь их проделанный труд не стал забытым. Пусть и без них, но компания должна жить. Я пытался сохранить это, пусть и давал себе отчёт, что рано или поздно всё пойдёт ко дну.
    Напарник, агент Уайт, заходит в кабинет и молча кидает белую открытку на стол и стоит напротив в ожидании моей реакции.
    - Перезвоню, - сбрасываю звонок и беру открытку. - Это что?
    - А ты прочитай, - его голос звучит тихо и с горечью.
    Молча пробегаюсь глазами по короткому тексту.
    - Это шутка? - не поднимая взгляда на напарника начинаю вчитываться в текст снова и снова, руки начинают дрожать.
    - Парень не выдержал после того, как...В общем на следующий день после того, как ты поговорил с Броуди, его выкинули из полиции и через двое суток он повесился.
    Это была не открытка. Это было приглашение на похороны 25ти летнего Джона Броуди, бывшего полицейского, который покончил жизнью из-за того что был очень смелым и уверенным в себе. А я, сукамудакипидор, разозлился на него, что он пытался нам помочь с делом и рассказал всё его начальнику. Парня выгнали.
    Я опускаю ноги на пол, новость о похоронах на стол и поднимаюсь во весь рост.
    Я чувствовал, что земля уходит из под ног. Меня качает. Ещё секунда и я начну разбивать стену кулаками.

    Эта ошибка из прошлого навсегда осталась в моей памяти и каждый год я напиваюсь за этого молодого парня, которого я помню и иногда вижу во сна. Ещё одна причина бессонницы. Иногда мне кажется, что я слышу его голос и в такие моменты я не могу работать, думать и контролировать себя. Всё что я хочу, это выть от своего поступка и заниматься самобичеванием. И сейчас, смотря на офицера Дэрроу, я видел не девушку, я видел перед собой Броуди. Такого-же отважного и местами глупого парня, который отключал всю безопасность и шёл напролом. Я видел его. Я слышал его голос. Мне казалось, что сработал механизм машины времени и меня отбросило в прошлое. И я говорю тому парню, чтобы он не стоял на моём пути, но... Он поступил иначе. Дэрроу же надавила на больное из-за чего мне захотелось ещё сильнее размазать её по стене. Она буквально пустила пальцы в моё тело и когтями царапает изнутри. Потрошит.

    Входная дверь закрылась. Я лишь услышал звук ключей и моментально подхватил девушку, перекинул через плечо и стал искать подходящее место, чтобы спрятаться. Будь я один, то мне бы не составило труда исчезнуть из дома, но сейчас на мне была ответственность не только за себя, но и за эту сумасшедшую. Открываю дверь и без всяких церемоний, грубо и развязно, толкаю её во внутрь шкафа, сам без замедленний оказываюсь рядом с ней внутри и аккуратно закрываю дверь, чтобы не издать никакого звука. И конечно же, именно в такие моменты, когда ты находишься на грани, то обязательно найдётся тот, кто будет описывать каждый шаг и движение. Я стоял в настолько неудобной позе, насколько это можно представить. Всегда боялся выпрямиться и снести головой полку сверху, пришлось немного присесть и упереться коленями в ноги девушки. Стояла она близко. Очень близко. Я чувствовал её дыхание на себе и мог уловить сердцебиение, которое сейчас играло польку и мне казалось, что именно из-за её биения сердца нас услышат. На каждое её слово я лишь издавал звуки, а когда шаги за дверью стали громче, то и вовсе закрыл ей рот рукой.
    - Господи, ты можешь заткнуться? - не успеваю убрать руку от её лица, как она снова открывает рот и начинает говорить. Её голос будет сниться мне в кошмарах. Да она сейчас для меня самый главный ужас и 33ти несчастья, которые свалились на мою голову. Работал себе, никого не трогал, а тут на тебе, подарочек, который не может держать рот закрытым. Какая ещё к чёрту Эмили? Подружка твоя? В отличии от тебя она молчит, чем симпатизирует мне больше...млять. Эффектно заканчиваю мысль, когда она рукой задевает мой пах и заставляет набрать полную грудь воздуха. Не скажу, что мне неприятно, но оказавшись мы в другой ситуации, то я бы повёл себя иначе. Дэрроу была симпатичная, пусть и занудная, бесячая, но мать природа одарила её милым личиком и хорошей фигурой. Не будь мы так близко знакомы, я бы обязательно пригласил её на свидание или же. Но, мать вашу, как же она меня бесила в данный момент и привлекала одновременно, что я разрывался между двух берегов. Окей. Она достала телефон и показала мне фотографию девушки, которая сразу отвлекла от внезапного удовольствия и влечения. Я захотел забрать телефон у девушки, но продолжал пялиться в экран чуть ли не с упавшей челюстью на пол.

    Ты же в розыске, какого хрена?! Сука, ты издеваешься?! - меня разрывало от эмоций, сегодня я настолько нестабилен, что меня кидает из стороны в сторону. Так сходят с ума? Ну, значит, мне не долго осталось. Я забираю телефон из рук девушки, вернее вырываю и ударяюсь локтём о стене. Пробегает резкая боль, но сейчас это последнее, что меня волнует. Смотрю в экран и вижу пикантную фотографию Дэрроу, приподнимаю бровь и усмехаюсь. - Куда скидывать деньги на благотворительность? - не отвожу взгляд от экрана телефона и листаю фотографии дальше, сначала в неправильном направлении, где были другие фотографии девушки. Ммм, подтяжки? Чулки? А мы бы могли подружиться...так, соберись, забыли про сиськи и вернулись к делу. Листаю фотографии в обратном порядке и останавливаюсь на портрете Эмили. Полный ступор. Полнейший. Мне захотелось набрать Дамер и заорать, что Эмили Флинт не в каком мать его розыске, что мы потратили время на какую-то хрень и мы в полной заднице. Снова. Дамер уже привыкла к моим внезапным звонкам и у неё наверное появились подозрения, что я страдаю каким нибудь психическим заболеванием, потому что очень часто мой эмоциональный диапазон меняет краски. Дэрооу бесцеремонно выхватывает телефон и говорит, что я скотина. Тут она не ошиблась и попала точно в цель. Но, назвать меня скотиной было слишком мягко, я намного хуже. Не буду отчитываться перед ней своими действиями и в принципе это неё дело, возможно, что я оставлю её в шкафу и пусть сама выбирается.

    Снова звуки ключей и дверь закрывается. Я поднимаю пистолет, слегка касаюсь груди Дэрроу и медленно открываю дверь. Выглядываю и когда убеждаюсь, что в доме мы снова одни, то выхожу из этой тесной каморки полностью и вдыхаю свежий воздух полной грудью.
    - Выходим через заднюю дверь, пробежимся по пляжу и на такси до моей машины, а там... короче пошли, - не убираю пистолет в кабуру до момента, как мы отходим от дома Флинт на метров двадцать. Дэрроу уже вызвала такси и нам только осталось дойти до нужной точки. Всё это время мы шли в полной тишине и я даже удивился, как это она не проронила ни слова. Удивительно. Но, в голове были совершенно другие мысли. Наше дело только начало издавать свет в конце туннеля, как кто-то выключил свет и мы со всей силы врезались в стену. Снова тупик. В такси я позвонил напарнице и договорился с ней о встрече в офисе через полтора часа. Столько времени уйдёт на поездку и чтобы отвезти эту истеричку Дэрроу в участок.

    Расплачиваюсь с таксистом и как только он скрывается из виду, то иду к своему белому BMW. Слышу фразу от девушки, что почему я езжу на белом коне, если я не принц?! Ничего не произношу на эту фразу и лишь понимаю, что наша дорога в Сан-Франциско будет весёлой. Вернее, для офицера Дэрроу будет весёлой, а для меня будет на уровне камеры пыток, где я попытаюсь не вывернуть руль в дерево, которое окажется со стороны пассажирского сидения.
    Завожу мотор и опускаю крышу бумера. Сегодня из колонок играет не Мэнсон, а классическая музыка. Мама очень любила слушать русских композиторов и это передалось мне, особенно на дальние расстояние это позволяет мне расслабиться и не напрягаться за рулём. Мы двигаемся с места. Первые двадцать минут были в полной тишине и я был благодарен всем Богам за это. Но, потом мою барышню прорвало и она начала разговаривать о деле, которое мы у неё забрали. Кидать догадки, подозрения и буквально вела диалог сама с собой. Я лишь изредка отвечал ей короткими ответами и следил за дорогой. Сейчас мне было не до этого, в голове была лишь только Эмили Флинт.

    останавливаюсь в нескольких кварталах от полицейского участка и открываю дверь девушке. Как только она выходит, то перегораживаю ей путь и прижимаю к машине.
    - Ещё раз я тебя увижу на своём пути, - смотрю ей в глаза пристальным взглядом, наклоняюсь вперёд и тихо произношу ей на ухо. - Ты пожалеешь, что связалась со мной. Не будь глупой, иначе я сделаю так, что ты навсегда лишишься своего значка и больше я никогда не увижу твоё сексуальное тело в полицейской форме, а мне бы не хотелось лишать себя этого удовольствия, - выдыхаю и отстраняюсь от неё. Молча сажусь в машину и уезжаю на встречу с Дамер.

    Чего не хватает Богу?
    Наверно, сочувствия.
    Я ушиб сильно ногу.
    Он говорит "хуй с тобой".

    А кто-то ушиб душу.
    Плачет: "Спаситель, лечи!"
    А Бог улыбаясь тушит
    О душу больную бычки.

    Я видел её душу. Я чувствовал её шрамы. Она показала свою слабость и показала эмоции от которых у меня подкатил к горлу ком. Дамер. Моя напарница после всего что мне пришлось ей рассказать была вне себя от ярости, злости и усталости. Мы вымотаны. Это дело оказалось нашей проблемой и на нас давили сверху. Мы не справлялись. Мы выслушивали столько слов в свой адрес, что были готовы положить значки на стол и уйти из ФБР. Нет... Это всего лишь эмоции, которые мы уже не в силах сдержать. Раздражение. Грёбанная уязвимость перед всеми. Мы были в тупике. Эмили Флинт перевернула нашу игру и теперь мы стояли на распутье двух дорог.
    Дамер кидала в стену стаканы, папки, даже компьютерная мышка разлетелась на части, когда моя напарница спустила своего внутреннего зверя с сцепи.
    - Дай мне Эмили, я докопаюсь до истины, - она стукнула по столу и закатала рукава по локоть. Она была готова сорваться прямо сейчас и арестовать Эмили Флинт, которая была объявлена в розыск, но вела спокойную жизнь недалеко от Сан-Франциско. Дамер закипала, как чайник и я предоставил ей полную свободу действий. Я отдал ей Флинт. А сам решил ещё раз проверить Генри Грина и возможно, что в этот раз мне посчастливиться найти хоть что-то, что прольёт свет на это дело и выведет нас из лабиринта.
    На следующий день Дамер занялась Эмили Флинт. Я даже немного переживал за подозреваемую, потому что моя напарница была вне себя. Настоящий борец за добро и справедливость. Пока Дамер занималась арестом Флинт, я сидел с нашими хакерами и изучал информацию полученную из компьютера в подвале дома Флинт, к которому мы получили доступ.
    Фотографии в разных образах, костюмах и гриме. Видео с психоделической музыкой и двадцать пятым кадром, и в главной роли Эмили Флинт. О Генри Грине ничего. Кажется, что его и не существовала в его жизни. И все их отношения были лишь прикрытием и вуалью, которая прикрывала их от реальности. Грин был тем ещё мудаком и получил по заслугам. Флинт же оказалась творческой дамой, которая играла на камеру и вытворяла такие вещи, что сам бы Сатана уступил ей правление в аду. Грязь. Похоть. Разврат. Но, как это всё связано с  тем, что она была объявлена в розыск?! Надеюсь Дамер докопается до истины.
    Последнее отправленное письмо с компьютера было адресовано Грину, её жениху. Это произошло за два дня до его смерти. В письме ничего кроме черно-белого видео, где в главной роли Эмили сидит на стуле в тёмной комнате и свет только от камеры. На её лице ужас и страх. Блики слёз. Незнакомец проводит рукой по её лицу, шеи и плечу. Силуэт не видно, слишком темно.
    Ребята из отдела взяли видео и решили порадовать над светом и коррекцией. Пока они занимаются этим материалом, я не буду сидеть на пятой точке и вернусь в квартиру Генри Грина, чтобы изучить её ещё раз.

    - Да, Марк, - отвечаю на звонок помощника по бизнесу, когда сижу в машине недалеко от подъезда Генри. Чёрный Шевроле от ФБР никак не выделяется и полностью вписывается в сумрак города.
    - Ты готов?
    - К чему?
    - Я отправил тебе сообщение девять часов назад.
    - Был занят, извини.
    - Через сорок минут у нас благотворительный аукцион и ты там должен быть.
    - Не могу.
    - Без не могу, надо, ты лицо всей компании.
    - Хочешь я выпишу чек и ты выкупишь аукцион?
    - У тебя сорок минут, адрес в сообщении, - короткие гудки на другом конце провода и я откидываю голову назад.
    - А, может, ну, оно всё нахер и наверное пора курить остров, и свалить от всего, - закрываю глаза. - Что мне надо? Что меня держит? Да нихуя, одни проблемы. Может напиться? Грин подождёт? Да похер вообще, ему всё равно торопиться некуда, уже достиг своего пункта назначения, - веду диалог сам с собой, как дебил и открываю глаза. - Ну, сука, - вижу, как из подъезда выходит Дэрроу. - А ты что тут забыла? - она меня не видит, а вот я её вижу прекрасно и еле сдерживаюсь, чтобы не пустить ей пулю в её пятую точку. Наблюдаю, как она быстро растворяется в сумерках и закатываю глаза. Достаю из бумажника семейную монетку и подкидываю. От стороны будет исход моего вечера.

    - Грёбаная монета, - в очередной раз ругаюсь на себя и на всё то, что меня окружает. Никакого Грина сегодня. Судьба решила разбавить мою жизнь среди высшего общества к коему я и сам отношусь, но не слишком кичусь своим статусом и никому из моего окружения не известно, что на самом деле я из себя представляю.  Переодеваюсь для благотворительного аукциона в подходящий костюм, который так и кричит "этот дебил готов тратить все свои бабки". Отдаю ключи молодому парню, который встречает меня возле лестнице ведущей ко входу в шикарный дом, вернее замок, который стал местом для тусовок и сборов людей с толстыми кошельками. На входе меня встречает Марк.
    - Опоздал на три минуты, - ах, ты чопорный мудень, скажи спасибо, что я вообще приехал. - Сегодня ты не Вайберт, а Кьюсак.
    - Стоп, мы так не договаривались, - такой поворот событий мне не нравился. Фамилия Кьюсак осталась в прошлом и я её больше не использую даже в личных целях.
    - Ты, - он тыкает пальцем мне в грудь и поправляет очки. - Единственный кто владеет бизнесом и мне плевать какую ты там историю себе придумал. Ты, - опять пальцем в грудь . - Сам доверил меня управлять бизнесом и будь добр, выполняй то, что я делаю, иначе ты погубишь всё. А, ты, - я сейчас ему палец сломаю если он ещё раз в меня тыкнет. - Ты самоуверенный мудак, который готов послать всё к чёрту, но я то знаю, что под маской эгоистичной скотины скрывается человек, который ещё умеет чувствовать, - этот старикашка 50ти лет докопался до меня.
    - Хрен с тобой, давай я по быстрому куплю Ван Гога и поеду по делам, - поправляю его галстук и наконец-то после этого разговора оказываюсь внутри, среди лиц, которые вызывают рвотный рефлекс. Марк отдаёт мне номер под которым я буду тратить свои деньги и подмигнув своему старому товарищу направляюсь прямиком к бару. - Гулять так гулять, - щёлкаю пальцами бармену, который ведёт диалог с каким-то мужиком в шляпе с перьями. Никакой реакции, тогда я дотягиваюсь до стакана и толкаю его по барной стойке. Вуаля. Теперь бармен мой.
    - Мне два шота виски, - принимает заказ и через минуту я делаю своему организму плохо, а моральному состоянию очень даже хорошо. - Ещё парочку и стакан двойного виски со льдом, - четвёртый шот пошёл не очень, морщусь, но выпиваю до последней капли. Беру свой стакан и отхожу от барной стойки, меня перехватывает Марк.
    - Ты охренел? Веди себя нормаль.
    - Слушай, скажи спасибо, что я вообще приехал, а теперь не мешай мне веселиться и тратить мои деньги, - толкаю его плечом и прохожу сквозь небольшую компанию людей к террасе, где можно поймать свежий воздух.
    Поймав лёгкий ветер я расстёгиваю три верхние пуговицы рубашки и облокачиваюсь на мраморное ограждение белого цвета. Поглощаю алкоголь касаясь губами прохладное стекло и лёд в стакане. На телефон приходят сообщения от напарницы, которая закончила расспрашивать Эмили Флинт. Я пробегаю глазами по первому, второму, а потом выключаю телефон и убираю в карман. На данный момент я не в состоянии думать о работе. Я же теперь Кьюсак и не имею никакого отношения к ФБР. Заебись.
    - Вам что нибудь нужно? - ангельский голосок вырывает меня из моего мира в реальность и разворачиваюсь к девушке, которая здесь работает.
    - Нужен твой номер и ещё виски со льдом, - улыбаюсь и получив смущение от неё в ответ, она уходит. Допиваю последние капли алкоголя и девушка появляется на горизонте с полным стаканом виски, и бумажкой с её телефоном, которую я убираю в карман. Подмигиваю и прохожу мимо неё обратно в главный зал.

    Вокруг начинается какая-то суматоха, я пытаюсь найти среди толпы Марка, но натыкаюсь на знакомый силуэт. Пробегаю по ней взглядом и приподнимаю бровь. Офицер Дэрроу в очередной раз свалилась на мою голову. И какого лешего она тут делает? Весь интерес к мероприятию пропал, но появился другой, который завладел моим разумом и я был готов продать душу Дьяволу, только чтобы докопаться до истины. Я держался от неё подальше, чтобы остаться незамеченным и настигнуть её врасплох в самый неожиданный для неё момент. И я ждал. Казалось, что весь мир перестал интересовать меня кроме это истерички. Я получил очередной стакан с виски и повернул официанта, чтобы тот прикрыл меня, когда она удалялась в сторону коридора. Похлопав по плечу молодого парня, который достойно выполнил роль стены, я делаю глоток и иду следом за девушкой. Она скрывается за одной из дверей и мне не остаётся ничего, как облокотиться на стену и ждать её возвращения. Запускаю руку в карман и сжимаю бумажку с номером телефона той девушки. Ещё одна пуговица на рубашке оказывается расстёгнутой.
    Раздаётся лёгкий щелчок дверной ручки и появляется Дэрроу. Я разворачиваю её за плечи и прижимаю к стене. Смотрю пристально в глаза и снова делаю глоток виски. Присаживаюсь на корточки, чтобы поставить стакан на пол и всё это время разглядываю ноги девушки, которые она не стесняется показывать. Короткое платье ещё больше подчёркивает её идеальную фигуру и я лишь прикусываю губу, когда нахожусь на уровне её колен. Поднимаюсь и упираюсь двумя руками в стену, а она стоит напротив.
    - Дэрроу, а почему ты не патрулируешь улицы? Это разве не твоя работа? - люблю опускать полицейских. - А вдруг кто-то превысит скорость или нарушит правила, кто будет разбираться? А вдруг это буду я, разве ты упустишь возможность выписать мне штраф? - с каждым словом я становился ближе и наклонялся к её уху вдыхая аромат её духов. Коснувшись носом её волос я медленно опускаю руку ей на талию, делаю это с такой уверенностью словно мне всё можно.

    [NIC]Jeremy Vibert[/NIC]
    [AVA]https://i.imgur.com/JvMJ4VY.png[/AVA]
    [LZ1]ДЖЕРЕМИ ВАЙБЕРТ, 32 y.o.
    profession: специальный агент ФБР
    bitch: Devonne[/LZ1]

    +1

    6

    - Безусловно, офицер Дэрроу охренела после вашего выкрутаса с её делом. И да, дело моё, на нём стоит моя фамилия и под каждой уликой – моя фамилия  и как бы вы сейчас не пытались убедить, что у вас очень большой член, который вставая – бьёт вас по лбу и вы отрубаетесь, я уже в этом деле и вы ничего не сможете с этим поделать. А закрыв его, вам придётся указать меня в отчёте, как бы вам этого не хотелось,  - да, шах и мат, я подготовилась, я изучила весь устав ФБР. Я знаю очень много и теперь могу давить на этого парня так как мне захочется, а могу и вовсе пожаловаться его начальству и мне ничего не будет, потому что он ненадлежаще ведёт дело. И я знаю, что полиция и ФБР могут работать вместе над делом. Вот только этот напыщенный мудак даже не предложил этого. Но красоваться фотографической памятью я не буду. В университете никто не понимал, как я так хорошо сдаю экзамены потратив мало времени на учёбу, остальное время тренируясь для поступления в полицейскую академию, ходя в тир и получая лицензию снайпера. А вот так. И мне хватило только один раз глянуть в дело крысолова, чтобы запомнить много информации о нём. А уж если учесть тот факт, что я работала с каждым волоском в деле больше недели, то я кажется знала о жертве абсолютно всё и ему не найти лучшего помощника для работы над этим делом, но нет. Будем выяснять кто что сегодня сделал и почему?

    - Делаю то, что должна делать, я всегда довожу дело до конца, даже если у меня на пути всплывают мелкие помехи, отбуцнула и пошла дальше, - я буквально видела как вены на его лбу запульсировали и желваки заходили. Вайберт был в ярости. Не будь я девушкой ну или будь я не молодой девушкой, он бы наверняка отвесил мне приличный такой пендаль под зад. Но к счастью, я была юна и слишком любила свою работы, так что получить от сослуживцев по лицу у меня пока что было мало. Да и старалась не лезь на рожон, всегда приносила вкусняшки, когда могла, находила общий язык с каждым, ведь когда-то мне могла бы понадобиться их помощь, а иметь врагов в участке не слишком хорошая идея. Здесь же – абсолютно другая ситуация. – О, что он не знает, ему не навредит. Был бы по умнее, сам бы взялся за него и не прогнулся бы под Вами, - очередной камень улетел в огород Вайберта и попал в самый сочный плод, что висел на ветке куста с томатами. Все скандирует «П О Б Е Д А», а агент буквально закипает на глазах. Красота да и только. Пусть мне не удастся вернуть своё дело, но я уж точно отомщу за себя. Спокойно пропускаю все его слова о том, что он говорит про то, чтобы я забыла, «прости, чувак, фотографическая память не позволит мне этого сделать». Расплываюсь в широкой улыбке и буквально вижу, как его палец дергается по направлению к крючку. «Ой, как страшно».

    - Вы считаете, что я миленькая? – вдруг выпаливаю я. На моих щеках появился румянец, а на губах заиграла искренняя улыбка. Какой бы девушке было бы не приятно услышать комплимент в свой адрес. Хотя наверняка он не это имел ввиду, но я вывернула это именно так, как хотела. Так сказать в свою пользу. – А у вас очень красивые глаза, - улыбка становится еще шире. Вряд ли он воспримет мои слова всерьез, но я имела именно то, что имела. Чего греха таить, Вайберт был хорошо сложен, высокий, очень обаятельным и ка кон сам выразился в мою сторону, у него было миленькое личико. Такой вкусный десерт от которого сложно устоять, но так как я и так ем много, то мне это не грозит. – А вы забавный, мне нравится, мы поладим, - похлопала его по плечу и усмехнулась. Вот сейчас я сама не поняла, говорила это серьезно или опять пыталась съязвить, но я однозначно оценила все его сказанные слова с метафорой по компьютерным играм. Моё гиковское сердечко буквально затрепетало. Вот только я всегда проходила игры на золотом уровне иначе не интересно. Я не могу сказать, что я люблю быть в опасной ситуации, я не ищу адреналина. И вообще считаю, что он вредит даже тогда, когда ты травмируешься. Сперва тебе становиться легче, ты добираешься до дома, а потом осознаешь, что всё очень и очень плохо, а твоя спокойная прогулочка сделала еще хуже, а ведь если бы ты просто лежал, а медики сделали бы своё дело, то всё бы было хорошо, а не та задница которая сейчас.

    Я не знаю откуда у меня это, не знаю почему я так стремлюсь оказаться в самой гуще событий. Нет, не в плане, что я хочу популярности или внимания к своей персоне, но распутывать огромный, спутанный клубок, который тянет за собой тела, продажных политиков и много мелких дел, которые надо открыть, чтобы разобраться в этом огромном – это же просто мечта любого детектива. Я к сожалею еще не детектив, да и повышения мне не видать еще три года. Но, даже будучи студенткой в университете, мы брали на разбор дела. Все предпочитали простые, с ними меньше возьми, меньше проблем и там все детали буквально как на ладони. А я всегда брала самые сложные, над которыми было работать интересно. В полицейской академии было тоже самое. Я учила каждую дисциплину до тех пор, пока не знала ответ на каждый вопрос, разбудив меня ночью, я бы ответила на каждый, развернуто и привела бы пример. Так что слова Вайберта меня только подстегнули. Ведь это был вызов? Вызов ведь? Он бросил мне палку, а я должна уложить его на лопатки, я должна доказать ему! Вот, опять я кому-то что-то должна доказывать, а ведь это не теорема, надо воспринимать слова иначе, вникать в смысл, а не искать как-то левый умысел, который я сама для себя придумала, а вот теперь хочу разрулить всё.  Главный босс будет повержен или я не Девонн Черри Дерроу. Выражение лица Вайберта было не дружелюбным. Он смотрел на меня, но не видел, как будто сквозь меня. И не в том смысле, что я была пустым местом для него, это безусловно так и было, а в том, что витал он где-то не на этой планете.

    - Зачем так официально? "Господи". Можно просто Девонн, - срывается с моих губ. Какой же я сейчас считала себя остроумной, прям сама оригинальность и актуальность, а самое главное уместность. Я бы даже не удивилась, если бы нас обнаружили из-за моей плоской шуточки. Но к счастью этого не произошло. Люди всегда остро реагируют на мою говорливость. Друзья привыкли, но вот тем, кто со мной не часто пересекает или отвыкли от такой активности и тем более посторонним людям это дается ну очень тяжело. Многих это раздражает, но я ведь всегда говорю только по делу. А не для того, чтобы просто говорить, хотя пожалуй до шкафа я вполне себе выносила мозг агенту Вайберту. Но мы не были под угрозой обнаружения. А сейчас были, но сейчас я говорила всё строго по делу, но нет, этого мудака это не интересовало. Мы могли её взять здесь и сейчас! Получить от неё всю информацию, но мистер важный хер, решил порычать на меня и тяжело по вздыхать. Сука. Бесишь. Ненавижу. Получи повышение и уезжай к чертовой бабушке в свой ссаный Вашингтон. Господи храни Америку.  Бинго, кажется я заинтересовала сатану. Мужчина стал внимательно всматриваться в каждую фотографию, наклонился ниже, даже поворачивал голову, чтобы лучше читалось то, что там было написано. Я как будто почувствовала, что вот, наконец-то я работаю с настоящим агентом ФБР. Но…

    Всё заканчивается тогда, когда я случайно открываю свою фотографию. Всё, мой телефон можно считать потерянным, а лучше сжечь его, после того, как это создание прикасалось к нему руками. Я готова провалиться от стыда под землю. Ведь он начал листать фотографии дальше и рассматривать их. – Это не относится к делу! – протестую и тихо шиплю я. А потом снова затыкаюсь, ведь звуки шагов усилились. Стук каблуков был буквально возле нашей двери. А здесь шкаф с банками. Она вернулась с покупками и может заглянуть сюда, начав разбирать покупки. Я начинала потихоньку паниковать. Пытаясь не дать забрать мне свой телефон, Вайберта даже ударился локтем. А я чуть было не сказала машинально «дай поцелую где бобо». Вот это было бы просто максимально нелепо, неуместно и странно. Но к счастью, следом он начинает листать фотографии в другую сторону и я выдыхаю. Наконец-то, мы снова вернулись к делу. Но вот сказать мне ему уже нечего. Я сказала всё что могла, я даже предложила ему несколько вариантов действий. Но как только он снова начал листать фотографии в сторону моих пикантных фоток, я тут же выхватила свой телефон. – Скотина! – буквально прорычала я. Убирая телефон обратно в карман и уже намеренно надавливая на его причинное место. Надеюсь, что ему было хотя бы дискомфортно, раз уж не больно.

    Входная дверь снова хлопнула и в доме воцарилась тишина. Настала моя очередь быть облапанной. Агент кое как достал пистолет и открыл дверь. Я машинально схватилась на его предплечье, чтобы не отставать. И таким паровозиком мы прошли к задней двери. Я достала телефон и быстро вызвала такси, на приличное расстояние, чтобы нас не засекла владелица дома. Дальнейший план был уже намечен Вайбертом. Нужно было добраться до его машины, а там уже можно разойтись. Мне нужно было завести улики к себе, перебрать весь отснятый материал, подать прошение. Спустя какое-то время я осознала, что всё еще держусь за руку Вайберта. Отдергиваю ее, как будто сделала ему больно. Конфуз. Мы же уже не бежали как воры с места преступления. Хотя и занимались абсолютно не законным делом. М-да, вот уж стражи закона. Смех и грех. Скоро подъехало такси, а выйдя из него мы пошли в сторону авто Вайберта. – Почему вы ездите белом коне? Вы же шут, а не принц! – из моей головы никак не шел жуткий образ нашего первого «знакомства» с Вайбертом. Белый костюм, напыщенная рожа, так и просившая кирпича.  Сейчас он выглядел абсолютно иначе, но его машина мне напоминала о тех ужасных мгновениях в моей жизни. Но буду лгать, если скажу, что я не хочу работать с агентом ФБР, а если быть точной, конкретно с этим агентом.

    Кажется я окончательно взбесила мужчину, ведь ничего отвечать он мне не стал, а я так надеялась. Кажется нам предстояла поездка с ветерком. Он опустил крышу автомобиля, как хорошо, что у меня были с собой очки от солнца. На такой скорости ветер трепал волосы как хотел и они постоянно лезли в глаза, а так всё было прикрыто. Я ожидала услышать ту же тяжелую музыку, что и в наше первое знакомство, но была приятно удивлена, когда услышала знакомые звуки Дебюсси. Я обожаю этого композитора, под него можно было подумать и обработать всю накопленную мной информацию. Я часто танцевала под него в балетной школе. Иногда жалею, что бросила её. С моим маленьким ростом у меня было большое будущее, но тот открытый урок в полицейскими – похитил моё сердечко  и с того самого дня, все мои мечты были связаны только с этим видом деятельности. Я пыталась понять, почему крысолов постоянно звонил в этот дом. Это была его сестра? Девушка? Но даже для каких-то теплых отношений эти звонки были слишком настойчивыми. Может быть у него дома стоял какой-то автомат и он постоянно набирал этот номер, чтобы понять, дома ли девушка? А что если бы она специально не отвечала на звонок? Отключи она его, он был тут же понял, что она дома или по крайней мере была так. Очень подозрительно и крайне странно. Наверняка у ФБР есть свои мысли на этот счёт.

    - Я... он её проверял, а точнее следил. Может быть даже контролировал. Больной ублюдок. Если девушка его убила из чувства страха, то её винить не в чём. Более трех тысяч звонков за неделю. Он буквально звонил не переставая, - я на мгновение замолкаю и бросаю взгляд на Вайберта. Его лицо напряжено, наверно он уже хочет удавить меня, но мне было что еще сказать. – Странно то, что пока мы находились в доме, не прозвучало ни одного звонка. Нет, конечно наши техники перебрали его квартиру с ног до головы, я сама лично там всё проверяла и собирала улики, но никакой установки не было. И самое странное то, что даже после нашего обыска звонки продолжались! И сегодня они тоже были, перед поездкой сюда я специально запросила распечатку, но придя в дом – ничего! – Вайберт иногда отвечал, но весьма посредственно. Я спила всё это на то, что он не хочет отвлекаться от дороги и поставила ему еще одну галочку в поле с положительными чертами. Но к сожалею графа с минусами была на много длиннее, а это не могло не огорчать. Машина остановилась. Я знала этот район как свои пять пальце, до участка было идти еще минут пятнадцать, здесь как раз находилось вкуснейшее кафе с тирамису, мимо которого я никогда не могла пройти мимо. Бывал ли здесь кто-то  еще из нашего участка – я не знала. Вайберт выходит из машины, обходит её и открывает мне дверь. Как галантно, еще один плюсик. Подает мне руку и я выхожу из автомобиля. Еще плюсик.

    Не успев сделать и шаг, тут же оказываюсь прижата к его машине. Становиться очень неловко, ведь мимо проходят люди и смотрят на нас. Натягиваю улыбку, чтобы никто не подумал, что меня насилуют. Хотя я сама не понимала, что происходит. – Кто еще у кого встает на пути, - тут же выпаливаю я. Я не верю, что он способен это сделать или что у него хватит полномочий, чтобы меня лишили значка. – Это мы еще посмотрим, - я ухмыляюсь. Фраза про сексуальное тело потешило мою самооценку и кажется я не много покраснела. Но никакой ответной угрозы или укола я не услышала. Вайберт отпустил меня, обошел свой автомобиль, сел за руль и молча умчался. Надеюсь к херам собачьим, иначе зачем это всё? Простояла я там еще минут пять приходя в себя. Уж очень выдался эмоциональный день. Мне нужно было как-то успокоиться, поэтому я зашла в своё любимое кафе, заказала ужин с собой, а так же много порций тирамису. В участок я не собиралась идти. Ведь на экране моего телефона виднелось огромное количество сообщений от Джексона. Он даже пытался объяснить причину, почему отдал дело ФБР, что он не мог поступить иначе и что я обязательно должна ему позвонить. Но мне было плевать. Я работала над этим делом и точка. Ведь каждый в праве заниматься тем, чем хочет в свободное от работы время? Так? Так. Так что именно этим я и буду заниматься. Забрав свой заказ я вызвала такси и поехала домой чревоугодствовать. Идите к чёрту, мне грустно.

    По приезду домой, я прошла в комнату, которая была выделена под работу. На самом деле она походила на комнату психа маньяка извращенца. Разные ужасные фотографии с мест преступлений. Красные нити, что были натянуты от одной фотографии к другой. И огромный лист с вопросительным знаком, который подразумевал в себе того самого убийцу. Я заметила, что во всех смежных делах с крысоловом фигурирует один и тот же детектив. Он нет-нет, но как-то задействован. И самое странное то, что абсолютно все дела, где появлялся он – висяки. Убитые девушки. Ограбления в оружейных. Нет, он раскрывал дела и много, но там где он появляется буквально «залётом» - глухарь. Сейчас я считала, что он просто пытался взяться за любое застопоренное дело, чтобы решить его. Надо бы с ним связаться. Переговорить на счет дела крысолова, может быть у него есть свои мысли на этот счет. Может быть мы смогли бы с ним вместе достучаться до агента Вайберта, что если бы он разрешил нам содействовать этому делу? Ведь меня он считает просто резиновой куклой, а когда с ним поговорить такой серьезный и опытный полицейский – он может кардинально изменить своё мнение. Но сперва я сама должна была проверить все варианты. Чтобы не идти к нему с пустыми руками. Как к детективу, так и к агенту Вайберту. Нужны были доказательства моих слов.

    Я засыпала не спокойно и так же спала. В голове крутилось столько мыслей, что приходилось постоянно брать телефон в руки, чтобы сделать заметки. Абсолютно не выспавшись я кое как встала в десять часов, выпила зеленый чай, в надежде на то, что я получу от него больше кофеина нежели от кофе, но это конечно не помогает. Дело никак не шло у меня из головы, поэтому я решаю поехать на квартиру к крысолову. Спокойно прохожу под ограничительной желтой лентой, отмычками открываю замок на двери и захожу внутрь. Прикасаюсь ко всему только в перчатках. Не хватало мне еще наследить на месте преступления. Ведь мы думаем, что его убили именно здесь, а потом переместили в подвал дома через две улицы. Автоответчик мигает красным огоньком. Я включаю диктофон на своём телефоне и включаю оставленное сообщение. – Она солгала тебе, она не та за кого выдает себя. А ты не сумел даже проверить такую простую информацию. Ты поплатишься за это Генри, ты – поплатишься. - голос явно изменён при помощи компьютера. Внезапная искра в автоответчике, маленькая серенькая коробочка буквально вспыхивает синим пламенем и так же быстро гаснет. Кажется в автоответчике было что-то установлено, что после прослушивания сообщения – подожгло кассету и уничтожило содержимое. – Попадос, - единственная запись осталась у меня на телефоне. Сохраню её, проверяю, полностью ли потух автоответчик, не будет ли пожара и быстро выхожу из квартиры, так же быстро спускаюсь на первый этаж. Внизу меня уже ждал брат. Я попросила его забрать меня и отвести домой.

    Я пыталась перегнать запись прямо на телефоне. Наши техники снабжают нас самыми передовыми технологиями, но они не всегда помогают. Трачу несколько часов на то, чтобы распознать голос, все безрезультатно. На сегодня надо было заканчивать. Только успев умять очередную порцию тирамису, как в комнату постучались. – Да, войдите, - я ожидала увидеть Макса, но вошла мама. Она не любила, когда я «брала работу на дом», да и ей было жутко смотреть на все эти фотографии, как и любому нормальному человеку, поэтому в комнату она вошла прикрывая глаза ладошкой. – Милая, нам пора собираться, скоро подъедет папа, ты уже готова?чёрт! Я же совсем забыла про благотворительный вечер, который устраивал мой отец. Отчим. Я всегда его называла папой, ведь он действительно для меня был таковым. Я обещала произнести речь, ведь тема благотворительного аукциона была посвящена защите всем женщина, которые были подвергнуты сексуальным домогательствам. Ну кто сейчас не хочет продвинуться на этой теме?? Поэтому людей должно быть очень много. Раньше над такими вечерами моего отца многие подтрунивают, а сейчас тема харассмента на столько остра, что все кто высмеивал действия моего отца резко изменили своё мнение, чтобы прикрыть свои зады. Быстро в душ, потом к туалетному столику, чтобы привести своё лицо в божеский вид. В это время мама подала мне чехол с платьем. Быстро переодевшись и взяв серебряную сумочку я выбежала в гостиную где меня уже ждали все остальные. – Извините, я искала свою речь, - отдышавшись сказала я.

    До места проведения мы доехали очень быстро, как будто папа распорядился о перекрытии дороги, но конечно же это было не так. В этот раз размер зала меня поразил не на шутку. Наверно такая общественная шумиха привлекло много толстосумов и в этот раз есть отличный шанс собрать приличную сумму и направить её в центры помощи и реабилитации по всей стране. Я хожу по залу, помогаю маме проверить таблички. Она такая дотошная и не доверяет организаторам. И здесь моя память пригодится. Буквально через десять минут начинают пребывать гости. Зал наполняется шумом. Кругом ходя официанты с закусками и подносами с бокалами. От волнения меня не много подташнивает. Я не ожидала, что мне придется произносить речь перед таким огромным количеством людей, ну пару десятков, ну может быть пятьдесят, но сейчас количество приближалось к четвёртой сотни и меня начинало подташнивать. То ли от волнения, то ли от зеленого чая, но мне понадобилась дамская комната. В которой я дольше поправляла и без того идеальный макияж и повторяла речь с карточек, чем собственно дела то, для чего предназначена эта комната. До моей речи оставалось буквально несколько минут и мне надо было торопиться. Выдыхаю и выхожу из уборной. Меня кто-то хватает, прижимает к стене,  я взвизгиваю, роняя свою сумочку на пол. Сильный толчок, что я даже зажмуриваю глаза. А когда решаюсь их открыть то вижу перед собой агента Вайберта. Первая мысль была, что он видел меня у квартиры крысолова, он предупреждал, я ослушалась и вот расплата.

    - Да, хорошо, я была там, но ведь то что я получила, это не вероятно, - но окончательно придя в себя, я начинаю осознавать, что Вайберт пьяный просто в хлам. Бабочка на его смокинге развязана и висит набок. Рубашка расстегнула сразу на несколько пуговиц, а в руках у него находился стакан с каким-то алкоголем. Я в нём абсолютно не разбиралась, так что сказать по одному запаху, да даже вкусу – не могла. Он делает глоток пока я оправдываюсь. Потом опускается вниз и ставит стакан на пол. Я пытаюсь сделать шаг в сторону, но он тут же меня прижимает к стене, теперь не просто ограничивая путь отступления руками, а буквально держит меня своей рукой за талию.  - Послушайте, мне не нужны сейчас проблемы, я здесь с семьёй, я приму все наказания завтра в участке, - пытаюсь сделать шаг в сторону, но он снова преграждает мне путь и наклоняется всё ближе и ближе. Не знаю, он вообще слушает меня? Слышит? Вспомнит ли когда протрезвеет? В этом коридоре никого нет, он по сути технический и сюда мало кто имеет право заходить. Мы здесь были абсолютно одна и даже если я начну кричать меня вряд ли кто-то услышит, ведь там находилось уже около шести сот человек, играла живая музыка. Его действия становились всё настойчивее, рука с талии перешла на бедро и подымалась выше под и так не длинной юбке. Сердце так бешено стучало, что отдавало в голове. Когда он приблизился ближе к моему лицу, я жалобно заскулила и попыталась вырваться еще раз. Всё бесполезно, я была словно маленькой мышкой в тисках лап огромного кота, который точно собирался мною полакомиться.

    Спасло меня буквально чудо. Меня начала искать мама и первым делом заглянула в этот коридор. – Девонн, милая, ты здесь? – послышался голос мамы. Её голос был громким, значит она находилась где-то очень близко. – Я здесь, мам! Возле уборной! – крикнула я. Кажется это не много протрезвило моего пленителя и я смогла вырваться и побежать. Вряд ли ему были нужны свидетели. Я совершенно забыла о том, что от испуга уронила свою сумочку и моя речь осталась там. Мама уже шла на встречу и кажется одним глазом успела заметить Вайберта. – О, ты познакомилась с Джереми Кьюсаком? Такой замечательный мужчина. Наш главный спонсор. Поддерживает каждый наш благотворительный вечер и не пропускает ни одного. Так жаль его сестру, ребята остались без родителей, а малышка нашла утешение в наркотиках. Надо будет пойти потом с ним поздороваться. Очень хорошо, что и ты наконец-то решила почтить нас своим присутствием, - мама пыталась пригладить мои растрепавшиеся волосы, в которых побывала рука Вайберта… Кьюсака. – Ну, мам, ты же знаешь, я должна была учиться. Это важнее чем ходить по залу и бесцельно болтать с богачами! – мама лишь тепло улыбнулась, а затем подтолкнула меня на сцену. А затем вышла сама. Я вышла на ватных ногах, свет светил в лицо, так что я не сразу увидела сколько людей там присутствовало. Мама представила меня, сказала, что еще несколько лет назад к женщинам относились пренебрежительно на таких должностях. У меня подкатил ком к горлу. Меня всё еще трусило от встречи в коридоре. Чем это всё могло закончится если бы мама меня не пошла искать? Очень иронично быть изнасилованной на благотворительном вечере посвященной борьбе с этим самым делом.

    - Здравствуйте, дорогие гости, дамы и господа. Сегодня мне выпала честь произносить речь перед началом благотворительного аукциона, - хоть мои карточки и остались лежать где-то в коридоре и я постоянно бросала взгляд на вход, откуда только что вышла, боясь увидеть Вайберта выходящим оттуда, вся речь отпечаталась у меня в голове и буквально была выбита до конца дней. – Я никогда не подвергалась, - голос задрожал, когда я увидела в толпе Кьюсака, рядом с ним стоял какой-то мужчина в возрасте и настойчиво поправлял ему галстук бабочку и застёгивал пуговице на рубашке. – Насилию, каким-то издевкам со стороны противоположного пола, наше общество развивается, мы идем вперед, - всё то время, что я произносила речь, меня не покидало чувство, что Вайберт может меня потом выловить и закончить начатое. Меня буквально трусило мелкой дрожью пока я говорила речь. А когда закончила, поблагодарила всех и пошла рыдать в коридор обратно, пока меня никто не перехватил. Следом за мной вышел аукционист и попросил всех занять свои места, аукцион начинается. Я нашла самый тихий угол, возле аппаратуры и села на отключенную колонку. Убедившись, что меня здесь никто не найдёт разрыдалась так, как будто умер мой питомец. Спасибо Елена Рубинштейн за водостойкую тушь. Когда меня уже начало отпускать и я была готова пойти в зал, я вынырнула из своего укромного уголка и влетела лицом в Вайберта.

    Мои зрачки расширились от страха. Сердце снова застучало, а глаза наполнились слезами. В его руках находилась моя сумочка, он подступал с каждым шагом всё ближе и ближе, пока я снова не оказалась прижата к стене. Сейчас он не прикасался ко мне рукой, ведь руки у него были заняты выпивкой и моей сумочкой, он просто придавил меня своим телом к стене. – Что вам надо от меня? Я не переходила вам дорогу! Вы в своём уме вообще Зачем столько пить? Или вы тоже под кафом как сестрица? – наверно можно дергать долго кота за усы, а вот за яйца лучше не трогать. Не успела я закрыть свой рот, как получила смачную такую пощечину, что ударилась затылком о стену. Мужчина тут же отошел от меня, а я сползла по стене на пол. Перед глазами всё плыло, но даже в полном расфокусе я видела очертания того, как он шатающейся походкой уходил от меня, где-то на половине пути от бросил мою сумочку и скрылся за поворотом. Затылок очень болел, я прикоснулась к нему рукой и испачкалась чем-то. Поднеся пальцы к лицу я кое как разглядела, что они покрыты кровью. Я подползла на коленях к сумке, ведь встать я была не в состоянии. Взяла сумочку, я молилась Одину, чтобы телефон был цел, ведь он то и дело падал сегодня на пол. Бинго! Телефон функционировал. Я попросила Сири позвонить моей маме. Сказала, что так переволновалась выступая, не заметила когда официант открывал дверь, что получила ею по лицу и сейчас не могу встать. Меньше чем через пять минут ко мне влетела мама и брат. Они попытались поднять меня на ноги, но я была не в состоянии стоять на ногах, а просто сползала на пол.

    Когда им всё-таки удалось поднять меня и посадить на мягкую скамью, мама тут же прибежала с водой, какими-то таблетками и грозилась позвонить в скорую. Лицо горела, голова гудела, резкость настраивалась медленно но уверенно. Через пару минут мы вышли втроем и подошли к отцу, который в этот момент мило беседовал с Кьюсаком. Он тут же поспешил представить меня этому мудаку. Расхваливал, что он такой молодец, что служил, что не бросает бизнес семьи и помогает сестре. А так же то, что он скупил практически всё на этом аукционе. Я пыталась мило улыбнуться, но что-то было не так. А когда я поняла, что было именно не так, было поздно. Меня стошнило на ботинки Ксьюсака или Вайберта, я уже не понимала как его называть. В ушах гудело, а в глазах начало темнеть. Холодный мраморный пол сейчас был таким приятным и убаюкивающим. Я рухнула на пол так театрально, как это происходит обычно в кино, ну или в сериалах, что крутят днём по кабельному, их еще обожают смотреть домохозяйки за глажкой белья и приготовления обеда. Странно, но единственное о чём я думала, это то, лишь бы след от удара на лице не стал синим, ведь мне завтра надо будет съездить в участок, мне надо будет столько всего проработать. Хотя наверно лучше всего было поставить в этот список номером один - пункт "не сдохнуть". Но кажется я уже начинаю это проигрывать.

    [NIC]Devonne Darrow[/NIC]
    [AVA]https://i.imgur.com/iPpzxBo.png[/AVA]
    [LZ1]ДЕВОНН ДЭРРОУ, 22 y.o.
    profession: офицер-стажер полиции NYC
    dick: бесячий агент ФБР[/LZ1]

    +1


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » body of proof


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно