Джоан не выходила на связь уже вторые сутки. Нет, не так. Эта чертова Джоан не выходила на чертову связь уже чертовы вторые сутки. Всякий раз, когда кто-то из своенравных девиц, пыталась мнить себя беспрецедентно крутой, востребованной и высокооплачиваемой, с ней явно начинались проблемы...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Load up on guns and bring your friends


Load up on guns and bring your friends

Сообщений 1 страница 20 из 68

1

DC

Joker / Harley Queen
https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8499/24096.png

- А хочешь я буду тебя любить
своей больной извращенной любовью?

-А хочешь я позволю любить меня
своей больной извращенной любовью?

- Так твою душу ещё не трогали?

- нужна я тебе такая?

[NIC]Harley Queen[/NIC]
[STA]Тебе сакэ плеснуть?[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/nPOrk.gif[/AVA]
[LZ1]Харли Квин, 29 y.o.
profession: дама с колотушкой
[/LZ1]
[SGN]
— Ты сам дьявол?
— Может быть.

[/SGN]

Отредактировано Arizona Haas (2022-05-15 20:17:19)

+4

2

Эта история.
Без начала и конца.
Где середина и не середина вовсе.
Эта история - бред безумца.
В неё можно верить, а можно с неё смеяться.
В этой истории нет цифр и дат, быть может она только случится,
А быть может уже случилась и никто не знает наверняка.
Эта истории о Жизни,
С привкусом крови на губах.
Настоящее чаще солёное, чем сладкое,
Но только так и не иначе можно почувствовать себя живым.
Вы готовы начать?
А всё уже началось, и как обычно, без вас.
Думайте быстрее иначе вашу жизнь проживёт кто-то другой за вас.
В следующий раз у вас получится, если следующий раз вообще существует…

В автозаке было мрачно. Пятницкую разорвал вой сирен, словно приказывая остальным водителям посторониться и дать дорогу этой адской колеснице. Фигура, чьё разукрашенное лицо напоминало куклу, была уверена что дальше будет только хуже. Его ждёт Ад и кровоподтеки на лице лишь макияж поверх грима. Левая скула была разбита и не помешал бы пластырь, да вот только у кого его попросить? У Диогена было куда больше шансов найти человека и дело вовсе не в фонаре, как могло показаться на первый взгляд.

Времена меняются. Сейчас. Вчера. Завтра. Стоило бы задуматься об этом раньше, но кому оно нужно? Мы всё чаще пассажиры, и всё меньше водители. На начищенных до блеска сапогах солдафонов просматриваются пятна крови. Неизвестно чья она, но когда дело касается смерти, всегда есть некий порядок очереди. Люди не мрут беспорядочно, но всё всегда заканчивается смертью. И лишь персона в Мавзолее что-то знает о вечности. Он хороший собеседник, если вы понимаете о чём я, а я всего лишь безумный пёс. Моё гав - неуместно.

Пёс никогда не должен забывать, что нельзя кусать руку, которая тебя кормит. На твоей шее всегда могут затянуть ошейник потуже, тебя всегда могут посадить в конуру похуже и уже. Нельзя лаять и эту мысль в тебя вбивают с детства, у карьерного роста всегда есть перспективы, и ты можешь охранять башню из слоновой кости получая свой бифштекс всегда в одинаковое время, а можешь свинокомплекс на дальнем севере, за кость о которой вспоминают лишь изредка. Ты думаешь да куда уж хуже, но и на твоё место всегда есть очередь желающих. Иронично.

Нашими руками создали огромную машину, но тот кто стоял у руля не придумал ничего лучше, как наполнить и питать её отчаянием. Машина вечна, а топлива нужно всё больше и больше. Люди должны страдать, потому что так заведено. Потому что если в воздухе перестанет витать отчаяние, начнётся что-то страшное или оно уже началось? Тихая усмешка. И крепкий толчок в ребро от соседа слева. Эти люди не настроены шутить. Эта особая порода. Их вывели и натаскали лишь на одну задачу - защищать существующий строй. Башне нужны бездумные марионетки, без сомнений и упрёков. Ведь есть лишь один единственно правильный путь и я из тех, кто сошёл с него по собственной воле.

Экстремист. С пудрой на лице. Губной помадой, что вырывается далеко за пределы кончиков губ. Смотрится неественно, столь же комично, как и трагично. Слишком по западному, даже для самого западного округа. В этой стране это нисколько не по православному. Столько дубинок у моих доблестных телохранителей и лишь одна бутылка коньяка, наверняка пустая, зато семилетней выдержки. Кабинет подполковника или майора с фото сами знаете кого, Великобритания так далеко от нас, но и у нас есть Лорды, как и свои Пожиратели. Какой же лорд без свиты?

Машину встряхивает и от резкого толчка сводит левый бок от боли. Хочется кричать, но приходится давить этот крик в себе. Это не супергеройское кино - это даже не розыгрыш. Котёл уже отполирован и начищен, как и обувь этого доблестного подразделения, что меня повязали. Технично. Ничего не скажешь. Пятеро на одного. А у нас по другому и не бывает. Пусть демократическое останется за барьером длиной в тысячу и один блок, а у нас тут своя атмосфера и свой котёл. Сварят. Обязательно сварят, но пустят вовсе не на мыло, чтобы очистить этот мир. Потому что Тайлер Дерден - это тоже западное.

- А оно того стоило приятель? Весь этот грим? Моя смерть? - мгновение, друг ушедший из жизни, в порядке очереди. Добровольно принудительно, как и всё в нашей жизни. Тощий, как и три года назад. На небесах разве не кормят? Или для таких как мы, уготованы только круги в подземном царстве? Улыбка в ответ на вопросы. Реакция воспалённого разума или ответы на все вопросы? Там меня любят. Там меня ждут. Мы все там будем, кто-то раньше, кто-то позже. В этом городе я бэдмэн, где бэтмен не предусмотрен сценарием.

Машина останавливается у запасного выхода. Через стенку стучат. Кладут руку на плечо и дверь открывается. Свет уличной лампы заставляет сощурится. Город шумит и этот шум кажется вечным, словно он был до и останется после. Борьба с Машиной бессмысленна. А вы тоже это слышали? Так и подмывает спросить, но вместо этого кто-то требовательно толкает в спину, и меня ведут вперёд, к двери в отделение. По коридору, в котором не меняли плитку ещё с советских лет. Воздух тут другой. Сжатый. Мёртвый. Пахнет потом и чем-то ещё. Подташнивает. Меня встречает сытое и полное лицо дежурного.

- А это что у нас за клоун?

- А ты что не видишь Сеня? - чужие пальцы хватают за подбородок и с силой сжимают, - Вылитый экстремист, как и все экстремисты!

- Что-то блеать развелось их в последнее время Петрович! Заводите в шестую, пусть Светка с утра сама оформляет! - Сеня пухлой ручонкой протягивает ключ от камеры провожатому и вся процессия снова отправляется в путь. С новоприбывшим возится никто не хочет и уже через пару минут он вполне успешно оказывается в камере. Замок заперт. Дверь захлопнута. Окошко маленькое. Был бы фокусником, может и переживали, а так чего взять с клоуна? До утра не пропадёт, если сам на себя руки не наложит. Взгляд провожатого задерживается на чужом лице, а после пожав плечами, он удаляется вслед за остальными.

Боль и прохлада. Железная скамья обещающая бессонную ночь. Я не усну, быть может - нужно уснуть, но себя не перепишешь. И от того в памяти, словно видение из прошлой жизни возникает она. Светлые волосы. Лицо в пудре. И на ней помада смотрится куда аппетитнее, чем на мне. Каждому лорду нужна армия, каждому террористу - подельники.

[NIC]Joker[/NIC]
[STA]тут могла быть ваша реклама[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/djgDPGj.png[/AVA]
[LZ1]Джокер, 30 y.o.
profession: сообщество славянских клоунов
[SGN]https://i.imgur.com/FEBsg7G.png[/SGN]
[/LZ1]

+4

3

- А помнишь как всё начиналось?
[NIC]Harley Queen[/NIC]
[STA]Тебе сакэ плеснуть?[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/nPOrk.gif[/AVA]
[LZ1]Харли Квин, 29 y.o.
profession: дама с колотушкой
[/LZ1]
[SGN]
— Ты сам дьявол?
— Может быть.

[/SGN]

+4

4

- Помню, - тихо, едва шевеля губами, как будто этот бред безумца кто-то может подслушать. Такое сложно забыть из такого жизнь и состоит, и когда умираешь, несомненно видишь те самые моменты из которых ты себя и построил. Вот только для меня всё началось раньше, ещё раньше, чем встреча с тобой. Со смерти лучшего друга, потому что жизнь та ещё сука. В коридоре пахло хлоркой. Оставался час до операции. И собрались все, для кого жизнь этого охламона чего-то да стоила. Вот только их очередь устроена иначе.

Она может меняться, даже в последний момент. И чужое сердце уйдёт кому-нибудь так, а не инженеру третьего разряда. Все бумаги подпишуться вовремя, а перед вами культурно извиняться. Извините. Что ваш сын умер, что ваш лучший друг вам уже не позвонит, что живём на этой планете и другой у нас нет. Евгений Олегович, глава отделения областного банка, уже через недельку другую выпьет по этому поводу коньячку, с новым-то сердечком, а вы постойте у могилки. Не первая и не последняя на Даниловском кладбище, видит Бог - это истина в первой инстанции, - Извините.

- И вы извините доктор, меня! - что-то щёлкнуло внутри, что-то умерло вместе с ним. Что-то останется там, в чужой могиле, на Даниловском кладбище. Пока кулаки будут месить чужое лицо в порыве бессилия, совершенно не задумываясь о вреде насилия и его пользе. И пускай ссадин будет всё больше, и пускай чужие крики будут оглашать коридор чем-то обидным и унизительным, пускай эта какофония звуков изменит этот мир к лучшему и это будет последняя смерть за гранью здравого смысла. Пускай…. но подобные ошибки недопустимы в работе Машины.

"Ебанутый он на всю голову" - чужие слова застряли в голове, а лица так и не смог вспомнить. Однокомнатная квартирка где-то на отшибе. Музыка из-за стены на предельной громкости слева, и вечно похмеляющийся сосед справа. Открытое окно. А правда в том, что я уже давно задохнулся. Выпускаю сигаретное облако после очередной затяжки. Слушаю шум на улице. Добровольно-принудительное лечение по адресу… Записан где-то на бумажке, лежит на столе, придавленная томиком Камю. Самоубийство или когда рак на горе свистнет?

Не с моей зарплатой втягиваться в эту борьбу, противостояние, где бой заведомо проигран. Нужно выходить из квартиры. Куда-то ехать. Где на том конце города кто-то, пока что неизвестно кто, будет делать вид, что тебя здесь лечат. Подобная агрессия в цивилизованном обществе недопустима, вы понимаете? Слова судьи казались смешными, и наше цивилизованное общество то и дело доказывало свою цивилизованность с экранов телевизоров, на газетных вырезках и в электронном СМИ. Мы великая нация, чьё величие соизмеримо с размерами клитора жены Гулливера. И это не мы высокие, это просто они лилипуты.

Мой месяц начался со знакомства с тобой. Ты выглядела куда лучше, чем здание в котором работала. А вот мне наоборот, трещины на стене куда лучше подчеркивали моё общее состояние. Столько шума на пустом месте, как будто ебальник у него был хрустальный. Никто ведь не умер. Для них. Или скорее кого надо спасли? Ничего не меняется, от перемены мест слагаемых. Я не злодей, но моё отчаяние уже пожирает меня изнутри. На лице усмешка. А ты в белом халате, чёрные лакированные туфли и очки на курносом носике.

- Екатерина Фёдоровна - ваш лечащий врач, - белокурые волосы собраны в хвост, на губах нет помады, а на пальце кольца. Щёлкаешь ручкой и открываешь папку. Сводишь плечи и немного отстраняешься на стуле. Тебе неуютно, но ты пришла лечить. А сколько у нас разницы - год или три? Есть ли в этом мире таблетке, которые помогут забыть, что правильно, а что нет? Которые изменят полюса в моей голове, от чего мир станет правильным и красивым, а люди честными и благородными, где широта сердца - будет основной показатель, а не размер вашего кошелька. Не молчите Доктор!

- Вы не против начать с опросника Марат? - левая рука, на ней серебряные часы, симпатичные, подталкивает несколько листиков и ручку в мою сторону. Я поднимаю взгляд, снова опускаю, пробегаясь во вопросам опросника. Суицидальный риск. Так близко. И так далеко. Сейчас всё построено таким образом, чтобы общаться нужно было как можно меньше. Пробейте штрихкод. Получите талончик. Заполните бланк. Ваш номер в очереди. А это постановление суда. Прочёл такое и вроде как уже знаешь человека лучше, чем он себя сам.

- Против! - спокойное, но ломающее весь расклад. И сейчас уже ты поднимаешь взгляд. Как будто бы пелена падает, а туман за очками расходится. Человек по ту сторону стала внезапно представл в другом свете. Сценарий сломался и тебе требуется пара секунд, чтобы вспомнить заученные ответы. Выбора нет. Есть только факты. Но тебе нарочито вежливо предлагают, спрашивают не против ли ты. Тарифы растут, но ведь население не против. Население у нас понимающее и прощающее, привыкшее затягивать пояса потуже.

- В конечном итоге только от вас зависит какой ответ я отправлю в суд, через месяц, возможно вместо наблюдения, мне придётся отправить вас на принудительную диспансеризацию. Вы ведь понимаете чем это чревато Марат? - чем больше ты в системе, тем лучше умеешь запугивать. Давить и подталкивать к нужному тебе выводу. Екатерина Фёдоровна пробует казаться серьёзной, но с каждой секундой стена между нами рушится. Это не та игра, в которой завтра будет следующий пациент, этот требует твоего полного внимания.

- Тем что мы будем видеться чаще? - усмешка на лице.

- Есть более простые способы знакомства с девушками чем постановление суда и принудительное наблюдение Марат, но вы здесь не ради меня, давайте не будем отходить от сути! - нога на ногу под столом, шуршащий звук халата, но да ладно.

- У нас всё просто - это да, от того простых людей всё и устраивает. А что делать остальным? - откидываюсь на спинку стула, всем своим видом сигнализируя что этот приём затянется.
- Бить людям лицо до крови? Так считаете? Вам ведь повезло что вы тут, а не сидите по статье. Вы ведь отдаёте себе отчёт в том, что к вам отнеслись лояльно, дали шанс жить своей жизнью, вместо того, чтобы пустить её под откос!

- Как заботливо с их стороны, - сарказм в перемешку с иронией, кладу обе руки на стол, сгибая локти. Однокомнатная квартира напоминающая конуру, две работы и семьдесят тысяч в кармане. Если вдруг так повезёт, что доживу до пенсии - может накопленных денег хватит на памятник. Екатерину Фёдоровну это едва ли волнует. Она всеми силами пытается удержать нас в рамках доктор и пациент, у неё бы это получилось - если бы я совсем немножко ей подыграл, - А там в ваших бумажках написано, почему лицо бедного доктора оказалась разбито?

[NIC]Joker[/NIC]
[STA]тут могла быть ваша реклама[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/djgDPGj.png[/AVA]
[LZ1]Джокер, 30 y.o.
profession: сообщество славянских клоунов
[SGN]https://i.imgur.com/FEBsg7G.png[/SGN]
[/LZ1]

+3

5

-Нет! Но ей интересно, очень интересно, ведь она - это я! Продолжай мой сладенький!

[NIC]Harley Queen[/NIC]
[STA]Тебе сакэ плеснуть?[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/nPOrk.gif[/AVA]
[LZ1]Харли Квин, 29 y.o.
profession: дама с колотушкой
[/LZ1]
[SGN]
— Ты сам дьявол?
— Может быть.

[/SGN]

+3

6

- Нууу, можете выговориться, если думаете что это что-то изменит! Раз уж мы здесь и вы так хотите поговорить, я выслушаю, но вы заполните опросник, по рукам? - зря она так, дала заднюю и вот оно начало конца, ты ещё не знаешь, что будет потом, но тебе это понравится. Ведь так приятно чувствовать себя живой, именно живой, а не делать вид будто ты жива, будто весь этот бред важен Кать.

Тик-так. Тик-так. Секунды превращаются в вечность. Язык путешествует по собственному нёбу, будто дракон желающий прорвать облака. Все её слова пропитаны злой иронией. Слова ничего не изменят. Две маленькие сошки - незначительные, как и любой другой человек на их месте. В машине нет незаменимых частей. Она - идеальное средство управления человеческой массой. Парадокс.

Время ломает. Учит смирению. Шлифует острые углы, как и вода точит камень.  Прожитые годы остаются где-то там, за спиной. Перемены - удел молодых. Уже поздно что-то менять. Уже ничего не изменить. Уже есть что терять. Страх парализует, от кончиков ресниц до ступней. И всё что остаётся - опыт, который никак не реализовать, что застрял внутри тебя как и этот немой крик беспомощности. Нужно согласится с ней. Нужно заполнить этот чёртов опросник.

А вместо этого правая рука поднимается над столом, поворачивается ладонью вверх, - По рукам? - взгляд словно подначивает, вопрошает за нечаянно брошенные слова и приходится протянуть белоснежную руку в ответ. Вступить в какой-то дикарский ритуал с мужчиной, от которого веет опасностью. Она никогда не видела подобного вживую, в кино и сериалах, слышала что-то от друзей, но всё что она могла - это фантазировать, каково это набросится на кого-то с кулаками, бить так, чтобы треснули скулы.

Говорят безумие заразно. Никто не знает как оно передается, по воздуху или от касания, но кажется нечто такое и случилось в тот самый момент. Ты касаешься человека, а по ощущениям ты лапаешь его душу грязными руками. Такое оставляет следы. Екатерина Фёдоровна одёргивает руку, будто её ударило током. Прячет реакцию за маской напускного равнодушия. Делает вид, что ничего не произошло и подгоняет, будто у неё есть на это право, - Я слушаю, вы хотели что-то сказать!

- У вас есть друзья?

- Это к делу никак не относится!

- Хорошо, - чешу волосы на затылке, посматривая на своего врача из под опущенных ресниц. Друзья. Подруги. Наверняка они у неё есть. Здесь. Или в соседнем городе. Подружки из школьного садика. Соседки по общежитию в универе. Женщины без этого не могут. Они одновременно существуют и нет. Коллективное сознание - принимающее участие в твоей жизни. Редкая женщина может решить что-то сама. Матери. Бабушки. Сёстры. Подруги. Все берегут от опасности, нашёптывают, советуют, сторожат от демонов рыскающих в темноте.

- У меня вот был друг… До того самого дня. Ждал операции. Долго ждал. Его мать так устала, что уже три месяца как его хоронила. Живого. Хоронить. Новость, что сердце нашли - была для всех как второе дыхание, можно сказать буквально. А потом, - в горле образовался ком и говорить стало сложно, - а потом, - словно забыл о чём хотел сказать, - … за час до операции, сердце ушло другому… пятидесяти шести летнему Евгению Олеговичу, главе одного из местных отделений банков. Отчего-то парень двадцати семи лет оказался менее важен, чем он.

- Сочувствую вашей утрате.

- Доктор тоже извинялся, только вот Мишку это уже не вернёт, - я хмыкнул и отвел взгляд в сторону. Между нами сложилась неловкая пауза. Посторонние люди как правило избегают таких моментов, а если те и случаются, бормочут что-то бессвязное, стараясь отвязаться общими фразами. Так принято. Так все делают. Погиб… Все погибают. Такова жизнь. И приятного тут мало. Должно ли это оправдывать кулаки? Наверное нет. Может и место мне в этой самой тюрьме, только вот почему я не там? Осознание собственной вины порой куда разрушительнее. Он так решил. Под давлением или по собственной воле? Сердце ушло другому.

- Мир жесток, не так ли? Хочется видеть в этом нелепую случайность, но это не то же самое что автомобильная авария или сосулька решившая отправится в полёт по каким-то неведомым знакам. Это было чьё-то решение, на опережение тому, о чём договорились ещё две недели назад. Человеческая жизнь - разменная монета, такой мир мы строим? - голос спокойный, можно сказать сухой. А она не отводит глаз, как будто ей и правда интересно, есть до этого дело, но зашла она сюда не как человек, а как часть огромного механизма. Дать опросник, проверить наличие подписи после и также молча уйти, не ввязываясь во всё это, потому что это лишнее.

- Послушайте, - вздох, голос стал заметно тише, - По человечески я вас понимаю, но с этим ничего не поделать… Так уж заведено. Не вы, не я - мы не в состоянии что-то поменять или исправить, а если бы и могли… вашего друга это уже не вернёт. Не стоит сожалеть о том, что так произошло. Вы ведь не хотите потерять из-за этого работу или жильё, вы Марат не кажетесь мне психом, просто это вас задело, я могу прописать антидепрессанты, понаблюдать вас пару недель и потом вы продолжите жить дальше, но вы сами должны хотеть этого.

- С человеческой точки зрения нам жаль что так происходит, а с бытовой - человеком быть не выгодно… а таблетки от человечности у вас есть Екатерина Фёдоровна? - голос перешёл до заговорщицкого шёпота, а после по комнате рассеялся чуть более звучный смешок. Мир был сломан. Люди были сломаны. Нужно было сломать себя, поставить всё на кон, в попытке всё исправить. Человек уже не мог спасти человеческий поезд идущий под откос, но мог кто-то другой… в ком не будет ничего человеческого, но который не забудет ради чего всё это. Точка. Выдох. Вдох.

- Ладно, может мне и правда нужно было выговорится… Давайте свой опросник, - несколько секунд рассеивают напряженную обстановку. У неё остаются вопросы. Моя персона её пугает. Скажет об этом вслух или нет? Молчит. Щёлкает ручкой, но глушит пальцем щелчки. Нервная или мне это кажется? Смотрит как карандаш в моей руке подчёркивает нужные ответы. Иногда поднимает взгляд выше, но тут же опускает. Сама не знает, что со мной не так. И отчего половина девочек так хочет стать докторами? Мечты о белом халате или надежды встретить хирурга с крепкими руками?

Опросник заполнен.
Инициалы поставлены.
Подпись красуется рядом.
Протягиваю все листы ей и?

- Приходите в среду. В это же время. Завтра я не смогу, у меня пациенты, но и вам ведь хорошо, не нужно лишний раз тащится сюда!

Так профессионально, но в целом мне то что? Я ведь сюда и не шёл с надеждой что меня здесь вылечат. Просто так всё устроено. Тебе дают листик. Ты собираешь галочки. Потом этот листик путешествует из кабинета в кабинет, пока не потеряется, а когда это обнаружат всё начинается заново. Слыхал как пара десятков людей так купили квартиры, а потом никаких документов и извольте выехать, там были мошенники, а вот тут законные домовладельцы со всеми бумагами. Очень сочувствуем, но ничем помочь не можем.
***
- Слава, ты вечером где?

- Дома, выходной сегодня.

- Презервативы остались с прошлого раза или заехать купить?

- Пачка осталась, - спустя небольшую паузу, во время которой отчётливо слышен скрип тумбочки.

- Жди тогда в восемь, я заеду.

Ноготь жмёт на красную кнопку и новенький смартфон летит обратно в халат. В свои двадцать семь Слава был не первым партнёром. Для любви Екатерина Фёдоровна считала себя слишком взрослой, для брака слишком умной, для длительных и изматывающих отношений слишком занятой. Слава был простой и удобный, планов на Катю тоже не строил. Всё обычно происходило примерно одинаково. Катя приезжала, раздевалась, иногда позволяла себя раздеть. А потом от пяти до десяти минут на чужой кровати, под пыхтения и жаркое дыхание.

Иногда позы менялись. Иногда Слава тут же засыпал, а иногда уходил смотреть футбол по телику. Катя обычно лежала либо шла в чужую ванную, отмокать и мыться. В этот раз ничего сверхъестественного не происходило. Катя как обычно старалась не думать о пыхтящем Славе, но новый пациент всё никак не выходил из головы. Не похож на хлюпика. И истерикой диалог назвать нельзя. Слишком много точных деталей и тяжелых мыслей. Перебесится. Так она про себя думала. Во время поджала под себя ноги и положила руки на Славкину поясницу, вцепляясь в него словно дикая кошка.

- И с чего такой внеплановый визит?

- Да… пациент попался странный, не бери в голову.

- Пусть почаще приходит, но тогда презики с тебя, - Слава фыркнул, натянул шорты на голое тело и вышел из комнаты, оставив Катю одну. А она всё не могла настроиться на нужную волну. Пальцы сами скользнули вниз к бугорку. Она извивалась на кровати и произносила одними губами чужое имя, и вовсе не Славкино.

[NIC]Joker[/NIC]
[STA]тут могла быть ваша реклама[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/djgDPGj.png[/AVA]
[LZ1]Джокер, 30 y.o.
profession: сообщество славянских клоунов
[SGN]https://i.imgur.com/FEBsg7G.png[/SGN]
[/LZ1]

+3

7

- Это ведь вырежут… мистер Джей?

[NIC]Harley Queen[/NIC]
[STA]Тебе сакэ плеснуть?[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/nPOrk.gif[/AVA]
[LZ1]Харли Квин, 29 y.o.
profession: дама с колотушкой
[/LZ1]
[SGN]
— Ты сам дьявол?
— Может быть.

[/SGN]

+3

8

Мы всё вырежем, как и серые будни между нашими встречами. Останется лишь запах дешёвого растворимого кофе из обычного жестяного чайника. Под звуки тяжёлого рока, который как бы не пытался, не в состоянии выбить всю дурь из моей головы. Я уже инфицирован. Мысли цветные. Багряные краски. Трупные синюшные пятна. Так получилось. Одни выживают, а другие нет. Мы все равняемся в детстве на супергероев, но с годами всё чаще начинаем принимать сторону злодеев. Антагонисты уже не кажутся такими плохими.

Танос щелкающий пальцами. Алекс из Заводного апельсина. Танец Феникса. Бритва убрала лишнюю щетину и отправилась на заслуженный отдых. Указательные пальцы касаются уголков губ и растягивают их в неестественной улыбке. Я смотрю на себя в зеркало. Улыбка трансформируется в грустную мину. Сколько Джокеров повидал этот мир? И сколько ещё увидит? Так ли они безумны или же всё это уловка сценариста? Попытка запутать среднестатистического зрителя или читателя. Она удалась. Почти.

Я мыслю иначе, существую вне системы, являясь её частью. Я чувствую запах гнили куда бы я не пошёл. Мир болен и его нарывы словно преследуют всех нас. Чей-то брат или сын вытянет счастливый билет в лучшую жизнь, не потому что заслужил, а потому что родственные связи - это традиции уходящие глубокими корнями в почву. Часть строя, которого не изменить, нам так часто навязывают эту мысль. Наша незначительность в чужих зрачках, в собственных отражениях, в файлах миллионов баз данных. Мы песчинки. Питающие Машину отчаянием.

Шла вторая неделя. Юбку и платье сменили брючные костюмы. Это не для тебя. Ты просто пациент. Ох уж это невербальное общение. А вот слов наоборот стало больше. Встречи отчего стали чаще, пускай и занимали всего час. Сорок минут раз в день. Мы так боимся быть навязчивыми, что кажемся равнодушными… В нашем случае всё было наоборот и навязчивость дала свои всходы. Рисовать мой психологический портрет было частью её работы, но пока она занималась своей работой, я проделывал тоже самое с ней. Держать себя в рамках бывает опасно.

И тогда когда ты находишь уши, ты начинаешь щебетать без умолку. Сначала я чаще говорил, потом чаще начал слушать. Потом мы менялись туда и обратно. Несколько раз беседы растягивались. Другие пациенты резко исчезали с горизонта. Абонент по имени Слава отправлялся в сброс, чтобы лишний раз не мешать разговору. Мы пытались подчинить друг друга, каждый по своему и с нужной ему стороны. Кафка. Кант. Фрейд. Влияние музыки на человеческую психику.

Ветер перемен от Scorpions как отправная точка нового витка этой истории. Она что-то увидела во мне и отчаянно пыталась показать собственную личность и характер. Выбиться из общей массы и в тоже время сохранить контроль над ситуацией, который ускользал сквозь пальцы. В отношениях не бывает двух ведущих, как и нельзя доказать что сломанные часы работают правильно. Но я дам тебе лишнюю возможность считать именно так, - Если всё происходящее всего лишь случайность, с которой стоит смирится… не всё ли равно как она закончится?

- Инстинкт самосохранения - самый базовый из инстинктов, наша психика подвластна ему. Люди склонны забывать травмирующий их опыт. В итоге… большинство людей выбирает жизнь. И как говорит моя подруга - в жизни разрешено всё, что не запрещено уголовным кодексом. Нельзя чинить самосуд. Нельзя сводить счёты с кем-то, потому что человеку повезло больше чем тебе. И не стоит гнаться за другими, когда можно сфокусироваться на себе. Это куда продуктивнее… чем призрачные шансы исправить сложившейся уклад.

- Екатерины Фёдоровны это тоже касается, или только её пациентов?

- Это касается всех, независимо от статуса и профессии в обществе! Больше нечего добавить?

- Достаточно одного плохого дня, чтобы самый здравомыслящий в мире человек сошел с ума. Это и разделяет меня и весь остальной мир. Один плохой день…

- Ты куда более здравомыслящий чем половина моего круга общения Марат.

- В этом и проблема или же в том, что часть твоих подруг считает что фото салата в инстаграме это куда более важно и существенно, нежели всё остальное происходящее в мире.

- … сфокусироваться на себе… а не на рассказах о моих подругах…

- один плохой день, подумай что было бы после, если бы это случилось с тобой…

- Я действую по обстоятельствам, а не тону в размышлениях. А у нас время, увидимся завтра?

***
Наше завтра не случится ещё неделю. Я виноват перед тобой, но почему то совершенно не испытываю вины за то что случилось. Я увидел в тебе свою вторую скрипку, но ты отчаянно не хотела брать инструмент в собственные руки. Верила в нелепость, верила в систему, верила в себя. Самоуверенность не доводит до добра. Но в чём-то ты оказалась права, мне нужно было выйти из размышлений и создать обстоятельства… для тебя. Проснись Кать, нам обоим это нужно…

Вас не пугают современные дети? Скучающие. С расшатанным моральным компасом. Дома им душно, а на улице они сбиваются в стайки, словно дикие зверьки. Совместные тусовки с пивом, очень быстро перетекают в закупку водкой. А если потянуть и перемотать вперёд, в такой тусовке появляется тот самый парень. И развлечения выходят на новый уровень. Пять косарей таким и твоя жизнь уже никогда не будет прежней. Пять косарей и малолетняя шпана разыграет твой сценарий, как послушные шестеренки огромной машины.

Екатерина Фёдоровна в больнице. Шоколад и бутылка вина, и вот у тебя уже есть адрес, но попасть по адресу в ту самую палату куда сложнее. Нервное ожидание и вот долгожданное разрешение на посещение. Вхожу в комнату лицезрея швы на левой щеке, опухшую губу с правой стороны. Остальное скрыто за постельным бельём, остаётся лишь гадать. В палате стоит несколько букетов с цветами. Молча прохожу и сажусь в кресло. Катя тоже молчит, - Слышал никто ничего не знает. Камер в том районе нет, что менты говорят? Они вообще собираются искать?

- Какая сейчас уже разница? - голос тихий, потускневший, на лице появляется какая-то измученная больная улыбка.

- Я мог бы походить по району, поспрашивать… в свободное от работы время. Может кто-нибудь, что-нибудь знает. Мне хочется как-то помочь, что-то сделать для тебя… за помощь мне. У меня коллега по работе в том районе живёт, может удалось бы узнать кто такие, а там дальше разобрались бы… если хочешь, - аккуратно добавил я.

И снова тишина. Можно услышать как скрипят чужие зубы от нервного возбуждения, как сжимаются белоснежные руки до посиневших костяшек. Я пододвинул стул ближе и коснулся чужой руки, дальше всё случилось само и Катя вцепилась в руку так, будто меня силой пытались вырвать из кабинета. На глазах Кати выступали слёзы, она прилагала все усилия чтобы не заплакать, но слёзы словно гранатовые капли текли по щекам. Чтобы она сейчас сделала, узнай что за всеми этими метаморфозами стоит никто иной как её пациент?

[NIC]Joker[/NIC]
[STA]тут могла быть ваша реклама[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/djgDPGj.png[/AVA]
[LZ1]Джокер, 30 y.o.
profession: сообщество славянских клоунов
[SGN]https://i.imgur.com/FEBsg7G.png[/SGN]
[/LZ1]

+3

9

- Спасибо что пришёл, для меня это важно… Если получится что-то узнать, не стоит лишний раз махать кулаками, но… позвони мне, если что-то узнаешь… Я хочу сама убедится, что это и правда были они… Можно я отдохну теперь?

[NIC]Harley Queen[/NIC]
[STA]Тебе сакэ плеснуть?[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/nPOrk.gif[/AVA]
[LZ1]Харли Квин, 29 y.o.
profession: дама с колотушкой
[/LZ1]
[SGN]
— Ты сам дьявол?
— Может быть.

[/SGN]

+3

10

"Очнувшись от грёз, несбыточного можно
добиться штурмом, имя которому — безумие."

Время убийц, Генри Миллер

Мне должно быть стыдно? Я должен плохо спать? Я должен во всём признаться? Долг - всего четыре буквы, а слово куда более пугающее чем гроб. Я пришёл в этот мир должником и я всем обязан. Родителям, учителям, обществу, государству, супруге и работодателю, может быть и детям - список так-то вообще бесконечный, можно продолжать и продолжать. Ты не сам такой вырос, в тебя вложились члены общества - это если ты чего-то добьёшься или станешь кем-то значимым. А если ты священник педофил - это от Лукавого. Если подросток открыл стрельбу в школе - общество умывает руки.

Твои заслуги и достижения - всегда найдётся кому присвоить, список имён внёсший вклад в твоё развитие никогда не будет пустовать, но всё дерьмо в твоей жизни - это и есть твоя индивидуальность. Всё так запутанно и вовсе не так гуманно, как это хотят показать остальным. Мы живём в этом мире, мы читаем газеты и смотрим ролики в сети. Нас насытили и перегрузили сотни терабайт данных. Никто не планировал что так выйдет, но оно как-то само случилось, словно природа матушка вмешалась и внесла свои коррективы. Я мёртв.

Чужое горе меня не трогает. Мои разум живёт воспоминаниями. Он так решил. Всё остальное - это иллюзия. Одни обнуляют президентские сроки, другие снимают с себя ответственность на руководящем посту. Я учился у лучших и скажу вам по секрету, обнулить свои долги - это одно из лучших решений. Рамки и границы вокруг вас - это не ваше, это ихнее, как и толковый словарь в книжном. Им не нравится, когда кто-то выходит за их рамки, вам это тоже должно не нравится - ведь это прямая угроза вашей безопасности. Если каждый возьмёт в руки ствол, вы только подумайте что начнётся?

Ничего! В этом вся правда. Ничего не случится. Все кретины перестреляют себя сами, в остальном действительно цивилизованном мире, каждый дважды подумает, прежде чем достать ствол ибо он далеко не единственный обладатель ствола. Так рождается доверие, так приходит ответственность. Я сплю, теряясь в днях, ведь спрашивать мне не нужно. Я знаю. Всё остальное - запутанное уравнение с множеством переменных. И большую часть времени я трачу на осознание себя. Я существую, вне времени и пространства, я наблюдаю за миром, видя гной его нарывов, они так и просятся, чтобы их вскрыли.

Катя - даже не человек, общественный продукт, с гонором и норовом. Впитавший системный базис по мере взросления, вышедший в мир из родительского гнезда, чтобы строить карьеру и быть полезной обществу и государственному строю. Квартира в подарок от бабушки, машина в подарок от родителей сразу после диплома. А принц… их время прошло. Вон в кошельке телефон сантехника. Вон в навигаторе адрес автосервиса. Гипермаркет. Гипермаркет. Ещё один. Их у нас, как насрано. Не только для Кати, но и для всех остальных. Мы вроде самодостаточны, но на деле поголовно зависимы от всего вокруг.

Мы встретились в странный момент моей жизни. Так выпала карта. На твоём месте могла оказаться любая другая, но оказалась ты. Мой подопытный кролик. Система отшлифовала тебя как камешек. Система сделала тебя полезной. А чувства… кому они сейчас нужны? Я такой же продукт системы. Я заталкиваю чувства в комод, я повяжу вокруг него огромные цепи и повешу замок. Я дам пять косарей подростку и назову это благотворительностью… Оу… уже дал. Стоит взглянуть на число в календаре. Мысли как море, в них так легко утонуть.

Общество осудит. Социум потыкает пальцем. Это моя ответственность. А она - мой проект. Многие бояться социопатов, но социопатки куда опаснее. Сломанная женщина на порядок пугающе, чем толпа насильников. И мне интересно что будет дальше, что будет если всего лишь немного подтолкнуть, в нужном направлении. Женщины любят ушами. Кате лучше не знать, что происходит в моей голове. Мои мысли. Моя система ценностей. Моё отношение… к ней, к миру, к тем кто знает лучше, как лучше для мира. Это был обычный день. У него нет цифры, у него нет конкретной даты, но я проснулся и проснулся на самом дне.

- Я обнулился до того, как это стало мейнстримом, Я завалился прям в гостиную ко всем этим примам. Застал их за гримом, я старый задира. Я не увидел там таланта — там только витрина, - радио на своей волне. Вечер субботы. Катя на соседнем сидении. Машина стоит под фонарным столбом. И мы снова оба молчим. Сейчас, когда последствия нападения остались в недавнем прошлом, она выглядела как обычно. Выдавали глаза. Дрожащие плечи. Пальцы левой руки то и дело массировали указательный палец правой. Сложно увидеть во мне ведущего. Знакомый. Пациент Не в меру правильный, но на такое дело брать вроде как и некого, разве что Славку, но почему-то его здесь нет.

- Гарику сегодня восемнадцать. Мать - судья. Отец прокурор. Говорят в отпуск уехали. Гарик под присмотром старшего брата в загородном доме, но что будет тусовка - об этом все были в курсе ещё две недели назад. Вход свободный. Бухло. Закуски … - Малолетки. Секс, как кому повезёт. Наркота. Ты ж и сама не маленькая… - Если слухи не врут. Те кто тебе нужен, тоже там будут. Я буду ждать в машине. Телефон у тебя есть. Если узнаешь голоса, возвращайся обратно в машину. Вот и весь план, если готова … - и снова пауза, взгляд на Катю, которая всё также гладит указательный палец правой руки.

- Я не сидел на гере, папа не подкинул денег на гелик. Москва стала другой и я в ней жук в муравейнике, - тянусь рукой к магнитоле и делаю звук потише. Случайная песня и не случайные знаки, что-то грядёт и когда такое происходит - все планы летят к чёрту. Я сейчас помогаю? Или я сейчас провоцирую? Мы плывём по течению, а был ли помощник у Нэнси Дрю? - В этой песне Д’Артаньян, жизнь не театр нихрена. Невозможно потопить того, кто поднялся со дна (ха) - кладу руки на руль, всего лишь несколько секунд отделяют меня от вопроса куда, когда Катя уверенно произносит Поехали и эта уверенность сама за себя даёт информацию о нужном адресе. Машина выезжает из фонарного света и направляется за город.

[NIC]Joker[/NIC]
[STA]тут могла быть ваша реклама[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/djgDPGj.png[/AVA]
[LZ1]Джокер, 30 y.o.
profession: сообщество славянских клоунов
[SGN]https://i.imgur.com/FEBsg7G.png[/SGN]
[/LZ1]

Отредактировано Malcolm Morgan (2022-04-13 16:01:38)

+3

11

Знаешь, это странно, когда весь твои мир трещит по швам, а реальность ускользает сквозь пальцы, словно песок. Я не понимаю кто я, не понимаю где. Все что для меня было важно еще вчера, сегодня задвинуто глубоко в угол. Я знаю наверняка, я не хочу больше так, как было. Я понимаю, что во мне что-то меняется, и уже давно, но только сейчас я ощущаю это всем своим нутром, не в силах сопротивляться.
Ночь. Улица. Фонарь. Наверняка где-то рядом аптека. Я сижу, нервно играя собственными пальцами и кусая губу. Молчу. Со стороны может показаться, что я строю какой-то план в своей голове, но нет. Она пуста. Я не хочу никаких планов. Вся моя жизнь с самого раннего детства состоит из гребаных планов, которым я должна все-время следовать. Не хочу. Не буду больше. Либо я освободилась, либо нахожусь в этом изнурительном процессе.
Водитель, с которым от чего-то я поделилась своими мыслями, озвучивал все, что ему было известно. Я даже не хотела вдаваться в подробности, откуда он все это знает, меня это не касалось. Уже нет. Может быть пару недель назад, я бы провела очередной тест, чтобы узнать, насколько мужчина встал на путь исправления. Но сейчас очевидным было одно - исправлять нужно далеко не его. Этим я и планирую заняться. Единственной реакцией на полученную информацию был короткий кивок и широкая улыбка.
-Поехали.
Автомобиль тронулся туда, откуда обратной дороги в нормальную жизнь уже не будет. Да я в нее и не хотела. Больше нет. Первое время я очень много думала, пытаясь найти ответы в своей собственной голове на вопросы: «за что», «почему я», но их нет, как и на любой другой. Ответы никому не нужны, иначе стадо перестанет слушаться пастуха.
Испытываю ли я сейчас страх, в момент, когда машина с водителем Маратом мчит меня навстречу неизвестности? Нет! Я нахожусь в предвкушении происходящего. Я хочу увидеть в глазах парней то, что они наверняка видели в моих в тот злополучный вечер. Я хочу, чтобы при виде меня, у них в жилах стыла кровь, а лицо не выражало ничего, кроме гримасы ужаса. Я хочу, чтобы они помнили меня всю сознательную жизнь, как я буду помнить каждого лица из них.
Я подготовилась. Конечно, на студентку колледжа или высшего учебного я не очень была похожа, но не сильно далеко и ушла. Яркий мейк, красная помада, которую я купила ради такого дела, черное платье. Кажется, все агенты ходят в черном, я ничего не перепутала? Слиться с толпой при таком боевом параде будет не сложно, найти сосунков тоже. Кажется, я их способна узнать по взгляду, по движению, по звуку, по запаху.
-Я постараюсь не долго. Если вдруг что, позвоню.
Сумочка с телефоном покоилась на моих коленях. К таким открытым и коротким платьям я не привыкла, да и чулки были в новинку. На, пожалуй, я ощущала себя вполне комфортно, насколько это вообще было возможно в моём состоянии.
Жизнь трещала по швам, я трещала по швам, мир трещал по швам, но было плевать. Все это давно уже трещало, просто я не обращала внимания, считая свои дела на благо Родины наиболее важными, в том числе и для меня.
Автомобиль давно уже выехал за город. Чем ближе к месту событий, тем сильнее должно было работать сердце, разгоняя адреналин по крови. Но этого не было. Я не нервничала. Абсолютно. Мне кажется, даже если я увижу всех на расстоянии метра, я больше не испытаю ровным счетом ничего, кроме отвращения и желания отомстить.
Автомобиль остановился, припарковавшись на расстоянии нескольких домов от того места, где проходила вечеринка. При виде особняка, в котором сегодня собралась вся местная золотая молодежь, я присвистнула. Таким обычно все сходит с рук. Папочки, мамочки, если у детишек начинает гореть попка, обязательно ее подтирают и заметают все следы, занося куда следует и что следует. Что стало с моим делом? Кого-нибудь нашли? Нет! И не найдут! Уверена, его даже тянуть не будут, чтобы прекратить за сроком давности. Возможно, как Маратаотправят к психотерапевту, ведь мне могло просто показаться, или я могла не так воспринять наши ролевые игры с партнером. А может предложат денег, за моральный и материальный ущерб. У меня была идея получше. Заплатят. Обязательно.
-Неплохой домик. Но видимо местным совсем скучно живется.
Я бросила быстрый взгляд на Марата, сильнее сжав пальцами сумочку и осторожно вышла из машины, одергивая до неприличия короткое платье и поправляя прическу.
-Я скоро, -  с этими словами направилась к дому, в котором меня должны были ждать мои ничего неподозревающие мальчики. С толпой слиться труда не составило, едва ли я выглядела старше девиц, расхаживающих по территории с видом светских львиц. Мое платье еще было весьма и весьма скромным.
Я видела на себе чужие взгляды, от которых периодами по телу пробегал неприятных холодок. Но ничего больше. Я прислушивалась, приглядывалась. Очень много лиц, много голосов. Молодежь кишила как муравьи в муравейнике, торопясь жить и получать от этой ночи свой максимум. Кто-то пил, кто-то танцевал, кто-то не удосужился даже уединиться, заставляя смотреть на полуобнажённые парочки всех остальных. Я прошла вглубь, поднимаясь по лестнице на второй этаж.
Малыши, ну где же вы. Наверняка вы уже прибыли, вы же не пропустите такую вечеринку.
Не привлекать внимание было не сложно, люди были повсюду. Я делала вид, что искала уборную или свободную комнату, открывая одну дверь за другой. Дошла до хозяйской спальни, кажется, которая само собой была занята. Захлопнув дверь, я обернулась и застыла,  заприметив знакомые силуэты. Вот они…

[NIC]Harley Queen[/NIC]
[STA]Тебе сакэ плеснуть?[/STA]
[AVA]https://s6.gifyu.com/images/71898c0cb5b2704980.png[/AVA]
[LZ1]Харли Квин, 27 y.o.
profession: дама с колотушкой
[/LZ1]
[SGN]
— Ты сам дьявол?
— Может быть.

[/SGN]

Отредактировано Arizona Haas (2022-04-14 00:11:48)

+3

12

- Удачи, - напоследок произношу я, провожая взглядом Екатерину Фёдоровну. Её имя кажется фальшивым, совершенно неправильным и ей неподходящим. Кате нужен доктор. Кате нужно выйти. Кате нужно зайти. Личные дилеммы меркнут перед нуждами доктора. В этом платье и чулках, единственное что может похвастаться чистотой - это чёрные лакированные туфли. Цок. Цок. Цок. Катя на стройных ногах удаляется в сторону особняка. Как знать сколько таких она посетила, пока сама училась и пахала на диплом… зарабатывала нужные связи… кажется это так сейчас называется.

Марат остаётся в машине. Он сам по себе, как чёрный кот, всю свою жизнь. Лишь изредка встречая людей, которых он и правда может назвать родными, он всю жизнь вкушает горечь потерь. Миша был умным, но за что Марат любил друга, так это за его человечность. Редкое качество в наши дни, неоплачиваемое и от того бесценное. Не каждого можно назвать другом в мире где никто никого не держит. Миша удерживал Марата на канате. Человек - моральный компас. Сейчас Марат всё больше напоминает Джека Воробья.

Компас сломан. Стрелка крутится. А он спускается по наклонной в бар с высокими ставками. Ставит на кон душу и жизнь. Чёрт, ааа чёрт, выходи поиграть? Вставляет в магнитолу флешку, меняя одну из радиоволн на музыку из собственной флешки. Сколько ему тут ждать? Чего? Хороший вопрос. Случайности не случайны. Марат не из тех кто верит в совпадения ровным счётом как и не тот человек, что будет мириться с несправедливостью. Но может всё и правда предопределено? Почему бы и не проверить? Катя - колесо фортуны.

Какая из ставок сыграет? Машины всё подъезжают. Дорогие бенцы с дешёвыми ауди. Кто-то ищет бесплатной выпивки, кто-то хочет самоутвердится. Марат готов поспорить что треть вообще без понятия, как выглядит именинник. И с той же уверенностью знает что имениннику нет дела до половины своих гостей. Важен сам факт - вечеринка, на которой были все кому не лень. Колесо крутится. И шансы примерно пятьдесят на пятьдесят. Может он в ней ошибся? Может её там убьют по пьяни? А может она сама запрётся в туалете и будет плакать до завтрашнего утра?

Заказной диджей на пульте, колонки с басами сотрясающие стены особняка. Бетону не удержать музыку и она вырывается далеко за пределы особняка. Фасад здания освящен фонарями и подростки вместе с парнями и девушками постарше разбиты на группы. Кто-то с балтикой в руке, кто-то с сигаретой в губах. Катю встречают и провожают оценивающими взглядами. И в то время как одни подмечают тёлку для перепихончика, другие завистливо покусывают губы, конкурентка им тут не нужна. Недовольство. Злое шипение и переключение на отвлекающие темы. Пусть пиздует, куда собралась.

В доме Катю ждёт испытание для её перепонок, кажется что с подобных вечеринок прошло слишком много времени. Беззащитность. Тут у неё нет знакомых и подруг. Тут она сама по себе. И случись что, пока Марат окажется рядом, пройдёт целая вечность. Полумрак первого этажа отведён под танцпол. И ещё до того как Катя успевает среагировать, кто-то втягивает её в танец, касаясь её руки. Полуголые тела смыкаются вокруг, блокируя путь к отступлению. Кто-то что-то орёт совсем рядом, кто-то прыгает так, будто хочет допрыгнуть башкой до потолка.

Парень втянувший её в танец без пяти минут будущий специалист, постарше многих, и даже симпатичный. Однако всё заканчивается, так и не успев начаться. Пять минут, чтобы отстрадать танец и двинуться дальше. Поиски усложняются рёвом и музыкой. Приходится выискивать отдельные группы и вслушиваться в их голоса. Лавировать в толпе тусующихся и как-то откупаться от тех, кто якобы случайно то и дело пробует полапать за задницу. Кате удаётся подняться до второго этажа. Хотя сколько времени ушло? Сложно сказать. А потом когда она прошла одну из комнат, она словно слышит знакомый голос.

- Как говорил мой батя, пьяная баба - пизде не хозяйка. Подождать ещё часик и тут накидаются почти все, перепадёт даже Максу - инфа сотка! - комнату разрывает гогот подростковых голосов. Хозяин голоса хлопает худого очкастого паренька по плечу и велит принести пива на остальную компанию. Один из собравшихся начинает толкать историю о собственных подвигах. Катя чувствует как ноги подкашиваются "Соси пизда" - чужой голос эхом возвращает её в тот самый переулок, где её рот пускают по кругу. Им весело. А вот Екатерину Фёдоровну спустили с небес на землю. Она входит в комнату, сама не до конца понимая, что сделала.

Всего на несколько секунд в комнате повисает мёртвая тишина. Каждая сторона осматривает другую и хоть в тот вечер Катя не то чтобы видела их лица, но сейчас по глазам может назвать тех, кто там точно был. Они её узнали, ещё бы не узнать, а вот знала ли она их? Первым молчание разорвал тот самый заводила, - Здарова красотулька! Хочешь присесть? - он хлопает себя по правому колену, в следующее мгновение хлопая в спину кореша с недвусмысленным взглядом, тот вскакивает с дивана и молнией обходит Катю по дуге, только затем, чтобы закрыть дверь.

Компания постепенно начинает отгрызать инициативу, понимая что их здесь больше, а она что? В ней никто не видит соперницы, да и вид у неё какой-то нездоровый. "Соси пизда" и хлопок по левой щеке, отчего в ушах поселяется противный звон, Катя на ослабших ногах направляется к дивану, чтобы сесть не на колени, а на освободившееся место, - А ты тут одна или с подругами, может их тоже позвать? … Отдохнём по взрослому! Веселится - это по нашей части! Меня Денисом звать, а тебя? - нужно отдать ему должное, контролирует он себя уж слишком хорошо.

Кажется прошла минута или две, до того момента как на её нежную шею лёг чужой ремень, кто-то сзади начал душить Катю, Денис словно дикий тигр оседлал её в следующую секунду и приложил руку к её губам, блокируя возможность закричать. Сопротивляться было бессмысленно и сознание вскоре начало отключаться. Вскоре Катькино тело обмякло, а Денис с неё встал. Повернулся к тем, кто в теме явно не был, - Пиздуйте отсюда, если не хотите чтоб на ремни порезали. Она в следственном учится. Небось пришла всех сдать ради диплома, мы вас можно сказать спасаем!!!

- Эта ж та самая?! - спрашивает кто-то с парней.

- Ебааать конечно совпадение! … А хули с ней теперь делать? Я в колонию не хочу, - голоса меняются, но без сомнений все обращены к Денису, - Может Клевера набрать, сказать что да как? - произносит тот, что душил Катю ремнём.

- Да хули нам Клевер? Клевер за тебя сидеть не будет! Подгоните тачку к заднему ходу. Выведем. Если кто спросит. Скажем знакомая, перебрала лишнего. Вот… помогаем.

- А дальше что?

- Гришаня тебе ебальник разбить или хули ты доебался? - злостно прошипел Денис, смерив компаньона взглядом, - Отпустим, точно сдаст. Ты и ты - оставайтесь с Гришаней тут, на шухере. Если что наберете. А мы с ней прокатимся! - страх в глазах подростка был более чем реальным, но он хорошо его прятал. Не ожидали они конечно, что она окажется тут. А сейчас риск загреметь в колонию, осознавали практически все. Надо было что-то делать. А что делать в таких ситуациях - в школе не проходят. Денис импровизировал. Марат тоже.

Когда спустя час после начала вечеринки, в полутьме мелькнула фигура и две мужские фигуры пониже, сработала что ли интуиция. Девушки погрузили в багажник - что сапо себе наталкивало на подозрения. Потом трое парней село в машину и та тронулась. Марат дал им отъехать на безопасное расстояние и тронулся вслед за ними. Раз в триста метров он поглядывал на телефон. Набрать ментов… Вопрос был ещё тот, сразу пойдут вопросы, да и пока доедут, может быть поздно. А она вообще живая? Или её прямо там? И где гарантии, что его потом самого не заметут и не припишут статью, ну так просто… как и всё в нашей стране. Машины ехали. Вперёд. К лесу…

в машине Марата

[NIC]Joker[/NIC]
[STA]тут могла быть ваша реклама[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/djgDPGj.png[/AVA]
[LZ1]Джокер, 30 y.o.
profession: сообщество славянских клоунов
[SGN]https://i.imgur.com/FEBsg7G.png[/SGN]
[/LZ1]

+3

13

Я стояла, не в силах пошевелиться. Я шла сюда с одной целью, найти ублюдков, совершенно не понимая, что буду с ними делать. Чего я ждала от этой встречи? Что при виде меня эти сосунки убегут, потому что испугаются, что я жива и пришла мстить? Может думала, что увижу в их глазах раскаяние? А может я мечтала каждому из них запихнуть биту в глотку или зад, кому как повезет. Вместо этого я стояла как вкопанная, ощущая, как холодеют и мокнут ладони. Я невольно возвращалась в тот злополучный вечер: слышала их голоса, чувствовала их руки, держащие меня за волосы, не давая возможности ни отстраниться, ни убежать. До сих пор чувствую, как горячие слезы словно серная кислота текут по моим щекам, а в голове лишь одно  - «не надо».
Щеку неприятно обожгло, но именно благодаря этому ощущению я вернулась в комнату, осознавая плачевность своего положения.  Кричать бесполезно, как и тогда. За киловаттами звука никто не услышит, сопротивляться тоже смысла нет, их гораздо больше, а я не Жан Клод Ван Дам, способный одной ногой раскидать десятерых.
Присесть не хотелось, слушаться тоже. Но я сильно растерялась. Я не могла разобраться в себе, борясь с каким-то странным внутренним чувством, что мне нужно что-то сделать. Только не могла разобраться, что именно. На ватных ногах я безвольно проследовала к дивану и уселась на освободившееся место. Слушаться какого-то вшивого подростка, даже если он руководит местным парадом, я точно не собиралась, но и оставаться на месте было смертеподобно. А что есть смерть? Еще месяц назад, я четко знала ответ на этот вопрос и сама мысль о том, что меня в любой момент может не стать, очень пугала. Сейчас не боялась. Я ее видела. Мне кажется, какая-то часть меня умерла несколько недель назад. И это совсем нестрашно. Где-то внутри Екатерины Сергеевны больше нет. Я даже не уверена, что вернусь когда-то на свою работу.
Парниша что-то говорил, но я не слушала. Я сидела и улыбалась, обнажая белые зубы, бегая по комнате глазами и опознавая всех тех, кого хотела найти.
Шею что-то сдавило. Сначала мне показалось, что я сама перестала дышать, поэтому начала закашливаться, но нет. Попытка нащупать собственное горло успехом не увенчалась, потому что в эту же саму секунду на меня уселся главный массовик-затейник, прижав ладонь к губам. Наивный, я бы и так кричать не стала, а откусить пару пальцев труда не составит. Но я не хотела. Я понимала, что я ничего не хотела. Может быть и в смерти физической нет ничего такого, из-за чего мне сейчас нужно было сопротивляться. Может это и есть то, ради чего я сюда пришла. Буду являться в кошмарах. Бледненькая. С алой помадой на губах. Со словами приди ко мне на тот свет и зловещим смехом.
Последнее что я помню перед тем, как отключиться, это мысль, что парни настроены действительно от меня избавиться, а не просто припугнуть.
Чтоб вы сдохли, твари. В муках!
Последняя попытка сделать вдох и насытить легкие кислородом. Нет…
Наступил покой. Ни музыки, от которой уже раскалывалась голова, ни тошных рож и сальных разговоров, ни страха от невозможности дышать. Умиротворение. Наверное, так и выглядит смерть изнутри. Она меня мягко обволакивала, погружая в темноту. Я ощущала как эта чернота поглощает меня не только снаружи, но и как сочиться внутрь меня, как течет по венам, прекращая руки в древо почерневших сосудов, перегоняющих эту самую темноту.
Время застыло, а в нем растворилась и я. Ни мыслей, ни чувств, ни переживаний.
Неожиданно, меня будто бы тряхнуло. Не хочу не хочу не хочу не хочу. Оставьте меня в покое, хотя бы сейчас. Просто О С Т А В Ь Т Е    М Е Н Я    В    П О К О Е!
Но покоя нет и в загробной жизни, похоже. Постепенно до меня начало доходить, что я все-таки жива, вокруг темно, а все мои ощущения похожи на поездку на машине. Вот только я явно не на пассажирском сидении любуюсь сменяющимися пейзажами за окном. Открывать или закрывать глаза было бесполезно- тьма абсолютна. Я принялась водить руками вокруг себя, пытаясь оценить размеры того помещения, в котором находилась. Позу эмбриона сменить было невозможно, я упиралась ногами и головой. При недолгом анализе я поняла, что нахожусь в багажнике. Если воспроизвести последние события, которые я помню, наверное меня везут топить или закапывать. В эту самую секунду во мне взыграло желание жить. И никто, никто не вправе его у меня отнять. А вот я могу. Эти твари наделили меня таким правом, буквально час назад.
У каждого уважающего себя водителя, должен быть огнетушитель.
То ли я хотела раздолбать замок и выпрыгнуть на ходу (знать бы еще что за авто), то ли раздолбать чье-то лицо… Лихорадочно начала ощупывать пространство вокруг. Обычно такие вещи убраны где запаска, либо находятся по бокам багажника. У непедантичных воителей, могло что-нибудь валяться и просто так. И ведь валялось. В моей руке оказался какой-то предмет., на ощупь либо хорошо отшлифованное дерево, либо пластмасса, Что-то длинное. Я водила по найденному трофею руками, изучая его размеры, габариты и пытаясь понять, насколько мне это пригодится. Бита что ли. Очередная кочка заставила ощутимо удариться головой. Судя по тому, как сейчас начинало трясти, хорошая дорога кончилась.
Пришлось упираться руками, чтобы не кататься по багажнику и не наносить самой себе увечий. Пока я пыталась сконцентрироваться на этом, вместо попыток разъебать замок, автомобиль остановился. Замерла. После того что случилось, не уверена, что мне было страшно. Я вообще ни в чем уже была не уверена. Я предвкушала.
Спрятав одну руку за спину, в той которой находилось мое «оружие», я притворилась спящей, или мертвой. Как им больше нравится. Дверь багажника отворилась.
-Ну, давайте. Берите ее. Оттащим подальше и красиво все оформим. Оврагов тут много, можно даже не копать.
Я почувствовала, как меня поднимают со дна багажника и подхватывают на руки, вытаскивая наружу. Задняя рука безвольно болталась, расположив биту вдоль нее, чтобы ее не было видно как можно дольше. Интересно, а мальчики давно были в цирке?
-Ну привет, малыши! – я лихо спрыгнула с держащих меня рук. Особого труда это не составило, никто не ожидал же что труп оживет. Их было всего трое, Кажется, часть компании осталась в особняке. Бита была наготове. Я удерживала ее двумя руками, готовясь в любой момент применить к первому, кто дернется. Вновь белоснежная улыбка, похожая на оскал. Парни явно переваривали увиденное. А может делали дела в штанишки. Не каждый день увидишь оживающий труп.
Кажется, мы тут не одни, судя по звуку еще одного двигателя. Время для игр началось.

[NIC]Harley Queen[/NIC]
[STA]Тебе сакэ плеснуть?[/STA]
[AVA]http://s5.uploads.ru/kVtIy.png[/AVA]
[LZ1]Харли Квин, 27 y.o.
profession: дама с колотушкой
[/LZ1]
[SGN]
— Ты сам дьявол?
— Может быть.

[/SGN]

+3

14

Никто не ожидал от бывшей жертвы сопротивления. У них то и плана не было. Живая она там или мёртвая в багажнике - об этом никто не думал. На улицах парни повзрослели быстро, но каждый понимал что подработка - это подработка. А труп - это уже что-то другое. Одно дело пускать по кругу, веря что не одна баба после такого рот не откроет. А тут - попробуй ещё убей.  Действовали импульсивно. И поэтому что девка очухается так скоро тоже никто не ожидал. Да и с битой - обидно получилось.

Искра. Буря. Безумие. Каждый из четверки не хочет признавать, что он здесь самое слабое звено. Кате есть что терять, в лес не везут, чтобы показать звездное небо. К рискам что дело может кончится колонией, добавился шанс отхватить тумаков прямо здесь и сейчас. Смотреть свысока на бабу не получалось, потому что бита - это бита. Даже в неумелых руках она может доставить массу неудобств. И поэтому парни медлят.  Денис достал нож бабочку. Парни застыли с кулаками.

Несколько секунд и малыши принимают единственное верное решение в их ситуации, нападать с разных сторон. Рассредотачиваются, кружат как волки рядом с ягненком. И Кате приходится, вертется… на каблуках. Местность лесистая, болотистая и обувь играет с ней дурную шутку. Когда парни бросаются в атаку, а Денис отвлекает на себя и движется с ножом по центру. Приходится выбирать в кого из подручных ударить в первую очередь. Шансы не в сторону Кати и пока бита встречается с одним.

Другой валит Катю на землю. На руку кто-то становится. И биту забирают силой. Кто-то совсем рядом скулит от боли, - Больная сука! Она мне руку кажется сломала!

- Ах ты ж тупая пизда! - гневно кричит Денис совсем рядом и нога врезается под рёбра. И снова на Катю накатывают воспоминания. Тогда её просто отметелили на прощание, а сейчас… это конец? Смерть пахнет сыростью как грязь на щеке? Кто-то отвешивает ещё пару ударов по ногам, чтобы лишний раз не брыкалась. Чья-то рука хватает за волосы и оттягивает от машины, в лес. По мере продвижения теряется одна из туфель, на чулках телесного цвета появляются затяжки и разводы от земли. О комфорте дамы никто не заботится.

Один из парней остаётся у машины, именно он выползает вперёд, когда слышит что они тут не одни. В свете фар отчётливо видна его фигура и парень как бы сам просит. Вдавливаю педаль газа, понимая что их тут трое, что Катя не факт что жива, и что я вовсе не Рембо. В принципе сам факт, что девушка возможно труп, прозрачно намекал что стоит отсюда свалить. А если нет? Что хотеть от сопляков. Шпана. Каждый в толпе герой, на деле найди тут кто труп - и появятся вопросы. А там и на помощника, как-нибудь да выйдут.

На меня то есть. Сам кашу заварил, как говорится, не то чтобы парня хочется убивать, но встреча с тачкой лоб в лоб, явно вычёркивает его из игры на какое-то время. Глушу машину. Осматриваюсь. Нахожу паренька в отключке и приходит идея поселить его туда, где недавно была Катя. Закрыв парня в багажнике, забираю ключ от чужой машины с собой. Нахожу следы борьбы, подсвечивая фонариком из машины. Темновато. И приходится идти по следам, как герой какого-то мультика. Тихо шепчу про себя ругательства. Нахуя? Сам толком не знаю.

Хорошо, когда происходит что-то чужими руками. Запачкаться самому - это нечто другое. Наверное можно понять чужую инертность когда доходит до дела? А почему я? А если сегодня умру? А вот глядишь и то что есть - это уже не так плохо. Хреново живём, но живём ведь. Хотелось бы думать, что я не такой, но ведь такой. И вот он - мой момент Икс. Где поджать хвост и отступить можно, авось пронесёт. У некоторых это девиз по жизни. А что если нет? Организация и сговор - это в принципе статья ничем не меньше за другие не менее серьёзные.

И реальная жизнь мало чем похожа на сказки, где герой несомненно в до блеска начищенных доспехах, непогрешимый и неуязвимый, бьющий в пол силы ибо с ним по умолчанию ничего плохого случится не может. У шпаны максимум что можно выторговать - так это труп Кати, в обмен что ты его сам и спрячешь. Получше чем они. И в этом плане один труп конечно лучше чем целых три. Вот только и у этой схемы есть свои минусы. Ставка изначально была не на парней. Хотя каждая из сторон по своему опасна. С этими мыслями я пробирался через лес, не имея на руках правильного ответа.

Убить - это осознанный выбор, вставший передо мной в ту самую ночь, когда случится могло всё что угодно, но случилось всё именно так. И ноги упорно шли вперёд, в надежде что всё само собой разрешится. Как бы не так. Катю затащили в глубокий лес, приметив один из оврагов, который вполне подходил для их целей. Однако встал вопрос кто именно это сделает и парни начали спорить. Мокруха - она по сути ей и остаётся, парни по детски начали перекидывать этот решающий выбор друг на друга. У Дениса не получалось надавить влиянием, а второй паренек был близок вообще к желанию съебать отсюда подальше.

В итоге Денис всё же решил сам занести ту самую злосчастную биту над головой Кати. Дальнейшее - это смесь хаоса и ужаса, обоюдного страха и желание спасти собственную жизнь. Марат вылетел из кустов во время замаха и повалил Дениса на землю. Бита выпала в процессе и тогда тот второй, попытался соориентироваться в темноте и нащупать биту, Катя на какой-то миг вся промокшая и испачканная, с синяками на теле оказалась предоставлена сама себе, как дикая израненная кошка.

Денис шипя и матерясь снова нырнул рукой в карман и достал бабочку, моя рука ведомая рефликсами ухватилась за запястье, блокируя опасный выпад, пока второй я схватил за подбородок, пытаясь помешать подняться. Прыткий и жилистый Денис подстёгнутый страхом упорно не желал сдавать позиций, пока какая-то часть второго решала что же делать. Одно дела какая-то девка в грязи и другое - нападающий на них мужик. Несколько секунд промедления и вот он уже направляется к нам.

Окрик Кати позволяет среагировать вовремя и каким-то чудом, лёжа на Денисе получается ударить подходящего противника по ноге. Не без помощи Кати тот падает рядом по соседству. Четыре тела качаются в грязи в попытке убить друг друга. Денис бьёт лбом по лбу и делает замах бабочкой, вспарывая материал куртки. Хватая руку после этого, получается вывернуть её под неестественным углом. Нож падает совсем рядом и в следующий момент я вонзаю его в бок нападавшего. Пелена застилает глаза.

Второй оседлал Катю и теперь душил её битой. Сердце бешено билось. И тогда я уже не думал. Было совершенно похуй что случится дальше, сдаст она или не сдаст, нападёт ли со спины тот второй или этот окажется куда крепче, чем сам Денис. Зайдя со спины я просто рывком положил руки на чужую голову сделав такой проворот что что-то противно хрустнуло, а после оттащил тушу от Кати, в полной мере не осозновая что же я сделал. В лёгких почти не осталось воздуха и сейчас я просто пытался отдышаться.

- Ты как? - хрипло спросил я.

Пока где-то на заднем фоне, извиваясь как червяк, Денис пытался отползти в сторону, его губы всё пытались произнести его любимое слово, хоть сейчас было не совсем понятно. То ли это Катя. То ли Я. То ли ему просто мало осталось и он понимал, что на своих двоих из леса он далеко не уползёт.

Протянул руку, помогая подняться, сам же нагнулся и протянул Кате биту, не шибко всматриваясь в её глаза в темноте, - Мы сейчас в одной лодке зайка. Одним секретом больше, одним меньше, - голос был моим, но что-то изменилось за эти несколько минут. Всё то, что годами подавлялось, сейчас вырвалось наружу и захватывало пространство вокруг. Подначивало. Провоцировало. Предлагало и в тоже время Приказывало. Он убил человека. Убил ради тебя. Убей. Убей. Убей. - словно эхо в голове будущей мисс Квин.

[NIC]Joker[/NIC]
[STA]тут могла быть ваша реклама[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/djgDPGj.png[/AVA]
[LZ1]Джокер, 30 y.o.
profession: сообщество славянских клоунов
[SGN]
Ещё будучи ребёнком, я узнал один секрет,
Как-то утром поделился мудростью со мною дед:
С ебанутых спросу нет!

Чё хочу, то вытворяю, мне глядят с опаской вслед.
И никто вокруг не знает, дарю я пользу или вред,
Ведь с ебанутых спросу нет!

https://i.imgur.com/FEBsg7G.png[/SGN]
[/LZ1]

+3

15

Я привыкла быть жертвой. Мир вокруг запихнул меня в шкуру овцы и заставил изо дня в день играть одну и ту же роль. Сначала я была удобной учителям, чтобы получать хорошие оценки, затем я была удобна своему начальнику, который мог выместить любое зло, даже об мою голову. Я терпела мизерную зарплату. Ну а чем я лучше других, все терпят, и я должна.  Терпела несправедливость этого мира, потому что ничего не могла с этим сделать. Стоя в лесу, проваливаясь каблуками в землю, я не думала о том, как сильно сейчас задралось мое платье, я отчетливо понимала, что я больше не жертва. Если кто-то из присутствующих отморозков посмеет сейчас со мной поспорить, боюсь я стану последним, что они запомнят в этой жизни. Пелена чего-то красного застилала глаза. Может быть меня еще укачало немного в машине. Я видела, что их всего лишь трое, я видела страх в их глазах. Он был далек от того идеального, который я рассчитывала увидеть, но для начала сойдет. У одного из них оказался нож, да и похуй. Я чувствовала себя супер-героем из комиксов, не меньше. Каблуки противно застревали. Я вижу, как они несутся на меня, не могу разобраться кто ближе, кто опаснее, поэтому выбираю первого попавшегося, наугад, посимпатичнее и со всего размаху бью в голову. Не успев сообразить, туда ли я попала и как сильно, чувствую как бьюсь головой об землю. Подо мной неприятно чавкает. Фу. Сыро. Ребра резко заболели, от чего я невольно перенеслась в тот злополучный день, вспоминая каждую обувь, которая ко мне прикасалась. Только сейчас мне не было страшно, я была уверена, что эти твари поплатятся. Несколько ударов по ногам, после чего недоноски жестко схватили меня за волосы и потащили в лес, не сильно беспокоясь о том, успеваю ли я, удобно ли мне. Я скулила, но скорее не от жалости к самой себе, а от негодования и разрывающего меня изнутри чувства мести. Сломала каблук, но сейчас это было меньшей проблемой, чем ожидающая впереди смерть.
-Давайте, ведите меня. Думаете вам это поможет?
Я сопротивлялась как могла. Они тащили меня вперед, я упиралась каблуками об корни деревьев и тащила их назад, сама не понимая зачем. Одна девушка против двух парней с ножом, Рэмбо, не меньше. На что я надеялась, на что рассчитывала? Вот овраг, вот земля, которую я в очередной раз выплевывала изо рта, чувствуя противный скрежет на зубах. Колени разодраны в кровь, хотя по-моему, кровь была не только на ногах. Болели ребра, болела голова, болела рука и шея. Проще перечислить то, что сейчас не болело – душа. Впервые не болела душа.
Между парнями завязалась потасовка, кто же возьмет на себя грязную работенку. Забавно.
-Мальчики, неужели кишка тонка? В прошлый раз вы были смелее.
Я улыбалась какой-то безумной улыбкой, лишь сильнее их подначивая и раззадоривая. Кажется, удалось спровоцировать Дениса. Он взял биту, а я зажмурила глаза, готовясь получить новую порцию боли, а после - долгожданный покой. Прошли секунды. Мамой клянусь, прошли секунды и ничего. Я раскрыла один глаз и увидела мужскую возню из трех мужских тел. МАРАТ!
Кого не ожидала здесь увидеть, так это его. Впору назвать его своим ангелом хранителем.
Я сплюнула кровь. Кажется, во рту была не только земля. И попыталась отползти немного в сторону, наблюдая за происходящим. Вовремя крикнула, в противном случае моему бы защитнику досталось. И вот я снова на земле, к моему горлу прижата бита, и я второй раз за сегодня чувствую, как не могу дышать. На этот раз я сопротивлялась, мне было ради чего это делать. Я дергала ногами, пытаясь скинуть обидчика, но он так сильно давил на мою шею, что кажется, я начинала слышать какой-то хруст. Издала шипение, выпуская из легких последние глотки кислорода. Ну вот и все.
Тело обмякло.
Не мое.
Оно рухнуло прямо на меня, от чего я не сразу поняла, что все кончено. Для него. Марат стащил с меня тушу, а я приподнялась на локтях, пытаясь начать дышать и проверяя шею. От той красотки, которая отправлялась на вечеринку не осталось и следа. Но почему-то именно в данную секунду я ощущала себя лучше, чем когда-либо прежде. Не взирая на ушибы, вывихи, боль, кровь. Мне становилось хорошо с каждым новым глотком лесного ночного воздуха.
-Я… Я, кажется в порядке…
Голос не слушался. Едва слышный хрип, но судя по кивку головы, Марат меня услышал. Если бы Денис не закряхтел в эту самую секунду, я бы совсем про него забыла. Малыыыыыыш.
Мой друг протянул мне биту. И почему я не удивилась этому порыву. Взяла, перекладывая из одной руки в другую, словно решая, с какой стороны бить удобнее. Взглянула на Марата и нацепила на лицо радостную улыбку.
-Как я выгляжу? Все еще красотка? Хочу, чтобы он запомнил меня красивой…
В общем-то ответа мне и не требовалось. Я знала, что он меня запомнит, а красота – дело субъективное. Шаг в сторону Дениса. Еще один. Затем еще. Даже не считая медлительность моих шагов, попытки паршивца отползти были очень жалки.  Он очень старался убежать. Упс.
-Не смей! Только тронь меня! Психопатка! – Денис кричал, но не понимал одного. Я уже знала, что сделаю это. И всего попытки предотвратить неизбежное были на руку мне, распаляя и без того сильное желание измазать биту его кровью, но никак не ему.
-А что такое? Маленький мальчик боится девочку? Да неужели?
Я приближалась. Он полз, периодически оборачиваясь. Замах, удар пришелся строго по затылку беглеца. Он заскулил и перевернулся на спину, прикрывая лицо руками и начиная плакать. Наверное, мамочку звать. Я осмотрела биту. Чистая. Хм. Кажется, не такой эффект я хотела. Посмотрев на свои ноги и удостоверившись, что один каблук на мне все же еще имеется, с силой вогнала его в пах Денису, заставляя того согнуться пополам от неожиданности и убрать руки от лица, хватаясь за многострадальное место.
-А это чтобы твой член больше никогда не смог никому навредить!
А это… -  я выдержала театральную паузу и сделала улыбку еще шире,
Размах, удар по беззащитной голове прямо точно по виску, и теперь уже кровь брызнула как следует.  Практически фонтаном.
-А это чтобы не думалось, как ты теперь будешь жить без своего мужского орудия.
Парень рухнул на землю, а я не понимала, жив он еще или нет. Мне казалось, что я не так сильно ударила, не смотря на то, что из виска сочилась кровь, изо рта сочилась кровь, по моей бите сочилась кровь и буквально уже стекала мне на руки. Еще один замах, после его последовал удар. Затем еще один. И еще.
-Мразь. Ненавижу. Ненавижу.
То ли кричала, то ли орала, то ли ревела. Все мои крики превратились в натуральную истерику. Я не могла остановиться несмотря на то, что я видела, что лицо Дениса превратилось уже в хорошую отбивную, в которой едва ли можно было узнать человеческое лицо. Мне и этого было мало. Я била по рукам, коленям, продолжая выкрикивать слова ненависти, ровно до тех пор, пока сильные мужские руки не оттащили меня от жертвы, а силы не начали покидать.
Я тяжело дышала, чувствуя, как из рук выскользает на землю бита. Со лба что-то капало. То ли кровь, то ли пот. А что чувствовала я? Что я отомстила? Что я выплеснула свою боль? Что я наконец отпустила себя, и мои бесы вышли наружу? Что черт возьми должен чувствовать убийца? Ничего. Совсем.

[NIC]Harley Queen[/NIC]
[STA]Тебе сакэ плеснуть?[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/GBor023.png[/AVA]
[LZ1]Харли Квин, 27 y.o.
profession: дама с колотушкой
[/LZ1]
[SGN]
— Ты сам дьявол?
— Может быть.

[/SGN]

+3

16

Mirror, mirror, tell me who you see

Зайка. Лодка. Дед Макар. Шум разбившихся зеркал. Ночь. Деревья. Лунный свет. На двоих нам сколько лет? Чёрно-белое кино. Кровь. Моча. Анализы. Трезвы? Это так пугающе. Первая граница между ними и такими как мы. Выпил. Укололся. Что-то принял. Потому что иначе как? Моё тайное знание текло по венам, а вот Катя - кажется всё то, что она держала в себе, наконец то нашло выход. Убийство в состоянии аффекта - может быть ей за это даже пару лет скинут? Факт остаётся фактом, то что здесь происходит - это убийство в чистом виде.

Пульс в районе сто тридцати пяти. Сердце пробует вырваться из клетки. А я просто смотрю, не вмешиваясь в происходящее. Ниточка подожжена. Горит. Нет пути обратно. Всё это так безумно и так… правильно. Мне впервые за долгое время спокойно. Наблюдать чужой срыв. Видеть как затухает чья-то жизнь. Это моя вина? Моя ли! Моя. Стоять сбоку и смотреть как из-за тебя погибает человек. Поступок труса? Мне кажется я проснулся и оказался на поле монополии.

Мне ничего нельзя покупать ибо не за что, но можно творить всё остальное. Потому что терять вроде как и нечего. Я так долго цеплялся за мораль. А сейчас мы отпускаем мораль со всей её бессмысленностью. Совесть. Стыд. Любовь. Катя всего лишь часть целой картины. Денис - жертва обстоятельств. Жертва района. Жертва города. Быть может его жизнь важна, а быть может всё было предопределено. Просто вместо системы, его съел я, чтобы накормить свою.

Женщину ли? Хаос не хаотичен, вопреки верованиям многих. Настоящий хаос дёргает за ниточки, чтобы приумножить и нарастить собственное влияние на этот мир. Быть может я Хаос, а может всего лишь очередная его производная? Не всё ли равно. Смотрю. Дышу ровно. Постепенно успокаиваясь. Думаю о последствиях этих решений. Я проснулся не для того, чтобы держали в клетке. Я разбудил её, не для того чтобы отдать системе обратно. Всё это - моё поле для игры. Нужно уберечь себя от банальных ошибок. Нужно играть в игру и доверится случайности, потому что наша жизнь - это колода карт, где ничего не предопределено заранее. Свобода в чистом виде.

- Убийственно красива, - спокойно обронил я, улыбнувшись. Подобрал чужую бабочку, спрятав нож в карман.

Все мои бывшие - истерички. Сломанные женщины. Мы не могли подчинить друг друга, не могли сделать друг друга лучше. Все так спешат завести семью. А потом разводы, разводы, разводы. Дети моих одноклассников идут в первый класс, а некоторые уже в шестой. Кто-то платит алименты. А кто-то мечтает о поездке в Италию. Каждый второй наделал ошибок, каждый третий законченный эгоист. Мы все сами по себе. Быть без кольца на пальце - дефект, быть может чуть меньший чем желание убивать. Люди что-то чувствуют в таких ситуациях, но не я. Просто смотрю. Синхронизируюсь с космосом.

Касаюсь чужого плеча, когда всё кончено. Хватаю за запястье, блокируя возможность ударить и разворачиваю силой к себе, - Тсссс, - шиплю, одними губами, - Всё кончено… Он получил своё. Не отключайся, ты мне нужна! - последнее в приказном порядке. Будет очень жаль, если у Кати сдадут нервы и она сейчас расклеится, пустит нюни и начнёт убиваться за жизнь. Всё это потом, потому что женщины так устроены. Сейчас она нужна мне в сознании. Смогу ли я контролировать чужую истерию? Или её жажда крови всё ещё не удовлетворена?

- У нас два трупа. Парень в багажнике. Днк. Следы. Отпечатки. Даже если они заслужили всё это и пытались нас убить - это так не работает, ты сама знаешь. Всегда должны быть козлы отпущения. Я. Или. Ты. Мы? - делаю паузу, пусть переварит сказанное, примерит на Екатерине Фёдоровне роль уголовницы, подумает а нужно ли ей всё это или же лучше идти до конца со мной? - У меня есть канистра бензина в машине. Отец всегда учил возить с собой про запас. Это уничтожит наши следы и оставит криминалистов без улик. Парень в машине…

Пусть сама попросит оставить его ей. Я замолкаю, пытаясь рассмотреть её в полутьме. Один труп - это ещё не конец мести. А у паренька явно могут быть ответы. Я бы даже мог помочь с местом для допроса. Тонкий лёд, но почему бы и нет. Вряд ли Клевер сдал им клиента, так что пока Катя не добралась до Клевера - время есть. Киваю ей в ответ, - Иди к их машине, включи фонарик на телефоне. Осмотри тачку. Документы. Телефоны. Собери всё такое отдельно. Я притащу к машине этих двоих. Отдыхай пока, - подхожу к первому, которого убил сам.

Просто тело. Не вины. Не сожалений. Хватаю за руки и начинаю тащить к машине. Время растягивается в некую мёртвую петлю. Всё тело в напряжении. Однако всё с тем же хладнокровием я действую по намеченному плану. Сначала один. Потом второй. В свете фонаря рожа Дениса - скорее кусок со скотобойни. Опознать парня по лицу уже невозможно. Хорошо она конечно его отработала, а с виду столько женственности. Прикусываю губу. Минуты превращаются в часы. Смотрю и подсвечиваю фонарём тела, Катя обыскивает одного, потом второго.

Беру канистру из машины. Подхожу к ней. Какое-то время стоим молча, в тишине, - Устала? - спрашиваю в пол оборота к ней, и ещё до того, как успевает ответить, целую в губы. По детски, как в первый раз, потому что могу наверное. Без объяснений и глубоких чувств. Просто от волны возбуждения, потому что это всё одно сплошное безумие. И что-то в груди подсказывает что это только начало. А она и правда красивая. В грязном испачканном платье. В порваных чулках, на которых видны пятна грязи вперемешку с кровью. В общем такое себе, но в этот момент именно она самая желанная, нужная как кислород.

Никак не комментируя, отстраняюсь, направляясь к чужой машине, - Сядь за мою. Отъедем отсюда. Подальше, - в принципе так и делаем, несколько лишних километров вдаль, к лесу. Заезд куда нельзя. Рано или поздно найдут. Сооружаю фитиль к бензобаку из тряпок в машине, оплёскиваю бензином трупы, не жалея воспламеняемой жидкости. На последок проделываю тоже самое с багажом. Вытаскиваю третьего для Кати и укладываю его в наш багажник - пускай ещё поживёт. Минутой позже, снова оказываюсь у машины. Спичку в салон. Зажигалкой тряпку. Возвращаюсь в машину. Беру Катю за руку, заключая её руку в свою и какое-то время мы просто смотрим, как языки пламени пожирают машину изнутри. Так началась эта история…

[NIC]Joker[/NIC]
[STA]тут могла быть ваша реклама[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/djgDPGj.png[/AVA]
[LZ1]Джокер, 30 y.o.
profession: сообщество славянских клоунов
[SGN]
Ещё будучи ребёнком, я узнал один секрет,
Как-то утром поделился мудростью со мною дед:
С ебанутых спросу нет!

Чё хочу, то вытворяю, мне глядят с опаской вслед.
И никто вокруг не знает, дарю я пользу или вред,
Ведь с ебанутых спросу нет!

https://i.imgur.com/FEBsg7G.png[/SGN]
[/LZ1]

Отредактировано Malcolm Morgan (2022-04-19 18:17:11)

+3

17

Весь мир сконцентрировался сейчас в одной мне. Нет. В нас двоих. Я чувствовала, как Марат крепко держит мое запястье, но рука инертно дергалась вперед, словно я не закончила. Закончила. Но облегчения не наступило. Я не чувствовала, что я сделала что-то правильно, я не чувствовала, что я отомстила за себя. Я не могла различить на месиве, которое образовалось вместо лица Дениса, гримасы страха и ужаса, о которых так мечтала.
Лишь спустя какое-то мгновение я понимаю, что больше не смотрю на тело, а смотрю на мужскую грудь, размеренно вздымающуюся и так меня убаюкивающую. Слышу голос мужчины, который заставляет сознание из собственных омутов вернуться в реальность.
-Я здесь, не волнуйся. Я в сознании как никогда. Благодаря тебе.
Когда появилась эта связь? Почему я ее раньше не замечала, Это не банальная благодарность. Все гораздо глубже. Глубже чем любовь, дружба, привычка или простая привязанность.
По мере озвучивания фактов и того, что у нас есть в сухом остатке, я поднимаю взгляд на лицо Марата. Уверенное, немного жесткое. Пожалуй, таким и должен быть мужчина. От него исходит такая уверенность в правильности и неотвратимости происходящего, что я невольно заражаюсь ею сама.
Договорить я ему не дала, приложив палец к губам.
-Мы должны убрать за собой следы. Совершить кремацию со всеми «почестями», которые заслуживают свиньи. А парень в багажнике…
Я на мгновение задумалась, словно мысленно прикидывая что-то в уме. Он единственный, с кем еще можно поговорить по душам. Можно избавиться вместе с остальными, слушая истошные вопли горящего заживо человека, но какой с этого толк. Я хотела знать правду. Правда, это единственное, что меня теперь волнует. Я устала жить во лжи не только последних событий, я просто устала выпутываться из этой паутины изо дня в день. Устала слушать вранье с экранов телевизоров, устала читать вранье со страниц газет, устала слышать вранье пациентов. Начну с небольшого. Хочу узнать правду относительно моего нападения. Мне кажется, паренек должен быть сегодня более разговорчив.
-Оставь его мне. Я бы хотела немного побеседовать. А потом придумаем, что с ним делать.
Снова безумная улыбка заиграла на губах. Сердце поймало свой естественный ритм, адреналин улегся. Все казалось сейчас таким обыденным, словно я просто вышла на прогулку в лес. Не возражая ни в чем, я отправилась по заданному мужчиной маршруту. Найти тропу, по которой меня тащили как кусок картошки, труда не составило. Где-то торчали лоскутья от моего платья. Даже сломанный каблук успела отметить у какой-то коряги. Добралась до автомобиля легко, можно сказать по звуку. Парниша в багажнике звал на помощь и долбил в крышке. Жаль, что не гроба. Усмехнулась, стукнула несколько раз в ответ.
-Тише там.
Притих. Он не готов был услышать мой голос явно. Наверное, ожидал друзей, которые его вернуться спасать. О, непременно.
Пока Марат таскал туши, я проверяла машину. На заднем сиденье валялись разорванные упаковки от презервативов, пара пустых бутылок пива, какие-то таблетки. На пилюли от головы были не очень похожи. Пересела на переднее пассажирское сиденье, проверяя все карманы в дверях и конечно же бардачок: просроченная страховка, пара пакетиков с наркотой, ручка, нож и газовый баллончик. Из всего этого мне понравилось предпоследнее. Конечно нож я взяла. В конце концов, мне еще милые беседы вести с узником Азкабана и вырезать из него правду. На водительском месте пусто, лишь скидочная карта на какое-то придорожное кафе в козырьке. Обойдусь.
К тому моменту, как я закончила с досмотром автомобиля, тушки парней уже мирно покоились на земле у моих ног. В буквальном смысле. Опустившись на колени, как когда-то в подворотне, я принялась проверять карманы каждого из них. Бумеранг. Тогда я стояла на них принудительно, обливаясь слезами и прося пощады, а теперь добровольно, чувствуя свое превосходство. Документы, кредитки, зажигалка. Ничего другого ожидать и не следовало. На том свете им вряд ли все это пригодится. Ппередала все добытое Марату. Он уходит к машине, возвращается с канистрой. Хочу ответить на такой простой вопрос, всего в одно слово. Но не успеваю. Чувствую его губы на своих. Быстро. В порыве. А меня это не шокирует. Не отталкивает. Не пугает. Для меня это кажется таким естественным и правильным, что я вновь улыбаюсь. Смотрю на него… нет, не новыми глазами, не под новым углом или новым освещением. Но именно в эту самую секунду понимаю, что я его чувствую едва ли меньше, чем он чувствует меня. Только в отличии от него самого, я это долго не принимала и отталкивала, списывая на собственную сердобольность и свою любовь к опасному.
-Устала… выдерживаю небольшую паузу. – Но не больше, чем обычно. Порядок.
Скоро все закончится.
Пара километров в сторону от того места, где произошло мое возрождение. На его машине. Доверяет.
Наблюдаю в зеркало заднего вида за уверенными движениями мужчины. Ни заминок, ни сомнений. Он точно знает, как и что делать, а я просто наслаждаюсь этим моментом. До этого дня я даже не подозревала, насколько я нуждаюсь в ком-то сильном рядом. Мне казалось, я все могу сделать сама, что все делаю правильно в этой жизни, а сейчас отчётливо вижу, как нуждалась в вожаке.
Вспышка, и вот Марат устроил настоящее файер-шоу в нашу часть. Моя рука в его, а я с улыбкой наблюдаю за происходящим. Горит. Как и все внутри меня. Рука тает как воск. Скорее всего мы слишком близко к пламени такого большого кострища. Еще час назад эти ублюдки ехали в лес, чтобы убить меня, а сейчас я наблюдаю за тем, как торжествует справедливость. Легонько сжимаю руку Марата и перевожу на него взгляд. Тени и блики от костра очень красиво играют на лице. Смотрю как завороженная.
-Спасибо. Спасибо, что спас. Спасибо, что открыл глаза. Спасибо, что позволил самой разобраться. Спасибо, что доверился тогда и доверяешь сейчас. Спасибо, что держишь мою руку.
Сложно описать то, что я чувствовала сейчас, после всего того, что со мной произошло за последнее время. Я и не думала, честно говоря. Возможно, осознание чего-то придет позже. Возможно, я буду биться в истерике, которая меня накроет при виде крови, которую я буду смывать в белоснежную раковину. Возможно, я не почувствую ничего, как и сейчас, кроме пожара в груди. Может, буду испытывать муки совести, а может, буду желать вновь ощутить запах крови. От одной мысли о произошедшем, по мне пробежала дрожь предвкушения.
-Я хочу сейчас поговорить с жителем багажника, подождешь немного?
Мне нужно задать свои вопросы и получить на них честные ответы. У меня есть природная красота, нож и хорошо подвешенный язык. Я не собиралась после допроса убивать парня. На сегодня жертвоприношений может быть было уже и достаточно. Но всегда можно сделать так, чтобы он никому ничего не смог рассказать. Отрезать язык например... Отрезать пальцы. При условии, что он конечно же будет хорошим мальчиком, и все расскажет. В противном случае можно и еще один грех взять на душу. Если она конечно у меня есть.
-Можешь покурить, кажется, там была сигарета в одном из бумажников. Если ты куришь.
Стыдно. Не знаю курит ли мой Марат, или нет. «Марат» «Мой». Пробую мысли на вкус. 

[NIC]Harley Queen[/NIC]
[STA]Тебе сакэ плеснуть?[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/GBor023.png[/AVA]
[LZ1]Харли Квин, 27 y.o.
profession: дама с колотушкой
[/LZ1]
[SGN]
— Ты сам дьявол?
— Может быть.

[/SGN]

Отредактировано Arizona Haas (2022-04-21 18:24:09)

+3

18

Языки пламени всегда завораживали. Дешёвое удовольствие. Спички или зажигалка. Бумага или пара поленьев. Детьми, мы когда-то собирались у костра, а потом всё закончилось. Мир двигался, изменялся и переваривал тех, кто ещё совсем недавно представлял из себя личностей. Там, где-то в глубине города, в однокомнатной квартирке, о огне можно было только мечтать. Стены давили, высасывали жизнь и мечты, упрощая жизнь до тошнотворного. Мне хотелось наружу, но выбираясь из одной клетки, я оказывался в другой.
Всё что происходило сейчас - возвращало к точке отсчёта, до того как я похоронил себя, до того как перестал смеяться искренне и чисто. Энергия исходившая от меня пропитывала людей изнутри, всё казалось возможным и никакие запреты уже не удержат нас. Крепче сжимаю Катину руку, не естественно горячая, но такая приятная на ощупь. Среди мертвецов, она кажется единственным живым человеком. Почему? Так сложно рассмотреть жизнь в чужих глазах. Померкшие, уставшие, измученные. Катя ожила и это пламя пляшущее в её глазах тому лучшее подтверждение.
А когда тебя держит за лапу другая лапа - какая разница, что там ещё есть в мире? Кажется я нашёл свою лапу, но тут же отогнал эти мысли прочь из головы. Не нужно было так много читать в детстве, всё это совершенно лишнее. Кажусь сам себе раритетом, а ведь я не так уж и стар. Отпускаю Катину руку и завожу мотор, покидая место преступления. Всё ли мы сделали правильно или же нас найдут очень быстро - прочь из головы, всё потом. Дышу. Периодически посматривая на ту, что совсем недавно звала себя Екатериной Фёдоровной.
Мой лечащий врач. Сейчас мы нечто большее чем доктор и пациент. Это витает в воздухе. Каждое её слово адресованное мне, я будто слышу её мысли. Харли Квин, уже не та что сейчас, знатоки и эксперты, защитники женских прав - все тянули свои ручки чтобы извратить образ, переписать и исправить, выдать миру свою правильную версию. Харли Квин - идеальная  спутница. Образец верности. Женщина неотделимая от своего мужчины. Столько кадров в голове и каждый из них хочется воплотить, хочется скинуть личину и показать миру своё настоящее лицо, извращенное безумной гримасой.
- Нет, - коротко оборвал я мысль. Для одной ночи, нас и так затянуло в круговорот событий. Дал ей время, чтобы проверить, а будет ли сопротивляться и удовлетворенный реакцией, спокойно продолжил, - Сейчас половина четвертого. Ещё час и на улице начнут появляться неожиданные сложности. А ты… твой вид вызывает внимание и вопросы, трупы рано или поздно найдут, начнут спрашивать, сесть из-за случайного свидетеля? - фыркнул, дав понять, что моя подопечная явно выше такого расклада. У нас ведь планы, или у меня.
- Мы ещё кое-куда успеваем заскочить. Тут недалеко. У меня там дядя работал. Потом завод прикрыли, а здание превратилось в заброшку. Вряд ли там кто-то будет тусоваться в такое время или днём. К вечеру вернёмся, спросишь всё что захочешь. Думаю сутки в темноте и холоде помогут ему собраться с мыслями, - рискованно, но не так рискованно, как возить его в багажнике. Убить прямо тут - это опять же вопросы. Что с телом делать? И далее по списку, не то чтобы я спрашивал варианты. Наверное со стороны может показаться, что я занимаюсь подобным не первый год, сам с себя в ахуе.
Заезжаю на территорию бывшего завода в районе четырёх, я тут когда-то и правда был, так что вынимаю нашего друга из багажника тут же, - Пошли, пройдёмся, - произношу я, приставляя к боку нож и крепко держа за шиворот. Катя с фонариком. Я указываю направление. С первого этажа опускаемся ниже, в складские помещения, там среди десятков схожих кабинетиков, нахожу один напоминающий подсобку. Заталкиваю парня туда и закрываю дверь. Приходится осмотреться, чтобы найти старый массивный шкаф, кое-как с горем пополам, перекрываю им выход. Теперь никуда не денется.
- Так будет лучше, - произношу, обращаясь к Кате, по пути обратно в машину. Сейчас кажется, что у нас почти всё получилось. Позволяю себе расслабиться и расспросить Катю, - Их там только трое было? Что вообще случилось в особняке? Они тебе сказали что-то, перед тем как попытались убить? Может кого называли? … Оно конечно дохрена всего случилось, но лучше проговорить это сейчас, чем безнадежно пытаться вспомнить то, что мозг ради собственной безопасности забудет уже завтра, - кажется сейчас я уже доктор для Кати, а не наоборот.
Едем ко мне, потому что где живёт Катя я толком не знаю, а ей в таком виде домой… у неё в любом случае район получше, чем наш маленький клоповник, в котором бывает кто хочет и когда хочет. Снимаю с себя куртку, и накидываю ей на плечи, когда уже приехали, - Моську в пол и не поднимать, не знаю кто в такое время не спит, но не спать могут… Пошли, - приобняв Катю за талию, начинаем петлять к зданию. Внутри на лифте на четвертый этаж. Дальше снова по тёмному коридору, с мигающей лампой. Проворот ключа и вот он… дом.
- Ванна вторая комната слева. Стиралка там же. Раздевайся, закидывай одежду в стиралку, я поищу полотенце, - включил свет, и первым двинулся с места. Полотенце долго искать не пришлось. Шкаф был всего один, зато с полками. В принципе всё было на своих местах, как и оставлял ещё днём. Плюсы жизни - волка одиночки. Постучался в ванную прежде чем входить, и протянул полотенце. Застыл на какой-то момент, будто это была не моя ванная, а камера пыток. Может отчасти это и так? Вот она была настоящей, а вот отмоется и снова станет Екатериной Фёдоровной, которая здесь что…  Доверие - это ведь роскошь?

[NIC]Joker[/NIC]
[STA]тут могла быть ваша реклама[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/djgDPGj.png[/AVA]
[LZ1]Джокер, 30 y.o.
profession: сообщество славянских клоунов
[SGN]
Ещё будучи ребёнком, я узнал один секрет,
Как-то утром поделился мудростью со мною дед:
С ебанутых спросу нет!

Чё хочу, то вытворяю, мне глядят с опаской вслед.
И никто вокруг не знает, дарю я пользу или вред,
Ведь с ебанутых спросу нет!

https://i.imgur.com/FEBsg7G.png[/SGN]
[/LZ1]

+3

19

Я сейчас ничего не ощущала, кроме усталости и желания получить правду как можно скорее. Безусловно мысль оказаться где-нибудь дома мне нравилась куда больше, чем мысль продолжать начатое в лесу. В таком состоянии я могла упустить важные детали, что-то забыть или не запомнить. Но я боялась. Боялась, что завтра все вернется на круги своя. Боялась, что блеск в глазах и огонь в душе потухнет, вместе с приходом домой и уходом Марата.
Мужчина говорил разумные вещи. Не смотря на те безумства, которые я таковыми не считала, я соглашаюсь.
-Да, ты прав. К тому же я действительно устала. Не обязательно все вопросы решать в один день.
Марат за рулем. Я- в качестве штурмана. Из нас получилась отличная команда. Я не запоминаю дорогу, мне это ни к чему. Я знаю, что завтра буду не одна, в этой же компании. На работе я привыкла быть главной. Врач-пациент, главный и подчиненный. Мне нравилась эта роль, я понимала, что от меня зависит вылечится человек или нет, будет проходить лечение стационарно или амбулаторно, признают ли его вменяемым, или жизнь будет загублена… Сейчас все иначе. Ведомая каким-то странным внутренним чувством, все бразды правления я отдала в руки Марата, некогда своему пациенту. Мне кажется, я знала что так будет, с самой первый встречи. С первого его прикосновения к моей руке и с первого ее моего вопроса, адресованного ему, с первого шёпота его имени, сорвавшегося с губ, тогда… практически при Славике…
Мы подъехали к заводу. Заброшенному. Марат вел напуганного до чертиков парня, я освещала путь. Он все делал правильно, и я безоговорочно следовала за ними. Молчала. От меня ничего не зависело, завод и расположение помещений я не знала, я просто подсвечивала весь путь моего сегодняшнего героя.
Жертва в клетке, в пору было отдохнуть. Я не спрашивала куда мы едем, не разговаривала всю дорогу, молча смотря на пустой ночной город. Все спят, потому что ночью принято спать. Утром проснуться и пойдут на работу, потому что тоже так принято, иначе государство не будет содержать тебя в старости. А я не хочу. Я больше не пойду надрывать свой горб и спасать людей от самих себя. Я больше не вижу смысла жить в системе. А ведь именно в нее я и отправляла каждого своего пациента. Странно подумать, чтобы я еще наворотила, не встретив сво… не встретив Джея.
Мы подъехали к дому. Район незнакомый, дом тоже отличался от моего. Но мне нравилось. Я никогда не была превередой и падкой на пафосные названия и декорации, но сейчас то место, куда меня привез Марат, казалось куда привычнее и настоящее тем то, где я жила.
Вышла из машины. Чувствую, как на мои плечи падает куртка. Его куртка. Его запах тут же окутывает меня, даря ту уверенность в правильности и естественности происходящего, которую я могла потерять завтра. Теперь не потеряю. Хочу, чтобы этот запах, с этими мыслями проник в меня как можно глубже.
-Обещаю быть тихой, - издала смешок и сделала как сказал мужчина. Сильнее укутываюсь в куртку и иду с ним туда, куда он меня ведет, придерживая за талию. Не обращаю внимание на исписанный маркерами лифт, на отсутствие половины освещения, на запах. Просто иду.
Наконец мы в квартире, подразумеваю, что она принадлежит Марату. Нравится. Скромно. Аскетично. Но чувствуется душа. Моя принимает.
-Спасибо. Полотенце действительно было бы кстати.
Внимательно выслушала инструкции, сняла остатки обуви и отправилась отсчитывать двери. Раз. Два. Моя. Включаю свет и захожу.
Ванная как ванная. Такая же аскетичная, как и прихожая. Рассчитана на одного хозяина, потому что в наличии только бритва, зубная щетка, зубная паста. В районе самой ванной шампунь, кажется. Судя по деформации упаковки, шампуня осталось немного. Устало смотрю на себя в зеркало. Сказать, что такой я себя никогда не видела, ничего не сказать. Растрёпанные волосы, больше похожие на мочалку, Размазанная по лицу тушь, которой на коже было в два раза больше, чем на ресницах. Некогда красные губы расплылись в громадное розовое пятно по лицу и шее.  Но было то, что привлекло сразу мое внимание. Улыбка. Искренняя улыбка. Не та дежурная, которую приходилось натягивать, потому что так соблюдаются нормы приличия. Не та натянутая, которой необходимо показывать свое уважение собеседнику. А настоящая. Искренняя. Идущая изнутри. На синяки, ссадины я уже не обращала никакого внимания. Платье в мусорку. Чулки, кажется тоже.
Я замерла. Мне казалось, что я сейчас вместе с каплями воды, смою ту себя настоящую, которую только что нашла. Словно если я не буду выглядеть такой потрёпанной, в разорванной одежде и странным блеском в глазах, я вновь потеряю часть себя. НЕ ТРУСИХА! Я сегодня сама себе доказала, что я не трусиха. Медленно начинаю расстегивать молнию платья. Благо она находится сбоку, и чужая помощь не требуется. Наблюдаю за собой в зеркало, словно пытаясь уловить мельчайшие изменения в себе. Стук в дверь, но я не отвечаю и не реагирую. Продолжаю раскрывать молнию на платье и все так же наблюдать.
Стук в дверь, на который я не обращаю никакого внимания. Не заперто. Марат зашел и протянул полотенце, замерев и рассматривая меня. Смотрю на него через зеркало и продолжаю расстегивать платье. Еще пара сантиметров, и то, что осталось от одежды, падает по моим ногам вниз. Вышагиваю и оборачиваюсь к мужчине, забирая полотенце и откладывая его в сторону. На мне остается нижнее белье и чулки, перемазанные кровью, разодранные и совершенно некрасивые. Мне так кажется. А я не стесняюсь. Я уже кончала с именем Марата на губах, я убивала человека на его глазах, а главное, я пыталась его вылечить. Стоять полуобнаженной в его ванной, чувствуя и испытывая то, что творится у меня внутри, разве это неприлично.
-Я не хочу возвращаться туда, откуда ты меня забрал.  Шепот. Почти мольба. И речь конечно не о лесе.
-Я так боюсь завтра проснуться той, кем была раньше. Я так боюсь сейчас с себя смыть ту свободу, которую я обрела. И в то же время я хочу отмыться. Отмыться от той грязи, в которой я жила все это время, от той грязи, которой меня намазали эти …
Перевела взгляд точно глаза в глаза.
-Помоги мне. Снова. Помоги мне все это снять! Смыть! И сохранить себя.
Шагнула на встречу мужчине. Кажется, он шагнул на встречу мне. Никакой пошлости. Все гораздо глубже…

[NIC]Harley Queen[/NIC]
[STA]Тебе сакэ плеснуть?[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/GBor023.png[/AVA]
[LZ1]Харли Квин, 27 y.o.
profession: дама с колотушкой
[/LZ1]
[SGN]
— Ты сам дьявол?
— Может быть.

[/SGN]

+3

20

Взгляд. Глаза в глаза. Мои духовные ценности несовместимы с жизнью. Пустые. Безжизненные. Обреченные. Мои глаза - это мгновение, то самое, в ожидании смерти. Я никогда не видел себя другим, секунды растягиваются в вечность. Прозрей, отведи взгляд, проснись - я смертник в камере пыток. Разве ты не видишь? С такими не бывают счастливыми. Говорит, бред какой-то, хочется заткнуть рот ладонью. Отмыть, но от себя, дать чистый комплект одежды. Домой отправить. Чтоб позвонила и лично сдала. Взять всю вину на себя. А почему? Влюбился!

Разве влюбленных пугают сроки? Разве они прячутся за дверью, зная что их любимых обижают и делают им больно? В который раз изучат личное дело и согласятся, что такой уже давно должен быть по ту сторону решётки. А девочка… Насиловали! И так настрадалась. Отделается малой кровью. В системе снова вылечат и на каблуках в белом халатике снова опустится в кресло напротив, - Екатерина Фёдоровна - ваш лечащий врач, - так и скажет ведь. Значит всё правильно. Значит в стране всё стабильно.

Женщины - это такая же вечная тема, как тема добра и зла. К тридцати можно насытится. Выжечь в себе всё, механически спрашивать как дела, совершенно не слушая чужие слова. Также механически трахаться, а после ложится друг к другу спиной. Бесполезная. Тупая пизда. Почему дома вечно пыль на столе? То ли дело Маша из соседнего двора. Чужая всегда вкуснее. А что со своей взять… Чучело. Чужие мысли и обрывки речей мелькают в голове, кружатся хороводом. Мне такое не нужно, а им не нужен я. Из маленького домика, да в маленький гроб.

Нет ни желания, ни влечения, ни похоти во взгляде. Лишь холодное спокойствие. Катю можно читать по лицу. От моего пустого взгляда может стать разве что холодно и неловко. Можно о чём-то попросить, а после сгорая от стыда одуматься и покинуть помещение, прямо вот так - голой. Доктор как зомби из могилы, выбралась на свет, и всё ещё тут. Сиськи. Задница. Всё на месте. Да и с лица, почти красавица, если бы не косметика, что растеклась по лицу. Такую из кровати можно не выпускать сутками. А я, всего лишь идея, окованная плотью.

Тук-тук. Тук-тук. Делает шаг навстречу. А я давно устал от разговоров по душам. Любви нет. Только Холод и Голод, как в первый день жизни и закончится всё также, холодом и голодом, и открытыми стеклянными глазами, которые так и не успели что-то увидеть, что-то познать. Любви нет. Даже если родная тебе душа будет дышать на твой затылок. И нет больше счастья для маньяка-психопата, как овладеть чьей-то головой. Контролировать, от выбора нижнего белья до желаний в черепной коробке. Делаю шаг навстречу, поправляя прядь светлых волос, возвращая её обратно за ухо, - А хочешь я буду тебя любить своей больной извращенной любовью?

Опускаюсь перед Катей на корточки. Касаюсь открытой ладонью внутренней поверхности бедра, опускаясь до резинки чулок пальцами. Замираю. Тебя так не трогали. Знаю, без лишних слов, и мне не важно кто был до… Мы все одинаково гнилые, испорченные, безобразные - это наша ответственность. Опускаюсь ниже, кончиками пальцев стягивая чулок к щиколотке. Поднимает ногу и пальцы касаются чужой горячей ступни. Держа чужую ногу на весу, можно почувствовать как в теле пульсирует жизнь, как дрожит коленко и как напряжены мышцы.

Сжимаю ткань в охапку, и подношу к собственному лицу, вдыхая запах грязи, крови и её личного, сокровенного. Отправляю чулок в мусорную корзину. Так твою душу ещё не трогали? Проделываю всё тоже самое со второй ногой. Касаюсь правой икры, пальцами встречая запёкшуюся кровь. Всего лишь царапина. Но всё это доказательство того, что ты живая, в отличии от других. Жестом подбородка кивая на ванную, уже наполненную водой, сам выключаю краники и фоновый шум воды затихает. Тусклый свет. Ты прячешься в моей огромной тени.

И тёмно-синее бельё, последнее что на тебе осталось. Я не снимаю и не прошу сам, скользя безразличным взглядом по атласной ткани. Мой доктор следит за собой. Пока всё не перевернул один день. Идеальные ступни. Гладкая кожа. И такие же руки, не видавшие тяжкой работы. Мы контраст наших жизней. Нерассказанная история на двадцати шести квадратных метрах. Тут всё на слуху и всего лишь одно окошко. А я сам по себе, как та самая чёрная кошка. Захожу Кате за спину, касаясь её плеч, погружаю её максимально под воду.

Наклоняюсь, нависая своей головой над её, в то время как тень по прежнему огромна и смотрит в потолок, как третий лишний. Дышу, медленно и ровно, пальцы тяжелые и властные, могут в любой момент забрать тебя под воду и всё превратится уже в иную игру, где пузырьки - это временное, - А какая ты там? - левая рука скользнула вниз, в следующую секунду ложась на грудь, впитывая чужой глухой стук из грудной клетки. А эта ванная и правда есть или же она всего лишь плод больного разума? Выдуманная комната. Придуманные Мы. И я один, вон из дома гостей, почти погиб средь набора страстей. Поговорим?

Я всего повидал и с годами, лишь угрюмей, упрямей
И вы напрасно, мадам, флиртовали, из глины не высечешь пламя. Аминь

[NIC]Joker[/NIC]
[STA]тут могла быть ваша реклама[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/djgDPGj.png[/AVA]
[LZ1]Джокер, 30 y.o.
profession: сообщество славянских клоунов
[SGN]
Ещё будучи ребёнком, я узнал один секрет,
Как-то утром поделился мудростью со мною дед:
С ебанутых спросу нет!

Чё хочу, то вытворяю, мне глядят с опаской вслед.
И никто вокруг не знает, дарю я пользу или вред,
Ведь с ебанутых спросу нет!

https://i.imgur.com/FEBsg7G.png[/SGN]
[/LZ1]

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Load up on guns and bring your friends


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно