Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » we have won the lottery, maybe


    we have won the lottery, maybe

    Сообщений 1 страница 8 из 8

    1

    https://i.ibb.co/x2q1W0w/tumblr-nb7klb-Eslm1rqmmpbo4-r1-400.webp https://i.ibb.co/vQjWZBy/tumblr-nb7klb-Eslm1rqmmpbo1-400.webp
    sid vega & ester hyde

    [AVA]https://i.ibb.co/dmVxZfh/ester.png[/AVA]
    [NIC]Ester Hyde[/NIC]
    [LZ1]ЭСТЕР ХАЙД, 25y.o.
    profession: играет в рулетку;[/LZ1]
    [STA]"bare those teeth and snarl, baby"[/STA]

    Отредактировано Eva Moran (2022-04-10 19:22:16)

    +7

    2

    - Сука, - Сид снимает руку с ребра. Скудный белый свет полумертвой уличной лампы падает на ладонь. Он видит как алым блестит пятно. Вторая группа крови, знает с тех пор, как понадобилось. Очень давно. Сид вмазывается плечом в стену, лезет ладонью под майку и зажимает рану. Теплая кровь медленно течет сквозь фаланги. Его таймер. Песочные часы. - Еба-ать.


    Сквозь сдавленные зубы вместо анестезии, во рту вкус металла. Вид от первого лица как в фильме Хардкор. Это 5D, он чует любое движение. Дергает пальцем, и ребра стреляет коленным свинцом, сетчатку накрывает сеткой красной пыли и мелкими белыми вспышками. Вспышки разлетаются эхом внутри головы. Повторяются, повторяются. Так выглядит боль. Сид резко дергает ремень джинс, он еле расстегнул пряжку. Перетягивает торс поперек. Джинсы сползают, он жилистый и худой, но лучше потерять штаны, чем потерять литр крови и сдохнуть в подворотне, свалившись в лужу грязи и мочи. Примерно так здесь несет. Ему пришлось свернуть в эту вонь, лишь бы скотина по его душу потеряла след. На гладком кирпиче обшарпанных зданий останется вторая группа крови. Банданой он заткнул рану, сунув под ремень. В ремне пришлось прорезать лишнюю дыру. Он сделал это здесь же, в сраной подворотне. У него с собой заточка, на ней тоже кровь. Сид не знает, какой группы.


    Что он, блять, вообще знает? Эта ночь - полный пиздец.
 Он знает, сколько тычек отхватит в год. Так рассчитана страховка, личная нычка на дока, о визите к которому никто никогда не пронюхает. На бухло, кокс, траву и съем хаты. Годовой список трат: порезы, сотрясения, проебанные на отходняк дни. Дни, когда черным дулом тычут в морду. Норма риска, что спустят курок.
    В этом году многовато говна. Срок между пулевым и ножевым короткий. Пулевого в целом быть не должно, Сид работает с оружием. Кто-то скажет, пулевое логично. Сид ответит, нихуя. Как раз поэтому пулевого быть не должно. Что-то по жизни идет не так, страховка не покрывает смерть.

    Он чувствует теплую линию под тканью футболки. Сука. Стало не сильно лучше, он все еще подтекает как больная всем сразу блядь. Вылавливает из кармана айфон, битая крышка скользит. Открывает телегу, та плюет в лицо чатом с его девкой и голыми фотками в нем.

    - Бля-я, - стонет Сид, с третьей попытки закрывая чат и дрожащими пальцами находит нужный контакт. Красные пятна оседают на стекле, экран работает через раз. Ким спросит, какого хуя он не ответил. Он скажет, был занят - дрочил. Два процента зарядки, свою милую Ким с ее фотками сейчас ненавидит как никогда, и сдавленно матерится. Телефон дохнет раньше, чем он успевает скинуть нужный звонок. Хуй с ним, айфон полежит и опять заработает. Минут восемь или десять, у него нет столько времени. Сид вдыхает носом. Починить бы себя как-нибудь. Считает секунды сотнями. Двести один, двести два, двести три. У него есть зажигалка. На край раскалит пряжку и прижгет, самая ебанутая последняя идея. Типа разбей стекло. Это план «С» - самый главный план, «А» и «Б» рассчитаны на идеальный сценарий и нихуя не работают.

    Все было заебись. Он был в баре, как всегда. Как всегда пил. Там был тот же бармен. «Че, как сам?» - спросил Сид. «Я окей», - ответил бармен. «Тебе как всегда»? Сид оскалился и кивнул. Да, блять, как всегда. Давай без эксцессов. Эксцессов, ясно? Он выучил это слово недавно и долго путал с инцестом.

    Потом та компания. Он подумал, ровные типы, его тут все знают и уважают. Пришли познакомится, он не против. Его угостят отличной травой. Он сразу сказал: если ты наебал и трава хуйня, можешь идти сразу на хуй. Да, блять, так и сказал. Трава была заебись. Он скурил с ними косяк.

    Сид привалился к повороту проулка, поднял голову. Среди темных окон одно светлое. Во взгляде та же красная пыль. Что было дальше? Что, сука, было дальше. Ему надо вспоминать хоть что-то, разгонять мозг, иначе он вырубится. Он задирает футболку, держит зубами, поправляет ремень. У него на ребрах набит череп, ранение прямо в глаз. Думает про бляшку и зажигалку, и, одернув ткань вниз, идет вперед. Майка больше не белая. Кожанкой прикрыл пятно.

    Так что было дальше? Он накурился с теми типами. Они задвигали ему хуйню, типа делают бабки…на чем они делают бабки? На чем они делают бабки, Сид? Вспоминай, сука. Наркота. Кокс? Нет, синтетика. Что он ответил?

    - Что я ответил, - бормочет Сид в полубреде, натыкается взглядом на низкий забор. Блять. Переваливает длинное туловище и с болезненным стоном валится на грязный асфальт. Встает. Он помнит, что он ответил. Ответил, что не понял, какого хуя они подвалили к нему с такими темами. И показал косяк в руке. Типа, это трава, они курят. О чем разговор-то?

    Что было дальше? Он не понимает, где он. Вот здесь улица должна обрываться, выходить на дорогу с одностороннем движением. Выбить стекло тачки и свалить отсюда ничего такой вариант. Похуже - выползти по этой дороге ближе к четырехполосной. Это план «Д», самый крайний. Между пряжкой и крайним он выберет пряжку. Светиться ему нельзя.
    Дальше.
    Дальше.
    Дальше типы вытащили товар. Прямо там. Грохнули перед ним этой хуйней, типа попробуй. Он сказал «нет». Встретился взглядом с их главным и той телкой. Она рядом с ним. Смазливая. Сука, как звали главного? Он не помнит, помнит рожу, она стремная. Он так ему и сказал «ебать, у тебя рожа стремная». Никто не посмеялся. Сказал, убрать хуйню со стола. Пакет остался лежать на месте. Сид понял, что дело - дерьмо, наркота - предлог. У бармена похожая стремная рожа. Как не заметил сразу.

    Так где он? Он черт знает где, потерялся в цепи закоулков. Голова еле варит, его мотает, внутри пищит маячок сбоящего компаса. Пыль мелко мигает красным. Зрение хватает объекты выборочно, они плывут. Он все еще накурен, боль от этого тише. Ему тяжело фокусироваться даже на ней. Слышит странные звуки, рядом жизнь. Может это за ним, плевать. Это план «хуй пойми какой», он так ослабел, что забыл буквы после «Д». План «надо тупо делать». Он делает. Бредет на шум, видит как открывается дверь, в ней женский силуэт.

    - Стой, - выдыхает Сид и тянется вперед. Хватает дверь раньше, чем та закроется.

    Из его рта вырывает тяжелый глухой рык и после превращается в речь. Адреналин лупит по вене, сокращает голосовые связки, дает импульс в мышцы. Сид поднимает руку, действует быстро. Автоматически. Он знает, это короткий приход. Если проебать эту дозу, ему пизда.

    - Далеко собралась? - он заталкивает ее обратно, накрывает ей рот рукой. У пальцев вкус второй группы крови. Дверь хлопает. Холодный ствол глока упирается в ее затылок первый раз, второй - давит сильнее. У него нет времени. Он не выстрелит ей в башку, но ей стоит испугаться и поторопиться. Время стынет вместе с дырой под ребром. - Тихо, детка. Он не игрушечный, а я не шучу.

    Говорит сипло, валится вниз, хватается за девчонку свободной рукой, упираясь дулом в ее затылок. В голове самая плотная кость, выдержит. Не выдержит только пулю. Ладонь на ее плече налегает всем его весом.

    Здесь темно, ничего не видно.

    

- Одна здесь? Найди мне аптечку, будь умницей, - пьяно хрипит ей в затылок Сид, бессилие давит на глотку. Грудь ходит рвано, теплая тонкая линия под майкой никак не просохнет. 


    Что было дальше. Что было дальше. Мысль держит крепче, чем пойманное в темном коридоре плечо.

    [NIC]Sid Vega[/NIC]
    [STA]pretty mutherfucker[/STA]
    [AVA]https://i.ibb.co/yPF8wN2/syd2.gif[/AVA]
    [LZ1]СИД ВЕГА, 31 y.o.
    profession: контрабандист оружия, бандит[/LZ1]

    Отредактировано Thomas Fletcher (2022-04-26 23:08:07)

    +5

    3

    "written and directed by quentin tarantino"
    or no

    Иди ко мне, кисонька, - Фредди Хамид распускает руки, цепляет её под локоть и усаживает на свои коленки почти силой, продолжая трепаться о бизнесе (о том, что он называет своим бизнесом). Ебаная наркота, мексиканцы, оружие и картели. Зачем она в это ввязалась? Она помнит зачем. Фредди Хамид грязно ведёт дела. Однако у Эстер Хайд всё ещё нет на него ничего, - Дикки будет разочарован.
    Мм? - её изящные, тонкие пальцы касаются лица Фредди, очерчивая линию скул. Ему приятно. Через несколько секунд он залезет своими руками под её белье, и она позволит ему сделать это. Потому что Эстер Хайд сделает что-угодно для Дикки Роупера.
    Никогда в жизни не видел такого зада, - в клубе темно и воняет сладковатой отдушкой кальянов. Её задница под полоской лакированной кожи выглядит так, словно выебать её здесь сможет примерно любой, кто способен заткнуть ей глотку по дороге в сортир. Однако никто её не тронет, и она это знает. Никто не тронет девочку Фредди Хамида. Выебать её сможет только он сам. И он бы сделал это, если бы застал Эстер в своей квартире напротив Park Meat Market в эту ночь.

    Прекрати рыдать, Кики, - щелкая пальцами перед лицом девчонки, тушь которой потекла и размазалась по всему лицу, Эстер знает, что это не поможет. - Ты полная идиотка, если считаешь, что можешь переиграть их всех. Мы тут застряли, поняла?! Понимаешь ты или нет? Так что просто заткнись, ладно?
    Правила здесь знают все. Дешевая квартира на несколько комнат забита девчонками Фредди Хамида, каждая вторая из которых сядет за руль подержанного авто, чтобы доставить кому-то его наркоту уже завтра. Но Эстер - особенная. Эстер с ним трахается.
    Энджи доигралась. Хочешь доиграться тоже? - отворачиваясь от лица девчонки, Эстер кривится в гримасе отвращения. В её памяти вспышкой всплывает картинка окровавленного выстрелом без глушителя женского лица. Человек Фредди Хамида стёр с него жизнь, отмахнувшись, как от назойливой мухи, прилетевшей на дерьмо. Однажды это будет ждать и её.
    "Чертов Дикки Роупер".

    Кики, эй? - у девчонки истерика, её сестра уже никому не доставит свой груз, потому что ощутила призрачную свободу. Никто из них здесь не свободен. И преимущества Эстер такие же призрачные. - Детка? Посмотри на меня.
    Во взгляде Кики она видит искренний ужас и отворачивается снова. Кики ей жаль.
    Это Коломбо. Ты же помнишь Коломбо? - указывая пальцем куда-то в пространство за своей спиной, Эстер нервничает. Девчонка не в себе. - Прогуляешься с ним немного? Коломбо не помешает проветриться.
    Вкладывая в её руки потрепанный собачий поводок, Эстер фыркает.
    Хороший мальчик. Хоть кто-то здесь хороший мальчик, - пес подходит на кличку, и пальцы утопают в жесткой собачей шерсти, от которой перманентно несет псиной. Эстер и Коломбо вместе уже давно. Кики беззвучно рыдает. Она успокаивается только спустя несколько минут, уткнувшись носом в бок собаки. Пес ведет себя очень спокойно. Его психика стабильней, чем психика всех девчонок здесь, и чем психика самой Эстер.
    Энджи не была осторожной, - глубоко выдыхая, Эстер поднимается с коленок и опускает на свою задницу ладонь. - Не надо быть как Энджи.
    Её мобильник вибрирует в заднем кармане короткой юбки.
    Да, что? - слегка резковато отвечает она и делает несколько шагов вглубь помещения, за Кики больше не следит. - Я у девочек. Здесь возникла небольшая проблема. Нет, я могу контролировать это, расслабься.. ты же мне доверяешь?
    Фредди Хамид доверяет.
    Фредди Хамид любит свою кошечку.
    Коломбо скачет вокруг Кики в восторженном предвкушении возможностей вырваться на свободу. Свободы не хватает им всем. Порой Эстер кажется, словно ей нечем дышать. Осматривая в зеркале свое отражение - огненно-рыжие волосы, почти задевающие задницу, правильные черты лица и фигуру, взявшую джек-пот в генетической лотерее, она думает о Дикки. Она сделает всё, чтобы Дикки Роупер был доволен. Он - это всё, что у неё есть, и она сдаст ему Фредди Хамида сразу, как только сможет.

    Хлопок двери, сдавленный вздох девчонки и сорвавшаяся с поводка собака приводят её в чувство не сразу. Проходит около четырех секунд, прежде чем Эстер понимает, что события развиваются не так, как она запланировала. Хватая со столешницы пистолет, принадлежащий одному из парней Фредди, Эстер проверяет, заряжен ли он, и дёргается, когда видит, что нет.
    "Блять."
    Возня в комнате производит ещё больше шума. Прикладывая к губам палец, Эстер приказывает девчонкам заткнуться, и они замирают, потому что знают, в каком дерьмовом районе находятся. Сообщение для Джекса улетает с нескольких номеров одновременно. У Эстер отсутствует необходимость сообщать ему о происходящем. Возможно, Джекс ещё не успел дотрахать очередную суку, которую позднее приведёт для работы на Фредди, но сейчас ему нужно возвращаться. Безопасность этого места только что перестала быть безусловной.

    Кики вляпалась. Возникая в дверном проеме опрометчиво и глупо, Эстер смотрит, как окровавленная рука пережимает ей рот, пока собака выскальзывает на улицу и исчезает в темноте. В глазах Кики она видит панику. Её шмотки уже в крови. В её затылок упирается дуло пистолета, вынуждая тихо всхлипывать в руках парня с поехавшим взглядом. Кики трясет. Эстер реагирует, оценивая, насколько сильно он ранен или способен к сопротивлению. С оружием она управляться умеет, но выстрелов сегодня не будет.

    Он не выстрелит. Она не выстрелит тоже. Но только потому что в глоке нет патронов. Об этом он не знает, а она ведет себя как чокнутая сука.
    Бросай ствол, - у него есть три варианта, - Можешь сдохнуть с ней вместе, можешь сдохнуть один, а ещё, может быть, кто-то из нас тебе здесь поможет, если ты опустишь ствол. Но это не точно. Какой вариант тебе охота проверить больше, а?
    Коротко пожимая плечами, Эстер ухмыляется слегка дико и целится. Без естественного света в комнате темно. На Кики ей внезапно становится плевать.
    Прости, детка, - он не выстрелит.
    Секунда.
    Две.
    Три.
    Бросай, я сказала, - агрессия заменяет уверенность.
    Эстер нечего терять. Почти.
    [AVA]https://i.ibb.co/dmVxZfh/ester.png[/AVA]
    [NIC]Ester Hyde[/NIC]
    [LZ1]ЭСТЕР ХАЙД, 25y.o.
    profession: играет в рулетку;[/LZ1]
    [STA]"bare those teeth and snarl, baby"[/STA]

    Отредактировано Eva Moran (2022-04-10 22:59:23)

    +4

    4

    Она так много говорит. Нет. Та-ак много. Невыносимо. Сид нихуя не может понять. У него три варианта: сдохнуть, сдохнуть и…что? Блять. Она как очень плохой оператор техподдержки или психологический помощи на другой стороне трещащей трубки, ее голос так экспрессивен и оттого неразборчив, что проще застрелиться, чем дослушать ее до конца и узнать, как же ему все-таки себя, еб твою мать, спасти. Нажать ноль, нажать один. Убить ее?

    - Что бля? - это все, что он смог выдавить. У него в руках трясется одна девка, напротив - вторая. Ярко-рыжее пятно. Огромные губы. Порнушные такие. Сейчас он этого не понимает. Понимает, что когда она открывает их, его окатывает белым шумом. Мозг в попытках обработать смысл греется под нагрузкой. Она открывает рот опять, опять эта сраная пытка. Самое отвратное применение женского рта.

    «Прости, детка».
    Это он смог разобрать. Два простых слова, она спиздила его реплику.

    - Да, прости, детка, - копирует Сид. Его глок отвечает ее движению и смотрит на нее через комнату. Он бы картинно снял предохранитель коротким движения пальца, но у глока нет предохранителя. Только встроенный прямо в голову. Называется здравый смысл, перегорел по дороге сюда. Он не может поймать чужой взгляд, за него это сделает черное полое дуло. Сид кашляет, харкая медной слюной в затылок своей жертве. - Говори со мной медленно, окей?

    А, она хочет, чтобы он бросил пушку.
    «Бросай, я сказала».
    Это он тоже смог разобрать. Он замер, испарина сползла по лопаткам. Он сделал круг и вернулся туда, откуда все началось.

    - Где я? - выпалил Сид. Она уже не выстрелила сразу, она с ним говорит. Так что было дальше? Почему он опять в этом ебаном баре? Он сошел с ума - так решил. Так проще, не надо разбираться. - Слушай сюда. Если я сдохну, ты сдохнешь тоже, детка. Один вариант.

    Он не уверен ни в чем кроме этого. Он убьет эту блядь, она не тот лотереный билет, который он ожидал, толкая темную дверь. В ней нет ни страха, ни сострадания, ничего, что могло бы ему помочь.
    Силы опять закончились.
 Он, блять, даже не понимает, где он. Из него вытек двойной шот крови, тупая пизда у него в руках трясется как на казни электричеством. Он слышит сзади возню. За спиной выход в убогий грязный район, где бездомных бомжей на улице больше, чем местных внутри домов. Бредя сквозь проулок, он перешагивал шприцы. Здесь торчат на дешевом говне, ошиваются нищие нигеры, грязные иммигранты, нелегалы, все, кому не хватило места и денег на улицы ближе к центру. Такие ребята любят палить в воздух без разбора просто так. Так если он выстрелит - ну и что? Еще одна лотерея. В полицию ему нельзя, но полиция сюда не приедет.

    Логика могла бы возникнуть, будь он в норме. Напряг бы извилины, взвесил за и против. Здравый смысл, точно. Сгоревший предохранитель. Сейчас есть лишь цепь обострённых реакций и импульсов, пасть с пеной у рта, клубок злобы и страха, инстинкт выгрызть шанс вместе с сырой землей или хотя бы забрать с собою как можно больше. Такая вот любовь к жизни.

    Возня за спиной жалит инстинкты, Сид вздрагивает и, толком не развернувшись, палит в возню наугад. Бум. Отдача глока, самая жалкая в мире отдача, лупит в кисть кувалдой. Он, моргая и шевеля челюстью, как бывалый торчок, лихорадочно смотрит за спину. Ничего. Никого. Он слышал скулеж? Он в кого-то попал? Возвращает время назад. Таймер прибавляет три минуты пятнадцать секунд, кровь затекает обратно в рану. Вот он подходит, хватает девчонку. Нет, не хватает - валится на нее. Пистолетом в спину он держал ее рядом, потому что трудно рукой. Чтобы она не съебалась. Мимо проносится черное пятно. Плоский жгут хлестает по его джинсам. Она выпустила поводок. Пес.

    Не важно. Он валится спиной на стену, увлекая девку с собой, на выстрел она забилась в истерике, а он забил ей рот пальцами. Она вгрызлась в пальцы зубами, вместо крови сквозь фаланги текут ее слезы и сопли. Сид хрипит ей: тихо - тихо. Она как сломанный телевизор. Белым шум, сгоревший предохранитель.

    Привалившись к стене, он сползает наполовину. Смотрит на рыжую шлюху через плечо заложницы. Пистолет у него в руках, но целит мимо, сильно левее. Он держит его рефлекторно перед собой.

    Выстрел был только один.

    - Ты не выстрелила, - его тяжелый вдох мешается с всхлипами девки в руках. - Отведи меня на кухню, - здесь есть кухня? План пряжка, ему похуй. Еще тяжелый вдох, легкие отчаянно тянут воздух. - Ты знаешь Фредди Хамида?

    Так что было дальше? Что они хотели? 
Что хотел тот тип со стремной рожей?
    Он смотрит в лицо рыжей как прозревший в очередном приходе безумия псих.

    Они скурили косяк, тип грохнул товар. Прямо там. Нет, товар положила девка, аккуратно так, выверено, а стремная рожа грохнул на него ладонь.
    Он сказал: ты знаешь, кто такой Фредди Хамид?
    Сид подумал, да педик какой-то. С тупым именем.
    Так и сказал: какой-то педик, и пожал плечами. Добавил, тут по девочкам. Усмехнулся. Блядюшник, они откроют в Эл-Эй блядюшник, прямо как в Сакраменто. Техно, шлюхи и наркота. Кокс? Нет, синтетика. Очень дешевая, будут брать у Векслера. И продавать, здесь, в Эл-Эй.

    Ему воткнули под ребра заточку и сказали: передай своим от Фредди Хамида - здесь не будет другой наркоты.

    [NIC]Sid Vega[/NIC]
    [STA]pretty mutherfucker[/STA]
    [AVA]https://i.ibb.co/yPF8wN2/syd2.gif[/AVA]
    [LZ1]СИД ВЕГА, 31 y.o.
    profession: контрабандист оружия, бандит[/LZ1]

    Отредактировано Thomas Fletcher (2022-04-26 23:07:58)

    +4

    5

    Эстер быстро соображает. Очень быстро. Девочка Фредди Хамида не может делать это как-то иначе. Эстер - сука и кошка, которая падает на четыре лапы в девяти из десяти случаев. В десятом - она сдохнет сама. Ведь у кошек девять жизней, в десятой ей свернут шею, и ничего уже будет не важно. Но с собой она прихватит как можно больше тварей, ответственных за эту смерть.
    У Кики жизней поменьше, сохранить какую-то из них она всё ещё хочет. Девчонку трясет от животного страха, и в панике её охватывает оцепенение. Она слышит голос. Он хрипит у неё под ухом, а в висок с силой (ослабевающей или более уверенной - зависит от секунды) упирается дуло пистолета. Незабываемые чувства. Как первый приход, возможность убить или сдохнуть, или выебать до потери сознания. Кики рыдает, но где-то внутри, потому что пуля угодила в лицо её сестры пару дней назад, и сейчас это внезапно становится неважно. Красивое и сладкое личико перестало быть сладким от пули, разорвавшей телесные ткани. Человек Фредди Хамида выстрелил девчонке не в лоб, а в середину этого личика. Кики не хочется закончить также. Слова она разбирает интуитивно, и ей плевать, ведь она ничего не решает. Эстер смотрит на них обоих диким взглядом. Этот взгляд излучает агрессию. Она пристрелит на месте любого, если успеет выстрелить первой. Так кажется Кики.

    Первый выстрел звучит оглушительно (неожиданно) и попадает куда-то не в неё. Теряя равновесие, заваливаясь на бок под тяжестью мужского тела, Кики переходит на короткий визг и с усилием толкает убийцу туда, куда может дотянуться. Её локоть приходится точно в его бок, куда-то под ребро. Вырываясь из его рук после выстрела и не ощущая прикосновения металла к своей голове или шее, Кики дергается и бросается прочь. Забивается в угол. Тихо рыдает.
    Эстер использует этот момент. Ведь это её девятая жизнь, и посмотреть в глаза смерти она не готова. Глаза Дикки Роупера нравятся ей больше. Удар по запястью оказывается выверенным в той степени, чтобы защитить себя (но исключительно из желания жить). Использовать слабость - её привычка. 

    Велика вероятность, что до утра он не протянет, поэтому решение нужно принять сейчас. В ближайшие несколько минут. До того, как в эту дыру ворвется раздосадованный и перепуганный своим косяком Джекс Ридли, и мозги этого ублюдка в углу окажутся размазанными по стене за его спиной. Ещё до того, как он сдохнет от отсутствия помощи первым. Помогать ему Эстер не собирается. У Джекса есть глушитель, шума не будет. Никто не услышит. Никто не узнает. Но кому-то из девчонок все равно придётся убирать за ним грязь. Грязь. Мозгов на стенке Эстер ещё не видела.
    В ебучей спешке она думает, и ей всё это совершенно не нравится, раздражает, а от потребности выбрать что-то прямо сейчас - бесит ещё больше. Её пальцы удерживают мертвой хваткой грязные волосы, сжимая их в кулак, и только остатки воли и шепот разума останавливают её от резкого движения рукой вперед и влево, чтобы приложить жертву затылком об стену ещё раз, но на этот раз как следует (ведь первый уже был).

    - Возможно. А ты хочешь отправиться к нему? - она склоняет голову на бок, приближаясь к его лицу своим. Лицо ей не нравится тоже. На нём кровь и какая-то грязь, хоть и поприятнее, чем грязь от мозгов на облезшей краске стены за его затылком - в этом Эстер уверена наверняка. Она морщится от отвращения и злобы, едва сдерживаясь. Чувствует, как агрессия и ярость колотят её изнутри. Но ей нужен результат. Ударив его еще раз, результата Эстер не добьётся, поэтому повторяет нарочито медленно. - Хочешь встретиться с Фредди Хамидом? Уверен, что доживешь?
    Кики хнычет где-то в стороне, рядом скулит собака. Пес еще жив, Эстер разберется с его состоянием позднее.
    - Да посмотри ты уже, что с ним, черт возьми, - шипит она в сторону Кики, и слышит, как девчонка поднимается с пола, чтобы приблизиться к собаке, пока её собственный взгляд не отрывается от затуманенных болью и потерей ориентации в пространстве тёмных глаз. В тёмной комнате они кажутся черными. Эстер встряхивает парня ещё раз и делает это вместо удара (пусть считает, что ему повезло). Слышит в ответ слабый стон, сдавленный тяжелым дыханием. Затем ещё один, и ещё.

    - Как твоё имя? На кого ты работаешь? Отвечай! - не теряя времени и не разжимая пальцев, Эстер цепляется за край его футболки другой рукой. Тянет вверх. Поверх белой (уже в пыли и грязи) ткани проступает кровавое пятно. Слишком большое, Кики ужасно хотелось жить. Но ей плевать на пронзающую это тело боль, ей плевать, на любую другую реакцию. Это естественный отбор, детка. В готовности вцепиться ему в глотку и ударить в следующую секунду до потери остатков сознания, Эстер осматривает рану, которую пережимает полоска ремня, и слегка отстраняется. Отстраняется, но не отпускает.

    - А ты живучий, да, котик?
    Это сделал с ним Фредди Хамид? Какова вероятность, что этот ублюдок знает что-то и окажется полезным для Дикки Роупера? Ей необходимо выяснить это прямо сейчас. Время сгорает у неё на глазах, как сгорает чья-то чужая жизнь, если это не выстрел в упор. Он бы выстрелил в неё, если бы мог это сделать. Эстер бы выстрелила в него тоже, если бы могла. Животные в шкуре людей правилам естественного отбора научены с первым проглоченным дерьмом. После которого уже никто из них не хочет этим дерьмом подавиться.
    [AVA]https://i.ibb.co/dmVxZfh/ester.png[/AVA]
    [NIC]Ester Hyde[/NIC]
    [LZ1]ЭСТЕР ХАЙД, 25y.o.
    profession: играет в рулетку;[/LZ1]
    [STA]"bare those teeth and snarl, baby"[/STA]

    Отредактировано Eva Moran (2022-04-13 22:04:57)

    +4

    6

    «Тихо, детка», - шипит он на ухо своей жертве и кровь с губы падает ей на плечо. Она дергается. Дергает всем телом, дергает своей ебаной рукой и попадает. Эта тупая сопливая девка попадает лучше него. Острый локоть входит мимо ремня, мимо рваного края раны, на котором, впитавшись в тряпку, успела свернуться кровь. Прямо в распаханное мясо и бьет два раза, как забивают гвоздь. Первый раз комната трескается, второй - раскалывается на куски. Сид не слышит собственный рык. Острый осколок  входит в глазное яблоко, зрение смывает красной пеленой. Яркой, как прямой луч света, как кислота в роговице, оттуда идет пар, он выжигал так чужие глаза.
    Темно.
    Светло.
    Он смаргивает остатки боли, в голове протяжный звон. Накрыв ладонью место удара, трясет башкой, губы ссохлись. Надо поднять голову. Давай же сука, поднимай. Ему помогает эта рыжая блядь. Рыжая сука с глоком.
    Глоком который не выстрелит, - Сид хмыкает.
    Свой выстрел потратил на блядского пса вместо рыжей суки напротив. Она бы скулила в углу, он бы послушал этот скулеж.

    Нет. Кошки умирают бесшумно.

    Что-то ему говорит, он не слышит. Накрыло плотной крышкой, звуки проходят сквозь вакуум боли шипящим прерывистым радио. Ее лицо так близко, что даже в плывущем фокусе он видит уродующий ее гнев. Ощутил будь даже слепым. По шагам, в резком горячем выдохе и ярости, с которой цепляется в грязные патлы. Эта сука не боится замараться. Комната трескается еще раз, звенит уже в затылке. Темнота срубает его на пару секунд. Вот потолок, вот собственные вытянутые в бессилии ноги, вот лицо суки напротив. Он вдохнул пошутить, что злых баб хуево ебут и, возможно, в этом ее проблема, но молча сглотнул металлический вкус, безвольно опустив голову. Одна секунда. Одну секунду он хотел сдохнуть. Настолько невыносима то ли боль, то ли факт, что какая-то сраная блядь таскает его по стене. Короткое желание смерти вштырило каленом железом. Сид поднял подбородок, выжигая сквозь липкие патлы диким взглядом злой псины лицо рыжей суки напротив. Улыбнулся. Зубы, умытые кровью, рваной раной блестят на лице.

    - Не-е, к нему я не хочу, - медленно выдыхает Сид сквозь оскал. Сука общается с подружкой, он кладет руку на карман. Лицо застывает. Пусто. Шарит глазами по полу и натыкается на острое короткое лезвие с черной ручкой, на котором кто-то выцарапал свиную башку. На лезвии присохшая кровь. Свинья в сантиметре от носа ботинка. Блять. К пистолету он посеял заточку. - Я бы мог тебя ебнуть..

    Мимо шмыгает тень, это он ей. Или себе. Его трясет та рыжая сука, он вновь находит ее глаза. 

    - И тебя тоже мог, - вместо глока в ладони пусто. Ощущение оторванной руки. Он пинает заточку ногой, она звенит по полу.  - Можешь звать меня Сидом, - детка. Целых пять лишних букв, в пизду. - Это от Фредди.

    Отнял силой и воткнул в глаз стремной рожи перед тем как вывалиться из вонючего бара в грязную подворотню. Мозги девки остались на стене. На столе остался белый пакет, у него осталась минута съебаться, пока остальная компания в тачке обсуждает последнего бетмена и новые бургеры в вендиз.
    Он отклоняет голову вместе с рукой в своей башке, сука лезет ему под майку. Под затылком стена.

    Он живучий ублюдок. Самый живучий. Самый. Живучий. Ублюдок.
    Ему так сказали, когда он вылез в притоне из пизды шлюхи, хотя должен был умереть. «Вот же живучий ублюдок». Не, не доктор, еще одна такая же блядь. Только сильно страшней.
    Где-то под ребрами сократится сердечная мышца и застучит громким поршнем. Вены набухнут, боль стихнет, легкие вкачают кислород. Зрачок под веком сожмется в мелкую точку и развернется до самого края. Адреналин.
    Еще раз, сердце лупит барабанной дробью в кадык, на тепловизоре красная сетка сосудов. Теперь он четко видит лицо рыжей суки напротив. Она улыбается.

    - А ты живучий, котик.


    Он скалит красные десна и наклоняется ближе сквозь притихшую боль.

    - Такой же как ты, кошечка.

    Руку вперед, длинные пальцы щелкнут замком на ее горле. Бам. Это как выстрел, он дергает ее вниз. Длинной ладони хватит накрыть ей лицо и сжать ебучим прессом, сминая глаза, нос и рот в одно бестолковое месиво. Последняя рывок, как если бы сегодня он снюхал, а завтра бы завязал. Он бы накидался всем сразу. Сука в руках пинается, она такая же живучая тварь. Он валится на нее и крепче давит на шею. Мажет по ее лицу кровью и грязью, лезет ей в рот, руки воняют болотом. Полз сквозь заборы, угодил в налитую грязь. А может это бензин. У нее волосы, как красное пламя. Хватает за патлы, они тут же слипаются. В них теряется кровь. Рана плюется на пол, возле него расползается лужа, и Сид скользит в ней, стены уезжают наверх. Ее каблуки скребут по жиже, она падает в красное озеро следом. Он жмет ее ниже, еще ниже, давит собственным весом. Готов ткнуть ее туда красивым лицом и старательно извозить. Может он сдохнет, но отмывать это дерьмо, ковырять грязь из ногтей и вонять болотом с бензином ей придется долго. Пальцы скользят, шарят в луже черную ручку со свиной головой. Истыкать горячее тело под ним короткой чавкающей очередью и скинуть в сторону отработанным мясом.
    Фредди Хамид не зашьет свою кошечку. Фредди Хамид, может, мертв.

    Адреналин качнет дурью и верой, обещает блять все, но вот он лежит на спине в луже собственной крови, не понимая, как так вышло, что не вышло нихуя. Нихуя. Все болит одновременно. Ничего не чувствует. Доза кончилось, его тупо размазало. В перепонках гул перегрузки. Из раскрытого рта тонкая полоса, из раны - широкая. Чувствует, как жизнь покидает тело и, растянувшись в коридоре, роняет затылок на холодный пол.

    - Ну ты.. - черный полоток становится красным, глаза закрываются.  - ..и тварь, - детка.

    Целых пять букв, в пизду. Сид издает сдавленный хриплый смех.
    И вырубается.

    [NIC]Sid Vega[/NIC]
    [STA]pretty mutherfucker[/STA]
    [AVA]https://i.ibb.co/yPF8wN2/syd2.gif[/AVA]
    [LZ1]СИД ВЕГА, 31 y.o.
    profession: контрабандист оружия, бандит[/LZ1]

    Отредактировано Thomas Fletcher (2022-04-26 23:07:43)

    +2

    7

    Эстер Хайд не боится замараться. Эстер Хайд проебала всю свою жизнь, когда утонула в глазах Дикки Роупера впервые и повелась на его планы, ненависть и секс у стенки в грязном баре. У неё самой глаза янтарные, и в них огонь: в этом огне ты сгоришь нахрен, Сид Вега

    Она откручивает пластиковую пробку грязной бутылки, притягивает её себе под нос, вдыхает и смотрит на него диким, охуевшим взглядом.
    Как думаешь, что здесь, милый? - её голос звучит тепло, но от этого тепла хочется сдохнуть. И он сдохнет, если не помочь ему в ближайшие 48 часов. Эстер Хайд не помогает. На её красивом личике ссадины и синяки, которые этот ублюдок на нём оставил, приложив о грязный паркет, стёртые обои и мебель. Эстер плохо помнит, как именно это случилось. Она вырывалась, как дикий зверь, расцарапывая ногтями всё, до чего могла дотянуться, избивая его и вцепляясь в кожу отчаянно, словно хотела вырвать из его сущности провонявший дерьмом кусок. Оторвать и бросить перед собой рядом. Она впивалась в его тело и разодрала бы его глотку зубами, если бы эта глотка оказалась напротив её зубов. Но Джекс Ридли появился в помещении раньше. Распахнутая дверь не потревожила никого.

    Блять, - шипит Джекс, а её шею всё ещё сжимают чужие пальцы. Воздуха не хватает, еще чуть-чуть, и этот ублюдок придушит её всерьез. Джекс Ридли понимает, чем это чревато. Его башка окажется простреленной пару раз, если девочка Фредди Хамида закончит вот так: в грязном и дешевом блядушнике, где он не смог размазать по стенке мозги кого-то ещё.

    Обсудим дела, - она сидит на нем сверху, убедившись, что наручники сковывают запястья и лодыжки в достаточной степени, чтобы этот ублюдок не смог нанести ей вреда. Эстер Хайд над ним издевается. В помещении темно, где-то рядом мерцает неисправная лампа, а ей чертовски повезло остаться в живых (не так подыхают кошки).
    Что? - интересуется она взглядом, пока Сид приходит в себя, вздрагивает и осознаёт в полной степени своё хуевое положение. - Хочешь поговорить со мной? По глазам вижу, что хочешь...
    Поджимая его под себя бёдрами, чтобы не дергался, Эстер протягивает пальцы к его горлу и фиксирует в положении, где его взгляд направлен в её глаза.
    Мразь, - шепчет Эстер в его губы, наклонившись достаточно низко, но затем с отвращением отстраняется обратно. – На кого ты работаешь?
    Втягивая носом запах горючего, она медленно обливает его тело бензином. Старательно, мерзко, мокро, постепенно.. задевая лицо, вливая бензин в его глотку, пока он хватает ртом воздух, чтобы вздохнуть, и почти вливая в его глаза... Дёргаешься? Дёргайся...
    Кто твой хозяин, котик? Ты барыжишь дерьмом, и знаешь, что это, правда, - котик знает. У котика ноет каждая мышца, пока он пытается пошевелиться, прикованный наручниками к дешевой, провонявшей чужим потом кровати в каком-то блядушнике. Котик перешел дорогу Фредди Хамиду, но пока ещё не понял это.
    Как насчет откровенного разговора, милый? - с синяком под глазом, Эстер смотрит на него пронзительным, яростным взглядом, потому что ей похуй на свой внешний вид. Она работает на Дикки Роупера, и каждый, кто способен ей в этом помочь - сдохнуть не должен.
    Пальцами Эстер цепляет пропитанную кровью ткань и тянет футболку наверх снова.
    Тише-тише, - оценивает его взглядом и шипит почти нежно, когда тело под ней реагирует на раздражитель. Гарри Ллойд справился неплохо, оставив ей возможность потрепаться с мертвецом, а Джекс Ридли сможет держать язык за зубами ещё пару дней. Всё это время она может с ним развлекаться, пока окровавленные бинты, не потребуется заменить.
    Поживешь ещё немного, если будешь послушным, - задевая перевязанную полевым врачом рану намерено, Эстер играется и причиняет боль, регулируя её степень силой нажима изящными пальцами. У этой женщины тяжелая рука. – Горячо или холодно? Сид, тебе горячо?
    Его документы, смартфон и прочие вещи вывернули наизнанку пятнадцать часов назад. Эстер пнула его своим каблуком, когда Джекс Ридли оттащил его тело куда-то в угол. Этот ублюдок застрелил её псину.

    Его имя Сид.. - ноет Кики где-то рядом, но уже через секунду Эстер отбирает у неё разбитый в хлам телефон. В нём фото какой-то шлюхи, несколько полезных контактов, которые удается просмотреть внимательно. Приложив к тачпаду лишенный жизни палец и уняв из сломанного носа кровь, она просматривает их все.

    Котик, у меня имеется ряд вопросов, а ещё плохие новости для тебя, - сдавливая его глотку пальцами, Эстер смотрит в тёмные глаза с агрессией, но не хочет убивать. Эстер Хайд ненавидит смотреть на смерть. Расслабляя нажим, она ерзает на нём задницей, заводит ладонь назад и вытаскивает зажигалку из заднего кармана короткой джинсовой юбки. Эстер Хайд способна держать под контролем Джекса Ридли, потому что Джекс Ридли - полный идиот. Но кто такой Сид Вега?
    Щелкая пальцами и наблюдая, как между ними вспыхивает огонь, Эстер улыбается и смотрит свысока. Сука.. Лицо парня под ней в крови и грязи, он полный придурок, что влез во всё это.. Но кто он такой, черт возьми?
    Кто ты такой, Сид Вега? - приподнимаясь над ним с зажатым огнем в руках, удерживая безопасную дистанцию, Эстер ухмыляется.
    В помещении почти нет света.
    В её глазах горит адское пламя, в его глазах - оно угаснет очень скоро. В соседних комнатах нет больше никого, а пожар в дешевом блядушнике с обгоревшим до основания телом вряд ли заинтересует местных продажных копов.
    Ну давай же, открывай рот, детка.. и быть может, тебе повезет, если мне понравится, какое дерьмо из него вырвется.

    [AVA]https://i.ibb.co/dmVxZfh/ester.png[/AVA]
    [NIC]Ester Hyde[/NIC]
    [LZ1]ЭСТЕР ХАЙД, 25y.o.
    profession: играет в рулетку;[/LZ1]
    [STA]"bare those teeth and snarl, baby"[/STA]

    Отредактировано Eva Moran (2022-04-26 18:42:25)

    +1

    8

    Зацикленная пленка отматывается вначало. Сил так мало, их едва хватает что-то чувствовать. Последний раз такое было черт знает когда. Давно. Он сидел на крэке и фентаниле и очнулся в вонючей грязной комнате на полу в куче тряпья, рядом с ним валялась его мамаша. Она была мертва. Он решил, она в привычном отрубе, и перешагнул через тело, ища среди блистеров на полке нужный. А после вышел из дома.

    Сейчас он очнулся почти так же. Под ним грязный холодной пол, над ним - мерцающая тусклая лампа. Боль вяло пульсирует в ребрах, разбегаясь по мелким ссадинам. Сверху сидит девка. Он, походу, накурился, а ей приспичило трахаться. Он тянется к ней отвесить пощечину, но руки связаны. Понимает, что промахнулся ситуацией. Для шлюхи у нее слишком злое лицо и странная бутылка в руках. А ему - слишком хуево. Это же Мисти. Та рыжая, из порно. В ее задницу влезет атомный крейсер, а в рот влезет два. Сид мерзковато улыбается, но сил опять не хватает. Губы нервно дергаются. Мисти поливает его из бутылки, он не сразу соображает, что это. Она хочет так его разбудить, он пытается рявкнуть, чтобы съебала. Он типа отдыхает. Мисти не даст ему отдохнуть. Она хочет, чтобы он задохнулся. Глотку заполняет тошнотворная пробка плотного масла, и легкие схлопываются вхолостую. Так он проснулся в другом месте: когда его морду накрыли тряпкой и заливали водой. Дерьмовый был день. Этот еще дерьмовей. Сид сплевывает залитый в глотку бензин, схаркивает смолы из бронхов. Черная жижа стекает из его рта.

    Он помнит все очень смутно, помнит выстрел и мертвого пса. Помнит вкус собственной крови и темный тесный коридор. Из пленки надергали кадров и перемешали у него в голове, реальность спуталась с вымыслом. Он был уверен, что забил ее той заточкой со свиной головой, но вот она сидит сверху и втирает ему фразу за фразой, вгоняя иголкой под ногти. Ее голос настойчиво лезет в черепную коробку, а он также настойчиво отторгает его, как недавно сплюнул бензин. Рвано дышит, грудная клетка поднимается и скребет тяжелыми хрипами. Он больной финальной стадией туберкулеза. Нет, он Дарт Вейдер. 
Знаешь, кто такой Дарт Вейдер, Мисти?

    Мисти не знает. Мисти заебывает его вопросами, заливая бензином. Облила бакса на три, она щедрая сука. Руки теперь скользкие. Он двигает кистью внутри стального кольца, стирая кожу запястий, и к бензину добавляется кровь. Сможет ли он схватить эту дрянь на себе? Сейчас ей никто не поможет. У неё в руках зажигалка, на лице садисткий взгляд. Она задаёт вопросы просто чтобы задать вопросы. Сид знает, он тоже так делает. Он спрашивает: как тебя зовут? Или - что ты тут забыл, приятель? Слышит честный ответ и бьет молотком по фалангам. Вгоняет плоский нож в коленную чашечку. Дает заряд тока. И спрашивает тот же самый вопрос опять. Правильного ответа нет.

    Мисти спрашивает холодно ему или горячо. Она, блять, как самый заботливый доктор. Все что он понимает - эта тварь не хочет для него хорошего. И он ей это даст.

    - Мне холодно, Мисти, - хрипит Сид, и это правда. Внутри все сковало льдом, он умирает под едкую вонь бензина. Смотрит на нее исподлобья снизу вверх, отпечатывая ее лицо в памяти. От и до. Эту суку он убьет, если каким-то образом выживет и если каким-то образом у них не найдется повод не убивать друг друга. Если она выколет ему глаза, он найдет ее на ощупь. Она может. Он в ней не сомневается. Ее наигранная нежность и красивая мордашка его не обманут. В другой день он бы к ней подкатил, сегодня он бы раздробил ей лицо.

    Эй, Мисти, насколько все плохо?
    Сделать один последний рывок, прижать эту тварь к себе вместе с огнем зажигалки и сгореть заживо, разодрав глотку сырым воем самой искренней боли. Гореть заживо точно больно. Невыносимо. Мерзко воняет паленой шерстью и жженым мясом, плавится жир, кожа сползает пластами с костей. Но вот она - она будет орать еще громче. Она будет визжать ему в ухо, ебать как сладко будет визжать. Лучше, чем стоны в порно, Мисти. А ему нальют в вальгалле. Но пока он все еще жив. Его подлатали, чтобы эта тварь могла жать на рану как крыса на кнопку, снимая с его лица самодовольную усмешку в гримасу боли и ненависти. И получала свой извращенный кайф. Та крыса, кстати, сдохла. От голода: увлеклась и забыла пожрать.

    - Я работаю на того, кто мне платит, Мисти. Хочешь мне заплатить? - глаза проваливаются в пьяных расфокус. Зажигалка так близко. Запах гари добирается до горла, в глазах фантомные языки пламени. Язык еле ворочается и присыхает к зубам и небу. Ни один мускул не двигается. - Хочешь чтобы я помог тебе? - давай поболтаем, детка. Ты любишь болтать и ты чего-то хочешь. - Сегодня мне никто не платил, и я пошел выпить, - выдохнув пару предложений, заткнулся. Ей придется набраться терпения. У нее есть игрушка, чтобы не скучать. - Встретил там твоего друга, - еще вдох. - И убил его.

    Кто такой Сид Вега? Спроси что попроще, детка. В телефоне куча голых фоток Ким и тачки, в телеге сплошь сикрет чаты, они ебаются по таймеру. Самые важные телефоны не подписаны, лежат в вызовах цифрами. Все, что легко найти - сообщения его девке о том, как глубоко и грязно он бы ее выебал и где. Видос от первого лица снизу вверх с видом на ее подлетающие сиськи и его руку на них. Возможно, это то что ей нужно. Шутка, что ее хуево ебут Сиду все ещё нравится.

    - Эй, Мисти, - в тоне впервые нечто серьезное. Он наконец готов с ней вести разговор без тупых ужимок и шуток. Собрался с силами сказать что-то важное. Что-то безумно значимое. Самое значимое. О, ей понравится это дерьмо. - Что за мразь тебя так разукрасила?

    
Сид дергается под ней, взбрыкивая всем телом. В ее руках дергается зажигалка, огонь покачивается, отражаясь в бездонных зрачках, клыки блестят на грязной роже, а в груди растекается нетерпение. Держи эту штуку крепче, Мисти. Свою зажигалку, детка. Он проверил, получится ли выдернуть руку. Получится. Выбьет палец, но руку выдернет. И снова схватит ее за горло, вроде этой суке понравилось. Жаль камеры нет - это был бы лучший видос.

    [NIC]Sid Vega[/NIC]
    [STA]pretty mutherfucker[/STA]
    [AVA]https://i.ibb.co/yPF8wN2/syd2.gif[/AVA]
    [LZ1]СИД ВЕГА, 31 y.o.
    profession: контрабандист оружия, бандит[/LZ1]

    0


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » we have won the lottery, maybe


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно