Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » sisters before misters


    sisters before misters

    Сообщений 1 страница 20 из 20

    1

    ночной клуб Viper, Сакраменто | конец ноября 2021

    Lo Addams, Lisa Clover
    https://upload-assets.vice.com/files/2016/05/05/1462466626HTV_GIF_20.gif

    По приглашению Томаса Флетчера и по договорной цене Лиза Кловер (Тэйлор Дип) соглашается на вечер стать "приглашенной звездой" в клубе, где Ло - гостеприимная хозяйка.

    [AVA]https://i.imgur.com/kBh8MiH.jpg[/AVA]

    Отредактировано Lisa Clover (2022-03-16 12:54:04)

    +4

    2

    Ее кисть вместе со множеством тонких браслетов-колец движется мягко плавно, когда поднимается вместе с зажигалкой на уровень лица. Зажигалка обычная пластиковая и без особых изысков. Щелкает кремень. Губы в полумраке помещения озаряются на несколько секунд дополнительной вспышкой — так  кожу лижет случайный луч неона, хаотично рассыпанного в обычные вечера. Этот вечер не совсем обычный — попытка проверить, что еще может быть интересно местной публики, кроме ассортимента таблеток в карманах дилеров и девочек, ловко забирающихся пальцами в штаны, когда того требует и не требует ситуация.
    Ранее Флетчер привычно ворчит о том, что это заведение не нуждается ни в чем, кроме какой-нибудь музыки и любого алкоголя, способного гореть, ведь ходят туда далеко не за качеством коктейлей или разнообразием культурной программы. Впрочем, это не мешает ей пытаться повышать профессиональные навыки барменов и экспериментировать с диджеями и развлекательными мероприятиями в попытке увеличить количество приходящих к ним людей. Чем больше людей, тем больше шансов продать им товар: банальная суть торговли.
    Ло кончиком ногтя на мизинца чешет нос, продолжая зажимать в этой руке сигарету. Она сидит на своем привычном и не бросающемся в глаза местечке возле бара, откуда выдается отличный вид на большую часть основного помещения клуба. На небольшом помосте, выполняющем роль сцены, суетится их штатный ведущий Питер, в этот раз, видимо, ради необычности ситуации, даже не угашенный экстази совсем уж в хламину [ вообще Адамс не нравится работать с обдолбанными, однако в его случае наркота только помогает ему несколько часов без передышки нести несусветную чушь и раззадоривать толпу идиотскими конкурсами ]. Сегодня обходится без конкурсов, и даже музыка словно играет тише, несмотря на то, что мероприятие подходит к логическому завершению — только Питер все никак не может отстать от их гостьи. Лоррейн даже подумывает пойти и спасти ее от чрезмерного внимания перевозбужденного в кои-то веке не от наркоты ведущего, но та справляется и сама. Звезда сегодняшнего вечера в принципе выглядит как та, кто отлично способен за себя постоять, так что Ло лишь меняет положение ног, перекидывая одну на другую, и едва заметно морщится от слабой боли в затылке: там только начал рубцеваться шрам.
    Контакты Лизы ей подкидывает все тот же Флечтер после того, как во время вынужденного сидения на двухнедельном больничном, уж больно напоминающем домашний арест, чтобы не сходить с ума от безделья и переезда, придумывала способы увеличеть количество гостей в их гадюшнике [ очередная задумка Томаса, кажется, в принципе не способного быть довольным в этой жизни хоть чем-то ]. Ло кажется, что встреча-интервью с порноактрисой может подстегнуть прийти тех, кто обычно к ним не заглядывал, а там, глядишь, разговоры на откровенные темы пробудят желание перепихнуться с какой-нибудь из местных девочек, болтающихся в зале в попытке выцепить очередного клиента. Мероприятие назначает на будний день, чтобы в случае чего провал был не особенно критичным: все равно посреди рабочей недели нет такого ажиотажа, как в пятницу и выходные. И все проходит очень даже успешно, на первый взгляд, но результаты еще предстоит обсудить с Винсентом, у которого больше опыта в управлении бизнесом и выборе жутко пафосной и розовой одежды для собак.
    Когда Лиза все же избавляется от Питера, к вящему неудовольствию последнего, Ло улыбается, томно и кротко приподнимая уголки губ, покрытых матово-красной помадой, едва видит, что женщина идет к ней. В очередной раз думает о том, что такой типаж точно бы пользовался успехом у клиентов: сочетание уверенности в собственной сексуальности и опытности увеличивает шансы быть выбранной клиентом [ и привлекательным в том числе ], а чем больше спрос, тем больше возможностей выбирать. Выверенными четкими движениями сбрасывает пепел в пепельницу, изящно вставая на ноги и демонстрируя очередное плотно обтягивающее фигуру черное платье, чем-то похожее на ночнушку тонкими бретелями и простотой силуэта.
    — Надеюсь, что Питер не доставал слишком сильно, а то его можно и наказать, — ее хриплый голос обычно легко заглушается битами, раздающимися словно отовсюду, но диджей пока еще не успел врубить музыку на полную, чем и пользуется, в том числе наслаждаясь отсутствием обычно раздражающих звуков. Склоняет голову немного набок. Пальцы играюче пробегаются по обманчивому беспорядку из множества цепочек разной длины, висящих на шее, — пара кулонов просто теряется где-то в районе декольте, запавшие под ткань платья. Ло давно привыкла преподносить себя в наиболее выгодном сексуальном свете, а от старых привычек очень сложно избавляться или даже банально замечать. — Мне кажется, все прошло отлично. Хочешь что-нибудь выпить? — спрашивает, а после делает еще одну затяжку, переводя взгляд с лица Лизы, чтобы всмотреться в то, с кем именно болтает Милли недалеко от них: кажется, все-таки с потенциальным клиентом, но вроде ее присутствие там не требуется. Значит, отвлекаться нет необходимости, так что снова смотрит на собеседницу и продолжает улыбаться.
    [LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
    profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GzS3qlE.png[/AVA][SGN]feels like
    I'm a stone

    never cried
    [/SGN]

    +6

    3

    Ее терпение не длиннее ее каре, но халявная и, как оказывается, в целом вполне сносная выпивка действует как не менее сносное наращивание волос. Приподнимает настроение. Лиза отпивает из стакана и ставит тот рядом с собой на любезно предоставленный столик. Сервис просто заебись, конечно, и даже обивка барного стула под ее задницей мягкая. Отсюда Кловер прекрасно видно и слышно, хотя говорить в микрофон ей непривычно. Питер, уебок-ведущий, который гляди-того истечет слюной, уже пошутил на этот счет, вызвав гогот в зале. Сказал, типа, увы, не кожаный, и попросил по привычке не глотать целиком. Лиза шутку не оценила – не смешная, да и, впрочем, не обидная тоже. Она в порно с восемнадцати лет, так что со стеснением или чувством уязвленности комментариями насчет ее рода деятельности она рассталась так же, как с анальной девственностью. То есть, очень давно. Зато ей нравится гогот публики. Здесь собрались те, кому стыд и совесть не знакомы в равной степени. И хотя непривычно видеть зрителей, которые всегда были для нее просто числом просмотров, это даже прикольно. – Надеюсь, вам выдали салфетки. Не хочу уходить отсюда по липкому полу, – говорит Лиза, перекладывая ноги одна на другую. – Я мечтал бы, чтобы ты была в платье. Как Шэрон Стоун, – тут же вставляет Питер и смотрит в зал, приглашая всех оценить его очередной подкат. – Говори прямо: ты хотел бы, чтобы я была без трусов.– На ней ультра узкие и ультра алые джинсы с бахромой по шву, черный лифчик и кожанка на плечах. Ее подтянутая и дополнительно утянутая задница смотрится отменно, так что может быть кто-то сейчас мечтает не о порнопародии на Основной инстинкт, а хочет поменяться местами со стулом, который под ней.

    Благо, Кловер не носит часов, поэтому не смотрит на них то и дело, ожидая, когда все это закончится. Она уже ответила на достаточное количество вопросов, выслушала дохуя примитивных подкатов, вбросила инфу про вебкам-бизнес и очень хочет в бар. Ее миссия может считаться выполненной, по ее прикидкам, с минуты на минуту, а если этот ведущий хер решит попользоваться ее временем, то узнает, какой проходимостью обладает его глотка без помощи спрея.

    – А теперь мы вынуждены отпустить тебя, Тэйлор. Но, знай, ты всегда с нами. Хотел бы сказать, что в наших сердцах, но я говорю о подписках на порнахбе.
    – Следите, чтобы сердце не остановилось.

    Она наконец соскакивает со своего стула, но ее уже ловят, чтобы запилить селфи. Питер гогочет, что знает, как именно эти фотки потом будут использованы. Кловер на это плевать, она без возражений позирует. Это не трудно, когда тебе в лицо не тычут членами, ты не мокнешь под софитами и все такое. Наконец поток иссякает, Питер тоже фоткается и просит телефончик. – Моему парню это не понравится. Ты снималась в порно, думаешь, он будет против того, что я тебе напишу? – Тогда сохрани фото своего члена, потому что на память о нем у тебя останется только оно, – широко улыбается Лиза. Такой улыбкой можно делать обрезание или проводить кастрацию. Питер крякает что-то невразумительное, но она не слушает и идет к бару, где ее ожидает администратор. Ло. Кошка.

    Кловер бросает куртку на свободный стул и садится. – Он безобидный пиздюк, – усмехается в ответ на ее беспокойство. – А выпить я не откажусь. На твой вкус, – а он у нее должен быть, судя по тому, как она сама себя упаковывает. Ло вся как будто вымазана медом, у нее даже от кожи исходит какое-то такое золотистое сияние. Ее красота как спелый плод, а Лиза другого сорта. Она скорее мясо на кости. Кловер подпирает рукой скулу, наблюдая за нею. – И буду благодарна, если ты дашь мне сигарету и прикурить.

    Вообще-то ее сумка тут же, но аромат сигарет Ло неожиданно дразнит, и ей хочется чего-то мягче, чем она обычно курит. На предложение алкоголя это не распространяется.
    – Давно ты здесь… хозяйничаешь? – Кловер перехватывает быстрый и весьма профессиональный взгляд, который Ло бросает на девицу и потенциального клиента чуть поодаль. Характер устанавливающихся договоренностей для нее не великая тайна. – Как Флетчер решил доверить управление здесь такой красотке? Не скажу, что он создает впечатление сексиста, но он зато создает впечатление очень хваткого типа, которому комфортнее с кем-то вроде Винса. Ну, с теми, на которых можно без раздумий жениться, невзирая на общий пол, – улыбается.

    [AVA]https://i.imgur.com/kBh8MiH.jpg[/AVA]

    Отредактировано Lisa Clover (2022-03-23 21:35:01)

    +4

    4

    Взмах ресниц с опытом выверенной долей томности, пока рассматривает главную героиню сегодняшнего вечера вблизи, но без ощущения ограничения по времени. Лиза располагается на барном стуле с видом человека, никуда не собирающегося уходить вскоре, и Ло никуда не торопится тоже. Так что оценивающе смотрит на туго обтянутый кожей зад: с точки зрения администратора борделя прикидывает, сколько можно было бы делать денег на таком фасаде; с точки зрения личной — время, проводимое в спортзале, и общую эстетичность. С обеих точек зрения оценки получаются высокие, пусть и продолжает смотреть с ровной мягкой заинтересованностью [ яркое проявление эмоций в принципе не по ней ].
    — Только выпить и закурить? — легко ухмыляется, точно ожидала чего-то большего — да хотя бы палец Питера на серебряном подносе. И то, и другое, при необходимости и желании, можно устроить, но раз они начинают с малого, Ло обходит барную стойку, совершенно не испытывая дискомфорта от высоты тонкой шпильки туфли-лодочки, чтобы встать перед разглядывающей ее гостьей с другой стороны. Эм — их бармен — смотрит на это без особого удивления и в целом не особо реагирует, когда приходится немного сдвинуться: все знают привычку Адамс подрабатывать в баре лично, по большей части, из любви к этой работе.
    Ее излюбленные Malboro лежат под стойкой [ специально, чтобы не приходилось постоянно приносить их из кабинета на втором этаже ], и Ло ловко протягивает открытую пачку Лизу, а после, дождавшись, когда та достанет одну, щелкает кремнем зажигалки, чтобы поджечь сигарету, зажатую между чужих губ. То, как мягкость пламени огня высвечивает остроту скул гостьи нравится куда больше, чем это мог бы сделать злосчастный неон, коего вокруг перманентно в избытке, к ее сожалению.
    — Хозяйничала еще до того, как это место стало ночным клубом, — ей нет необходимости выискивать взглядом нужные предметы с особой тщательностью, — и без того отлично знает, где и что обычно стоит, — а потому имеет возможность в процессе разговора смотреть Лизе в глаза без особого стеснения и отвлечения. Да и сама Кловер не создает впечатление стеснительной барышни: уж точно не с такой профессией тушеваться из-за прямолинейных взглядов. — У меня есть ряд специфических навыков и опыта работы с местным персоналом, которые даже Винс не смог перебить, и не то чтобы он не пытался, — лукаво фыркает, точно подавляет тихий смешок, а в это время ловко смешивает текилу, апельсиновый ликер и лаймовый сок, чтобы приготовить "Маргариту", раз уж было высказано пожелание сделать что-то на ее вкус.
    Произнесенные слова недвусмысленно намекают на непосредственное отношение к работающему здесь борделю [ вряд ли Лиза не догадалась об этом: здесь в принципе стараются не скрывать эту часть деятельности, чтобы потенциальные клиенты не терялись при попытке найти девочку для развлечения ], но годы работы в сфере интимных услуг приучили не стыдиться своей занятости.
    — Хотя за Винса, пожалуй, я бы все-таки замуж выходить не стала: в качестве друга он куда лучше. Все же приятнее, когда мужчина больше денег тратит на тебя, а не на себя, — что, впрочем, не умаляет того факта, насколько много тот был готов тратить даже не на свою собаку: все же Марго явно была у них под совместной опекой, словно ребенок после развода родителей.
    — Но мне все же интересно, как Флетчер умудрился с тобой познакомиться, — говорит с легкой задумчивостью, делая паузу в словах, пока взбивает содержимое шейкера, продолжая, когда заканчивает. — Не то чтобы я не подозревала, что у него могут разномастные знакомые, но ты мало похожа на большинство из тех, с кем я пересекалась, — наверное, самым простым было бы предположить, что с Кловер он просто когда-то спал, потому что, если учитывать ее личный опыт, очень легко получается списывать все происходящее вокруг на секс или что-то, с сексом так или иначе связанное, однако никогда нельзя делать однозначных выводов.
    В ожидании ответа обрамляет каемку специального бокала солью, засыпает колотый лед и выливает содержимое шейкера, ловко цепляя на край дольку лайма, прежде чем поставить коктейль перед Лизой. Себе же наливает тоник в высокий стакан и делает небольшой глоток, оставляя на стекле четкий след от помады.
    [LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
    profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GzS3qlE.png[/AVA][SGN]feels like
    I'm a stone

    never cried
    [/SGN]

    +5

    5

    Выпить и закурить – две базовые опции в ее настройках, чтобы она могла нормально функционировать. – Только выпить и закурить, – подтверждает Лиза, наблюдая, как Ло огибает барную стойку будто пиратская каравелла с охеренной фактуры кормой – скалы, и занимает там место словно в гавани. Кловер чуть приподнимает брови в некотором польщенном удивлении: хозяйка будет угощать ее сама. Ну, Мальборо она сама точно не крутила, речь о выпивке. Невесть откуда всплывший флэшбек подогревает лицо как поднесенное к губам пламя зажигалки. Тринити миксовала как богиня, так они и познакомились. Лиза затягивается. – Спасибо, – подвернувшееся некстати воспоминание, впрочем, растворяется с первым же выдохом. Ло совершенно не похожа на Тринити, у нее иной флер. Сдоба против крекера.

    Ло признается, что она ковыряет шпильками здешние полы уже достаточно времени и была тут еще до образования клуба. Ну, можно догадаться, что в этих стенах располагалась не библиотека и не больница. – То есть, ты уже давно часть корабля? – усмехается Лиза. – Правильно, что не уступила Винсу, пусть утрется, – сжимает руку в кулак и протягивает Ло для встречного удара. Ее собственное знакомство с Винсом мимолетное, а на исключительную проницательность Кловер не претендует. Просто ее встроенный датчик показал, что он в целом неплохой мужик, насколько это применимо к представителям криминального мира. Во всяком случае, побывав с ним в метре друг от друга, не возникает делание помыться. Комментарий Ло заставляет рассмеяться: – В этом есть смысл, ты права! Но, может, Флетчер не такой разборчивый по части личных трат? – смахивает пепел в пепельницу. – Надеюсь, он не появится сейчас как черт из табакерки?

    Кстати, о нем. Ло продолжает колдовать коктейль и интересуется, как Лиза и Флетчер познакомились. – Мне посчитать мою непохожесть за комплимент? – Ло приятная, а история – не тайна. – Он ангажировал меня составить компанию чуваку, которого хотел задобрить. Что за сделка, не знаю, да и неважно. Уговор был на поболтать, – морщится, словно хватила лишку дыма, но на самом деле просто вспомнила, каким Адам Уолесс оказался гондоном. – Чувак оказался гондон, подсыпал мне какую-то херню в коктейль и решил выебать. Повел в туалет, все такое, – она кивает, благодаря за Маргариту, и пробует. – Охуенно! Спасибо. Так вот, я немного прочухалась и дала отпор, засадила ему маникюрные ножницы в ногу, а тем временем Флетчер и Винс ломились мне на выручку. Короче, все пошло не по плану. Благодаря твоему боссу я осталась без трусов и рукавов на платье. Как ты понимаешь, это уже почти кровная связь. Или очень запоминающееся знакомство, – Лиза медленно затягивается, задумываясь, а почему они, собственно, потом не трахнулись. Вспоминает. – Ну, тогда он предложил посветиться тут у вас по сходной цене и ко взаимной выгоде, и я согласилась. Почему нет? – коктейль приятно смягчает горло. Стоит ли говорить, что Флетчер из тех, с кем стоит иметь хорошие отношения? Особенно в этом сраном городе, где что ни стая – то бродячие псы. Лучше прибиваться к волкам. – А ты? Любовница или сугубо по делу? – Кловер спрашивает в лоб, безо всяких реверансов.

    [AVA]https://i.imgur.com/kBh8MiH.jpg[/AVA]

    +3

    6

    — Боюсь, Флетчер избирательный по части любых трат, — будто бы доверительным шепотом громко произносит и ухмыляется, вспоминая о том, что даже ей придется заплатить за тоник, который сейчас пьет: никаких бесплатных напитков для работников, чтобы те не расслабились и сломали процесс получения выручки. — О, он может, но в этом ведь и интрига. А пока предлагаю наслаждаться моментом, — чем Ло и правда собирается заняться: появление босса в клубе обычно сопровождается разносами разного калибра, зависящими, кажется, больше от его настроения, чем от реального положения дел. Но сейчас хотя бы можно не думать об этом.
    — Это и был комплимент, — отвечает и улыбается в качестве реакции на похвалу, обращенную к коктейлю, чуть склоняя голову в ответной благодарности, наклоняясь и опираясь на стойку, чтобы быть ближе к Лизе и лучше ту слышать: диджей снова врубает музыку, Питер начинает разгонять толпу, и общаться становится несколько труднее, но разве кто-то ожидает другого от ночного клуба, где обычно любое общение сводится к тому, чтобы спросить, не хочет ли кто перепихнуться в грязном туалете. Эм обходит ее с невозмутимостью, не реагируя на сексуально выпяченный зад. Слушает рассказ внимательно, снова принимаясь перебирать пальцами цепочки на шее: в конце концов любая информация может быть кстати. Да и правда несколько любопытно, каким образом эти двое могли познакомиться: мир достаточно непредсказуем, чтобы варианты могли оказаться странными.
    Рассказ заканчивается. Ло делает еще один глоток тоника, точно после таких разговоров у нее пересыхает горло, хотя в произошедшем нет ничего чрезмерно удивительного: мужчины, особенно обремененные властью, зачастую привыкли брать все, что им понравилось, любыми способами, даже не задумываясь о том, что им может кто-то отказать. Она знает такой типаж, и наверняка Лиза встречалась с подобными до типа, о котором рассказывает. Обычная проблема, с которой сталкивается любая женщина, работающая в сфере, связанной с интимом.
    — Не самая приятная ситуация, но мне нравится результат, к которому она привела, — с мягкой хрипотцой произносит, поясняя. — К тому, что ты в итоге оказалась здесь. Всегда хотела посмотреть, насколько здешняя публика будет готова к экспериментам, — в томности голоса проскальзывают туманные двусмысленные намеки, впрочем, весьма соответствующие самой сути Ло, перманентно ведущей себя так, словно вся ее жизнь — двусмысленный намек.
    Лиза же предпочитает обходиться без намеков, спрашивая прямо в лоб. Эта бесхитростность подкупает, хотя Адамс на несколько мгновений задумывается: едва ли можно назвать любовницей шлюху, которой платишь в стремлении подчиняться собственным правилам касательно выручки бизнеса, хоть и выписываешь себе скидку за услуги. Нет, любовницей Томаса она бы себя однозначно не назвала, но и распространяться о клиентах малознакомым людям, даже очень привлекательным, не в ее интересах, а потому отвечает весьма конкретно, пусть и осознавая всю обтекаемость такой формулировки:
    — Наши отношения сугубо деловые. Я присматриваю за клубом, он считает, что можно делать это лучше. Ну, знаешь, типичные придирки начальников, — неопределенно дергает плечом, мол, "а у кого не было подобного начальника?" и склоняет голову на бок, всматриваясь в женское лицо напротив пристальнее. — Знаешь, а мне интересно: почему ты все же согласилась? Я понимаю, что вы с моим боссом помогли друг другу и все такое, но это далеко не самое известное заведение, контингент ты здешний уже успела оценить, а ты явно популярнее, чем мы, и это больше похоже на одолжение, чем на взаимную выгоду, — облизывает нижнюю губу: они в принципе больше известны, как место сбыта наркоты и продажи девочек на час, а не как место с культурно-развлекательной программой. — Я не жалуюсь, но, думаю, захоти ты поотвечать на глупые вопросы, кандидаты в качестве площадки нашлись бы куда более привлекательные, — выпрямляется и поправляет волосы, а после снова наклоняется, укладывая подбородок на ладонь, при этом опираясь на стойку локтем. 
    [LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
    profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GzS3qlE.png[/AVA][SGN]feels like
    I'm a stone

    never cried
    [/SGN]

    Отредактировано Rebecca Moreau (2022-04-01 19:36:03)

    +4

    7

    Они с Ло поразительно разные, почти как два полюса. Выглаживать такую, как у Ло, задницу, все равно что чувствовать себя в край охуевшим, но оттого счастливым посетителем музея, который дотянулся до Венеры Милосской. Ударом ладони о задницу Лизы можно высекать искры – она несет в себе другой заряд. Кловер размышляет об этом с некоторой леностью, с какой просто приятно думать о красивой женщине в черном платье, скрывающем и открывающем достаточно для любого взгляда. Ей неинтересно, в самом ли деле Ло свойственна эта ее томность, тягучая словно патока, или ее обязывает место. Ей просто нравится наблюдать, она не ощущает приторности, наоборот. – Дерьмовая ситуация, – соглашается Кловер. Ей не нужны удивленные охи и ахи, сочувствие и все такое прочее. Ло это понимает, и говорит, что тем не менее все закончилось вполне удачно, раз уж Лиза оказалась здесь и разнообразила меню развлечений. – По-моему, им понравилось, – она пожимает плечами, кивая на публику, которая уже сбилась в кучу на танцполе. Там тесно как в девственной заднице. – По-моему, то, что они сюда приходят, уже говорит об их готовности к экспериментам, иначе они бы предпочли кофейню с круассанами.

    Если бы Лиза вела список клубов, в которых ей доводилось бывать, то даже в телефонных заметках для него могло бы не хватить места. Ее спиной обтерто просто до хера кабинок в туалетах, коленями – полов, локтями – барных стоек. Если бы она собирала на память презервативы из автоматов в туалетных комнатах, то в какой-нибудь небольшой африканской стране с помощью такой коллекции можно было бы приостановить распространение спида.

    Ло спрашивает, что Лиза забыла в их клубе, согласившись покрасоваться гостьей вечера. Типа, это не ее полета место. Кловер окидывает взглядом бар. Ну, вполне приличный, есть, чем побаловаться. А в остальном… – Ну, на мою популярность, – промачивает горло Маргаритой, – и была сделана ставка, как я понимаю. Типа, привлечь новых клиентов. Надеюсь, получилось, – хотя, в общем-то, пофиг. У нее на этот счет не было никаких обязательств. – И мне здесь понравилось больше, чем на avn-экспо, – усмехается, – по крайней мере, я одета и мне не нужно было сидеть, расставив ноги, для эффекта. А почему согласилась? В этом чертовски тесном городе лучший способ обезопасить свою шкуру – водиться с полезными людьми. Ты так не думаешь? С одними – спать, с другими – обходиться взаимными услугами. Знакомства через члены и через рукопожатия могут всегда выручить. Взять хотя бы тебя, – Лиза не просит у Ло новую сигарету, достает свою пачку, оставляет на столе – если Ло хочет, может угощаться, – Флетчер может быть недоволен тобой сколько угодно, – закуривает, – но, думаю, если на тебя начнет катить бочку какой-то упырь, то, при необходимости, он заступится. И дело не в том, что мы, типа слабый пол, приспособленки и все такое. Просто такие роли. Может, и тебе однажды доведется выручить его шкуру, – вот это было бы любопытно, конечно. – Или мне, – ну, насчет нее менее вероятно: она скорее из тех, кто может втянуть в неприятности. Такая карма. – И поэтому, кстати, я иногда танцую в одном местном гей-клубе. Моя любимая публика, кстати. Источник слухов и халявной выпивки. А иногда и шмоток и всякого разного, – смеется, стряхивая пепел. Перед тем, как пропасть, Джанни он же Джиа успел обеспечить ее знакомствами, которыми она теперь иногда пользовалась. – Мне кажется, правда, что они до сих пор думают, что я переделанный мужик, – фыркает. Это не обидно, это смешно. Ей нравится. – Нигде не чувствую себя более спокойной, никаких подкатов, никаких намеков. А как ты выдерживаешь здесь натиск? Или все в курсе, что ты священная корова? Просто, ты первая, к кому лично я покатила бы яйца. Если бы они у меня были, – это ей, впрочем, никогда не мешало находить любовниц на ночь-другую, но сейчас не об этом. 

    [AVA]https://i.imgur.com/kBh8MiH.jpg[/AVA]

    +3

    8

    - Бля-я, -  в слабом освещении подвала Сид Вега валится на покерный стол и залпом хватает текилы, сетуя, что нет ни лайма ни соли. Возле него суетился их док - студент медицинской школы. У Сида в плече пулевое, кровь пропитала майку рваным пятном. Над ними танцпол. Музыки нет, только тупые шутки пидрилы Питера. Питер мог присесть, вместо этого работал тамадой.
    - Может кого позвать? - док потеет и пялится через стол, металл щипцов дрожит. Флетчер смотрит как на придурка. Ты ебанулся? Кого тебе позвать, мамашу твою? Или может Ло вместе с Кловер, с ее острот он пару раз улыбнулся. Пацан тушуется. - Cами справимся.
    Флетчер одобрительно хмыкнул и кивнул.
    Следите, чтобы сердце не остановилось, - над ними глухой голос Лизы и смех .
    - Да, ты уж последи, - саркастично хрипит Вега, находя себя остроумней шута наверху, и цепляет слабыми пальцами край стола. Весь в испарине, зрачки мутные. Флетчер держал его, чтобы не рыпался.
    - Зажми в зубах, - док промокнул морду Сида и протянул ему тряпку. Угол рта дернулся. - И постарайся не глотать целиком.
    - Иди на хуй, - Сид корчится в больном оскале, хватает тряпку и смотрит наверх, силясь увидеть сквозь полоток ведущего. - Сука, где вы его нашли.
    - Стой, - Флетчер поднял взгляд тоже, остановив процесс коротким жестом.

    Секунда. Микрофон трещит последний раз, и монотонное жесткое техно падает в уши. Если под него ебаться в толчке, легко снести дверь. Док лезет щипцами в открытую рану, Сид воет, вой хоронит гулкий бас. Пуля звенит в бокале из-под текилы. Осколков нет. «Повезешь его домой», - говорит Флетчер врачу, забирает у Сида пистолет, отправляет за пояс. Раскатывает рукава обратно, прячет осевшую на манжетах кровь под пиджак. Они зашли через черный ход, так же тихо выйдут. Никому нет дела, пока Лиза Кловер рассказывает, как много истратила смазки и какая ее любимая.

    Под тупой долбеж прямой бочки Флетчер идет сквозь коридор, у стены одна вдатая девка сосется с другой, одинокий торчок пялится рядом. Шлюха хватает за руку хмурого типа и ласково уводит вглубь зала. Охранник тащит пьяную телку: верх она потеряла, выглядит, будто ее пустили по кругу раза три, вместо зрачков - два темных блюда. Флетчер останавливает верзилу, говорит ему пару слов и кивает на вход, а девчонка повисает на нем, цепляя руками борта черной ткани. Запах дешевой тусовки бьет в нос. Флетчер швыряет ее от себя, та ловит ладонями стену, и ее утаскивают прочь. Сегодня будний день, публике похуй - пашут посменно либо ежедневно проебываются, спуская случайные бабки в дыре вроде этой.

    Он брезгливо одергивает пиджак. Сука, как же он не вписывался в этот блядский бедлам.
    Во мраке неона у бара висят две чеширские улыбки. Острые клыки Кловер и знакомый томный рот Адамс. Спелись, блять.

    - Не советую тут пить, - говорит Флетчер в ухо Лизы, вываливаясь из темной толпы. Она держит коктейль у губ. Он посмеивается и подзывает бармена. Бармен достает отдельную бутылку вместо дешевого говна для разноцветной бурды, где похуй какой виски глушить химозным вкусом сладких сиропов. Флетчер бросает ему те же пару слов, что и охраннику, так же кивает на вход и оборачивается на компанию. - Обсуждали что-то личное? - безмятежно уточняет он в паузе и с вежливо-отрешенным интересом продолжает греть уши их разговором. Вопрос формален, на ответ «да» он никуда не уйдет. Виски наполняет стакан, бутылка остается рядом. Здесь хорошо проглядывается зал, в их обществе он органичен. Не должен тут быть сегодня и вряд ли ему кто-то рад. В его же, сука, месте. Личный повод для гордости.

    Бармен, тупой гандон Эммет с дегенератским прозвищем «Эм» не против плюнуть в рюмку, но паршивец в жизни этого не сделает, пока не хочет вернуться домой с кулоном из собственных яиц. Винс помог ему избежать колонии, пацан научился мешать бурду по роликам с ютуба, и его набор навыков делать хуевые коктейли и молчать отлично им зашел. Выпивка дешевая, все бабки работяг уходят на девок и колеса. Градус лишь надламывает барьер наклониться к стойке сказать что-то типа «а есть тут..ну ээ», на что Эм подмигивает и подзывает текильщицу в короткой юбке. Никто не пойдет к копам, у всех рыло в пуху. Такая вот бизнес модель. Блять, может вербовать работников на выходе местной тюрьмы?

    На баре лежат сигареты, свои проебал внизу. Флетчер берет пачку, вытягивает одну. Что по этим двоим?
    Кловер. Одета под стать месту. Ей он, кажется, должен цветы и она, кажется, говорила какие. В той перепалке она потеряла трусы, время и настроение. Ее номер он сказал Адамс, остальное затерялось в переписках. Интересно, насколько она злопамятна.
    Адамс. Неон скользит по ее лицу, не цепляясь за рубцы или ссадины, хотя недавно она пережила приличную трепку. Взгляд падает в сиськи: поводок на месте. Флетчер коротко салютует бокалом, прячет в нем ухмылку, смотрит на вход. Виски смягчает дерьмовый день.

    Стараниями Ло это место казалось приличней, в изнанке - сраный рыгальник.

    Отредактировано Thomas Fletcher (2022-04-17 02:20:56)

    +4

    9

    Ло отлично понимает, о чем говорит Лиза. Это основной принцип выживания, когда ничего другого не остается, кроме как приспосабливаться. В приспособлении знает достаточно: к отцу, с радостью бы выменявшем ненужную дочь на умершую жену, предложи кто; к Мейсу, чье настроение менялось быстрее, чем направление ветра во время урагана; к бесконечному потоку клиентов, каждый из которых хотел получить больше, чем потратил; к Флетчеру, предпочитающему подчеркивать только негативные аспекты любого события; к Рою, чьи истинные желания скрыты даже от него самого.
    Ло отлично понимает, что Лиза тоже умеет приспосабливаться не меньше нее, а эта способность выгрызается исключительно зубами и выцарапывается ободранными до мяса ногтями в попытках подняться достаточно, чтобы не сидеть жопой в грязи. Хотя мало кто идет в порно от хорошей жизни. Как и в проституцию, впрочем. И когда-то кто-то умудряется не утонуть в этом дерьме, нельзя не почувствовать уважение.
    — Лучше, конечно, спасти его шкуру, чем обратное: социальные долги конвертируются в валюту по очень высокому курсу, — с пониманием усмехается, и губы в алой помаде картинно кривятся. Отлично понимает, о чем идет речь: это одна из причин, по которой перестала понимать, какова же сумма ее долга Томасу. Одно ясно точно: недавно пережитое нападение, заставившее его вмешиваться лично, обеспечило работой до окончания срока годности. Жаль, маркировка стерлась, и теперь не понять, когда же он там заканчивается.
    Тянется к чужой пачке сигарет, принимая знак ответной вежливости. Фильтром можно выигрышно занять рот, акцентируя на нем внимание, как это делает Лиза. Ло смотрит на мимику, на то, как движутся губы, пока Кловер говорит. Это расслабленное ни к чему не обязывающее любование, которое даже не пытается скрывать — вряд ли за него дадут по носу. Мягкий взгляд, скользящий по коже. По лицу вниз, по шее до декольте и снова выше. Сначала за людьми приходилось наблюдать, чтобы научиться лучше их понимать, а после осталась привычка наподобие той, когда говорит более низким хрипящим тоном, если хочет привлечь внимание к собственной сексуальности.
    Кловер более острая, состоящая будто из режущих кромок: коснись, и останется алая кровоточащая полоса; лизни, и язык станет раздвоенным, как у змеи. Это выглядит опасно, но оттого и притягивает. Будоражит обещание адреналина, выписанным лимонным соком между строк. То, насколько в этом образе выглядит органично, восхищает профессионально: сама Адамс делает ставку на томную мягкость, и острота кроется разве что в линиях скул и тонких линиях стрелок, подчеркивающих глаза. 
    — Почту за комплимент, что ты бы решила меня склеить, — кокетливый взмах ресниц, изящный взмах руки откидывает крупные кудри волос назад, но звон браслетов слышит только она: те бренчат прямо у уха. Священной коровой, впрочем, себя не считает: даже она продается, пусть не каждому и за более высокую цену. — На самом-то деле все весьма банально, — усмехается, кивая в сторону лестницы, у которой на своем привычном месте отирается здоровяк Дилан — габариты массивного шкафа, интеллект трехлетнего ребенка. — Этот милый молодой человек очень сильно не любит, когда кто-то обижает женщин, не веря в то, что их категорическое "нет" значит именно "нет", — машет здоровяку, обнаруживая, что тот смотрит на нее. Дилан улыбается широко и искренне. Однозначно ее любимчик в этом месте.
    Флетчер возникает неожиданно, и Ло на мгновение теряется, замирая, пока подносит стакан с тоником к губам. Одних взмах ресниц. Делает глоток и отмирает. Вот уж чего у него не отнять, так это любви к контролю: не помнит, чтобы Винс упоминал, что босс собирается приезжать сегодня, и тут либо Винс ей нагло наврал, либо планы внезапно изменились. Что произошло на самом деле, ожидаемо, так просто не узнает. Почти обидно.
    — Обсуждали тебя. И то, как ты удачно нас познакомил, — продолжая наваливаться на стойку, отвечает Адамс, ничуть не тушуясь под хозяйским осмотром. Томас смотрит как очень скупой еврей-оценщик, принимающий краденое золото в подпольном ломбарде, отдельно задерживаясь взглядом на кулоне-ангеле, болтающемся на груди. Ей хочет спросить доволен ли он, но по итогу лишь склоняет голову вбок. В принципе, когда он в последний раз был доволен хоть чем-то?
    — Ты пропустил крайне интересное шоу. Никогда не видела, чтобы Питер был таким возбужденным. Как и многие гости, — бросает пристальный взгляд на босса, крайне заинтересованная в том, чтобы в конце концов доказать ему, что этому месту не обязательно быть обычным притоном. Можно торговать наркотой, шлюхами и иметь статус хоть сколько-то приличного заведения. Переубеждается Флетчер, правда, патологически медленно. Ло не теряет надежды.
    Стоять в полунаклоне становится неудобно. Без особых раздумий садится прямо на стойку, закидывая одну ногу на другую и опираясь на ладонь, развернувшись вполоборота, чтобы быть лицом к собеседникам. Туфля соскальзывает с ноги, удерживаясь только на пальцах. Можно было бы окончательно обнаглеть и утащить у Флетчера алкоголь, но виски не нравится от слова совсем.
    [LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
    profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GzS3qlE.png[/AVA][SGN]feels like
    I'm a stone

    never cried
    [/SGN]

    +5

    10

    Лизе Кловер хорошо известно, что значит быть должной и при наличии дыры в кошельке расплачиваться не зелеными, а другими, блядь, дырами и других цветов. Собственно, это один из тех дерьмовых уроков, которые ей преподнесла еще ее мамаша. Однажды, чтобы не словить штраф или вовсе не присесть за невозможность возместить причиненный ущерб, Кловер-старшая, отклячив задницу, за не привод отсасывала потному рыхлому копу прямо в полицейской тачке, подъехавшей к их трейлеру. Такое вот решение вопроса без бумагомарания: вытерла губы большим и указательным пальцами, стряхнула с них, вытерла о подол хипперского сарафана и пошла дальше по делам. Все лучше, чем чернила на официальной бумаге с твоим именем и постановлением суда. Лизе тогда было лет тринадцать, вроде, и государственную школу она регулярно проебывала, но только не школу жизни. В Техасе вторая куда важнее, кстати. Ну и к нынешнему моменту она накопила достаточно собственных долгов, оплаченных и еще нет. – Мы живем в самой несвободной стране мира, – усмехается Кловер. – Здесь каждый кому-то должен. Новое рабство.

    Она наблюдает за тем, как Ло угощается ее сигаретой. Это абсолютно безвозмездно, и Лиза улыбается краем губ, из-за чего кинжальный рот приобретает легкий изгиб сабли. Впрочем, ее настроение благодушное, да и обстоятельства в целом не предполагают, что кто-то сегодня может пострадать. – Это и был комплимент, – минус один долг, но в этом случае и его получение, и возвращение было нисколько не обременительным. Да, и так тоже можно налаживать социальные связи. К тому же Кловер в принципе к красивым женщинам всегда расположена заведомо радушнее. Это мужчин ей не приходилось выбирать, и она давала тем, кого давали ей, а с собственным полом было проще. Такая отдушина, что ли. И еще она проникается симпатией к здоровяку, на которого кивает Ло. В мире, которому они обе принадлежат, чувствовать, что тебя в любой момент могут подстраховать, и не чувствовать себя потом обязанной, это почти непозволительная роскошь. Проще всего с любовниками, но не похоже, что этот тип из таких, так что Лизе он нравится без оснований, по рекомендации. Еще глоток Маргариты в его честь, а следующий от неожиданности едва ли не застревает в горле.

    Флетчер возникает как черт из преисподней. Вернее, сначала его шепот ей в ухо, а потом уже его профиль и он весь целиком в костюме и выглядящий так, словно они и не расставались с их первой и единственной встречи. Кловер смотрит на него, выполаскивая рот Маргаритой. – Бар находится на перекрестке или мы не заметили, как успели трижды произнести твое имя? – спрашивает она. Флетчер – хозяин клуба, но смотрится инородно. Может быть, потому что слишком одет, а взгляд у него не как у большинства мужиков здесь: не мажет по девчонкам всех мастей как нож мажет масло по горячему хлебу, а вскрывает словно скальпель. Определенно, Ло непросто с ним работать. Или Лиза ошибается, и на самом деле они как персик, в котором Ло – мякоть, а Флетчер – косточка.  Кстати, о персиках. – То есть, секс на пляже ты не посоветуешь? – она наблюдает, как меняется сервировка, и перед ними появляется бутылка виски, а Ло садится на стойку рядом. Какая она сочная, просто пиздец, а из них с Флетчером получились бы разве что очень острые ножницы. – Эй, парень, дай мне стакан и добавь в него льда, – подзывает бармена и снова поворачивается к Флетчеру. – Ты говорил, что у тебя гадюшник, но здесь вполне сносно. Даже локти не прилипают. Или тогда ты еще управлял сам и не передал бразды Ло? – подмигивает девушке, наклоняется к нему ближе: – Боже, она такая красотка. Можно я с нею замучу? – отстраняется. – Мы говорили о тебе. Разумеется, только хорошее. Я не могу плохо отзываться о мужчинах, которые, хотя и оставили меня без трусов не по моей воле, потом покормили, – тогда в Вендиз они выглядели как персонажи какого-то очередного эксперимента Тарантино или, на худой конец, нового Бонда. Он в своем безукоризненном костюме, она в своем ободранном платье с макияжем, размазанным по лицу, и красный кадиллак на парковке. – Кстати, как твой приятель Адам Уоллес? Не стал одноногим пиратом? – адам уоллес, к слову, для нее уже и имя нарицательное.

    [AVA]https://i.imgur.com/kBh8MiH.jpg[/AVA]

    +3

    11

    Спроси у него, находит ли свой гадюшник особенным, сказал бы - да. Здесь шлюха наливает порноактрисе, и томно куря, они обсуждают социальные долги, политику и новое рабство, расстилаясь в комплиментах. Лиза врет, что впечатлена, а Ло врет, что не видела гостей такими возбужденными. Это ложь, местные торчки только и могут быть возбужденными, агрессивными или общительными. Смотря, какие колеса внутри.
    Тот вечно синий угашенный ебанат с микрофоном особенно.

    - Я слышал пару шуток. Надеюсь, он доплачивает тебе за свое присутствие, а не ты ему, - подкол, не обвинение. Тон стандартно прохладный, но Ло умела отличать оттенки. Покатав чужую сигарету в пальцах, Флетчер бросил пачку обратно.

    Взять бы Кловер вместо пиздюка на сцене. Язык как бритва, тактичности ей не отсыпали. Только что назвала то ли чертом, то ли дьяволом.

    - Достаточно одного, - ухмыляется Флетчер под ее едким взглядом. На Ло Кловер смотрит слегка плотоядно, та картинно усаживается на гладкую стойку как на витрину. Флетчер замечает ее взгляд и коротко машет Ло - мол, подкури. Про свою зажигалку забывает специально. Не просто же так она выпятила задницу? Ло полоснет пальцем кремень, и ровный огонь оплавит его сигарету. Флетчер лукаво смотрит на Лизу: нравится? Понятно, под чью дудку тут все танцуют? На «секс на пляже» жмет плечами, у него ноль советов. - Предпочитаю кровать, - цедит сквозь затяжку Флетчер и кладет руку на плечо Адамс, подтаскивая ее ближе.

    - Не видела никого подозрительного? Черномазых? Или итальянцев? - на лбу залегает морщина. Черных здесь не любили с того дня, как один из них спиздил тачку вместе с Ло внутри и почти увез в вонючий притон. Вторых добавил нехотя, через паузу.

    Он выпускает Адамс, смотрит на Лизу. Мягко улыбается ее интересу. Лиза так выглядит - любознательно. Не противно любознательно, скорее живо, ей все на свете интересно. Флетчер готов поставить барную стойку вместе с Ло на ней и стульями рядом, что Кловер похуй на девяносто девять процентов вещей, а любой интерес - результат настроения и привычке поддерживать знакомства. Она успевает крикнуть бармену, говоря со всеми одновременно. Ей нужен стакан и лед. Бармен бросает холод в стекло, катит стакан к Лизе. Флетчер недовольно морщится, стряхивает в этот стакан пепел и отправляет его дном по стойке обратно.
    - Он талый, - ткнув воздух, красная точка чертит дымом, и с кислой застывшей морды бармена затяжка становится слаще. Сученыш как-то умолчал про пиздилку в толчке, и все еще не прощен. Перед Флетчером ставят пепельницу, перед Лизой - толстый стакан рокс с крупным свежим льдом, ледяной пар оседает на стекле конденсатом. Флетчер наливает ей из бутылки, она пила виски в Эльдорадо. Не спешит ей отвечать. Вскинув взгляд, видит себя, обтянутую в ярко-красную кожу Лизу и голые плечи Ло. Черное зеркало в потолке отражает редкую толпу за спиной. Людей не так много, мелькают знакомые лица. Зеркало всегда было здесь, его помощник не верит. Считает, он ебанулся и сделал из потолка наблюдательный пост.

    - Значит, у тебя бразды правления? - Флетчер оглядывает Ло с сомнением. - Пока только сбруя, - это Лизе. - Но очень дорогая. Как на самой породистой лошади, - смотрит на Ло снова, застывая в довольном ожидании. Старая игра: ей надо нащупать остроумный обтекаемый и обязательно приятный ответ. Молчит, что за бабки Лиза замутит тут с любой девкой. С Ло в том числе. Клади полторы штуки и забирай. Может меньше, Ло выглядит готовой дать скидку. Может, Лиза этого и хочет. Пьяные бабы непредсказуемы.

    Упоминание Уоллеса отскакивает раздраженным смешком. До знаний его интереса в Лизе, он думал подсунуть под него Ло. Теперь они пьют вместе.

    - Он мне не приятель, - поправляет Флетчер. - Он разводится, жена решила оттяпать у него половину - женщины это любят, - безмятежно закончил он мысль. Уоллеса откачали, рану зашили, конфликт шлифанули очередной попойкой и до сих пор работали вместе. Флетчер посоветовал Уоллесу адвоката, Уоллес - кому еще присесть на уши внутри компании перевозок. Веселый ублюдок. Деньги за спор так не отдал, оставил моральной компенсацией за потасовку в толчке. - Как твой пес? Не прозрел?

    Паршивый вечер Эльдорадо распался на до бургера из Вендиз и после. Красный кадиллак блестел за окном, пиджак валялся на сидении. Ожидая заказ, показывал Лизе фото собаки. Черный питбуль Рокки, двадцать дюймов в холке, блестящая шерсть, эталонные пропорции, коллекция ошейников. Вот он в стойке, вот сторожит джип, вот роет землю. Флетчер гордился им, будто растил на убой. Оказалось, у Лизы тоже есть пес. Слепой бедолага. Вспомнив об этом, он обратился к Ло. - У Лизы слепой пес, вы похожи, - красная точка в руке нарисовала окружность. - Ло тоже любит подбирать убогих, - пояснил он Лизе и кивнул на Питера. Питер ржал в микрофон, перекрывая монотонный бит: пьяная девка распласталась рядом с пультом на полу, он отскочил в последний момент и шутливо предлагал ей помощь, не шевеля и пальцем. - Дело в сострадании? Или в том, что убогими проще управлять.

    Посмотрел на девушек. На вход, на потолок. И вновь коснулся бутылки.

    Отредактировано Thomas Fletcher (2022-04-17 02:20:45)

    +4

    12

    Томность вечера разбавляется напряжением, от которого пахнет одеколоном Флетчера. Ло знает этот запах: он сопровождает не самые приятные события в ее жизни в последнее время. Ло все равно улыбается: самыми уголками губ, завлекающе и обещающе, начиная покачивать туфлей, наполовину висящей в воздухе. Лиза и Томас пьют виски, и их разговор похож на увлекательное цирковое представление с метанием ножей. Адамс просит Эма налить себе еще тоника и благодарит того мягкой улыбкой: ее этот парень не раздражает, работает старательно, а потому заслуживает некоторого морального бонуса. Впрочем, это не поможет ему избежать наказания, если кто-то решит, что оно необходимо. Ее расположение — американские горки: слететь вниз очень легко.
    Присутствие Кловер — приятный бонус, который будто приводит босса в более хорошее расположение духа. Хотя движения все такие же властные и показные: жестом приказывает помочь прикурить, и Ло ловко хватает зажигалку, цокая длинными ногтями по стойке, уверенно и умело щелкая кремнем. Можно было бы попробовать поджечь волосы — поджигает сигарету, и картинно дует на огонь, делая вид, что этим тушит. Флетчеру важно показать, кто тут главный, чтобы снова потешить эго. Ей хочется проверить, насколько много терпения у него в этот раз: исключительно самоубийственного любопытства ради.
    Поначалу, когда он резко подтаскивает к себе за плечо, кажется, что с разбегу перешла черту, но Томас лишь спрашивает про черных и почему-то итальянцев [ об этом подумает на досуге, пока пытается заснуть по тихое сопение Марго ]. Ло медленно хлопает ресницами, отвечая спокойно и даже размеренно, упираясь ладонями в столешницу уже ближе к ее краю и почти лежа на бедре. Туфля спадает с ноги и одиноко лежит на полу. Эм обходит ее, не рискуя отодвинуть в сторону: свою обувь она очень любит.
    — Никого не было. В случае таких проблем сразу бы сказала Винсу, — очередной взмах ресниц, прячущих цепкость взгляда натасканной овчарки: вопрос слишком странный, но развивать эту тему при Лизе точно не стоит, и Адамс поднимается, снова садясь, занимая руки в браслетах стаканом с тоником. Кожа на плече горит от прикосновений — почти проходит нервная дрожь. Тоник приятной горечью оседает на языке.
    Они трут за нее — все слышит, но только ласковыми движениями гладит стекло стакана, наблюдая не без удовольствия. Ей приятно внимание Кловер: та пока не выдает понимание, что понравившийся объект можно банально купить при слишком остром желании, и это придает интересу приятный привкус искренности, которая редко встречается в их области. Но Флетчер снова шутит собственнические шутки, как щелкает кнутом. Не дай Боже кто-то подумает, что не он здесь всем заправляет.
    — А самое главное в породистой лошади, какой она приходит в забеге. И кто ею владеет, — а еще породистых лошадей любят спаривать ради выгоды, но у нее нет настроения бодаться с ним за свою свободу даже ради дани традиции, заканчивающейся щелчком по носу. Иногда ей кажется, что вариант с клеймением был бы наиболее предпочтительным: может тогда Томас меньше бы испытывал необходимость подчеркивать свои права на ее жизнь.
    Плавными движениями снова хватается за кулоны на шее, пропуская их между пальцев, перебрасывая и поглаживая: самый просто способ сакцентировать внимание на груди. Просто потому что может. Просто потому что, пожалуй, чего-то такого от нее и ожидают. И потому что ей нравится наблюдать за их взаимодействием: по крайней мере Лиза может позволить себе больше дерзости — на ней не висит долг и ошейник, с поводком крепко зажатым в мужских руках.
    — Когда у тебя в жизни мало хорошего, ты начинаешь испытывать благодарность к тому, кто с тобой ведет себя по-доброму. Нельзя управлять только методом кнута. Так что да, Томас, с убогими проще: им мало надо, — слова льются вязкой патокой: таким тоном нужно рассказывать грязные планы на вечер, включающие в себя член во рту, например, но они говорят о собаках. И о методах управления. И о том, что он считает ее шлюх убогими. Ничего нового, впрочем. — Или тебе не нравятся мои методы управления? — наклоняет голову и кукольно дует губы, пока взгляд становится неуловимо серьезнее: у него никогда не было проблем с тем, чтобы напрямую предъявлять претензии. Но это еще успеет.
    Поворачивается к Лизе, медленно скользя в очередной раз от декольте к губам. Кловер яркая и острая. Ло наклоняется вперед, почти укладываясь на стойку, но совершенно не волнуясь из-за того, что могут об этом подумать. Чтобы поймать счастье, надо уметь бегать. Чтобы нравиться людям, надо быть уверенной в себе. Тянется к лицу Лизы, осторожно проводя подушечкой большого пальца в уголке губ.
    — У тебя немного размазалась помада. Но теперь все отлично, — невинно улыбается, облизывая палец. Никакая помада не размазалась, конечно, но флирт помогает немного разрядить обстановку. Не так напрягаться из-за того, что может в очередной раз не понравиться Томасу. — Так как зовут твоего пса? Наверное, бедному сложно ориентироваться в пространстве? — снова садится нормально и продолжает перебирать пальцами цепочками. Она предсказуема.   
    [LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
    profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GzS3qlE.png[/AVA][SGN]feels like
    I'm a stone

    never cried
    [/SGN]

    Отредактировано Rebecca Moreau (2022-04-06 20:50:36)

    +6

    13

    Кловер ощущает и соответственно ведет себя расслабленно, что для нее, между прочим, мало позволительная роскошь. По крайней мере в последнее время. Может быть, дело в том, что это осень и сраный авитаминоз, ну или в том, что ее ебарь долбит наркоту. Лиза смотрит на Флетчера. Выглаженный белый воротничок острый как лезвие. На плече, упакованном в пиджак, ни пылинки, ни перхотинки. – На всякий случай не буду думать о тебе перед зеркалом, – отвечает так, словно его всерьез можно вызвать одним только упоминанием. Он легко подхватил ее шутку, это располагает. – Хотя ты мне нравишься. Иногда я фантазирую о том, что, будь у меня безнаказанная возможность, я бы вырезала большую часть мужиков, с которыми имела дело, – бросает взгляд на Ло: никогда о таком думала? – Но тебя бы не тронула, – продолжает, снова глядя на Флетчера. Трамбует окурок в пепельнице, не заметив даже, как успела выкурить очередную сигарету. Пока она это делает, Флетчер трамбует Ло, приминая ее в своем объятии. Дружественности в этом движении ниже нуля, таким широким жестом сгребают заслуженный выигрыш с зеленого сукна. Туфля, до этого висевшая на кончике пальцев Ло, падает на пол, а во взгляде красотки Лиза на долю секунды замечает замешательство. Ну, или она путает его с тенью сожаления о том, что острая шпилька могла бы оставить безукоризненный след в виске босса, ничуть не испортив его вид. Впрочем, это их дела, а Кловер уже хочет выпить.

    Бармен оставляет перед нею стакан со льдом, но Флетчер уже стряхивает в него пепел со своей сигареты. В него – в стакан, хотя, судя по взгляду слегка изменившегося в лице парня, как будто ему на язык. Хозяин бракует лед, и замена восхитительна. Величественней выглядел, пожалуй, только айсберг, убивший Титаник. Кловер цокает и следом за Флетчером запрокидывает голову вверх. – Ты любишь не только кровати, но и зеркала? А сочетаешь? – смешок. Сжимает и разжимает губы на манер, когда наносят макияж. Отсюда, конечно, ни черта не видать. Зато грудь Ло с этого ракурса смотрится великолепно. Ну чисто Великая китайская стена, хотя, говорят, это пиздеж, что ее якобы видно с орбиты Земли. Да и кому она нужна, собственно? На месте китайцев, выбирая, что лучше созерцать с космической станции, Кловер предпочла бы красиво убранный в черный вырез бюст Ло. Хотя, даже за такой аттракцион Флетчер наверняка придумал бы какую-то установленную таксу, если уж он оценивает ее в качестве породистой лошади и смотрит так, словно прямо сейчас готов обсудить прокат на ней. – Самое главное для породистой лошади это то, насколько достойно ее содержат. – Интересно, Ло сама покупает себе украшения или их ей дарят? Если первое, то, очевидно, она не выпускает их из рук, потому что это какой-никакой символ, что хотя бы в их выборе она ни от кого не зависит. Если второе, то они ей, вероятно, жмут.

    Лиза делает глоток виски, крепкого и ледяного. Отличное сочетание. Она думает о том, что Флетчер – паук. Он даже голову поворачивает так, словно к его ушам протянуты нити паутины, и попадись в них кто или задень, он тотчас же будет в курсе. Если он помимо прочего контролирует температуру собственного тела, Лиза не удивится.

    Про Уоллеса она едва ли слушает. Жив – и славно, хотя при прочих обстоятельствах он бы точно оказался в списке на вырезание. Ее вопрос случился просто потому, что он пришел на ум, а Флетчер вдруг спрашивает про ее пса.

    – О боже, будь на мне юбка, я бы уже ее приподняла! – но в удивлении приподнимает только брови. – Ты запомнил, – словно расчувствовавшись, кладет руку на его запястье и сжимает. Ну, допустим, намеренно переигрывает, однако правда впечатлена. – Не прозрел, но чувствует себя прекрасно, – убирает руку и возвращает ее на стакан с виски. Смеется в ответ на слова про убогих и кивок, брошенный на этого мудилу-ведущего. – В таком случае у Ло душа шире, чем у меня, – сгребает и отпускает свои сиськи. Разница в размере между ими и грудью Ло используется в качестве наглядной иллюстрации разницы в широте души. – Мой пес хотя бы хотя бы приучен к пеленке, а насчет вашего типа я не уверена, – Кловер подмигивает Ло. Та права, хотя, может, серьезность сейчас и не уместна. Или Флетчер затронул какую-то очень личную тему, и спустить ее на шутку было невозможно из принципа. Все равно что сдать врагу шаг своей территории. Кловер, впрочем, понимает, о чем она говорит. Знает. Таким, как они, с убогими проще не только потому, что тем мало надо, а потому что они сами выхолощены и выебаны жизнью настолько, что мало могут дать.

    – Что до меня, то я возвращаю кармический долг. Меня тоже подбирали и мне помогали, – смешок в виски, ставит стакан. Было бы неплохо что-то перекусить, но находится вариант и получше. Ло вдруг подается к ней и заботливо поправляет помаду на ее губах. Лиза улыбается чуть пьяно, но это скорее от удовольствия. – Хотела бы сказать, что у тебя вылезла косточка бюстгальтера, и поправить, но ты, похоже, без него… – понижает голос, но не с намерением, чтобы не услышал тот же Флетчер, тут даже наоборот, а просто ради эффекта. – Его зовут Сорвиголова, как того слепого чувака из комиксов. Адвоката. Он, конечно, не такой грозный как парень Флетчера, но, защищая меня, повиснет на любой штанине. А в пространстве он ориентируется лучше пьяной меня, так что беспокоиться не о чем.

    Интересно. У Флетчера по отношению к убогим чувствуется пренебрежение. Ло, получается, не из таких, как бы он ни демонстрировал свою над нею власть. И, возможно, как раз потому, что демонстрирует, он в некотором роде даже гордится такой красоткой, словно сделал ее сам. Может, кому-то он показывает ее фото так же, как показывал ей, Лизе, своего питбуля? И команды им отдает одинаково. Это, конечно, ужасно не по-феминистки, но вальяжность, с которой Флетчер ведет себя в своих владениях, касается ли это места или людей в этом месте, ей нравится. Одно из преимуществ у царя — и говорить, и действовать как хочет. Флетчер местный Креонт. Правда, Ло не похожа не Антигону, готовую в открытую ослушаться и пожертвовать за это жизнь. Впрочем, не Лизе судить: она тоже не Спартак, чтобы заниматься агитацией против рабства и за свободу.

    Флетчер бегло осматривает их с Ло, потом через зеркало – всех, до кого может дотянуться, и в сторону входа. В полумраке бара голубые глаза кажутся синими. Или дело не в освещении, а в тревоге? Лиза перехватывает его взгляд и спрашивает: – Ты коротаешь с нами время ожидания встречи или ждешь неприятностей? – она жила с чуваком ирландским анархистом-террористом, ей такие гляделки знакомы.

    [AVA]https://i.imgur.com/kBh8MiH.jpg[/AVA]

    Отредактировано Lisa Clover (2022-04-10 17:32:55)

    +4

    14

    Флетчер смотрит, как медленно двигается рот Ло. Он слышит ее голос, голоса вокруг, отражение лиц на стойке и над ними. Краем глаза видит, как пьет коктейль Лиза, как бармен берет пять баксов. Чувствует легкий сквозняк - открылась входная дверь. Чувствует вес пистолета. Беретта весит пол-кило, неприятно оттягивает пояс. Он здесь, в бабской компании с пониманием, чем заканчиваются такие вечера. Никто из гостей не отягощен моралью, зато все приятно хмельны. Представляет, что будет дальше и думает вообще о другом. Думает, отмоется кровь с покерного стола или нет.

    Он бы сказал Лизе, что среди списка «кровать», «зеркало» и «любишь», слово «любишь» любит меньше всего. Он бы сказал «спроси у нее» и кивнул на сидящую Ло, но занят затяжкой. Сказал бы, что секс - это скучно и посмотрел на ее лицо. Лиза бы точно ответила что-то, что Питер обязан за ней записать.

    Породистые лошади - тоже отличная тема, особенно, когда беспороден сам. Лиза поддерживает. Она абсолютно точно без породы тоже. Он знает, куда ведет Ло: специально ткнул в больное место, это ране нельзя давать зарастать. Дрессирует так пса, проверяя, цапнет тот или нет. Если цапнет, скалится или смеет рычать, он плохой хозяин. Рокки за него сожрет пулю.
    Лиза, твой слепой пес мог вырасти в такую же тварь. Ты заебешься его кормить, воспитывать и следить, что бы тварь не влипла в тебя зубами. Ты первая выколешь ему глаза.

    Такие методы управления, Ло что-то имеет против. Любит состроить страдалицу и поныть, особенно здесь, перед Лизой, но Флетчер знает, как резко и быстро она вонзит бритву в угол рта провинившихся шлюх. Медленно, снизу вверх взгляд ползет по ней. Она сидит задницей на столешнице.
    - Видишь кого-то еще на этой стойке? - о, Кловер это понравится. Она здесь всех развлекла, теперь ее очередь смотреть их местное шоу. - Сделай вывод сама. У породистых хорошо с умом, - Флетчер щурится, стучит по виску пальцем. Зажатая сигарета оставляет черту, дым тонет в неоне. Снова сквозняк, но это просто толпа идиотов. Их шум сглатывает следующий бит.

    Среди прочих ощущений короткое прикосновение руки Лизы. Она рада, что он помнит про пса. Флетчер отвечает ей взглядом и читает на ее лице благодарность. Он помнит многие вещи. Он может не помнить, как кого зовут, но помнит что-то важное. Так работает его мозг, цепляется за фрагменты и нитки, эти нитки дергают в человеке напротив что-то большее, чем ничего. Чем равнодушие. Симпатия или ненависть, не так важно. Это лишь инструменты. Те, кто боятся второго, остаются без первого.

    Интересно, чего боится слепой пес. Лиза говорит, он в порядке и пьет. Флетчер коротко салютует ей бокалом. Улыбается ее сиськоаналогии. Каждой компании нужен человек вроде Лизы. У нее такая прошивка - ноль ограничений и заводских установок. Шутки про сиськи сменяют шутки про собачьи пеленки. 

    - Эта скотина приучена только к дорогому мясу, -  сквозь смех слышны гордость и удовольствие. Пес - лучшее, что оставит после себя. Кто кого переживет неизвестно.
    

К черной псине Рокки у Флетчера есть черный конь, этот конь носится по ферме, впустую прожирая корм. Флетчер бросает джип на стоянке, подходит к ограде и смотрит на коня. Красивый, грациозный и абсолютно бесполезный. Не заработал на нем ни цента. Не продаст его ни за что. Конь бегает вхолостую знаменем, что с бизнесом все хорошо, и можно сжечь еще бабок ради возможности взглянуть на него еще раз.

    Здесь тоже есть на что взглянуть. Ло тянется к Лизе, движения привычны и отработаны. Лиза ей нравится. Ло в комплекте к несчастному виду держит привилегию не ложиться под каждого встречного, а выбирать самой. До прямого приказа точно. Может, она просто рисуется. Флетчер сморит на Ло насмешливым взглядом и теряется в их беседе, отвлекаясь на телефон. Экран бьет белым режущим светом. Док пишет, что все окей. Значит, они свалили и кто-то уже оттирает его покерный стол. Он поднимает бокал, понимает что тот пуст и, услышав что-то про адвоката, вскидывает голову. Это обрывок речи Лизы. Он бы поспорил насчет ориентации в пространстве. В том толчке, угашенная стараниями Уоллеса, она ориентировалась так метко, что попала ножницами Уоллесу в ногу. Может, целилась в глаз? Другого объяснения нет.

    - Лиза скромничает, - говорит Флетчер серьезно, будто он ее психиатр, и обладает знанием квалифицированно заявить, что и почему делает Лиза. Он доливает себе и доливает ей, но совсем немного. Бутылка останавливается в воздухе. - Скажи ему сменить лед. Пусть работает, - бросает вполголоса Флетчер, наклонив голову к Кловер и глядя на талые айберги в янтаре ее рокса. Он заметил, как кончилась ее выпивка, она заметила его беглый осмотр бара.

    Лиза так серьезна или ему кажется. Любое необычное действие вразрез с выкройкой всегда интересней шаблона. Вот они стоят, перетирая хуйню и расслабленно заливая внутрь виски с коктейлями. Все спокойно и до пошлости соответсвует типичному бару с типичной музыкой, что малейшее напряжение Лиза чувствует чуть ли не кожей. В ней нет ограничений заводской установки, и она делится открытием с ним. Это забавно.

    - Не знаю, - говорит он, подумав. Подумав еще раз, наваливается локтями на стойку, нависая лицом перед Кловер. - Ты скажи мне.

    Отредактировано Thomas Fletcher (2022-04-17 02:20:33)

    +4

    15

    Разговор распыляется незначительностью, словно все участники чего-то ждут и вынуждены убивать время обсуждением собак. Нормальные люди их возраста обычно с такой готовностью обсуждают детей — в них же от типичного понятия нормальности разве что гетересексуальность Томаса, пусть и тот еще пидор по натуре. Свои губы Ло занимает улыбкой — четкий контур, выведенный стойкой помадой, мягкий изгиб, чуть приподнятые уголки. Лиза шутит про отсутствие лифчика, шутит про поведение Флетчера — шутки кажутся с двойным дном, но это лишь раззадоривает. Это как облизывать нож языком: есть вероятность порезаться. Наверное, если лизнуть ее скулы, можно порезаться тоже. Ло лишь облизывает пухлые губы, щелкая пальцами, чтобы подозвать Эма.
    — Котик, дай нам нормального льда. И тот мартини из дальнего угла шкафа, — шепчет прямиком на ухо, цепко хватаясь ноготками за футболку на плече бармена. Тот флегматично кивает, словно до сих пор не проснулся, хотя это, кажется, его вечное состояние, — этим он ей и нравится. Адамс улыбается обворожительно, словно парень ей только что минимум согласился отдать свою почку. Сидеть в одной туфле как-то странно, и она скидывает вторую. Та заваливается набок, едва каблук приземляется на пол. Упс.
    Ее задача проста, как и обычно: не раздражать босса — с этим он всегда справляется самостоятельно. Наблюдает за чужим взаимодействием с ленным любопытством, опираясь на ладонь и выгибаясь, чтобы грудь смотрелась выигрышнее. Как живая статуя на каком-то пафосном приеме, только здесь ее всем участникам можно трогать, если захочется. Или им больше хочется трогать друг друга? Легко искрящееся напряжение можно зачерпнуть пальцем, как мороженое, и облизать. При всем своем опыте не совсем понимает трахались эти двое или нет.
    — Боюсь, за неприятности здесь отвечаю я, — вклинивается в разговор и хрипло смеется. Бармен приносит им небольшое ведерко со льдом — колотые кубики ровных граней, пока не подталые. Рядом с ее бедром ставит бутылку и бокал. Ло последний игнорирует, умело открывая крышку ловкими пальцами. Кольца с тихим стуком крышку задевают. Это даже не ложь: то похитят, то изобьют, то нарвется на очередной виток накрутки долга. Рожденному проигравшим не победить. — Но Томас слишком джентльмен, чтобы оставлять даму в беде, — салютует ему бутылкой, делая глоток прямо из горла. Этот мартини здесь для нее — из него не мешают коктейли посетителям. Лукаво подмигивает. Он слишком рационален, чтобы рисковать активами, но кто мешает добавить немного налета романтизма в их скупые переброски правдивыми колкостями. Ее образ больше подходит под такие глупости. Ту свою часть, которая хладнокровно вырезает узоры бритвой на чужой коже, предпочитает так с порога не афишировать.
    Губы обхватывают горлышко до невозможности пошло. Обыгрывание фаллических символов в повседневных действиях одно из достоинств, прописанных в резюме. После облизывается и, ставя бутылку рядом, смахивает рукой волосы с плеча на спину. Плечо обнажено. С него соскальзывает лямка платья. Ло в курсе, но делает вид, что совершенно не замечает. Это еще одно ее достоинство.
    — Но он ведь и тебя спасал. Кажется, я нашла твое хобби, Томас, — с легким восторгом заявляет, смотря на Флетчера. Не уточняет, что обычно спасает от того же, в чем сам и виноват, но это остается написанным молоком между строк. Потом он накручивает долговой счетчик. У всех и правда свои развлечения. Ей вот нравится проверять границы. Какая наглость будет для него чрезмерной на этот раз? Задор быстро сменяется страхом — проверено на личном опыте.
    Кубик льда в руках тает быстро: Ло вылавливает его из ведерка, крутя между пальцами. Если сделать минет холодным ртом, будет охуительный контраст ощущений. С куннилингусом то же самое. Кончики пальцев замерзают быстро. Капли растаявшей воды стекают по фалангам. Время течет так же медленно, словно замедляясь, хотя она даже не пьяна: с ее алкогольным послужным списком нужно существенно больше мартини, вот только набираться в хлам предпочитает в одиночестве — блядские папашины гены обязывают. Сейчас предательски трезва, но губы привкуса алкоголя. Лучше работать трезвой: больше шанса не потерять контроль.
      Скука.
    Ловко закусывает зубами подтаявший в руках лед. Влажными пальцами цепляет подбородок Лизы, подтягивая ближе к себе ее лицо и в ответ наклоняясь к ней. Прикасается губами к губам, чтобы протолкнуть льдинку в чужой рот, и еще раз коротко чмокает, прежде чем отстраниться. Настоящее ребячество. Смотрит шкодливым ребенком на Флетчера: начнет ругаться или спустит выходку на тормозах? И добавляет:
    — А теперь передай ему. У кого лед во рту растает, тот и проиграл, — такими играми должны заниматься школьники на пьяных вечеринках. Ло не бывала на таких вечеринках — даже аттестат не успела получить. Ло бывала только на тех вечеринках, где тебя могут трахнуть по очереди прямо на бильярдном столе, пока на нем же продолжается партия. Но они могут и не играть. Ей просто надоедает сидеть и смотреть. Пожимает плечами, словно ведет беседу сама с собой и делает еще один глоток мартини. Все так же из горла.
    [LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
    profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GzS3qlE.png[/AVA][SGN]feels like
    I'm a stone

    never cried
    [/SGN]

    +5

    16

    Лиза осушает свой стакан до дна, и остатки льда ударяются о зубы. Ну, манерам она не обучена, ее первоначальное алкогольно-дегустационное воспитание началось в подворотнях Остина: спизженное из маркетов пиво в жестяных банках или бутылках и любое дешевое пойло, опасные для жизни ерши и все такое прочее. Может, ей даже удалось приспособиться и мутировать, и потому ее трудно споить без помощи дополнительных препаратов: Адам Уоллес подсыпал ей дури, почти сработало. Надо бы уже усвоить, что в незнакомых компаниях нельзя оставлять стакан без пригляда, но, видимо, у Кловер пристрастие к экстремальному проявляется не в том, чтобы сигать с тарзанки, а проверять, насколько люди пидарасы. Как будто вера в людей в ней не сдохла как сбитая тачкой корова на выезде из Техаса.

    В это самое время Ло тоже думает о пидорасах, но в другом ключе. Очень, конечно, жаль, что Кловер не умеет читать мысли. Она бы охотно променяла эту способность на резистентность к алкоголю. Меньше пришлось бы беспокоиться о печени, но можно было бы финансово подняться на шантаже. Помимо этикета Лиза в свое время не усвоила и моральные принципы.

    – Беспородные сообразительнее, им нужно уметь приспосабливаться, а не ждать, когда придут помыть и подсыпать корма, – отвечает Лиза, глядя на Ло так, словно действительно присматривается к ней как выставочному экземпляру. Круп у нее что надо: черная ткань обтягивает бедра словно упаковочная бумага. Красиво, но куда желаннее то, что под ней. Улыбается. Ло отлично смотрится, ей равно идут и каблуки, и барная стройка – в обоих случаях ее задница подчеркнута с любого ракурса. А все втроем они отлично бы смотрелись в замедленном превью для ролика на Deeper.ком. Все атрибуты для годного видео соблюдены: деловой костюм, эффектное платье, третья персона. Плюс приглушенный свет и блеск барного стекла. Никто, надрачивая на эффектные кадры, не будет рассматривать детали интерьера.

    Ло не пьет виски, предпочитает мартини. Стаканам – горлышко бутылки. Бунтарка? Ну не изумительна ли? Лизе плевать, какой длины поводок на ее шее: Ло держит его натянутым, можно не рассмотреть.

    Флетчер действительно джентльмен: он избавляет Кловер от необходимости просить повторить виски и заодно велит, чтобы Ло распорядилась барменом и тот заменил подтаявший лед. Разнарядка точная, без примеси лишних слов. Ее выполнение – соответствующее. Лиза думает, что Флетчер из тех, кто все в жизни мерит по принципу все или ничего, черное или белое. Наверное, ему нравятся шахматы, нецветное кино и wasp. Не нравятся: метисы, любые оттенки и отдельно желтый сигнал светофора. Это выводы она делает на основе бытового наблюдения за неприязнью к воде в виски и внимания к тому, с какой военно-стратегической точностью выбриты его виски. Все в нем выписано с предельной детальностью, так что даже немного режет глаза. Поэтому Лиза то и дело смотрит на Ло. Ее плавные изгибы – зеленый цвет для напряженного взгляда. В ней мягко все: от силуэта полных грудей до линии упавшей бретельки. Не поправленная лямка такое же говорящее послание, как снять кружевные трусы и заправить в карман пиджака. Ну, или приглашение – как угодно. Ло умеет привлечь внимание, этого не отнять. Оно к ней липнет. Кловер не в пиджаке, поэтому – бретелька.

    – Что? – переспрашивает она Флетчера. – Я слышала, – усмехается, – скромничаю. Просто слово незнакомое, – подмигивает Ло. А Флетчер интересуется, что Лиза думает насчет причины составления им компании. – Если подумать… – пожимает острым голым плечом, – то склоняюсь к тому, что у тебя намечена встреча и нет никаких неотложных неприятностей, которые ты мог бы улаживать до ее начала.

    Он из хищников, а не из добычи. Его чутье заточено на то, чтобы всегда быть готовым к защите или к нападению – как повезет. Даже в собственном прайде вожака находится лев, который может попытаться оспорить его власть. – Или встреча прошла, и ты все-таки ждешь после нее неприятностей. – Ее ирландец–террорист тоже был из хищников, просто другого сорта, но все они не хотят лишиться шкуры, которой какой-нибудь охотник потом сможет прикрыть пятно на паркете. Отсюда Лизе знакомы эти повадки: посадка, движения, повороты головы. Мгновенно переключающиеся взгляды.

    – Или мы просто тебе нравимся, – единожды играет бровью. Больше – уже перебор. Флетчер видит все, что нужно, можно не распаляться. А Ло играет по своим правилам, что за женщина. Она могла бы увести за собой кого угодно, просто положив себе в рот палец. Не потребовалось бы ни дудки, ни музыки, чтобы от нее потеряли голову. Однако на Флетчера это, похоже, не действует: у него или уже выработался иммунитет, или он постоянно колет себя иголкой, спрятанной в кармане пиджака, чтобы оставаться в трезвом рассудке. У Лизы проколото, как известно, все, так что к уколам она резистентна, как и к алкоголю. Она наблюдает, как Ло берет лед: так берут игральные кости. Ее пальцы на подбородке Кловер прохладны, и оказывается, что здесь все-таки чертовски жарко. Лиза без раздумий открывает рот (первое и единственное правило импровизации – всегда говорить да; в порно, кстати, тоже), ловя тающий кубик, и прячет его на языке под нёбом, а Ло объявляет правила игры. Она как ребенок, которому наскучили слишком серьезные родители. Лиза перекатывает лед за щеку, усмехается и смотрит на Флетчера: – Сколько заплатишь мне за то, чтобы я сейчас проиграла? – ее дикция страдает незначительно. А что насчет репутации готового ко всему серьезного типа, Томас Флетчер?

    – Что должен будет сделать проигравший? Для друга интересуюсь, – уже к Ло, но касаясь своим стаканом стакана Флетчера. Что же, ее визит сюда организован по высшему разряду. Компания что надо. – Не думай, что я не хочу тебя целовать. Наоборот. Как бы мы не увлеклись и не проиграли оба и одновременно, – если угодно, заигрывает. В конце концов, у нее во рту почти что игральная кость, просто без обозначения стоимости делений. На периферии возникает мысль, не занимается ли Ло сводничеством, которое посчиталось бы затем незначительной оказанной боссу услугой. С нее станется, у нее лисий взгляд.

    [AVA]https://i.imgur.com/kBh8MiH.jpg[/AVA]

    +3

    17

    Прости, Ло, но тебя стоит выгнать прочь. Выгнать нахуй весь персонал, пидора Питера, тупого бармена, тупых охранников и тупых угашенных торчков. Оставить возле стойки только Лизу, наклониться к ней ближе и, глядя в открытый взгляд, спросить самый важный вопрос.

    Лиза, скажи, в какой момент своей жизни ты успела заиметь мозги?

    Жаль, Питер не додумался подняться в темах выше ее сисек. Флетчер морщится один раз за весь диалог: о собаках он бы поспорил. Рассказал про дурную псину из детства без имени и породы, которая, как не учи, не люби и не бей, не выучится, ведь от природа тупа и всю жизнь вынуждена получать объедки и тумаки. Она сдохла под забором, по глупости он жалел. Беспородная псина для тех же трюков не раз поломает лапы. Лиза, открывая рот, чтобы выдать мысль выше скучной жвачки, знает это лучше других. Что столько дерьма, сколько достанется беспородной, псина с породой не высрет за жизнь. Об этом знает каждый за стойкой. Он бы поспорил, потратил силы доказать ей, что в ней все еще сидит тупое клеймо, а оттого глупая жалость ко всякой бездарной падали, но работа развлекать здесь у Ло. У него выйдет плохо.

    - Все вместе, - соглашается Флетчер, снимая локти со стойки и занимая прежнее положение. Встречи, неприятности плюс, возможно, ему нравится. То есть, ему неплохо. Нравится - слишком громко, обязывает. Не нравятся такие слова.

    Ло он не мешает, к мозгам у нее чуйка. Она чувствует, как он пришелся тяжелым грузилом, и, разряжая обстановку, ищет, что бы обхватить ртом. Бутылка мартини, неплохо. «Неплохо» - салютует ей Флетчер. Он, так и быть, промолчит на ее шутки, она смогла найти остроумный обтекаемый и обязательно приятный ответ. Сегодня он слушает, какой он джентельмен, спаситель, а не двуличный ублюдок, тупой отморозок, пидор или жадный до своего и чужого еврей. Что-то из списка она подумала точно, интересно что. Флетчер едко щурится на ее провокационные комплименты и мысленно черкает бинго. Ублюдок и еврей, эти два. Если там что-то третье, он вскроет слишком наглой бляди напротив ее сладкую глотку сколотой бутылкой мартини из ее льстивого рта. Думает, но не делает - не умеет читать мысли. Все честно - Ло не может читать его. И тоже ему улыбается.

    Она придумала игру. На скольких ты ее обкатала? Флетчер ткнул сигарету в пепельницу, глядя, как лицо Ло медленно наклоняется к лицу Лизы, как одна целует другую. Почти невинно, он готов засмеяться. Помимо разговоров о политике и долговом рабстве у шлюхи и порноактрисы есть хобби скромничать, пусть Лиза отрицает. Девки из коридора бодрее облизывали языки друг друга, он прошел мимо них семь минут назад. Семь лет назад он пил и жрал колеса ради бодрости и приятной общительности. Интереса к жвачке. Чтобы очнуться на чьем-то диване хуй пойми где: в стремном клубе, в своей квартире или чужой. Под руками задница девки, ее сиськи напротив, язык во рту, а в глазах огромный черный зрачок. Там написано, она сделает все. Она это скажет, а если не скажет, ей надо догнаться. Та жизнь хорошо заходила, в ней было много нравится, но интерес стих даже под дозой. Жвачка стала безвкусной, грань кондиции стерлась. Выжрать придется столько, что тянет либо блевать либо спать.

    У шлюхи и порноактрисы помимо умных разговоров и скромности нашлась эта грань. Лиза открывает рот, сколько стоит ее проигрыш? Заплатить за каждого и сложить: за него, за Ло и за Лизу. Сколько стоит каждый из них?

    - Ты хочешь проиграть? - Флетчер смотрит на Лизу. Нет, она хочет победить своим способом, холодный язык не перестал быть острым. - Лиза хочет проиграть и заодно заработать, - говорит он Ло и одобрительно усмехается. Кловер могла бы выпустить бизнес-книгу. - Лиза, мне не нужна игра, чтобы делать то, что хочу, - Флетчер специально растягивает слова. Интересно, как сильно замерз ее рот. - Но у тебя есть парень, - ее ответы на подъебы со сцены были слышны сквозь потолок. -  А я слишком джентельмен, - смотрит на Ло: ты так сказала, ничего не спутал? Все так. - Э! Эммет, дай свежую, - бармен таращит  испуганные глаза. Вот он - идеальный пример. Шугается полного имени, взглядом извиняясь за то, чего не делал. Количество букв придавило к земле, он не может тащить. Все что он может - подать бутылку по требованию.

    На стойку ставят виски, такой же, как открытый. Флетчер достает из кармана деньги. Местные, мятые, грязные деньги, хуй знает кто и откуда их достал. Считает, пролистывая мелкие, мелкие им не нужны, пришлось повозиться. Одна, две, три. Он, Лиза и Ло. Три сотни, три одинаковых портрета Франклина. Лицо Лизы напротив лица Ло, между ними вход в бар, мазанные силуэты, тот самый охранник. Отличный вид.

    - Вот она хочет выиграть, Ло любит играть, - он ткнул в Адамс пальцем. - И любит жульничать, но передо мной не станет. Нашел вам приз.

    Коротко приподняв бутылку и стукнув дном, Флетчер отодвинул барный стул и сел, закинув локоть на стойку и сдвинув пепельницу. Взял чужие сигареты снова, вытащил две и кинул одну за ухо. Он без породы, насрать. Вторую крутит в руках, на нее появился повод. Смотрит перед собой. Может на вход, может ждет неприятность. А может сегодня здесь нравится. Паршивое ненавистное место ему подходит больше всего. В темноте на нетрезвую голову мир кажется красивее.

    - Я ставлю на тебя, - указывает на Лизу и подсовывает под дно бутылки три рожи Франклина. Даже мертвый взгляд президента направлен только на них.

    Флетчер поднимает стакан.
    За беспородных, Лиза Кловер. Можете начинать.

    Отредактировано Thomas Fletcher (2022-04-17 02:34:52)

    +2

    18

    Мартини терпко будоражит вкусовые рецепторы языка. Во рту все еще холодно после кубика льда, а на губах горчит привкус виски с губ Лизы. Этот вечер все еще нравится больше обычной смены, когда приходится сидеть и наблюдать за обстановкой под выдирающие наживую слух электронные биты. Даже присутствие Флетчера не превращает происходящее в вынужденное удовольствие, пусть позже выставит счет за каждое неугодное слово, вырвавшееся из ее рта. Он выглядит по-прежнему слишком серьезным: не может расслабиться или компания все еще неподходящая? Кловер же откровенно ребячится, и только за это уже можно позволить ей то, что недоступно подавляющему большинству посетителей. Она разряжает атмосферу и вызывает интерес. Ло с интересом как раз-таки и смотрит за тем, как прячется кубик льда за щекой, отчего на той появляется пошлый бугор. Точно так же бы выпирал член в ее рту? Особо фантазировать не нужно — достаточно найти нужное порно. Вот только Адамс порно не любит: ей его и на работе достаточно.
    В другой момент она бы предложила сыграть на желания. Выигрываешь и предлагаешь проигравшему сделать то, что захочется. В их составе вряд ли можно было ожидать невинных приказов, вроде демонстрации груди. Но в этом и вся забава. Впрочем, такое Томасу совсем неинтересно: как минимум ее точно может заставить делать все, что захочет, и без облизывания льда. Ло не совсем уверена, что Томасу интересно хоть что-то: в глубоком, эмоциональном и ярком значении этого слова. Она может его понять, но ее сострадание здесь не к месту. Ее грудь, откровенно просматриваемая в разрезе декольте, если наклонится, совсем наоборот. Пожалуй, из-за нее и продолжает сидеть на стойке, хлопая длинными кукольными ресницами.
    Томас выставляет свою цену. Вытаскивает жестом фокусника три мятых сотни, которые придавливает новой бутылкой виски. Возможно, у него особая фиксация на числе триста — от вида купюр Ло невольно вспоминает о том, сколько стоит ее час со всеми скидками, положенными владельцу. Ассоциативное мышление у нее работает отлично. У Флетчера отлично работает инстинкт наматывать поводок на руку, пока псина в ошейнике не начнет хрипеть, задыхаясь. Значит ли, что он ставит на кон ее? Хотя, пожалуй, она слишком много на себя берет.
    — Торжественно клянусь, что не стану жульничать, — со всей томной старательностью прижимает руку к левой груди, но вторую вместо Библии кладет на бутылку мартини. Ей никто не поверит, но она здесь для того, чтобы разбавлять кинжальную обстановку, нарастающую вокруг этих двоих, а не чтобы доказать, что у шлюх есть принципы. Или чтобы обласкать мягкой нежностью улыбок их дорогую гостью — главную героиню вечера. Или исключительно для развлечения Томаса, любящего щелкать кнутом из любви к производимому звуком эффекту. Любой каприз для любимого начальника. Или ненавистного. Грань между этими двумя понятиями крайне тонка, а в ее жизни зачастую отсутствует вовсе.
    С сигаретой за ухом Томас выглядит чуть более ребячливо. Бугор на щеке Лизы никуда не пропадает, и ей наверное холодно. Ло знает, как это бывает, но едва ли Кловер стесняется подобных неудобств. У таких, как она, в принципе снижен болевой порог до той планки, когда мало что может ранить. Адамс такая же, а потому ласково улыбается, когда ставка приходится на нее, — только смотрит на босса чуть пристальнее: это значит, что она должна проиграть, чтобы он был доволен? Привычка угадывать настроение людей, от которых зависит ее жизнь, идет родом из детства. Настроение отца получалось угадывать едва ли чаще, чем распознавать вспышки агрессии Мейса или улавливать скачки раздражения Флетчера. Сейчас вот он хочет чего?
    Проворно перекидывает ноги, чтобы свесить их с другой стороны стойки. Разрез в подоле на бедре позволяет развести колени, чтобы свесить ступни по обе стороны от сидящей напротив Лизы. Так будет удобнее: ей стоит успеть принять участие в забаве до того, как ничего не останется, кроме проглотить талую воду и, быть может, по итогу кто-то придумает для нее наказание. Наказывать часто приятнее, чем поощрять: ощущение контроля острее и бьет по нервным волокнам сильнее. Ло по сути своей плохая девочка — таких нужно воспитывать, а не гладить.
    Томас же смотрит то ли на них, то ли сквозь них, но наверняка от его взгляда ничто не укроется. Если хочет наблюдать, значит, нужно устроить для него шоу. Ло усмехается и облизывает губы, словно готовясь к следующему раунду. Где-то сейчас должен прозвучать гонг. Впрочем, Флетчер может в качестве замены просто ударить стаканам о бутылку. 
    — Я не стану поддаваться, — оповещает громким шепотом Лизу, когда снова наклоняется к ней. Пальцем скользит по щеке, под которой прячется льдинка. Наверное, ее язык теперь чертовски холодный, а в клубе достаточно душно, чтобы даже мысль о прохладе казалась вожделенной. Кловер всего-то и нужно — податься вперед и протолкнуть тающий кубик языком в чужие губы. Потом получить его обратно. И так несколько раз. Правила просты до идиотизма. Вопрос скорее в том, кто действительно жаждет победы и три сотни, лежащие под бутылкой.
    [LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
    profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GzS3qlE.png[/AVA][SGN]feels like
    I'm a stone

    never cried
    [/SGN]

    +3

    19

    Лиза Кловер беспородная, да. На ней нет клейма заводчика, и пробу на ней тоже ставить негде. У нее отметки по всему телу как на стене в подворотне, где она подобрала слепого щенка и назвала его Сорвиголовой. Тем не менее Флетчер слушает ее так, словно на долю секунды был готов получить какое-то пророчество, вот только Лиза не претендует на ясновидение. И на чтение мыслей, черт побери, тоже, иначе в который раз за этот вечер с удовольствием влезла бы ему в голову. Просто он еще и смотрит так, будто на долю секунды был готов поделиться мудростью, но передумал.

    У нее нет жалости к бездарной падали. Однажды в детстве ублюдок из ее школы, но классом или двумя постарше, стал огрызаться на пса, который прибился к парикмахерской, где Лиза подрабатывала после или вместо уроков, подметая и моя полы. Пес был пиздец большой, безродный и никогда ни против кого не скалил пасть до того раза. Когда рыжий пиздюк довел его и кинулся бежать, Кловер бросила ему в ноги черенок швабры. Глухой рык, с которым животное вцепилось в крепкие икры с рыжими же волосами, был охуенный.

    У нее нет жалости к бездарной падали, иначе она бы помогла говнюку убежать.

    Она держится своих. И поэтому улыбается Ло. Просто так.

    Когда Ло снимает губы с горлышка бутылки мартини, то Лиза сожалеет, что в гуле клуба не слышно приятного звука образовавшейся после глотка новой пустоты. Внутри красотки, или внутри стеклянных стенок – неважно. Ло на барной стойке все равно что батарея бутылок за ее спиной: ни к одной из них не прикреплен ценник, но при желании можно приобрести и попробовать в чистом виде или в коктейле. Лиза катает во рту лед.

    Флетчер катает во рту слова. Быть уверенной в определении его реакции на предложенную Ло игру невозможно. Он один из немногих мужчин, о которых Лизе интересно думать (и придумывать, потому что ей не попасть к нему в голову). Он не похож на тех, кто мерит все в категориях «нравится» или «не нравится», потому что это предполагает участие эмоций. Эмоции – не купюры, они не поддаются учету и подсчету. Они ни во что не конвертируются. Для него скорее подойдет шкала оценки «приемлемо» или «неприемлемо», но без отсылки к нормам морали или каким-то его собственным незыблемым принципам. Приемлемость же выражается, наверное, в том, может ли он извлечь из ситуации выгоду или не понесет ли какой-либо урон. Поэтому его компания сейчас и возможна: в эти самые минуты Томас Флетчер, может, ничего и не приобретает, но точно так же не несет убытки. Три сотни и бутылка виски не считаются – это членский взнос за вечер, он не обеднеет, но развлечется. Чем не приемлемо?

    Он говорит, что ему не нужно играть, чтобы получать желаемое в качестве выигрыша. Лиза бросает взгляд на Ло и ухмыляется. По выражению лица красотки, все так и есть, и он ничуть не красуется. Тогда как часто она шельмует? И сколько раз в итоге получала от него по рукам, если сейчас, по его словам, побоится сделать это? – Ты спас меня от Адама Уоллеса, теперь – от дрянной выпивки или мухлежа. Почему ты не носишь плащ? Хочу обжиматься с тобой на вершине небоскреба. Ну, или рядом с горящей вывеской Вендиз, – блядь, может тогда она упустила свое счастье? Хотя, конечно, счастье – не ее волосы, к Флетчеру не очень-то лепится.

    Для Ло он, разумеется, не герой, а босс, указывающий ее место. Кловер неприятно думать о дрессуре, у нее от этих мыслей возникает диссонанс. Дилемма. Вот если сейчас Ло перестанет натягивать поводок и набросится на Флетчера, он побежит? А если побежит (окей, просто отшатнется от неожиданности), то, за неимением подручных средств, сделает ли Лиза ему подножку? Ей известно, с каким звуком в ногу врезаются шпильки. Она смотрит на Флетчера взглядом, подернутым то ли мечтательностью, то ли возбуждением. Хотя, одно другому не мешает. Лиза переводит взгляд на Ло. Язык у нее во рту подпирает лед к щеке, лицо справа стынет, слева – слегка горит. Лицо Ло напротив равномерно жаркое, как и ее губы. И под тяжелой гривой волос жарко тоже – Лиза зарывается в них пальцами, поджимая ее затылок. За представление уже заплачено, но Флетчер мог бы накинуть и сверх того. Они сорвали бы ебаные миллионы просмотров на порнхабе вместо одного его и, может, десятка сторонних, которые не в счет. Между двух языков остатки льда тают как в пламени. От жара Ло ее, Лизы, собственный язык отогревается. Другая ладонь, легшая под полную грудь в глубоком декольте, приятный бонус для обоих. А как Ло на вкус прохладный металл? Нравится?

    А Флетчеру? Она целует его уже горячим ртом, щелкает болтом по его зубам и двигает к себе бутылку вместе с тремя сотнями. Приемлемо?

    Ей тоже не нужно играть, чтобы делать то, что хочется. Точнее: чтобы творить хуйню. – Твоя ставка выиграла. – Смотрит, растекаясь в улыбке, как и остатки льда у Ло во рту. Лиза, пожалуй, не прочь поменяться с ним местами. Такой вечер. У нее, может, и есть парень, но она спиздела Питеру, что тому есть до нее дело.

    У Флетчера за ухом осталась ее сигарета, а на плече – ее волос, и Кловер протягивает руку, чтобы подцепить его. – Ты не играешь, но делаешь ставки, интересно, – тоже ставит локоть на стойку, чуть приваливается к бедру Ло. – Чисто гипотетически, – выговорить слово целиком получается со второго раза, она пьяна, поэтому ее язык сейчас совершенно свободно путешествует как по ее собственному рту, так и по другим, – кого из нас двоих ты привел бы к финишу первой? – закуривает, затягивается.

    Ну, по крайней мере, в его голове она все-таки побывала. (С удовольствием, кстати). Как бы теперь сохранить на плечах свою.
    – Или ты ездишь только на лощеных породистых кобылах?

    [AVA]https://i.imgur.com/kBh8MiH.jpg[/AVA]

    +3

    20

    На языке остается алкоголь, а не лед. Алкоголя в ней больше. Металлический болт щелкает о зубы, язык щупает их на фантомную трещину. Открытые глаза видят не Лизу, и не Ло. Видят стены лондонской квартиры, дым и лицо перед собой. Она хочет сосаться и, раскрывая губы хочет, пожалуй, чего-то красивого, но все, на что хватает спустя трое суток бухача, сунуть в ее патлы ладонь и грубо надавить, чтобы она нашла своему рту занятие, а новый прилив эйфории отключил так некстати врубившийся мозг. Воспоминание не будоражит, не тянет в прошлое и не приподнимает хуй. Оно никакое. Чтобы почувствовать что-то, Флетчер шлифует его вискарем, и сквозь терпкий вкус возвращается в бар. Видит Лизу, она смотрит прямо, это вызов. Она ебала правила. У нее так ухмылкой написано: «я ебала правила». Красный росчерк через скулы. Флетчер протягивает руку к ней, но касается бутылки, выхватывая деньги из под толстого круглого дна.

    - Держи. Ты выиграла, - сует купюры под платье Ло, и лямка щелкает по коже, оставляя след. Если бы след не растворялся спустя пять секунд, там набилась бы борозда. Движение дает автоматизмом. - А ты - нарушительница, - ткнул пальцем в Лизу. Она анархистка, а он судья. Беспристрастный, ее горячий рот и их неплохое представление не спасет ее от вердикта. И ему тоже приятно обмануть ее ожидания.

    Пока Лиза проговаривает буквы в «гипотетически», Флетчер смотрит на Ло. Ло уже видела похожую хуйню, когда он, будучи здесь никем, завалился, пил и хамил, вместо того, чтобы лезть к девкам в трусы. Мимо шуток что с ним что-то не в порядке, то была личная неприязнь к этому месту и к этой сучке на стойке. Тогда между ними еще могло быть соперничество.

    Лиза договорила «гипотетически» и не забыла высокие аналогии с кобылами. Ее пальцы невесомо коснулись плеча. По мнению Флетчера, стадия, где высокими аналогиями прячут конкретный смысл, уже позади. Он протягивает свою руку, в этот раз мимо бутылки. В этот раз кладет ладонь на затылок Кловер, дергая ее с каблуков и подтягивая ее к себе ухом под голос. Подтянув, сжимает светлые волосы и отлавливает ее руки. На языке высоких аналогий это поводья.

    - Лиза, открою секрет: прямо сейчас мне скучно, - взгляд на Ло. Сделай вид, что интересно. Поревнуй еще, пусть все будет драматично. Лизу схватил конкретно, держа на месте. Она так лояльна, это сладко. Сладкое не вкусно и приторно. Стоит ее взбодрить. Ей зашло сравнение с кобылами, пусть взбрыкнет. - Мне скучно почти все. Трахаться с тобой, с ней и допустим.. - глаза нашарили симпатичную девку в толпе, Лиза не сможет увидеть. Он ее держит стальной хваткой в руках. - …еще с ней скучно тоже. Интересно то, что никогда не достанется, - за силуэтом Лизы его скрыт, они просто еще одна пара у стойки. Ее красная кожа все равно что маскировка в яркой угашенной толпе.

    Разжав хватку, он откинулся на стуле, впервые глядя на Лизу высокомерно и холодно. Так, как привык смотреть на кого угодно без скидок и льгот.

    - Такая трагедия. - сняв окурок с пепельницы, задумался. - Хотя…

    «Что-то подсказывает, ты неплохо сосешь», - заткнул улыбку затяжкой на тонкой грани, где кончается высокомерие и начинается грубость. Эту часть надо держать при себе.

    Если угаситься, выпить еще и зависнуть в компании трех баб, вставит с одной атмосферы. И вот эту хуйню он и взвешивал, гоняя продолжение туда-сюда. Так выбирают вызвать такси или остаться дома смотреть телек дальше, потому что лень куда-то идти. Приемлемо или нет. В уравнении возраст и внешность компании, собственный голод, количество выпитого и требуемые усилия. Они сами постараются, развлекая себя и его, или пиздец придется вложиться? Это первая оценка за вечер и оценивать Флетчер не стесняется, путешествуя взглядом с одного лица на другое и куда-то между ними. Приемлемо. Будто что-то решив, он резко ткнул окурок в пепельницу и хлопнул рукой по колену. - Пора ебаться с другими вещами, Лиза. Но вот эту, - пальцы коснулись скул Ло. - Я сегодня доверю тебе.

    Как-то так вышло, что наебать стало интересней, чем выебать. Но Лиза не психолог, в психолога он бы запустил стакан, а Лизе нальет в него виски. Смешливо посмотрел на Ло. Хочешь доехать до финиша? Стонет она хорошо, но точно изображает, ведь предел их романтики - впечатать ее лицом в стол и задрать платье, то ли сбрасывая пустоту внутри, то ли забивая ее чем-то. Это даже не похоть. Это уже ритуал, где Ло его ненавидит, а он все равно забирает что хочет, потому что имеет на это право. Лиза решила, он герой, а его мутит с этой роли. На героическую очередь не зарастает днем и ночью, он бы выбрал ту, где его не слишком любят и, соотвественно, ничего великого от него не ждут. Стоять не придется. Дорога свободна 24/7 - приходи и бери. Что-то останавливает.

    - Мой приятель, - пояснил Флетчер, покинув барный стул и повернувшись в толпу: пара охранников подхватила крупного черномазого типа за два метра до стойки и оттащила к выходу под поток ругани и мимолетный сумбур в толпе. Тут притон черных банд под боком, нигеры вечно с кем-то разбираются, умудрились разок случайно спиздить тачку возле клуба вместе с Ло внутри. Черных сюда не пустят ближайший год. После тачки, они подстрелили их человека и косвенно испортили покерный стол. Ночь закончится в тусклом подвале, если не в заваленной пропитанной потом и грязью тесной хате, куда придется нанести гостевой визит. - Хорошего вечера.

    Чем закончится ночь Лизы? Вопрос провисел в воздухе с полсекунды и растаял вместе с дымом ее сигарет. Стоило сказать, ей здесь теперь всегда рады, но с этим справится Ло. Триста баксов еще отрабатывать, а ее даже не вмазали в стойку лицом.

    +1


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » sisters before misters


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно