Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Salvation


    Salvation

    Сообщений 1 страница 7 из 7

    1

    МОСТ | 4 марта 2022 | ВЕЧЕРНЕЕ ВРЕМЯ

    Esfir Mahelet & Esther Blackwood
    https://64.media.tumblr.com/ca46af356e79bfbff0ed1adb08aa4e86/d6f98c3fcc9755ef-7b/s400x600/237d91bf2419a0a38bed10405d16e61ac783e88d.gif

    Don't say a word
    The faint cries can hardly be heard
    A storm lies beyond the horizon, barely

    +3

    2

    Что может быть в голове у человека, что оставляет товарища на мосту со словами "увидимся в универе".
    Что?
    По выражению лица Эстер было понятно, что она никуда не собирается выходить. Да и нависшие над городом тучи, раскаты грома накаляли обстановку.
    - Роб, ты видишь какая непогода, вези меня домой, - ровным голосом сказала девушка. На что парень не поленился выйти из машины и "помочь" ей покинуть салон авто. Он ничего не сказал, просто высадил ее на мосту и поехал дальше.
    С Робом Эстер учится в одном университете, только он на последнем курсе. Они познакомились в прошлом семестре, когда девушке нужно было сдать экзамены, но шансов их пройти без покровительства или списывания у нее не было. Так в ее студенческой жизни появился Роб. Он брал деньгами, но его улыбка всегда говорила, что денег ему мало. Будто девушка должна ему намного больше, на что всегда спотыкался об ее убийственный взгляд.
    Сегодня черт дернул её согласиться прокатиться с ним по городу, а когда он начал не двусмысленно намекать на то, что ему хотелось бы с ней проделывать на заднем их тачки. Она сказала, что на неё может не рассчитывать. Приставать к ней он не стал, полагая, что она еще пожалеет, что отказалась. Тем что оставил одну на мосту решил подчеркнуть, что у нее могут и без него найтись проблемы. Страшно ли было девушке?  Одиноко ли ей было в этот момент?
    Всё что она сейчас ощущала, так это прохладу и влагу на своем лице, моросящие капли опускающиеся на ее макушку... Она обхватила руками свои локти, будто обняла себя и просто шла вперед. Гром. Молния. Казалось, что самое небезопасное место, какое можно было только себе представить: вода вокруг и металл.
    Было бы намного эпичнее, если бы она шла с бутылкой шампанского в одной руке, букетом роз в другой.  Но что имеем то, имеем.
    Как в страшной сказке, где серый волк съел бабушку, пошел дождь. Дождь не просто пошел, он извергся в ливень, а вокруг все так грохотало, что сердце заколотилось.
    Эстер шла вперед несмотря на сигналившие проезжающие мимо машины, на промокшие и свисающие на лице волосы, на то, что кожа покрылась мурашками. Упрямая, вредная, два слова, которые характеризовали её всецело.
    Может быть ей кто и звонил на телефон, может быть тот же Роб, одумавшийся, что ссадил девушку на мосту.  Но она не услышала бы при всем ее желание, ведь на улице было мокро, шумно и холодно.
    Блэквуд даже не подумала, чтобы позвонить друзьям или вызвал такси. Почему-то все казалось таким неважным, есть только она и разбушевавшаяся непогода. Сколько она еще сможет пройти под дождем? Почему ей так хотелось не просто пройтись, а прогуляться... Так, будто всё это входило в ее планы?
    Дождь и не думал заканчиваться. Спустя минут десять Эстер была до нитки мокрой, но при этом она чувствовала себя прекрасно. Она решила остановиться и посмотреть на воду, на то, как большие капли будут разбивать воду под мостом. Будет ли от этого такой же эффект, как когда капля падает в лужу и образуются большие брызги. Где-то глубоко в душе Эстер романтичная натура, по-детски любопытная, но ей потребовалось больших усилий, чтобы скорее повзрослеть.
    Она небрежно встаёт на поручень перил, крепко цепляясь за них руками. Лишь небольшая полоса между ею и обрывом.  Лишь ветер, она и вода. Ей холодно, тело трясется, мышцы ног сводит холодовой судорогой.  Чего она добивается?
    Нет, у нее нет мыслей прыгнуть вниз, хотя смотря на бушующую воду под ногами, хочется испытать себя. Только Эстер прекрасно знает, что проиграет. Она ни разу не пловец, тем более она не самоубийца.
    Не успела она вернуться на безопасное место, как кто-то ухватил её за руку. Мягко. Так берут ребенка, когда он бежит не в том направлении. Мягко, но в тот же миг настойчиво, чтобы этот ребенок не юркнул куда-нибудь на пол или не сбил руками отцовские документы со стола.
    Эстер оглянулась, но из-за дождя, затуманившего ее взор, она не сразу смогла рассмотреть кто перед ней. Девушке пришлось свободной рукой убрать нависшие на лице пряди, смахнуть влагу с лица.

    - Кто ты?
    Ни какого черта, ни убери руки, ни чего из этого, что могло было сказано в подобной ситуации.
    А было ли рука удерживающая ее руку? Быть может незнакомая обстановка, адреналин, погодные условия сыграли злую шутку? Но то, что вблизи неё стоит обеспокоенный человек сомнений нет.

    +2

    3

    Эсфирь слаба и мало разбирается в происходящем. Раны зализаны заботливыми руками ангелов в белых халатах, сердце – тщательно укрытое теплым шерстяным одеялом родительской опеки и доверием к миру – обросло стальными пластинами, где-то внутри периодически болезненно давал знать о себе маленький кусочек льда. Всё еще холодно. Сердце помнит, как едва не перестало биться там, на крайнем севере штата Аляски и боится. Боится снова столкнутся лицом к лицу со смертью. Если бы не Доминик, его опыт и своеобразная поддержка, должно быть, Махелет уже вряд ли вдыхала бы сырой воздух и слушала барабанную дробь дождя по крыше. «Интересно, как у него дела?»

    Тело еще слабо – сутки, как выписали из больницы, но душа, кажется, стала намного сильнее. Эсфирь боялась упасть, тщательно оберегала свой собственный мир, закрываясь в любви, тепле и заботе, в то время как главный парень сверху решил разрушить это.

    Махелет не задавалась вопросом зачем и почему. Она молилась. Беспрестанно молилась и благодарила. За опыт, за жизнь, за Доминика и собаку по кличке Хамер. Он тыкается влажным носом в руку и тихо поскуливает, словно всё-всё понимая. Почему-то она решила, что отдавать пса будет глупой затеей. Раз уж он сам выжил вместе со своими собратьями, прибившись к Махелет и Шоу... Так хоть будет не столь одиноко. Эсфирь не хочет идти домой, у Питера с Рондой уютнее. У них – беззаботное детство, напоминающее о себе каждым углом оставленной комнаты, танцует в солнечных зайчиках и прячется в стеллажах, наполненных книжками со сказками.

    Эсфирь пишет Доминику какое-то быстрое бытовое сообщение, удивляясь про себя, что за все это время так семимильными шагами приблизилась к пониманию его видения мира. Пугающе странно. Пребывала в каком-то тягучем состоянии покоя, практически ничем не тревожимая. Сидела на подоконнике, укутавшись в махровый халат, и молча выдыхала в мартовское небо, усмехаясь его хмурости и вычурной строгости. Ровные черные и белые линии, равномерная грязная серость между. Природа словно всеми силами пыталась показать сколь отвратителен сейчас ей был Сакраменто. Опостылевший, шумный, спешащий Сакраменто. Скрытный, молодой, жаждущий, надежный Сакраменто. Смерть оказалась для Эсфирь чем-то новым.

    — Пойдем, малыш, — треплет гарцующего пса за ухом, пристегивая ошейник и накидывая на плечи плотный ярко-желтый дождевик. Не любит зонты с детства – занимают место в руке, когда можно взять ароматную булочку или теплый чай, да и теряются постоянно. Не практично. Из кофейни по дороге из парка разливалась патокой старая музыка, в которой чувства и мысли смешивались в один причудливый коктейль из обтягивающих кожаных брюк, крупных локонов и запахов терпких трав. Погружаясь в заученные наизусть ноты, Эсфирь шагала по пустой дороге через мост, а попутно гнала прочь все мысли о том, где сейчас Дом и чем он занят. Она не хотела этого знать. Не хотела в этом участвовать. Не желала и не могла быть частью этого кошмара. Это была не она, это был кто-то другой... Кто-то более сильный, более смелый, не она.  И отвлекала себя как могла. Выгуливая Хамера, бегала с ним по высоким кустам. Ветер трепал волосы, сорвав с головы капюшон, с неба срывались капли дождя, и погода вообще не была ко мне любезна. К дому они буквально бежали потому, что на половине пути дождь таки усилился и Эсфирь уже вымокла до нитки.

    И вот, прямо перед ней, как картинка из максимально драматичного триллера: смазанный за стеной дождя силуэт на перилах, выбивающийся из общей картины. Мехалет останавливается и подходит ближе, отпуская поводок. Хамер, от которого за версту ароматизирует то самое понятие мокрой псины, вопросительно склоняет голову и что-то ворчит себе под нос. Отчего-то внутри Эсфирь просыпается протест – как можно? Меньше месяца назад на ее глазах умирали люди, которые молили Бога о жизни, меньше месяца назад она сама готова была уснуть и никогда не проснуться, меньше месяца назад простое приключение, желание познать мир, едва не обратилось трагичными событиями. А сейчас, сейчас что? Человек готов просто сделать шаг и оборвать. Эсфирь злится, Эсфирь возмущается, но внешне – медленно подходит.

    — Слезай давай, это не безопасно. — мягко сжимает пальцы на тонком запястье, тянет на себя ожидая, пока девушка спустится. Она говорит громко, перекрикивая барабанное соло дождя по асфальту. — Я не думаю, что Тот, кто дал тебе жизнь, будет рад твоему решению. Спускайся, заболеешь.

    +2

    4

    Не безопасно.
    Девушка посмотрела на такую же девушку, как она сама, может быть небольшим старше её ... Смотрела словно сквозь стекло, по которому скатывались большие растекающиеся капли.  Ей хотелось закричать, как это бывает в фильмах, чтобы она растворилась в стихии, а не думать, что это всё может как то не запланировано кончится. Эстер была уверена в том, что с ней ничего и случиться не могло. Она будто запрограммирована на авто сохранение, в случае роковых ошибок. Эстер сотни раз проходила сквозь непроходимые чащи, наполненные дикими животными, мутантами и росла в уровнях. Порой жизнь таже игра, главное собрать все монетки и не попасть в яму, где обязательно сгорит жизнь. Эстер не любила ассоциировать себя с игровым персонажем, ведь она всегда вкладывала в него частичку своей души, будто это ее крестраж. А крестражей в реальной жизни у неё было не много: Твиг да и только. В реальности она была слизерин, не меньше. Возможно она реинкарнация Нарциссы, что посчастливилось начать праведную жизнь, а может и самой Беллатрисы.
    В этом вся Эстер. Найти самый высокий камень, влезть на него, показать, что не страшно. Она с малого возраста ставит перед собой невозможные цели. Подает своим примером другим пример, но не всегда хороший. Она не считает себя ни хорошей, ни плохой. А если и так, то она злая в добрую точку. Посмотрев на нее скажешь, что милая девочка, но она правда милая, пока её не портить. Порча. Кто верит в то, что человека можно изменить применив магию, а быть может достаточно применить лишь силу? Насилие. Блэквуд знает на вкус это мягкое по звучанию, но леденящее по представлению слово - насилие. Сначала она была жертвой, молчаливой девочкой, с которой можно было обращаться как хочется, а потом у этой девочки закончились ресурсы. Она не могла больше отдаваться страху всецело, не могла бояться идти в раздевалку и в завтрашний день тоже. Это как? Быть жертвой или нет выбор каждого. Карателем, например, не рождаются, а вот маньяком вполне. Если человек травит другого человека - это не значит, что его довели до такого, это значит что человек с гнильцой и не нужно никого винить в этом. Если человек допускает насилие по отношению к другому не следует искать оправдание насильнику. Насилие не должно иметь оправдательный характер. Если тебе сделали больно и ты в ответ сделал, чем ты отличаешься? Месть это не то, что принесет душевного удовлетворения, это не то, чем можно гордиться или преподавать в школе.
    Эстер при виде себя со стороны, наверное, в какой-то мере могла бы подумать, что кто-то сильно отчаянный сигануть хочет вниз. Подошла бы она сама к такому человеку? Она не знала ответ на этот вопрос, но смотреть со стороны, как кто-то заканчивает свою жизнь она бы точно не смогла. Значит она бы точно также подошла бы и взяла за руку? А что если это самое прикосновение стало пусковым механизмом в запуске необратимого и человек наоборот скинулся? Что в голове у самоубийцы в секунду до прыжка? Почему они выбирают мост, а не, к примеру, таблетки или повешения? А какого это разбиться о воду и утонуть? Какого когда тебе мучительно больно и перехватило дыхание настолько, что невозможно сделать вдох. Мы рождаемся из вод и с первым криком вдыхаем кислород, всё механизм жизни запущен и его не прервать.... а тут нет возможности глотнуть воздуха. Может тоже, чувствует рыба, выброшенная на берег? Это считается мучительной смертью или быстрой, прыжок с высоты в воду?
    Ведется ли статистика выживших после крушения? А есть ли статистика неудавшихся суицидов? Порой удивительно слышать от человека, что это его третья попытка. Что должно было случиться, что не получилось в первые два раза?
    Но больше всего волнует вопрос, что могло такого случиться, что необходимо непременно заканчивать свой цикл. Можно ли предотвратить самоубийство еще до того, как человек решится сделать шаг с крыши?
    Еще любопытно сколько несчастных случаев или убийств маскировалось под маской самоубийства?
    - Хорошо, — на слова незнакомки произнесла Эстер и осторожно спустилась на пешеходную тропу. - сама не заболеешь?

    +2

    5

    У нее побаливают ноги и душа. Смотрит, как медленно смазанное дождем и прилипшими к лицу влажными локонами тело спускается со скользких перил и оседает на твердой земле. Хватка ослабевает, пока рука девушки окончательно не выскальзывает из мягких пальцев Эсфирь.

    Всматривается, изучает, оценивает ситуацию. Слишком просто согласилась для самоубийцы. Слишком просто. Совсем недавно такое просто привело к смерти двадцати туристов. Эсфирь щурится, всматривается, в надежде найти в девушке что-то эфемерно-неправильное, но вообще весь образ незнакомки был соткан словно из чего-то нереального.

    В такую погоду на улицу выходят либо владельцы собак, обвязавшие себя узами «не важно какая на улице погода, собачке надо в туалет» за исключением тех малышей, что ходят на пеленку, либо меланхолики, либо безумцы. Собаки возле незнакомки замечено не было, оставалось два варианта – меланхоличность или безумие. Махелет, в отличие от Питера, который был максимально подкован в чтении человеческих душ, не обладала похожим даром, поэтому просто… наблюдала.

    — Я тебя очень плохо слышу из-за дождя. Пойдем, пойдем, — Эсфирь пытается прочитать по губам, но не может ни расслышать слова, ни увидеть. Тянет за собой в сторону родительского дома, наученная опытом. Питер и Ронда часто приводили домой гостей. Людей, со сломанными судьбами или просто разбитых раздробленных револьвером жизни и просто поили чаем. Укутывали в теплый плед и покрывали теплом и любовью. Они тщательно сшивали края чужих ран, действуя так, как велит им Библия, то и дело спрашивая себя «Как в этой ситуации поступил бы Иисус?» И служили, ухаживали, кормили теплой пищей и такими же словами. Эсфирь всегда брала с них пример.

    — Меня зовут Эсфирь. Это как Эстер на американский лад, но я из Сербии. — представляется, вешая дождевик со стекающими каплями напротив двери, и насухо вытирая Хамера флисовым полотенцем. Пёс, терпеливо выждав одну из нелюбимых процедур, прыжками понесся в гостиную вытираться о тканевый диван. — Хочешь чай, кофе? Утром Ронда пекла яблочный пирог, будешь? — Эсфирь тараторит, искренне боясь предоставить слово внезапной гостье. Вдруг она начнет кричать о том, что ей все это не нужно. И она не рада тут находиться. И вообще, верните ее обратно к перилам и общению с дождем. Но как там в Библии сказано? «Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими.»
    Махелет протягивает девушке полотенце, чтобы вытереть голову и приглашает в гостиную классического цвета в молочно-бежевых оттенках. Дома пахнет мягкой ванилью, сладким привкусом и немного мокрой псиной благодаря Хамеру.
    — Что я могу сделать для тебя?

    Отредактировано Esfir Mahelet (2022-03-29 15:21:34)

    +2

    6

    Девушка была такой маленькой, но в то же время ее аура будто обнимала саму Эстер. Как может в такой малышке, быть столько душевности, столько света, что этот самый свет проникает с самое сердце Лиз. Она как завороженная пошла следом за незнакомкой и ее псом. К слову, девушке нравились домашние животные, но для нее они были словно другой планеты, с той самой, где разрешено их заводить. Эта колоссальная ответственность!
    Спустя какое-то мгновение они оказались дома у сербки. Она до этого даже и не знала о такой стране. Наверное нужно было бы спросить для начала удобно ли ей, чтобы Эстер оказалась вот так без звонка в ее доме, но не смогла проронить ни слова. Ей хотелось слушать это божье дитя. Она впервые так близко видела ангела. О подобном эффекте читала разве что в книгах, где рассказывали о странниках с чистым сердцем.
    Эстер стояла на пороге, пока через буквально секунду на этом самом месте не образовалась лужа из капель с ее одежды. Она виновато пожала плечами, что поделать?
    - Меня зовут Эстер Элизабет, так что друзья зовут меня либо Эстер либо Лиз, - в ответ представилась она. - какое приятное совпадение, значит мы тезки своего рода.
    До этого она ни разу не встречала людей с похожим именем, да вообще девушка не встречала людей похожих на Эсфирь. Она буквально ловила каждое движение девушки, так ей нравилась эта ее первобытность. Она привыкла к другого поля людям, к безразличию прохожих, к отчужденности, что близка их менталитету. А тут ее, незнакомую девчонку привели домой. Она даже на секунду не задумалась, что это может быть ловушкой. В людях Эстер не ошибалась, она на интуитивном уровне ощущала кто опасен, а кто с чистыми намерениями. Так вот сербке хотелось довериться без остатка.
    - Буду пирог, буду чай, - торопливо ответила девушка. - А кто Ронда тебе? А как зовут пса? - словно Эстер пять и она почемучка.
    Эсфирь протягивает Лиз полотенца и она с благодарностью принимает его с ее рук.
    - Знаешь, я не самоубийца, одногруппник решил пошутить и оставил меня на мосту. Думала, что он вернется, когда пошел дождь и  мне стало любопытно, как капли падают в воду. Есть ли эффект круга, как когда дождь касается лужи - протирая мокрые волосы вдруг прерывая минутное молчание сообщает девушка. Она не чувствовал напряжения, будто оказалась в гостях у старой знакомой, от этого сдерживала себя, чтобы не показаться новой знакомой хамкой. Ведь у друзей она не стеснялась вести себя как в собственной доме. - Я была благодарна, если бы у тебя нашлась сухая одежда для меня.
    Блэквуд прошла с прохожей в зал. - Где можно взять тряпку? Я у тебя на пороге наследила, я и уберу, не спорь, пожалуйста.

    +1

    7

    Девушка напоминает Эсфирь Хлою. Ту, которую так и не смогли спасти. Ту, чьё тело навсегда похоронено среди скалистых гор холодной Аляски, ту, чью душу забрал Господь, проведя по яркому свету северного сияния. Эсфирь настойчиво отгоняет от себя эти мысли, напоминая себе о том, что незнакомка и Хлоя – совершенно разные, но раз за разом видит сходство. Будто Бог дал второй шанс помочь кому-то для успокоения собственной души и, чего греха таить, Эсфирь была Ему благодарна за это. Господь велик, Он может залечить раны, нужно просто позволить Ему сделать это… И Эсфирь позволяет. Эсфирь приводит девушку домой, спасает её от дождя если не ради неё самой, то ради успокоения собственной метавшейся души.

    — Эстер Элизабет, — пробует имя на вкус. Оно кажется сладким, мягким, с привкусом горького шоколада и меланхолии на кончике языка. Приятно.  — И впрямь приятное, Э-с-т-е-р. А, да, вот! — суетится, накидывая на голову новой знакомой еще одно махровой полотенце, мягкими движениями вытирая мокрые волосы. — Проходи в гостиную, садись куда хочешь. — машет рукой в сторону большой светлой комнаты. Самой большой и самой светлой в этом доме. С камином, несмотря на то, что в Калифорнии даже зимой достаточно тепло, множеством фотографий с радостными улыбающимися лицами – на них даже где-то мелькала Адель [Авигаль], и большой Библии, раскрытой на 1 послании Коринфянам апостола Павла. Одна из любимых книг Эсфирь, в которых автор описывал советы для жизни христиан.

    Быстрыми шагами – Эсфирь Махелет имела длинные ноги и широкие, быстрые, иногда будто суетливые шаги, - девушка пересекает комнату и сворачивает на открытую кухню, чтобы щелкнуть кнопку на электрическом чайнике.

    — Ронда? Она и Питер, ее супруг, мои опекуны. Нас сестрой в детстве вывезли из Сербии, когда там начался военный конфликт. А они нас приютили и, вот, вырастили. Питер старший пастор, Ронда - лидер сообщества безопасного пространства для женщин "Reсистер". — отвечает, собирая со шкафов баночки с травами – Эсфирь научена готовить теплый согревающий чай из всевозможных сухоцветов, мяты, имбиря, зверобоя, - и доставая из холодильника ярко пахнущий пирог. — Это Хаммер, — пёс поднял голову на девушек, поджав под себя передние лапы и зевнул, оголяя желтоватые клыки. Вставать на зов хозяйки ему было лениво, да и в ее руках не было какого-нибудь лакомства, которое могло мотивировать пса на это. — Он потерял лапу на Аляске месяц назад, во время туристического похода.  — Эсфирь Махелет резко замолкает. Ложка с благоухающими травами на пару секунд зависает над заварочным чайником, перед глазами девушки мелькают воспоминания, которые она пыталась забыть всеми силами. Махнув головой, отгоняя их словно надоедливых мух, заливает кипятком чайник.

    — Не очень смешная шутка, так и передай ему. — хмурится, не особо представляя, каким нужно быть другом, чтобы оставить девушку под проливным дождем над бурлящей рекой. — И как, есть эффект? В любом случае, от этого легко простудиться и угодить в больницу. Будь осторожна. — ставит перед Эстер Элизабет поднос с чайником, чашками и кусочками подогретого пирога, от которого исходил теплый фруктовый аромат и корицы. Девушка говорит об одежде и Эсфирь мягко хлопает себя ладошкой по лбу. Как не гостеприимно!

    — Да, конечно, сейчас, — поднимается на второй этаж в комнату, которую когда-то называла своей и достает из комода теплые пижамные штаны и рубашку свободного кроя. Прикидывает, что комплект, возможно, будет немного великоват девушке, но предложить больше нечего – вся остальная одежда хранится в ее собственном доме на Американ Ривер Драйв. — Думаю, подойдет. Переодеться можешь в ванной, — Протягивает одежду Эстер Элизабет и указывает на небольшую белую дверь.

    — Неплохо, тебе идет пижама. — смеется, когда Эстер выходит из ванны в фланелевом бесформенном пижамном костюме. Разливает чай по чашкам, протягивает девушке чашку и тарелку с пирогом. Хамер, любящий гостей, устраивается рядом с Эстер Элизабет, грея девушку своим телом. — Не бойся его. Он лапушка. А ты из Сакраменто? Учишься? Естественно, просьба девушки про тряпку и уборку была проигнорирована. Пока Эстери переодевалась и приводила себя в порядок, Эсфирь привела в порядок и прихожую, и гостиную.

    Отредактировано Esfir Mahelet (2022-04-20 20:29:32)

    +1


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Salvation


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно