Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » the breaking news from trusted sources


    the breaking news from trusted sources

    Сообщений 1 страница 4 из 4

    1

    https://i.ibb.co/w7tTdcQ/27-03.png
    Howard Rorke // Mark Ruiz // Eva Moran
    « If you find the motive, you will find the criminal. »
    Sacramento, California, 03.22

    +8

    2

    Информация об исчезновении Патерсонов доходит до ФБР с большим опозданием, но всё ещё раньше, чем до CNN или "Washington Post". Очень скоро здесь будет дежурить толпа журналистов и ещё одна толпа - обычных зевак. Место происшествия оцеплено плотным кольцом оперативных сотрудников, однако никто из них не потрудился оградить желтыми лентами белый штакетник. Привлекать внимание к случившемуся до выяснения всех обстоятельств считается нежелательным.
    Она здесь затем, чтобы эти обстоятельства выяснить.
    - Ева Моран, подразделение ФБР в Сиэтле, - чтобы попасть на частную территорию в пригороде Сакраменто, каждому из присутствующих необходимо предъявить служебное удостоверение (такие правила). Нервно продемонстрировав своё и осматриваясь с ощутимой осторожностью, она проходит между федералами в форме и в штатском, пытается выцепить взглядом значимые детали.
    - Сэр? - чувствуя легкую растерянность, касается ладонью плеча одного из мужчин, остановившихся вне группы людей. Он только что закончил говорить по телефону. Ева бегло читает надпись на его бейдже, когда тот оборачивается и смотрит на неё с удивлением.
    - Сэр, мне нужен агент Марк Руис, где я могу его найти? - мужчину зовут Эддисон Херст, и он сотрудник пресс-центра ФБР в Калифорнии. Отмахиваясь от вопросов почти грубо, потому что обеспокоен и занят другим, Эддисон Херст куда охотней откликается на просьбы административного руководства. Указывая большим пальцем в пространство за своей спиной - в направлении главного входа, он набирает новый номер и уходит в неизвестном направлении.
    - М-мм, понятно, - протягивая себе под нос, а затем негромко фыркая, Ева Моран отправляется к оформленному в классическом стиле крыльцу. Его ступени по краям обрамляют несколько кустов из диких роз - неухоженных, но по-прежнему цветущих назло всем. После событий в Вашингтоне и столкновений с агентами, имеющими доступ к принятию ключевых решений, она почти привыкла к пренебрежительному отношению (агент Кит Росс и его фразы отчетливо впечатались в её память).
    "Спасибо, Кит".
    Останавливаясь неподалеку и наблюдая, Ева отправляет пару сообщений для Эстер:
    "Дерьмо полное".
    "Здесь нечего ловить".

    Однако у неё есть приказ. Перелет из Сиэтла в Сакраменто в условиях пары часов на сборы необходимых вещей и отмену намеченных планов даётся им всем нелегко.
    "Рорк с ума сошел, если считает, что может получить здесь хоть что-то."
    "Это так не работает".
    "Блять",
    - Ева Моран жалеет, что не обладает достаточными полномочиями и не может это изменить. Полномочия в структуре ФБР имеют определяющее значение. Она поджимает губы, когда окидывает происходящее взглядом. Её взгляд цепляется за резковатую походку человека, который прорывается на территорию особняка сквозь группу оцепивших её федералов.
    - Я - Оуэн Патерсон, и это мой дом! - вопит он, размахивая папкой с бумагами и телефоном, зажатым в руке. - Пропустите меня, черт возьми! Могу я пройти на территорию своего дома?
    Срываясь с места, Ева бросается к нему навстречу раньше, чем успевает об этом подумать, ведь Говард Рорк озвучил ей приказ. Она останавливается и замирает на месте лишь тогда, когда Оуэну Патерсону преграждает дорогу один из мужчин в штатском. Высокий, в кожанке черного цвета, с темными глазами и аккуратной укладкой. Его голос звучит спокойно и уверенно.
    - Агент Марк Руис, сэр, - небрежным движением руки он "светит" перед лицом Патерсона своим значком, после чего мягко и сдержанно приглашает. - Вам необходимо пройти со мной, нам есть о чем поговорить.
    На лбу Оуэна Патерсона отчетливо проступают морщины, его возмущение ощущается во всем периметре не слишком ухоженного садового пространства. За услуги садовника-мексиканца он платит из тех денег, которые получает из бюджета штата Калифорния. Оуэн Патерсон - представитель крайне левых настроений в партии демократов, и любит видеть, как его физиономия вещает об этом с центральных каналов.
    - Я уже говорил с ФБР. Что толку, а? - с отчетливым тремором в голосе и пальцах, свободных от вещей, Оуэн Патерсон смотрит на агента Руиса снизу вверх. - Что толку, скажите мне?! Я должен найти способ их вытащить.. вы знаете об этом. Вы видели это.. да-да, вы все!
    Оуэн Патерсон ухмыляется и указывает пальцем на каждого, кто попадается ему на глаза. Ева делает короткий шаг назад и замирает в оцепенении. Её пребывание здесь не должно быть бесполезным, но нервозность преобладает над способностью выполнять обязанности.
    Глухой хлопок входной двери заканчивает эту сцену. Оуэну Патерсону никто не препятствует. Его жена, двое детей и мать исчезли накануне, и руководство в ФБР приняло решение скрывать эту информацию от прессы. Загнанный в угол отец семейства чувствует себя, словно в клетке, и никто из присутствующих не имеет морального права его осуждать. Каждый из федеральных агентов оживает и возвращается к своим обязанностям спустя несколько секунд.
    - Агент Руис? - используя заминку, Ева делает несколько шагов навстречу, удерживая тон голоса ровным.
    - Мое имя Ева Моран, и я здесь по поручению Говарда Рорка. Он находится в центральном офисе, а вам должны были сообщить о моем визите, - формальные фразы не выдают неуверенность в полномочиях, и этими фразами допустимо прощупать почву. - Мы можем поговорить? Оуэн Патерсон вряд ли настроен слушать вас прямо сейчас.
    Слегка пожимая плечами, Ева показывает агенту Руису свой значок, сканируя его на проявление сексизма, но его взгляд задерживается на значке, а не на её груди под белой футболкой.

    Отредактировано Eva Moran (2022-03-27 23:30:26)

    +5

    3

    «Веди переговоры так,  будто от них зависит твоя жизнь» как-то однажды с совершенно непроницаемым лицом высказал Гаан еще совсем неопытному стажеру. Руис тогда только начинал применять полученные знания на практике, не очень уверенно, не всегда правильно.  Теперь, по прошествии стольких лет он научился подрываться по первому звонку и высыпаться в дороге к штабу или к месту происшествия, научился не задавать лишних вопрос,  а еще, не шугаться заставки российской телекомпании «вид», каждый раз как звонит Соломон.

    -Агент Руис – сонным осипшим голосом отвечает, не удостоверившись в том, что звонок принял. Тишина. Раздражение  больно кусает остатки сна, когда приходится глянуть на экран болезненно чувствительными глазами   и понять, что стоит незамедлительно перезвонить.
    Дело оказалось по-настоящему неотложным.  На предрассветных сумерках Марка решили выдернуть не только из сна,  еще и экстренно перевести  с давно разрабатываемого дела  с мексиканскими  картелями  на похищение семьи политика. Такое впервые и вызвало внутреннее неприятие решения вышестоящих, но спорить не в его привычке. Спасибо за это  отцовскому воспитанию или все-таки армии.

    Двумя днями  ранее...
    Кастор сидел в неприметном фургоне «Формост электрик» , припаркованном в конце улицы так, что нужный дом осматривался отлично. Дом Патерсонов  простирался лощеной картинкой американской мечты из приоткрытого   окна, вызывал у колумбийца злость. Или зависть. Было тяжело определиться. Вдали от дома, этот мужчина, с бросающимся в глаза безобразным шрамом на щеке, терпеливо, выкуривая сигарету за сигаретой, следил за нужным объектом. Он уже хорошо знал расписание всех домочадцев: Клэр Патерсон – мать семейства, существенно моложе стареющего политика, каждый день с 9 до 11 в салоне красоты пытается сохранить остатки былой свежести на белой коже, а длинными ресницами подчеркнуть синеву от чего-то уставших невеселых глаз. Эта женщина очень хорошо выглядит для своих лет и довольно энергично встречает каждое утро и поспевает за своими подрастающими детьми. В это время девочка 7 лет – Мэри, находится в школе,  мальчик  5 лет – Том,  дома с бабушкой .  Мать Оуэна Патерсона самое хлопотное лицо из всех, кто должен был быть вывезен в Колумбию, но и при этом скорее и самый ценный рычаг давления. Элизабет требовались постоянные лекарства и был риск довести женщину до сердечного приступа еще до того, как пересекут границу штата.  Часа в 3, любящая мать забирает свое белокурое чадо и никуда не заезжая, возвращается домой.  Все семейство вечером собирается дома и где-то в часов 10  в окнах гаснет  свет. Иногда только в окнах Клэр нет сна, и женщина могла до 12 ночи заниматься своими делами. Жизнь скучная, тривиальная, словно застрявшая в петле без единого намека на изменение в устоявшемся порядке. Всему этому грозил наступить конец как только стемнеет...

    -Все знают план. Не отходите от него или пристрелю нахуй – Кастор улыбнулся, но жесткий неподвижный шрам на щеке исказил физиономию в какую-то оскалившуюся гримасу. Луису Кастор не нравился, хотя бы потому, что  тот ничего не говорил зря и то, что должно воспринимать шуткой, шуткой на самом деле  может не являться. В его присутствии  все напрягались не столько из-за пугающего внешнего вида, сколько из-за слухов, которыми обрастал Кастор,  а шрам на щеке  имел дюжину небывалых легенд, что волей-не волей начинаешь задумываться – стоит ли испытывать судьбу? К Кастору обратились как к наемнику, который отлично знал внутреннюю полицейскую кухню, ни раз уходил от местного правосудия и знал все возможные пути отхода. Этот мужик был гарантией выбраться из любой возможной передряги. 
    Все ровно по часам. В три утра выключена сигнализация, почти сразу 4 человека проникли в дом через парадный вход. У Кастора сложилось впечатление, что американцы живут так долго тихо и мирно, что простые меры предосторожности соблюдались редко, а всем местным плевать друг на друга или уверенны, что в их-то районе точно ничего криминального произойти не может. Похитители почти бесшумно поднялись на второй этаж, как и было обговорено, без лишних заминок  хватают спящих и пользуясь первыми минутами шока и непонимания связывают и заталкивают в  припаркованный фургон. Пока это излишнее внимание было не нужно. Но как бы ты не пытался продумывать все возможные варианты провала, жизнь преподносила сюрпризы.  Так произошло с  Клэр Патерсон. Когда Кастор вошел в спальню, то обнаружил только мятую постель с отброшенным одеялом. Женщины не было на месте. Свет из приоткрытой двери ванной комнаты почти сразу привлек внимание, Кастор шмыгнул за дверь и скрылся в тени, напряженно ожидая. Ему не нравились эти отступления, но почти был уверен, что такой поворот событий был неизбежен. Когда женщина вышла, он накинулся на нее сзади, крепко подтянув ту  за талию, прикрыл огромной ладонью, провонявшей сигаретным дымом, чесноком и прогорклым жиром недавно съеденного  фаст-фуда, ей рот. Потянулся за стяжкой, но вопреки ожиданиям, женщина оказалась не настолько пустоголовой напуганной дурой, насколько могла такой казаться, она воспользовалась моментом, чтобы выскользнуть, ударить Кастора по яйцам и, сметая все фоторамки с тумбочки, едва владея своим телом, схватила пустую вазу, ударила ей Кастора со всей возможной силой и закричала что-то несвязное.
    -Блядь  -  прошипел Кастор,  схватив женщину за ночную сорочку, которая с треском рвущейся ткани буквально сбила ту с ног. Кастор навалился на нее, ударил головой об пол, от чего тело женщины обмякло, и борьба прекратилась.
    Закидывая бабу в фургон он плюнул нервно «пришлось повозиться» и в следующий момент влез следом. Стоило оставить позади этот проклятый дом и убраться подальше, пока не нагрянули копы. Некогда было и думать о том, как болью пульсирует пах и, что будь его воля, он эту бабу убил бы прям там, у сраной кровати.

    Сейчас…
    Особняк не по нуждам огромный. Невольно Марк улыбнулся, окидывая площадь глазами, вспомнил кадры из всем известного мультика, в котором Скуби-Ду носился из комнаты в комнату, может семейка заигралась в прятки? Сообщение о пропажи целой семьи поступило довольно поздно, как  в полицию, так и в ФБР. Дело ли в том, что Патерсон сначала самостоятельно пытался их разыскать или в том, что интрижка на стороне заставляет потерять счет времени и забыть о семье. По дороге на место, Руис уже успел полистать материалы дела, которые красноречиво заявляли о том, что похитители не особо-то и скрывались: из камер видеонаблюдения удалось установить номер фургона, который в скором времени найдут брошенным на границе штата; удалось установить личность одного из самых разыскиваемых международных преступников – Кастор Перез, наемник и убийца, который не вызывал вообще никаких оптимистических прогнозов на счет судьбы семьи, но вполне разжигал азарт в желании схватить паршивца или быть напрямую к этому причастным. В чем возможный интерес Кастора в похищении семьи Оуэна в ФБР уже тоже нашли самый логичный ответ, раскрыв личности еще двух преступников. Так или иначе, в ФБР были уверены, что похитители позвонят, и стоит к этому моменту  быть готовыми и подготовить главу семейства к возможному разговору и к требованиям.
    Не услышать Патерсона было невозможно. Руис торопливо подошел к политику, отмечая про себя, что лучше бы имел дело с республиканцами, они как-то еще со времен рабства в США были куда разумнее и человечнее, но ничего не оставалось, как попытаться того успокоить.
    -Агент Марк Руис, сэр – Патерсон слушать Руиса не желал, это была очевидная и нормальная реакция ко всему происходящему. Что может быть тяжелее собственного бессилия? Марк только проводил глазами стремительно скрывшегося за дверьми политика, и свое внимание переключил на новый объект. Ева Моран – молодой агент со знанием судебной психологии. Девушка держалась уверенно, на лице было сложно прочитать хоть что-то, но именно на этой сосредоточенности он и задержал взгляд.  – Мне, видимо, представляться не нужно – легко улыбнулся, протянув той ладонь для рукопожатия – Будем знакомы.  – А после, отдав той в руки материалы дела, ответил, отходя чуть дальше от дома, чтобы закурить. – никогда не имел особого таланта разговаривать с потерпевшими. Думаю, Вы этим и должны заняться. Похитители должны позвонить. Я на самом деле удивляюсь, почему они не сделали этого  до сих пор.  - протянул черный "Американ спирит" Моран, будто обязательно все агенты ФБР курят - Надо того как-то успокоить. Нервы на пределе у всех. - неспешных пару затяжек под ровный и уверенный голос новой знакомой. Оценить ее внешне успел сразу. Думается, что это успели сделать все, кто ее заметил.

    Внутри дома царил такой же видимый хаос, как и снаружи. Работа кипела и каждый из занятых делом Патерсона четко знал, что должен делать и насколько губительно может быть каждая минута промедления. Всего через каких-то двадцать две минуты телефон  Оуэна зазвонит…

    Отредактировано Mark Ruiz (2022-04-01 16:43:07)

    +3

    4

    - Сэр, - реагирует она очень формально (пока), протягивая ладонь в ответ, как наученная правильным реакциям и послушная сука Говарда Рорка из Сиэтла. Марк Руис старше её на несколько лет и, вероятно, уже повидал некоторое дерьмо, однако на Кита Росса он не похож (с выводами Ева Моран не спешит). Уравновешенно и без нервов она смотрит в его темные глаза.
    - Мне сообщили, что я могу с вами связаться, - без авиаторов он выглядит попроще, и посерьезней - если прячет за ними взгляд. Это очень удобно, но Ева Моран привыкла смотреть в глаза. - Калифорнийское подразделение не выделило переговорщиков?
    На пару секунд её брови с удивлением ползут вверх, но затем выражение лица становится снова спокойным. Дружелюбная улыбка, встречающая деловые вопросы, внушает толику доверия и вызывает улыбку в ответ. Не такую дружелюбную, но демонстрирующую готовность к сотрудничеству. 

    - Спасибо, - Ева Моран не курит обычно. Принимая из рук агента Руиса сигарету, позволяя её поджечь, она делает короткую затяжку и выпускает пару колечек дыма. Ей необходимо успокоить нервы. Ева Моран курит лишь в двух случаях: когда чертовски нервничает и после хорошего секса. Оценивающий взгляд проходится по ней аккуратно и ненавязчиво, пока пальцы свободной руки перелистывают материалы дела под тлеющую сигарету в другой. С обстоятельствами Ева знакома плохо, недостаточно осведомлена.
    - Можно на ты? - спрашивает она коротко, не отрывая взгляд от папки с бумагами. Пользуется случаем. Большинство мужчин в ФБР поведутся на женское внимание, и возможно, агент Руис тоже один из таких. Он ведет это дело в поле, что означает - он ей нужен. Как ей нужен был агент Кит Росс и понадобится однажды кто-то ещё. Рядом кипит работа и настоящая, далекая от федеральных формальностей жизнь.
    Отвлекаясь от папки с показаниями случайных свидетелей, Ева поднимает глаза и хмурится. Молодая женщина хнычет и уговаривает одного из федералов впустить её в дом. Через несколько секунд и слабую попытку прорваться, ей заламывают за спину руки - движением, отточенным многократными повторениями.
    - Эй, оставь её.. - возвращая документы агенту Руису, Ева срывается с места и спешит в её направлении, проговаривая заученную фразу. - Агент Ева Моран, подразделение ФБР в Сиэтле.
    - Пропустите меня, сэр.. пожалуйста.. мое имя Эбигейл Кросс, и я здесь работаю.. - девчонке не больше семнадцати, совсем ещё подросток. Миловидное личико, хрупкая фигура и аккуратный внешний вид.
    - Вы понимаете, что здесь происходит, мисс Кросс? - произносит агент, фиксируя девчонку в положении, не позволяющем продвинуться в дом или хотя бы пошевелиться. На её глазах слезы, и сопротивляться Эбигейл Кросс уже не пытается.
    - Мне нужно поговорить с Оуэном Патерсоном, - тихо скулит она, пока хватка не ослабевает окончательно под настойчивостью Евы Моран.
    - Отпусти её, она не представляет угрозы, - но ничего не происходит. Посветить значком не прокатывает, ведь у парня напротив, сжимающего девчонку в руках, имеется такой же значок.
    - Скажи ему, чтобы отпустил её, Марк, - обращаясь к Марку Руису, она ориентируется мгновенно и предпринимает уже проверенный метод. В ФБР всё держится на полномочиях, и этих полномочий у Евы нет. Зато они есть у агента Руиса. Короткого кивка его головы достаточно, чтобы "просьба" сработала. Выражение лица оперативного сотрудника сменяется на нейтральное. Разжимая пальцы, он поднимает вверх ладони.
    - Да, сэр, - субординации каждый из присутствующих научен не меньше, чем она сама. Девчонка оседает на садовую дорожку плавно, потирает запястья дрожащими пальцам и сдавленно хнычет. На долю секунды Ева теряется, и эта растерянность отражается в нервном взгляде. О том, что делать с Эбигейл Кросс дальше, она не подумала.
    - Эй, детка.. - осторожно усаживаясь с девчонкой рядом и привлекая слишком много внимания, Ева опускает ладонь на вздрагивающее от всхлипов плечо, делает голос мягче. Её голос становится почти нежным. - Мистер Патерсон сейчас очень занят, но я отведу тебя к нему, как только это будет возможно. Пойдем со мной, детка? Марк, ты мне не поможешь?
    Втроем они скрываются в садовом домике для гостей, где несколько часов назад пункт для переговоров оборудовали сотрудники ФБР. Открывая двери наугад, Ева находит свободное от людей помещение. В углу свалены инструменты для поддержания в идеальном состоянии газона, за окном снуют встревоженные федералы. Дверь не успевает закрыться плотно, когда Ева останавливает агента Руиса коротким движением руки (ладонь упирается в его грудь очень мягко). Дергано оглядываясь на девчонку, застывшую на месте от страха, она переводит взгляд к его глазам и произносит шепотом.
    - Он не станет говорить с нами откровенно, пока не окажется в уязвимом положении во всех отношениях. Сотрудничество с ФБР вряд ли его вдохновляет, - рассуждая об Оуэне Патерсоне, политике средних лет, который производит впечатление порядочного семьянина, Ева медленно качает головой. Она ему не верит. Её губ касается и в следующее мгновение исчезает острая, как лезвие, ухмылка. Ева Моран учится делать свою работу, но делает её очень по-женски.
    - Принесешь для Эбигейл бутылку воды? - голос становится крепче, чтобы девчонка услышала вопрос и немного расслабилась, пока взгляд выражает совершенно другое: оставь меня с ней потрепаться.

    Марк возвращается спустя двадцать минут. Его пунктуальность вызывает вопросы, когда дверь приоткрывается, но коротким кивком Ева выражает ему благодарность: "Стоял за ней все это время, чтобы она не открылась внезапно?"
    Девчонку она передаёт для допроса - уже официального.
    - Не волнуйся, детка, - выпуская её руку из своей, Ева обещает скоро вернуться, - Без адвоката ты не обязана с ними говорить.
    Провожает её взглядом, изменившимся, как только тоненькая фигурка теряется из поля зрения. Обхватывая себя руками, делает тяжелый вздох и поворачивается к Марку Руису. Он выше её, Ева смотрит на него слегка снизу.
    - Она с ним трахалась, - замолкает и переваривает сказанное, сомнений в сделанных выводах у Евы Моран почти нет. - Её нельзя отпускать.
    Бок о бок от садового домика они проходят в направлении вычурного особняка. Она ухмыляется коротко.
    - Так странно, что здесь нет охраны. Патерсон слишком уверен в себе и своей непогрешимости для человека, трахающего малолетку, - эта грязь, всплывшая внезапно, не вызывает в ней отторжения. Передавая информацию Эстер в последнем из сообщений, Ева останавливается и смотрит на Марка.
    - Эбигейл считает, что могла облажаться. Она проводила много времени с его детьми, Мэри и Томасом, подрабатывая после школы, потому что живет через дорогу. Он платил ей за это, а потом платил за другое. Эбигейл Кросс - наивная дурочка, которая знала слишком много, чтобы её мог использовать кто-то ещё. К ней нельзя допускать адвокатов, Марк. Иначе мы ничего уже от неё не добьёмся...
    Как и журналисты, влезающие повсюду, федералы способны играть грязно, манипулировать системой и её устройством изнутри, в своих собственных интересах. Но кто такой Марк Руис? Способен ли он так играть?
    "Ты сделаешь это?" - её взгляд царапает его, провоцируя на полезное для исхода дела решение (на игру чужими руками). Поворачиваясь к нему задницей, Ева Моран входит в огромный дом, ожидая, что агент Руис за ней последует. Эстер бы ухмыльнулась самой ебанутой из своих ухмылок: "слишком дешевый трюк.

    - Давно здесь? - осведомляясь с любопытством, она останавливается в просторной кухне, совмещенной с гостевой комнатой, и оценивает обстановку. Дом напичкан людьми, каждый из которых знает, что именно должен делать. Поступающие приказы из головного офиса держат их в тонусе, пока Ева Моран рассматривает агента Руиса беззастенчиво и мягко уточняет. - Я имею ввиду дело.

    Когда этот день закончится, Ева Моран щелкнет зажигалкой в номере отеля класса middle и сделает глубокую затяжку ещё раз.

    Отредактировано Eva Moran (2022-04-26 17:19:50)

    +2


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » the breaking news from trusted sources


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно