Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » do you have the time


    do you have the time

    Сообщений 1 страница 12 из 12

    1

    Техас | 2019 | вечер

    Mark Ruiz, Antonia Navarro
    https://forumupload.ru/uploads/001a/fb/5d/213/t483023.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/fb/5d/213/t115393.gif

    С террористами переговоры не ведут.

    +8

    2

    Наверное, так у большинства  перед шагом в неизвестность - тянет в место, в котором прошли беззаботные школьные годы. Даже если  детство было не из самых обычных,  есть, однако, у  восприятия ребенка существенная особенность: все ощущается некоей беззаботной игрой, в которой есть правила и, обязательно, справедливость. Работа  в мастерской деда, тако из под руки бабушки. Даже школьные годы не вызывали никаких негативных воспоминаний, каждая провинность и дворовые способы решения разногласий – несущественная ерунда, что проблемой было тяжело назвать.  Уже с высоты прожитых событий  понимаешь, насколько выбранный путь, каким бы ни был он правильным, не гарантирует тебе ни уверенности в том, что делаешь, ни в том, что ты на своем месте. Марк собирался изменить свою жизнь, отказавшись от всего, что могло бы быть, и кем мог бы стать в родном штате. На ржавых улицах родного города Браунсвилл,  среди узких улочек  с покосившимися старыми домами и серостью безжизненных бетонных стен,  он хотел бы найти, возможно, крючок, который оставил бы барахтаться в привычном болоте, среди знакомых людей, не отходя далеко от стареющей матери. Но пара дней здесь был лишь тем самым моментом, в котором Марк прощается с прошлым. Мать не воодушевило известие, что Марк собирается покинуть штат, без озвученных целей и планов, имея возможность заниматься адвокатской деятельностью в Техасе, по ее мнению, не стоило вообще куда-то рваться, грезила надеждой, что при этом он сможет найти в себе силы наладить отношения с братом. Что касается Мигеля, с ним Марк не виделся уже почти 2 года, после того, как окончив юридическую школу, тот посчитал, что младший должен взяться за пересмотр его дела. «Я не виноват» - фраза, в которую даже Марк не верил, рассорила и без того не самых дружных братьев.  Даже мать не поняла такой категоричности  младшего сына к оценке «проступков» старшего, но так или иначе в баре «El Rorro» со стопкой мескалина Марк сидел за небольшим столиком поодаль от барной стойки и окон в полумраке слабого освещения в компании школьного друга Уйна. Друг уже сидел со слащавой улыбкой на лице, время от времени заглядывая за спину Марка.  Гроза всех девчонок еще со школы, всегда активнее Марка, ставил цели и с завидным энтузиазмом пытался их достичь. Вместе в школьной команде по футболу, вместе ушли в армию, попав в разные подразделения, вместе  же уволились, тот остался в Браунсвилле не понятно чем заниматься, Марк уехал учиться. И что удивляло Марка, так это нежелание друга что-то менять,  тот продолжал работать в охране местного супермаркета.

    -... я не понимаю, что тебя здесь держит -  Финч нехотя посмотрел  на Руиса придавив того пристальным тяжелым взглядом, будто перебирал возможные варианты ответа, которые тенью проносились по смазливой физиономии. Что-то скрывал, Марк отчетливо это понимал. Ответа не поступило, друг снова глянул за спину Руиса, кому-то подмигнул и наконец дал понять, что обсуждать тему эту не будет – Ты всегда был таким занудой, Руис? У тебя за спиной на все готовые бабы, а ты сейчас будто батей моим заделался. – Финч рос без отца, никогда его не знал и мать ничего особо не рассказывала. И если сначала по молодости Финч пытался хоть что-то разузнать, то теперь те стремления остались шуткой, будто когда-то  пытался найти единорога. 

    Женский смех за спиной заставил Марка обернуться, оценить трех девушек, задержаться взглядом на брюнетке и легко кивнуть ей, будто узнал в ней знакомую.
    -Бля, мужик – Марк осушил в пару глотков крепкий напиток и не нашел, что на это добавить. Стоит ли? Все и по интонации было понятно: Уэйн Финч не исправим и ничего другого от того не ожидается.
    -Давай уже физиономию сделай  попроще, братан  - друг поправил небрежно свою изрядно отросшую после армии  шевелюру и с улыбкой бабского угодника собрался пересесть за столик незнакомых девушек. Дождался когда Марк встанет, чтобы шепотом сказать:
    -Брюнетка наш объект
    -Блядь, что ты начинаешь? – хватая с собой со стола недопитую бутылку алкоголя, Марк идет следом за другом, который моментально привлек всеобщее женское внимание. Харизме Финчу было не занимать, как и неиссякаемого набора шуток, особое внимание уделив брюнетке со словами
    -А тебя как звать?
    Марк откинулся на спинку дивана рядом с брюнеткой, не особо встревая  в боевой настрой друга, которому хватило пять минут разговора, чтобы снять  с себя рубашку, для демонстрации татуировок на  плечах  и вливая в доверчивые женские уши рассказы о  поездках  за  край горизонта, где «зубчатые рассветы пробуждают романтические стремления одинокого капитана дальнего плавания». Марк улыбается, стараясь не выдавать ложь страстной речи друга, делает еще пару глотков обжигающего горло алкоголя из наполненной стопки, после которого стоило бы вступить уже в гонку, потому что Финч, из тех, кто проигрывать не умеет, а в вопросах женщин, готов идти на все, только чтобы поставить очередную галочку в  список своих любовных достижений.
    -А это мой друг. - Он одной из девушек указал на молчаливого Марка - он пилот. Сколько не встречал пилотов, они будто все такие молчаливые и напряженные. Что-то нужно с этим сделать – особо оживилась, конечно, не та, ради которой затевалась вся эта суета с пересадками и представлениями Финча.
    -А вы чем, девушки, занимаетесь? – энтузиазма в Марке было меньше, наверное, потому что вся затея ему не нужна была, а может быть тяжелый разговор с матерью о брате не давал возможности расслабиться и вспомнить себя того, прежнего – ресивера школьной футбольной команды, любителя красивых баб, крепкого алкоголя и шумных тусовок.

    внешность друга: Jon-Michael Ecker

    Отредактировано Mark Ruiz (2022-03-25 16:42:40)

    +5

    3

    Техас. Международный перелет через несколько дней, и Антонии необходимо будет работать на обычном рейсе, пусть даже и в первом классе. Списки пассажиров проштудированы заранее, но каждый раз, ровно до последнего пассажира, занимающего свое место, Наварро нервничает капитально. Два года прошло с тех пор, как скоропостижно скончались ее родители, два года, как она узнала о завещании, два года, как она закрыла дверь в свою прошлую жизнь и начала свои бега на выживание. Страх не покидал ни на секунду. Она плохо спала, у нее были синяки под глазами, порой ей думалось, что она совершила большую ошибку и ей необходимо вернуться в Испанию, принять наследство по завещанию, выполнив все условия, а потом уже разгребать кучу дерьма, которая всплывет. Но она слишком гордая и своенравная. Она лучше будет работать стюардессой, имея несколько высших образований и владея несколькими иностранными языками в совершенстве, чем прогнется под мерзкого старикашку и дурацкую волю отца ради денег и регалий.
    Сегодня девочками, с которыми она и будет лететь, Антония решила хорошенько отдохнуть. Не любительница выпить, но только имея неплохую дозу алкоголя в крови, она могла себе позволить расслабиться и поспать. Приключений на свою прелестную задницу она искать не планировала, но и никогда не отказывалась от мужских знаков внимания, четко соблюдая собственные границы допустимого.
    Уютный бар, хоть и шумный. Приятная компания, море смеха, веселья, хотя улыбка и не касалась глаз Наварро, но ей было хорошо.
    -Тони, пей больше! Чего ты такая кислая все время! Выключай уже свою правильную девочку, заканчивай цедить свое вино и переходи уже на нормальные напитки. Вон смотри, каких два красавчика на нас смотрят.
    Подруга Тереза, с которой Антония и устроилась в авиакомпанию, всегда была искательницей приключений и заядлой любительницей мужского внимания. Мужчины у нее надолго не задерживались, да она и не торопилась себя связать с кем-то чем-то серьезным. Антония же напротив, была бы и рада завести роман не на одну ночь и впустить кого-то особенного в свою жизнь, только сделать она этого не могла. Семейные тайны должны были оставаться семейными, по крайней мере, пока она в них сама не разберется, а потом уже можно думать и о личной жизни. Впутывать постороннего человека в пучину дворцовых интриг и собственных тайн было бы крайне неблагоразумно и негуманно.
    -Тез, заканчивай! Я нормально сижу и веселюсь наравне с вами. Вас две, красавчиков – тоже двое, все сходится. Ты же знаешь, мне этого не нужно.
    Наварро продолжала цедить свое вино, украдкой поглядывая на незнакомцев. То ли ей показалось, потому что подруги достали сватать, то ли один из двоих заинтересован был именно ею. Прекрасно. Если это действительно так, подруги с нее не слезут, как минимум ей придется оставить свой номер телефона, как максимум, сделать вид, что уйдет с одним из них, а потом аккуратно сольется.
    Не успела девушка  продумать свой коварный план, как мужчины уже оказались за женским столиком. Один, тот который не сводил глаз с Антонии, болтал без умолку, рассказывая захватывающие истории о себе и своем друге. Забавно, что люди оказались из одной профессии, связанной с небом. Наверное ,авиакомпания только другая.
    -Эйви, меня зовут Эйви, - пришлось даже ткнуть подругу локтем, чтобы та не выдала ее ложь и не раскрывала все секреты брюнетки. Мужчина явно был очень расположен в ее сторону, а заводить знакомства с кем бы то ни было больше чем на один вечер, Наварро не собиралась.
    Девушка снова уткнулась в свой бокал, слушая болтовню Терезы, пытающуюся внимание переключить на себя. Кажется, другу активиста все это тоже было не нужно. Он со скучающим и отрешенным видом так же молча пил свой напиток, наблюдая за обстановкой за столиком.
    Наконец молчание прервал брюнет, чем изрядно удивил Антонию и заставил перевести взгляд на собеседника.  Прежде чем болтушки подруги успеют выдать всю их жизнь, отвечая на его вопрос, Тони ущипнула каждую из подруг, благо сидела как раз между ними, и взяла слово:
    -Отдыхаем, очевидно. Тяжелая неделя, тяжелая жизнь, вот расслабляемся, заводим знакомства, получаем удовольствие от жизни.
    Конечно, вопрос заключался в другом и требовал иного ответа, но Наварро не собиралась отвечать и рассказывать всю свою историю незнакомцам. Как могла, съехала с темы и продолжила улыбаться, изображая из себя «мисс загадочность».
    Заиграла медленная композиция. Активный ухажер тут же пригласит потанцевать Антонию, на что она вежливо отказала, ссылаясь на усталость в ногах и головную боль. Подруги же напротив, подхватили мужчину за руки и увели на небольшой танцпол, тут же пристроившись к парню. Брюнетка выдохнула, и вновь схватилась за бокал, периодически таская сыр с тарелки.
    -Почему вы выбрали профессию, связанную с небом? Нравится летать, управлять этим огромным авиасудном?
    Антония сама  никогда не мечтала быть стюардессой. Она скорее даже не любила небо, не любила не чувствовать контроль, когда ее жизнь в прямом и переносном смысле зависит от другого, не любила турбулентность. Но она никогда не разговаривала с пилотами, почему именно небо, а не море, например. Почему-то этот собеседник располагал к себе больше прелыдущего.

    +4

    4

    Монотонный шум лопастей вертолета и свист ветра когда-то вызывали в Марке юношеский азарт и романтические стремления достичь мечты - свободно бороздить небо. Полет завораживал, притягивал своей исключительностью в умениях, виделся неким способом доказать самому себе, что сможет в этой жизни все, в опровержении «рожденный ползать – летать не может». Может. В компании боевых товарищей под слепящее мартовское солнце двадцати однолетний Марк Руис – рядовой армии военно-воздушных сил Соединенных Штатов Амеики, прибыл в ливийский город Адждабия. С еще незамаранной, недавно сошедшей с фабричного конвейера, форме с нашивкой на рукаве звезды с крыльями, волоча за собой армейский мешок, вступил на территорию чужого государства. Он почти ничего не знал об этой стране, только то, что она находится на другом континенте -Африка, омывается Средиземным морем,  климат очень похож на техасский, и то, что раздираемая внутренними противоречиями и тиранией местной власти, эта страна нуждалась в помощи. За время нахождения в рядах вооруженный сил страны Марк научился не задавать лишних вопросов и доверять решениям, к которым пришли вышестоящие. В родной стране нет войн, а гражданская война так и вовсе первая и последняя  прошла почти четыреста лет назад, в которой справедливость восторжествовала, и с рабством было покончено навсегда. Именно в США была принята первая в мире конституция, как гарант прав и свобод личности. Вносимые поправки, только совершенствуют законодательство,  и по сей день. Американцы знают, что такое справедливость, знают, что такое свобода и что такое стабильность. Может, есть какое-то человеческое право вмешиваться в несправедливость в дугих государствах? Тем более, именно ливийские террористы были повинны в теракте в Берлине и они же могут принести хаос в Америку. В голове не укладывалось, что где-то за океаном люди живут под гнетом деспотичной власти, в полном бесправии и униженности. Доведенные до отчаяния, они взялись за оружие и международная общественность, в том числе и США вступили на чужую землю только с одной целью – помочь добиться благополучия и справедливости. Верил в это Марк? Может быть. Его мало волновали глобальные вопросы, у него есть своя жизни и в этой своей жизни ему нужны деньги, немало денег, столько, чтобы можно было оплачивать обучение в колледже. Приятное волнение заставляло почти не чувствовать своих ног, но острее ощущать обжигающее солнце на хорошо выбритых щеках, вдыхать воздух со взвесью пыли, ощутимых паров бензина и запахом пороха. Будто на другой планете, в которой за военной базой находится вражеская раса, способная уничтожить любого, кто потерял бдительность.
    -Мексиканец – Руиса крепко дернул один из сослуживцев – весельчак Банни, тот находил возможность посмеяться над всем, даже когда умирал в госпитале и то находил в себе силы и способность подшутить. Руис Банни запомнил именно таким, каким он выдернул того  из волнительных размышлений о чужой стране и миссии, с которой сюда прибыли. – Что ты там увидел? – на горизонте, словно пара птиц бороздили песчаное  небо пара военных вертолетов. А в остальном было  пусто и тихо, будто никакой войны нет и это какие-то фантастические кадры из «Дюны» Фрэнка Герберта. Сейчас выдадут конденскастюмы и отправят на добычу специи, или договариваться с синеглазыми воинственными фрименами, а настоящий враг - он под землей – прожорливый и злобный, почти непобедимый. На вопрос Банни Руис ничего не ответил, хлопнув товарища по плечу, ускорил шаг в сторону  армейских палаток. Жрать хотелось знатно.
    Воспоминания первых дней в Ливии стерлись почти так же бесследно, как и наивность того двадцатиоднолетнего  американского дурочка с верой в вечное и справедливое. Встретившись лицом к лицу с незавидной реальностью в катакомбах когда-то процветающего города, в лице  вооруженного едва ли достигшего подросткового возраста паренька Наиля, Марк перестал оправдывать любое насилие: то, что для одних во благо, для других – катастрофа. Он прибыл  в чужую страну, не зная традиций, веры, их, отличное от американского понимания справедливости и порядка,  пришел якобы нести свет, на самом деле заработать денег под благородной личиной творящегося. Казалось, сейчас им плохо, может стать еще хуже из-за потерь материальных и финансовых, но как только будет свергнута тирания, установится демократическая власть – все у этих людей наладится.
    2019 год, власть старая свергнута, новая установилась – порядка в стране так и нет. Марк следит время от времени за той информацией, которую подают в официальных СМИ, он также держит связь с сестрой того ливийского мальчика, который как и Банни войну не пережил.
    В хорошо знакомом баре «El Rorro» Марк пытается отгонять ненужные сейчас воспоминания.  Крепкий алкоголь уже во-всю вступал в  силу, проносясь по телу волной  приятной легкости. Это тот момент, после которого он либо напьется и завтрашний перелет будет происходить под жуткой головной болью, тошнотой  и мыслями о том, что  был полным придурком, раз решил, что допить бутылку мескаля – непременно точно хорошая идея. А может сейчас вежливо попрощается с незнакомкой, не станет отвлекать друга от явно наклевывающего у того веселой изнуряющей ночь, и уйдет в номер отеля спать. Бросил взгляд на скучающую брюнетку, отметил про себя, что при ее внешних данных, скорее всего  вниманием та, вряд ли была обделена, а судя по тому, что харизматичный красавчик Уэйн не впечатлил ее, то, видимо, девушка далеко не свободна, а значит попытки мучительные и для самого себя занять ее разговорами – самая настоящая глупость.  Но девушка, сама того не понимая, задает вопрос, который возвращается Руиса в Ливию. Эти воспоминания почти неконтролируемо тащат по венам алкоголь быстрее.
    - «Рожденный ползать – летать не может».  Слышали такое выражение? – он вцепился взглядом в ее любопытные черные глаза, выдерживая всего пару секунд, после чего отводит взгляд на привлекающую всех присутствующих танцующую парочку на столе. Светловолосая девушка в неприлично коротком сине-небесном платье влезла на стол, подтянув к себе и Уэйна, кто-то хлопал, кто-то смеялся, а кому-то на сохранность имущества бара отвечать, потому недовольно попросил слезть со стола.
    - Так вот,  мне хотелось летать сколько я себя помню  -  он снова наполнил стопку, но не спешил выпивать, поигрывая ей, он передвигал справа налево, свободно двигаясь по лакированной деревянной столешнице, ни капли жидкости через край не выплеснулось, хотя и был такой риск, когда Риус толкнул стопку сильнее, задав вопрос девушке – Откуда вы? – сложно было не догадаться, что девушки  не местные и именно это Уэйна и привлекло. Хотел добавить, что обманывать бесполезно, он давно уже смог различить момент, когда человек говорит правду, а когда обманывает. Спасибо природной наблюдательности и той памяти, без которой со своим отношением когда-то к учебе, он мог бы школу и не закончить – ты бы еще, может быть, сошла за местную, если бы сняла с себя дорогие шмотки и перебралась во что-то менее броское и дорогое, но твои белоснежные подружки совсем никак. – Он улыбается, наблюдает за девушкой с каким-то хищническим интересом, желанием поймать ту настоящую. Но в этот момент терпение работников бара закончилось. Охрана зала попыталась силой стянуть Уэйна со стола, что вызвало недовольство со стороны последнее. Уэйн любил быть заметным и шумным, а еще любил свободу, и сейчас, когда его свободу ограничивают, он за нее начинается биться. Когда Финч пьяный – с вероятностью в сто процентов начнется драка и не то, чтобы тот все проблемы решал кулаками, для Финча это был способ снять стресс, только бы найти кого  спровоцировать.
    -Блядь -  недовольно выплюнул Руис, когда друга общими усилиями из бара пытались выкинуть на улицу, а он как уж на сковородке, выкручивался и стремился, кого ударить.
    -Я говорил тебе, Финч – уже на улице владелец бара с ружьем в руках стоял у входа в заведение в окружении любопытных посетителей – еще одна выходка и для тебя дверь в мое заведение закрыта! – Финч встал на ноги и шатнулся вперед, но щелчок затвора красноречиво намекал, чтобы даже не думал дергаться в сторону бара.
    -Ладно-ладно, я все понял, блядь – Финч зачесал пятерней сбившиеся волосы, стряхнул с себя техасскую пыль и  глянул на девиц, которые нервно переминались с ноги на ногу и явно подумывали свалить. – Не переживайте, девушки, с ним такое бывает. Временами. Когда старушка Лейси – его милая женушка, решает устроить ему какой бойкот – он подмигивает одной из подружек Эйви, добавив – если вы понимаете о чем я.  – те бестолково хихикнули и не спешили уходить, а недавно вывалившаяся толпа на улицу быстро недовольно рассосалась, не получив должного для Техаса, представления.- Мы можем двинуть в какой-нибудь другой бар
    - Нет – тут же отозвался Марк – Без меня -  они с Эйви вышли из бара вместе со всеми желающими посмотреть на представление и до настоящего момента не встревали. Докурив последнюю сигарету,  он смял в пальцах черную пачку «американ спирит» и прицельно попал в  неподалеку стоящую урну.  – Думаю нам пора с тобой попрощаться, дружище – Марк  крепко сжал ладонь Финчу и приобнял, похлопав того по плечу – Еще свидимся
    -Пиздец тебя армия испортила, друг – Марк усмехнулся над этим замечанием. Каждый раз одно и тоже. – А как же вы, девчонки? Тоже уже из тех, кто ищет покоя, словно завтра уже пенсия?
    В отличии от Эйви, ее подружки с воодушевлением приняли предложение продолжить этот вечер и не важно в баре ли очередном или в месте  тише и интимнее. С шумом девицы влезли в новенький форд Финча и с ревом двигателя умчались.
    -Тебя подбросить? Такси ждать в такое время придется долго, а можно и не дождаться – была в этом доля правды. – Красивой девушке не стоит одной тут находиться – Марк сделал пару шагов к своему форду тэрос, в черном крыле которого отражались огни ярко красной вывески с названием бара. Языки пламени из ливийский воспоминаний на ложились на сейчас увиденное, заставив Руиса остановиться и посмотреть на девушку – доставлю в целости и сохранности, не беспокойся. С какими там обычно словами начинают полет?

    Отредактировано Mark Ruiz (2022-04-09 13:51:34)

    +6

    5

    Алкоголь медленно стекал по горлу, оставляя приятное послевкусие и немного приподнимая настроение. Веселиться девушка не хотела, да и не особо умела это делать, пускаться во все тяжкие тоже, но составить компанию новому знакомому и поддержать беседу вполне могла.
    Мужчина ответил на ее вопрос. От чего-то примерно такого изречения она и ожидала. Многие пилоты, с которыми ей довелось работать, говорили примерно одно и тоже: их тянет в небо, побывав там однажды, они не могут существовать на земле, и каждый со страхом ждет ухода на пенсию, потому что без крыльев будет не жизнь. Антония же любила самолеты по другим причинам. Только там, на высоте 10 000 метром, находясь в замкнутом пространстве, к которому ни у кого нет доступа кроме экипажа и пассажиров, она чувствовала себя в безопасности. Даже сейчас, находясь в баре, полном толпы, с полностью обновленными личными данными, цветом волос и стилем одежды, она бесконечно ощущала на себе чужие взгляды, опасаясь, что ее выследили и пришли именно за ней.
    -Понимаю вас. Когда впервые в жизни я оказалась в небе, то поняла, что это мое любимое средство передвижения. И самое безопасное. Хотя о карьере пилота я никогда не думала. Да и не совсем женское это дело. Новая стопка, новая доза алкоголя в крови, новая улыбка на смуглом лице, и новый вопрос собеседника, на который было необходимо ответить.
    Играть роль, так до конца. Представилась Эйви, так показать несуществующую девушку во всей красе.
    -Да, мы не местные. Познакомились в институте, так и подружились. Подруги -американки, а я из Мексики.
    Наварро терпеть не могла врать даже незнакомым людям, но последние годы ее жизни она разучилась говорить правду. Никто из ее новых подруг не знает настоящую Тони, никто не знает ее историю. Весь мир- театр, а брюнетка играет главную роль в собственном спектакле. По правде говоря, не так сильно она и соврала. У нее в роду действительно были мексиканские корни по линии матери, на несколько поколений назад.
    -А на счет вещей. Бывший жених подарил, не выкидывать же? - тоже не так далеко от правды. У девушки осталось много подарков от бывшего жениха, в том числе нарядов, украшений. Грех выкидывать такое ценные вещи, когда тебя лишили наследства и теперь ты вынуждена зарабатывать на жизнь себе сама, причем не самой оплачиваемой профессией.
    Беседа с новым знакомым оказалась недолгой, поскольку изрядно выпивший друг ее собеседника вместе с подругами Антонии устроили небольшой дебош, выплясывая весьма странные танцы в местах, совсем для этого не отведенных. И если девушки быстро спрыгнули со столов и сделали вид, что они ничего противоправного не делали, то мужчина вел себя достаточно буйно, чтобы его сопротивляющегося и брыкающего выставили на улицу.
    Собеседник брюнетки вместе с ее подругами отправился следом на улицу, видимо рассчитывая вмешаться, в случае необходимости, или утихомирить дебошира. Наварро ничего не оставалось, как последовать за всей компанией. Стопка с нетронутым напитком так и осталась стоять на столе, девушка же, захватив свою сумочку, с опаской оглядываясь по сторонам вышла на улицу. Ничего критичного и страшного на улице не происходило. Изрядно подвыпивший мужчина пытался вернуться в бар, в который дорога ему на сегодня была закрыта. Подружки надули губы, ведь они только начали веселиться, а дебошир тоже не собирался вот так просто заканчивать свой вечер.
    Антония стояла в стороне и молча наблюдала за всем происходящим. В принципе, она лично готова была уже отправиться к себе в номер. Немного отдохнула, потанцевала, послушала музыку, даже умудрилась завести знакомства. Девушка настолько увлеклась своими мыслями и размышлениями о том, что пора сворачиваться, как едва успела помахать вслед уезжающим подругам на встречу явным приключениям. Покачала головой и улыбнулась. Ничего в этом мире не меняется, они не исправимы. А завтра одна не прибудет на рейс, у второй будет раскалываться голова, а третья опять будет рассказывать об очередном мудаке в своей жизни.
    Новый знакомый предложил подвести. Признаться, Тони всегда отказывалась от подобных предложений, но сейчас положительно кивнула. Странным образом мужчина казался серьезным и порядочным, вызывающим исключительно доверие. Возможно ,она пожалеет об этом завтра или уже сегодня, очнувшись в какой-нибудь канаве с пробитой головой и без нижнего белья, но интуиция подсказывала, что с ним добираться безопаснее.
    -Спасибо большое, если вас не затруднит, я бы не отказалась от вашего предложения. Такси действительно долго ждать, а я готова уже отправиться домой. В любимую кровать.
    Видя автомобиль, к которому направился ее рыцарь, Наварро последовала за ним, тут же забравшись в учтиво открытую мужчиной дверь. Автомобиль тронулся. Играла какая-то музыка, но брюнетка не особо вслушивалась, она смотрела на мелькающие за окном пейзажи и думала о предстоящем полете. Первым делом вновь нужно будет просмотреть полные списки пассажиров. Для собственного успокоения.
    -Мне пожалуйста на Майн Стрит, 714. Там отель, я в нем остановилась. Название правда забыла.  Что-то на букву К.
    Реакция водителя показалась ей странной, он почему-то улыбнулся. Может быть ему тоже нужно было ехать в этом же направлении, или его рассмешил выбор отеля.
    -А еще, напомните ,как вас зовут? А то неудобно обращаться, не зная имени. Тем более вы вроде как спасли меня от темных подворотен.
    Девушка вообще не уверена, что мужчина ранее представлялся, а может быть она сама пропустила мимо ушей, ведь новые знакомства ее интересовали не сильно.

    +3

    6

    -да прекращай на вы обращаться – Марк поигрывал брелоком, когда следил за тем, как друг садится за руль, а за ним в тачке скрываются хохочущие малознакомки. В таком состоянии другу лучше бы за руль не садится, но Руис знал, что спорить тут бесполезно и, временами, Финч показывал водительское мастерство именно в нетрезвом состоянии. Он один из тех, кто водит тачку лучше в опьянении, нежели трезвый. Только ржавый бампер скрылся за поворотом, Руис нажал на кнопку сигнализации на брелоке, автомобиль тут же звонко отозвался в паре метров от одиноко стоящей пары. Толпа желающих глянуть на представление разбежалась быстро, и уже внутри бара  никто и не вспоминал об инциденте. Названный адрес заставил улыбнуться

    -Понятно. Поехали – открыл девушке дверь на пассажирское переднее сиденье и легко, даже бережно, закрыл. Внутри салона было чисто, пахло кожей и едва уловимым цитрусовым запахом, на заднем сиденье какая-то папка с документами и толстовка, такое он носил крайне редко, но мать настояла на том, чтобы забрал с собой "как-никак брату уже не понадобится"
    -Марк. Спасать от темных подворотен – моя работа – серьезно ответил на реплику новой знакомой, без тени улыбки на лице, вырулив на неосвещенную ночную дорогу. С освещением в Техасе было не сказать, что все хорошо, особенно в таком маленьком приграничном городке. Из динамиков ненавязчиво доносился легкий бит и четкий речитатив Троя Джеймерсона и Лоуренса Баскервиля.
    Shame how we had to meet *bang*
    -Как тебе это город? – непринужденная беседа давалась Марку отнюдь не так искусно, как его другу, особенно когда не совсем понимаешь, что к чему ведет и чего ты вдруг захотел от незнакомой девушки. Не хотел оставаться один в этот вечер? Хотел уснуть в постели с кем-то? Может это общее желание? Он глянул на  девушку украдкой, отмечая ее живую мимику и совершенно необычную внешность. – Наверное, напоминает какой городок из родной страны? -  Браунсвилл вполне вписывался  климатом и даже национальным составом и распространенным языком здесь в мексиканские реалии. Слушал девушку внимательно, отмечая, что при всей ее разговорчивости, к ней остаются вопросы.
    Age of pagers shredded to pieces from the Glock 9
    Браунсвилл Марк любил, хотя бы потому что, именно это место сделало его таким, какой он есть, дало надежных людей и держит мать на плаву. Здесь была своя особая атмосфера, отличная от всей остальной Америки, свое течение времени и вкусная еда.
    -Ты не пробовала тако в ресторанчике за углом «Киптом Харпер»? Мэнни делает отличный тако, на любой вкус: извращенские веганские, с курицей, индейкой, креветками. Короче, на любой вкус. Мне кажется, этот старый мексикашка туда что-то запрещенное добавляет – Марк искренне рассмеялся, глянув время на панели  – если мы чуть поторопимся, то успеем старику добавить  работы перед закрытием.

    Вся оставшаяся дорога прошла в непринужденной беседе о  городе, традиционной еде, а у нахваленного ресторанчика вдруг поднялась тема музыки.
    -…но это тоже классика своего рода... – в этот раз белый парень Эминем зло зачитывал текст о том, как ненавидит Ким – Ладно, давай тему продолжим сразу, как я вернусь  - он спешно вышел из машины и уже подошел к стеклянным дверям пустующего заведения, как вернулся назад, постучал по боковому стеклу, жестом показав опустить его – Ты не вегетарианка?  - и уже после полученного ответа пропал в расхваленном заведении минут на пятнадцать.
    Руис еще с детства знал Мэнни, и всегда казалось, что этот невысокий худой мужичок не меняется, до сегодняшнего дня. Больше года не встречаясь со стариком лицом к лицу, увидел в нем  изрядно постаревшего. За время, пока тот готовил, припахав и самого Руиса к работе, ибо нечего захаживать с заказом почти перед самым закрытием, при этом, временами Руису, по словам старика, стоит вспоминать былое занятие, в беседе узнал, что мексиканцу успел пережить. Не удивительно, что к добродушному усатому никогда не стареющему лицу добавилось резко лет 15-20, еще седина и отдышка.
    -Может, вернешься к старой работе? Мне не помешают лишние руки. А ты вон, смотрю, навык не растерял – старик смеется, упаковывая в фирменные красные коробки заказ.
    -Нет, извини, Мэнни, другие планы – вопросов лишних не последовало. Только очередная просьба помочь выключить в зале свет и уже вместе выходили из заведения. Руис пожал мужику крепко руку и вернулся к девушке, протягивая той сделанный заказ
    -Не заскучала одна?  Так что там про музыку? – пара минут и Марк паркуется у названного отеля. – Ну, вот мы и приехали. – из бардачка достает ключ карту-карту и с улыбкой добавляет – случайность ли это, не знаю, но я тоже остановился тут

    [AVA]https://i.imgur.com/AYWCbvU.jpg[/AVA]

    Отредактировано Mark Ruiz (2022-04-17 19:37:31)

    +3

    7

    Антония привыкла никому не доверять и рассчитывать только на себя. Сидя в автомобиле (теперь уже знакомого) Марка, девушка сама себе удивлялась, как так легко согласилась, чтобы ее подвозил до отеля малознакомый мужчина. О чем она думала, а главное чем? Может количество выпитого так влияет, учитывая отсутствие еды в течении дня? Хотя на фоне всех своих подруг, она практически к спиртному и не приложилась.
    -Да я особо не гуляла по городу. Я здесь всего несколько дней, да и честно говоря, после тяжелых перелетов, большую часть времени проводила в номере. Вот первый раз перед отлетом выбрались немного с подругами в город.
    Чистая правда. Наварро город не видела совершенно, потому что все дни провела в номере: и в Техасе смотреть особо нечего, если верить гуглу, и лишний раз выходить на улицу – опасно. Она устала жить как преступница. Ей надоело все-время прятаться, бежать и оглядываться по сторонам. Но выхода из сложившейся ситуации она не видит. Кто она, без связей и доступа к деньгам отца, и кто он, у кого половина Европы ходит строем и под его дудку.
    На вторую часть вопроса Тони лихорадочно начала придумывать ответ. Что она должна сказать, что с ужасом вспоминает родные края, Это породит кучу ненужных вопросов. Что она не помнит, Тоже будет глупо звучать. Что она ни разу не была в Мексике – сразу вся ложь вскроется.
    -Честно говоря, не успела ничего такого приметить. Очевидно, что это место очень сильно отличается от других штатов США. Кому-то здесь покажется неуютным, но мне наоборот нравится. Атмосферно.
    Марк очень к себе располагал. Еще недавние сомнения в правильности своего поступка рассеивались с каждой минутой, проведенной с ним. Открытый, дружелюбный, интересующийся. Интерес не выглядел профессиональным, не выглядел наигранным. Складывалось ощущение, что ему действительно импонировала девушка, и он искренне поддерживал диалог, не залезая куда-то вглубь и дебри, не ставя перед собой цель затащить очередную добычу в постель.
    На вопрос мужчины про еду, ресторан и тако Тони рассмеялась и удивленно вскинула бровь.
    -Ты сейчас серьезно, Ты хочешь меня накормить тако? Я с удовольствием! Никаких вегетарианских, мне всего, поострее и побольше. Я люблю вкусно покушать. Особенно учитывая, что последний прием пищи был у меня в районе девяти или 10 утра.
    Сказано, сделано. Автомобиль припарковался у небольшого заведения, которое, кажется, как раз готовилось к закрытию. Мужчина убежал, а девушка осталась сидеть в машине, размышляя о странностях сегодняшнего дня и мира в целом. Час знакомства. Всего час. Несколько десятков минут разговоров, и вот Антония будет есть такого с Марком, в его машине, обсуждать Мексику по дороге к ней в отель. Для Наварро это было новое, глубоко забытое чувство. Вот так легко и просто она себя не ощущала очень давно, не заводила новые знакомства, за исключением рабочих отношений, не болтала о простых и земных вещах.
    Брюнетка полностью была погружена в свои мысли, не скрывая улыбки и какого-то умиротворения. Она даже потеряла счет времени, не отсчитывая минуты, которые мужчина отсутствовал. Вернулся, все так же довольно улыбаясь, протягивая заказанное ею блюдо.
    - Ты очень быстро, все в порядке. Да еще и с такой добычей. Запах – божественный.
    Машина тронулась, и прямо на ходу, пара принялась уплетать тако. Девушка периодически махала рукой в районе губ. Достаточно остро, но невероятно вкусно. Делать паузу для того, чтобы огонь во рту немного поутих, она не стала.
    -Мои вкусы весьма специфичны. Я могу слушать и рэп, и рок, но больше всего люблю классическую музыку. Без голоса, скорее просто инструментальную. Самый любимый музыкальный инструмент – орган. Для него у Баха много всего написано.
    Дальше Наваро осеклась. Мало кому нравится классика, а уж тем более мужчинам. А зная огненную натуру девушки, мало у кого в голове укладывается, как она такое вообще может слушать.
    Разделавшись с едой и протерев руки салфеткой, Тони заметила знакомую подъездную дорожку. Вот поездка и закончилась, ее отель и конечная остановка. На душе стало неуютно. Ей впервые было хорошо за последнее время, а теперь нужно будет попрощаться с Марком, забыть сегодняшний вечер, потому что больше с ним они не увидятся. Телефон свой оставлять она конечно же не будет, а значит шансы встретиться случайно когда-нибудь еще – нулевые.
    Неожиданно мужчина из бардачка достает карту-ключ и сообщает о том, что остановился в этом же отеле. И снова улыбка озарила лицо Антонии. Словно у них будет возможность побыть еще немного вместе и поболтать. Даже лишние пять минут, пока они идут до хола…лифта… Странные потребности. Очень на нее не похожие. Сложно объяснить, но они словно играли на одной струне одну общую мелодию.
    -Вот это совпадение! Хотя я в них совершенно не верю. Ну, тогда попрошу тебя, проводить меня чуть дальше.
    Девушка с легкостью выпрыгнула из машины и направилась в отель, притормозив у входа, чтобы дождаться Марка. Карточка у Наварро тоже была с собой, поэтому миновав зону вестибюля и администратора, пара тут же направилась к лифту. Голову девушки одолевали разные сомнения. Может предложить чай или кофе, потому что во рту все горело после тако и хотелось пить. Внизу при отеле небольшая кофейня, вполне можно было бы зайти туда. Хоть ненадолго. Приглашать в номер – прозвучало бы двояко, хотя у брюнетки и в мыслях ничего подобного не было. Или было?
    Мужчина и женщина зашли в лифт. Двери закрылись. Она облокотилась на заднюю стенку, внимательно изучая мужчину уже при достаточно хорошем освещении. Смуглый. Брюнет. Темные глаза, такие же как и у нее самой, невероятно глубокие и… добрые…легкая небритость… Мужчина тоже внимательно изучал лицо девушки.
    -Марк…, - Тони прошептала едва слышно, - поцелуй меня…
    Вместо того, чтобы дождаться ответа, она потянула мужчину за края куртки к себе и самостоятельно нашла его губы, едва касаясь их. Она не была уверена, что он ответит, не была уверена, что поймет правильно, но ей отчаянно хотелось почувствовать себя в безопасности хотя бы на пять минут. Хотя бы раз в ее новой дурацкой жизни. Она чувствовала, что он способен дать ей это.

    +3

    8

    Уже завтра утром у Руиса самолет до Виргинии и стоило бы с девушкой распрощаться на парковке и пожелать той всего хорошего, но притягательность случайных встреч неоспорима. Легкость с которой шла беседа, звон искреннего смеха и, страсть с которой девушка говорила, не давали ни единой возможности вот так разойтись по номерам.  Кинув пару купюр на сиденье в знак извинения за то, что тачку оставил не совсем в целостности из-за пятна соуса на чехле водительского сиденья, Руис догнал девушку, продолжив разговор о музыке
    -…блин, мои познания в классической музыке равны просмотренному фильму о Бетховине.  И то я на нем уснул… - вся непринужденность стерлась напряженным молчанием уже в лифте. Марк думал о том, стоит ли предложить малознакомке продолжить вечер вместе, хоть за попытками второй раз посмотреть этот фильм, а может понять ценность той музыки, которую так высоко ценят многие. И готов ли прямо сейчас разойтись. Он нажал на этаж, на котором находится его номер, а у девушке даже не поинтересовался какой этаж нужен ей. Легкие локоны поигрывали при даже малейшем повороте головы, она смотрела прямо в глаза будто что-то хотела сказать, но никак не решалась, и брови при этом выдавали ее истинные эмоции – сомнение, недоверие и интерес. Ее лицо сложно будет забыть или спутать с кем-то другим. Совершенно необычная внешность, живая женственность в каждом музыкально-мягком сказанном слове, плавном жесте и брошенном взгляде.

    Озвученная просьба его  не успела даже удивить, как поддается девушке и робкое касание чужих губ к своим парализует на секунду, на ту, в которой разум перестает главенствовать над происходящим. Он легко дотрагивается пальцем до обрамляющего лицо локона, ведет по щеке, запуская пальцы в ее волосы, не отрывается от ясного уверенного взгляда новой знакомой. Горячее дыхание сохраняло в себе едва уловимый привкус выпитого алкоголя, а от нее самой пахло каким-то знакомыми цветочным ароматом. Тоже врезается в память без возможности что-либо в этом вечере упустить. Он целует брюнетку уверенно, не торопясь,  оставляя возможность отступить, если вдруг придет осознание, что мимолетный порыв был слишком безрассуден. Но чем дольше девушка тянула с путями отхода, тем меньше оставалось шанса сегодня разойтись по своим номерам.  Прижимает девушку к стенке лифта, вжимаясь в ее горячее тело, углубляет поцелуй, будто дышать им и не требуется. От случайной связи люди обычно эгоистично хотят взять все, что нужно по максимуму и Марк тут не исключение. Его рука спускается по изгибу ее стройной фигуры к округлым бедрам, сжимает в пальцах ягодицы и начал бы снимать с той всю мешающую сейчас одежду, если бы не характерный сигнал открывающегося лифта и  пьяное возвращение в реальность.

    -Пойдем? – не отпуская руку, тянет  ту к себе в номер. В коридорах уже пусто, из номеров практически никаких звуков не доносится. Многие уже спят. Номер Руиса находился  почти у самого лифта, что не очень удобно, особенно для того, кто спит чутко. Одноместный, он вовсе не предполагал комфортного расположения двух человек. Небольшой диванчик в углу и журнальный столик перед ним добавлял этому месту уюта, а пепельница с не так давно выкуренными сигаретами давала понять, что мексиканец здесь не впервые, как и  валяющаяся на спинке дивана футболка, к которой сразу же примостилась куртка. В целом Марк поддерживал чистоту всегда, редко пренебрегал порядком, здешняя атмосфера несколько пагубно влияла на его привычки и сжирала немало времени. Закрыв за девушкой дверь, от тут же подошел к мини-бару
    -Выпьешь что-нибудь? – для себя  же достал бутылку пива, сделав из нее пару жадных глотков, поставил на толик, куда бросил свои документы из академии. Стоило бы сегодня с алкоголем завязать, но чувствуя  острую необходимость расслабиться, отказать себе в этом не мог.
    -"Бессмертная возлюбленная" фильм называется. Когда мне его предложили, я полагал, что там будет что-то из низкобюджетного о зомби - упав рядом с девушкой, ему хватило пары секунд, чтобы зацепиться за бездонность ее взгляда и осознать, что говорить сейчас не хочется. Притянув брюнетку к себе, он больше не церемонился, поцеловал ее неторопливо, будто иначе спугнет,  прогуливаясь ладонью по открытой спине к волосам, а второй от груди к бедрам, приподнимая платье все выше. Настойчиво нависая над ней, загонял ту в положение из которого побег был исключен. Да и кому он к черту нужен? Выхватывая в поцелуе попытки сделать глубокий вдох или что-то сказать, ему страстно хотелось, чтобы этого платья на девушке сейчас не было.

    Отредактировано Mark Ruiz (2022-04-22 20:13:17)

    +3

    9

    Замешательство. Пожалуй, именно этим словом можно было описать то, что Антония испытывала сейчас. Хотела ли она, чтобы Марк со всей готовностью ответил на поцелуй? Безусловно. Ожидала ли она этого? Нет. Наварро, ведомая каким-то внутренним порывом, в мгновение ока отключила свою голову, ощущая как мужчина уже сам проявляет инициативу, стоило лишь ей поднести фитиль. Нежно. Осторожно. Чувственно.
    Хрупкая ладонь девушки плавно перемещается с куртки. Ей больше не нужно удерживать Марка, теперь он запускает пальцы в ее волосы, растворяя их двоих в этом поцелуе. Тонкие пальцы ложатся на футболку мужчины, пропуская через них в себя удары его сердца. Сильные, ритмичные, как и движения его губ. Вот уже в качестве опоры у пары стенка лифта. Если до этого момента у Антонии была возможность одуматься и отстраниться, то теперь уже отстраняться было некуда. Шумное дыхание заполнило пространство. Девушка смело отвечала на поцелуй, ощущая на своих губах привкус алкоголя и сигарет. Нравится. Чувствует, как мужские пальцы сквозь тонкую ткань платья впиваются в ее ягодицы. Шумно выдыхает. Никогда не отличающаяся спутанностью поступков и эмоциональными прорывами, брюнетка была готова сейчас раствориться в руках мужчины прямо в этом чертовом лифте.
    Звуковой сигнал оповестил о том, что пара прибыла на нужный этаж. На какой именно? Антония даже не сказала, на каком она остановилась. Марк схватил девушку за руку и повел в свой гостиничный номер. Тони практически бежала следом, поправляя свободной рукой платье и немного хихикая.
    Одноместный номер. Ничем не отличающийся от номера Новарро, разве что окна выходили на другую стороны и в пепельницы были свежие окурки. Судя по обстановке, до нее сюда девушек не водили. Интересно, давно ли новый знакомый сюда заселился? Кровать, журнальный столик, небольшой диванчик. Не смотря на то, что произошло в лифте и очевидность происходящего, Антония выбрала диван, усевшись на край и изучая обстановку. Марк отправился к мини-бару, выуживая оттуда бутылку прохладного пива. Для Тони же с алкоголем, наверное, пора было заканчивать.
    -Я бы содовой выпила, спасибо, - девушка улыбнулась, заправив прядь волос за ухо. Мужчина позаботился и о ней, поставив обе бутылки на журнальный столик и кинув туда какую-то папку с документами.
    Арройо сидела на диване и теребила подол платья, чувствуя в воздухе то ли напряжение, то ли какую-то недосказанность. Она не хотела себе признаваться в том, что тело скучало по прикосновениям и требовало продолжить начатое в лифте. Для испанки такое поведение не характерно, даже не смотря на ее горячую натуру. Учитывая ту ситуацию, в которой она жила последние несколько лет, новые знакомства, интрижки и какие-то чувства – последнее что ей было нужно. Но какого черта? Почему нет? Всего одна ночь, без каких-либо обязательств и взаимных упреков. Они никогда больше не встретятся, он никогда не узнает ее настоящего имени и ее настоящую. Может быть эта ночь дана для возможности побыть обычной девушкой в обычном мире. Чтобы вновь почувствовать себя нужной и желанной, хотя бы один раз? Завтра и так реальность обрушится на голову и сотрет все, что произошло в баре, машине, лифте и этом номере.
    Марк что-то говорил, усаживаясь к девушке на диван, но она не слышала, потому что была погружена в свои мысли и свои метания. Украдкой посмотрела на мужчину и пропала. Кажется, в его голове никаких сомнений не было, он был уверен в том, чего хочет здесь и сейчас. И вот его руки крепко прижимают ее к себе, а губы с легкостью находят губы девушки, захватывая в плен поцелуя. Более чем настойчиво, но все так же осторожно, стараясь не спугнуть Арройо. Марк прижимается ближе, вдавливая Тони в диван своим телом и не давая возможности даже подумать о побеге. Все несказанные слова, все мысли, обжигающее дыхание – все растворялось в этом поцелуе, заставляя терять связь с реальностью. Эйви, Антония, Сандра… все имена, которыми она когда-либо представлялись, смешались в одно, которое не имело больше никакого значения. Мужчина не сдерживал себя, исследуя стройное тело испанки, пробираясь рукой под платье. Кожа горела, то ли от того, что в номере было слишком жарко, то ли от пожара тел. Антониа подцепила край мужской футболки, прервав поцелуй лишь для того, что сделать небольшой вдох и стянуть ее через голову. Ненужный предмет одежды полетел куда-то в сторону. Арройо зарылась пальцами в темных волосах Марка, осторожно соскальзывая ими вниз к широкой спине. Надавливает, обводит рельефы мышц, царапает. Дыхание сбилось окончательно, но в такие моменты оно и не имеет большого значения. Куда больше сейчас Тони волновало мужское желание, так явно упирающееся в ее бедро. Скользит рукой ниже к линии брюк, но не успевает приступить к расстегиванию пуговицы, как тишину прерывает противная трель телефона. Девушка не сразу поняла, что звонит именно ее телефон, и что вообще нужно взять трубку вместо того, чтобы продолжать поцелуй. Еле-еле. Нехотя, чуть ли не умоляя мужчину помочь себе оторваться от его губ, Антония не открывая глаз, на ощупь, забирается рукой в сумочку и достает смартфон.
    -Да?!- нервно и тяжело дыша отвечает, все также не желая смотреть на мир и возвращаться в реальность номера и реальность своей жизни. На том конце провода сотрудники авиакомпании оповестили о переносе завтрашнего рейса на два часа. Если раньше он должен был состоятся в десять утра, то теперь в восемь. В аэропорту ей нужно быть максимум в шесть.
    -Поняла, хорошо. Тони открыла глаза и взглянула на полуобнаженного Марка с горящими от страсти глазами. Кажется, ей даже необязательно сейчас было что-то говорить. Он все понял по выражению ее лица. Магия была разрушена дурацким телефонным звонкам. А вместе с ней и решительность девушки.
    -Марк, я… , - Арройо пыталась подобрать слова, виновато смотря куда-то в пол.- Наверное, нам сейчас лучше остановиться. Мне перенесли рейс и… И я испугалась. Я чертова трусиха. Я не хочу привязываться к парню на одну ночь. Я…я не знаю, чем я думала.
    Девушка целует мужчину в щеку, хватает сумочку и стремглав выбегает из номера. Ни обмена номерами. Ни настоящего имени. Ни данных о том, в каком номере она остановилась сама. Связь потеряна так же быстро и легко, как была найдена в этот вечер. Ее удел -одиночество. До тех пор, пока не решит свои проблемы. Любое знакомство с ней может повлечь беду не только на нее саму, но и на тех кто с ней пересекался. О чем она только думала. Дура.

    +3

    10

    Мэри Уинстед – длинноногая блондинка с миловидным лицом в самолет вбегала энергично цокая каблуками красных туфель. Ее прическа была слегка потрепана, но так или иначе она выглядела отлично и была готова к встрече пассажиров.

    -Привет – окликнула она  Антонию – Прости, я опоздала! Как дела? Все готово? – она вкатила за собой багаж и приветливо улыбнулась подруге - Особое меню? - Взявшись за напитки, которые Антония тут же раскладывала. После удовлетворительных ответов, девушка выдохнула, придерживаясь за стойку с  напитками  - Слава богу! А то я практически не спала сегодня. Карл никак не хотел меня отпускать – хотя дело было вовсе не в том, что жених, с которым они были давно в разлуке не отпускал. Девушка нервничала, так как от нее зависит чужая свобода и жизнь, и собственное счастье. Девушка выхватила у Антонии очередную бутылку с водой и  протянула свою руку, чтобы продемонстрировать кольцо. Она улыбалась самой счастливой улыбкой, которая говорила лишь об одном – девушка по-настоящему счастлива. Поздравления не заставили себя ждать, подхватила разговор Тереза. Непродолжительная беседа, после которой Мэри, желая избавиться от багажа,  спросила глядя на Антонию, зная от той ответ – Вы без меня тут  справитесь? Я сейчас вернуть… - а после скрылась в салоне самолета.
    Фрэнк и Карл заметно нервничали, сидя на заднем сиденье такси: один сжимал увесистую сумку, второй постоянно следил за временем. Оба отчаянно желали убраться из этой страны скорее, пока была такая возможность, а она утекала как песок сквозь пальцы так стремительно, что опоздав на нужный рейс – гореть обоим на электрическом стуле.

    -Блядь… - нервно выбивает ногой неровный ритм Фрэнк – смуглый мужчина лет двадцати пять. Он не прикладывался к кокаину уже больше 12 часов и это сказывалось на общем его эмоциональном состоянии. – что так медленно? Эй, блядь! Мы на самолет опаздываем – мужчина бьет по спинке водительского сиденья, на что  Карл одергивает брата – Успокойся, твою мать!

    В аэропорту, как и всегда, много людей, полиция и охрана. Вся обстановка, в том числе и досмотр, и до того взвинченных до предела товарищей,   вообще сводил с ума. По крайней мере Фрэнка. Если бы знала охрана на кого смотреть, то могла бы предотвратить катастрофу
    -Боится летать – вдруг отозвался Карл за спиной Фрэнка на стойке регистрации, бросив на брата неодобрительный взгляд. Тот копался со своими документами и нервно бубнил себе что-то под нос. Эта нервозность сохранялась весь путь до взлетной полосы. Но чем  ближе к самолету, тем меньше нервозности оставалось. Внутри самолета Карл  еле заметно кивнул  Мэри, которая стояла у самой двери и с красивой улыбкой на лице приветствовала пассажиров. Мэри и Карл вместе с самой школьной скамьи и сколько бы времени не находились в разлуке, были друг другу верны и Фрэнк удивлялся тому, сколько доверия в этих отношениях. Именно Мэри помогла с багажом, который уже был помещен в салоне над местами Фрэнка и Карла. Она легко дотронулась до руки своего жениха, не глядя на того и уже дарила свою приветливость новым входящим пассажирам. Всего сегодня в самолете должно быть 88 пассажиров, вместе с Карлом и Фрэнком,  и 5 членов экипажа…

    Марк  уснул уже на рассвете не столько из-за странного окончания вечера, сколько потому что улетает из родного штата, так и не встретившись с братом. Все тягостнее стали разговоры, все больше обвинений со стороны. Даже со стороны Финча, хотя тот ничего и не говорил, но по большей части потому, что каждая попытка зацепить болезненную тему, оставалась проигнорированной Марком. Волей-неволей начинаешь считать, что   слишком категорично рассудил, а иначе поступить не мог.

    Будильник поднял будущего агента ФБР без проблем. Марк встал сразу, успел сходить в душ, перекусить и даже вовремя попасть в аэропорт. Он занял свое место  один из первых, ближе к хвосту самолета, сразу же прикрыл глаза, в пустой надежде уснуть, хотя никогда не спал в перелетах. Виной тому было ли замкнутое пространство и полная неспособность контролировать ситуацию или для того, чтобы уснуть нужна была тишина, которой в самолете дожидаться бесполезно. Но так или иначе под общий гул, теперь он держал в руках  журнал «Таймс» бездумно перелистывая страницу за страницей. Салон медленно заполнялся людьми…

    -приветствую вас на борту рейса  1313.Хотим напомнить, что отсек для  ручной клади находится над креслами, крупный багаж стоит удрать под сиденья перед вами – монотонный женский голос  озвучивал на весь салон заученную фразу, которую большинство пропускает мимо ушей.
    По итогу рядом с Марком заняли место семейная пара, которая, по-видимому, в самолете впервые и заметно нервничали. И если мужчина нервничал молча, то женщина то и дело пыталась завести разговор и говорила так много, что еще до начала полете, Руис знал о том, что у пары за планы в Виргинии и какие дурацкие платья подружен-невесты выдумала ее лучшая подруга.
    -дамы и господа, вас приветствует капитан  Джек Доулсен. Сегодня мы со вторым пилотом Томасом Майерсом сделаем все возможное чтобы доставить вас в Виргинию. Посадка заканчивается через пару минут. После чего мы отправимся. – Эта фраза пилота заставила дамочку нервно замолчать, подергав ремни, которыми та пристегнулась почти сразу…

    -Тони, ты видела мужика на 13 ряду? – Мэри ехидно улыбалась, выглядывая в приоткрытую шторку на толстого мужика, который ел так жадно, будто до этого еды никогда не видел – он собрался уничтожить все наши запасы сэндвичей. – она заразительно рассмеялась, а потом добавила.  - А ближе к хвосту парочка. Боже, как же меня уже достала та дамочка. На  – Мэри всучила Антонии бутылку воды – Я больше не могу с ней разговаривать. – На само деле Мэри нужно было лишь одно – остаться без чьего-либо присмотра, встретиться с  Карлом и отвести того к пилоту. Высота уже набрана.

    Отредактировано Mark Ruiz (2022-05-09 16:05:14)

    +3

    11

    Давно уже можно было привыкнуть к ночным кошмарам и к тому, что весь мир катится к чертям. Но так тяжело возвращаться в суровую действительность тогда, когда вкусил пусть и ненадолго немного легкости и беспечности.
    Смогла ли Антония уснуть? – НЕТ!
    Жалела ли она о своем побеге? – ДА!
    Ночь прошла, а сна так и не наступило. Разбитая, уставшая, с очередной порцией дурного предчувствия, девушка отправилась на работу, мысленно прощаясь с городом, отелем и Марком. На последнем сердце особенно защемило, он показался ей искренним и милым парнем. Жаль ей нельзя с ним даже дружить.
    Все проходило на автопилоте, хотя и в огромной суматохе. Форма, небольшая кладь на колесиках, строгий тугой пучок на голове и неброский макияж. По дороге в аэропорт Тони по обыкновению штудировала списки пассажиров, летящих ее рейсом, выискивая знакомые и полузнакомые фамилии. Несмотря на любовь к небу и самолетам, каждый ее перелет сопровождался приступом паники и страха, что ее обнаружат и вся ее жизнь окончательно полетит коту под хвост. 88 пассажиров. Ни одной подозрительной фамилии. 5 членов экипажа, с которым она осуществила уже ни один перелет. Ну что за дурацкое предчувствие, что обязательно что-то должно произойти? Недосып, не иначе.
    Тони встретилась с подругами, кроме одной опаздывающей, и направилась в самолет, готовится к полету. Она отвечала обычно за бизнес-класс или первый. С одной стороны, людей меньше и работы меньше. С другой – сделано должно быть все на 110 процентов. В случае недовольства пассажиров качеством обслуживание, получать будет она одна.
    Подруги разбрелись по салону и кухне, проверять запасы и подогрев еды, Наварро же отправилась в переднюю часть самолета, готовить пледы и подушки. Сегодня самолет был забит не полностью, но как назло, весь бизнес занят. Ни одного свободного места.
    Пассажиры начали прибывать, а вместе с ними в салон влетела и опоздавшая стюардесса. Если бы она зашла парой минут позже, ей грозили бы сильные штрафы, вплоть до перевода на низкопробный рейс.
    Антония лишь посмеялась, продолжая встречать людей и рассаживая всех по своим местам в отведенном ей салоне. Кажется, все поднялись, дверь самолета закрылась, трап увезли. Борт готовится к взлету.
    Громкий приятный мужской голос объявляет об экипаже, маршруте полета, правилах безопасности и поведения на борту. Стюардессы так же готовятся к взлету, проверяя ручную кладь и спинки кресел.
    Самолет готов, весь экипаж занимает места, и не появляется в салоне ровно до того момента, пока горит табло «пристегните ремни».
    Уже не взлете, у некоторых пассажиров зажегся вызов стюардессы. Кто-то боялся летать, кто-то хотел пить, у кого-то возник целый перечень вопросов. Правила есть правила, во время набора высоты, по салону никто не ходит, даже персонал.
    Как только авиа-судно набрало нужную высоту, стюардессы принялись заниматься своими непосредственными обязанностями.
    -  Боже, как же меня уже достала та дамочка. На, - стюардесса-опаздун всучила Антонии бутылочку с водой, и попросила доставить ее женщине, которая то и дела дергала персонал. То ли первый раз летит, то ли просто боится. Тут не воду нужно пить, а что-то алкогольное.
    Несмотря на то, что это не ее обязанности, отказать Мэри Наварро не могла, В ее салоне все было спокойно, никому ничего не требовалось, отнести за две минуты воду труда не составит.
    -Пользуешься моей безотказностью! Ладно, спасу твою психику.
    Антония перехватила бутылку с водой в другую руку и отправилась по проходу к назначенному месту в хвосте самолета, попутно уточняя у остальных пассажиров, не нужно ли им чего.
    -Доброе утро мисс, ваша вода.- Тони протягивает бутылку женщине и краем глаза замечает законный силуэт. Переводит, фокусирует. Марк?!
    Слава богу, она не выкрикнула этого вслух, но не заметить ее замешательство окружающим было невозможно. Мужчина ее тоже заметил. Тони кивает и расплывается в смущенной улыбке.
    -Привет. Вот так неожиданная встреча. Очевидно, отмазка про ранний утренний рейс сейчас выглядела еще глупее, чем казалась вчера. Учитывая, что рейс оказался один и тот же, пара вполне могла провести ночь вместе и так же вместе отправиться в аэропорт. Смешно. Судьба решила посмеяться, не иначе. Хотя честно признаться, Антония в глубине души была очень рада этой встрече. Она почти уже смирилась, что это знакомство было случайным, как и миллион других, что она мужчину больше не встретит никогда, от чего накатывала грусть. Но кажется у жизни другие планы.
    -Принести что-нибудь?
    Не успела Наварро произнести всю фразу целиком, как что-то с силой сдавливает шею и прижимает девушку к какому-то телу. Глаза округляются, а рот начинает бесшумно открываться, потому что доступ к кислороду почти перекрыт. То ли мужчина не рассчитывает силу, то ли боится, что ему окажут сопротивление. В довесок к виску приложили что-то холодное, от чего молниеносно начала в жилах стыть кровь, а ноги подкашиваться от нахлынувшей паники.
    Испуганными глазами, Тони смотрела на Марка.
    -Одно движение, и я вышибу ей мозги, а после пройдусь по каждому сидящему в салоне самолета. По номеру посадочного места. Тихо все!
    Вряд ли это за ней, иначе бы подобное приключилось ближе к земле, а не в самом начале полета. Лучше от этого не становилось. Утреннее предчувствие не подвело. Тошнотворный металлический вкус страха буквально ощущался на кончике языка, заставляя цепенеть все тело. Кто-нибудь. Помогите…

    +3

    12

    Мэри нервничала. Проводив взглядом удаляющуюся фигуру Антонии, ей очень хотелось попросить у той прощения. Поняла бы подруга все то, что сейчас произойдет? Вряд ли. Из тяжелых мыслей ее тут же выдернул Карл, подхватив блондиночку и легко поцеловав в губы. Напряжение ощутимо сковывало девушку, от чего Карл приобнял ее и шепотом произнес:

    -все скоро закончится, милая. Нужно только все сейчас сделать правильно – она заглянула в любящие глаза и тряхнув головой, будто освобождая ее от ненужных мыслей и повела парня к кабине самолета. К моменту, когда Фрэнк приставит дуло пистолета к виску Антонии, Мэри скинет с ног неудобные туфли и выйдет в салон самолета с пистолетом. Назад дороги нет. И сегодня либо умрут все, либо тихо и спокойно самолет повернет на Кубу.

    У Руиса очень хорошая память на лица, но частенько он мог делать вид, что  с человеком не знаком, даже если это очевидно. Антония буквально сбежала от него и если бы та сделала вид, что вчера ничего и не было, а они видят сейчас друг друга впервые, то это правило игры он бы принял.
    -Привет, – он переводит взгляд на бейдж – Антония. – но дружелюбие наигрывать не готов, наверное, потому, что вчера день был тяжелый, ночь плохо спал, а перелет с истеричной дамой под боком не сулил никаких приятных перспектив  -Действительно неожиданная. – равнодушно бросил в ответ и хотел было ответить, что ему  ничего не нужно, как  девушку со спины хватает террорист. Марк инстинктивно дернулся, но Фрэнк  вжал дуло пистолета сильнее в висок своей заложнице

    -…даже не думай, ковбой! Я убью ее.  – Марк откинулся на спинку кресла, сцепившись взглядами с напуганной девушкой. Не глупи – беззвучно сказал Марк, не нервируя мужика. Стюардесс должны обучать тому, как стоит действовать, если самолет захвачен.  Фрэнк отошел чуть подальше от пассажирских сидений, дабы не допустить, чтобы у кого-то была возможность напасть на него со спины. Визг в салоне был таким плотным, что, чего бы не пытался тот сказать, все терялось в общей панике.  Мэри включила микрофон и пытаясь не встречаться взглядом с Антонией озвучила:
    -Уважаемые пассажиры, самолет захвачен! – это вызвало новую волну раздражающих воплей – будьте уверены в том, что никто не пострадает, если будет соблюдать несложные требования. – голос девушки дрожал, как и рука, в которой она продолжала удерживать тяжелый пистолет – Вам нужно лишь не вставать со своих мест, не пытаться помешать. Самолет заминирован и в случае, если кто-то из  нас пострадает – умрут здесь все. – Фрэнк криво улыбнулся, когда в салоне наступила красноречивая тишина. Люди медленно приходили к нужной мысли.
    В кабине пилота было все не так гладко. Бортинженер попытался оказать сопротивление, почему парень был вынужден выстрелить. Гул и визг, который стоял в этот момент в салоне,  укрыл звук выстрела и если бы не паника большинства, то люди смогли бы понять, что где-то стреляют. Один выстрел – тело мужчины обмякло и упало под ноги Карлу.

    -Блядь – это уже не по плану, но выхода не было. – Нехуй геройствовать, блядь. Жизнь у всех одна  - паники в голосе мужчины было не меньше, чем во всем происходящем салоне самолета. – Поверните в сторону Кубы и все сохранят свои жизни -  Джек молчал, не поворачивая к террористу головы. – Ты слышишь меня, блядь?

    -Это не так просто – отозвался первый пилот – о смене курса надо сообщить  диспетчеру.  – краем глаза глянул на второго пилота, который  больше выглядел бездвижной статуей, чем человеком, с которым пару минут назад обсуждали возможные перспективы развития сегодняшнего вечера с постоянными спутницами в небе.

    - Поворачивай  на Кубу, нахуй мне твои диспетчеры - дуло пистолета вжалось в затылок пилоту. Тот  без пререканий нажал на кнопку включения самолета, чтобы предупредить пассажиров. – Уважаемые пассажиры, к вам обращается капитан Джек Доулсен. Мы вынуждены изменить курс в направлении Кубы. Прошу сохранять спокойствие и быть терпеливыми. Займите свои места и пристегните ремни... 

    Мэри поравнялась с Фрэнком, когда заметила, что тут слишком усердствует, удерживая Антонию за горло. –Фрэнк, ты убьешь ее! Она не опасна – Мэри потянула Антонию к себе – я с ней сама справлюсь – а после, приставив пистолет к ее голове, сказала, иди вперед – Девушки вернулись к тому исходному месту, где сегодня и пересеклись. К тем самым тележках с напитками. – Ты должна меня понять, подруга. Руки за спину  - Мэри дернула девушку, чтобы та не медлила  – Я люблю Карла и не могу допустить, чтобы его посадили за то, что он не совершал. – она достала стяжку из сумки и ей сковала запястья Антонии – Сядь – указала на кресло, а после ту пристегнула. – Ты извини, но иного выхода нет.

    Марк судорожно перебирал возможные варианты развития событий. Насколько действительно захватчики честны в том, о чем говорят, есть ли в самолете бомба и действительно ли никого не тронут. Всегда учили не провоцировать и не привлекать внимание, но ситуации разные и люди в них тоже. Девушка, которая до начала полета была беспокойна и во время набора высоты то и дело повторяла, что умирает, теперь  нервно барабанила по подлокотнику и беспокойно ерзала в кресле.
    -Я в туалет хочу… - жалобно простонала мужу – украдкой взглянув на террориста. - могу попасть в туалет?  - громче она задала вопрос, чтобы ее услышали, на что Фрэнк тут же среагировал – Нет. Ссы под себя – мерзкая улыбка растеклась по бледному лицу. Мужчине нужен был наркотик. Та хотела было отстегнуться, но муж остановил – Бетт, он убьет тебя. - в этом была истина, но стрессовые ситуации каждый переживает по-своему, кто-то берет себя в руки и мыслит холодным рассудком, а кто-то поддавшись панике не способен пережить очередной этап в жизни. Элизабет из последних. Ее нервы просто не выдержали. Она, громко возмущаясь, начала откидывать руки мужа, в желании отстегнуться, с криками «мы все-равно все здесь сдохнем»,  твердо была намеренна попасть в туалет. Фрэнк выстрелил и этим самым поднял панику. Люди стали один за другим вставать с мест, а Фрэнк стрелять в каждого кто вставал на ноги, не особо заботясь о том, что корпус можно было повредить. Ситуация вышла бы испод контроля окончательно, если бы самолет не вошел в  зону турбулентности. Фрэнк в тряске потерял равновесие, упал, выронив оружие, которое упало под пассажирские сиденья. Люди даже не думали вставать со своих мест. Это дало возможность самому Руису оценить ситуацию

    Отредактировано Mark Ruiz (Вчера 11:26:17)

    +1


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » do you have the time


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно