Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » a mothers work


    a mothers work

    Сообщений 1 страница 3 из 3

    1

    lydia erdahl х kevin erdahl
    вечер накануне суда, сакраменто, 28 мая 2021

    https://i.imgur.com/CgMHhZa.gif https://i.imgur.com/YtQXsgC.gif

    +3

    2

    ...неважно, какими яркими мы хотим видеть своих детей, неважно, какими идеальными мы их представляем, они обязательно нас разочаруют. оказывается, дети похожи на нас больше,чем нам кажется: такие же несовершенные.

    Если бы на курсах молодых родителей существовал экзамен, который необходимо было бы сдавать после наступления совершеннолетия ребёнка, то Лидия бы с треском его провалила. Она совершенно не знала собственного сына. И в этом было так горько и стыдно признаться даже самой себе. Все эти девятнадцать лет она будто находилась в состоянии глубокого сна, тешила себя глупыми надеждами и слепо верила в то, что Кевин, её единственный и горячо любимый сын, идеальный во всех смыслах этого слова. И у неё было полное право так думать. Капитан юношеской комнады по хоккею, лучший ученик класса, да и друзей у сына всегда было достаточно. Все знали, что Кевин Эрдаль золотой мальчик. Но, что если все это лишь красивая картинка? А за ней вполне может скрываться другой, чужой Кевин. И сейчас, сидя за столом в полутемной кухне, что по своим размерам занимала чуть ли не самую большую часть дома, Лидия Эрдаль пыталась понять, что же она сделала не так. Где она могла оступиться в воспитании Кевина, когда пропустила тревожный звоночек, что по итогу и превело к необратимым последствиям.

    Лидия не знала, что чувствует мать, потерявшая ребёнка. Поэтому, когда она впервые лицом к лицу встретилась с матерью Амата, то испугалась. Оказалось, что горе может менять человека до неузнаваемости. В заплаканных и уже бесцветных от слез глазах этой бедной женщины стоял лишь один немой вопрос: за что? Лидия не знала ответа. Она так же не знала, кому именно принадлежит кровь на белоснежном коврике из гостиной, который она случайно обнаружила в стиральной машинке на следующий день после вечеринки в честь победы команды Кевина. Она может и дальше прикрываться за пеленой незнания, но кому от этого станет легче? Уж точно не ей. Прибитая к стене фактами, будто гвоздями, Лидии ничего не оставалось больше делать, как попытаться разобраться во всей этой ситуации самостоятельно. И если ради горькой правды ей придётся сжать в твердый кулак трепетное материнской сердце, она так и сделает.

    Последние дни Лидия очень много думала. Рой бессвязных между собой мыслей не давал спокойно спать по ночам. Да и какой тут будет сон, когда твоего сына обвиняют в доведении до самоубийства другого. Постель со стороны мужа оставалась холодной вот уже целую неделю. Эрик даже в такой сложный для вас период на первое место все равно ставил работу. Казалось, что он в невиновности сына был уверен на все сто процентов, а это означало, что беспокоится вам было не о чем. Как-то раз у них с Лидей состоялся неприятный разговор на эту тему. Лидия рискнула предположить, что в этой ситуации не может быть все однозначно. На что получила в ответ от супруга: как ты только можешь сомневаться в собственном сыне? Какая ты после этого мать? И Лидия в тот момент задумалась. Действительно, какая?

    Лидия сидела за столом, сжимая в руке телефонную трубку. Разговор с матерью был закончен уже полчаса назад, но Лидии до сих пор казалось, что она продолжает слышать её голос. Маргарет, как и ожидала сама Лидия, приняла сторону Эрика и наотрез отказывалась даже думать о том, что Кевин мог бы быть причастен к смерти товарища по хоккею. Лидия старалась не спорить, лишь молча слушала, казалось бы, нескончаемый поток возмущений со стороны матери. И в какой-то момент она неожиданно почувствовала то, что не чувствовала очень давно. Лидии захотелось, чтобы мать в этот момент физически оказалась рядом. Захотелось ощущить тепло её рук на своём лице, прижаться к ней и полной грудью ощущить её запах: дорогие французские духи вперемешку с пудрой. Она понимала, что в одиночку со всем этим не справлялась. Ведь не зря же говорят, что связь матери с ребёнком самая сильная. Настолько сильная, что способна разрушить десятки преград.

    Кевин прошёл на кухню практически незаметно. Мышкой юркнул в темноту, до которой не мог дотянуться свет ночного светильника. За ним ещё с детства сохранилась привычка выпивать стакан молока перед сном, и видимо, за этим он и спустился. Кевин заметил мать не сразу, поэтому испуганно вздрогнул, когда в тишине кухни вдруг услышал её голос.

    - Кевин, - устало произнесла Лидия и кивком головы указала на свободный стул рядом. Она знала, что сыну тоже не спалось. Им двоим хотелось, чтобы эта ночь никогда не закончилась, ведь утро нависло над ним, как дамоклов меч. Виновен или нет. Две стороны одной медали.

    - Я хочу с тобой поговорить, милый, если ты не против. Лидия слегка похлопала ладонью по мраморной поверхности стола, тем самым приглашая сына подойти поближе. Это будет их первый откровенный разговор с тех самых пор, когда Кевин достиг того возраста, когда у детей появляются первые секреты от родителей. Лидия боялась узнать правду, но и тонуть во лжи у неё больше не было сил.

    - Не бойся, я не буду тебя ругать, и уж точно ничего не скажу отцу, - Лидия мягко улыбнулась и добавила, - Это останется только между нами.

    Отредактировано Lydia Erdahl (2022-04-10 15:06:42)

    +3

    3

    Время было уже заполночь, но Кевину не спалось. Лежа в собственной кровати, в комнате, в кромешной темноте, он ворочался с боку на бок, глядя в экран телефона, где яркость была понижена до минимума. На утро был назначен суд. Костюм, который Кевин должен был надеть, висел отглаженным в его шкафу в чехле. Новая обувь лежала в коробке. Выбранный матерью галстук висел на спинке стула. Все было идеально, все было готово. Не готов был только он сам.

    Тревога терзала его еще с вечера. С приходом темноты Кевин вышел на пробежку, задержавшись на ней дольше обычного, надеясь, что измотает себя и сможет легко заснуть. Не помог даже горячий, расслабляющий мышцы душ. Спустя час бесцельного скроллинга ленты в социальных сетях, он понял, что вряд ли вообще сможет уснуть, пока судья не огласит свое окончательное решение. Адвокат уверял, что бояться ему нечего, что прямых улик у следствия нет, а есть только догадки и домыслы, но Кевину Эрдалю все равно было не по себе. Ведь он знал настоящую правду. Знал, что она вряд ли сможет всплыть наружу, но из-за того, что он сделал в тот чертов вечер, на душе было неспокойно.

    Когда Кевин вышел из комнаты, чтобы спуститься на кухню и выпить стакан молока из холодильника, в доме было тихо. Родители спали у себя, дверь в их спальню была плотно закрыта, свет внутри уже не горел. Мальчик двигался тихо, по привычке, ступая босыми ногами по полу очень аккуратно. Этому он выучился еще с детства. Они все втроем всегда передвигались по дому бесшумно, словно призраки, словно боялись вырвать друг друга из глубокого сна и нарушить покой этого места.

    Он вздрогнул, стоило голосу матери позвать его из темноты. Сердце замерло само по себе, но стоило Кевину сделать вдох, оно забилось снова, но уже чаще, чем прежде.

    - Почему ты не спишь? - Спросил он, застыв у холодильника, так и не взяв оттуда молоко, а лишь захлопнув дверцу. Излишне резко. Потому что мать застала его врасплох.

    Кевин и Лидия очень мало общались до этого. У них не было разговоров по душам, они могли говорить только об общих вещах. Как дела в школе? Нормально. Как прошла тренировка? Хорошо. Нам с отцом нужно уехать на выходные, не играй в приставку всю ночь. Я постараюсь.

    Временами Кевину хотелось уметь говорить с ней. Обо всем. Не только о делах в школе или тренировках. Хотелось рассказать ей про Бена, про их остров, про хоккей, поделиться своими успехами в нем, своими мечтами, планами и стремлениями. Но Лидия была холодна с ним, сколько Кевин себя помнил, поэтому предпочитал не приближаться, чтобы не обледенеть рядом с ней.

    - Поговорить о чем? - Просьба матери его насторожила. Внимательно проследив за движением ее руки и представив все возможные варианты, Кевин все-таки сделал шаг к ней, хоть и ее последние слова заставили его напрячься. На стул он не сел, просто встал рядом, складывая руки на груди. Точь-в-точь как Эрик, его отец.

    - Ладно, говори, - выдержав паузу и кивнув, Кевин наконец дал свое согласие.

    Точь-в-точь как его отец.

    Отредактировано Kevin Erdahl (2022-04-23 07:29:41)

    +1


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » a mothers work


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно