полезные ссылки
Дэй никогда не видел Чарли таким обозленным и расстроенным...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » упала с высоты ты не чувствуешь боли


упала с высоты ты не чувствуешь боли

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://i.imgur.com/ETDxY55.gif

https://i.imgur.com/8jQ3YlW.gif

Isabelle Gaultier

&

Lorraine "Lo" Adams

ноябрь 2021. Сакраменто.

неверные предположения иногда бывают верны.

[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/aBhOJWH.png[/AVA][SGN]feels like
I'm a stone

never cried
[/SGN]

+3

2

Ночь лежит на городе темным покрывалом, когда Иса открывает дверь своей квартиры ключом, попав в замочную скважину даже не с первого раза - настолько трясутся руки в трепетном волнении, которое испытывает здесь и сейчас. На изнанке век прочно отпечатался образ Ло - стоит только прикрыть глаза и она тут же видит крупные темные локоны, блестящие глаза, красивые губы и серьги-кольца. Видит и разбивается об этот образ в осколки, не в состоянии стереть из памяти или хотя бы ненадолго выместить чем-то другим. Что вообще может быть значимо кроме того, что Ло, чьей фамилии она всё ещё не знает, согласилась с ней встретиться и пойти выбирать чертово платье?
Иса идет умываться только после того, как номер с её кожи бережно переписан в телефонную книгу на мобильном - ей все равно жаль стирать с себя воспоминания о том, как всё это было. Кажется, она до сих пор чувствует прикосновение чужих пальцев к своей коже - тепло и нежно. Впервые в жизни она не хочет забыть о чужих прикосновениях. Напротив, она хотела бы почувствовать пальцы Ло еще тысячей самых разных способов [в том числе внутри себя, чего греха таить].
Черное платье сброшено куда-то на пол, сумочка валяется рядом - обычно Исабель не позволяет себе такого, с детства приученная к чистоте и порядку, воспитанная хорошей и послушной девочкой. Но сегодня ей хочется делать всё вопреки и почувствовать себя по-настоящему живой, а не просто куклой, у которой есть определенный необходимый функционал. Кажется, в действительности ей до смерти надоело быть удобной.
  Упав на белые хрустящие простыни в одном белье, Иса наконец-то решает, что прошло достаточно времени для сообщения. Тонкие пальчики проворно создают диалог с новым контактом, чтобы в следующую секунду скинуть туда приветственное сообщение, а следом - адрес и время встречи. Поразмыслив, Готье приходит к выводу, что встретиться в четыре - идеальный вариант, раз Ло администратор в клубе и работает всю ночь до самого утра. Не может же она не оставить той времени на сон, правда? Исабель хочет выглядеть взрослой и разумной, по крайней мере в глазах Ло.
Засыпает она искренне нервничая, так и не дождавшись ответного сообщения о согласии. И сны ей снятся мрачные и тревожные, в них всё вдоль и поперек усыпано мерзкими воспоминаниями об отчиме, его языке, руках и члене, которые Иса, к огромному сожалению, знает слишком хорошо. Недопустимо хорошо, если быть совсем честной. Мечется по кровати в холодном поту, тонет между сбитыми простынями и просыпается от собственного крика "нет!", когда во сне Джон заставляет её взять в рот, захлебнуться членом, упирающимся в глотку.
На кровати она буквально подскакивает. В панике крутит головой по сторонам, чтобы убедиться - в квартире нет никого, кроме неё. Минут десять уходит на то, чтобы успокоить бешено колотящееся сердце и выровнять сбитое дыхание. Еще десять, чтобы заставить себя мыслить здраво и нащупать на соседней подушке телефон. В следующую секунду события сна и вовсе отходят на второй план, заменяя мерзкие подробности прошлого возможным будущим - Ло ответила на сообщение и подтвердила встречу. Исабель не в силах сдержать улыбку, а потому позволяет её себе, перешагивая через сброшенное ночью платье, чтобы пойти принять утреннюю ванну. Сегодня ей всё равно на то, что по-хорошему ей стоило прийти на пары через час. Она не пойдет, конечно.
Вместо того, чтобы пойти на учебу, Готье принимает ванную, приводит себя в порядок и завтракает кофе с круассаном, ощущая себя не меньше чем героиней какой-нибудь книги - за спиной, того и гляди, распустятся крылья. Чувствовать себя счастливой неожиданно приятно, и Иса удивляется, в каком же состоянии она прожила пять предшествующих лет, раз ощущения кажутся ей давно забытыми или даже совершенно новыми. Красит губы помадой цвета Каберне, оставляет волосы прямым каскадом спадать на плечи и достает из гардероба очередное черное платье - прямое и короткое, едва достающее до середины бедра.
Из такси Исабель выпархивает за десять минут до встречи, нервно крутит тонкий ободок серебряного кольца на указательном пальце и оглядывается по сторонам. Ло она написала, что будет ждать её у фонтанчика в холле первого этажа, а потом быстрым шагом направляется к месту встречи, впрочем, по пути успевает заскочить в фургоничк с мороженным, чтобы взять с собой два мороженных. Полагаться приходится исключительно на свой вкус, а еще всегда есть шанс, что Ло вообще не ест сладкое, но об этом Иса не успевает подумать, опомнившись только в тот момент, когда держит в каждой руке по рожку. Что ж, если вдруг не повезет, она съест и ванильно-клубничное и шоколадное с мятой. Ничего страшного, да?
Но на самом деле ей очень страшно. Те несколько минут, которые Иса стоит у фонтанчика, каждое её движение выдает нервозность и волнение - она покусывает губы, напряженно смотрит вдаль и покачивается с пятки на носок. Ей кажется, будто Ло может взять и не прийти и тогда всё кончится так и не начавшись - в ответ на эту мысль сердце болезненно сжимается, заставляя дышать глубже.
[Пожалуйста, приходи]

[NIC]Isa Gaultier[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/lIMRId0.png[/AVA]
[SGN]av by некромант[/SGN]
[LZ1]ИСАБЕЛЬ ГОТЬЕ, 19 y.o.
profession: студентка
love: Lo
[/LZ1]

Отредактировано Denivel Simon (2022-04-11 16:05:52)

+2

3

Ло устает. Наблюдать за тем, как ошейник на шее затягивается все туже. Терять остатки свободы, словно не за нее боролась долгие годы. Быть бесправной марионеткой. У нее есть иллюзия власти, оставшаяся от бывшего клинковидная бритва с истертой от частого использования ручкой и темные синяки под глазами. Последние темно-серого с синим оттенком цвета, и весьма неплохо поддаются маскировки с помощью макияжа: опыт по замазыванию следов от пальцев особо агрессивных клиентов не пропьешь [ не то чтобы не пыталась ]. Остальное исправлению с такой легкостью не поддается ни в какую, и Ло отчасти смиряется. С другой стороны продолжает бунтовать, будто глупый подросток [ однажды родителю надоест, и запрет дома, предварительно выпоров; однажды выгонит на улицу без гроша в кармане, как когда-то сделал отец ].
Иса кажется неплохим вариантом, чтобы отвлечься: либо действительно не знает, что у ее нового знакомой на лоб наклеен ценник [ сумма выведена угловатостью букв рукой Флетчера ], либо так умело притворяется, что комар носа не подточит. Иса кажется безопасным вариантом: не похожа на ту, кто решит расчленить или медленно пытать исключительно из любви к чужой боли. А Ло так удачно хочется провернуть побег из дома, чтобы почувствовать собственную самостоятельность без каких-либо отягощающих факторов, что нет особых причин отвечать на сообщение отказом. Никаких особых метаний в стиле Гамлета. Никаких "Быть иль не быть — вот в чем вопрос", озвученных в пустоту. Лишь согласие и кокетливый эмоджи.
Адамс подтверждает встречу и выбирает самые обтягивающие джинсы в ее гардеробе, какие только там есть. Обвешивается цепочками и надевает свободно висящий на теле серый топ, из-под которого весьма пошло видно контрастно-черное кружево нижнего белья. От Джесси избавиться оказывается сложнее, но при должной сноровке получается убедить его, что есть смысл разве что заехать за ней, чтобы отвезти на работу. Когда парень все поймет [ если поймет ], не в его же интересах будет признаваться боссу в том, что проебался: за одобрением Флетчера гонялся весьма откровенно. Ло старалась делать вид, что это ее не заботит [ заботило, хоть больше и из-за чувства самосохранения ].
У нее нет иллюзий касательно причин этой встречи: возбужденный взгляд, алеющие от желания и смущения щеки даже в полумраке выдавали девчонку с головой. Несложно выстроить причинно-следственные связи, если основная задача твоей работы заключается в том, чтобы заставлять хотеть себя трахнуть. Несложно верить, что тебя хотят только трахнуть, когда другие аспекты личности никого не заботят. Впрочем, могло быть и хуже: отца ничего в ней не заботило, кроме ошибочности факта ее существования.
На улице все еще светит солнце, так что надевает солнцезащитные очки еще до того, как выходит из дома. Яркий свет раздражает: даже осенью в этом гребанном штате никуда от него не деться, и она крутит прядь забранных в высокий хвост волос на пальце. Кудри не такие упругие, как бы вечером накануне, но еще сохраняют остаток своей формы. Этот вид практически домашний, если не считать извечных стрелок и ярко-алой помады. Пузырь из жвачки лопается звонко, когда подъезжает такси. Ло бесстыдно слизывает ошметки резинки с губ и говорит водителю адрес. Они встречаются в каком-то там торговом центре, ну ей-богу две подружки, решившие купить по платью и обсудить всех знакомых за чашечкой мокачино. Даже думать смешно, на самом-то деле.
Малышка Китти выкладывает в инсте фотографию своего сына. Ло жмет на сердечко, особо не задумываясь. В некотором роде ей завидует: по крайней мере у нее хватило то ли смелости, то ли глупости, чтобы все же родить. Ее случайные беременности заканчивались так же быстро, как и начинались; эмбрионы не задерживались ни в теле, ни в сердце [ возможно, сердца у нее в том высокопарном и лирическом смысле и не было, как такового — тому бы некуда было притулиться в выжженной пустоши из нереализованных надежд и ожиданий ].
Она опаздывает — совсем немного, но это можно с легкостью списать на типичное женское кокетство. В холле приятно работают кондиционеры. Ло закидывает очки на макушку, всматриваясь хищно в толпу людей, высматривая уже знакомую белокурую макушку. Так львы присматриваются к тому, какая газель первой отойдет от водопоя на достаточное расстояние, чтобы можно было ее сожрать.
Иса находится быстро: стоит с мороженым в руках и выглядит какой-то растерянной. Будь у нее чуть больше совести, возможно, ее бы укололо, но Ло лишь томно улыбается, языком проверяя насколько безупречна поверхность матовой помады, и подходит, уверенно чеканя шаг стуком тонких каблуков. За их счет выглядит выше и стройнее.
— Привет, зайчонок, — выдыхает в качестве приветствия, весьма целомудренно целуя ее в щеку, едва касаясь кожи, чтобы не сразу оставлять алое клеймо губ. С благодушностью смотрит на мороженое в чужих руках, словно признавая чужое право на ошибку. Однако содержимое вафельных рожков выглядит так, словно она перестанет влезать в обтягивающие платья, если слишком долго будет смотреть на этой буйство сахара. — Ты сможешь съесть два мороженых? Завидую твоему обмену веществ, — подмигивает лукаво, поправляя лямку небольшой сумочки на плече. — Ну, с какого магазина начнем?
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/aBhOJWH.png[/AVA][SGN]feels like
I'm a stone

never cried
[/SGN]

+2

4

Из задумчивости Ису выводит стук каблуков по плитке торгового центра - почему-то она точно знает, что именно этот стук принадлежит девушке, которую она ждет. Подымает глаза от мороженного, расплывается в радостной улыбке, такой большой и такой широкой, словно она никогда не видела в жизни никакого зла и являет собой редкий образчик неискалеченной судьбы, счастливого детства и базового доверия к миру. Всё это ложь, конечно же. За плечами у Исабель пусть не самая тяжелая, но весьма гаденькая тайна, в которую она оказалась втянута насильно. И эта тайна ложится на всю её жизнь сейчас мрачной тяжелой тенью, бросается под ноги при любом удобном случае и отрезает все попытки на нормальное, здоровое существование.
Только сейчас девчонка совсем об этом не думает. Ей не до того, потому что Ло снова называет её таким ласковым и таким нужным "зайчонок" - Иса стремительно покрывается румянцем тут же, потому что понятия не имеет, вкладывается ли в это слово какой-то подтекст или просто так общаются все, кто считает друг друга подругами. Может ли Иса вообще считать, что они уже приходятся друг другу кем-то? Что об этом думает сама Ло? Мысли в голове безудержны и стремительны, их не поймать так просто, но это и не требуется прямо сейчас.
- Привет, - она не знает, как имеет право называть брюнетку, кроме имени, а потому воздерживается, хотя мысленно всё же делает пометку о том, что надо прощупать почву на этот счёт, чтобы отплатить чем-то таким же милым и приятным, как это легкое "зайчонок", срывающееся с алых губ вообще без запинок и лишних раздумий. Уж не потому ли, что все сладкие юные блондинки в глубине души хотят, чтобы их называли зайчатками, котятками и прочей живностью в уменьшительно-ласкательном эквиваленте?
Дыхание сбивается ровно на секунду, когда губы Ло невесомо касаются щеки Готье в качестве приветствия, сокращая между ними расстояние и будто выводя куда-то на новый уровень - какой именно, Иса пока не знает и задумываться об этом едва ли готова. Сейчас её устраивает всё и без лишних размышлений. Размышлять это вообще роскошь, потому что мысли могут завести в такие дебри, откуда ни за что и никогда потом не выберешься, потонешь в глубинах своего же сознания, обязательно раскопав какое-то невероятное дерьмо или о себе, или об окружающих - алые губы Ло, целующие в щеку Ису, совсем не сочетаются с самокопанием.
- Ой, - она расстраивается совсем немного, убеждает себя тут же, что ничего страшного не случилось и теперь у неё просто больше информации о той, что бередит душу одним своим присутствием, - я не знала, что ты не ешь сладкого, - виновато пожимает плечами и смотрит сначала на один рожок, а потом на второй. Два она не съест, конечно же, но зато в радиусе досягаемости видит ребенка лет семи, которому это мороженое наверняка поднимет настроение на ближайшие полчаса, - обмен веществ у меня весь в маму, судя по всему, - с улыбкой комментирует Иса и, выбрав для себя клубничное с ванильным мороженное, протягивает этот рожок Ло со словами: - Подержи, пожалуйста. Я на минутку!
Готье идет в сторону той самой девочки лет семи, что на скамейке дожидается свою маму, которая в шаговой доступности выбирает себе что-то из ювелирных украшений. Улыбается ей своей самой лучшей улыбкой и протягивает рожок шоколадного с мятой, чуть склоняясь вперед.
- Возьми, я переоценила свои силы и всё не одолею, - дожидается, когда девочка с чудесными синими глазами и рыжими кудряшками возьмет рожок своими маленькими пальчиками, и разворачивается обратно к Ло, чтобы вернуться к той в ещё более приподнятом настроении, чем была минуту назад. Иногда делать кого-то счастливым очень приятно.
- Тебе придется подождать, пока я расправлюсь с этим клубничным монстром, - комментирует ситуацию и пробегается языком по верхнему шарику мороженного, словно не замечает направленного на себя в этот момент взгляда, - а потом мы пойдем, в... м-м-м... - Исабель действительно задумывается, какой из магазинов подойдет лучше, чтобы выбрать платье для очередного ненавистного вечера в компании матери и Джона-чтобы-он-блять-поскорее-сдох.
- Что на счет gucci? - слизнув клубничное мороженное с губ, Иса устремляется по аллее торгового центра неспеша, мягко покачивая бедрами при каждом шаге, - а, забыла сказать, - она поворачивает голову в сторону Ло, скользит взглядом сверху вниз по её внешнему виду, а потом подымается глазами назад к лицу, ловит взгляд - ты замечательно выглядишь, - признание срывается с губ неожиданно легко и почти непринужденно. Девушки часто делают друг другу комплименты, правда? В этом нет ничего особенного.
К тому же Исабель не врет. Ей действительно нравится то, как выглядит Ло. Ей нравятся тонкие звенящие браслеты на её тонких запястьях и цепочки на красивой изящной шее, что спускаются вниз к декольте. Ей нравятся алые губы и откровенно выглядывающий из-под майки темный бюстгальтер. Ей нравится то, как смотрятся ноги спутницы в узких рваных джинсах. Ей вообще всё нравится и это похоже на помешательство, честное слово.

[Исе плевать. Она готова помешаться на Ло]

[NIC]Isa Gaultier[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/lIMRId0.png[/AVA]
[SGN]av by некромант[/SGN]
[LZ1]ИСАБЕЛЬ ГОТЬЕ, 19 y.o.
profession: студентка
love: Lo
[/LZ1]

Отредактировано Denivel Simon (2022-04-12 11:39:21)

+3

5

Это даже мило: то, как она заливается краской, точно просыпает на щеки слишком яркие для ее фототипа румяна; то, как тушуется, когда понимает, что мороженое — это лишнее; то, как от нее пахнет чем-то по-свежему сладким, точно только-только раскрываешь пальцами персик, и мелкие капли сока брызгают прямо в лицо. Иса вся милая: от белокурой макушки до кончиков пальчиков ног, и это одновременно и бонус, и диагноз. Подобная приторность может стать причиной гипергликемической комы, а Ло сладкое противопоказано по диете. Разве что один десерт в неделю, чтобы совсем не одуреть от эффекта запретного плода. На этой неделе можно заменить пирожное девчонкой, и в принципе получится примерно такая же калорийность. У нее на это дело глаз наметанный за множество лет борьбы с идиотским обменом веществ.   
Наверное, сама бы не стала никому вот так покупать мороженое. Впрочем, сама бы не стала вот так встречаться с кем-то, с кем хочет переспать, посреди белого дня в холле торгового центра. Списывает все на то, что молодости свойственно грешить поспешностью — и вот сейчас эта молодость, тушуясь, отходит к какой-то маленькой девочке, чтобы отдать той рожок, тогда как свой отдает подержать Ло. Смотрит на десерт в своей руке так, словно у него могут вырасти руки и вцепиться ей в глотку. От ее внешнего вида зависит слишком много, чтобы так просто позволить себе набирать лишние килограммы.   
— Могу сказать, что с материнскими генами тебе повезло, зайчонок, — томно улыбается, медленно и внимательно осматривая Ису теперь при более хорошем и ярком освещении: хрупкая фигура, стройность которой определенно привлекала мужиков, клюющих на типаж фарфоровых статуэток; пышные белокурые волосы, которые наверняка удобно наматывать на кулак во время секса, чтобы не дергалась; миловидная мордашка, по-сексуальному детская, чтобы привлекать тех, кто любит притворяться, будто трахает несовершеннолетнюю; выразительные глаза синего цвета лунного света, наверняка легко способные подернуться слезами в один миг — есть те, кого слезы заводят. С такими данными ей бы играть какую-нибудь Дездемону в студенческих спектаклях и трагически вздыхать об участи Ромео. Но она стоит тут и улыбается так лучезарно, что стоит подумать о солнцезащитных очках. Не думать о ее типаже потенциальной шлюхи невозможно — профессиональная деформация прорастает слишком глубоко.   
Иса в принципе похожа на солнце. Ло — на луну. Это предприятие обречено на провал. На такое у нее тоже наметанный глаз.
— Не стоит спешить, зайчонок: мы же не хотим, чтобы ты простудила горло, — со скальпельной ласковостью замечает, пристально наблюдая за тем, как юркий язычок касается мороженого. Выглядит, само собой, весьма развратно — или дело в том, что ей по долгу службы положено обращать внимание на подобные мелочи? Сложно оценить чью-то личность, когда привыкаешь сначала обращать внимание на сексуальность. Сексуальность у Исы отдает невинностью и карамелью. Все еще приторно.
— Пойдем туда, куда ты захочешь, зайчонок, — лукаво подмигивает: ей в принципе этот поход по магазинам в ее понимании всего лишь фикция — абсолютно бессмысленный повод, придуманный лишь для того, чтобы оказаться в одной точке пространства в одно время. С таким же успехом могли пойти подбирать дверной коврик в ближайший гипермаркет — Ло было бы точно так же наплевать, а потому просто следует за девчонкой, продолжающей есть свое мороженое с каким-то недостижимо наслаждающимся видом. Наверное, ее губы тоже сладкие на вкус — чистый сахар.     
— Не лучше, чем ты, зайчонок, — привычно зеркалит комплимент, протягивая руку и касаясь кончика носа девчонки — тот немного испачкан, и Ло вытирает розовое пятнышко, после ловко облизывая палец. И правда сладко. Возможно, однажды в старости, когда совершенно точно не нужна будет никому — даже самому большому извращенцу по части секса со старухами, сможет позволить себе есть все, что захочет, наплевав на то, насколько расплывутся ее бока. Но сейчас позволяет себе максимум такую шалость. Бдение за фигурой отдает паранойей.
— Расскажи, какое платье ты хочешь? — чуть наклоняет голову в знак внимательности, и цепко следит за чужой артикуляцией и жестикуляцией. Ей не хочется говорить о себе: о чем в принципе тут говорить, но долгий опыт работы шлюхой твердит, что люди любят рассказывать о себе. Нужно всего лишь потянуть за нужные ниточки, и вот тебе рассказывают о проблемах и делятся секретами, создавая иллюзию доверительной близости. Разве может быть плохим человек, который так пристально смотрел в глаза и слушал все, что ты ему говорил? — В принципе, думаю, ты можешь просто перемерить здесь все — думаю, это будет отличное развлечение, зайчонок. Целый индивидуальный показ мод. Честно обещаю хлопать, — в знак уверенности в своих же словах прикладывает ладонь к груди. Браслеты бренчат металлическими переливами. Ло продолжает ждать, когда они наиграются в эту пародию на поход двух школьных подружек по магазинам и перейдут к основному мероприятию. В конце концов ей сегодня вечером еще выходить на работу.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/aBhOJWH.png[/AVA][SGN]feels like
I'm a stone

never cried
[/SGN]

+2

6

Шум торгового центра, визги и крики детей, чужие разговоры и фоновая музыка - всё это сейчас кажется Исе саундтреком к жизни, не иначе. Да и вообще полностью складывается впечатление, будто она попала на съемки какого-то сериала с обязательным хэппи эндом, настолько невероятным кажется происходящее. Ей страшно радоваться, чтобы случайно не спугнуть свалившееся на голову счастье, а потому она буквально вцепляется пальцами в стаканчик с мороженным, опять же, пытаясь унять нервозность. Эмоции в Исабель намешаны в угрожающих пропорциях, того и гляди случится взрыв.
Вздрагивает и краснеет еще явственнее [казалось бы, куда больше], когда палец Ло касается кончика её носа, чтобы стереть каплю клубничного мороженного. Иса как завороженная наблюдает за тем, как чужой ловкий и влажный язык облизывает палец, пробуя мороженное - внутри что-то резко вспыхивает, загорается и Иса не осознает, как заблестели в этот момент её глаза, полностью выдавая состояние, в котором она находится. Ло одним только своим присутствием словно толкает девчонку к краю обрыва. Ласково и нежно, непринужденно и как будто невзначай, называя зайчонком и отвлекая внимание - Готье очнется только с перебитым позвоночником и переломанными руками-ногами, когда будет слишком поздно для разумных действий, а сбежать уже не получится. Но сейчас она ничего не знает о том, как её внутренности пропустят через мясорубку чужой альтернативной реальности, а потому заворожена полностью лёгкостью Ло и тем, как та выглядит, подает [продаёт] себя.
Иса буквально не видит дальше своего носа.
В отделе gucci очень светло и ярко, и девочка-консультант расплывается в улыбке шире, чем у самой Исы, радостно приветствует и щебечет-щебечет-щебечет. Готье хочет, чтобы она заткнулась, потому что попытка перетянуть её внимание с Ло на кого угодно обречена закончиться провалом. Хорошо, что она уже успела закончить с мороженым, иначе консультант едва ли была так рада их появлению, потому что переживать за сохранность одежды в первозданном виде это её работа.
- Я не знаю, - Иса оборачивается к Ло и пожимает плечами, стараясь скинуть с себя нервозное напряжение, в котором прибывает, оставив только положительные эмоции, - что-то не черное, потому что почти весь мой гардероб в этом цвете. Не то чтобы меня это не устраивало, но иногда очень хочется разнообразия. Поэтому мне и нужна ты! Одна я, наверняка, снова бы уперлась исключительно в черный цвет, понимаешь?
Иса действительно верит, что всё происходящее нормально и укладывается в стандартные рамки. К чему можно придраться, когда две девушки выбирают платье на ужин с родителями? Благородный предлог для благородных покупок. На самом деле Исабель хотела бы купить чулки, которыми задушит своего поганого отчима. Впрочем, ремень от сумочки бы тоже подошел, да? Забывшись на секунду, она представляет как накидывает тонкую полоску кожи на шею Джона, как затягивает её резко и сильно, как вздуваются вены и синеет ненавистное мерзкое лицо. Из оцепенения девчонку выводит голос консультантки, которая спрашивает не показать ли им новую коллекцию. Иса отмахивается:
- Спасибо, мы посмотрим всё сами, - и медленно идет вдоль полупустых вешалок и тощих манекенов, встречается взглядом с Ло и подмигивает, удерживая зрительный контакт.

[Ей бы хотелось, чтобы их с Ло контакт был совсем иным]
- Я хочу, чтобы ты выбрала мне платье, - не то просьба, не то желание срывается с тонких губ быстрее, чем Исабель успевает подумать о его уместности и сквозящем подтексте. Она уверена, от такой как Ло, не укроется двойное дно этой фразы, а потому внутренне вся сжимается, ожидая, что вот прямо сейчас всё и закончится толком не успев начаться. Сказка рухнет, сгорит дотла и останется одно только пепелище, на котором можно будет плакать, размазывая сажу по бледным щекам.
Но ничего страшного не происходит. Мир не рушится к ногам с апокалиптическим грохотом, потому что Ло легко подхватывает со стойки вешалку с платьем и протягивает её Исабель. И девчонке становится легче дышать, она расправляет плечи и снова улыбается, пусть её улыбка и нервно подрагивает в уголке губ от пережитого стресса, в который случайно загнала сама себя. Исключительно по собственной дурости и неопытности, но зато в итоге она получает желаемое - Ло в самом деле предлагает ей примерить несколько платьев, чья ткань приятно струится между пальцев.
- Если тебе не понравится, как какое-то из них выглядит на мне, говори сразу. Хорошо? - Иса заглядывает в глаза и решается сама взять Ло за руку, неловко столкнувшись пальцами словно они какие-то школьницы. Ведет её за собой к примерочным и тонкие браслеты спутницы звякают в такт стуку их каблуков. Они скрываются за поворотом к примерочным как раз в тот момент, когда в магазин заходят несколько женщин, на которых тут же переключается продавец-консультант, чувствуя новую кровь и возможную денежную жилу. И это радует Готье хотя бы потому, что она терпеть не может, как на неё смотрят во всех этих бутиках, не спуская взгляда, словно она уже что-то своровала или не в состоянии оплатить покупки. Но она и не собирается ничего красть, а вот потратить баснословную сумму с кредитки отчима - собирается. Просто потому что может и ничего ей за это не будет.
- Хочешь мы выберем что-то и для тебя? Я угощаю, - девушка отодвигает шторку и ныряет в кабинку, на секунду замешкавшись, потому что не знает надо ли потянуть Ло за собой или оставить её ждать с той стороны. Вопросительно подымает взгляд, надеясь найти ответ во взгляде напротив.
- Ло...

[NIC]Isa Gaultier[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/lIMRId0.png[/AVA]
[SGN]av by некромант[/SGN]
[LZ1]ИСАБЕЛЬ ГОТЬЕ, 19 y.o.
profession: студентка
love: Lo
[/LZ1]

Отредактировано Denivel Simon (2022-05-04 12:16:24)

+2

7

— В черном цвете нет ничего плохого, — пожимает плечами: почти весь ее рабочий гардероб состоит из черного цвета. Нижнее белье, платья с бесконечными разрезами во всех подходящих и не очень для этого местах. Черный прекрасно оттеняет светлую кожу и подчеркивает стройность. А еще на нем практически не видно, если вдруг проливаешь на него мартини. — И он отлично подходит блондинкам, — кокетливо подмигивает. Как женщине, ей знакомы муки выбора между двумя фасонами или попытке подобрать сразу несколько сочетающихся друг с другом вещей, однако все чаще упирается в деньги. Судя по всему, финансовых проблем Иса не испытывает. Золотая девочка — от макушки до пят. Таких занимательно пачкать.
Продавец окидывает Ло подозрительным взглядом, и ей Адамс улыбается: холодно и высокомерно. Наплевать, что та подумает о ней: обычно у консультантов в бутиках поистине звериный нюх на настоящих богачей и их подстилок. Ло стабильно является вторым видом, давно переставшая оскорбляться из-з этого факта. Ее туфли — кстати, действительно дорогие: на обуви не экономит — звонко стучат каблуками по полированному полу, и этот звук отражается от полупустых стен. Отличительная черта пафосных магазинов заключается в том, чтобы на максимально большом пространстве выставить как можно меньше стоек с вещами. Искусственно раздутая элитарность. Ло подобным образом накручивает собственный почасовой ценник.
Благо Иса отделывается от услуг консультанта, и та просто наблюдает за ними со стороны. Ло взмахивает копной подвитых волос и лукаво подмигивает той. Просто чтобы потыкать палочкой в змею, у которой чуть дергается уголок рта. Забавно. Возвращает все свое внимание к девчонке. Игра затягивается, словно и не игра вовсе. Теперь возникает необходимость высказать мнение касательно платьев. Вкус у Ло специфичный, сформированный под действием атмосферы борделя, но ей не привыкать удовлетворять чужие "хочу". Это на самом-то деле легко, если привыкнуть.
Выбирает несколько платьев, помятуя о том, что речь шла про семейный ужин или что-то вроде того. Никакого черного цвета. Только что-то довольно миленькое цвета слоновой кожи с тонким металлическим пояском; что-то незамысловатое и больше летнее; что-то ассиметричное, с яркими вставками. Не совсем уверена, что выбор будет оценен, но Иса все равно их берет, явно намереваясь перемерить каждое. Ло едва заметно хмыкает, направляясь следом: она привыкла помогать другим шлюхам в том числе и с выбором одежды, но сейчас речь идет не о том, какой бюстгальтер наиболее выигрышно подчеркивает грудь, чтобы клиент с большей вероятностью запал. Сейчас какой-то маленький наивный почти ребенок выбирает наряд на ужин с родителями. Максимально отдаленная от нее реальность.
— Конечно, скажу, зайчонок, — обольстительно улыбается, никак не комментируя крепость хватки пальцев на своем запястье. Ей-богу будто она тут собирается убежать. Это ведь так по-взрослому: приходить на странное подобие дружеского шоппинга, чтобы сваливать сразу же. — Мы здесь тебя наряжаем, забыла? — легкая тень сарказма теряется в бархатистых переливах хриплого голоса. Ло, конечно, продается за деньги, но пока еще не собиралась продаваться за одежду. Даже за очень дорогую. Роль содержанки никак не получилось закрепить за собой даже по молодости, когда шансы зацепиться за богатого папика были выше, а уж теперь нечего и пытаться.
Иса заходит в примерочную кабинку, но зовет ее следом. Ло ухмыляется победоносно: ну наконец они перестают заниматься детскими глупостями.
В кабинке тесновато для двоих, но это и не проблема. Ло решительным движением забирает из рук девчонки злосчастные платья, вешая те на специальный крючок, и с опытной легкостью встает на колени, зажимая Ису плотнее в углу. Смотрит снизу-вверх пошло, томно облизывая ярко-алые матовые губы. Ведет ладонью по бедру девчонки, забираясь пальцами под подол платья. Чтобы стянуть вниз трусики, нужно лишь поддеть те ногтями. Прижимает к собственным губам палец и шипит, покачивая предупреждающе головой: нужно быть очень тихой, малышка, ты же понимаешь? Нижнее белье оседает на щиколотках. Ло добирается пальцами до клитора и мягким движением намекает на то, что кое-кому стоит чуть раздвинуть бедра. На то, чтобы приноровиться так, чтобы не травмировать ногтями, нужно немного времени, и Ло на пробу касается клитора. Пошло облизывает собственные пальцы, как пробуя Ису на вкус. Где-то совсем рядом с ними ходят покупатели и консультанты, но шторки у примерочных длинные и плотные. А если где и стоят скрытые камеры, то это отдает чем-то противозаконным.
Задирает подол выше, оголяя покатые бедра. Движения уверенные и лишены каких-либо сомнений. Закидывает одну ногу себе на плечо, придвигаясь ближе. Целует лобок — на пробу тоже, как давая им обеим привыкнуть к новой расстановке фигур на шахматной доске. И касается клитора уже языком. Медленно и осторожно, в попытке найти темп, который бы устроил девчонку. Широко и размашисто, дразняще и колко. Ло пачкает нежную кожу помадой и лижет тщательно, постепенно увеличивая темп и осторожно подключая пальцы — пока один. Изнутри она горячая. Это даже приятно.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/aBhOJWH.png[/AVA][SGN]feels like
I'm a stone

never cried
[/SGN]

+1

8

Иса думает о том, что кабинки в бутиках могли бы делать и побольше, раз платья стоят каких-то совершенно несносных денег. Впрочем, карточка отчима приятно греет сердце и обещает возможность купить любое платье в этом или любом другом отделе торгового центра. Готье на секунду забывает, как дышать, когда Ло оказывается в одном с ней пространством, за задернутой шторкой, которая отрезает их от чужих глаз, помогая исчезнуть из поля зрения. Воздух вокруг становится еще более тяжелым в тот момент, когда Ло забирает из рук Исабель платья и ловко вешает их на крючок. Иса не знает почему, понятия не имеет, но дышать становится трудно уже в этот момент. И воздух точно такой же тяжелый, как бывает перед грозой.
Осознание и понимание мелькает во взгляде девушки ровно за секунду до того, как "подруга" легко опускается перед ней на колени, полностью игнорируя факт того, что они находятся в общественном месте. И Иса не может сопротивляться. Не хочет. Только сердце больно-больно и быстро быстро ударяется о ребра в полнейшем неверии. Ей кажется, что в следующую секунду Ло обязательно поднимется на ноги, стряхнет с джинс невидимые пылинки, заглянет ей в глаза и спросит: ты что, поверила?
Но ничего подобного не происходит. Реальность происходящего заставляет широко раскрыть глаза от удивления, когда чужие пальцы ловко скользят по ноге снизу вверх, ныряя под подол платья. Иса отстраненно успевает подумать о том как хорошо, что она не надела сегодня джинсы или шорты. Иса успевает подумать о том, что прикосновения к обнаженной коже мягкие и приятные, дразнящие и ласкающие. А еще Иса успевает засомневаться на тему того, не сон ли это, поэтому незаметно щипает сама себя, чтобы почувствовать острый укол отрезвляющей боли. Хотя едва ли можно отрезветь, когда Ло смотрит на неё снизу вверх, облизывая выкрашенные в алый губы. Красиво. Откровенно. Сексуально до такой степени, что мурашки бегут по позвоночнику.
Белье скользит по ногам и Готье замечает это будто бы со стороны. Смущается, вспыхивает алым и хочет задаться вопросом вслух, потому что происходящее не просто удивляет, немного шокирует, но Ло прижимает палец к губам и качает головой, давая немое указание молчать. Исабель тут же закрывает рот и переступает с ноги на ногу, чтобы оставить кусок черной ткани лежать у ног, а не мешать, сковывая движения. Не очень умно, наверное, учитывая тот факт, где они находятся.
Иса почти не дышит. Ей кажется, что стоит только шелохнуться, как вся магия тут же рассыплется прахом, осядет вниз пеплом, а потом и вовсе растворится. Но прикосновение пальцев к клитору живое и настоящее. Требовательное, как легкий удар тока, и Готье чувствует, как у неё кружится голова. Вздрагивает и поддается инстинкту раздвинуть ноги чуть шире в бесстыдном приглашающем жесте.
Ей страшно. И ужасно сильно хочется продолжить.
Осознание, что где-то там за плотной шторкой, скрывающей их, ходят люди, бьет по оголенным нервам порцией возбуждения. Она задыхается очередным глотком воздуха, когда Ло пробует пальцы на вкус после неё. Так откровенно. Пошло. Ново. Она смотрит за этим как зачарованная, желая навсегда запечатлеть момент в памяти, а потом сама не понимает, как мягко запутывается пальцами в темных волосах, стоит Ло задрать её платье выше, чтобы коснуться губами лобка. Иса не делает это ни властно, ни жестко, ни тем более грубо. Ей просто хочется еще ближе, еще больше и она тянется к чужому телу и теплу, желая сократить расстояние до минимума. Неосознанно подается бедрами вперед и, чтобы помочь, свободной рукой сама подхватывает подол своего платья, еще больше открывая доступ.
Алая помада клеймом-отпечатком остается на её лобке пусть даже Ло совсем не пыталась пометить территорию. Но Исе этого и не надо, она сама сдастся без боя, безоговорочно капитулирует в нежные и дразнящие руки, ласково-требовательные размашистые движения языка. Стон рождается где-то в груди, просится сорваться с губ, но Готье сдерживается изо всех сил. Она кусает свои же губы, чтобы не выдать их положение ничем, хотя звук, с котором Ло ласкает её языком - влажный, горячий, жаркий и не такой уж незаметный в тишине примерочных.
Исе всё равно и не всё равно одновременно. Она не хочет быть замеченной, пойманной с поличным, но мысль о том, что это очень даже возможно, заставляет её стать ещё более влажной. А ещё ей очень-очень хочется тоже попробовать Ло на вкус, скользнуть языком прямо в неё, заставить задрожать от возбуждения так же сильно, как сейчас дрожит сама.
У неё никогда не было секса с девушками. Да и вообще весь сексуальный опыт начинался и заканчивался отчимом, чьи пальцы, губы и язык она всегда ненавидела. Оказалось, что Ло - другое дело. Совсем другое дело. Ло приятно пахнет и язык у неё влажный и теплый, а движения пальцев - плавные и осторожные, даже длина ногтей ни капли не мешает. Впрочем, Иса совсем не против, если та её поцарапает. Даже если это будет там.
Обстановка способствует, а близость незнакомых людей подгоняет, подталкивая к финишу, и потому, неожиданно даже для самой себя, Иса кончает в тот момент, когда Ло скользит в неё уже двумя пальцами, ритмично и в унисон с движениями языка. Где-то в торговом зале она слышит щебет девочек-консультанток, но это не имеет никакого значения, потому что её тело отчаянно горит даже после завершения - Иса хочет, чтобы руки Ло были везде. На её бедрах, на груди, на шее. Она хочет так много, а потому так отчаянно боится, что случившееся лишь разовая акция, а большего она никогда не узнает.
Грудь после оргазма тяжело вздымается, девчонка пытается восстановить дыхание и вместе с тем, убрав руку из волос Ло, подает её, чтобы помочь подняться на ноги. Облизывается и шумно вздыхает, мысленно судорожно прикидывая, насколько хорошая идея стянуть с девушки джинсы прямо здесь, ведь они не платье - быстро не получится.
- В следующий раз выбери для встречи юбку? - шепчет и тянется к губам напротив, которые всё ещё блестят от её собственной смазки, что выглядит так чарующе пошло и неправильно, отказаться от соблазна просто невозможно.
И Иса сдаётся ему польностью.

[NIC]Isa Gaultier[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/lIMRId0.png[/AVA]
[SGN]av by некромант[/SGN]
[LZ1]ИСАБЕЛЬ ГОТЬЕ, 19 y.o.
profession: студентка
love: Lo
[/LZ1]

Отредактировано Denivel Simon (2022-05-04 12:16:04)

+2

9

Ей не привыкать все низводить до секса. Это безопасная область — в ней чувствует себя, как в естественном ареале обитания, прекрасно зная, что нужно делать и чего от нее ожидают. Ло привыкла к тому, что всем есть дело до нее только в сексуально-прикладной области, причем нет разницы, к чему конкретно прикладывать: к мятым простыням на кровати или к стене в подворотне у бара. Хотелось бы стать кем-то большим, но одновременно с этим быть кем-то большим не получалось в принципе. Привычки бывают теми еще суками.
Сейчас все кажется правильным. Кто-то видит ее — кто-то хочет трахнуть. Отсутствие оплаты создает впечатление, что все происходит исключительно по обоюдному желанию. Словно дело не в том, что каждое ее движение и взгляд подсознательно направлены на то, чтобы вызывать желание, граничащее с потребностью спустить деньги ради получения заветного внимания. Ло не обольщается. Ни на счет себя, ни на счет возбуждения девчонки, которая вся подается навстречу с такой готовностью, точно об этом только и мечтала с момента их первой нелепой встречи.  У Ло умелые и опытные пальцы и язык, которыми быстро ловит нужный темп. Дышит размеренно, пачкает светлую кожу алой помадой, пачкается сама в слюне и смазке, но продолжает надрачивать и нализывать, потому что ради этого все и затевается. Ради этого она в принципе может быть кому-то нужна. Низводить собственную значимость до подобных категорий легко, а потому, когда Иса кончает, тонко дрожа в ее руках, будто в любой момент может неэстетично плюхнуться на задницу от переполняющих мышцы ощущений, чувствует остроту выполненного долга. Но удерживается и даже протягивает руку. Ту Ло принимает, правда, для вида: смогла бы с легкостью подняться и сама.
Помада стойкая, но блестит от слюны. Иса целуется жадно и голодно, как человек, который распробовал что-то новое и не особенное собирается останавливаться. Какая-то часть Адамс хочет прямо сейчас расставить все точки над i, откровенностью портя момент, но в итоге просто отвечает на поцелуй, зарываясь пальцами в густые светлые волосы, на ощупь кажущиеся похожими на шелк. Они обволакивают фаланги тонкими змейками. Где-то там снуют продавцы и клиенты, и вес это придает дополнительной остроты происходящему.
— Поверь, тебе куда больше понравится, как я выгляжу без юбки, — с пошлой многозначительностью произносит, отрываясь от девчонки и доставая из сумочки бумажный платок из пачки, отодвигаясь от Исы и рассматривая собственный макияж в зеркале. — А теперь тебе стоит примерить платья, мы ведь за этим сюда пришли, — хрипло фыркает, вытирая подбородок и носогубную перемычку. Чужой намек не замечает с предохранительной благоразумностью: удовольствие шлюхи никогда не имеет значение. Если умудряешься наслаждаться процессом, считай, повезло. Ну или просто обдолбалась. Последним Ло не балуется.
Наблюдает за процессом примерки с мягким взглядом человека, которому есть какое-то дело до происходящего. В принципе, это уже чем-то напоминает взаимодействие с другими шлюхами. Женщины всегда остаются женщинами, цепляющимися за подобие нормальности хоть в чем-то, чтобы продолжать питать иллюзии о нормальности собственных жизней. Одобрительно кивает на каждое платье, потому что фигура у Исы, как у куколки: успевает заценить профессиональным и личным взглядом, пока та переодевается.
— У тебя бы получилось построить карьеру модели с такими данными, — спокойно замечает, уверенная в собственных словах. Еще Ло уверена в том, что из девчонки получилась бы хорошая шлюха. Или эскортница, но об этом молчит. Профессиональная деформация плохо поддается исправлению, так что оставляет ее при себе. — Но я бы на твоем месте купила все три. Просто потому три платья всегда лучше одного, — в конце концов, они здесь по такой официальной причине — выбор чертового платья для какого-то там семейного ужина. Прекрасное занятие, соответствующее типичной золотой девочке. Только теперь у той на лобке следы алой помады — пачкает ее в буквальном смысле.
Когда с покупками оказывается покончено, а в руках Исы оседают брендовые пакеты, Ло осматривается по сторонам, словно оценивая, куда они еще могут пойти в этом торговом центре. Признаться, в дальнейших походах и покупках не особенно видит смысла, но все равно переводит взгляд на девчонку и спрашивает:
— Так, куда теперь? Подбирать красивые туфли к новому платью? — предполагает с вершины исключительно женского опыта. Ло нравится шоппинг, но для нее это процесс более интимный и деловой: большая часть одежды требуется исключительно для работы, чтобы по крайней мере в условиях гардероба было хоть какое-то разделение между шлюхой и просто женщиной, решившей пойти купить фруктов на завтрак. Для нормальных женщин — это эдакий социальный ритуал: ходить с подругой по магазинам, чтобы после можно было с чистой совестью сплетничать, попивая кофе или вино, отдыхая от долгого хождения. — Или ты думала купить что-нибудь из аксессуаров? — не особенно знает, как предпочитает закупаться Иса, а потому ждет ответа. У нее по-прежнему есть несколько часов в запасе до начала смены.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/aBhOJWH.png[/AVA][SGN]feels like
I'm a stone

never cried
[/SGN]

+1

10

Поцелуй со вкусом собственной смазки кажется Исабель верхом блаженства в ту самую секунду, когда пальцы Ло скользят в её светлые локоны, путаясь в них. Она так боялась, что брюнетка не ответит на поцелуй, отстраниться или рассмеётся, что когда ничего этого не происходит, испытывает просто колоссальное облегчение. Только вот ноги начинают дрожать еще сильнее, чем несколько мгновений назад.
Иса понимает, что она влипла. По уши. Или даже по самую макушку. Потому что близость к Ло делает с ней какие-то невероятные вещи. Новые. Необычные. Есть подозрение, что не очень правильные. Но всё это не имеет значения, пока можно осоловело льнуть к чужому податливому телу и его изгибам.
Но время имеет свойство идти, совсем скоро их задержка в примерочной станет очевидно и, не смотря на то, что теперь поймать с поличным уже не получится, Готье всё-таки отстраняется от манящих её губ для того, чтобы наклониться и поднять с пола своё белье. Расплывается в улыбке в тот момент, когда Ло сообщает, что без юбки она понравится Исе гораздо больше - от мгновенно возникшей перед глазами фантазии становится тяжело дышать и разом сводит низ живота в томительной и острой волне возбуждения. Исабель неверяще распахивает глаза - она только что кончила, как можно снова возбуждаться столь скоро и откровенно. Но, видимо, близость Ло располагает к таким последствиям и с ними можно только смириться, принять как данность.
- Мне просто необходимо узнать как ты выглядишь без юбки, иначе я, боюсь, буду плохо спать, - полу-шутка полу-флирт, так непривычно и ново, но Готье нравится, как всё это звучит и выглядит. Она даже успевает подумать о том, что, возможно, лишала себя слишком многого, когда напрочь отрезала от своей жизни любые намеки на секс или даже простую симпатию. В эту секунду кажется просто невероятным, какой она была дурой. Или по-прежнему имеет значение только то, что рядом находится Ло?
Вернув на место трусы, Готье примеряет по очереди все три платья, следуя совету. Крутится перед зеркалом, довольно качает головой, демонстрирует всё это великолепие своей спутнице, хотя, на самом деле, мыслями находится далеко и от примерочной, и от чертовых платьев, которые теперь в ней вызывают так мало интереса. Но, в конце концов, эти несчастные тряпки в самом деле ей нужны, а потратить деньги с золотой карты отчима всегда приятно до дрожи в кончиках пальцев, поэтому она не собирается ни в чем себе отказывать - этот ублюдок должен хоть чем-то отплатить за испорченное детство, поруганное достоинство и то, что Иса держит рот на замке. Учитывая последние тенденции постоянно кого-то обличать и припирать к стенке, ей бы наверняка поверили, а его бы спустили вниз по социальной лестнице. И иногда Исабель почти готова признаться, накатать на него заявление, растрезвонить обо всём с ней случившемся в соцсетях и СМИ, но мысли о том, что это коснется благополучия матери, сбивают с неё всю спесь. Она не готова. Не может.
- Спасибо, - Готье улыбается на комплимент широко и открыто, совершенно не видя того, что должна бы увидеть. Совершенно не предавая значения тому, как легко Ло увела их в сторону секса в примерочной, увиливая от других социальных ролей, норм и правил. Иса очарована так, что вообще не видит ничего дальше своего хорошенького носа и фантазий о том, как бы и самой попробовать доставить Ло удовольствие (блядские джинсы всё ещё кажутся серьезным препятствием) - ты права, я возьму все три!
Они выходят из бутика с красивыми пакетами, которые Исабель держит тонкими пальчиками так привычно привыкшая к красивой жизни и тому, чем ей конкретно за неё пришлось заплатить. Хотелось бы не платить вовсе, но, наверное, это утопия, потому она снова отгоняет поганые мысли и концентрируется на том хорошем, что у неё есть - Ло. Закусывает губу, смущенно отводит взгляд забегавших блестящих глаз. Она может купить новые туфли, хотя старых полный шкаф, конечно же. Она может купить новые серьги, даже не просто бижутерию, а tous или cartier. Но вместо этого она хочет провести пару часов с брюнеткой один на один. Она хочет узнать, как та выглядит без одежды и под мягкими прикосновениями, но просить об этом... кажется слишком? Они так мало знакомы. Однако след красной помады всё ещё есть на её теле, надежно скрытый бельем и платьем, он подгоняет к действиям, спутывает мысли. И Иса подымает на Ло нерешительный взгляд, а алеющие щеки наверняка выдают её состояние, когда она озвучивает возможные варианты развития событий:
- За углом есть отель. Если ты не торопишься, то может мы поваляемся в огромной ванной с бутылкой шампанского часик или два? - это кажется соблазнительной идеей, которая приходит в голову быстро и спонтанно, потому что оставаться в толпе между других людей невыносимо, когда отчаянно хочется еще чужих прикосновений и близости.
- Или можем сходить поужинать, - этот вариант куда менее привлекательный, куда более банальный и исключает вариант того, что Ло останется перед ней без одежды. Зато он более безопасный и правильный, а Исабель совсем не создана для того, чтобы давить или требовать, поэтому решение целиком и полностью отправляется в руки её спутницы.

[NIC]Isa Gaultier[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/lIMRId0.png[/AVA]
[SGN]av by некромант[/SGN]
[LZ1]ИСАБЕЛЬ ГОТЬЕ, 19 y.o.
profession: студентка
love: Lo
[/LZ1]

+1

11

Когда на нее смотрят с неприкрытым желанием — это правильно. Когда хотят раздеть — это правильно. Когда не видят за внешним фасадом внутреннего мира — это правильно. Ло продолжает улыбаться легко, как-то мимолетно, и в уголках губ можно было бы прочесть снисхождение, но оно прячется глубоко и цепко, опытно. Иса слишком юна и восторженна, чтобы рассматривать нюансы. Признаться, никто никогда не рассматривает нюансы, когда дело касается Ло. Это тоже правильно. У нее внутри — чернильная бесконечность пустоты, бездонная и зловещая, но Иса не замечает и этого тоже. Золотая девочка от макушки до пят с такой же золотой карточкой. Создает впечатление ребенка, привыкшего получать все, что хочет, но при этом иррационально наивного. То ли просто всегда получалось прятаться от суровых тягот жизни, то ли это такая причудливо и искусно выполненная маска. Ло знает о масках многое, чтобы не обольщаться: под любой наивностью всегда может прятаться монстр. Невинность тем хороша, что благодаря ей можно подбираться достаточно близко, чтобы получилось вонзить нож в спину.
Тонкие пальчики девчонки будто созданы для ручек бумажных пакетов с логотипами дорогих брендов. Они впиваются в нежную кожу, как влитые. Рукам Ло больше подходит бритва, если так подумать. Клинковидная. Из тех, которые принято считать опасными. Разрез после нее остается тончайший, и первые мгновения боль даже не чувствуется: смотришь на выступающую на коже кровь, но не испытываешь ничего. Ло поправляет на пальцах кольца, по компульсивной привычке выравнивая их относительно центра. Иса говорит с сомнением, точно ей могут отказать, и скулы у нее покрываются стыдливым румянцем. Или все дело в возбуждении? Ло усмехается, облизывая губы. История сия стара, как мир.
— Думаю, вариант с ванной звучит куда более заманчиво, — лукаво подмигивает и даже тихо смеется. Выходит хрипло, с химическим привкусом наигранности. Она не из тех, кого водят по ресторанам, прежде чем разложить на кровати или, не особо церемонясь, уткнуть лицом в стол. Ужины — не та прелюдия, на какую рассчитывают шлюхи. Сейчас Иса не платит и, возможно, не особо и в курсе о существовании особого ценника, однако от привычек избавиться сложно. Да и стоит ли от них избавляться? На шею снова ярмом давит долг; Ло разворачивается на каблуках и, перехватывая свободную ладошку девчонки, уверенно идет с ней к выходу. Какой уже смысл притворяться? Кто знает, может, покупка платья была лишь предлогом. Будто нужен предлог для того, чтобы переспать. — У меня как раз все еще есть время. До работы, — на которой никогда нельзя исключать вероятность того, что трахать там будут уже по-настоящему. Без сентиментальностью и взгляда олененка Бэмби.
Предоставляет Исе возможность выбрать отель, в который поедут. У Ло нет особых предпочтений, как и особых любимых мест. Нет разницы, где заниматься сексом: в те ночи, когда уходит в загул, чтобы проветриться, одинаково не прочь раздвинуть ноги как у стены в подворотне, так и в чьей-то съемной квартире. Смысл в другом. В подобии бунта: отдавать за бесплатно то, за что принято платить. Волшебная акция, о которой не знает никто, кроме нее, но от этого не становится менее приятно.
В такси садится намеренно близко, чтобы их бедра соприкасались. Все со стороны крайне невинно, как и то, когда Ло медленно выводит круги пальцем на чужой ладони, но достаточно волнительно. Ей даже нет необходимости наблюдать за девчонкой, а потому смотрит в окно. Ее могут сейчас завезти неизвестно куда, а после продать в рабство. На органы. В частное владение какого-нибудь садиста. Ло перебирает самые жуткие варианты, какие только может придумать, исходя из собственного опыта, но как-то лениво, без страха или волнения. С ней уже случилось достаточно дерьма, чтобы бояться. Да и в целом всегда были проблемы с инстинктом самосохранения. Еще с юности. Зачем себя сохранять, если никому не нужна?
Но в номере нет никого. И на ресепшене никто не смотрит откровенно косо: достаточно дорогое место, чтобы персонал был вышколен. Ло оценивает сервис с точки зрения управленца: здесь менеджеру по персоналу вряд ли приходится резать чужие ладони для более качественного донесения информации. Прижимает Ису к стене, едва закрывается дверь. Сжимает в ладонях холеное лицо, еще нежное от самого факта юности, и целует глубоко, жарко и абсолютно развязно, пока в легких не заканчивается кислород. Пока альвеолы не схватывает спазмом. Пока голова не начинает кружиться. Отстраняется, рвано втягивает воздух ртом. Часть помады остается на губах Исы, вокруг ее губ. Маслянистая текстура пачкает кожу, грозя отмываться с трудом. Сейчас эти небрежно размазанные алые следы только больше возбуждают. Ло улыбается томно, снова облизывается, как если бы видела перед собой самый любимый десерт. Ей нельзя много сладкого, а потому приходится компенсировать, как получается.
— Ты уверена, что хочешь начать с ванны и шампанского? — Ло не принципиально. У нее вполне рабочие язык и рот, и если в этот раз девчонка после оргазма свалится прямо на пол, не будет ничего страшного. Номер в их полном распоряжении.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/aBhOJWH.png[/AVA][SGN]feels like
I'm a stone

never cried
[/SGN]

+1

12

Ло предпочитает ванну ужину и это заставляет Ису буквально расплыться в искрящейся улыбке. Наивной. Преисполненной счастьем. Так обычно улыбаются люди, в жизни которых никакого дерьма никогда не случалось. Не то чтобы Иса действительно была одной из них, но вид она делает отчаянно и даже успешно. Настолько успешно, что зачастую верит самой себе. По крайней мере до тех пор, пока не остается дома одна с холстом, красками и очередной бутылкой вина.
Иса рисует чаще всего что-то темное и мрачное. Черный, бордовый, глубокий синий, цвет мокрого асфальта и контрастно белый - вот самые частые цвета в её палитре. Монстры, выглядывающие из-под кровати, прячущиеся в глубине шкафов и внутри самих людей - вот самые частые сюжеты, которые выходят из-под её тоненькой девичей руки. Она рисует чужие и свои собственные страхи. Отдает предпочтение насилию и принуждению в сюжетах, но сейчас улыбается так светло и так искренне, как будто призвание всей её жизни это рисовать иллюстрации с милыми животными к детским сказкам. Ручки брендовых пакетов, зажатые в тонких пальцах, и светлые волосы, рассыпавшиеся по плечами, тщательно рисуют образ, которого Исабель придерживается с выверенной точностью, позволяя себе разве что мрачность черных одежд чаще, чем что-либо другое.
Пальцы Ло цепляются за пальцы Исы и они идут к такси вместе, не разрывая прикосновения. В машине они тоже сидят рядом - бедро Ло касается бедра Исы, а пальцы вырисовывают круги на ладони мягко, но трепетно. Готье задыхается этой близостью, хотя мысли и желания у неё куда более глубокие и горячие, но она не может настаивать. Впрочем, выходит так, что настаивать ей совсем и не приходится, достаточно согласия или маленьких шажков вперед, которые Ло истолковывает правильно, уверено перехватывая инициативу в их общении.
Всю дорогу до дорогого отеля Готье думает только о том, как стянет со спутницы проклятые мешающие добраться до тела джинсы. Воображение рисует фантазии о том, как она коснется чужой разгоряченной кожи, пробежится по ней острыми ногтями. Впрочем, Иса держит в уме, что сильно царапаться нельзя - на работе Ло носит открытые наряды и той наверняка не нужны на себе никакие отметки, сулящие неприятности. Достаточно уже того, что сама Ло согласилась провести с ней время до этой самой работы. Готье думает, что это невероятно. Чистое везение!
Ресепшн отеля вылизан до совершенства и кристальной чистоты - квинтэссенция роскоши. Вышколенный персонал смотрит одновременно в суть и мимо, не проявляя интереса и любопытства больше, чем это необходимо для комфортного пребывания дорогих гостей. Иса сорит деньгами и берет номер люкс, прекрасно зная, что лицо отчима вытянется, когда он увидит сегодняшние траты по кредитной карте падчерицы. Ничего страшного. Его рот заткнут её трусами, которые он снял с Исы в первый раз тогда, когда ей было всего четырнадцать. За всё надо платить. За распутную связь с малолетней падчерицей - тем более. По крайней мере Готье не собирается платить по счетам одна, это был не её выбор. Точнее, у неё выбора особо не было вообще.
Стоит двери захлопнуться за их спинами, как Ло целует жадно и глубоко. Не нуждаясь в том, чтобы снова вести себя тихо, она целует жадно и отчаянно и Иса, растерявшись всего на секунду, отвечает на этот поцелуй до саднящих губ. Пакеты срываются с пальцев и с тихим стуком падают на пол, но этот стук ни что по сравнению с тем, как громко бьется в этот момент её сердце. Непослушные дрожащие пальцы тянутся к шелковым локонам чужих волос, чтобы мягко коснуться в первое мгновение, а потом в порыве поглощающей страсти сжать их между пальцев, впечатываясь телом в тело до дрожи.
- Я хочу начать с тебя, - уверенно между попытками отдышаться, заполняя легкие таким необходимым кислородом. Голова кружится, зрение немного расфокусировано. Исе приходится моргнуть пару раз, чтобы увидеть Ло перед собой снова четко и ясно. И захотеть снова задохнуться в поцелуе. Взгляд Ло шальной и блестящий и Готье страшно представить, как выглядит она сама, перепачканная чужой красной помадой. Остается только надеяться, что спутница находит это хоть сколько-то сексуальным и стоящим внимания.
Пальцы подрагивают, когда Исабель тянется к пуговке на чужих джинсах. Одно легкое движение, звук открывающейся ширинки и девчонка наконец-то может стянуть проклятые джинсы, получая доступ к желанному телу. Ей всё ещё немного страшно, но она не встречает никакого сопротивления даже не смотря на то, что из-за её действий Ло вынуждена скинуть джинсы прямо в коридоре их номера. Впрочем, чтобы выровнять ситуацию, Иса тянет платье наверх через голову и остается в одном белье. Улыбается, облизывает перепачканные помадой и блестящие после поцелуя губы, подталкивает Ло вглубь номера к кровати, хотя, честное слово, рядом с этой женщиной её устроил бы и ковер, и просто голый паркет. Да что угодно. Можно было остаться стоять у стены номера, чувствуя жар разгоряченного тела рядом. Но кровать выглядит мягкой и соблазнительной, а белые чистые простыни манят так, что Иса хочет увидеть, как по ним в беспорядке рассыплются темные волосы любовницы.
- Ты мне не снишься? Нет? - растеряв остатки нерешительной скромности где-то по пути к застеленной кристально белыми простынями кровати, Исабель мягко толкает на неё Ло, а сама нависает сверху, чтобы снова коснуться губ губами, втянуть в жадный и страстный поцелуй, мечтая опорочить ложе их развязанным сексом. Скромность, судя по всему, вовсе не присуща Ло, а потому можно надеяться на горячие прикосновения, громкие стоны и влажные звуки. Иса никогда раньше не была с девушкой, но фантазия у неё работает как надо, да и от просмотра порнографии она никогда не открещивалась, потому в теории всё же знает, как доставить женщине удовольствие. В конце концов, она надеется что Ло подскажет, как ей приятно, если вдруг Готье сделает что-то не то или не так.
Жадные пальцы Исы скользят по стройным бедрам наглаживая, наслаждаясь каждым мгновением близости. В перекрывающем разум желании она хочет не то обладать сама, не то чтобы ей обладали безраздельно. Теряется между этими ощущениями, но всё равно стягивает с Ло белье, чтобы припасть телом к телу, почувствовать кожей кожу. И ей кажется таким правильным и жизненно необходимым раздвинуть чужие бедра, скользнуть по стройному телу вниз и, не раздумывая ни одной лишней секунды, провести влажным языком между ног сначала мягко, пробуя на вкус, прислушиваясь к чужим и своим ощущениям, а затем уже увереннее и настойчивее. Раз и еще раз. И еще, пока ушей не коснулся чужой разгоряченный стон.
Ло на вкус - чистое блаженство. Это вам не какой-то паршивый отчим, чей возраст стремительно приближается к отметке в пятьдесят лет. Мысль на секунду проходится по сознанию острым лезвием, заставляя вздрогнуть, но Иса отметает её старательно и щепетильно. Старый козел не может испортить первый секс, которого она захотела сама, без чужого давления и влияния. И потому она с утроенным рвением проводит языком по клитору, заставляя девушку под ней задрожать и выгнуться на встречу ласке.

[NIC]Isa Gaultier[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/lIMRId0.png[/AVA]
[SGN]av by некромант[/SGN]
[LZ1]ИСАБЕЛЬ ГОТЬЕ, 19 y.o.
profession: студентка
love: Lo
[/LZ1]

Отредактировано Denivel Simon (2022-09-02 10:13:24)

+1

13

Раз, два, три. Секунды измеряются ударами пульса. Это все так знакомо, и Ло улыбается правильно, выверено и красиво — хоть сейчас ставь в пособие для шлюх о том, как нужно притворяться. Вопрос же не только в симуляции оргазма, сколько в симуляции привязанности. Иногда ей платят за то, чтобы чувствовать себя особенными, кем-то значимыми, а не только ради необходимости перепихнуться. У Исы горят глаза так, словно она из тех, кто платит за ощущение значимости, хотя целуется так, словно единственной целью является запихнуть в нее пальцы как можно глубже: или что другое — милые невинные принцессы часто могут оказаться похлеще драконов. В самом начале карьеры Ло тоже могла казаться принцессой, вот только это никак не мешало ей резать глотки и рты тех, на кого укажет дракон. Могла бы порезать и эту глупую девчонку, но прямого приказа нет: поводок болтается обманчивостью свободы, которой Ло пользуется без малейшего зазрения совести. От нее требуется хорошо выполнять свою работу — собственный досуг исключением в ее юрисдикции.
Иса заявляет, что хочет ее, и Ло усмехается мягко, немного разводя руки в стороны, мол, ну так бери. Они и без того стоят преступно близко — даже самый отчаянный консерватор не увидит в этом что-то исключительно дружеское. Когда ее "хотят", значит, все делает верно. Нужно стонать громко и томно, облизывать алые губы и прикрывать глаза. "Хотят" это про то, чтобы эротично выгибаясь и пошире раздвигала ноги. Вся ее жизнь измеряется столь банальными мерками, потому что никто не лезет глубже. Потому что лезть глубже не стоит: там бездонное море из мазута — только пачкаться. Иса не платит, и это очередной бунт против системы. У девчонки явно достаточно денег, чтобы позволить себе не только брендовые шмотки и люксы в гостиницах, но Ло не выставляет цену, хотя и кажется, что ценник можно увидеть на лбу: цифры пропечатались на коже, въелись похуже перманентного маркера. Не оттереть до конца жизни. Иса целует так, словно хочет стереть. Движения выдают наивность. Ло чувствует себя волком, в чье логово случайно забежал заяц да так и остался.
Пуговица на джинсах поддается чужим пальцам легко — легче только сама Ло помогает снять с себя джинсы. Те туго обтягивают ноги, и это не так просто, как кажется на первый взгляд, но по итогу все равно оказываются на полу. На работе носит платья, потому что это удобнее. Снимать быстрее. Иса стягивает свое через голову и будто сильнее краснеет, когда остается в одном белье. Ло избавляется от майки. Это похоже на партию в настольный теннис: ход переходит от одного игрока к другому. Секс — это тоже игра, как и все обмены жаркими взглядами и глупые вопросы, похожие на цитаты из женского романа.
Нет, — мягко отвечает Ло. Ее голос хрипит, потому что такой у нее голос, но все равно добавляет чуть больше сексуальной бархатистости в тон. Сейчас бы сказать, что ей сниться положено разве что в кошмарах, но не стоит портить момент, рассыпающийся между ними тонкими электрическими искрами. Ло о многом молчит — слова переоценены. За нее привычно говорят действия, когда под чужим мягким напором следует в сторону кровати, идя спиной вперед, чтобы не отрывать взгляда от блестящих от возбуждения голубых глаз. Сдергивает с кровати тщательно подобранное к интерьеру покрывало, обнажая белизну отлаженных простыней. Там нет заломов, и Ло падает на них откровенно картинно, упираясь на локти, чтобы наблюдать сквозь полуопущенные ресницы за тем, что дальше будет. Это отчасти интригует, и она улыбается, хищно облизывая губы.
Неопытность Исы бросается в глаза, но в ее старательности есть что-то трепетное. Немного иронично, что тратит столь нежный юношеский порыв на шлюху, однако Ло лишь раздвигает ноги шире, чтобы было удобнее. Язык касается клитора на пробу. Это пока неполное ощущение, но Ло немного напрягается. У клиентов бывают разные желания: некоторых не волнует классический секс — больше нравится лизать, в том числе и ноги. Она знает, как реагировать на каждое: показывать удовольствие. Иса явно ищет свой темп. Ло необязательно притворяться, потому что ей не платят, но она все равно стонет чуть громче, чем привыкла. Обычно старается быть тихой — это что-то родом из детства, так и не вытравленное из костей. Но стоны поощряют. Стоны дают знать, что все делает правильно. Протягивает руку, зарываясь пальцами в белокурые пряди, мягко поглаживая, словно хваля. Для явно первых разов весьма неплохо, если так подумать, и Ло наслаждается, потому что за это не должна ничего взамен. Не значит, что не даст, но эфемерная возможность просто взять и уйти в любой момент приятна.
Трахни меня пальцами. Давай, — мягко шепчет, выгибаясь навстречу чужому горячему языку, и ерзает. — Просто введи их и двигай. Можешь сразу два, — подсказывает, даже наклоняя вперед, чтобы ласково коснуться ее руки. Возможно, из этого выйдет толк. По крайней мере будет приятно. Ло приоткрывает губы, с которых тут же срывается стон. Снова откидывается назад, наблюдая за тем, как между ее ритмично двигается чужая голова. Главное просто не думать ни о чем, ловить момент, и Ло расслабляется, дыша тяжелее. — Вот. Так. Не меняй темп, — говорит с откровенным придыханием, закусывая нижнюю губу. С более опытной любовницей все могло бы закончиться раньше и растянуться на невообразимо долгое время, но пока у них тут проходят основы, и потому просто стонет более низко, гортанно, когда кончает, уже самостоятельно насаживаясь на чужие пальцы. Все внутри пульсирует. Ощущает мимолетную эйфорию, будто пазл неожиданно собирается и всего становится достаточно. — Бля, — тянет Ису к себе, падая на лопатки и заставляя ту завалиться сверху. Лениво целует, смешивая их помады, слюну и горящий привкус смазки между языками. Гладит девчонку по спине, попутно расстегивая бюстгальтер, пока тот попадается под пальцы.
А ты хороша. Потенциал отличный, — тихо смеется, и в комплименте нет подкола. Молодость на то и дана, чтобы изучать что-то новое. Ло, правда, может научить только плохому, но разве нет особенной прелести в том, чтобы портить кого-то хорошего. Ло не самый хороший человек, и вот ее пальцы уже скользят между их телами, под чашечку бюстгальтера, ничем не удерживаемую. Мягко прокручивает сосок, а после широко лижет шею, которая так удачно располагается почти что перед ее лицом. Улыбается довольно, как кошка, натворившая дел в тайне от хозяев. — Так чего ты хочешь? Помимо меня, — удерживая лицо Исы под подбородком, мягко целует, облизывая все еще влажные губы. Те соблазнительно припухли, и Ло вылизывает их языком тщательно, прежде чем скользнуть внутрь рта. По деснам, по зубам, внутрь глубже, дразня чужой язык своим присутствием. Раззадоривая. Это практически профессиональный азарт, и Ло улыбается сквозь поцелуй, скользя руками по спине ниже, до куда дотягивается. Пальцы тонут в милых ямках на пояснице. Немного царапается — без серьезной боли, максимум останутся алые следы. Это тоже часть озорства. Попытка понять границы, которые не стоит переходить. — Тебе нужно только сказать, зайчик, чего ты хочешь, — снова повторяет, но сбивчиво. Воздуха не хватает, и Ло хватает его губами, тут же те облизывая.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]lick you with the gun shot[/STA][AVA]https://i.imgur.com/aBhOJWH.png[/AVA][SGN]feels like
I'm a stone

never cried
[/SGN]

+1

14

Номер вокруг них мог бы поразить своей красотой, если бы ему не пришлось конкурировать с Ло: Иса не видит вообще ничего кроме девушки, чьё тело аппетитно и призывно разложено на кристально чистых и пахнущих свежестью простынях. Она вся поглощена происходящим и отмечает в памяти звездочками-воспоминаниями разметавшиеся по простыням волосы, чужой чуть хрипловатый голос, приглашающе раздвинутые ноги и искорки химии, заряжающие воздух между ними двумя желанием. До этого самого момента девчонка знать не знала, что можно так сильно кого-то хотеть, как она сейчас хочет Ло: низ живота тянет от возбуждения, а бедра хочется плотно сжать и потереться.
Ло стонет под прикосновениями её языка и Иса уверяется в том, что она на правильном пути. Лижет уверенней и размашистей, не переживая о том, что может испачкаться или испортить макияж - это мелочи, до которых сейчас совсем нет дела в отличие от желания выбить из девушки под собой еще больше стонов. Исабель не уверена, что у неё получится, но она до заполошно колотящегося в груди сердца хочет довести Ло до оргазма любым способом, просто потому что ей хочется показать и свою симпатию, и увлеченность и даже благодарность за всё, что уже случилось между ними сегодня. Ло, естественно, знать не знает, но секс не с ублюдковатым отчимом для Готье в новинку и она хочет нырнуть в него с головой, отдаться эмоциям и чувствам полностью, словно это может помочь отмыться от грязи, которую она в себе чувствует. Словно это может стереть паршивые воспоминания и заменить их хорошими, приятными и лишенными насилия.
Пальцы Ло путаются в светлых волосах Исы, поглаживают её, поощряя, и девчонка задыхается восторгом, втягивает в себя приятный чуть пряный запах чужого тела и желания. Ей нравится. Ло под ней нежная и податливая, разгоряченная и, видно с первого взгляда, куда более опытная: Исабель чуть смущается того, что ничего толком не умеет, но тут же запрещает себе об этом думать. Она старательная ученица и у неё всё получится, поэтому не испытывает никакого внутреннего сопротивления, когда Ло просит трахнуть её пальцами - только немного восторга от нового опыта и капелька опасений по поводу длинны ногтей. Впрочем, не такие уж они и длинные.
Два пальца соскальзывают во влажную глубину легко и просто - Ло внутри горячая и влажная. Это приятно до одури, до искрящихся звездочек перед глазами, и Исабель бы обязательно улыбнулась, но её рот занят чем-то гораздо более увлекательным и интересным, чем никому не нужные сейчас улыбки и разговоры. С непривычки запястье напрягается и ноет от ритмичных возвратно-поступательных движений, но это не имеет никакого значения в пространстве этого номера, разделенного на двоих, потому что она слышит, как Ло стонет. Стонет, потому что это пальцы и язык Исы заставляют её стонать и прогибаться в пояснице, нетерпеливо вскидывая бедра. Дьявол, почему никто не предупредил, что стонущая под тобой девушка это так чертовски приятно? Теперь Иса может понять всех тех мужчин, что не могу устоять перед сексом. Это же чисто наркотик.
Ло насаживается на её пальцы нетерпеливо-старательно, смазка стекает по ним к запястью и влажные звуки заполняют номер ровно до того момента, как Адамс кончает - Иса чувствует это по плотно сжавшимся вокруг её пальцев мышцам. Осторожно выскальзывает из чужого тела, позволяя себе упасть поверх Ло. Они обе стройные и красивые, и тела их переплетаются в одно невероятное совершенство стоит лишь им слиться в ленивом поцелуе с привкусом похоти - обеим нужно немного отдышаться и прийти в себя.
Возбуждение искрится и пульсирует внизу живота, пачкает смазкой сжатые бедра. Иса не верит, что это в действительности происходит с ней, что тело может так реагировать на чужие прикосновения и поцелуи. Она долго считала себя едва ли не фригидной, потому что Джон регулярно жаловался на то, какая она сухая и узкая, совсем не такая, как другие девушки. И картинка мира вдруг проясняется очень логичным выводом: она просто совсем его не хотела, даже когда предпочитала думать иначе в попытке защитить себя и свою психику. И ей бы стало неизбежно мерзко от этого осознания, но она лежит на Адамс, чувствует её мягкое еще сбитое дыхание и просто не может себе позволить соскользнуть в мрак воспоминаний. Не сейчас.
Чужие пальцы щелкают застежкой от бюстгальтера и тот соскальзывает с тела Исы, оставляя её всё более и более обнаженной. Беззащитной. Вот только выходит, что перед Ло ей совсем не страшно оставаться таковой и она льнет кожей к коже, вмазывается в неё и вжимается теснее, чтобы чувствовать чужое тепло - приятно до дрожи.
- Спасибо, - мягко улыбается своеобразному комплименту и ей правда приятно, что в ней обнаружили потенциал. Она надеется развивать его и дальше теперь, когда знает, что это в принципе возможно. Пальцы Ло находят её сосок под оставшимся между ними бюстгальтером: Иса возбужденно стонет, стоит девушке зажать его пальцами и покуртить. Немного больно, но больше приятно. И она определенно хочет еще.
Взгляд расфокусировано блестит, когда Ло вылизывает её перепачканные в смазке губы языком перед тем, как скользнуть им в рот, чтобы углубить поцелуй. Это горячо и развязано, и Иса была уверенна, что так целуются только в порнофильмах, а теперь, когда сама становится участницей такого поцелуя, то не может сдержать стона. Жмется бедрами ближе к Ло, ей до дрожи хочется, чтобы пальцы той снова коснулись её клитора как в примерочной, потому что она так возбуждена и до одури этого желает. Настолько, что хочется захныкать словно она маленькая девочка, которая не может озвучить вслух желаемое. Как будто понимая это, Ло просит сказать об этом прямо, не то не представляя, как это тяжело для Готье; не то представляя, но специально подначивая.
Я.. - Иса пытается сформулировать мысль не отрываясь от поцелуя и не прекращая пальцами исследовать мягкую кожу Ло, касаться которой сплошное удовольствие. Мысль не формулируется, стынет на кончике языка, заставляя девчонку краснеть, - трахни меня тоже, Ло. Два-три пальца.. Сколько хочешь.. Иначе, кажется, я умру, - слова путаются, сбиваются, звучат похабно из покрасневших от поцелуев губ.
     

[nick]Isa Gaultier[/nick][icon]https://i.imgur.com/lIMRId0.png[/icon][sign]av by некромант[/sign][lz1]ИСАБЕЛЬ ГОТЬЕ, 20 y.o.
profession: студентка
love: Lo[/lz1]

Отредактировано Denivel Simon (2022-09-12 22:26:12)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » упала с высоты ты не чувствуешь боли


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно