Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » эпизод, в котором играют двойной гет'


    эпизод, в котором играют двойной гет'

    Сообщений 1 страница 2 из 2

    1

    2014

    сакраменто, сша;
    калифорнийский университет

    дарси освальд
    герда штейн


    https://i.imgur.com/J7KowzM.jpg

    котик, слушай, начистоту - качай права где-нибудь в другом месте. вот тебе устав и распоряжения, будь так добр, не делай мозги вот прям с утра. уже не утро? ну окей, давай теперь мериться не размером хозяйства, а стрелками на циферблате не таких уж и дорогущих часов. ладно, не фыркай, я не всегда такая кислотная мразь - видит бог, тебе обязательно понравится моя скромная пташка, что пока просто-напросто спит, не подозревая, куда я ее с разбега вляпываю на этом огромном столе.

    [NIC]gerda shtein[/NIC]
    [AVA]https://i.imgur.com/1dcSlzC.gif
    [/AVA]
    [LZ1]ГЕРДА ШТЕЙН, 29 y.o.
    profession: аспирантка в калифорнийском;
    [/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/9S7JFbS.gif[/SGN]

    Отредактировано Inga Caplan (2022-04-12 09:58:20)

    +4

    2

    таблетка на ночь перед сном, таблетка вместо завтрака, таблетка как элемент комплексного ланча — незамысловатый рецепт радостной жизни, смятый в кармане плаща под стать твоему помятому лицу от нескольких попыток проснуться после такого фуршета. некрасивым почерком на латыни — словно это приворот на счастье, которое никак тебя не полюбит. обижаться на счастье за это, конечно, глупо, ведь все, кто любил тебя, давно мертвы. ты же должен выжить, как виновник катастрофы, в которой погибли все. синдром выжившего — крайне тягостная вещь: вино отдает привкусом крови и, вероятно, это единственная причина, по которой тебя не тянуло заливать горе алкоголем и ты не спился. вместо красного вина — черная вина, запиваешь ею таблетки или таблетками запиваешь ее — неизвестно, отрезок замкнулся в окружность концом к началу и последствия твоей игры на чувствах пустили тебя по кругу.

    эйприл скончалась почти год назад. официальное заключение — самоубийство вследствие недиагностированной ранее затяжной депрессии. необходимо отметить, что слово "скончалась" несет в себе такую непомерную долю фальши, ведь с ее смертью не кончилось ровным счетом ничего. она осталась сидеть в твоей душе, как паразит, медленно высасывающий все соки и зудящий под ребрами желанием вырвать из своей груди душонку и выкинуть ее вместе с воспоминаниями на ближайшей свалке, но нельзя. душа твоя — черный ящик, оставшийся после катастрофы, на который записано то, как влюбленная эйприл самозабвенно и доверчиво принимает из заботливых рук отелло алкогольный коктейль с внушительной дозой несовместимого с этанолом препарата и после глубоко засыпает. ты перед сном молилась, дездемона? просто помни: ни при каких условиях нельзя вскрывать черный ящик — пока он прочно запечатан у тебя в груди, все жалеют тебя как того, кто пережил тяжелую утрату дорогого человека. одно справедливо заметить — действительно дорогого и тебе действительно больно.

    пять месяцев активного лечения характеризуются постепенным моральным регрессом во имя клинического прогресса: былое чувство вины за содеянное предательство извращается до мыслей о том, как бедняжке эйприл повезло, что ее палачом был ты. болезненная гордость за свое дело — так тихо и безмятежно она заснула в тот вечер, прекрасная и бесконечно любимая, и это все вместо того, чтобы просто словить уродливую пулю в лоб. это и правда лучшее, что ты мог ей дать, это самое трогательное проявление твоей нечеловеческой любви, не так ли? перверсия морали — гнилая штука, но тебе значительно легче, а значит такая тактика оправдывает себя [оправдывает тебя] и пять месяцев спустя ты предпринимаешь попытку вернуться в нормальный ритм жизни.

    входную дверь в здание университета открываешь немного боязливо — никогда не можешь угадать, преследуют ли тебя пугающие призраки прошлого по пятам или сидят в засаде, готовые броситься в лицо из-за любого угла. тишина в коридорах свидетельствует о том, что лекционный день в самом разгаре, и эта тишина слегка убаюкивает знакомым спокойствием: калифорнийский университет — твоя альма-матер, точка опоры и отсчета. гигантский настенный циферблат в коридоре отсчитывает секунды — твое время прийти в себя и осознать, что ты дома, что теперь все снова будет под контролем, под твоим контролем. ты, конечно, прекрасно знаешь, что ничего как раньше уже не будет, но полон решимости вспомнить о жизни до травмирующих событий и в тридцать два года снова учиться жить.

    твоя аудитория — ноги сами приводят тебя по привычке до двери, за дубовой облицовкой слышатся живые голоса и некоторые даже кажутся тебя знакомыми. приоткрываешь дверь, несмотря на идущую полным ходом лекцию, с интересом наблюдаешь за тем, как на твоем привычном месте вещает незнакомка. ее громкий бархатный голос расползается по лекционному залу, переплетаясь с достаточно броским запахом духов и в этом воздушном одеянии она уверенно расшагивает по паркету, поглаживая пальцами по синей обложке кафедрального учебника по астрофизике, прижатого к груди. она отвечает на вопросы студентов слегка фамильярно — словно чувствует себя не над ними, а главной среди них; словно вчера сама сидела за партой и слова лектора фиксировала в толстой тетради. и пока она не замечает тебя в дверях, ты прокрадываешься в аудиторию и падаешь за парту на первых рядах. внутреннее удовлетворение от шумного оживления узнавшего тебя потока студентов действует на мозг мгновенно, как быстро введенное в кровь вещество. ты ловишь на себе игольчато-острый взгляд незнакомки — наверное, просто за то, что ты мгновенно отвоевал у нее внимание к себе, и вместе с довольной улыбкой с твоих губ соскальзывает снисходительное: — продолжайте.

    ее имя — герда штейн, и она явилась в калифорнийский аспиранткой примерно тогда же, когда ты ушел на свой продолжительный больничный. она быстро отхватила в свои цепкие ручки твоих студентов в качестве практической подготовки по программе аспирантуры и уже давно срослась с этими стенами. скучная справочная информация, которую ты аккуратно изъял из уст коллег за день в перерывах между занятиями. в целом, довольно непримечательно, если не считать того, что кто-то между делом обронил, мол, девочка довольно странная. пояснений тебе не предоставили — с улыбкой отмахнулись, забей.

    конец учебного дня в университете обрушивается новым потоком тишины. в такой оглушительной тишине твои шаги по коридорам на пару секунд подвисают в воздухе подобием эха. сумрачные коридоры ведут к небольшому кабинету, на котором в закатных лучах отблескивает глянцевая табличка с твоей фамилией. забей — говорили они, но только даже за дверью своего личного кабинета, ты вдруг обнаруживаешь ее. так значит, и кабинет твой раздарили нуждающимся, и где-то в глубине души саднит оскорбленное эго, будто тебя ловко по-тихому заменили и списали со счетов. добро пожаловать назад.

    — вау, твой кабинет? — ты стучишь костяшками пальцев по внутренней стороне двери, привлекая к себе внимание, и делаешь впечатлительную гримасу, разглядывая помещение, словно видишь его в первый раз. и снова игольчато-острый взгляд — впрочем, как ты и рассчитывал, и прежде чем она успевает открыть рот, чтобы хоть что-нибудь ответить, добавляешь, указывая на табличку с обратной стороны двери: — правильный ответ: мой. учи матчасть, аспирантка.

    ты заходишь вальяжно, словно вместе с тем, как меряешь шагами скромную площадь кабинета, помечаешь свою территорию. проводишь рукой по полочкам, снимая слой пыли с полированного покрытия, пальцами перебираешь стоящие на них папки с документацией и подбираешься к своему столу, за которым она активно копошилась до твоего прихода.

    — так, ну и че ты тут ворошишь, может ты вдруг и отчеты по исследованиям за меня сделала, нет? — выдергиваешь папку прямо у нее из-под носа, ай, как невежливо, и наспех листаешь свои научные работы, в том числе так и не законченные. удостоверившись, что все так и осталось в прежнем виде, демонстрируешь новую гримасу напускного разочарования, с шумом захлопываешь папку и легким швырком возвращаешь ее на стол. — ну вот, совершенно никакой от тебя пользы.

    [LZ1]дарси освальд, 31 y.o.
    profession: преподаватель астрофизики в csus, киллер
    think twice: gerda+1[/LZ1]
    [AVA]https://i.imgur.com/X3ayNsN.gif[/AVA]
    [SGN]https://i.imgur.com/bRjJTmf.gif https://i.imgur.com/yZI7epf.gif https://i.imgur.com/ruq6Ny7.gif https://i.imgur.com/X7QyO74.gif[/SGN]

    +3


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » эпизод, в котором играют двойной гет'


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно