Сегодня в Сакраменто 30°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Конечно же, он не мог. На что только надеялась? Ответ был дан раньше, чем задан вопрос, но Алиса все равно спрашивала и просила.
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » в темноте


    в темноте

    Сообщений 1 страница 5 из 5

    1

    США (Калифорния) | март 2020

    Mark Ruiz & Sophie Briol
    https://i.imgur.com/4tFjgct.png

    это другое

    [NIC]Sophie Briol[/NIC][STA]море волнуется в нас[/STA][AVA]https://i.imgur.com/m4PvTgZ.png[/AVA][SGN]глубоко[/SGN][LZ1]СОФИ БРИОЛЬ, 34 y.o.
    profession: владелица модельного агенства[/LZ1]

    Отредактировано Krzysztof Kopernik (2022-04-08 18:41:29)

    +3

    2

    Джим – круглолицый молодой мужчина с нездоровым цветом кожи, пересекал оживленный перекресток города ангелов. Стараясь не сталкиваться со встречным потоком, мужчина ловко лавировал между разного рода спешащих куда-то людей. Почти все с телефонами в руках, они явно не замечали всего, что происходит вокруг. Слепые к окружающим, к близким и к самим себе вызывали в Джиме только презрение и ненависть.

    -и наступит день, когда люди прозреют, а не прозревшие сгинут.  – повторил  слова  из проповеди  отца Майкла с такой неподъемной ненавистью в душе, что озвученное коротко ударялось о стиснутые зубы. Его гнев мало вязался с внешним видом. От таких не ждут жестокости. Может потому, что образ Иисуса уже на каком-то культурном, подсознательном уровне ассоциируется с жертвенностью,  человеколюбием, добром. Или во всем хиппи виноваты? Эти патлатые любители природы, льняной одежды и травки. Джим сейчас недалеко ушел ни от первого в образе, ни от последних. Длинные тусклые волосы спадали до плеч, выбеленная льняная скромная одежда. Он мог бы привлечь внимание, если бы люди не привыкли к разному проявлению своей индивидуальности и желанию выделиться. И, как завещал отец Майкл, чтобы чувствовать мир и быть с природой, должны пользоваться тем, какие возможности она предоставляет:  опиум, грибы, трава. С этим расширенным сознанием и озлобленной душой, Джим спешил не на званную встречу с Софи. Он не задавался вопросами, беспрекословно выполняя очередное поручения. Эта женщина должна вернуться домой, должна пройти очищение и тогда в полном составе, можно будет начать то, ради чего все они собрались.
    Пару кварталов пешком, неприятное столкновение почти у самого входа с доставщиком пиццы, который  виноват в столкновении, уставившись в экран телефона, но на пути у «достойного» стоял «недостойный», он должен был обойти, должен был заметить. Мужчине никогда не давалась эта сложная наука – жизнь в обществе. Многие мимикрируют, сливаются с общей массой, становятся своими, а Джим на землю был послан, чтобы менять и вершить историю, чтобы не жить как все, а жить правильно.
    До 12 этажа на лифте. После, пересекая почти весь коридор, мужчина остановился у нужной двери. Сейчас могут не впустить. О провале миссии и речи не шло. Он сделает все, чтобы Софи оказалась дома.

    Он уверенно и настойчиво постучал в дверь, обычно такое действие раздражает и заставляет не задумываясь поддаться напору. И чем настойчивее, тем меньше у человека раздумий на то, чтобы посмотреть в глазок или задать вопрос. Этой возможности он не оставляет и Софи. Он понимал, что безлюдный коридор вовсе не означал отсутствие людей, а еще он знал, что нынче люди так глухи к проблемам другим, что, возможно, только стрельба заставит тех оторваться от экранов или снять наушники да прислушаться. Отвечать он не собирался, как и в момент, когда дверь приоткрылась, он с силой плечом толкнул ее, чтобы войти внутрь и запереть ту  за собой.

    -Софи, добрый вечер – мягкий тихий голос не вязался с тем, что он только что сделал – Вы меня, наверное, не помните – он пристально следил за движениями молодой женщины, шаг за шагом приближался к той ближе, с добродушной улыбкой на лице, пытаясь дать понять, что он безобиден и опасности ни для кого не представляет. Он не стал представляться, ожидая, что  брюнетка сама все поймет и этого понимания ждать долго не пришлось.  – Не бойтесь меня. Я тут только, чтобы поговорить с Вами. Вы присаживайтесь – он указывает на кресло перед журнальным столиком, будто хозяин квартиры здесь он. Это главное оружие всех в коммуне – они уверены в том, что делают и чего хотят. Их убеждения сильны, а вера непоколебима. –Не спорьте. Вы же хотите, чтобы Ваш сын жил – он сделал неосознанно паузу, зацепившись взглядом  за глянцевый журнал на столе, на развороте которого была фотография женщины перед ним. –жил в лучшем мире. Без Вас..Нас это невозможно. Вы понимаете?

    [NIC]Джим[/NIC]
    [AVA]https://i.imgur.com/SXLEnz3.jpg[/AVA]

    Отредактировано Mark Ruiz (2022-06-14 16:25:37)

    +4

    3

    Страх растекается по телу от солнечного сплетения, вниз по рукам и ногам. Капает на пол с кончиков пальцев, остаётся следами босых ступней. Я смотрю на черные кляксы на полу, как на рисунки Роршаха. В каждом из них вижу свое безумие. В каждом из них прожитые годы. В каких-то больше алкоголя, в других наркотики, в третьих страх жизни, редко - смерти, в четвёртых материнство, которое не стало благом. И дальше. И глубже. И невыносимее.
    Терапия на каждый день: горсть таблеток, которые заменяют наркотики. Которые заменяют собственное представление о жизни. Смерть в каждом кругляшке.
    Время песок. Время вода. Время...

    Невозможно повлиять на то, что происходит без нашего ведома. Например, жила была девочка Софи и горя не знала, а потом влюбилась, вышла замуж, и оказалось, что человек совершенно чужой и неприятный. Что все рассказы о высшей цели - ширма. Очередной мелкий человечишко с комплексом Бога. Только она - Софи - видела все, как оно есть на самом деле. Без преувеличений. Без масок. Без притворства.
    В день убийства француженка не думала долго: собрала документы, схватила сына и уехала из коммуны. Шум не утихал, а она неслась подальше от места, в котором провела последние несколько лет. После была Мексика, утомляющая жизнь где-то там в вечном лете. Возвращаться в Европу нельзя, наслаждаться свободой - тоже. Из одной клетки в другую. И только через полгода, когда все утихло, Софи собралась с силами, сообщила, что время пришло. Сын поехал к деду во Францию на тайную резиденцию, защищенную по первому слову техники и десятками сотрудников, вместе с собаками и вооружением. Маленькая армия. А сама женщина направилась в США вливаться в работу. Впереди ожидало вступление в наследство, муженек оставил крупные финансовые вложения. К тому же, все средства и имущество коммуны теперь тоже принадлежали ей. Все это богатство женщина планировала продать и разделить между членами организации, ведь по факту - это их деньги. Себе не хотела забирать ничего, кроме того, что принадлежит ее сыну. У ребенка должно быть обеспеченное будущее, что бы ни случилось. А случится могло всякое. Из секты невозможно уйти, пока жив хоть один истинно верующий. Так бывает с этими сектантами - умирает лидер, а кто-то подхватывает знамя и несет его вперед, убеждая остальных, что убить мессию нельзя и он скоро вернется. Спасутся верующие. Спасутся те, кто останется. Живой сын - как тот, кто встанет очень скоро во главе. Таков путь и писание.
    Софи не интересовалась, чем жила секта после смерти ее мужа, даже не думала, что вернувшись в США столкнется с активными членами движения. Казалось, что без горячо любимого лидера все развалится. Не развалилось, как оказалось. Об этом она еще успеет узнать, но пока, лежа на кровати и смотря в потолок, женщина спрашивала себя, почему не сняла номер в более красивом месте. В принципе, подобные апартаменты - уже далеко не ее уровень. Пока что, возвращаться в свою квартиру не хотелось, а внутреннее чутье заставляло прятаться. Что-то внутренне не давало расслабиться. План действий составлен на ближайшие пару недель, а потом - тоже в Европу. Пока что хотелось привычной жизни, привычного языка и ощущения безопасности. В Мексики этого всего не было, с США тоже не то и рванула бы, затерялась в улочках Парижа, только детство закончилось и у нее есть обязательства перед другими, пусть они этого даже не знают.

    Кто-то постучал. Софи без задней мысли встала, и направилась открывать дверь. Вот-вот должен был прийти адвокат, потому даже не посмотрев в глазок, открывает дверь и тут же проклинает себя - дверь толкают, сбивая ее. Несколько шагов назад, после отскакивает к столу, хватает вазу. - Стой где стоишь. - Иллюзий не было, она прекрасно понимала, что за человек перед ней, а потому ничего хорошего от него не ждала. Она знала, что все вместе и каждый в отдельности - опасны. Секта - это не просто так. Секта - это навсегда.
    Рядовые члены секты запуганные и послушные, ей не везет - этот явно не из их числа. Наглый и самоуверенный. Молилась ли ты на ночь Дездемона? Даже если да - явно не тому Богу.
    Отступает, теперь между ними стол, но взгляд так и не отводит. Даже, кажется, не моргает. Знает - сейчас все как в игре, только моргнешь и вот страшилка уже жрет ее внутренности. - Я не буду повторять, - в голосе сталь. Перед нею не Отелло, чтобы бояться смерти. Он может сделать все, что угодно, кроме убийства. Знает это наверняка. Чувствует. - Мой сын там, где должен быть. - Удивительное рядом - всегда боялась рожать детей и считала, что убьет собственными руками, а как изменилась, став матерью. Готова глотки рвать за сына. И рвет. Возможно, стоящий напротив предполагает, что Софи замешана в убийстве мужа, только знать наверняка не мог. Потому что все слишком уж гладко получилось. - Ему там хорошо. А ты - проваливай из моего дома. - Софи слишком долго наблюдала за мужем и понимала, что сектанты все поехавшие, ну, или через одного. Она знала, какое положение занимала и кем теперь видится им всем ее сын. Только правда в том, что это ее сын, а не мессия... или кем они там его видят.

    В приоткрытую дверь показался адвокат. Понял, что у Софи проблемы и нырнул обратно в темный коридор, оставшись незаметным. Выскользнув на лестничную площадку, достал синий телефон и начал судорожно набирать 911, в попытке спасти клиентку.[NIC]Sophie Briol[/NIC][STA]море волнуется в нас[/STA][AVA]https://i.imgur.com/m4PvTgZ.png[/AVA][SGN]глубоко[/SGN][LZ1]СОФИ БРИОЛЬ, 34 y.o.
    profession: владелица модельного агенства[/LZ1]

    Отредактировано Krzysztof Kopernik (2022-06-19 12:56:41)

    +1

    4

    Джим не двигается и улыбается бездушной кукольной улыбкой. Его душу пытается отравить зло и страх. Он смотрит на эту угловатую нервную женщину и не понимает почему она так легко поддается животным инстинктам, сдается в рабство эмоциям и почему она так важна для завершения  ритуала.

    -Вы напряжены слишком - он безоружно улыбается и все с той же добросердечностью присаживается на диван, будто его тут давно ждали и уходить он без разговора не намерен. – Да вы расслабьтесь. Я не причиню Вам зла. – он в знак сказанных слов потер ладонями свои колени и оставил их на виду, дабы не пугать и не накалять и без того напряженную обстановку. Мужчина молчал, не сводил глаз с тонкой женщины и выжидал, как хищных зверек, готовый прыгнуть в любой момент на жертву…

    Звонок 911 был принят почти сразу, женщина по ту сторону монотонно задала дежурные вопросы, а после сигнал был направлен в полицию. Всего пара минут и вызов приняла патрульная машина неподалеку. Меньше чем через 10 минут они будут на месте. Звонивший мужчина  кивнул на услышанное из трубки «дожидайтесь офицера полиции» не понимая, стоит ли ему вмешивать в происходящее или нужно повременить. Он сделал пару шагов ближе к двери своей клиентки, чтобы оценить обстановку. Тишина. Он вовсе не герой, чтобы кидаться спасать кого-то. Он вдруг подумал о своей жене, которая сейчас должна смотреть одно из этих дурацких шоу для домохозяек, подумал о своей дочери, которая в выпускном классе и не стоит ее расстраивать собственной смертью, да и за колледж кто-то должен платить. От необдуманных поступков останавливала и его дорога Элизабет – молоденькая стажерка, очень старательная во всех смыслах. Она вернула былые забытые радости душевного подъема и физического удовольствия. Жизнь слишком хороша, чтобы бросаться под несущийся поезд. Он притаился и молился, чтобы ничто не заставило его сдвинуться с места до приезда офицера полиции.

    Джим дождался, когда Софи наконец  поймет, что разговор неизбежен и ей придется услышать мужчину, понять и, при лучшем раскладе, согласиться вернуться домой. Так хотел он.
    -первая печать сломана… - Джим опустил голову, вцарапался взглядом в свои руки, можно поклясться, что пальцы мужчины дрожали, его выражение лица изменилось, и голос где-то на грани надлома. Он тряхнул головой  и прочистил горло, прежде чем снова заговорить – Софи, Вы - его наследие –  твердость и уверенность звенели в каждом озвученном слове и по мере того, как  мужчина продолжал озвучивать все, во что свято верил, он приближался к женщине – Вы должны спасти нашу семью. Я знаю, ходит множество слухов о том, что Семья несет зло, но вспомните своего  мужа. – Он пристально посмотрел, пытаясь уловить  в  задумчивом выражении лица женщины ее чувства и мысли – Разве мог он нести зло, боль и разрушение? Вы себе не представляете через что мне пришлось пройти и каким я пришел на порог дома. Я был хуже любого за пределами этих стен – он легко махнул в сторону окна, за которым продолжала кипеть городская жизнь одного из крупнейших городов США  - погрязший во лжи и самобичевании, потерявший себя в низменных желаниях и стремлениях, я потерял все, даже любовь своих близких, даже доверие самому себе. Сломленный, я нашел поддержку и смысл только благодаря Изменяющему. – На этих словах Джим уже стоял на коленях перед женщиной, схватив ее руку твердо, но с возможностью освободиться из хватки холодных узловатых пальцев. – Он много о Вас говорил. Так много, что в день своей смерти, будто  зная, что его ждет, он повторял снова и снова, снова и снова, что именно Вы сохраните свет и правду и… - он понизил голос и с виновато, будто не должен был об этом говорить, добавил - Вы в опасности. Только в Доме Семьи мы сможем защитить Вас. Вас и Вашего сына – Именно на этих словах в дверь постучал крепкого телосложения принявший вызов офицер полиции, держа ладонь у рукояти пистолета что в поясной кобуре.

    -Мэм, это офицер полиции Доусен. Нам поступил сигнал. – Так как дверь не была запертой, Доусен сообщил – Я вхожу – и тут же толкнул дверь ногой, сделав шаг внутрь. Из коридора выглядывал адвокат, ловя обеспокоенно взглядом хорошо знакомую фигуру клиентки. Джим стоял рядом с Софи бестолково улыбаясь. С виду он вообще опасности никакой не представлял. – С Вами все хорошо? – с недоверием спросил Джим, бегло осмотрев помещение и присутствующих в нем. Напарник где-то за спиной терял терпение. Он глянул на обеспокоенного адвоката, который и проявил излишнюю бдительность и еле слышно пробубнил под нос – было бы славно, если бы нас не отвлекали от действительно серьезных дел…
    [NIC]Джим[/NIC]
    [AVA]https://i.imgur.com/SXLEnz3.jpg[/AVA]

    Отредактировано Mark Ruiz (2022-06-14 21:11:59)

    +1

    5

    Сигэо Нисигути имел в секте далеко не одну наложницу, и Софи прекрасно была осведомлена о каждой. Муж сам рассказывал с кем проводил ту или иную ночь, когда был не с нею. Только детей после таких ночей не появлялось, а если какая и беременела - ее отправляли на аборт, даже если та клялась, что ребенок от мужа или любовника. Порядок и закон был для всех един. Как и сын-наследник мог родиться лишь от законной супруги.
    Когда все начиналось, Бриоль даже не предполагала, в какую западню попадет. Восприятие мира через свою призму действительности сыграло с женщиной злую шутку. Нежеланный ребенок, который в последствии стал тем единственным, ради чего она вообще видела свое существование. Пусть после убийства мужа, француженка и отослала его сразу же на воспитание к деду, не случалось и дня, чтобы она не думала о сыне. Еще пять лет назад это все выглядело и звучало, как шутка. Сейчас же... сейчас она была готова разорвать любого, то попытается втащить ее семью в дела мужа.
    Покойного тирана, возомнившего себя Богом.
    Цирк! Фарс! Комедия!
    Только после постановки все рыдают, а не смеются. Постановщик тот му----дак.

    - Уходи. - Воюще, стонуще.
    После смерти Сигэо, Софи забросила свою терапию. На этот мир всегда проще смотреть через наркотики, алкоголь или собственный бред в голове. Трезвость и кристально чистый разум пугали. Слишком хорошо становились видны собственные пороки, шрамы и изъяны. Бриоль стремилась к красоте, а потому не хотела видеть все дерьмо этого мира. Главным из которых считала себя.
    - Я вызову копов. - Угроза на уровне детского сада. Нельзя позвонить в 911, если нет ни телефона, ни возможности сдвинуться. Возможно, отличный выход - это в окно. Правда, женщина не была уверена, что в силах разбить толстое стекло, если прыгнет в него своими худым изможденным телом. Попытка не пытка? Надежда, что этот псих сдастся и уйдет мала, но и она пока не угасла, потому женщина еще в комнате. Хоть и максимально далеко от незваного гостя.

    От слов пришедшего становилось дурно: воспоминания накатывали волнами. Каждый видел свою сторону медали, Софи знала больше, чем рядовой сектант, потому его слова о том, какой была Семья, навевали отвращение и страх. Нисигути был отличным оратором, люди ему верили и доверяли не только свои жизни, но и души. Даже она - доверилась однажды. Чтобы по итогу пройти через ад. Пройти его полностью, круг за кругом, и выйти обратно. - Замолчи! - Она помнила и оргии, и теракты, и продажу детей, и рабов на плантациях коки. А пришедший говорил ей о той стороне их жизни, которая вытягивала людей первого мира из собственных пороков и делала преданными псами. - Вы все безумнее меня. - Никто не говорил, что Софи сумасшедшая, но все знали, что у нее беда с башкой. Называли это Божественным касанием. На самом деле нет в ней ничего такого. Нет и никогда не было, но сила слова ЕГО творила чудеса. Потому все и верили. Даже она в какой-то момент начала верить.
    Воспоминания ураганом сбивали с ног, потому женщина пропустила тот миг, когда Джим вскочил и, оказавшись рядом, схватил за руки. Инстинктивно попыталась отдернуть ладони, отшатнуться, но мужчина держал крепко, стоило приложить больше силы. Покачала головой, как будто не верила ни одному слову. Не верила, да и знала, что в его словах много - даже не лжи, но недопонимания. Бреда, который присущ только сумасшедшим или сектантам. Они для нее оказались где-то на одном уровне. - Вы ошибаетесь. Вы все.

    От стука в дверь женщина вздрогнула и отступила, сумев вырвать руки из чужих рук. В комнату вошли, и женщина выдохнула - с облегчением. Юрист был не один, а значит она под защитой. - Нет, офицер, вас вызвали не без оснований! - Обходит стол, оказываясь рядом с полицейским. - Этот человек ворвался в мою квартиру. Он член секты и представляет для меня опасность. Я так рада, что вы приехали! - Волнение в голосе было не наигранным. - Он угрожал Вам, мэм? - Женщина на какой-то момент задумывается, а после отвечает: - не совсем... Он хотел похитить меня и вернуть в секту. - Сейчас Софи просто нужно было, чтобы его забрали. Она бы собрала вещи и переехала уже сегодня же. Женщина так устала от этого постоянного побега, что буквально не знала, где спрятаться, чтоб и та ее не нашли.[NIC]Sophie Briol[/NIC][STA]море волнуется в нас[/STA][AVA]https://i.imgur.com/m4PvTgZ.png[/AVA][SGN]глубоко[/SGN][LZ1]СОФИ БРИОЛЬ, 34 y.o.
    profession: владелица модельного агенства[/LZ1]

    +1


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » в темноте


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно