Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Faber est suae quisque fortunae


    Faber est suae quisque fortunae

    Сообщений 1 страница 7 из 7

    1

    https://i.imgur.com/8QJCVDr.png

    Tristan O’Connell

    Valentine Rothemer

    4th may 2021

    Rothemer home

    +2

    2

    Дорогая машина, дорогие часы, костюм, который стоит больше годового бюджета среднестатистического американца, все это давно стало привычной ширмой, удобным нарядом мстителя, который буквально прирос к телу, давая возможность воздать по заслугам всем, кто разрушил жизнь одного человека. Никого не напоминает? Да, именно он. Граф Монте-Кристо. Будь у Тристана чуть больше пафоса в крови и чуть меньше рассудка, однажды он бы представился этим именем, просто чтобы посмотреть на реакцию. Да что там греха таить, именно произведение Дюма когда-то натолкнуло разбитого 18 летнего пацана на мысль о том, что позволит ему заглушить боль. Он жил, да и живет этой мыслью, она позволяет просыпаться, двигаться и к чему-то стремиться. Большие буквы на обратной стороне век "М Е С Т Ь", которые Рис видит каждый раз, когда засыпает, чтобы ночью просыпаться от очередного кошмара, в котором его мать умирает снова и снова.
    И вот сегодня очередная часть спектакля, он, как главный герой, уже прибыл на этот, почти каноный бал-маскарад, только вот масок там никто не носил в буквальном смысле. Все просто притворялись, что рады друг друга видеть. Не более того.
    Тан вышел из своего Lamborghini Diablo, кидая ключи мальчишке, который сразу же оказался рядом, готовый припарковать суперкар.
    -- Аккуратнее, пожалуйста, - холодный взгляд прямо на парковщика, как предупреждение, как дань образу. Холодный. Загадочный. Недоверчиво-опасный. Его любили и ненавидели именно за это, на него за это хотели посмотреть. Вот и сейчас, стоило только окружающим понять кто именно явился на благотворительный вечер, как шорох шепотков прошелся по рядам тех, кто еще не успел зайти внутрь. Как же, сам Тристан О` Коннелл, владелец аукционного дом, который является самым что не наесть прям конкурентом сэра Ротимера, который, в свою очередь, является организатором вечера, в чьем доме событие и происходило. Никто не ждал, что Рис прибудет, никто не ожидал подобной наглости, и потому сейчас все ожидали представления, хлеба и зрелищ.
    На губах Тристана появилась еле заметная усмешка, скрытая за удачным повтором головы, она слишком о многом бы сказала тем, кто знал куда смотреть. Мужчина протянул охраннику у хода свой пригласительный, с нескрываемым интересом наблюдал все больше и больше становятся глаза работник. Его не ждали. Вообще. Ротимер просто догадаться до такой наглости не  мог, да и сам Тан редок посещал подобные мероприятия, а каждый его планируемый выход куда-то был известен почти всем заранее, ибо подобные мероприятия - это чаще всего возможность не только вложить деньги и показать какой ты хороший, но и пообщаться с нужными людьми. Ну, а для сэра Колдера каждый выход Тристана в свет - это возможность подставить его, для чего мужчина разрабатывал раз за разом различные планы, которые, впрочем, пока ни разу не увенчались успехом. Виной тому удача, эффекты неожиданности или хорошая служба охраны - мы умолчим, хотя другу Риса, Стиву, который за его охрану и отвечает, было бы что сказать, но только матом. Так вот, охранник. Он явно затрепыхался, на него смотрели все собравшиеся на улице люди, ожидая дальнейших действий.
    - Сэр... Мистер О`Коннел... Мне надо связаться и уточнить...
    Мямлящий детина размером где-то два на два, пытающийся получить хоть какой-то ответ по рации и цепляющийся за нее, как за спасательный круг - зрелище презабавное, но не основное в сегодняшней программе, и потому надо было все это дело прекращать.
    - Что именно вы хотите уточнить? Не подделка ли приглашение? Так они именные и я уверен, что я есть в списке приглашенных. В чем заминка?
    В голосе побольше холодного недоумения, поднятая бровь, взгляд сверху вниз, даже при условии, что Тристан ниже работника, отличная игра одного актера, который, как и все собравшиеся знали в чем дело, но говорить вслух не собирался.
    Перед детиной на входе стояла почти невыполнимая задача, решить вопрос так, чтобы не получить потом по шапке. Он не мог отказать гостю во входе, ведь у того реально было приглашение и тот реально был в списках, но при этом пропустить в дом того, кого хозяин хотел бы видеть сегодня меньше всего - такая себе затея.
    - И так? - давление ауры Тана стало ощутимо почти физически и охранник сдался, он сделать ничего не мог, не перед толпой, которая ждала каждого неудобного слова, чтобы потом разнести его по всем городам и весям. Высшее общество - хуже чем террариум. 
    - Простите, сэр, проходите. Хорошего вам вечера. - и под конец речи скрип зубов, ведь с этим охранником Рис был знаком буквально лично, ушел из под его носа из очередной попытки подставы на одном из вечеров.
    Хмык, еле слышный, но все же замеченный работником поместья Тристан сдержать не смог. Лицемерные ублюдки не успели сегодня подготовить для него ловушку, вот и переживают, как банально. Но да ладно, зато вечер обещает быть богатым на прокошенные лица.
    Рис вступил под свод большого здания, где буквально каждый сантиметр дышал пафосом и попыткой казаться древним поместьем, хотя зданию дай боги перевалило лет за 30. Но это же "резиденция лоров Ротимеров" и все равно что от лордства, которое имело значение много лет назад и только в Англии , остался только пафос, немного денег и заносчивость, достойная королей.
    Витая, конечно же мраморная лестница, привела О Коннелла в большой зал, где уже собралось большое количество гостей. Играла легкая музыка, дамы в красивых платьях, увешенные драгоценностями не меньше, чем елка гирляндами обычно, кавалеры в сшитых на заказ костюмах и с запонками цена которых может быть годовым бюджетом какой-нибудь небольшой страны, легкая музыка и закуски - рецепт любого благотворительного вечера.
    Вот только самого хозяина вечера видно не было. Вопреки традициям, когда обычно организатор встречает прибывших и приветствует их парой слов, Колдер предпочитал быть тем самым королем и являлся вместе с семейством последним, прямо с третьего этаж, вниз по лестнице, чтобы на него смотрели все. Пафосный ублюдок. Но тем веселее будет смотреть, как вытянется его лицо, когда он заметит в толпе Риса, а тот уж очень постарается быть замеченным в первые секунды пафосного спуска вниз.
    Собравшиеся уже кружили вокруг Тристана, как стая голодных акул, кто-то просто проходил мимо и шептался, словно не верил, что это он и пытался удостовериться, кто-то подходил поздороваться, кто-то в наглую пялился, словно в попытке прожечь дыру. Особенно старались прихвостни Ротимера, раз за разом что-то строчащие на своих дорогущих телефонах. В попытке немного отвлечься и дождаться таки прибытие главной звезды пафоса, не убив до этого парочку надоедливых дам, Тан схватил с подноса бокал шампанского и сделал глоток. А Стив его предупреждал, что так будет.
    Ну, как предупреждал? Орал матом по телефону на ухо, когда Тристан ему сообщил куда собирается вечером, потом примчался так быстро, словно на реактивном двигателе, который явно полыхал из жопы друга детства, и уже дома у О Коннелла, (он дверь бы не открыл, да у Стива ключи есть), устроил полный разнос, вещая про "безответственных идиотов", "адреналиновых маньяках", "у меня жена с детьми дома не целованная, а я снова пытаюсь тебя отговорить от самоубийства" и так далее. По правде говоря, у  Барнса были на то все основания, он правда терял огромное количество нервных клеток и седел в попытке уберечь Тристана от всех тех подстав, что ему организовывали, а тут выходит, что Рис сам лезет в "пасть шизанутого льва".
    И пусть Барнс бесновался, орал дальше и крыл матом тот день, когда Тана встретил, уже понимал, что того не отговорить. Поэтому выделил своих ребят, взял с Риса обещание звонить и снабдил инструкциями на все экстренные случаи в мире. Даже на случай зомби-апокалипсиса у Стива, кажется, был свой план.
    О Коннелл взглянул на часы. Тик-так, тик-так, время выхода все ближе, представление вот-вот станет еще более захватывающим. 
    - Лорд Колдер Ротимер с семьей! - доносится голос распорядителя и двери открываются.

    Отредактировано Tristan O’Connell (2022-03-11 23:28:21)

    +1

    3

    «В поместье лорда Колдера Ротемера состоится грандиозное событие!»
    Роскошные платья, роскошные люди, роскошный бал. Высокопоставленных гостей поразило интригующее приглашение от хозяина мероприятия: «сегодня вы станете свидетелями начала новой истории!» Похоже, Колдер Ротемер приготовил для гостей сюрприз! Но что это? Остается лишь догадываться, чем на этот раз известный коллекционер удивит высший свет…»


    – Выключи телевизор, пожалуйста. Не могу больше это слушать. Пфх, интересно получается. Гости знают о… бале больше, чем мы. Даже журналюги и те пронюхали! А мы как всегда всеведение. Мама, что за тайны у него от нас? Он нам не доверяет?!
    – Тебе не стоит так говорить об отце, Валентайн. Раз Колдер пожелал не говорить нам о своих планах, значит на то есть причины. Уверена, он хочет порадовать нас. Тебя. Все-таки, мы не отпраздновали должным образом твое возращение домой... Может он решил сделать тебе подарок?
    Такой обнадеживающий диалог состоялся этим утром. До самого вечера сказанные слова не покидали голову Валентайна, а в душу его закралось чувство неясной тревоги. Этим вечером случится что-то невообразимое, - кричало оно – Что-то, что перевернет твою жалкую жизнь, Тей, с ног на голову. Бойся! Трепещи в праведном ужасе от предвкушения и незнания, какой подарок готовит тебе Колдер Ротемер!.. Нет, конечно, парень не был параноиком, но создаваемая отцом атмосфера «таинственности» и искусственная интрига, сотканная из громких, но пустых заявлений, его порядком подбешивали. Он правда ничего не знал о предстоящем бале (а слово «бал» ему даже стыдно произносить вслух. Двадцать первый век на дворе, как никак!). В честь чего это мероприятие? Придут ли его друзья? Или ему опять придется выслушивать анекдоты престарелых старожил каждого бала в поместье Ротемеров, потому что иных развлечений больше не будет? Серьезно, многие из них были старше вин, которые обычно подают на таких мероприятиях, но, тем неменее, они не изменяли себе в традиции подмазаться к Колдеру и умаслить его возвышенное до небес эго, чтобы получить от него какую-нибудь редкую копеечку или картину. Противно. Валентайн знал лишь то, что он должен выглядеть безупречно и улыбаться на камеры. Больше от него ничего не требуется. Это никогда не было проблемой. Но не для нынешнего Тея, который успел познать вкус свободы, все прелести современности и высокоскоростного интернета, поэтому сегодняшнее мероприятие заставляло его что называется «кринжевать». Он даже не уверен, что не рассмеется, если кто-нибудь назовет его отца лордом.
    - Мне так надоел этот цирк… - сказал Тей своему отражению, когда остался наедине с собой в своей спальне. На его красивом теле уже сидел приталенный белый костюм. На руках сверкали золотые часы и кольца. Но глаза на их фоне казались потухшими. – Это только на один вечер. Может мне удастся свалить пораньше и поснимать заброшки, м? Что скажешь, войд? – войд в отражении ответил улыбкой.
    Он бы хотел сбежать отсюда. Из этой комнаты. Поместья. Города. Прямо сейчас. Чтобы его никто никогда не нашел. Но Валентайн не мог этого сделать, хотя все возможности у него были: личные деньги, знакомые в другом городе, которые могли бы его приютить. Мешал страх, внушенный родным отцом. Именно он подталкивал парня в спину, когда их семья наконец собралась вместе и приближалась к роскошной, винтовой лестнице из чистейшего мрамора. Вычурной и нелепой, как казалось молодому человеку. Совсем неуместная скульптура в виде обреченных женщин и голых мужчин украшала перила, и выглядела совсем уж вырвиглазно на фоне многочисленных золотых украшений, картин, фресок, даже хрустальной люстры, размером с нескольких крупных человек. От обилия мелких деталей рябило в глазах. Иногда Валентайну казалось, что у его отца совсем нет чувство вкуса. Или меры. Старик считал, что чем больше предметов роскоши, тем роскошнее. Но это было не так. Поместье не вызывала желания восхищаться им. Скорее сбежать. Зажмурится. Ослепнуть на худой конец. Но это не самое страшное, от чего сегодня пострадают глаза Тея.
    - Лорд Колдер Ротемер с семьей!
    Взволнованный гул, царящий в зале, притих, а возникшую тишину изредка нарушали восхищенные вздохи, ведь к ним плавной и грациозной походной спускались хозяева этого места. Кто-то из гостей окрестил их святой троицей и это было бы почти справедливо. Выглядели они правда, как святые. Все в роскошных, белых костюмах. За платьем матери тянулся прозрачный белый шлейф, которых походил на ангельские крылья. Да все трое были похоже на ангелов, что спускались с небес по мраморной лестнице и приветствовали гостей невысоко поднятой рукой. Валентайну этот жест показался слишком высокомерным и пафосным, но ему пришлось это сделать. Пришлось терпеть волны ослепительных вспышек фотоаппаратов. Пришлось неменее ослепительно улыбаться.
    И, казалось, бы, так было всегда. Но сегодня смиренный шепот слишком скоро сменился бурным обсуждением, словно до их прихода случилось что-то необычное. Словно сегодня не они были главными обсуждаемыми персонами, а некто другой. Напряжение в зале росло. Валентайн чувствовал, что что-то идет не так, поэтому поднял взгляд на белокурого отца. Тот устремил грозный и разъяренный взгляд куда-то в центр зала. В одну конкретную точку.  В одни конкретные черные глаза. Это и был тот самый сюрприз?
    Валентайн ровном счетом ничего не успел понять. Все произошло слишком быстро. Напряжение между этими двумя мужчинами вспыхнуло и потухло за одно лишь мгновение. Казалось, что на пути этих взглядом у многих закружилась голова и перехватило дыхание. У Валентайна тоже. Он впервые видит того человека и мысли о нем не покидали голову парня даже тогда, когда отец стал зачитывать приветственную речь. Как ни в чем ни бывало. Парень даже пропустил мимо ушей важный момент, который беспокоил его все утро. Перед окончанием вечера Колдер Ротемер сделает важное заявление. Судя по всему, он собирался сделать это раньше, но тот мужчина помешал этим планам. Поэтому он постарается убрать лишние уши, которые могут помешать его планам. Но Тей ничего этого не знал. Он только размышлял о том, кем является Тот человек. Он не выглядел, как обычный гость. От него исходила какая-то необъяснимая и злая аура. Тот человек был очень похож на злодея из сказок, но почему-то это не оттолкнуло и не испугало юношу. Наоборот. Когда представилась возможность, парень нырнул в толпу, которая не обращала на него совсем никакого внимания. Его просто не замечали! Да и зачем, когда есть темы разговора поинтереснее.
    - Кто пригласил его?
    - Зачем он здесь?
    - Видели лицо лорда Ротемера? Он просто в шоке!
    - Куда смотрит охрана?

    - Ну ничего-ничего, сейчас этого грязного черта скрутят и упекут за решетку! Будет весело!
    Парень не знал почему, но ему так интересно стало, кто этот загадочный человек. Возможно он враг отца. Возможно кто-то опасный, раз о нем так говорят. Вдруг он вооружен?! А оттого становилось в разы интереснее! Тей захотел найти его и тайно понаблюдать за мужчиной, а заодно и за развязкой событий, но увы… Толпа словно сама вытолкнула парня в руки загадочного незнакомца, которые могли поймать падающего младшего Ротемера.
    В близи Тей смог рассмотреть его поближе. Лицо… Казалось знакомым. Могли ли они видеться раньше? Вряд ли. Валентайн бы точно запомнил столь выделяющегося человека и необъяснимое впечатление, которое он после себя оставил. Которые оставили эти черные, как ночь, глаза. Проницательные, холодные... Парень видел в них искаженную версию себя и это его напугало.
    - Кхм, добро пожаловать, мистер… - только и сумел неловко улыбнуться он и тут же отпрянуть от мужчины. Как же парень надеялся, что никто не успел их сфотографировать! – Рад приветствовать вас на мероприятии.

    Отредактировано Valentine Rothemer (2022-04-11 13:54:34)

    +1

    4

    АКолдер почти сразу уперся в него глазами. Не зря же Тристан встал в столь выгодное место, да еще и круг отчуждения рядом, ведь никто не хотел попасться на глаза хозяину вечера в компании его главного врага. И пусть до и после люди снова пойду косяком, что-0то прося, рассказывая и предлагая, сейчас, перед лицом опасности в белом костюме, все были едино трусливы.
    Глаза Ротемера обещали ему долгую и мучительную смерть. Так что Рис захлебнется в собственной крови и бахвальстве, так что умрет, как собака под забором. Но это были только мечты мелкого лорда, возомнившего себя богом. О Коннелл давно не верил в богов, вся его вера умерла, когда пресловутые высшие силы позволили его матери страдать. А потом и вовсе умереть, так и не узнав толком, что такое достаток и безбедная жизнь. И виновник всех этих страданий сейчас нацелился на сына сосланной им женщины. Колдер даже не подозревал, что прожигал глазами того, кто лишит его всего, что дорого. И нет, речь не о семье, Тристан отлично отдавал себе отчет в том, что такой человек, как Ротемер готов пожертвовать всем чем угодно, ради достижения цели. Он лишит его славы, денег и такого необходимого признания. Лишит дела, ради которого лорд пожертвовал уже не одной жизнью.
    В губах Тристана расцвела наглая улыбка. О да, он наслаждался произведённым эффектом, наслаждался гримасой на лице противника, шепотками за спиной и общей происходящей сценой. Он знал, что его не выгонят, просто не посмеют, ведь вездесущие журналисты сразу разнесут эту новость по всем газетам, а уж Трис постарается сделать все, чтобы выглядеть жертвой в этой ситуации. Колдер это знал и потому давать повод не стал бы в любом случае.
    Хозяин вечера успел уже на собственной шкуре убедиться, что противник ему достался непростой. Не из тех, кто был до него, что сбегали поджав хвосты, стало на них немного надавить. Нет. Этот собирался стоять до конца и вывести его из игры не так-то просто.
    В глазах гостей вечера вся эта ситуация пахла почти абсурдом. Казалось бы, богатый и влиятельный лорд, аукционный дом которого считается одним из лучших если не в стране, то в штате точно, соревнуется с каким-то мальчишкой, пусть и тоже богатым, набирающим популярность, но пока все равно не таким знаменитым. Почему же эта вражда так сильна?
    А все просто. Сначала это было задетое эго Ротемера, он не терпел и малейшего шанса на конкуренцию, даже если она была незначительной, он хотел полностью монополизировать рынок, но не удавалось из-за вот таких мелких аукционных домов. Он не считал ситуацию значительной. Угроза раз, угроза два, угроза три. Не действует, привычный плане не работает, потом один уведенный из под носа артефакт, другой, третий. сорванные сделки, перешедшие к О Коннеллу, пошатнувшееся доверие некоторых меценатов. Словно сам дьявол помогал Тану в его деле.
    С каждым днем это становилось все более личным, с каждым днем Колдер все больше хотел стереть "мальчишку" с лица земли, "мальчишку" словно призванного из самой преисподней специально, чтобы мучать лорда еще при жизни.
    И да, Ротемер был очень прав в своем суждении.
    - Интересно, будет ссора?
    - А почему лорд так скривился?
    - Вы что не слышали историю этой ненависти? Отойдемте подальше, я вам расскажу. Так вот на одном приеме...
    Не на одном, и даже не на двух, все было еще более запутанно. Они замысловато унижали друг друга раз за разом, прячась за улыбкой мнимого дружелюбия. Точнее, прятался Колдер, а Тристан почти открыто насмехался, ведь его образ построен на пафосе и эпатаже, Рису положено было вести себя вот так. А "лорд" не мог, он же англичанин, весь такой из себя положительный семьянин и потому мог только скалить зубы за спиной и натравливать своих верных псов.
    А сейчас ситуация обострилась еще сильнее. Всю последнюю партию дорогих предметов старины Тристан урвал себе, Ротемеру не досталось ничего. И этот приход на вечер был призван добить противника и заставить совершить глупость.
    О Коннелл взял очередной бокал с виски с подноса мальчика, который в страхе не успел отбежать из круга прокаженных и задумчиво осмотрел зал. Колдер пока будет тусить в компании своих прихвостней и только через час или две решится подойти к незваному гостю, а значит надо подождать, а может совершить какую-то провокацию, но об этом стоило подумать позднее.
    Люди вокруг кружили, как стая пираний, но пока не решались еще подойти.
    "Нельзя заставить людей любить тебя. Нужно просто подождать, пока им надоест тебя ненавидеть.", -- как говорилось в Рикке и Морти. Но Тристану было плевать и на ненависть. У него была тактика и он ее придерживался. Единственное, в чем он мог понять Рикка, так это в желании мстить.
    От размышлений отвлекло мелькание белого пятна на периферии взора. Сначала Рис было подумал, что лорд таки нашел у себя где-то в закромах яйца и ершился подойти раньше, но нет. В сторону О Коннела двигался Ротемер-младший. Кажется, он откуда-то приехал. Или куда-то уезажл. Или просто не показывался на глаза. Честно говоря, о гнем Тристан знал очень мало, ибо его фигура в делах семейных почти не мелькала, а взваливать вину родителей на плечи детей... Ну, Трис еще не до такой степени сошел с ума.
    - Добрый вечер, мистер Ротемер-младший, - на губах расцвела то ли улыбка, то ли ухмылка, так в свете люстр и не разберешь, - Мистер О Коннел. Тристан, если угодно. Давний приятель вашего отца в аукционных делах, так скажем, - сарказм сквозил из всех щелей в последней фразе, ибо ежу было понятно, что никакие они не приятели. Но приличия, ценимые в этом доме больше, чем правда, требовали, чтобы все врали друг другу в лицо. Прелестная традиция.
    - Очень приятно с вами познакомиться. Никогда не видел вас ранее, - взгляд мужчины оценивающе пробежался по Ротемеру-младшему. Очень красивый мальчик. Ухоженный, в хорошей одежде, только взгляд, почему-то Рис зацепился именно за взгляд, почти затравленный, неживой. Он помнил такой у себя много лет назад, когда вынужден был улыбаться тем, кого хотелось убить. А тут, почему у парня, у которого казалось бы все есть такой взор? Стало интересно.
    Отблеск от люстры мелькнул в волосах собеседника и Трису на миг показалось это до боли знакомым, словно что-то зудело на краю сознания, но мысль быстро убежала.

    Отредактировано Tristan O’Connell (2022-04-11 21:29:35)

    +1

    5

    Валентайна не покидало чувство, что сейчас он делает что-то неправильное. Он не должен стоять сейчас здесь, так близко к мужчине, которого ненавидел его отец и добрая половина пожилых… то есть, завсегдатых и преданных гостей их дома. К слову, они уже собрались в маленькие стайки вокруг чужака и играли с ним в увлекательнейшую игру: кто посмотрит на незваного гостя более уничижительно и презрительно; кто фыркнут громче и плюнется дальше, тот и победит. Возможно, заслужит медальку от хозяина бала. Или печеньку. Если Колдер, конечно, обратит на это внимание, потому как сейчас старик был так занят, что даже не заметил отсутствие сына под тяжелой рукой. Он что-то бурно обсуждал в своем близком кругу и то и дело возмущенно хмурился. Это же важнее, чем присматривать за своим наследником, так что последний воспринял это как разрешение вляпаться в какую-то скандальную историю. И вот он здесь. Стоит перед ним. Немного нерешительный, взволнованный и чрезвычайно заинтересованный. А история, сюда по всему, уже намечалась. Журналисты уже сделали пару фото их милого общения. Они следили за каждым шагом Тея, словно ожидая, когда тот споткнется. "Падение семейства Ротемер" так бы они окрестили эту статью. Это заставляло парня испытывать и подавлять раздражение. выходило плохо.
    - Тристан, значит, - равнодушно произнес парень. Он совсем не собирался расплыться на любезности и формальности, но не из-за своего невежества. Юноша считал это такой глупостью, что не мог произносить эти слова в слух. Так же, как и «бал». Это выше его сил и моральных ценностей. Стыдно, в общем. – У вас что-то с лицом, - сказал парень, глядя на странные тени улыбки от люстры. Он не знал, зачем сказал это. Парень хотел выглядеть равнодушным и незаинтересованным в этой загадочной персоне. Или хотя бы делать вид. Или хотя бы убеждать себя в этом, потому как парня сразу же выдали его янтарные глаза. Они немного оживились от такого необычного инцидента и с жадностью рассматривали мужчину. Валентайну, конечно, вся эта роскошь и пафос глубоко противны, но Тристан оказался другим случаем. Он был хорош.  Он зацепил младшего Ротемера. Но не своей обворожительной внешностью, которая так и кричала: «За свою улетность денег не беру, а за красоту тем более!» Нет, скорее своим характером. Уверен в себе. Мужчина точно знает себе цену и точно знает, на какие великие поступки способен. Во взгляде его – сила. Да такая, что парень немного испугался. Может ему правда лучше уйти отсюда поскорее? Навязанный страх шептал на ухо: ваши фото уже журналистов. Отец будет в ярости! А бунтарский дух и любопытство трепали его за плечи: мы с тобой были в таких страшных местах, что уже не должны ничего бояться! Последние оказались громче. Валентайн схватил бокал шампанского с уносящегося вдаль подноса и торжественно поднял его.
    - Рад знакомству, Тристан, - парень улыбнулся и сделал пару глотков, сразу же поморщившись горечи шампанского и пузырьков, который сразу же ударили ему в голову. Или ему так показалось? Но было бы не удивительно, Тей давно не пил ничего крепче кофе. – Серьезно, не видели меня раньше? О… Странно. Я ведь всегда мелькаю на фото со своей семьей. Можете убедиться в этом сами! На каждом фото, как призрак, стою позади отца или выглядываю из-за его могучего плеча. Увидите золотые кудряшки – знайте, это точно я, - Тей усмехнулся. В его голосе не было злобы или каких-то недобрых намерений. Говорил в общем-то он легко и непринуждённо. Как молодой парень, не обречённый заботами о наследстве, аукционными домами и развлечением стариков на балах. Тристан мог бы счесть это легкомыслием, если такой вопрос бы его волновал, развернуться и уйти. Но он не знает. От любопытного носа Войда не скрыться.
    - А на мероприятиях я всегда появлялся. Кроме последних лет, потому как находился в местах не столь отдаленных. Учился. А вот выыыы, - парень снова очаровательно улыбнулся и махом допил бокал шампанского. Снова поморщившись, он продолжил шепотом, приблизившись к мужчине и вдыхая запах его духов. Младшему Ротемеру даже показалось, что от этого запаха он опьянел сильнее, чем от несчастного бокала шампанского. – Судя по всему, не так давно имеете дело с моим отцом. Так что не такой уж вы и давний приятель! И не приятель вовсе. Разве на приятелей натравят охрану с оружием, стоит ему покинуть этот зал? Ой, я это зря сказал,- Тей подмигнул мужчине. – вас тут не ждали, но вы пришли. Колитесь. Что-то задумали? Хотите что-то украсть? Как фильмах. Кстати, вы очень похожи на Рика Форда. Или агента 007. Да, больше на него. Поэтому отправили шампанское, от которого мне теперь не хорошо…  Ой… Надо присесть.
    Голова Тея пошла кругом и тот отчаянно стал искать глазами стул или что-нибудь, на что можно опереться. Но вокруг них образовалось такое пустое пространство, что становилось даже неловко. Если парень правда упадет, то многие решат, что Тристан отправил наследного сына лорда Ротемера. Какой скандал тогда будет! Но увы, он окажется выгодным только Колдеру, поэтому Тей старался держаться на ногах и не поддаваться алкоголю.

    Отредактировано Valentine Rothemer (2022-04-11 18:19:13)

    +1

    6

    Ладно, возможно, Ротемер-младший где-то изредка мелькал, возможно даже на общих фото, но фигурой был для планов Тристана мало интересной, а потом в памяти отложился плохо. В семейный бизнес не лез, замечен за чем-то грязным, как папаша, не был, вообще существо был тихое, вот учиться уезжал, как говорит. Если честно, люди которые для плана были незначительны, очень быстро обычно вылетали из головы у мужчины. Вроде как, если им мстить не надо, помочь не могу, помешать тоже, использовать выйдет вряд ли, а значит, а зачем они нужны? Так же примерно было с этим юношей. Больше всего О Коннелл следил за Колдером и его сестрицей. О, эта дамочка была не лучше браться. Тупая, как пробка, жадная только до денег и хороших шмоток, она ненавидела конкуренцию также сильно, как и лорд. Так "случайно" выходило, что все подруги, что были хоть немного симпатичнее Дженифер, почему-то постоянно попадали в какие-то передряги. То волосы им краской сожгут, то маску с аллергеном наложат, а самые "непонятливые" с лестниц падали, прям как дохлые мухи. После спешно уезжали лечиться куда-то в Германию и там оставались.
    Подобное происходило с теми, кто имел наглость быть более популярной или более богатой. А уже если претендовали на мужчину, которого леди Баскервиль хотела заполучить в свою коллекцию, то пиши пропало, жизни тебе, дамочка, в этом городе не будет.
    Безусловно, Дженифер была очень хороша собой, отлично умела притворяться скромной, хлопать глазками, и играть в оскорблённую невинность и быть самим очарованием, но это длилось ровно до того момента, пока ей что-то от вас нужно. После наружу вылезала вся ее глупость, вся ее гордость, граничащая с манией величия и полное неумение слушать кого-то кроме себя и своего брата, чье мнение вообще было истинной в последней инстанции и выше, как говорится, только бог.
    Жена Ротемера тоже была фигурой вполне примечательной, женщиной очень величественной, слепой на все то, что ей видеть не хотелось, даже если бы перед ее глазами муж убил человека, она бы отвернулась и спросила какой к ужину подать чай. Эдакая холодная леди, которая хочет жить только в своем идеальном мире и просто не признает любое отхождение от этих рамок.
    И вот их сын, юноша который Тристана не интересовал, сейчас стоял напротив и вещал что-то. Журналисты кружили вокруг них, делая все более ил более интересные снимки, круг сужался, а ситуация становилась более захватывающей. Как отреагирует Колдер, если первые полосы завтрашних газе украсит фото его сына, который находится в руках его заклятого врага, а? Но вот как коснуться, как сделать так чтобы фото вышли...
    Шанс представился буквально почти как по волшебству. Ну, или по неумению молодых и отчаянных людей пить, если быть точнее и если Рис правильно понял ситуацию.
    - Я скорее тут, как Дарт Вейдер, все знают, что я зло, где-то прячу звезду смерти, но доказать не могут, - усмехнулся мужчина, делая резкий шаг в сторону Валентайна и аккуратно придерживая ладонью его за локоть.
    - Но сейчас я скорее рыцарь спасающий, если не прекрасную даму, то ее отпрыска, так точно. Вам нехорошо, Ротемер-младший. Имя, кстати, свое вы так и не назвали, а я, как Дарт Вейдер, пока вас загуглить мысленно не могу.
    журналисты просто по сходили с ума, они делали снимок за снимком, казалось, что у них сейчас задымятся пальцы от того количества раз, что была нажата кнопка спуска. Вспышки ослепили половину людей в зале , кажется, кто-то даже упал, споткнувшись о соседнего человека. Кажется дама, кажется на красивого мужчину. Может это было и не случайно.
    Юноша все еще пошатывался, словно ноги его держали сейчас максимально плохо. Ему безусловно шел белый костюм и Тристан уже представлял, как будут выглядеть завтрашние фото. День и ночь. Светлый и чистый мальчишка, а рядом с ним почти что дья вол искуситель во плоти, черный костюм, красная рубашка, как свет и тень. Зло и добро. Оооо, фото точно попадут на первые полосы.
    - Может, вам стоит присесть? - вторая рука проворно оказалась на талии Ротемера, немного приобнимая его и кажется, словно просто аккуратно придерживая, но в глазах окружающих этот жест выглядел таким личным, почти что интимным, как будто они это проделывали между собой не раз и не два.
    Конрад будет в ярости. На губах Триса появилась безумно довольная улыбку, которую скрыть у него не выходил и она тоже попадает в кадр, ведь никто не знал о чем думал мужчина и все приписывали ее близости с сыном хозяина вечера.
    - Они же только познакомились?
    - Они виделись раньше?
    - Насколько они близки?
    Шепотки становились все громче и отчетливее, и если парень, одурманенный алкоголем мало еще что понимал, то прихвостни лорда стали оглядываться и явно скоро сообщают своему боссу, что что-то твориться. Стоило увести Ротемера-младшего в сторону, чтобы ситуация стала совсем разрывной.
    - Давайте отойдем и присядем, - Рис произнес это юноше почти на ухом, вроде как громко кругом и чтобы он точно услышал, но, конечно, не только поэтому.
    - Там у колонны есть парочка стульев в тени, пойдемте туда, - О Коннелл аккуратно повел нового знакомого в нужную сторону.

    +1

    7

    Мотылек угодил в лапы паука. Только вот паук даже сети не успел расставить. И вообще до мотылька ему не было дела. Очень глупый, глупый мотылек.
    Но надо отдать должное таланту младшего Ротемера находить неприятности там, где на них даже намека не предвиделось. Он всё-таки личность творческая. Этим публику развлекает. Но сегодня он промахнулся: публика этим вечером совсем не та. Объективы камер не родные, а лица по ту сторону злые и жадные до компрометирующих кадров. Они не станут жалеть мальчишку, ведь долгие годы он был для них заветной целью. Лакомым кусочком со слишком идеальной репутацией. Дичью для охотников, чья чуйка подсказывала, что с богатеньким сыночком что-то не так. Он что-то скрывал, это ясно. Иначе зачем отец так прокрывает его и не подпускает никого к Валентайну даже за десяток метров? Почему такой тихий? В каких грязных делах замешан? Сегодня стало очевидно. Пускай это было совершенной не правдой, но…
    -- Младший Ротемер в сговоре с О`Коннеллом!
    Кто-то случайно обронил эту фразу, и почти сразу она охватила весь зал. Пускай больше никто не решался произнести ее вслух, но она прочно засела в головах гостей. И в голове Колдера Ротемера в том числе. Глупый мотылек даже не подозревал, что наделал. Вспышек в зале становилось всё меньше, и тому было две причины. Кое-кто из журналистов пытались досрочно покинуть вечер, ведь в их руках находились слишком ценные фото, способные больно ударить по репутации семьи Ротемера. А может быть и по кошельку? Отец ведь так любит своего идеального сыночка! Они пытались бежать, но были схвачены охраной еще до выхода из особняка. Страшно представить, какая теперь их ожидает участь… Да, отец очень любит своего сыночка.
    Но были и те отважные, кто решил остаться, тем самым подписав себе почти смертный приговор. Если, конечно, никого из этих журналистов не прикрывает сам Тристан. Тогда может хотя бы у одного будет шанс сбежать? Они пожадничали, решив запечатлеть больше. О, теперь встреча Тристана и Валентайна не казалась обычным «сговором». Чего стоит только рука мужчины на талии парня. Или их уеденный разговор в тени колонн, подальше от чужих глаз, где их никто не видит и не слышит. О нет, это было что-то большее. И ценное. Однако, из зала им просто так не выйти. Чего говорить? Даже в интернет не выйти из-за глушилок в особняке. А тем временем…
    -- Валентайн Ротемер, -- юноша наконец представился мужчине. На его чистом, белом лице даже была дружелюбная улыбка. Совсем невинная на фоне всего безумия, что сейчас незаметно творилось в зале. Кажется, мальчишка даже не подозревал, что прямо сейчас Тристан его использовал, и правда верил в его добрые намерения. И не подозревал, что прямо сейчас их ищет в толпе два золотых глаза Колдера. С очень, очень недобрым взглядом! – Благодарю, мне гораздо лучше. И извините за доставленные неудобства. И мою навязчивость. Я не должен был… Падать на вас, кхм.
    Может быть для Валентайна Тристан был рыцарем, но для остальных – ужасным драконом, похитивших драгоценное сокровище жадного короля. А что делают с драконами в сказках? Спросите у осла. Но младший Ротемер воздержался от этого комментария, хотя очень хотел высказаться. Сейчас он немного пришел в себя, так что стал осторожнее и осмотрительные. Даже трогать себя лишний раз не позволял. Адреналин рассосался в крови. Голова шуметь перестала. Младший стал поглядывать в зал, нервно сжимая в пальцах подол белой кофты. Там что-то происходило. Усмешки на лицах приближенных Колдера становились шире, а охраны в зале все больше. И было ясно, по чью душу она явилась. Как удобно. Тристана нет в зале. Никто не увидит, как в тени колонн его, скрытым от чужих глаз, схватят. Как все чудесно сложилось.
    -- Мистер О`Коннелл… Дарт Вейдер ведь проиграл, – юноша прошептал это совсем тихо, так, что тот его мог даже не услышать. Почему-то это волновало его, хотя какая разница? Он даже не знает Тристана и не должен знать. Его тут не любят. Он враг. Почему парень еще сидит рядом? Валентайн резко посмотрел в глаза мужчины, будто намереваясь найти ответ. В тени они выгладили совсем иначе. Черные, как бездонные колодцы. Без отблесков страха или сожаления на глубине. Завораживает… – Извините, мистер О`Коннелл, вы один пришли на вечер? Вам… Нужно быть осторожным. Понима--…
    -- Валентайн, сынок, -- слишком нежный голос матери перебил его. Он звучал совсем близко, но похоже, женщина не знала точно, где сидит парочка. – Идем, отец тебя ждет. Сынок!
    -- Мистер О`Коннелл, можно я задам вам нескромный вопрос? – прошептал младший Ротемер, внезапно улыбнувшись. Но улыбка была совсем другая. Не та дежурная, которой он приветствовал мужчину. Такой улыбкой приветствует Войд своих зрителей. – Вы жить хотите? Или Вы как камикадзе, на радость псам решили покинуть нас красиво?
    Больше парень ничего не сказал. Если Тристану еще дорога шкура, то сам поймет, что нужно идти за Ротемером, который – вот это неожиданность--, пошел совершенно в другую сторону от матери. К непримечательной двери, которая вела на кухню.
    Кто, как ни хозяин особняка знает, как из него незаметно сбежать?

    +1


    Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Faber est suae quisque fortunae


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно