Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » эпизод, в котором макс векслер разговаривает с призраками'


    эпизод, в котором макс векслер разговаривает с призраками'

    Сообщений 1 страница 3 из 3

    1

    2018

    лос-анджелес, сша

    макс векслер
    сара страффи


    https://i.imgur.com/ossjvUZ.jpg

    я держу тебя за руку, видишь? чувствуешь? помнишь? там, где надо быть меткими/сильными/вычурными - (нужное выбрать) нам обоим уже не придется точно. там, где шепот бессмысленен, там где холод дыхания выменять только на крышку гроба. постучи, раздолбай, сожги. все, что сделано - высеку там, где уже не достанешь мыслями. только раз можно в жизни уйти так, чтобы навсегда целиком остаться.
    я уйду
    ты оставайся

    [NIC]sarah straffi[/NIC]
    [AVA]https://i.imgur.com/0dQGLJn.gif[/AVA]
    [LZ1]САРА СТРАФФИ, 22 y.o.
    profession: заноза;
    sleep, sugar
    [/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/ihn8ht6.gif[/SGN]

    +2

    2

    сладкая жизнь в голливуде это все многогранные сказки, сотканные рафинированными детишками богатеев - обязательно с историей золушки, где каждый может попытать свой шанс ухватить фортуну за хвост или что там ей причитается, выиграть лотерейным билетом успешный успех, озолотиться в один день с головы до ног, чтобы потом петь песни и слагать оды этому сахарному городу, снюхивая весь запас той дряни, на которую раскошеливаться теперь до конца жизни - чтобы не видеть серой реальности, в которой тебя просто оттрахали раком, чтобы потом показывать в качестве ссаной красной тряпки для быков-бедняков, что съезжаются сюда, отдают все деньги и остаются ни с чем. сладкая жизнь, от которой пересыхает в горле и никакой воды не хватит - напиться, перекрыть жажду, забыться. сладкая жизнь, которой давишься в грязном сортире, выблевывая вместе с остатками позавчерашней еды любые надежды на то, что обязательно что-то изменится вдруг. конечно, вот еще чуть-чуть, еще немного - все получится. если усердно работать и ждать, если что-то резко менять - все обязательно получится. так обещают какие-то там взрослые в школах, так вещают постоянно сектанты всех федеральных каналов. даже самому злосчастному неудачнику - обязательно повезет; вот тебе методички и аффирмации в наушниках каждые два часа - заучивая идиотские фразы, смотря в зеркало - подмигивая себе. вот тебе карты желаний - вырезай из журналов тачки, бриллианты, обклеивая ободранные стены улыбающейся анджелиной джоли. вот тебе марафоны и медитации, смотри не захлебнись от преисполненности. лучше утопи кого другого - зачтется точно. не веришь? ну и нахер тогда
    стрелка часов застывает вскриком; боль это всегда спонтанным взрывом, на фоне которого невозможно победоносно пройти - только падать, покачнувшись, особенно если пытаешься убежать - застыть на долю секунды, чувствуя как спазм сдавливает легкие. чувствуя как земля вылетает из-под ног старым скейтбордом. ни равновесия, ни особых умений. плечи дергаются в судорогах, пол встречает спину уютом - почти объятиями. мысли словно взрываются вместе с каждым новым усилением боли где-то по телу, где-то там, где уже не достать, не проверить. мысли о том, что вообще происходит. кто сказал, что так просто понять, что жить осталось каких-то пару минут? или не пару? кто сказал, что можно быстро составить завещание, попрощаться со всеми присутствующими, отмолить грехи и с блаженным взглядом принять неизбежное - словно вся жизнь вообще-то в тягость была, поскорее бы на небеса, поскорее бы подальше от этого зловония человеческой ноши. к святым, к богам олимпа, к прабабушке, умершей от рака легких - поболтать - ну как там. очень хочется, чтобы тот свет был похож на что-то красивое из всех этих реклам про блаженную жизнь на острове с белым песком. хотя нет; с ума сойти от тоски. и обязательно ведь в детстве продумываешь свои похороны в самых красочных иллюстрациях, как все будут рыдать, разрывая глотку, как все обязательно пожалеют, биться головой об стену будут, сдохнут и сами от боли. а ведь на деле не так все, да? боль только в простреленном теле. боль только у того, кто заслуживает ее. неважно чем - даже попыткой стать лучше. стать успешнее. стать версией себя, у которой есть все, что накручивает окружающий мир счетчиком. просто так хочется ведь - перехочется, на том свете не принимают кредитки.

    глаза наполняются слезами. хрип застывает в горле, вырываясь как-то запоздало - будто и не торопится стать предпоследним/последним. страшнобольнострашнобольно. паническая атака встряхивает остатки сознания резко, становится холоднее, становится жарче. перебойным контрастном душем каждая из реакций - ощущения сменяются слишком быстро, чтобы стараться их замечать и фиксировать. кому теперь это надо, сара? глаза застилает туманом и детством, где братья стреляли из водных пистолетов, попадая, смеялись заливисто, нужно было моментально рухнуть на свежую траву, побиться в конвульсиях красочно наглядно - чтобы подбежали и тогда атаковать по полной. один:один. жаль сейчас только не так. жаль никогда так уже не будет. глаза застилает иллюзиями прошедших лет, которые, оказывается, теперь ничего не значат. потому что все закончится слишком раньше - потому что все заканчивается уже сейчас. почему никто никогда не предупреждает? почему нет подготовительных курсов о смирении, о знании, о принятии. из тела точно выливается кровь, из тела точно выходит жизнь - это тебе не детский пистолет с проточной водой, ну максимум окрашенной, чтобы потом не отстирать одежду и мама будет ругаться нарочито громко, чтобы всем было ясно - проступок сильнейший, непозволительный. чтобы всем было ясно, но никто не исправился в дальнейшем. глаза закрываются. видит макса - то ли в забытье, то ли в реальности - пытаясь в агонии хоть как-то зацепиться за мир. запястья трясет бешеным пульсом, страхом, тотальным разочарованием. столько несбыточных планов, столько желаний, спущенных в унитаз, смешанных с чужим дерьмом. столько всего, что больше не имеет никакого смысла - даже не сказать, не прокричать - больно так. больно как. слезы перекрывают любые попытки поспорить с фатальностью и попытаться убедить себя, что еще не конец. в красивых голливудских фильмах патрик суэйзи ходит призраком вокруг деми мур, пытается ее трогать, пытается спасти ее от нерадивого друга и все это так с изящным свечением, шутками-прибаутками - все это так весело. сара, правда, сомневается, что сможет найти вуппи голдберг и через нее обнимать макса благодаря милосердию и вопиющей галантности. сара не знает, почему все эти мысли выстраивают баррикады в ее крохотной умирающей голове. если бы можно было выжить, то обязательно рассказала бы по всем новостям. если можно было бы не умирать, если можно было бы остаться. и нет ведь никакого четкого осознания - просто несколько выстрелов в цель, мозг даже не пытается сосредоточиться на четкой формулировке. ясные сравнения отходят на второй план в момент.

    не хочу. не хочу. не хочу
    сара пытается закричать, хватается руками за воздух, пытаясь убежать. сейчас еще слишком рано, ей всего-то слегка за двадцать, у нее еще вся жизнь впереди - они обещали ведь. у нее столько планов, столько целей, аккуратно выписанных на сотне листов белоснежной бумаги. ей нужно проехаться по штатам, ей нужно заработать миллионы, ей нужно перестать сидеть на наркоте, ей нужно купить себе самую красивую дорогущую куклу барби, ей нужно купить дом матери и братьям, ей нужен синий кабриолет, в котором они с векслером уедут подальше отсюда, ей нужно обязательно сжечь сотни тысяч долларов и развеять их по ветру, ей нужно покормить кошку лесли, ей нужно просто жить. еще и еще
    не хочу
    блять
    не хочу
    сара изо всех сил крутит мысль, что она жива. что она останется здесь. что все это шутка, розыгрыш - так не бывает - у них же получилось. у них все получилось. просто вынесли все, накидались кислотой и теперь ловят слишком страшные галлюцинации. дададада - все вот так. и никак иначе; надо просто что-то сделать, чтобы очнуться - литр водки. проспаться. нужно что-то сделать - срочно. быстро. вот прямо сейчас - чтобы все это отступило, все было как раньше. потому что умереть невозможно, она не может вот так просто - она бы предвидела это все. просчитала бы. тело встряхивает импульсом; это просто дурь, просто наркота, просто слишком много, но не передоз. у нее все шансы выбраться, надо просто что-то придумать быстро.всегда же придумывала, всегда же все исправляли. футболки от краски отстирывались же. все
    не хочу. не хочу
    сара не может пошевелить руками, не понимает видит ли что-то перед собой. сара упорно верит, что еще чуть-чуть и ее отпустит, пытаясь спрятаться от страха, что все заканчивается вот прямо в эту минуту. сара знает, что в голливудских фильмах все умирают так героически и красиво в отличие от нее сейчас - поэтому это все не смерть. потому что смерть не такая. а какая? где все эти подлинные идеалы для соответствия? выставите счет и список? напишите рецензию о том, как все было чувственно и феерично. в конце залпы, титры и надежда на продолжение; хотя какая блять надежда может быть после смерти?
    просто кислота. просто эмдиэмей. просто любая сама паршивая дрянь, только не выстрел. только не пуля, разрывающая кожу, вены, артерии, органы. пуля, лишающая всего и сразу. пуля, пролетающая насквозь или остающаяся внутри; как в шерлоке - когда он решал за секунду, куда ему падать, чтобы не позволить себе умереть. да хватит этих блядских отсылок, сравнений, откуда все это? киноманка херова. сара не чувствует реальность, не чувствует макса, не понимает, как вообще они здесь оказались. большие деньги - сладкая жизнь. большие деньги - успешный успех. просто забрать чужое и стать счастливее; они заслуживают ведь - заслуживают настолько сильно, что вот плавный итог. заслуживают настолько яро, что даже выйдут победителями. макс на этом свете, сара на том.
    не хочу. не хочу.
    а кто спрашивает-то? а кому теперь важно такое ценное мнение? убеждай себя, ищи остатки кайфа там, где его не было и в помине. там где были только рьяные спесь и вера во всемогущество; там, где вы решили сломать систему и всех нагнуть. там, где инициатором действия - смелая сара страффи, все просчитавшая, обо всем позаботившаяся, все точно решившая. самая умная умница во всем лос-анджелесе, посмотрите, похлопайте, вознесите. положите цветы потом на могилу - орхидеи - любимые. много. белых. цветных - любых. чтобы потом рыдать, вытирать слезы обязательно шелковым, непонятно откуда взявшимся, платком. прямо как в детских фантазиях. в белом кружевном платье с синеюще-бледной кожей, с куклой барби в руках, той самой дорогущей и красивой в гробу из красного дерево - а потом сожгите или заройте в землю. плевать, если честно
    не хочу
    не хочу так
    не хочу никак
    сара даже не в курсе, что может быть столько боли сразу, растягивающейся от ступней до висков. замыкающейся в шее. замыкающейся оскалом внутри нервной системы - кольцом, удар за ударом. стук сердца стихает плавно, шум пульса притормаживает за поворотом. как плохо, что не все дороги заканчиваются обрывом и приходится въезжать на скорости в бетонную стену. размазывая кости по неумелому граффити.
    не хочу
    прости, макс
    я так не хочу умирать

    [NIC]sarah straffi[/NIC]
    [AVA]https://i.imgur.com/0dQGLJn.gif[/AVA]
    [LZ1]САРА СТРАФФИ, 22 y.o.
    profession: заноза;
    sleep, sugar
    [/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/ihn8ht6.gif[/SGN]

    Отредактировано Inga Caplan (2022-04-09 13:10:19)

    +2

    3

    Сказки смешиваются с реальностью, разноцветными красками мажут реальность. Сказки, они ведь почти, как кокс, делают жизнь ярче и забористей - хотя, казалось бы, стоит не обманываться и не забываться. Стоит прекратить жить в иллюзиях, начать жить в реальности.

    Но в Голливуде принято верить в прекрасное; в Голливуд бегут те кто мечтает о яркой жизни, свете софитов и славе. О, славой упиваются многие, они мечтают о ней с пелёнок взращивают в себе желание быть популярным, модным и таким известным, что все непременно должны обосраться от одного его вида. Огромное количество знаменитостей, проживающих в Голливуде, трепещут сознания завистливых мелочных людей, чья карьера и жизнь складывается не так.
    Красивая жизнь с экранов говорит каждому о том, что деньги решают многое, что известность автоматически делает тебя не уязвимым, притягательным для противоположного пола. С экранов телевизора известность кажется чем-то божественным, невероятным – тем, что обязательно вознесет тебя на Олимп современного мира, тем, что обязательно сделает из тебя короля.
    Известность объединяет, завистью пропитывается в душе и требует немедленных действий. Известность топит многих в мечтах; они безнадёжно зацикливаются, теряют смысл и свою жизнь в погоне за американской мечтой.

    Макс и Сара тоже ею обманулись.

    Американская мечта для них двоих не существует. Американская мечта для них двоих проебалась где-то в моменте зачатия, когда его предки зачали угашенные под веществами, а её даже не позаботились о том, что в процессе порвалась резинка. Их американская мечта навсегда останется неосуществимый, недосягаемой, не существующей, потому что каждый из них, хоть отчаянно умеет мечтать, где-то в глубине души знает - никогда ничего не получат. Никогда ничего не добьётся, никогда не смогут вырваться из порочного круга нищеты. Они родились в ней они в ней живут и продолжают существовать: нищета определяет их как личности. В голливудских фильмах, в месте где они живут, почему-то имеют очень большой стереотип подобные сценарии. В них главный герой преодолевает все трудности нищий жизни, фантастический находит способ обогатиться, и в итоге становится одним из самых Крутых людей на планете, для которого открыты все двери и представлен огромный круг возможностей. Иногда Максу кажется, что все те кто снимают фильмы в Голливуде, никогда не оглядываться назад. И это не метафора, это прямые слова; потому что оглядываться в этом городе необходимо постоянно. каждый день в ЭлЭй случаются кражи, насилия, убийства. Кто-то убивает друг друга за кусок хлеба, кому-то просто хочется наконец-то нажиться, для некоторых это способ получить хоть какое-то пропитание на день. В этом городе насилие – это что-то нормальное что-то, а чем действительно стоит снимать фильмы. Потому что американская мечта нихуя не работает; потому что американская мечта существует только в мифах и фильмах, а все что связано с реальностью не имеет к ней никакого отношения.
    Именно об этом были бы правдивые фильмы, именно об этом нужно показывать с экранов и говорить, что не получится у тебя ничего. Вся эта мотивационная хуйня, которую затирают с экранов должна в обязательном порядке сгнить самоуничтожится. Он говорил об этом не раз, он постоянно твердил что с удовольствем смотрел бы фильмы, где отражается реальность, где показываются люди, которых он видит каждый день, из которых он выбивает дурь каждый день. Красивая картинка заебала красивая картинка не дает действительно восприятия и обманом заставляет верить в прекрасное. Ведь он поверил. Он блядь чертовски поверил в то, что у него жизнь может быть лучше. Поверил, что сможет получить, достичь чего-то и быть богатым. Глупый, попавшийся на крючок мальчишка, запутавшийся в паутине вранья и предпочитаемой роскоши.

    Поверил и проебал.
    Тебя.

    Ты пришла в жизнь, как откровение, а ушла из неё рвано и так болезненно, словно забрав с собой сердце.
    Внутри осталась пустота. Без тебя реальность - не та.
    Без тебя жизнь - ебанный тлен и Макс умирает, медленно и верно сгорает. Макс отчаявшись, рыдает, громко и истошно, потому что без тебя   р е а л ь н о с т ь - н е   т а.

    Макс Векслер кругами ходит, по комнате найти себе места не может и то и дело оглядывается по сторонам. Действия бессмысленные, рваные, глупые, но чем заняться не знает, растерянно смотрит на часы. Время кажется ему материей тягостной, ядовитой и тошной, что злится. Злится и вспоминает ведь, как несколько дней назад так же ходил по комнате, вспоминает улыбку, к которой делал огромные шаги и пропадает.

    - два дня назад -

    Стивен кричит, что необходимо двигаться реще. У них почти все готово: машина перекрашена в неприметный синий, скручены номера, стекла специально затонировали так, чтобы невозможно было определить кто внутри. В багажнике лежит огромная сумка сумка со всем необходимым, а сейчас на столе передними план магазина.
    Весь план они продумывали вместе, долго решали как лучше поступить и даже ходили на разведку [естественно, как по другому, они ведь по-серьезному собрались]. В конце концов для пущей надежности Стив устроился туда на несколько дней на подработку, в ходе которой и узнал, что максимум выручки будет сегодня; обычно ее забирают каждые три дня, но из-за какой-то технической ошибки, выручка за шесть дней до сих пор в кассе.
    Его было принято оставит в качестве водителя в машине, чтобы не дай Бог че сидел в заведенной тачке и смог рвануть с места сразу же. Они с Сарой же собирались идти вместе - странно, на самом деле это ведь была её идея. И, более того, в целом её желание, он до последнего был не уверен, сомневался.

    Но ты действуешь словно динамит - разносишь все сомнения тротилловым взрывом.
    Ошметки треплет лишь ветер, но до них в сущности никакого дела.

    Он оборачивается и обнимает, Сара льнет кошкой и Макс пьяно улыбается своей персональной Джульетте. Физически трезв, пьянит она. - Ну как? - настроение хорошее, хоть и собран, но не может прекратить улыбаться, смотря на неё.
    Они выбрали время в семь вечера, когда только-только окончилась пересменка и персонал лениво шуршит по залу.
    На часах без пятнадцати.

    [NIC]Max Vexler[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/FWbZAZk.gif[/AVA] [STA]Я у брата дурачок[/STA] [SGN]https://i.ibb.co/wSwB6dV/03.gif[/SGN]
    [LZ1]Макс Векслер, 28 y.o.
    profession: охранник в стриптиз-клубе Rio.[/LZ1]

    Отредактировано Roy Vexler (2022-04-09 22:23:09)

    +1


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » эпизод, в котором макс векслер разговаривает с призраками'


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно