Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Finish Line


    Finish Line

    Сообщений 1 страница 20 из 39

    1

    Сакраменто | Сентябрь, 2017

    Edward Brighton & Christine Leroy
    https://i.ibb.co/ZJn3rxX/Proof-Of-Life-6744-High.png https://i.ibb.co/GtqKdnc/original.gif https://i.ibb.co/fDCbCXr/1546187889.png

    Цветочно-букетный период в любых отношениях периодически сменяется реальностью. Особенно, когда дело касается людей, каждый из которых на протяжении долгих лет жил своей жизнью, жил своими привычками, своими правилами. Чувства не гаснут, но то, что действительно важно – начинает забываться. И в какой-то момент наступает час, когда необходимо об этом важном вспомнить. Вспомнить и удержать, окончательно расставив все на свои места, окончательно приняв решение, окончательно осознав и расставив свои приоритеты.

    Отредактировано Edward Brighton (2022-04-24 15:45:36)

    +2

    2

    Перемены пришли неожиданно. И то касалось не только резко захлестнувших меня отношениях, но того, к чему они меня в итоге толкнули. А вернее, последствия более близкого знакомства с работой моей очаровательной возлюбленной. Мазохистом я никогда не был, однако был какой-то толчок во всей той ситуации, как буквальный, так и фигуральный. Мне непросто надавали по морде, меня как будто… разбудили. С тех пор жизнь приобрела совсем другие краски. Появились совсем другие мысли и представления, другие желания. Возможно, они были всегда, но лишь после того несчастного случая на платформе я окончательно их принял. И решил не отталкивать. Сколько в мире людей, которые идут не по своему пути. Притом вроде все есть. А вроде и чего-то не хватает. Я не хотел жить с этой неполноценностью. Кататься на шикарных яхтах с мыслью, что чего-то не попробовал, не добился, где-то не дожал.  С мыслью, что сделал неправильный выбор, и та самая яхта пусть и приносит удовольствие, но не такое сильное, как могла бы. В общем, да, я решил круто поменять свою жизнь. Кардинально сменив сферу деятельности. Вот буквально по щелчку пальца! Невозможно, сказал бы кто-то. Но что сложного в том, чтобы продать казино-отель? Дело довольно прибыльное, услуги пользуются спросом. Покупатели нашлись быстро, оставалось лишь договорить о цене. Благо, та самая коммерческая жилка у меня-таки все еще присутствовала, наравне с неким красноречием, благодаря которому я описал все перспективы моего заведения. Потому средства я получил немаленькие. И в тоже время справедливые. Быть безработным – дело непривычное. И может я бы и задумался об этом, ощущая чувство неловкости перед любимой женщиной, которая была богата и все еще при работе, но… времени у меня на это не было. Я поднял старые связи, начал обсуждать дела, возможности, идеи. Последние несколько месяцев выдались такими насыщенными, что даже в период своего восхождения на игорном Олимпе, я не чувствовал себя настолько занятым, и, как следствие, настолько уставшим.  Особенно учитывая, что были только наброски идей, но никаких конкретных формулировок. При этом я старался проводить время с Кристин, столько, сколько мог. Особенно в первые недели после ситуации на платформе (что очевидно, для нее это психологический стресс, я это прекрасно понимал). Даже несмотря на собственные травмы. С этим мне помогала сестра, даже наняла сиделку, поскольку в какой-то момент передвигаться мне было совсем тяжело. Хотя поправился я очень быстро. Потом только как-то все у нас замедлилось, когда у самого в голове началась каша, а потом и действия по реализации задуманного. Некогда чрезмерно активный, я приезжал домой, то к ней, то к себе, заваливался на постель и засыпал сладким сном. Рано просыпался, тренировался, и снова уходил. На переговоры, осматривать помещения, встречаться с людьми. Период хаотичный, яркий, насыщенный, я не знал, за что хвататься, чему уделять большее внимание. И, пожалуй, просто поддался привычкам. В конечном счете, серьезных отношений у меня никогда не было, и подсказывать мне о том, что порой нужно оглядываться, никто не спешил. Я сам по себе, кого интересуют мои проблемы, встряски, философские мысли в голове. Так думал. Поведение мое полностью соответствовало этому убеждению.
    Через полтора месяца, с момент событий на платформе, спустя месяц после продажи бизнеса, мне удалось собрать небольшую команду из трех человек, включая меня. У меня были деньги, у них был опыт. У всех трех – было желание.  И то самое желание начало приобретать формы. За пару недель мы окончательно отчертили идею. Мы хотим создать нечто масштабное. Но начинать нужно с малого. Чем плохо охранное агентство с широким спектром услуг? Пытаясь как-то урегулировать систему безопасности компании Кристин, я столкнулся с проблемой, когда ни одна фирма в Калифорнии не могла предоставить мне какой-то целый комплекс нужных мне услуг. Кто-то мог сделать одно, кто-то мог сделать другое. Но никто не мог продать все это в комплексе. В итоге пришлось заключать договора с несколькими агентствами. Чуть дороже, но качество, в итоге, было куда выше изначального уровня. И сомневаться в том, что повторения событий лета не будет, не приходилось. Но это же и натолкнуло на мысль. Почему бы не организовать фирму, где тебе и установят камеры, и предоставят людей, и подберут необходимое оборудования, где будут вести и контролировать базу сотрудников, и, главное, где оперативно отреагируют на любую внештатную ситуацию. И так же оперативно ликвидируют все последствия. Таковы были мои мысли. Уильям Хантер, один из моих бывших товарищей по службе, настоящих друзей, добавил к этому возможность предоставлять охранные услуги в самом приземленном и банальном смысле этих слов. Мы же живем в Калифорнии. Со спросом проблем нет, главное, заиметь репутацию. Второй друг, Фрэнк Беннет, так же бывший военный, с которым мы познакомились чуть позже, был куда более амбициозных взглядом. Он хотел чуть ли не аналог ЧВК, только с не настолько широкими функциями, не настолько впечатляющим количеством сотрудников. Рынок расширяется, филиалы многих бизнесов открываются за границами, притом не в самых спокойных местах. Контракты с частными компаниями по обеспечению безопасности стали бы выгодным делом. Не то, чтобы мы с Фрэнком были против, но начинать-то все равно нужно с малого. Но, главное, что решение о грандиозных переменах в наших жизнях было принято. И мы радовались, как дети. Пусть еще даже называния фирмы не было, не говорила о лицензиях и прочих разрешениях. Хотя уже нашли добровольцев, согласившихся поучаствовать! Джон Симмонс, бывший военный, эксперт по оружию, ныне – владелец своего тира. Роберт Лоури, опытный телохранитель, перебравшийся из Лос-Анджелеса поближе к семье, и сейчас трудившийся на благо одного из местных агентств. Лиам Малкович, протеже Лоури, который сейчас тратил свои силы на охраны какого-то частного объекта. Андреа Граймс, попавшая в нашу компанию благодаря рекомендациям Уильяма, прекрасный стратегический аналитик, знаток компьютерных технологий, она уж точно не чувствовала недостатка в предложениях по работе, но некоторым хочется чего-то большего, нежели писать коды и следить за системами супермаркетов. С собой она тянула помощника. У парней еще были желающие присоединиться (оказывается, не всегда жизнь щадит бывших военных на гражданке). И вот у нас уже собиралась команда энтузиастов.   
    В один прекрасный день поступило предложение немного расслабиться. Собраться вместе, посидеть, пообщаться, познакомиться со своими половинками, у кого они были. Несмотря на занятость, я гордился своими отношениями, гордился Кристин, ее достижениями, ее внешностью и, конечно, не мог упустить возможность продемонстрировать свою женщину будущим коллегам. По иронии судьбы место, которое я снял для помещения – один из небольших залах отеля, который некогда принадлежал… мне. Нынешний хозяин даже сделал скидку! Классный парень, к слову. Мест на 15 человек, взял с запасом, если каждый из вышеперечисленных персон (за исключением помощник Андреа, который не смог посетить мероприятие), решит взять с собой кого-нибудь. Девушку, парня, детей – было дано добро на все. И вот в восемь часов вечера я ждал Кристин около входа в отель, в черных брюках и белой рубашке. Выбрал бы менее формальный стиль, но как раз приехал со встречи с конгрессменом. Провожая головой каждую машину, периодически я посматривал на наручные часы. Вчера между нами возникло некое напряжение, но мы как-то преодолевали такие момента. И по сей у меня не было сомнения в верности своего пути, касательно этой женщины.

    Отредактировано Edward Brighton (2022-03-20 20:37:53)

    +2

    3

    Часто говорят "что бы не делалось, все к лучшему".  Но, стараясь заснуть, каждый день, Кристин так и не понимала, где это лучшее. Ведь, то, что произошло на платформе не было для нее обычным происшествием. Ее жизнь, хоть и была весьма насыщенна, она была далека от прикосновений подобного рода стрессов и адреналина. Она даже, стала задумывается о том, какова жизнь женщин военных, копов, агентов, спасателей и тех, кто выбирает себе не столь женственные профессии. И кстати зачем выбирают? Про мужчин, в общем то ясно. Это их природная доминанта ищет выходу агрессии и разрушению, которые дремлют внутри. Что толкает женщин из хранительниц очага превращаться в подобных фурий. Или... амазонок. В общем то, Кристин и сама была очень далека от понятия хранительница очага, чем очень не угождала своей тете. А после случившегося, так и вовсе пропала из дома. Ей казалось, что как только она остается, хоть на минуту одна, в ушах снова начинают звучать хлопки взрывов и...в нос заползает запах гари.
    Она плохо спала и принимала снотворное. И лишь так могла стремительно перешагнуть порог мучительных размышлений и накопившихся вопросов. И казалось их с каждым днем больше. Это рой неприятных мух, что не собираются оставлять тебя в покое.
    И без того жизнь Кристин очень изменила свой ритм и...цвет. Она и до этого была разнообразной и очень интенсивной, но с появлением Эдди центр ее сместился в его сторону. Стал давлеть иными сторонами отношений, которые не сильно выпирали до этого. Наверное жизнь повернулась к ней иным боком и отношения тоже. Кристин начинало казаться, что в ее случае, каждый раз преобладает слово "слишком". С Луи было все слишком неадекватно, слишком эмоционально, слишком больно и слишком радостно, слишком высокие взлеты и слишком глубокие падения. С Реймондом все было слишком спокойно и неэмоционально, слишком продуманно и слишком рассчитано, выверено и по пунктам. А с Эдди...с Эди слишком непредсказуемо.  И вот это стало вгонять ее в ступор. Событие на вышке стали подтверждением всему этому. Встретившись с Эдди, ее жизнь словно бы понеслась в голоп, минуя все привычные остановки, к чему она была так привязана. И нет, конечно Брайтон  был не виноват во всем этом и тем более не виноват в произошедшем на платформе, но именно с ним в ее жизнь пришло это бурление. Кипучий котел эмоций, ощущений и, как оказалось в последствии событий.
    Казалось бы, от произошедшего люди должны были как то сблизится...или наоборот расстаться, отдаляясь друг от друга, меняясь внутренне и понимая, что для новых себя их избранники не подходят.  И надо сказать, что на Эдди произошедшее повлияло не менее сильно. В один день Брайтон сообщил Кристин, что желает избавится от казино и заняться совершенно иными вещами. Не сказать, что Кристин это удивило, значит ничего не сказать. Дело в том, что для нее смена деятельности, выглядело бы, как саморазрушение и уничтожение. Она и так возводила то, что имело на крови своих мечтаний и идей. и отказаться от этого, это все равно, что убить себя дважды. В юном возрасте это можно было бы пережить. Но сейчас.. Вот поэтому, она и сказала тогда, в больнице Эдди, что это все равно, что передать свою половину заниматься сексом кому то другому, скажем лучшему другу, в самых хороших побуждениях. И потом внимательно слушать доклады о том, как, чего и сколько раз было и понравилось ли это твоей половине.
    Когда Брайтон более качественно сформировал идею о охранном агентстве,  Кристин занервничала еще больше. Но, виду не подала.  Она сжимала себя стальными тисками, дабы не казаться испуганной женщиной или истеричкой, помятуя и стыдясь того раза, когда Эдди случайно вышиб из нее слезу, заговоря о ее бывшем женихе из Франции. Не призналась она ему и в том, что после раставания с ним она посещала психотерапевта, так глубока была ее травма. В ней жило стремление быть идеальной и жесткой. Такой, как про нее было принято говорить. Кристин Акула Лерой. Может ему так и казалось?  Когда рано утром, она покидала их постель и уносилась в офис, потом на завод или еще куда. Да и в общем Брайтона стало в разы меньше. Идея изменения своей жизни захватила его полностью. А она...она боялась, что это его пристрастие к аферам, опасностям и неспокойной жизни станет для них и в большей степени для нее непримиримой пропастью в их дальнейших отношениях. Быть может стоило поговорить на эту тему? но нет, разговора не было. Были разговоры о деловой сфере. Обеспечения безопасности на предприятии Кристин. Переустановке оборудования. И многое и многое и многое.
    В деле Эдди был хорош. Пунктуален. Дотошен. Неголословен. Эрудирован и ответственен. Это не могло не радовать. И это в какой то момент вытеснило или заменило некую горячую струю из их отношений. Брайтон отличался одной особенностью. если он что то делал, он не погружался в это на половину. А целиком. Кристин не сопротивлялась. Этот отступ, это переключение на другой вид деятельности показало его Кристин с другой стороны. И из ее уст перестало звучать, что "тебе нужен только секс и ты Эдди сексоголик". В общем то, засыпать "просто" рядом было тоже не плохо. И может он что нибудь и хотел, только как, когда твоя женщина приняв сильнодействующее снотворное засыпает едва коснется головой подушки. раз и готово. Брайтон не был любителем мертвого неподвижного тела или уже отходящего ко сну. Жизнь приняла немного иной поворот...
    Кристин вышла из машины, так, что сначала появилась ее изумительно длинна нога. Казалось, что бесконечная. И женщина сейчас выйдет абсолютно голая, так высок был разрез платья. Но нет, оно все таки было. Изумрудное. Из восхитительного тончайшего шелка. С лифом на тонких бретелях, обнажающих и спину и грудь, что становилось страшно, как оно все сейчас не соскользнет. Но, нет, все держалось, так, словно было нарисовано прямо на теле женщины, повторяя все ее контуры. Платье нежными волнами, снисподало вниз, оголяя правую ногу почти полностью, и Кристин, завидив Эдди, специально задержалась у машины так, что бы он мог как следует разглядеть этот ее "пассаж". Что касается обуви, то на ее ногах, красовались те самые атласные туфельки, что Брайтон окропил шампанским в первый раз. Их удалось спасти. И это было не от неимения у Кристин других. А этакий намек и напоминание. В прочем на Кристин и цвет платья был, такой, как в первый день их знакомства. Очень подчеркивающий зелень ее глаз. В прочем и макияж у нее был довольно яркий. Вечерний. И это разительно отличалось от того, что приходилось видеть Брайтону в последние два месяца. Рабочие костюмы Кристин или сопящую Лерой рядом на подушке.
    Подходя к нему, она прищурилась.
    - И как тебе? Приходить в бывшие свои владения гостем?

    +2

    4

    Спрятав руки в карман я смотрел куда-то в одну точку в асфальт. Как все-таки все может поменяться всего на считанные месяцы. Хотя перемены в моей жизни, конечно, начали задолго до решения изменить сферу деятельности. Почему-то все сейчас было пересечено четкой линией. До встречи с Кристин Лерой. И после. В конечном счете, даже то, на что я в итоге решился и к чему пришел пару месяцев назад не произошло бы, не пролей я шампанское на туфельки очаровательной блондинки. Стоило усмехнуться с этих воспоминаний, ярким и запоминающихся. Ценных. Похоже, все и вправду серьезно, если ты помнишь такие вещи, - пронеслось в голове. В последнее время я редко об этом думал. Наверное, в каком-то смысла это было неправильно. Или нормально… И я сам запутался. Но этот вечер мы проведем вместе. Удачный момент для того, чтобы избавиться от хаотичных мыслей. Впрочем, все вышло само собой. Те самые мысли вылетели из головы со скоростью пули, как только в казино подкатил автомобиль, и оттуда выглянула стройная ножка. Эту ножку, я узнаю в толпе из десятков тысяч! Насколько бы пафосно то не звучало. И я улыбнулся, глубоко вздыхая. Почему-то в последние дни и даже недели, я не сильно концентрировался на этом. Слишком многое произошло, и слишком много забот всвязи с этим было у обоих. Немного даже успел забыть, насколько она красива. На мгновение стало неловко за это. Пожалуй, я о многом забывал.
    Следом появилась и она сама. Яркая, привлекающая внимание. Кристин напоминала скорее звезду, ступающую на красную дорожку, нежели человека, которого просто пригласили посидеть в хорошем заведении, познакомить с командой нового дела. Пожалуй, лучшего способа представить свою возлюбленную трудно представить. Я даже не сразу сдвинулся с места, замерев на несколько секунд, пожирая восхищенным взглядом очаровательную блондинку. Водя им по ее рельефному телу. Ножкам. Тут я заприметил туфли. Улыбнулся. Никогда бы не подумал, что начну различать предметы женского гардероба. Но эти туфли я помнил. Их невозможно забыть. И вот Кристин двинулась, я наконец-то понял, что могу вздохнуть. Нужно двигаться.
    - Ты… великолепна. Вау, - произнес я, все еще окидывая взглядом Кристин. И дело не том, что до того продолжительное время я видел ее в абсолютно ином виде. Оказалось, для меня эта женщина была безумно красива в любом виде. Просто сейчас, в таком ярком наряде, как для красной дорожки, макияже, казалось, что все позади. Позади дни замешательства и печали. Ну а еще… да, она была чертовски сексуальна в этом платье! Не оторваться. – Это нечестно. От тебя не оторвать глаз, а ведь я должен и друзьям сегодня немного время уделить.
    Чуть наклонившись, я крепко поцеловал Кристин в щеку. За прошедшие несколько недель бурное пламя немного потускнело. Я никуда не делось, я абсолютно в этом уверен, но под напором безграничных дел, таблеток, небыстрого восстановления – волей-неволей успокоишься. Зато сейчас я смотрел на нее с неприкрытым восхищением, блеском в глазах, и совсем не врал о времени, что нужно уделить друзьями. Как оторваться? Как отказаться от прикосновений, особенно когда начинаешь вспоминать, сколько удовольствия они приносят! Поглаживания этих ножек, поцелуи в эти губки, взгляды глаз. Даже и заговорить толком непросто, но благо ситуацию спасает сама Кристин, отвлекая мои взбудораженные мысли довольно отрезвляющим вопросом. Взяв женщину под руку, я поднял голову и окинул взглядом яркую вывеску. Новоиспеченный хозяин не стал ничего менять. Ребрендинг уместен, когда дело требует перезапуска. В моем же случае бизнес шел хорошо, у казино была репутация, и рушить ее, создавая что-то новое и неизвестное для потребителя – затея заведомо неверная. Вот и оставили все как есть.
    - Продавая его я помнил о твоей метафоре. И радует одно: когда дело касается экс-подружки, получать информацию о том, как ее трахают, совсем не обязательно, - усмехнулся, пытаясь шутить. И вроде сердце не лежало к этому делу, но учитывая, что все начиналось с нуля и, в отличии от нынешнего владельца я как раз менял абсолютно все, все-таки что-то екало. А может дело банально в непривычке.  Я привык быть хозяином в этих стенах. Теперь же я просто посетитель. Такой же, как и все. - А вообще… не знаю, - в итоге честно добавил я, ступая за порог заведения и кивая охраннику. Мы оказались внутри. И внутри бурлила жизнь. Как будто ничего и не менялось. Все осталось как есть. Игроки, любители посидеть в баре, посетители отеля, решившие сыграть в рулетку, пока ожидают своей очереди на регистрацию. – Трудно описать. Наверное, это как переехать в новый дом. Вроде как переезжаешь в место получше, покомфортнее, но какое-то время все равно непривычно, даже грустно. Ведь со старым домом все равно тебя связывают какие-то воспоминания. Какая-то часть жизни. Нам туда, - и я указал на отдельное помещение, скрытое высокими дверями. А за ними – уютный ресторан. Первый этаж здания занимало не только казино и часть инфраструктуры отеля, но и некоторые заведения, владельцы которого брали у меня в аренду площадь. Вернее, уже не у меня…
    Вот уж и вправду непривычные ощущения. Слишком много непривычных ощущений. С этими мыслями я посмотрел на Кристин. Перемены пришли неожиданно, и дела развивались настолько стремительно, что я… совсем не спросил ее мнения. То есть я делился соображениями относительно своего дискомфорта при нынешней деятельности. Но когда был выбрана именно охранная сфера, мы так и не поговорили об этом. То я был занят, то она. А порой и вовсе не до того (да и врятли в состоянии стресса, у нее была возможность проанализировать и воспринять то, о чем я тараторил). Завертелось-закрутилось. Хотя поговорить надо. Так же будет правильно, верно? Очень уместные выводы. Надо как-нибудь уличить момент, не забыть об этом, - пронеслось в голове, когда мы уже направлялись к правому углу, где располагалось место для отдельных компаний. Широкий стол, удобные диваны и кресла. На которых уже сидели мои друзья и знакомые. Люди, с которыми мне предстояло создать свое новое дело. Завидев меня, со стола донеслись довольные возгласы. Я приветливо махнул рукой, а другой – сжал руку Кристин. Как же я горд, черт подери. И вроде ходил уже на подобные «посиделки» с другими пассиями, но в этот раз прилив гордости почему-то был просто безграничен. Сказать, «вот, она моя, и мы встречаемся» - оказалось чертовски приятно. И вот мы подошли к столу. Парни поочередно встали, мы скрепили встречу крепкими рукопожатиями. Я был рад их видеть.
    - Что, сидите, ждете? Друзья, позвольте вам представить: моя Кристин, - улыбнулся я, смотря в сторону женщины. Вместе с тем я наклонился и поцеловал ее в висок, совершенно невольно подчеркивая и слово «моя» и в принципе свои чувства к этой женщине. Разве можно устоять. Все тут же закидали Кристин своими «привет, как дела». И я приступил к представлению: - Кристин, это Уильям Хантер, мы с ним служили вместе. Его я пророчу в партнеры. Если будет хорошо себя вести, - темноволосый Хантер был моим ровесником. Сегодня он пришел с какой-то девушкой, Элли Уоллес, которую сам тут же и представил. Одет он был просто: темные джинсы, синяя рубашка. А вот Элли постаралась. Какое-то черное длинное платье, в общем, довольно официального вида. – Фрэнк Беннет. С ним мы познакомились уже после армии, но сошлись на любви к олдкарам, - рядом с Биллом и его пассией сидел светловолосый Фрэнк, который махнул рукой и поздоровался. Он был один. И одетый еще проще, нежели Уильям. Темные штаны, свитер, что сказать, компания здесь простая. – Джон Симмонс. В его тир я хожу регулярно. Этот парень попадет даже в муху с расстояния в сотню ярдов. А это его жена, Джессика, - Джон был одет более формально, и пришел, как уже понятно, со своей супругой. С ней я тоже был хорошо знаком. Она дружила с Мэллори, по крайней мере, если ничего не поменялось за последний год. – Роберт Лоури. Человек, охранявший звезд, - пожалуй, самый молодой в этой компании, внешне Роберт олицетворял собой образ строгого и педантичного телохранителя. Если все сидели расслабленно, то он как-то в позе «всегда готов», плюс строгий брючный костюм непонятного цвета с синеватым оттенком. – Андреа Граймс. С ней я знаком всего ничего, но с компьютерными системами она определенно на «ты», - Андреа пришла со своим мужчиной (не могу сказать молодым человеком, им обоим было в районе тридцати семи), в платье, все как положено. Вот такая выходила разношерстная компания.

    +1

    5

    "Ты… великолепна."
    Кристин мягко и одновременно победно улыбнулась. Так улыбаются, когда получают желаемое. Так она улыбалась тогда, на его яхте, когда Эдди был чертовски возбужден и взвинчен и одновременно понимая, что ему никак нельзя получить большее вел себя сдержанно и пристойно. Какой это был будоражащий коктейль. Смотреть на него такого было одно удовольствие. Лев в клетке. Хищник, которому нельзя дотянутся до лакомого куска. Могучая энергия закипающая в крепком теле. О! Энергетика у Брайтона была что надо! Она ощущала его даже спиной, когда он подходил к ней и просто смотрел на нее. Не говоря уже о том, что происходило, когда он на самом деле хотел, что бы она что то почувствовала. Может в отношениях он и был не столь профи, но в постели...
    Кристин приподняла бровь. Что то она замечталась совсем не о том...
    В последнее время было как то не до секса. И может сегодня, заполучив короткую передышку она постаралась уделить себе и своей внешности максимальное внимание. Сходить к парикмахеру, в салон привести руки и ноги, сделать пару косметических процедур. Пожалуй, ее мужчина действительно забыл, что такое вечерние платья на ней и что кроме них бывают еще кружевные трусики, прозрачные сорочки и манящие духи. Нет, Кристин никогда не ходила, как синий чулок. Она всегда одевалась с иголочки, приводила себя в порядок но в тех ее нарядах никогда не было игривости или шикарного флера вечеринки. Сегодня не смотря на то, что это был не официальный прием с красной ковровой дорожкой она позволила себе снова ощутить себя леди. дивой и принцессой.   Ведь любая женщина, не зависимо от возраста хочет ее быть.
    "Это нечестно. От тебя не оторвать глаз, а ведь я должен и друзьям сегодня немного время уделить."
    Она снова прищурилась и театрально пробежалась по нему взглядом от расстёгнутой пуговицы рубашки и до ширинки.
    - Стоило одеть смокинг и тогда, сегодня бы твои друзья тебя вообще не увидели...
    Многозначительно и томно протянула она.
    Да, Кристин нравился Брайтон в смокинге. До дрожи в коленях и тягучего потягивания внизу живота. И тогда в гардеробной магазина он зря не пустился в более откровенное путешествие...с ней...
    Припоминая это, Кристин снова поймала себя на мысли, что снова думает о сексе с Эдди и посмотрела на него более пристально и критично. Если ей в голову лезут такие мысли, то сколь давно они не занимались любовью?
    Она ухмыльнулась, теперь уже сама себе и продолжила.
    - Привык видеть мой затылок на подушке?
    Этот промежуток времени не то что бы их не сблизил, он был просто другим. Совершенно другим. как точка- тире в азбуке Морза. Пробел с иным смыслом. нет, он по прежнему ей нравился и в голове не возникало мысли, что что то не так. Просто, как при глубоком нырянии уши закладывает от давления, так и сейчас в их короткую и не оформившуюся жизнь бурным ходом ворвались перемены и Кристин не хватало духу сделать остановку, сесть и поговорить обо всем том, что произошло и что будет дальше. Она видела блеск в его глазах, видела азарт с каким он приступил к работе над этим своим новым делом. Видела, как он погрузился в это все и молча ждала. Ждала... сама не зная чего. Быть может того, что он сам скажет ей что то? а что он должен был ей сказать? Ведь оказываясь наедине, он все так же обнимал ее и говорил, что любит. Может...пришло время сказать что то другое?
    "Трудно описать. Наверное, это как переехать в новый дом. Вроде как переезжаешь в место получше, покомфортнее, но какое-то время все равно непривычно, даже грустно."
    Кристин виновато сжала губы и опустила подбородок. Она совсем не хотела настраивать Эдди на такой минорный лад. Не хотела, что бы сейчас он грустил или жалел. если он сделал такой вывод и так резко изменил все, значит ему было так нужно. с другой стороны в ее сердце застряла холодная заноза о том, что вдруг он в принципе привык все так менять. И рубить. Разом. а она... она только привыкла к нему...А он возьмет и уйдет...решив, что все законченно. Ведь с казино ничего не предвещало таких перемен.
    Она погладила его по тыльной стороне ладони, как бы успокаивая. Молча. Она вообще стала в последнее время менее разговорчивее. Серьезнее и даже мрачнее. Слов но бы  в воздухе повис дух неопределенности.
    "Друзья, позвольте вам представить: моя Кристин."
    Кристин дружелюбно улыбнулась, стоя радом с Брайтоном и обводя глазами всех присутствующих. Чтож...ее острый взгляд подметил отсутствие чванливых и чопорных европейцев с голубыми кровями. Это был не тот контингент, что бывает обычно у нее на высоких переговорах. Обычный люд. И Она словно бы больше расслабилась и не смотря на то, что вид ее был более пафосный по сравнению с другими, ее это ни сколько не смущало, а игриво выставленная голая ножка продолжала дразнить Эдди. А может и не только его.
    Она быстро настроилась на нужный лад полуформальной обстановки, мило улыбалась женщинам, дружелюбно разговаривала с мужчинами. Не выпячивая себя, а как бы слегка оттеняя Эдди, ведь, что не говори, сегодня должен был быть его вечер. Обсуждение его дел, и хоть она привыкла играть первую скрипку, сегодня кроме того, что она прекрасно понимала распорядок этого вечера, она хотела еще и отдохнуть, отдав бразды правления кому то другому и побыть просто...принцессой, а не королевой этого бала. У нее есть король, вот он пусть и руководит. К тому же это было весьма забавно, наконец понаблюдать за Брайтоном и его друзьями, посмотреть как и с кем он контактирует. И вообще кого кого избрал себе в партнеры.
    "Его я пророчу в партнеры. Если будет хорошо себя вести,"
    - Сам ведет себя плохо, а от других требует...
    Кристин сверкнула улыбкой.
    "С ним мы познакомились уже после армии, но сошлись на любви к олдкарам"
    - Вы разительно не похожи на одиозных коллекционеров, которые встречались мне...
    "В его тир я хожу регулярно."
    - Теперь я буду знать, где пропадает Эдди.
    "Человек, охранявший звезд"
    - Сочувствую.
    "Но с компьютерными системами она определенно на «ты»"
    Кристин улыбнулась. Лишь бы не была на "ты" с ее Эдди, а остальное...
    Стол, ужин. Все, как обычно. На подобных мероприятиях, только вот у Эдди и Кристин их давно не было. Два с лишним месяца прошло с их поездки в Нью-Йорк и тогда были ее друзья, родственники и знакомые. Ее окружение. Теперь все иначе. На много.
    Их окружали простые женщины и мужчины. У них не торчало из уха по бриллианту, кричащему о том, сколь высоко они находятся на социальной лестнице, а мужчины не пыхали самодовольством оружейных баронов и магнатов мегокорпараций. С ними было не душно. С ними не надо было быть Лерой Акулой, что в общем то ей пришлось делать два последних месяца. еще более отчаянно. Заметил ли он? Понял ли, что с ней происходило? Что спит она только под таблетками, и что ощущает себя, как натянутая пружина?
    Кристин окинула взглядом Эдди. И заказала себе шампанского.

    +1

    6

    - Эй, ты же должна быть на моей стороне, - усмехнулся я, когда Кристин заговорила о моем поведении. Скалывалась довольно непринужденная атмосфера, что совсем не удивительно. Люди тут присутствовали простые, создавая яркий контраст между моим образом жизни и образом жизни Кристин.
    Нет, я не могу ничего сказать плохого о ее компании. Тот же Анжело, несмотря на всю свою напыщенность, был отличным парнем и, что еще важнее, верным другом. Просто вот даже чисто визуально… все было иначе. Да и обстановка отличалась. Фрэд со своими дамочками, и ребята, знающие что такое лишения, труд, смерть, выносливость и прочие прелести военной жизни. Оставалось лишь надеяться, что Кристин здесь будет комфортно. Ведь если во времена своего шефства над казино я еще и крутился в мало-мальски вычурном окружении, сейчас все станет скромнее. Впрочем, чего от греха таить, мне, как человеку, любящему комфорт, было бы трудно отказаться от той роскоши, в которой я пребываю. Потому благотворительностью заниматься я не намеревался, и за достойный сервис планировал устанавливать достойную плату.
    Итак, все расселись по своим местам, знакомства закончились. Кристин заказала себе шампанское, я же заказал виски. Меню лежали на столе, но мы попросили принести что-нибудь перекусить, пока изучим его. Я даже усмехнулся с этих своих слов. Я знал это меню. Не наизусть, но ведь частенько обедал в этом местечке, и в пояснениях не нуждался. Да, как все непривычно. Видимо, заметив мое замешательство, первым меня окликнул Фрэнк.
    - Что, непривычно быть гостем? – сам друг отделался бутылкой пива. Пожалуй, из всех здесь присутствующих Фрэнк был самым простым парнем с соседнего квартала. Со своими убеждениями, принципами. По сути, благодаря этому дружба наша и зародилась.
    - Не очень. А как раз рассказывал об этом Кристин. Похоже на переезд в новым дом, но с привкусом грусти из-за воспоминаний о старом, - пожал плечами я, и друг тут же поднял свою бутылку пива, салютую наш первый тост «За новую жизнь». Присоединились все. И если присмотреться, на пальцах Уильяма и Фрэнка можно было разглядеть перстень с синим камнем. Точно такой же, который украшал и мой безымянный палец – символ окончания военно-морской академии.
    Что ж, выпил я с удовольствием. Ведь новая жизнь меня ждала, судя по всему, по двум фронтам. И с этими мыслями я посмотрел на Кристин. Улыбнулся ей, когда мы столкнулись взглядами. Преступно мало времени мы проводили вместе с последние несколько недель. Нужно непременно наверстать упущенное. И больше не допускать подобного. С этими мыслями я наклонился и чмокнул женщину в щеку, пододвинулся на комфортабельном кресле поближе. А стол уже был переполнен беседами и рассказами. Вот что хорошо в кругу бывших военных, так это то, что всегда есть что рассказать, и что обсудить.
    И особенно живо идет разговор, когда где-то или в чем-то участвовали два присутствующих лица. По случайности, таковые здесь были. Я и Уильям. Не все истории веселые, но что интересные – несомненно. К слову, Билл был одним из тех, кто участвовал в операции у берегов Южной Африки, о которой я некогда рассказывал Кристин и даже показывал некоторые фотографии. О ней он и решил поведать. К слову пришлось, когда Джон начал описывать «умные» гранаты какого-то нового производства. Тут-то Билл и рассказал, как во время отхода, откуда не возьмись выскочил противник и швырнул в меня гранату. Все мол в штаны наложили, приготовились ко взрыву, а она возьми – да не разорвись. Враг и сам офигел, а опомнился только тогда, когда я, обозленный и раздраженный таким вот покушением, ринулся за ним. Африканцы люди проворные, быстрые, мы чем-то напомнили Тома и Джерри. Но в этот раз удача сопутствовала Тому. Да, сейчас для нас это было поводом для смеха. Особенно вспоминая искореженное от удивления лицо противника. Все старания насмарку. Сейчас. Тогда, конечно, смеяться нам не приходилось. Вот только энтузиазма не оценила подружка Билла, как-то недовольно скривилась. Пожалуй, звучит, действительно, дико. Но самый лучший способ пережить все тяготы подобных приключений, это со временем научиться относиться к ним легче.
    - Притом оказалась, это была американская граната. И она не стала взрываться у ног американца. Вот она, «умная», а ты тут рассказываешь, - смеялся Уильям, да и я тоже. Хоть и прекрасно понимал, что подобные истории едва ли способны вызвать улыбку у человека, который просто оказался рядом и никак не связан с этими событиями.
    - Ну… я, по большей части, австралиец, так что… похоже на осечку.
    - Нет, это посвящение, братишка. Или ты чего-то не знаешь, - и мы снова засмеялись.
    Уильям продолжил рассказывать. Для тех, кто не слышал. Но Кристин была уже в курсе. Знала она и то, что чем ближе был конец операции, тем менее весело становилось. Уильям тоже это понял, потому вовремя остановился. Были потери. И это тоже тот пункт, где военные единодушно принимают решение вовремя остановиться. Во всем должна быть мера, а грустить по павшим товарищам мы сегодня явно не хотим. Разбавила все происходящее и подоспевшая официантка, Дейзи. Тут мы вспомнили, что нужно что-то сказать. Задумавшись, я рефлекторно положил руку на ножку Кристин. Под столом, никому и ничего не было видно, а вот у меня аж екнуло. Какая гладкая кожа. Какая ножка. И все-таки… мы давно не проводили время вместе. Имеется ввиду осознанно, с чувством и с толком. Вероятно, именно от этом аж сердце подпрыгнуло. А ведь это только ножка. Я глубоко вздохнул. Пропуская мимо ушей чужие заказы и шутки Фрэнка о том, что нужно было прийти сюда до продажи заведения, тогда можно бы было все оформить за мой счет. Я как-то лениво ухмыльнулся, ведь был сосредоточен. Поглаживая ножку Кристин. И вместе с тем предаваясь всяким… ощущениям.
    - Ну вот, одно неосторожное прикосновение и происходит то, чего я боялся, - наклонившись, прошептал я ей на ушко, имея ввиду то самое внимание, которое теперь не могу уделить друзьям!

    +1

    7

    "Эй, ты же должна быть на моей стороне"
    Кристин подняла бровь.
    - Разве?
    Шутливо добавила она. И наклонившись к Эдди тихо добавила.
    - Это, как говорят "муж и жена одна сатана".
    Она приподняла свою ручку, театрально покрутив ей и подвигав безымянным пальцем, намекая на то, что она не наблюдает там никакого кольца.
    А что она сама думает по этому поводу, про замужество. С Брайтоном. В самом начале их общения, даже в самый первый день их секса у нее дома, они шутили на эту тему. И это было забавно. Вплоть, до того, как она назовет мальчика. Почему то эта мысль пришла ей в голову. И тогда шутки конечно были шутками и не более, потому, как это был конечно суперский секс, но, пока что просто секс. А теперь? Теперь у них отношения и опять же в самом начале их она сказала Эдди, что если случится, что ее таблетки подведут и она забеременеет, то избавляться от ребенка она не будет ибо не в том возрасте. Эта мысль не изменилась. А вот глубина и серьезность их с Брайтоном отношений? Конечно, все меняется. С осознанием тех или иных вещей.
    "Не очень. А как раз рассказывал об этом Кристин. Похоже на переезд в новым дом, но с привкусом грусти из-за воспоминаний о старом"
    Теперь она коснулась его запястья. Такое нежное, ненавязчивое касание, поглаживание. Жест поддержки и понимания.
    Кристин вообще стала в последнее время ненавязчивая и несколько обособленная. Быть может это можно было принять за похолодание, но, пожалуй, Брайтон был сам занят изрядно и ничего из этого не замечал. Или делала вид, что не замечал, поглощённый своими новыми делами и идеями. Так она думала. Обсудить это все, как то не пришлось.
    Да, она понимала его состояние. Понимала и от этого ей становилось как то неловко. Черт его знает, как его поддерживать в этой ситуации, и потому, как могла, она помогала сугубо по делу. Дала контакты нужных людей, поддержки и финансирования, Познакомила с компаниями, которые после нее могли стать клиентами новой фирмы Эдди. И вела себя ненавязчиво. без лишних вопросов и надоедливого дерганья за рукав. Но помогая, она не понимала, столь явного желания Брайтона мигом все поменять. Вот так с разу и потому, это ее напрягало. Но, опять же она молчала.
    Слушая разговоры, расслабленно облокотившись в удобном кресле, Кристин и вправду была достаточно беззаботна. Здесь не велись разговоры о делах, пока не велись. Никаких пунктов по захвату рынка, прибылях и конкурентах. Никакого обсуждения людей и их политики на рынке. И вообще никакой политики. Чудесно. Она залпом осушила бокал шампанского. как давно она не пила свой любимый напиток...Казалось, это было в прошлой жизни... И как хорошо, что никто из присутствующих не задал ей или Эдди вопрос о той ситуации на платформе. Признаться ее испуг никуда не прошел. Он жил в ней скрученной пружиной и не давал нормально спать по ночам. И потому она пила таблетки. Какой то замкнутый круг.
    Кристин принесли второй бокал и она более свободно оглядела присутствующих мужчин. Вообще не ее контингент. Ни толстопузов с ролексами на запястьях, ни чопорных европейцев голубых кровей, ни метросексуальных красавцев, желающих вырватся в воротилы бизнеса с уолстрит. Это было даже забавно. И она начала беззастенчиво их разглядывать. Они не делали перед ней умных лиц или наоборот подобострастных, как ее подчиненные и это забавляло. Она даже отпустила пару едких шуток, но это мужчин нисколько не смутило. Они посмеялись и разговор потек опять, сам по себе. И женщины у них были самые обычные, и тут ей на ум пришли воспоминания о Алекс Китман, которая здесь выглядела бы вообще крайне неуместно, со своими кричащими нарядами и грудью на подносе. Однако, про себя Кристи заметила, почему Эдди, так горделиво представил ее перед всеми. Она тут, без ложной скромности была самая красивая и эффектная. А, вообще, его друзей она представляла совершенно не так. Холеными холостяками, на подобе Анджело. Этакой компанией ходоков по бабам. но... ничего подобного. И это вызвало некую волну удивления и непонимания. Это росло в настоящие открытие и она посмеиваясь над этим посматривала на него из под ресниц.
    Рука Эдди аккуратно поглаживала ее колено, удобно подставленное для его ласковых действий. Кристин закинула одну ногу на другую и шелковый подол сполз с одного из колен, давая Эдди возможность продолжать свои действия.
    "Ну вот, одно неосторожное прикосновение и происходит то, чего я боялся"
    - М?
    Протянула она, поворачивая голову в его сторону.
    - Боялся? Это так страшно?
    И снова этакое мычание с размышлениями.
    - Однако, какой ты стал пугливый... раньше я за тобой такого не наблюдала.
    И дальше, так же, что бы ее слышал только он.
    - Или ты боишься оказаться перед своими друзьями в том свете, в котором я тебя знаю? Для них ты другой?
    О, на вилле у Логана Эдди ни сколько не стеснялся своей эрекции и поведения мартовского кота, а тут получается перед своими друзьями и будущими партнерами нельзя? Кристин улыбнулась. Становилось еще более забавнее.

    Отредактировано Christine Leroy (2022-03-26 20:08:53)

    +1

    8

    Не то чтобы я не думал о более серьезном этапе в отношениях. Такие мысли возникают невольно, тем более, когда нет сомнений в принятый решениях и сделанном выборе. Готов ли я был? Не знаю. И это неплохой ответ, учитывая в веренице каких событий мы оказались. И то, что за ними последовало. Какая-то отрешенность, сосредоточенность за своих делах, чувствах, эмоциях. Но ничего не угасло. Это я понимал даже тогда, пропадая в бесконечных делах, разъездах.  Я хотел быть с ней. Но ввиду неопытности и внезапно свалившихся желаний поменять все в своей жизни, попросту не знал, как именно помочь. Как идти дальше, учитывая все произошедшее. Сложно. Безумно сложно. Но вместе с этой сложностью присутствовала и непоколебимая абсолютная определенность. Этакое светлое яркое пятно, на фоне хаотичного шедевра экспрессионизма. Я был уверен в своих чувствах. И почему-то именно сегодня пришло переосмысление последних нескольких месяцев. Вместе с желанием что-то изменить, исправить, наладить. Окончательно расставить все на свои места. С этими мыслями я посмотрел ан Кристин, которая словно изучала моих друзей, пока они что-то с энтузиазмом рассказывали друг другу, смеялись и шутили. Это было максимально неподходящее место для какого-то глубокого анализа, воспоминаний или важных осознаний. Вокруг играет музыка, люди веселятся, мы совсем не одни.
    Благо один из друзей начал рассказывать о нашей операции у берегов Африки. Немного отвлек, при этом не дав погрузиться в печальную часть истории. И мы продолжили. Улыбаться, пить. Нам принесли еду. Все легко, непринужденно. Те, кто не был знаком – охотно знакомились. Спутница Билла поинтересовалась родом деятельности Кристин, и была удивлена вскрывшейся реальностью. Друзья же об этом знали, разумеется, я не мог не обсудить с ними свои отношения, когда они только зарождались. Для меня это было чем-то новым, неизведанным в то время, как у всех здесь присутствующих мужчин за плечами был уже, как минимум, один брак. И о произошедшем на платформе они тоже знали. Но тактично молчали. Ибо если нам привычны такие события и разговоры, даже несмотря на том, что мы давно покинули военную службу, Кристин едва ли сегодня об этом хотелось вспоминать. Я это понимал. Ведь не дурак. Видел, как переживала, видел, как не могла спать. Помочь не мог, старался, но что скажешь в такой ситуации? Как убедишь, в том, что все будет хорошо? Нужно просто дать время. Зато вот оградить Кристин от того дня я был вполне в состоянии, потому тема та была запрещена.
    - А как вы познакомились? – в ходе одного из разговоров поинтересовался Билл, закидывая при этом в рот кусок мяса. Не уверен, что сильно вдавался в подробности, рассказывая в свое время о существовании такой восхитительной женщины, как Кристин Лерой.  Кажется, я просто сказал, что вот «есть такая женщина, и мне кажется, что-то… иначе с ней».
    - Не поверишь…, все дело в моей неуклюжести, - вот это новость. Неприсущее мне качество. Да и не сказать, чтобы то была моя вина. И все же испорченные туфельки все круто поменяли.
    Снова приятные воспоминания. Неосторожные прикосновения, вызывающие совершенно разнообразные, но одинаковые по своей силе ощущения. Пожалуй, этого не хватало. Я даже невольно облизнулся, смотря то на очаровательную ножку, то на саму Кристин, которая выглядела восхитительно. И была так близко. Вот потянуться и можно легко дотронуться до ее губ. С этими мыслями взгляд мой задержался на них. Идеальная форма. Выразительная. Я вдохнул. Помимо всего прочего, я помнил их сладкий привкус. Мягкие, полные. И эта родинка. Очередной вздох. Еще Кристин сама решила добавить остроты в и без того сильные ощущения, закинув одну ногу на другу. Обнажив коленку, позволив не только чувствовать через поглаживания, но и посматривать на ее стройные ноги, которые всегда были объектом моего особого восхищения.
    - В чем-то ты права. Для них я всегда был другим. Не выходящим из-под контроля при виде чьих-то ног, - так же тихо произнес я, наклонившись, чтобы слышала Кристин. В зале уже играла музыка, кто-то танцевал, все разговаривали, так что на нас едва ли обращали внимание.
    Мы ни раз встречались в сопровождении разных спутниц. Друзья в этом плане были куда серьезнее моего. Я же, избрав путь земных удовольствий, никогда не рассматривал какие-то отношения как цель или необходимость. Да и на единовременных пассий никогда не смотрел с таким восхищением, как сейчас смотрел на Кристин. Это не очень красиво, но в момент подобных «сборов», женщина рядом была скорее… аксессуаром. И я относиться к нему уважительно, со всем вниманием, никогда не жадничал, не обижал, был предельно тактичен. Но все… то был аксессуар. Кристин же была не просто моей женщиной, она была человеком, которого я хотел познакомить с кругом своих друзей. Человеком, которым я хотел хвастаться.
    Тем временем, Билл и Фрэнк переключились на обсуждение охранного агентства одного знакомого из Лос-Анджелеса. Функции, структура, успехи. Да, нам много решений предстояло принять, но уже сформировывался кое-какой план, на основе чьих-то проб и ошибок. Честно признать, это интересный момент в любом деле. Что-то придумывать, генерировать идеи, активно обсуждать.
    - Это все нужно будет оформить на бумаге. Так или иначе, будем начинать постепенно. Прощупаем одну нишу, потом охватим другую, - поддержал я разговор. У Фрэнка глаза горели, когда он начинал расписывать безграничные возможности частного охранного агентства, но я-то знал, что все должно делаться поэтапно. Сразу и все не получится, с точки зрения ведения бизнеса это очень плохая затея. В первую очередь мы должны были заняться тем, что наиболее востребовано. И тут уже была бесценна помощь Уилла и Андреа, на чьи плечи лег анализ данного рынка Калифорнии. - Будем делать выводы когда получим данные. Сейчас же занимаемся тем, что нужно сто процентов при любых раскладах. Помещение, персонал, лицензии, разрешения.
    Мы все больше от нейтральных тем переходили к теме своего дела. Что вполне очевидно, то было интересно и затягивающе. Если бы не одно "но". Ножка Кристин, которую я все еще поглаживал. Сперва машинально, потом вполне осознанно. Поглаживал медленно и неспешно, порой настойчиво, словно желая проскользить своей ладонью как можно... глубже. Нет, нет, я человек серьезный, и обсуждай мы сейчас какое-то конкретное важное дело, может, и взял бы себя в руки (хотя может и нет!). Но разговоры были абстрактны, всего лишь обсуждение, а не принятие каких-то решений. Да и подобных прикосновений не было давно. Для меня давно. Я не мог устоять. Не мог отвлечься. Отделаться от каких-то мыслей. Мне нравилось. Такая нежная кожа. Аромат.
    - Не желаете потанцевать, мисс Лерой? – заиграла неспешная музыка, и я решил, что это отличная возможность немного пораспускать свои руки… более откровенно.

    +1

    9

    На демонстрацию безымянного пальца тактично промолчал. Ну, а что он мог сказать в данной ситуации? "Нет, дорогая, это мое упущение и мы сейчас быстренько его исправим" и достанет из кармана брюк кольцо?  Идея утопическая и очень близкая к влажным фантазиям малолеток. Или скривить лицо и сказать что ни будь, на тему, что они не так много знакомы и он не уверен в отношениях. Худший кошмар любой женщины. В общем тактичность и то хорошо. Кристин не стала развивать эту тему, что бы не развивать эту сферу, на которую Брайтон, почему то не захотел шутить... А шутить люди перестают на те темы, которые становятся близкими к сердцу.
    "Не поверишь…, все дело в моей неуклюжести"
    Кристин с радостью прервала свои размышления. Об этом она подумает потом.
    - Не верьте этому рассказу. Он вовсе не был неуклюжим. А скорее поверю, что это он сделал специально. Это более в его стиле, как и все его последующее поведение.
    И Кристин весьма кратко описала их знакомство и ту самую туфельку, которая стала виновницей всему и дальнейшее поведение Брайтона на аукционе, где он зловеще и подло перекупил понравившуюся ей брошь. И да, пожалуй можно было и вправду поверить, что Брайтон все это продумал и подстроил, нежели, чем простое стечение обстоятельств. Тем более, она, как всегда не упустила возможности поддеть его. Тем более, ей очень хотелось посмотреть, как он будет вести себя и реагировать на ее слова в присутствии своих друзей. Не надуется же, как обиженный мальчишка.
    "В чем-то ты права. Для них я всегда был другим. Не выходящим из-под контроля при виде чьих-то ног"
    - Да неужели?
    Прошептала Кристин Эдварду.
    - Да, ты просто кремень Эдвард Брайтон!
    Кристин святилась от веселья и возможности наконец то похулиганить. На душе стало легко и свободно. Может, виной было выпитое шампанское, непринужденная атмосфера и внимание со стороны мужчины. который нежно поглаживал ее колено. А может и все вместе. Та возможность, которой у них давно не было или... они сами ее упускали в угоду делам и собственным страхам.
    - Что ж тогда тебя интересовало в других женщинах, если не ноги? расскажи пожалуйста, я очень хочу послушать! Мммм может быть интеллект? Высокий айкью? Богатый внутренний мир?
    Между тем мужчины все таки озаботились немного делами, хотя, все это уже можно было бы обговорить без женщин и в более деловой обстановке, а не с виски, коньяком, вином и бренди.
    "Не желаете потанцевать, мисс Лерой?"
    - Пожалуй...
    Кристин послушно протянула в ответ Эдди свою руку и элегантно выскользнула из за стола, демонстрируя те самые длинные ноги о которых говорил Брайтон. Зеленый подол платья игриво колыхался, показывая достоинство своей хозяйки.
    - Будешь сейчас меня убеждать, что ты этакий кремень, которого было не увлечь ногами?
    Положив руки на плечи Брайтона, продолжила Кристин, заглядывая ему в глаза. Смотря таким взглядом, который говорил о том, что, попробуй мне только соври!
    - Мммм помнится, ты что то там рассказывал про туалет клуба...это тебя туда привела любовь к красивым глазам и знание философских течений ее хозяйки?
    Да, у Кристин была прекрасная память, да и вообще женщины имеют способность помнить совершенно все, что когда либо говорил их мужчина о бывших и о прошлых отношениях. Но, стоило мужчине самому стать бывшим, мозг женщины отключался и не помнил уже абсолютно ничего. Так в общем то случилось и с Кристин. Она уже смутно помнила что то про бывших Реймонда и то, что ему нравилось. А прошло то всего ничего времени.
    - М и каким же тогда знают тебя твои друзья. расскажи мне. Я тоже хочу знать.  Лучше сам расскажи и честно, а иначе я задамся целью и сама это все расспрошу прямо сейчас. Только, вот выпью еще парочку бокалов шампанского.
    Кристин хищно и многообещающе улыбнулась.
    Конечно это был словесный шантаж и игра, некое заигрыванье и словесное нападение на объект своего внимания и желания. Что поделать, Кристин нравилось дразнить Эдди и еще больше нравилось. когда он на это реагировал и отвечал ей. становясь чуточку сексуально агрессивным, как охотящийся хищник. Ей нравилось. как горели его глаза и раздувались ноздри. Точь Точь, как на охоте.

    +1

    10

    - Что сказать, после этого она обязана была сходить со мной на свидание, - подхватил историю я, после чего засмеялся. Не каждый мужчина имеет возможность, да и желание тоже, потратить пятьдесят тысяч долларов только ради привлечения внимания. Тем более, что это не гарантирует успех. Но я хотел этого слишком сильно, что довольно наглядно доказал.
    Было интересно придаться воспоминаниям, а еще посмотреть, как Кристин ведет себя в кругу моих друзей, насколько свободно чувствует. Судя по ее рассказам и «подтруниваниям», воспринимала она новую для себя компанию, как минимум, свободно. И я был этому рад. В большей степени даже потому, что женщина уже напоминала себя. Последние несколько месяцев выдались тяжелыми. Я видел это и понимал. Плохо спала, мало разговаривала, порой, конечно, пыталась шутить и переходить на знакомый для нас обоих язык, но внутренние ощущения-то не победишь. Если внутри тревога от не уходящих воспоминаний и стресса, скрыть это, при всех своих актерских способностях, очень непросто. Зато сейчас, казалось, тяжесть прошедших событий начинала отпускать. Вот улыбка, вот привычные шутки, попытки меня задеть. Я охотно поддаюсь, увлекаюсь, и даже больше, нежели стоило.
    - Я не сказал, что ноги или прочите детали женского тела меня не интересовали. Я сказал, что не выходил из-под контроля при виде всего этого, - поправил я Кристин, когда мы уже выходили на небольшое свободное пространство, которое здесь отводилось для танцев. В конечном счете, это заведение не считалось клубом, танцы подразумевались, но акцент на них не делался. – Тот мимолетный порыв был единичным случаем. С тех пор я вырос.
    В присущей Кристин привычке, она придавала словам какой-то крайний абсолютизм. Вот не было чего-то усредненного, было либо черное, либо белое. Такие же крайние выводы она сделала и из моих слов, шуточные или нет, разобрать очень тяжело. Не интересоваться и выходит из-под контроля, пожалуй, совершенно разные вещи. Одно мне было присуще, как и любому другому здоровому мужчине, другое – нет. Я взрослый и серьезный человек, который прекрасно ладит со своим сознанием, дурь из головы давно выветрилась. Да, внезапный порыв имел место в моей жизни, и я об этом откровенно рассказывал. Но, во-первых, я был молод, в моей жизни не существовало особых приоритетов, да и желание тогда возникло не из-за возбуждения к конкретной женщине. Не из-за ее ног или взгляда. Мне просто захотелось, вот и все. И даже не помню, чем было вызвана подобная вспышка. Может, мы о чем-то говорили, может, я умудрился что-то посмотреть до прихода в клуб. Не могу сказать, что не повторял это из-за каких-то моральных соображений, нет, я был достаточно «легкий» в этом отношении человек. И возникли подобное желание, не побрезгал бы. Но… я же взрослый и серьезный. По крайней мере был до встречи с Кристин Лерой, ноги которой вынуждают мое взрослое и серьезное сознание периодически выключаться. И я снова становлюсь тем самым молодым парнем, который готов плюнуть на все. При этом и ситуация складывается совсем другая. Сейчас меня интересуют конкретные ноги, конкретные губы, конкретный взгляд. Это несравнимо. И это непривычно.
    - Ты думаешь, я пытаюсь притворяться? Быть кем-то другим? Я не вел себя так, как, возможно, ты рисуешь у себя в голове. Можешь спрашивать, мне скрывать нечего. Откуда вообще такие подозрения?  - или она видит меня человеком, который при друзьях целовался и откровенно прикасался ко всем женщинам, которых приводил? Мне казалось, мы уже обсуждали эту тему и не раз. Мне даже казалось, что мы друг друга слышали. Потом даже не хотелось снова это развивать. В коем-то веке мы снова сконцентрированы друг на друге, и убеждать Кристин в том, что я не похабный кобель из фильма, который менял женщин как перчатки, хитростью и обманом заманивая в свои сети, мне не хотелось. Хотя бы потому что это слишком шаблонно, особенно для весьма живого ума Кристин. Но в больше степени, опять же, потому что мы это обсуждали. В последний раз весьма эмоционально. - Я расскажу тебе одну существенную разницу. Они меня знают человеком, который бы никогда не вышел из-за стола просто из-за того, что мне внезапно захотелось… большего. Так что довольно слов, - после этих довольно уверенных слов, я обхватил лицо Кристин руками и наклонился, прижимаясь губами к ее родинке. При этом ноги мои продолжали двигаться в так музыке, но ее я уже не слышал. Не сказать, чтобы между нами вообще не было близости в последние месяцы, но… она была какой-то отрешенной что ли. Зато сейчас, этот поцелуй сводил с ума, по-настоящему. Сильнее, нежели раньше! Сердце забилось с новой силой, я глубоко вздохнул и скользнул губами от родинки к ее губам.
    С большинством из сегодня присутствующих за нашим столом меня связывала очень тесная дружба. И поставить женщину в приоритет я никогда не мог, да и желания у меня такого не было. Друзья – это главное. А если они еще и товарищи по службы, с некоторыми из которых ты прошел и огонь и вводу, то дело даже не просто в приоритете, тебе банально с ними интереснее и веселее. Особенно, если учитывать, как именно я относился к своим пассиям. Поверхностно, без какого-либо намека на серьезность. Потому в этом я не обманывал, я всегда выбирал друзей. Сейчас же, я выбрал свои ощущения и чувства, которые звали меня сюда. Которые кричали «целуй ее, обнимай, води ладонью по спине, периодически спускаясь ниже» (благо, темно, людно, врятли кто-то видит). И я охотно поддавался наставлением в своей голове. Этот уже знакомый, любимый вкус, он дурманил, побуждал желать большего. Еще.

    +1

    11

    "Я не сказал, что ноги или прочите детали женского тела меня не интересовали."
    - Ой, ой, ой!
    Съехтдничала Кристин, словно совсем не была взрослой женщиной, отягощенной многомиллионной компанией и руководящей тысячами людей. Так обычно ведут себя подростки. Чтож...сегодня ей можно. Она отдыхает. И тем более, если бы этот разговор был серьезен, то она конечно бы не вела себя так.
    " Я сказал, что не выходил из-под контроля при виде всего этого"
    - Боже...не человек, а кремень.
    Тут же сменила направление своего подтрунивания Кристин. И продолжила.
    - Так, что же произошло с Эдвардом Брайтоном, который всего один единственный раз оказался во время секса не в постели, а в общественном месте, что он теперь так горячо реагирует на всего лишь ноги!?
    Нет, ну все же понятно, к чему ведутся все эти словесные баталии. Не для доказательства тому, что "прости дорогая я не кобель и кобелем раньше не был", а для того что бы было произнесено самое главное "дорогая ты любовь всей моей жизни и от тебя я схожу с ума". Ну, это, так, поверхностно. А если глубже, то "ты тот человек, который будит во мне все потаенные мысли и мне хочется пускаться в самое настоящее безумие рядом с тобой."
    Вообще да, им давно бы стоило поговорить о общих переменах в жизни. А не только о чувствах.
    "Тот мимолетный порыв был единичным случаем. С тех пор я вырос."
    - Как жаль...
    Многозначительно протянула Кристин, играя своими тонкими пальчиками с волосами Брайтона по линии роста у шеи. Признается, она уже давно не позволяла себе такого откровенно кокетливого и провокационного поведения к нему. Все как то слилось в длинный рабочий день и ночь, без каких либо особых пикантностей. Чему она тоже удивлялась. это было абсолютно не похоже на того, неуправляемого и ненасытного Брайтона с которым она познакомилась. Каждый их уикенд, в прочем, коих было не много, был похож на красочный и яркий секс марафон. После платформы все стало не так. Нет, сначала ему было не до секса, как в общем то и ей. А потом, совсем не до секса. Некогда. Или они не были вместе. Или очень усталые. Или Кристин спала. И это правда остудило мысль Кристин в пристрастии Эдди, как сексоголика, желающего спариваться каждые пол часа. С одной стороны это было хорошо. Мысли выстраивались ровнее. Образ Брайтона становился более правдивым и многогранным. Ведь, что бы сложить хотя бы более менее похожее представление о человеке, нужно время и общение. И лицезреть его со всех сторон. И все что случилось, был опыт. А он ненужным не бывает.
    "Ты думаешь, я пытаюсь притворяться? Быть кем-то другим?"
    Кристин нравилось, когда ее мужчина заводился... в определенном смысле этого слова. но... иногда. он слегка перебарщивал и переставал воспринимать ее слова сказанные что бы подтрунить над ним, этой самой шуткой или занозой.
    - Тише... тише...
    Она погладила его по шею. Приблизилась губами, словно бы он ее до этого не слышал.
    - Ты рычишь, как голодный лев. Тише Ваше Величество. Вас ни в чем не обвиняют.
    Она улыбнулась, Но вот он весьма успешно воспользовался тем, что она приблизилась к нему.
    "Так что довольно слов"
    Он не просто захотел ее поцеловать, а не дал ей выбора, удерживая ее лицо, так, как ему было удобно, или хотелось. Но, разве Кристин сопротивлялась? Как только на ее лице со взметнувшейся, якобы гневной изогнутой бровью погас всплеск наигранных эмоций и возмущения, она даже не убрала игривый пальцев с его шеи, а качнулась чуть ближе, когда он снова обнял ее. Его руки заскользили по ее спине, исследуя все обнаженные участки тела, иногда цепляясь за тоненькие бретели платья.
    На самом деле Кристин меньше всего интересовало, что про нее подумают друзья Эдди. И вообще, что они думают о их отношениях. Ну, вот как то так. Если ее тетя усвоила простую мысль, что у Кристин сейчас новый мужчина, то и все эти мужчины и женщины переживут, некую часть потери своего друга. Тем более перед глазами ее вырисовывалась картина не метросексуальных кобелей мужиков, а вполне себе обычная общностью, которая не расхваливается своими похождениями и не достает книжечки с номерами жертв. С одной стороны с груди свалился тяжелый ком. Слава Богу! Потому, как для Кристин подобная бы вещь стала бы тягостным признанием своего поражения и совершенно неудачного выбора. Слава Богу дважды!
    Она послушно приоткрыла губы даря Эдди свое повиновение не смотря на то, что минуту назад глаза ее пылали наигранным возмущением и упреками.
    Ну, что сказать. Ничего не изменилось. По телу ее пробежалась волна будоражащих до нутра мурашек.
    Кристин посмотрела в темные глаза мужчины, который теперь считался ее, приблизившиеся к ней до расстояния с которого она могла рассмотреть мельчайшие детали его лица. Изгиб губ. Замысловатые ямочки в уголках рта. То самое тяжелое веко, что делало взгляд  невероятно особенным, располагающим. Мелкую сеточку морщин возле глаз, при улыбке, добавляющей еще немного тепла.  Линию роста щетины на лице. Она  вздрогнула, ощущая вполне себе осязаемы ток, бегущий между ними. Он был. Он оставался, он есть. Все изменилось и не изменилось одновременно. Все так же, как в первый раз, первый поцелуй на его яхте. Когда она замирала от его прикосновений и жадно прислушивалась к своим ощущениям с вопросом "неужели так бывает? так хорошо!? так приятно? Разве может так хотется мужчину"
    Кристин едва разорвала этот поцелуй, далеко не отстраняясь, переводя взгляд с губ Брайтона на глаза, пересекаясь с его пытливым, изучающим ее взглядом.  И ей было ликующе приятно, что он смотрит на нее ... так... Ведь этот взгляд сочетался с его попытками произвести на нее впечатление, что в выцветшем и примитивном мире было достойно уважения и даже восхищения. С самого первого дня. До, этого самого момента, он не оставлял попыток быть для нее лучшим... Да... все стало слишком доступным и потому бесцветным. А пресытившиеся жизнью, такие как Брайтон и она, у кого достаточно денег в кармане и способные получить почти все, что пожелают, начинают скучать или сходить от всевластия и вседозволенности. Так вот...он не такой. И от этого, особенно сегодня становилось очень легко.
    - Ох...да мой лев осмелел.
    Она улыбнулась. На вилле Логана он не позволял себе подобных публичных пасажей, и их поцелуи были спрятаны в кустах и ночи. По истине забавные, романтические воспоминания. Сейчас он целует ее прилюдно. Это немного кружило голову, в добавку к выпитому шампанскому.
    И Лерой рассмеялась почти в губы и в уголках ее глаз заиграли озорные лисьи стрелки. С ним по прежнему  было невероятно легко. Легко не смотря ни на что. Он быстро шел на примирение. Не выматывал ей душу и нервы. Не задавал лишних вопросов. Не дулся часами и не хотел ее наказать. В свете этих размышлений, вечер выглядел еще более радужно!

    +1

    12

    - Я просто интересуюсь, -с легкой улыбкой протянул я, ведь не проявил и доли обиды. Скорее это было нечто наподобие непонимания, и желания с ним разобраться. Что-то же наталкивает женщину на подобные мысли. В каждой шутке есть доля шутки, как говорится. И если мы уже не единожды поднимали эту тему, а она продолжает всплывать, пусть ив игривой манере, вероятно, что-то ее да беспокоит, какие-то картинки рисуются в богатой на воображение головке. Вот и хотел понять, какие. Вполне себе добродушно и миролюбиво.
    Но Кристин лишь снова отшутилась. Я не стал настаивать, совсем не тот момент. Рано или поздно, все это повторится. Тогда и продолжил.  Сейчас же, под напором музыки, хорошего настроения, и этой близости, легкой и непринужденной, по которой я успел соскучиться, движения вели меня сами собой. Я хотел ее поцеловать. Мягко и ненавязчиво. Снова почувствовать вкус этих губ, руками обвести рельефы тела. И я исполнил свои желания. Ничуть не смущаясь окружающих, которым, впрочем, до целующейся парочки не было никакого дела. Кристин ответила, очень скоро, даже откровеннее, нежели то планировалось. Хотя, слово «планировалось» не совсем подходящее. Когда тебя окутывают сильные и яркие эмоции от ощущений, аналога которым нет б и быть не может, ты невольно теряешь контроль. Все планы рушатся, все идет так, как идет. Вот и у меня пошло. Я обнял ее крепче, поцелуй стал откровеннее, глубже. От такого трудно отказаться, и трудно его прервать. Слишком давно не было. Нет, в смысле… мы не жили каждый в своем угле, проводили время вместе, целовались и прочее, но все было иначе. Не так, как сейчас, когда я снова чувствую то самое удовольствие, которое растекается по всему телу. А ведь это только поцелуй. Да, самый восхитительный из всех, что могут быть. Но все же поцелуй. И в голове возникает мысль: а как будет дальше? Если только поцелуй, как и ее ответные движения уже способны свести с ума, сколько удовольствия принесет продолжение?
    Однако связь эту разорвала сама Кристин. Я поддался с трудом, на несколько мгновений оставаясь в какой-то растерянности. Невольно нахмурился. И не потому, что был искренне недоволен этим ее поступком, нет, просто начал ощущать то, что… в этом месте было совсем неуместно. Женщина же засмеялась, чем вынудила усмехнуться и меня. Чем-то это напоминало первые шаги, которые мы делали навстречу друг другу. Один поцелуй, затем второй. Сперва неловко, потом смелее. Ну а ощущения… Пожалуй, сейчас было сильнее. Ведь я уже знал все прелести близости с этой женщиной. А еще был лишен их! Голодание штука такая.
    - Что? – наконец-то немного прейдя в себя, поинтересовался я на весьма непонятный для меня комментарий Кристин. Разве я до того был скромен? Или мы опять переходим к крайностям? То, что я не занимаюсь сексом в клубных туалетах ведь не означает, что я и целоваться на людях не могу. Или прикасаться. Эта мысль теперь уже вынудила засмеяться меня. И я снова прильнул к губам женщины, шепча ей: - Твоя любовь к крайностям порой так очаровательна.
    Я просто поддался музыке, обхватил ее за талию, и мы продолжили танцевать. Я широко улыбался, хотя напряжение, которое начинало приносить мне легкие дискомфорт, никуда не уходило. Выброс энергии через движения пользы особой не приносил. А тут мы еще периодически целуемся, и ее тело трется о мое. Нет, ну вот за что мне такие испытания! Одно радовало, у Кристин сегодня было хорошее настроение. Она искренне улыбалась, потому, пожалуй, будет не очень эгоистично дать ей понять, когда вернемся домой, что я… хочу, давно же не было. Что тут такого! Если я, конечно, дотерплю. И тут в голове всплыли слова Кристин «как жаль». Конечно, чего только на надумает возбужденный мужик, но нужно уточнить:
    - А что ты имела ввиду, когда сказала, что тебе жаль? – внезапно поинтересовался я, чуть замедляя ритм, я снова прижал ее плотнее к себе. Кажется, я говорил, что с тот случай был единичный, и с тех пор я контроль не терял. До того, как встретил саму Кристин. То бишь с ней все выходит совсем иначе. Неужели это не понятно? Черт бы побрал эти ее крайности! – Нам надо будет все же обсудить твою привычку окрашивать все в черное и белое. Мне кажется, я только и делаю, что оправдываюсь или поясняю что-то. Так чего тебе жаль? Того, что я начал терять контроль при виде тебя? Хотя был пай-мальчиком на протяжении долгих лет? Ну, прости. Особенно сейчас это, наверное, особенно неуместно. Но я соскучился, - пожимая плечами, произнес я.

    +1

    13

    "Я просто интересуюсь"
    - Выглядит угрожающе!
    рассмеялась Кристин, делая вид, что испугалась. А, что? Она же видела, как он крушит в руках стаканы, бегает по стеклу и целится арбалетами в парней. Тем более. прибавить к этому военную подготовку. И то что на разбирательстве о делах платформы, стало ясно, что там Эдди вырубил того парня... В общем можно было попридурятся. Хотя... признаться, Кристин пока еще не видела Брайтона в праведном гневе. Да, и не надо. Сейчас играет музыка, довольно приятная, к слову, вызывающая благостное настроение и хулиганское желание развлечься...
    "Твоя любовь к крайностям порой так очаровательна."
    - Все для тебя мой лев.
    Кристин призывно улыбнулась, качая головой, так, что ее кучерявые локоны касаются голых плече.
    - Мне вот  нравится, как ты заводишься. 
    Конечно, она имела в виду это самое его возбуждение, когда, как он высказался сам, "выходит из под контроля при виде ее ног"
    - Глаза горят, ноздри раздуваются, взгляд чуть стеклянный, напряженный и напряженная улыбка на лице.
    При этих словах, она нежно провела пальцем по его губам. Выдохнула Лерой и снова вдохнула, осознавая, что ее саму укачивает трение их тел и у них давно не было с Эдди вот так... 
    Кристин послушно подалась его желаниям, из под ресниц смотря на расстегнутый ворот его рубашки. Конечно смокинг в ее фантазиях был бы эротичнее, но рубашка тоже очень хорошо.   Брайтон  уже более настойчиво напомнил ей и ее телу о том, что есть и другая сторона жизни, которая никуда не девается, а лишь молча ждет своего часа, что бы напомнить замиранием сердца, учащенным дыханием и напряженным потягиванием внизу живота.
    Кристин ощутимо выдохнула. Стоит ли сопротивляться тому, что желанно и приятно?  Она закрыла глаза и всем телом ощутила волну, мерно качающую ее, и поднимающую желание, дремлющее где то в глубине ее тела. В глубине ее созна7ния. Стоило делам и напряжению немного отступить, как желание ощутимого когда то наслаждения от близости с ним уже тут.
    Не возможно не дышать горячим выдохом с его губ и не следовать медленному скольжению его языка, уже "занимающегося с ней любовью" в замен того, что запрещено рукам и телу. Кругом все таки люди.  Он уже в ней. Он уже дает понять, на сколько это было бы пленительно, рисуя узоры внутри, касаясь неба, внутренней поверхности губ, обводя кромку зубов, заставляя захлебываться в ощущениях еще более острых, от того, что очень многое нельзя и от того еще больше хочется.
    Кристин еле уняла желание начать сладострастно постанывать от одних только прикосновений его ладоней к своей спине. Ничего особенного. Но! Но...этого так давно не было.
    "А что ты имела ввиду, когда сказала, что тебе жаль? "
    Она сглотнула, смотря на Эдди и то, как это произносят его губы.
    - Мммммм
    Протянула она, собирая заблудившиеся мысли, где то в области расстёгнутой пуговицы его рубашки.
    - Жаль, что ты уже вырос и тебя не тянет больше на приключения.
    Вспомнить хотя бы тот раз в примерочной. Кристин неоднократно представляла, как бы было, если они таки занялись там безудержно любовью, оглашая помещение сладострастными стонами. Молча занимается любовью они не умели.
    И Кристин сделала совершенно невинное лицо, но на нем, так непристойно горели взбалмошным огнем лисьи подведённые глаза, что дополнять еще что то, было совершенно необязательно. Но...
    "Мне кажется, я только и делаю, что оправдываюсь или поясняю что-то."
    - Такова мужская доля.
    Бесцеремонно добавила она, давая понять, что сей факт ему надо воспринять, как данность.
    "Того, что я начал терять контроль при виде тебя?"
    - Да? Где?
    Лукаво поинтересовалась она, как бы слегка отстраняясь и смотря куда то вниз. В район ширинки.
    - Или...или ты фигурально выражаешься?
    Ну, она же сказала. Что ей нравится, когда он заводится и это относилось, как к эмоционально, так и физически. Смотреть на его возбуждению плоть...мммм кажется она замечталась и поймав себя на этой мысли Кристин рассмеялась, ощутив то, что на них все таки нет, нет, да посматривают его друзья с удивлением подмечая сей страстный романтик между ними.
    - Представляю, что они говорят сейчас о тебе...
    Вырвалось у Кристин и она снова рассмеялась, прижимаясь к Эдди плотнее. А потом перестав смеяться, посмотрела ему в глаза.
    "Ну, прости. Особенно сейчас это, наверное, особенно неуместно. Но я соскучился."
    - Без извинений, "я соскучился" звучало бы лучше.
    Заявила она, смотря ему в глаза.
    - Я соскучилась по тебе...когда ты такой.. когда все вот так.

    +1

    14

    - Так вот в чем дело! – усмехнулся я, когда Кристин заговорила про особенности своих предпочтений. Ей нравилось меня заводить. Что ж, пожалуй, так было всегда. Успел отвыкнуть. У нас не было остроты, по понятным причинам, в последние месяцы. Но сегодня казалось, что все позади, что мы снова готовы окунуться в этот жаркий и страстный роман с головой.
    И я охотно поддался вновь возникшим мыслям. С удовольствием снова припал к ее губам в сладком поцелуе, делая его постепенно более откровенным, более глубоким. Я не мог оторваться, не мог перестать обнимать. И было все равно, где мы и кто нас окружает. Я снова целую ее, я снова чувствую ответ, чувствую, как ее тело прижимается к моему, и как дыхание – ласкает мою кожу. Потому ничто уже не имело значение. Чертов голод, и это жаркое напоминание о нем. Не остановиться.  Кажется, на несколько мгновений мы даже перестали танцевать. Благо, на импровизированную площадку для танцев уже вышли достаточно пар и одиночек, чтобы скрыть наше стоп-движение. Впрочем, даже будь мы одни, я бы не смог оторваться. Не смог бы перестать водить ладонями по ее телу, не смог бы пытаться прижать ее к себе еще плотнее. Еще и еще. И, казалось бы, я был готов зайти дальше. В таких случаях сознание отключается. Ты не способен соображать и здраво оценивать ситуацию. Но мы все же отстраняемся, продолжаем танцевать, я же глубок вздыхаю, прихожу в себя. При этом понимая, что хочу большего. Гораздо больше.
    - Кто тебе сказал, что меня не тянет к приключениям? – кратко поинтересовался я. Это всего лишь очередной вывод из разряда крайностей, который Кристин сделала из моих слов. Хотя я не единожды повторил, что как раз с ней я уже и не способен держать себя в руках. Не способен, да и желания такого нет. Теперь это не просто похабщина с желанием удовлетворить свои потребности, нет. Это зов самых искренних чувств, которые только могут быть.
    Впрочем, несмотря на снова возникший диалог было заметно, что я вел себя немного отрешенно. Пытался дышать, отвлекаться. Вот только не получалось. Мы находились на танцевальной площадке уже довольно долго. Две песни, как минимум, некоторые из друзей наверняка уже осматриваются, в поисках сбежавших голубков, но даже сей факт был не способен отвлечь меня от вполне определенных мыслей. Да, побурчал немного, потом успокоился, честно признался в том, что думаю, в том, что скучал. Но Кристин продолжала подтрунивать. Игриво, соблазнительно. Так, как она это умела. А ведь знала, что я заведен. Знала и намеренно провоцировала. Кажется, мы покинем ужин быстрее, нежели думали. Если, конечно, успеем.
    - Ждешь зрительного подтверждения? – загадочно поинтересовался я. При этом окидывая взглядом губы женщины. Затем взгляд скользнул по ее шейке, по ее груди. Самое время простонать! Боже, если бы не люди, я бы уже давно изучал все это не глазами, а губами. Жадно, порывисто. Глубокий вздох. Пока держу себя в руках, хотя эти мысли отнюдь не придают мне и моему телу спокойствия. – Скажем так. Если бы не все эти люди, ты бы уже была без одежды. Хотя в моих мыслях ты уже без нее, от того притворятся, что все хорошо и это просто танец – задача теперь почти невыполнимая, - и это тоже чистой воды правда.
    Последующие слова Кристин стали лишним подтверждением того, что женщина чувствует тоже самое. И относительно нашей близости, и относительно всего того, что сейчас происходило. Только что обозначали эти слова в конкретный момент? Была бы моя воля, я бы прямо сейчас потянул ее в свой кабинет… оу, то есть…, вот теперь проблема. Моего кабинета здесь не было. Туалет? Как Кристин, такая утонченная леди со всех сторон, отнесется к такому предложению? Но факт в том, что терпеть с каждой секундой становилось все сложнее и сложнее. Я пожирал ее взглядом, я касался ее. А после такого признания еще и снова поцеловал. Взаимность – это потрясающе, как оказалось. Она не остыла. Да, черт подери, я переживал. Не говорил ей об этом, не признавался, но переживал. Теперь же все возвращалось на круги своя.
    - А «я тебя хочу» звучит хорошо? – проскальзывая губами к ушку Кристин, интересуюсь я. Одна моя ладонь скользит ниже, обводя упругую ягодицу. Чуть сжимает ее, вот так открыто и откровенно, но едва ли меня это интересует. Попробуй контролировать себя в таком состоянии. – И «я накинусь на тебя прямо здесь, если мы не выйдем».

    +1

    15

    "Так вот в чем дело!"
    - Да, именно. А не то, что ты привык считать вредностью.
    Довольно сообщила Кристин. Ну, а что он думал, что она вредничает потому, что это черта ее характера? Нет, она могла быть кем угодно, холодной стервой, зацыкленной на работе, высокомерной женщиной, считающей что ей никто не ровня, безмерной гордячкой гордячкой, везде понемногу... а иногда и с лихвой, но бездумно проявлять характер, что бы просто позлить мужчину, которого сама выбрала и полюбила.
    Давно она не испытывала себя, вот так.. рядом с ним. Хотя, два месяца не срок. всего пару выдохов в бесконечной веренице работы и поисков решения внезапно вскрывшейся проблемы. Она не хотела, что б такое еще повторилось. Перепугалась очень.
    А сегодня... она закрывала глаза, желая еще раз сосредоточится на том, что он в состоянии ей дать. Ее любимый мужчина. Да, сегодня он был охотником, приманкой, рыцарем, частью ее небольшого, но очень яркого пути, мужчиной, что вызывает дрож в коленях и... И тем, кто предпринял достаточное количество усилий,  оценит ли она все это, что он постарался продемонстрировать, что бы получить желанный приз.  Кристин с едва сдерживаемым наслаждением снова соприкасается с Брайтоном губами, ведь она же королева, неприступная снежная королева. Хотя, какое там... Королева, которой нравится дразнить своего короля.
    "Кто тебе сказал, что меня не тянет к приключениям?"
    - Ты сам.
    Не моргнув глазом продолжила она.
    - Ты сказал, что ты вырос и... а взрослые обычно такие банальные и скучные...
    Она особенно длинно протянула последнее слова, абсолютно превращаясь в этакую игривую милфу, поведение которой однозначно намекает на порочность и откровенное совращение. она даже тон подобрала такой... как говорят девицы из порнофильмов. Куда уж откровеннее намек для мужчины?
    "Ждешь зрительного подтверждения?"
    - Хотельсь бы.
    Тем же тоном ответила она, снова опуская взгляд ниже.
    "Скажем так. Если бы не все эти люди, ты бы уже была без одежды. Хотя в моих мыслях ты уже без нее."
    Легким ознобом прохладного ветерка по плечам пробирало от произнесенных слов. Раньше она думала о том,  на сколько не сиюминутно очарование Эдди и как скоро оно растворится, как береговая линия в ночи?  Она слишком привыкла жить рассудком, отметая любую возможность неразумных желаний. Но, с ним этот угол взглядов сильно покачнулся, изменился и спустя месяцы он по прежнему с ней и вот в ресторане, где полно людей шепчет ей такие вещи.
    Еще чуть чуть, этого мерного покачивания и недвусмысленного трения тел во время танца , его манкой и сладкой улыбки, неподдельного тумана и наслаждения в его глазах и она обвила бы его шею руками, давая понять, что это бесповоротная капитуляция и она готова сдаться на его милость и потом... потом в возбуждении шептать его имя и умолять не спешить. Но, кругом же люди...
    "А «я тебя хочу» звучит хорошо?"
    Почти, как в их первый раз. там в салоне ее машины. Ее разом прошиб озноб. Острый, яркий. В зале, где играла музыка наступила тишина и только стук ее сердца. И его тоже.
    Здесь и сейчас! Нервно и непрерывно пульсировало в висках. Она лишь слегка выдержала продолжительный и глубокий поцелуй, вбирая в себя всю полноту ощущений первого рывка, когда все можно. Когда дурман от предвкушения, словно мощная волна цунами проходит через все тело, от самых кончиков пальцев, которыми она в первую очередь коснулась его щетины. Все, как хотела, как задумывала.
    Есть ли смысл откладывать еще, когда прикосновение его губ и рук вызывает такое перенасыщение, до горячей, неконтролируемой дрожи? Чего ждать? Долгих ухаживаний? Еще настойчивости и знаков внимания? Ведь... в последнее время было некогда или очень по домашнему... Она не намеревалась больше ждать и дразнить, накаляя то, что и без того было горячо. Но вокруг были люди и...
    Кристин сглотнула.
    "И, я накинусь на тебя прямо здесь, если мы не выйдем»."
    Вот это уже опасно. Кристин подняла взгляд затуманенных глаз на Брайтона.
    - Домой?
    Неуверенно протянула она? Представляя салон автомобиля?. Но, она отпустила своего водителя... Да, и ведь разгар посиделок и уж точно друзья Эдди не поймут и не оценят его ухода в середине мероприятия.
    - Но, твои гости...
    Она приоткрыла губы, глотая воздух, стараясь понять, что делать в этой ситуации, внезапно накрывшей их, как подростков.
    Какое то время Кристин закрыв глаза целиком и полностью отдалась своим ощущениям. Сошла ли она с ума? Нет...разве это так плохо радоваться жизни и наслаждаться ее!? Она это заслужила! Немного безрассудства! Немного огня! немного бесшабашного секса. Снова стать  мягкой и податливой как воск, откликаясь на каждое его прикосновение, следуя его желанию, не сдерживая сладкий грудной стон  наслаждения от происходящего. Он хочет ее! Пусть повторит еще! Еще и еще! Вырывая из глубины ее едва трепещущего сознания, уступающего миру телесных наслаждений и желаний всхлипы и протяжные стоны, словно сигнальные огни, дающие понять, что все действия верны. Но где?
    О! Она и не догадывалась, что так изголодалась по ласкам  мужчины. Не догадывалась из за бесконечной вереницы одинаковых рабочих и выматывающих дней, превративших ее жизнь в существование, а ее в рабочую лошадь. Не догадывалась, что то самое телесное и эмоциональное напряжение ждет, как опасный зверь, первого сигнала, к действию, к прыжку и выплеснется не сдерживаемым гейзером чувств на того, кто будет терпелив, настойчив и... у кого будет вот такая улыбка. Все, как тогда... в машине. В первый раз.

    +1

    16

    Пусть вместе мы были всего ничего по простым человеческим меркам, но я уже неплохо знал Кристин. Такое короткие ответы - признак какой-то растерянности. Она думает о том же, о чем и я. Она хочет того же, чего хочу я. И эта мысль, надо признать, подлила масла и без того бушующий огонь. Что сказать, несколько недель воздержания творили страшное дело. Что забавно, учитывая, что еще утром я не испытывал подобного желания. Это было… обычное утро. Такое же, как и до того. Я встал, мы позавтракали, я поцеловал ее, каждый пошел по своим делам. Все по-доброму, домашнему, даже семейному, но, чтобы у меня скользнула какая-то похотливая мысль, коих сейчас было много, такого наблюдать не приходилось. Да, забыл. И она забыла. Под тяжестью всего навалившегося.  Наши отношения в самом начале пережили немалые потрясения, и мы преодолевали их как могли, как умели. И вот наконец-то словно проснулись. Это же Кристин Лерой, с ее стройными ножками, полными губками и взглядом, от которого можно сойти с ума. Эти глаза, эти волосы, эти прикосновения, и этот голос… Боже, как можно было забыть. Правда, место для этого «осознания» было выбрано максимально неудобное.
    - Хотелось бы, - кратко ответил я на предположения женщины о доме. Да, я тоже был краток. Прерывистое дыхание, нежелание отрываться, я не мог думать, а следовательно, и на длинные речи был не способен. Вот она прижимается ко мне, вот она что-то говорил, сверкает своими губками, заманивая в свои сети. Тут еще подумать надо, кто здесь жертва, а кто хищник. Но я хотел ее, хотел безмерно, и, пожалуй, с каждой секундой выбор дома становился все сомнительнее и сомнительнее.  – Я же сказал: я хочу тебя. Гости подождут. Все подождет.
    Наверное, это не совсем по-товарищески, но… что может сказать мужчина, которому в голову ударило дикое возбуждение. Кто-то там ждет, или кто-то там что-то подумает. Да вообще плевать. Лишь бы впиться в эти губы, дотронуться до груди, почувствовать это шикарное стройное тело. Чувствовать его снова и снова. Еще и еще. От этих мыслей я невольно снова прильнул к Кристин, смыкаясь с ее губами в сладком глубоком поцелуе, который теперь уже вполне ощутимо демонстрировал тот голод, который я испытывал. А еще он ознаменовал простой факт: до дома не добраться. Это чертовски долго. Я и сам начал переживать. Ниже живота уже вполне отчетливые ощущения, не могу думать, не в силах сосредоточиться, о ней, мне нужна была Кристин. Прямо сейчас. Иронично, но для этого все же нужно было включить голову. И я глубоко вздохнул, начав озираться по сторонам и перебирать сумбурные мысли.
    - Так, пойдем, - тяжело дыша, произнес я, и потянул Кристин за собой за руку.
    В голове мелькнула идея с туалетом. Не даром же женщину вспомнила этот эпизод из моей жизни. Однако туалет, каким бы хорошим он ни был (а уж у меня тут не какие-нибудь вокзальные кабинки) мало сочетался у меня с роскошной Кристин Лерой, о нет, эта женщина заслуживала большего. И в начале я подумал просто снять номер. Почему бы и нет, мы же, в конце концов, в отеле-казино. Однако, даже не дойдя до регистрации, я резко изменил маршрут.  Мы миновали казино, переполненный людьми, и вышли в небольшой коридор, где почти никого не было. Здесь имелись две двери, которые вели в так называемые ВИП-комнаты. Нет, нет, никакого непотребства. Ни стриптизов, ни прочих утех в моем заведении не практиковалось. Однако в казино и в клубе при нем частенько собирались весьма серьезные люди. И я решил, что будет неплохо, для таких клиентов иметь отдельные залы. Где они могут собраться своей компанией, и спокойно обсуждать все дела. Так вот одна из этих комнат во время передачи помещения была закрыта. Проблемы с вентиляцией, что довольно критично, когда речь идет о многочисленных группах. Комната все еще была закрыта, и я точно знал об этом, ведь именно ее пытался снять для сегодняшнего вечера, чтобы посидеть в уединении.
    - Стоп, - внезапно произнес я, прижимаясь спиной к стене за углом. Это служебный коридор. Увидь нас тут персонал, несомненно, попросят вернуться, будь я хоть трижды бывший владелец.
    Итак, дождавшись, пока какая-то незнакомая мне дамочка пройдет, я выглянул из-за угла и потянул Кристин следом. Наконец-то мы остановились около комнаты с широкой дверью, на которой висела табличка «VIP-комната. Вход для персонала». Со стороны посетителей, разумеется, дверь должна быть закрыта. А эту, как правило, не запирали. И я очень надеялся, что сейчас ничего не изменилось. Иначе сдохну! И вот счастье. Дверь поддалась. Мы оказались в просторном помещении с широким диваном, парочкой кресел, большим телевизором и бильярдным столом. Я включил приглушенный свет, но осматриваться и без того знакомый интерьер у меня не было ни сил желания. Я быстро закрыл двери.
    - Наконец-то, - порывисто произнес я, прижимая Кристин к той самой двери и покрывая ее жадными поцелуями. Впиваясь в ее сладкие губы так, словно был лишен всего этого… да всегда!
    В какой-то момент мои пальцы начали расторопно задирать изумрудное платье. Ладони наконец-то сжались на упругих ягодицах женщины, и прижали их обладательницу к моему паху как можно плотнее. Так, чтобы вся сила моего буквального желания ощущалась наиболее чувственно. Не отрывая губ от губ Кристин, я чуть приподнял ее, и понес к тому самому широкому дивану, уложил и, оказавшись между ног женщины, тут же припал губами в области груди, сквозь ткань платья изучая соблазнительные грудки. И параллельно с этим пытаясь расстегнуть собственный ремень. Безумное безудержное желание. Только так можно назвать то, что происходило. Ведь складывалось ощущение, что я просто не знаю, за что именно хвататься! Я хотел целовать ее груди, хотел гладить ее, хотел проникнуть, хотел прикоснуться к каждому участку тела. Казалось, я был готов разорвать это платье. И, возможно, именно так бы и вышло (что я сейчас соображал, ей богу), но оно поддавалось и без излишнего применения силы. Лямки послушно соскользнули, снизу подол послушно сдвинулся уже ближе к животику Кристин.
    А я продолжал и не мог остановиться. Оторвавшись от груди, я соскользнул ниже, и все в такой же несдержанной манере начал расцеловывать живот, ножку, и особенное внимание уделил внутренней стороне бедра. Все так же расторопно, но неизменно чувственно. И снова вверх, к восхитительным губам Кристин.
    - Боже, как я соскучился, - констатировал я свои страстные исследования, и снова взялся за свою почти расстегнутую ширинку. Прелюдия — это прекрасно. Но ждать уже невыносимо.

    +1

    17

    "Хотелось бы"
    Брайтон сам выглядел каким то потерянным. Пожалуй, на палубе своей яхты он был более собранным и решительным, зная, что можно, а что нельзя. А тут...среди друзей и в своем бывшем заведении. Да, и черт знает, что можно себе позволить, а что нет. Кристин, хоть и была его женщиной и все у них было серьезно, как он сам неоднократно заявлял, все равно, знать до конца чьи либо предпочтения и грани возможного, нереально. Тем более, в последнее время, когда их бурная сексуальная жизнь ушла в паузу.  Пожалуй, он мог не понимать, что в общении с Кристин допустимо. или, не хотел вызвать ее, если не гнев, то упрек , даже в глазах. Ведь, совсем недавно, только затихло это "сексоголик"
    Кристин непонимающе посмотрела на Эдди. Но его пауза длилась не долго.
    "Я же сказал: я хочу тебя. Гости подождут. Все подождет."
    В этом пожалуй, был он весь и тот яркий звездопад с которых начались их отношения. Если его накрывало, то, целиком и полностью, по чуть чуть он не умел. И вряд ли хотел. Хорошо ли это было или плохо? Для влюблённой женщины, пожалуй доказательство его расположения и влечения. Но, Кристин была не просто влюбленная женщина, а женщина с мозгами. И они никуда не делись. И потому, когда Эдди ускорился, крепко перехватив ее ладонь, у нее не только забилось сердце от ожидания скорого и горячего секса, но и возбудился вопрос, куда же все таки они направлялись. В голове ее первоначально возникла мысль о номере, потом скребущее ощущение непонимания, а потом явное облегчение, что это будет не какой ни будь закуток на лестнице или...туалет, что вполне уместно в подростковом возрасте и в миниюбке, но не в ее статусе и прекрасном вечернем платье.
    "Наконец-то,"
    Дверь захлопнулась и она облегченно выдохнула, закрыв глаза, блаженно улыбаясь. Приглушенный свет красивой вип комнаты не напрягал, и атмосфера не напрягала, не вызывала десятка вопросов. Ей, было даже все равно, зайдет ли кто сюда или нет. Тишина настала мгновенно и только жадные поцелуи Брайтона и его дыхание раздавалось у нее над ухом и на теле. Забавно... почему они вот так...перестали заниматься любовью? Она как то, даже непонимающе посмотрела на Эди. с немым вопросом и упреком.
    Кристин  снова заставила забыть себя на какое то время, что она женщина. Точнее, что она женщина наделенная горячими искрами темпераментом, вплетенными в общее полотно давно признанного факта, что женское либидо существует и оно не менее горячее и требовательное, чем мужское. Казалось, это было ее защитной формой, каждый раз притормаживать и прятаться в дела.
    И снова, как в автомобиле звучал этот призыв в голове и во всем теле, настойчиво пульсируя толчками бешенно колотящегося сердца.  Здесь и сейчас! И никакой голос разума и холодного рассудка, который ей был присущ, как никому, не мог заглушить взывающей к удовлетворению плоти. Противостоять телесному не возможно. Да и глупо...
    Не сдерживаясь и не смущаясь своих чувств и реакций, раскатисто она простонала, принимая горячий напор  Брайтона, ощущая наслаждение уже почти на ровне с ноющим чувством неудовлетворенности.
    "Боже, как я соскучился"
    Нетерпение сквозило в каждом движении и звуке, выдавая бесконечное напряжение, иссушившее тело так, что стремительное соитие никак не могло его наполнить.
    Кристин снова изогнулась, прижимаясь своей тонкой шеей к его крепкой, терлась и ласкалась, даже с каким то садистским остервенением,  щекой к его скуле, переплетя с ним пальцами рук, настойчиво требуя его силы, подгоняя его азарт. Пришпоривая, как того, породистого скакуна на скачках. ей до безумия нравился такой блеск в его глазах и то, как нервно дергался уголок губ и раздувались ноздри, как руки были горячие и тянулись то к ее одежде, открыть побольше и без того голого тела или к своей ширинке. Но, в этот раз она лишь побуждала, его, смотря из под призакрытых век, с изгибом стрелки. как у лисы. что делало ее выражение еще хитрее и хищьнее. Ей хотелось целиком и полностью ощутить этот горячий водопад его эмоций и недержания страсти. Она хотела, что бы сейчас он был главным действующим лицом и сделал все сам. От сладостного удовольствия она прикусила губу. Хотела ли она его? очень... Очень хотела, что бы он горячо поимел ее и так же твердил, что все остальное подождет, когда он так воспылал страстью, а она словно богиня и приз готова отдаться на его любые капризы. От этих мыслей и ощущений низ живота напрягся до боли, а между ног в тонкие кружевные, черные трусики потекло. ой... черт возьми Брайтон, ты умеешь сводить с ума. Она напряглась, как струна, в ожидании его горячего и крепкого члена.

    +1

    18

    Все происходящее напоминало пробуждение. Яркое, порывистое. Спали несколько месяцев, кто из-за таблеток, кто из-за усталости и внезапно нагрянувших изменений. И вот настало время проснуться. В не самом подходящем на то месте, но так получилось, и поделать с этим ничего нельзя. Можно лишь смириться, адаптировать и, главное, поддаться. Поддаться вновь нахлынувшим желаниям, чувствам и ощущениям. Которые оказались ничуть не слабее тех, которые сопровождали нас и наши отношения в самом начале. Так забавно. Ходить по людному зданию в поисках укромного местечка, просто потому что терпения уже не осталось. Я даже и не задумывался о том, что можно поехать домой. Да, это не очень красиво перед друзьями, но ведь всякое случается, они у меня не из обидчивых. Но ведь это займет как минимум минут двадцать, а то и все полчаса! А я хочу сейчас. Мы хотим. Благо, по весьма удачному стечению обстоятельств я прекрасно ориентировался в этом здании. Нам повезло. Место нашлось.
    И я тут же как сорвался с цепи, подначиваемый ее взаимностью, податливостью, тяжелым дыханием и стонами. Да, пожалуй, идея с туалетом бы не прокатила. Тишина отнюдь не наш конек. Мы бы выдали себя уже через минуту пребывания в кабинке, притом, что там не стояли кабинки в традиционном значении этого слова. То были хорошие мини-помещения, со всем необходимым для уединения, и я уж точно знал, что некоторые гости пользовались таким комфортом. Однако… он не для нас. О нет, Кристин заслуживала куда большего. И я бы несомненно порадовался своей сообразительности (то еще достижение, учитывая ситуацию и охватившее безумие), но сейчас был полностью занят ее губами, и ее телом, которое расторопно исследовал руками, к которому прижимался, все плотнее и плотнее.
    Вверх-вниз, поцелуи в губы, шею. Внимание животику, бедрам и стройным ножкам. Я хотел охватить абсолютно все, но еще больше я хотел немного снять то напряжение, что возникло внутри, и особенно явно это чувствовалось, да и виднелось, чуть ниже пояса. Терпеть невыносимо, потому, в какой-то момент я наконец-то смог справиться с ширинкой, и тут же начал копошиться рукой под платьем женщины, пытаясь зацепиться пальцами за ткань ее трусиков. Наконец-то захватив края, я подался назад, стягивая нижнее белье с Кристин и отбрасывая его сторону. Теперь уже ничего не останавливало меня о продолжения, от жадного и нетерпеливого проникновения. И я снова подался вперед, тяжело дыша, смотря женщины в глаза. Одно уверенное движение вперед, и из моих уст вырывается протяжное «ммм». Напряжение никуда не уходит, но вместе с ним все же появляется какой-то вздох облегчение. Я чувствую ее. Но этого мало. Я хочу чувствовать еще. Снова и снова. Потому я начинаю двигаться, обхватывая Кристин рукой за талию, прижимая к себе и своему телу ее плотнее. Двигаюсь уверенно, стремительно вперед, ощущая каждое скользящее движение, и вперед, и назад. Вперед и назад. И хоть я не особый любитель спешить, то нетерпение и жадность, что я испытывал, все же вынуждала меня словно гнаться за удовольствием. Догонять его. Выплескивать свое напряжение. Но… максимально ощутимо. Я все так же тяжело дышал, и вместе с тем довольно слышно, громко. Как можно было лишать себя такого удовольствия? Как можно было не думать об этом? Хотя, было бы ложью говорить, что я не думал и вовсе. Думал. Представлял. Но не хотел показаться законченным эгоистом, ввиду не самого лучшего состояния Кристин. Потому подавлял в себе свои собственные порывы. Зато сейчас выплескивал их, охотно и несдержанно. С каждой секундой возбуждаясь лишь сильнее. От ее стонов, от прикосновения ее тела, даже от мысли, что сейчас она в тех самых туфельках, и они соблазнительно украшают ее ножку в таком процессе.
    В таких ситуациях удовлетворение обычно наступает очень быстро. Вот и я начал понимать, что ко мне подступает чувство наслаждения. Но я никогда и ничего не делал на отмажь, тем более с этой женщиной. Потому в какой-то момент остановился, оставаясь при этом внутри, и скрашивая эту паузу сочным глубоким поцелуем.
    - Я люблю тебя. Ты так…, - отрываясь от этого влажного поцелуя, тяжело дыша произнес я.  Но фразу не закончил. Слишком много бы слов понадобилась. Ты так хороша, соблазнительна. Ты так сводишь меня с ума. Вариантов много, и все они совершенно правдивы. Потому вместо тысячи слов я просто глухо простонал и обхватил руками Кристин за талию.
    Внезапно я поднялся, не разрывая нашей физической связи. Едва ли отдавал отчет своим действиям, мне вот просто захотелось переместить наш блаженный процесс к бильярдному столу. Как только Кристин уперлась к нему спиной, я тут же наклонился и мои губы вместе с пальцами оказались между ее ножек. Опять же, у меня не было терпения для долго прелюдия, так что это скорее был способ еще немного разогреть ее, после столь непродолжительной, но все же паузы. Ну и сразу после этого я развернул женщину к себе спиной, прижимая к тому самому бильярдному столу, и коснулся губами ее ушка.
    - Тебе хорошо? Хочешь еще? – не то, чтобы мне нужен был ее ответ, хотя бы потому что я его и без того чувствовал, по взаимным ответным движениям, по такому же сбившемуся дыханию. Да мы и не закончили. Но Кристин приучила не молчать, а я еще и сходил с ума по ее голосу. Мне хотелось услышать что-нибудь.

    +1

    19

    Хотелось что то сказать, что то еще добавить, но оказавшись наедине, а потом и под ним, уже было не возможно противится единственному желание, откидывающему в сторону и погружающему в туман любые разумные мысли и решения.  Сплестись в объятиях. Крепких. Словно две виноградные лозы, обвивающиеся друг вокруг друга.
    Кожа при соприкосновении горячая. Чувствительная. Мигом передающая по рецепторам очередную волну сладострастной истомы, от которой уже хочется стонать. И Кристин не отказывала себе в этом, считая, что демонстрация чувств в постели, никак не является проявлением чего то недостойного или слабости. Так было с ними с самого первого раза. Эдди перестал быть мычащей скалой, а превратился в чувственного мужчину, ярко выражающего свои эмоции и дающего этакую "обратную связь". Ведь замкнутость и сдержанность крадут половину от всего удовольствия, которое можно получить от происходящего.
    Кристин снова улыбнулась. Нет, она даже не переставала улыбаться, сквозь вздохи и учащенное и неровное дыхание, наслаждаясь каждым его прикосновением и словом. Улыбаться радостному ощущению сладкой игры, взаимопонимания, когда по всем ощущениям ласкающий тебя мужчина делает все совершенно правильно и одновременно непринужденно. И в этой радости, что они снова вместе можно было утонуть. Хотелось утонуть и утопить его тоже.
    Игра... азартная, дрожание рук, порывистость, нетерпение, не отягощенная выворачивающей наизнанку скованностью или неудобством места, замкнутостью или недопустимостью момента. Все не так. Вся ситуация наоборот добавляла изрядную долю перца. Не время и не место, но как хочется! Как желанно! И одновременно красиво! Не испорчено неприятной бытовухой или некрасивым фоном. Кристин продолжала улыбаться, прикрыв ресницы, продолжая сладко постанывать от каждого его движения, но одновременно ленно, не изворачиваясь и не колыхаясь в его объятиях. Сегодня она была роскошной дивой, с алыми губами, дарующей себя, как приз победителю.
    Кристин протяжно и надрывно простонала, когда пальцы  и губы Брайтона коснулись лона, сковав ее в тех самых объятиях, абсолютно лишающих разума. Именно так!  Приглушенный свет. Достойный интерьер. Огни города за черным окном. Она смотрит на него сверху вниз. На его роскошные волосы и сжимает их в кулак. Треплет. Их стоны и вздохи в тишине помещения пахнущего дорогой кожей диванов и едва уловимым запахом кубинских сигар. О Боже!
    - Эдди...
    Кристин прижалась ладонью его затылок к себе. Напрягаясь в ожидании еще большего удовольствия, откинула голову. Один. Два. Три. Четыре. И продолжительный протяжный стон. Долго ждать не пришлось. Лишь только сильнее опереться о бортик бильярдного стола, когда оргазм настиг оглушительно и красочно, застилая взгляд. Кристин покачнулась, но удержалась, ловя воздух губами и ощущая, как затемненное помещение поплыло и закружилось. Через ударов десять сердца, стало легче дышать и она посмотрела на Брайтона стеклянными глазами.
    - О! Эдии, как же хорошо.
    Лаская самолюбие мужчины, женщина побуждает  его ласкать ее еще более жарче и настойчивее, с пущим усердием и любовью. К тому же, она была совершенно честна.
    С первого дня их знакомства она внимательно рассматривала Брайтона, подмечая все его положительные и отрицательные стороны. Рисуя в своей голове воспоминания о его образе. Сочитая их. изменяя и доводя до безупречного запоминания. Сладкого смакования, когда уже была в него влюблена.
    Мужчины любят глазами?! Нет. Отнюдь не только они. Женщины способны пожирать взглядом не меньше и не меньше от этого возбуждаться. Только в дело пойдут уже более тонкие образы. Скажем... тщательно накрахмаленный белый воротничок рубашки и пара пуговиц, небрежно расстегнутых. Мммм как сейчас на Брайтоне. Руки, определенная форма пальцев. Деловой костюм с иголочки.  Да, как ни странно алкоголича на голое тело смотрится слишком примитивно и однобоко, чем прекрасный костюм, идеально сидящий на мужчине. Легкая небритость, в прочем, как и идеально выбритые скулы. И Кристин оценив по достоинству всю прекрасную обертку Эдди с не меньшим удовольствием и детальностью рассматривала его без нее, без одежды, каждый раз. И сегодня тоже!   Нет! Глазами любят не только мужчины! Наслаждаться зрелищем любимого тела   могут и хотят не только они. Тем более, когда их представления о прекрасном совпадают с объектом внимания. И никакого стеснения и скованности, лишь отчаянное желание того, что бы это продолжалось.
    Все снова сосредоточилось между ног, в центре того, что древние греки называли  hysteron. Сосредоточие женской силы и здоровья. Отсюда понятие истерия или истеричка. "Недотрах" выражаясь обыденным языком. Печальный вопрос... все это время у нее был недотрах? Привыкнув к бурному сексу с Эдди, она вдруг нажала на паузу. Или он? Или они вместе?
    И Кристин все так же, подгоняем сдерживаемым до этого желанием, совершенно естественным в своем определении, получать удовольствие, как женщина, погрузилась в эти ощущения целиком. Упершись ладонями о бортик бильярдного стола ожидала продолжения. Какая девица в молодости не мечтает о сексе на бильярде?
    " Тебе хорошо? Хочешь еще?"
    Определенно женщины любили еще и ушами. То что он говорил и что шептал, каким голосом, с какими интонациями не могло оставить равнодушной никак. Раньше, так точно, а теперь и подавно. И в ответ ему хотелось вторить так же, потряхивая, спавшими с плечей волосами, закидывая голову, снова яростно покусывая губы, вторить о том, какие они дураки и так долго не занимались любовью.
    - Хорошо...
    Еле сдерживаясь простонала она, облизывая губы.
    - И если ты продолжишь, то видимо в зал мы выйдем не скоро... но если не продолжишь, я тебя убью...

    +1

    20

    Во всем происходящем была своя, особенная искра. Во-первых, будоражило место. Будь я все еще хозяином этого заведения, мы могли вполне «легально» и безопасно запереться в моем кабинете и делать там все, что посчитаем нужным и столько, сколько посчитаем нужным. Даже несмотря на ожидающих друзей и потенциальных партнеров. Но сейчас я был обычным посетителем, не менее обычным, нежели все остальные, несмотря на всю предысторию. И тот факт, что мы даже не заперлись, и находимся в некой зоне риска, не хило так будоражил, ум, сознание и тело, разумеется. Во-вторых, остроты моменты придавал и некий период воздержания. Хотя еще с три месяца назад такой период казался нереальным. Но случилось то, что случилось, зато какой всплеск мы переживаем сейчас, в этот самый момент. Сколько желания, страсти, сколько безумства, которое, несомненно, должно быть в наличии, раз уж не постеснялись даже публичного места! Все это завораживало, отвлекало, отключало голову напрочь. Постепенные вспышки в памяти, какого это. Прикасаться, целовать, быть рядом. Сколько удовольствия и наслаждения это может произносить. Вот же черт, когда-то я думал, что подобные ощущения угасают со временем. Вернее, не то, чтобы угасают, но становятся уже не такими яркими. И ошибся. И понимал это каждый раз, когда мы с Кристин были вместе. И это во времена, когда мы не отказывали друг другу в близости. Что уж говорить сейчас, когда тела так соскучились, когда порывы безудержны, а голод неутолим. Это просто невообразимо. Если казалось, что лучше быть и не могло, то мы опровергали это суждение. Раз за разом.
    Пожалуй, особой пикантности придавало само помещения. Не только своей публичности, но и самим оснащением. Места достаточно, есть диван, удобный ковер, стол для бильярда, который и стал объектом моего внимания. Совершенно невольно, но, когда Кристин прижалась к нему своим телом, мое возбуждение перешло на новый уровень! И я решил немного раздразнить ее. А вскоре услышал удовлетворенный вскрик, демонстрирующий о том, что дразнящие движения и ласки языка достигли своего предела. Вполне себе довольный я поднял, и был не намерен останавливаться. Сам еще не дошел до конца, да и как тут оторваться. Вот она полуголая, желанная, тяжело дышащая, стонущая. Это же просто с ума сойти, какой финиш, какие люди. Нужно продолжать и как можно скорее. Благо, Кристин сама не была против. О чем тут же и сообщила в свойственной себе манере. Прижавшись губами к ушку, я улыбнулся. Она не видела этого, но, пожалуй, могла почувствовать. Эти псевдоугрозы действовали. Она хотела. Требовала. И я не мог отказать. Просто потому что хотел не меньше, даже несмотря на то, что с деловой точки зрения такое долгое отсутствие было крайне некрасивым жестом. Но… с деловой точки зрения? Что это вообще такое? Нас кто-то ждет? Конечно, я не думал об этом!
    - В таком случае, у меня нет выбора. Я просто обязан продолжить, - прошептал я на ушко Кристин, после чего совершил уверенное движение бедрами вперед, с сопровождающим это движение глухим мычанием. Снова волна удовольствия, которое я спешу продлить, начиная при этом сперва плавные, но постепенно ускоряющиеся движения вперед. При этом полностью прижимаю женщину к столу, водя руками по ее спинке, плечам, рукам. Ускоряясь, но снова замедляясь. И так по кругу. Чувствую какую-то власть в такой позе, и это сводит с ума.
    Но чуть погодя, я снова побуждаю ее выпрямиться, прижимая спиной к моей груди. Тяжелое слышное дыхание, вождение ладонями по шикарному женскому телу. Груди, животик, бедра. Совершенно не стесняюсь, словно нахожусь дома, а не в незапертом помещении публичного места. И в какой-то момент я остановился, касаясь ладонью лица Кристин, побуждая ее повернуться так, чтобы губы могли дотянуться до губ, язык мог коснуться языка в довольно откровенном влажном поцелуе. Хотя, не знаю, насколько это можно называть поцелуем, игры языками, пошлые, неприкрытые, слышные. Но, черт, как же мне это нравилось. Моя свободная рука тем временем скользнула под бедро женщины и приподняла ее ножку, прижала ко мне. Новая поза, новая глубина. Кажется, она права, скоро мы отсюда не выйдем.
    - Все еще хочешь, чтобы я продолжал? – шепчу я, но сам уже продолжаю, одной рукой поддерживая Кристин за талию, а второй – ее стройную ножку. Бедра двигаются вперед-назад, я чувствую ее всем телом, чувствую ощутимо, глубоко. И хочу еще. Больше. Всего и сразу. – Ммм, Кристин, - сбивчатое прерывистое дыхание, ускоренный тем, уж не знаю, сколько я смогу продолжать до прихода логического завершения. Слишком велико было желание, слишком яро наружу вырывались чувства и ощущения.

    +1


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Finish Line


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно