Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » наотмашь


    наотмашь

    Сообщений 1 страница 3 из 3

    1

    Код:
    <!--HTML-->
    <div class="aesthetic-upd">
    <div class="aesthetic-photo-upd" ><img src="https://i.imgur.com/tdv7gZ4.png"></div> 
    <div class="aesthetic-text-upd">the vexlers</div>
    </div> 
    

    +5

    2

    Когда Рой появляется на пороге ее апартаментов, Лотти открывает дверь нараспашку, и дает ему самому ее прикрыть. Она не мнется, не сомневается, не боится.
    Это Рой.

    Частично даже её Рой.

    Они встречаются периодически то в Сакраменто, то в Эл-Эй. Отправляются даже в короткий роад-трип: отец настаивает на том, чтобы оба участвовали в презентации нового альбома его последнего клиента.

    Лотти привыкает к тому, что Рой постоянно есть.

    Рядом.

    И что ему можно позвонить.

    Забавно, что это оказывается моментом, который определяет всё, потому что по итогу Шарлотта Векслер все равно чувствует в Сакраменто одиночество после бесконечного фестиваля вечеринок. Сложно существовать в спокойном тягучем городе, когда привыкаешь к взрывам. Она пожимает плечами, но продолжает функционировать от адреналина до адреналина, потому что только он в достаточной степени способен заменить кокс.

    Когда отец спрашивает, не стали ли они друзьями, Лотти пожимает плечами, рассматривая старые их совместные фотографии с Бенджамином Войтом на стене.

    Лотте сложно сказать, потому что она давно уже не старается никого как-либо идентифицировать в своей жизни. «Здесь нет никого постоянного».

    (Рой — единственная константа из всех)

    Ей уже не страшно, не волнительно и не жутко, когда взгляд мужа падает на неё. Она не выводит его из себя.

    Они сосуществуют.

    Есть Рой. И есть Лотта. И у них вполне неплохо даже получается играть в семью. По крайней мере, в его квартире она позволяет себе лечь на холодный пол и долго смотреть наверх. Или уснуть.
    Или позвонить со словами: меня что-то гнетёт, не хочешь покататься по городу?

    Они катаются, пока Рой проезжает мимо людей, закатов, домов и других машин, а Шарлотта думает, что всё может быть хорошо.

    Главное — уметь играть.

    А Рой проходит внутрь.

    Она запрыгивает на кресло, надкусывает яблоко, которым только что игралась, бросая его в воздух. Довольно жует, изучая внимательно его лицо. Говорит как бы: и что мне скажешь? Есть новости? Прекрасно знает, что есть, но у нее пока что совсем другие планы.

    Как и любая другая выращенная в любви и исполнении каждого желания девочка, Лотти была капризной. И капризы свои она привыкла удовлетворять.

    Рой — нет. Но Шарлотта не сомневается, что вскоре и его этому научит, потому что на встрече в яхт-клубе он уже был практически свой.

    Ло выдает, переводя наверх взгляд,
    — Нам надо съездить в Эл-Эй, как папа сказал. Ты не забыл документы?

    Прекрасно ведь знает, что не забыл. Но говорит все равно.

    После того случая с вечером яхт-клуба, Шарлотта смотрит на Векслера немного по-другому. Меняет угол зрения, внимательнее подмечает детали. Во-первых, он не такой уж и жуткий; во-вторых, умеет даже быть забавным; в-третьих, у него что-то с этой девушкой из полиции есть.

    Не то, чтобы она волновалась или же сейчас ревновала, просто думала:
    что будет дальше?

    У неё вроде бы тоже был муж, но наличие брака не являлось сильно большим препятствием. Уж Лотта об этом знала. Откидываясь назад, она громко смеётся. Взгляд Роя пропускает мимо себя.

    Так значит, Лил…

    Сейчас она думает: нужно будет спросить у отца. Про неё и про стоматолога Уэйна. В конце концов, надо же знать, какая девушка умудрилась зацепить твоего мужа. Может, помочь ему потом выбрать интригующий подарок на ее день рождения, естественно, анонимно…

    — Ты не хочешь мне что-нибудь рассказать про Лилиан по пути… Она такая была красивая, — ее глаза сверкают. Так бывает каждый раз, когда находит что-то очень интересное для себя. — Подробности вашего знакомства, например? Я тогда немного прослушала…

    Настоящего. Знакомства. Лотта не делает акцент, но именно это и имеет в виду. Полагает, что Рой догадается.
    А еще — что проигнорирует, но она спросит еще. И еще. И еще. Пока кто-нибудь не сломается. И так как репутация неуемной кисы значится именно у ее светлой головы, то у Векслера просто нет шансов.

    Он всего лишь оттягивает момент, но Лотти ему разрешает... Как мужу. И другу, может быть.

    Яблоко опускается на синее блюдце на маленьком журнальном столике рядом с креслом. Ло вглядывается опять: Рой одевается скромно, но аккуратно — ткань выбираемых им вещей становится лучше. То, что она покупала ему, явно не вошло в основной его гардероб, но цель была и не в этом. Ей хотелось, чтобы он ощутил роскошь на вкус. Прикоснулся к ней. Понял ее. *Захотел*.

    Лилиан, в принципе, тоже могла подойти: она была выдержанной, красивой, *породистой*. Главные критерии удовлетворены.

    Как феноменальная сука Лотти всегда ощущала таких.

    Теперь ей нужно было узнать – что именно там было. И не дай Бог, что-то похожее на любовь. Она помнила отца.

    Бенджамин Войт любил свою жену настолько сильно, что даже в течение всех последующих лет не нашел ей замену. Не то, чтобы даже искал - для него более никого не существовало. Лотта отказывалась верить во что-то подобное, и поэтому никогда в такое не ввязывалась. Чем сильнее ей нравился партнер, тем стремительнее она от него избавлялась. Чтобы не вляпаться, как отец, а после годами ловить отходняки и чуть ли не плакать.
    Не посвящать себя никому.

    Лотти увлекается одним мальчиком за другим, иногда включает разнообразие в виде симпатичных девочек, даже ее постарше.

    Ей нравился Жорж тем, что его можно было сильно не любить. Можно было в принципе не любить: главное было много смеяться и трахаться, красиво находиться рядом и иногда говорить о чем-то более глубоком, чем бренды.

    Ей нравился Жорж. С ним было просто и не было никаких заморочек, ревности, понятия преданности и чести. Просто знай меру и не твори сильно большой хуйни.

    И сейчас ей уже иначе нравится Рой. Ему вообще ничего от нее не нужно, поэтому ему можно доверять, как никому до.

    Может быть, ему даже будет можно открыться. Лотти пока не скажет этого на все сто.

    Но словит немного знакомое чувство, как от отца, а большего – и не нужно.

    В какую-то минуту она фокусируется на нем опять и смотрит долго, потому что думает: а к Лил у тебя что-то тоже серьезное? Как ты с этим справляешься?

    Почему у тебя никого нет?

    Из-за нее?

    Она смотрит на него, но не задает вопрос вслух, хотя он застывает в воздухе, едва подрагивая:
    Это все из-за неё?

    [STA]let's get a ride[/STA]
    [NIC]Lottie Vexler[/NIC]
    [AVA]https://i.imgur.com/l5JotG8.gif[/AVA]
    [SGN]-[/SGN]
    [LZ1]ЛОТТИ ВЕКСЛЕР, 20 y.o.
    profession: полу-профессионально прожигает жизнь;
    [/LZ1]

    +4

    3

    Лотти говорит: я запуталась.
    Они сидят в его потрепанном поло, дожидаясь, пока красный сменится зелёным, и Лотти говорит только эти два слова за целый вечер. Перед ними по перекрестку скользят машины, Рой смотрит на них безынтересно и отвечает: - Хочешь поговорить об этом? - хотя они оба знают, что сам он в принципе не говорит. А где-то в глубине души догадывается, что поговорить нужно, ибо запутался мощнее. С пятнадцати - в себе, с прошлого июля - в новых обязанностях. Но Рой не умеет говорить; передавать переживания словами через рот не обучен, поэтому только и может, что слушать других.
    Вечерний воздух врывается в приоткрытое окно, стоит ему тронуться с места, и красивые волосы Ло щекочат его плечо.

    Брак - это всегда про смешивание. Растворяясь друг в друге, два человека взбалтывают в союзе собственные невзгоды и удачи, что-то переживают вместе, что-то решают никогда более не затрагивать. В их [браке] смешиваются две реальности: Ло - люкс; Рой - нищета [души].
    Лотта - Ламборгини красивая и блестящая, Рой же - псина побитая, что бежит по обочине.
    Они оба знают, что ни в одной параллельной реальности их союз не смог бы быть удачным.
    Два диаметрально противоположных мира врезались друг в друга с головокружительным рёвом; по обоим пошли трещины.

    Лотти говорит: ты так и не носишь те шмотки?
    Он удивляется: ей правда это интересно или всего лишь способ заполнить молчание? Хотя с какой это стати кто-то будет интересоваться его повседневностью? Даже фиктивная супруга. Особенно фиктивная супруга.
    Говорит: - Иногда, - и даже не врет, надевал в Пентхаус Ливии. - Приказал направлять комплименты на твой электронный адрес, но, видимо, потерялись где-то в спаме, - и улыбается. С ней как ни странно легко улыбаться.

    Шарлотта неожиданно вызывает симпатию - такого давно не испытывал не было к людям, с которыми не работает. В его реальности уважение люди заслуживают делами, чаще - рабочими. Потому что личных Рой не заводит.
    А Лотта выбивается из "привычного" и возвышается в персональной иерархии.
    И смотрит всегда доверчиво, как будто, прийдя время, сможет доверить свою жизнь. Иногда ему кажется, что кажется, а иногда вовсе нет.
    В анализ он не умеет, а потому старается лишь не зацикливаться. В особенности после, когда брат рассказывает истории её похождений и выясняется, кому она действительно доверяет жизнь.

    Он снова оказывается в её квартире: за последний год виделись в три раза чаще, чем за предыдущие три. Не оглядывается - давно изучил даже мелкие детали. Как, например, те, что Лотта всегда оставляет после себя кавардак. Забавно, кажется, делает она это не только в доме, но и в сердцах тех, кого смогла заворожить.
    Кивает на вопросе о документах. В не_собранности его обвинить было никогда нельзя.

    Лотти говорит: я тогда не расслышала.
    Про Лил.
    К горлу предательски подкатывает ком, а в мыслях всплывает лицо Уэйн. Опять же, предательски - сколько раз планировал его в них [мыслях] похоронить? С пятнадцати пытается; счет сто восемьдесят три миллиона / ноль. Векслер ощутимо проёбывает.
    - На допросе, - отвечает коротко и резко, одним словом закрывая возможное обсуждение. На скулах проявляются желваки. И Рой захлопывается, как захлопываются двери метро: молниеносно и с грохотом. Следующая станция - одиночество, поезд следует по маршруту молчания.

    - Поехали, - приказывает разве что и молча приподнимает брови: ты ведь уже готова?

    Кивает на приборную панель, молчаливо предлагая ей включить любую музыку на своё усмотрение. Снова. За последние пару раз успел привыкнуть к музыкальному вкусу супруги и к некоторым довольно навязчивым песням исполнителей, которых ранее не слышал.

    - Почему ты спросила про Лилит? - спрашивает как будто мимоходом и бросает взгляд на супругу через зеркало заднего вида. Его устроил бы любой момент, связанный с желанием, высказанным ей в тот вечер. Про сходить на допросы. Как будто это в самом деле может быть интересно Ло.
    Думает: если Ло что-то видела - это плохо. Не для их брака, а для карьеры самой Лил.
    И тут же думает: если Ло действительно бы что-то видела, не стала бы тянуть с разговором. Эта мысль ненамного  послабляет напряженные нервы-канаты, натянувшиеся внутри.

    В зеркале заднего вида разглядывает темно-синюю машину, следующую за ними уже три перекрестка подряд.

    Отредактировано Roy Vexler (2022-04-12 17:46:07)

    +3


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » наотмашь


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно