Сегодня в Сакраменто 30°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Конечно же, он не мог. На что только надеялась? Ответ был дан раньше, чем задан вопрос, но Алиса все равно спрашивала и просила.
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » κατάβασις


    κατάβασις

    Сообщений 1 страница 20 из 21

    1

    Древняя Греция / мифы

    Agenor, Medusa
    https://i.imgur.com/9dHKzRD.png https://i.imgur.com/EwKNbTC.png

    Рати све­ли и ужас­ное в них рас­па­ли­ли сви­реп­ство.
    Страш­но гро­ма­ми от неба отец и бес­смерт­ных и смерт­ных
    Гря­нул над ними
    Гомер, "Илиада"

    Начало: ανάβαση (восхождение)

    +3

    2

    Грекам с лихвой хватило приключений на всю оставшуюся дорогу (возможно, еще и на несколько лет вперед), поэтому каждый из них просто делал свою работу, желая как можно быстрее оказаться в родных краях. Путь неблизкий, но обошлось без лишних столкновений с пиратами  или морскими гадами. Ориентировались по звездам, по солнцу, а в конце концов, зашли и вовсе в знакомые воды, где плавали уже, казалось, сотню раз. Шли даже с опережением графика, у Агенора было несколько дней форы. Он знал, что может встретиться со своим командиром буквально недалеко от передовой, либо отправиться в порт, чтобы дать возможность команде немного передохнуть. Так и поступил. У них будет еще трое суток, как минимум, чтобы воспользоваться всеми возможностями длительной остановки. Иногда хочется вот так просто взять и провести пару долгих дней и ночей не на палубе, где-нибудь под крышей, в компании прекрасной молодой девушки.

    Медуза вряд ли могла бы стать частью команды, была лишней, этого не отнять, однако весьма неплохо адаптировала, никому не мешала, но никто и не мешал ей. Своеобразный симбиоз, где каждый получает свою толику выгоды. Никто не нуждался ни в воде, ни в  еде, в полном составе добрались до безопасного места. Где-то на горизонте поднимались очертания уже знакомых островов. Мог бы сказать название каждого, но ни один из них не был для него родным. Его дом дальше, за пять или даже шесть дней пути и пока была возможность благодарить богов, ну или военачальников, что зов войны не добрался до его вотчины. – Послушай, - мужчина привык, что для начала разговора следовала коснуться руки или  плеча единственной женщины на судне. В таком случае она понимала, что обращаются именно к ней. Как жаль, что не видела этих красот, удаляющихся островов, полных оливковых рощ, приближающихся иных, где паслись животные а среди них ходили  старцы-пастухи. – Мы уже практически прибыли в порт. Там следует отдохнуть, всем нам. – Агенор глянул за борт. В месте назначения они будут где-то к тому моменту, как солнце окончательно скроется за горизонтом.

    Что ждет их в месте, знакомым всем окрестным морякам.  Не самый худший порт из те, что можно встретить, с десяток пришвартованных кораблей под афинскими знаменами еще полдюжины -  наемники, просиживающие в тавернах в надежде однажды пригодиться в бою. Среди них были и персидские воины, солдаты далекой Финикии и даже дальше, черные как смола люди  юга. Все умели сражаться, но то была не их война, каждый ждал лишь достойной платы. Жаль только, что монет практически ни  у кого не осталось. Скорее всего, они отправятся в свои края, либо станут врагами для всех, если вдруг решат обогатиться за счет прибрежных поселений. – У нас будет четыре ночи, а затем я представлю тебя своему командиру. Но будь осторожна. – Не лучший вариант вести женщину, которая ничего не видит в обитель голодных мужчин, но других вариантов нет. – Я буду рядом, в любой момент времени, но и ты далеко не отходи.- Стоит предупредить. Исследовать остров, например, самостоятельно, не самая лучшая затея, только в сопровождении капитана  или кого-то из его доверенных лиц.

    [NIC]Agenor[/NIC][STA] Σκιάς όναρ άνθρωπος.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YKIl6Kr.png[/AVA]
    [SGN]____[/SGN]
    [LZ1]АГЕНОР, 31 y.o.
    profession: капитан;
    [/LZ1]

    +2

    3

    Медуза понимала, что принятое ею решение будет стоить ей жизни. Чувствовала, что Атропос, третья из старух-мойр, коснулась нити на ее веретене и теперь уже не отпустит, пока не приблизит неминуемый конец. Тонкие, но крепкие пальцы закружили веретено в ту самую минуту, когда Медуза вышла к Агенору беззащитной и вверила ему себя.

    И не было пути назад.

    Агенор оберегал ее каждую минуту, пока они оставались на ее острове, и затем – когда его корабль отчалил от берега. Медуза ощущала его присутствие, кожей осязала внимательный взгляд, и так это было странно, так непривычно. Он держал ответ и за свои слова, и за своих людей, голоса которых теперь окружали ее. Она не завела с ними дружбы, но и враждебность между ними не поселилась тоже. Сперва мужчины сторонились ее, но сложно держаться особняком на куске просоленного дерева, где все на виду друг у друга. Потом кто-то осмелился заговорить с нею и протянул плошку со скромной едой и флягу с водой. Этот кто-то коснулся ее грубыми пальцами, и Медуза одернула руку, словно обожглась. Кроме Агенора, она никого не трогала первой, чтобы не подумали, будто она может быть опасна, но этот неосторожный жест смелого грека нарушил порядок. – Не бойся, – сказал он и засмеялся, и по этому смеху было неясно, кто из них двоих на самом деле боится за себя сильнее. – Не бойся, – повторил Агенор, вдруг оказавшийся рядом. Так Медуза начала запоминать и различать голоса. А во времена, когда корабль вдруг попадал в штиль, и команда брала время отдохнуть в тени обвисших парусов, она просила Агенора рассказать о своих людях. Ей были известны все боги, но в этом путешествии ее жизнь зависела не от них.

    И Агенор был единственным, кому Медуза доверяла. Являлось ли ее доверие оправданным – хотела бы она знать, но сомнениям уже не могло быть места. Он обещал заботиться о том, чтобы никто не причинил ей вреда, и исполнял это. Когда Гелиос скрывался за линией горизонта, и Нюкта рассыпала по небу звезды, которых Медуза не могла увидеть, они ложились голова к голове, и тяжелое, но крепкое объятие Агенора укрывало ее словно надежный доспех. Он пах солнцем и морем, и от его горячего дыхания грелась кожа. И чем дальше позади оставался ее остров, тем крепче становился ее сон до тех пор, пока впереди не замаячили не пустынные берега, на которых они запасались провизией, а очертания порта. Там находились люди, за которых Агенор уже не мог ручаться. Хотя он не говорит этого, догадаться о его опасениях было нетрудно.

    ...Медуза чувствует, как тает на ее плече прикосновение его руки и отвечает: – Я поняла тебя. Но как ты объяснишь любопытным, кто я такая? Скажешь, что украл меня от отца, чтобы силой взять в жены, или что я скрашивала твоим людям долгий путь? – слепо всматривается вдаль, подставляя лицо ветру. Черные кудри разлетаются в стороны словно сплетающиеся и расплетающиеся змеи. Их не спрятать, чтобы выдать Медузу за юнца из команды. Быть может, за это время она стала чуть больше доверять воинам Агенора, но не забывала, что они – мужчины, и, вероятно, только страх встретиться с ее глазами уберегал их от желания рискнуть и утолить потребности, о которых они шутили между собой. Нет, не на ее счет, но насчет женщин, которых жаждали встретить по прибытии в порт. У Медузы чуткий слух. – Я по-прежнему полагаюсь на тебя, Агенор.

    Но чем ближе был незнакомый берег, тем сильнее становилась ее внутренняя тревога. И тем явственнее ощущается слабость тела. Кто бы мог подумать, что ненавистное обличие, которым ее наградила Афина, будет казаться Медузе единственным надежным?

    – Мы вернемся ночевать на корабль? – спрашивает она, когда новым днем Агесилай, их бессменный рулевой, зычным голосом сообщает, что можно спускаться на берег. Агенор подает ей руку, чтобы помочь. Незнакомый гул порта прибытия словно раскачивает настил под ее ногами. Верно, что от него же и вздрагивают ее пальцы в крепкой мужской ладони. Медуза безоружна, и, чтобы защитить себя, ей потребуется чуть больше времени, чем на изъятие клинка из ножен, однако она и смертоносней. Если потребуется, теперь-то у нее получится за себя постоять.

    [NIC]Medusa[/NIC]
    [STA]stare[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/QpNgl7Y.jpg[/AVA]

    [LZ1]МЕДУЗА ГОРГОНА
    чудовище[/LZ1]

    +1

    4

    Каждый из находившихся на судне знал, куда именно они направлялись. Знал, что предстояло отправиться на край света и даже немного дальше, за его границу, чтобы добраться до цели. Возможно, каждый из них где-то даже думал, что уже никогда не вернется обратно ни в цивилизованный мир, ни обратно к себе домой. Считал, что не суждено будет увидеть больше яркого солнечного света, почувствовать кожей, каждой ее клеточкой прикосновение любимого человека, а если и не любимого, то пусть девушки, которая не против будет составить компанию одинокому моряку за весьма условное вознаграждение. Но они все здесь, вернулись, добрались до порта, для некоторых из которых он даже был родным. Да и приказ об отдыхе каждый понимал своеобразно. Для одних эти дни возможность помолиться богам, сосредоточиться, поупражняться во владении мечом, другие предпочтут пьянки и тех самых весьма распущенных девиц. Вот только большинство из находившихся в порту знали друг друга настолько хорошо, что с легкостью отличали чужестранца от местного. И да, не только по цвету кожи и вооружению, как могло бы показаться сначала.

    - За еще одного моряка ты, конечно, не сойдешь, - слегка ухмыльнулся грек. Человек с дефектом зрения становился изгоем, никому не нужным (особенно, если у него не было родных, близких или команды, способной его поддержать). Часто встречались слепые отшельники, весь остаток своей жизни посвятившие познанию себя и божественного. Они не принимали ничью сторону в сражениях, а их никто не трогал взамен. Кто-то даже говорил, что лишившиеся одного органа чувств приобретают возможность напрямую говорить с богами, ведь тем не приходится перед ними принимать человеческих или звериных обличий. - В тех водах ходили лишь единицы, а говорить о твоей истиной природе мы не имеем права. Пока ты всего лишь женщина, и вовсе никакое не оружие, не хочется, чтобы кто-то о чем-то прознал.

    Объективно у моряков не было так уж много вариантов, способных объяснить нахождение слабовидящей женщины на борту. На невольницу она не походила, тогда оставался лишь другой вариант. - Ты можешь быть владычицей далеких краев. Скажем, дочерью одного из никому неизвестных диктаторов, которую он отдал взамен на помощь. Либо наемница, потерявшая зрение в столкновении с гарпиями или дикими сатирами. - Такое вполне могло произойти в реальной жизни. Получаешь какой-нибудь заказ, но не справляешься с ним, решая затем уйти в изгнание. Проходит время, потери прошлого медленно забываются, настает время снова вернуться, пусть и не на путь сражения и защиты невиновных (за определенный гонорар), но примкнуть к команде моряков, что могут доставить тебя в родные земли со странных берегов.

    - Смотри сама, у нас не так много времени для размышления. - В порту было людно, кто-то уже разливал вино из амфор, другие пытались пожарить мясо. Моряки изголодались по домашней пище, в первую очередь отправились в ближайшие таверны, чтобы как следует набить свои желудки. Сначала живот, потом все остальное. Капитан пока не решил так резво бросаться в путь, необходимо позаботиться о спутнице. - Возможно, тебе придется на какое-то время придумать новое имя. Слишком много недобрых ассоциаций может возникнуть у жителей. - И то правда, Медуза, да еще и слабовидящая, сложив один плюс один редко когда получаешь хоть что-то отличное от двух.

    Агенор увидел одно знакомое лицо на улице. Владелец небольшой корчмы, не сильно пользовавшейся популярностью, ведь там вина давали куда меньше, чем в остальных заведениях. Зато его заведение стало пристанищем для тех, кто не любил сильно шумных компаний, пляски до утра и постоянные потасовки, в некоторых из которых обязательно приходилось участвовать, отстаивая честь своей команды, своего судна или избранницы на этот вечер. Доверять нельзя никому, однако этот старик, кажется, он был старым уже тогда, когда капитан видел его в детстве, был явно безобиднее других. - Приветствую, - возраст солидный, но знакомые лица хозяин распознавал даже в сумерках. - Неужто мой маленький Агенор нашел, наконец, спутницу с которой решил обосновать на этом прекрасном островке? - Ехидно улыбался, разглядывая то мужчину, то сопровождавшую его женщину.

    - Нет, Патрокл, это не просто женщина, но благородных кровей, куда ей до простого капитана. - Грек держал Медузу за руку, подводя чуть ближе к старику. - Она не из этих краев и, к несчастью, очень плохо видит. - Старец понимал, к чему клонил молодой человек. - Мне нужна комната, где эта женщина чувствовала бы себя в безопасности. Пару дней, буквально пока наше судно стоит на якоре в порту. Я заплачу, ты знаешь. - Владелец небольшой таверны лишь кивал, подкряхтывая в такт каждому слову Агенора. Оказалось, что у него есть три комнатки, причем довольно больших, где могла разместиться Медуза. Об охране подумает чуть позже, пара человек явно лишними не будут, ну а большее количество лишь вызовет кучу ненужных вопросов. О цене тоже договорились. Сошлись на паре монет и одном обязательном условии, что гостья попробует все стряпню дочери старика. От такого отказаться сложно, ведь, судя по слухам, готовила она весьма сносно, ее даже звали главным поваром на городские празднества. Оставалось лишь помочь Медузе с заселением. Ей, наверное, понадобится какая-то новая одежда, ее можно будет найти в городе, конечно, в сопровождении Агенора, а пойдет он с ней сразу, как девушка будет готова.

    [NIC]Agenor[/NIC][STA] Σκιάς όναρ άνθρωπος.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YKIl6Kr.png[/AVA]
    [SGN]____[/SGN]
    [LZ1]АГЕНОР, 31 y.o.
    profession: капитан;
    [/LZ1]

    Отредактировано Hannah Mercer (2022-05-08 22:26:23)

    +2

    5

    – Владычица далеких краев, – эхом отзывается Медуза, улыбаясь. Смотрит ли на нее сейчас Агенор или же нет, ей неизвестно. Он может вглядываться в суету на берегу, но на самом деле размышляя о своем. Твердая опора под ногами и мыслям помогает успокоиться. Ночью, когда Морфей давал милость всем другим его людям, Агенор часто подолгу лежал без сна. Медуза понимала это по его дыханию и по тому, как качало сердце его горячую кровь. Тепло его тела грело ее, но она не засыпала, пока наконец мерный плеск воды не убаюкивал их обоих. И таким далеким казался теперь ее остров, словно и не существующим вовсе. – Это даже похоже на правду, – вернется ли она? А если попробует, то позволят ли боги?

    – Останусь дочкой тирана, которую он не пожалел взамен на твою услугу, – усмехается Медуза, обнажая ровные белые зубы. О, будь такова ее земная судьба, то славные мужи могли бы состязаться за право получить ее в жены. Разумеется, не имей она изъяна вроде слепоты. Мужчины ведь предпочитают слепнуть от красоты, а в слепоте для них ничего красивого нет. – И назовусь Агнес.

    Агнес – значит, чистая. Значит, непорочная. Дерзко ли с ее стороны примерять к себе такое имя? Плевать. Медуза так же давно ничья не дочь, да и вовсе не та, кем столь же давно являлась. Теперь она скрывается в странных одеждах, наскоро сшитых из мужских плащей, и с таким же покровом на голове. Агенор обнимает ее за плечи, ведя по шумным улицам порта. От непривычки начинает болеть голова. Многообразие звуков и запахов совершенно дезориентируют. Похожим был разноголосый и суетный Пирей, который Медуза когда-то так любила. Она сбегала туда, переодевшись юношей, чтобы не навлечь на себя беду. Сколько же вокруг людей! Не меньше, чем песка под ногами. Если бы все они враз встретились с ее убийственным взглядом, то нескоро какой-нибудь росток смог бы пробиться сквозь такую плотность каменных изваяний. Медуза поворачивает голову к Агенору и кладет ладонь поверх его руки на своем плече, ведет до сочленения с телом. Да, это он, а не кто-то чужой.

    Он ведет ее за собой, и помещение, в котором они завершают путь, пахнет разбавленным вином и снедью. Агенор представляет ее Патроклу, и ей трудно представить, как выглядит этот человек. Он, кажется, в почтенном возрасте. Старик? – Благодарю за приют, – произносит Медуза, и они принимают приглашение сесть за стол и утолить голод после долгого пути. Она снимает с волос покров и, усаживаясь, слышит, как хозяин ахает: – Какая красавица. Глаза не отвести.

    Ох, старик, будь осторожен в желаниях.

    Его повариху-дочь зовут Евксеной, она оказывается женщиной со звонким голосом и весьма активной натурой. Она сама приносит им еду, и, проходя, оставляет за собой ароматный шлейф мыла из трав. Медуза ведет носом, запахи завистливо щекочут нос. А что Агенор? Нравится ему дочка его приятеля? Хороша она или дурна? Бросает ли ему многозначительные взгляды? – Агенор, – она чуть подается вперед, говорит тихо, – ты можешь попросить набрать для меня воды? Я хочу вымыться. – И ей не терпится оказаться в одной из тех комнат, о которых шла речь. На корабле не было постели, и на острове у нее тоже нет богатых комнат, а слабое женское тело, в котором Медуза существует столько времени, просит вспомнить, как это – чувствовать мягкость перины и скольжение тканого покрывала по коже. Столько времени спустя и скромные удобства этой таверны покажутся царскими.

    [NIC]Medusa[/NIC]
    [STA]stare[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/QpNgl7Y.jpg[/AVA]

    [LZ1]МЕДУЗА ГОРГОНА
    чудовище[/LZ1]

    +2

    6

    В этом жестоком мире нигде нельзя чувствовать себя безопасности. Казалось, что небо теперь стало землей, а твердь возвысилась куда-то до невероятных высот, все изменилось, по крайней мере, в представлении женщины, которую сопровождал грек. Ее собственный мир никогда не был оплотом насилия и жестокости, но незваные гости практически не имели ни единого шанса вернуться домой. Они приходили с мечом  и копьем, желавшие взять то, что никогда им принадлежать не должно. Не удивительно, что встречали сопротивление со стороны Медузы. Вот только теперь девушка, даже взрослая женщина снова оказалась в мире смертных, не в своей тарелке, у всех на ладони. Ей повезло оказаться в компании Агенора и тех людей, которым он доверял. Попади не в те лапы, и все, всем эпосам довольно быстро придет конец.

    Владелец таверны оказался человеком радушным, принял гостей буквально с распростертыми объятиями. Ему даже, казалось, не было дела до практически полного отсутствия иных гостей, зачем они нужны, если в его доме достопочтенная особа, за которой нужно тщательно присматривать. Первые  часы пролетели в суете и подготовке комнаты к проживанию. Практически идеальное место для проживания. Без всяких сомнений, на острове можно было отыскать хоромы и лучше, с личной прислугой, зонами отдыха и личным горячим источником, вот только никаких средств не хватит, чтобы там разместиться. Ночевать в этом доме в сотню раз, наверное, лучшем, чем где-нибудь посреди моря во время очередного шторма, что не позволяет судну причалить к берегу.

    На столе появилась кое-какая еда. Возможно, этим накормят и других моряков, которые обязательно станут гостями заведения в ближайшие дни. Евксена озорно подносит блюда, внимательно рассматривая гостей. Ее взгляд то и дело перескакивал с Медузы, успевшей представиться иным именем, к капитану и обратно. Заморская женщина, явно не из наших мест, у нее какая-то прическа странная, одежда, казалось, сшита из частей других вещей, правда выполнено все было искусно, да и сама она какая-то… другая. Но при этом девушка, накрывшая на стол, испытывала лишь чувства неприкрытого интереса к своим гостям, граничащее с симпатией, ничего более. Ей нравилось, что ее кушаньями угощались, что ей улыбались в ответ. В доме царил уют и покой, которого так сильно не хватало в это нелегкое время.

    - Да, конечно, все будет в лучшем виде! – Отвечает миловидна девица, которой не было еще и двадцати лет. Она согласилась выполнить просьбу мужчины, добавила, что подаст воду подогретой до оптимальной температуры. Если пройти за дом, то там будет купель, скрытая от посторонних глаз оливковыми деревцами и плотной можжевеловой посадкой. Там гостья найдет и место, чтобы сложить свои одежды, их можно будет постирать. Евксена пообещала дать ей один из своих нарядов, но только до следующего захода солнца, после придется все вернуть. Для начала, омыться, а затем отправиться в приготовленную комнату, Агенор бы хотел заняться тем же, но у него  имелись еще кое-какие дела. – Иди за мной, держись, - мужчина встал со своего места, а рядом с ним как это было принято в последнее время находилась Медуза. Путь нашли довольно быстро, из таверны не пришлось выходить на довольно оживленную улицу, нырнулись через тканевую перегородку и оказались в коридорчике, соединяющем трапезную и зону, которые хозяева дома отводили себе. А там еще один выход, уже во внутренний дворик, который, как и сказала наследница таверны, был хорошо скрыт от посторонних.

    Довольно просторный, здесь с легкостью поместится колесница вместе с упряжью. По краям довольно высокие зеленые кусты, а подле них и цветы, названия которых мужчина не знал. Все вместе они создавали какую-то приятную и умиротворяющую ауру, хотелось задержаться здесь подольше. Чуть поодаль, где уже мерк практически весь свет, каменная композиция, кто-то пытался изобразить речную нимфу, но вышло, если честно, весьма посредственно, однако фигура приобретала весьма интересные черты в лучах заходящего солнца. В небольшом бассейне, буквально на две-три амфоры, прохладная вода, которой было бы весьма неплохо умыться с утра, и пока  Агенор разглядывал все вокруг, пытаясь передать словами все то, что представало перед его взором, где-то сзади снова послышался веселый голосок наследницы. Она аккуратно несла емкость с водой, от которой шел пар. Оказалось, что небольшая часть пространства отделалась хитрой завесой из переплетенных веток, а человек мог спокойно заниматься любыми водными процедурами столько, сколько ему заблагорассудится.

    Агенор поместил тару с горячей водой чуть в стороне, в специальный упор. В их распоряжении еще был небольшой ковш, внутри которого можно было смешивать разную воду до оптимальной температуры. – Я нашла кое-что, должно подойти. – Добавляет девочка, положив на небольшую скамейку белоснежный женский наряд с витым пояском под золото. Вот только  не подумал почему-то грек  о том, что очистить себя от всей той соли, что скопилась на теле, будет не так уж и просто, если не можешь смотреть, откуда именно зачерпываешь воду. – Если хочешь, я могу позвать Евксену, она поможет, - посмотрел куда-то в сторону дома. Нет, девица уже ушла, у нее своих проблем было по горло, а теперь еще и эти пришельцы. Судя по всему, Агенор оказался весьма в неловком положении.

    [NIC]Agenor[/NIC][STA] Σκιάς όναρ άνθρωπος.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YKIl6Kr.png[/AVA]
    [SGN]____[/SGN]
    [LZ1]АГЕНОР, 31 y.o.
    profession: капитан;
    [/LZ1]

    +2

    7

    Ей неловко чувствовать свою непреходящую уязвимость. Невозможно привыкнуть. За долгий путь сюда, к этим берегам, Медуза едва успела приспособиться к кораблю, изучив ненадежное дерево до мелочей. Теперь под ее ногами земля, снова чужая и потому совершенно незнакомая, а она слепая как новорожденный щенок. И ей снова и снова приходится полагаться на Агенора, грека, убедившего ее встать на его сторону в войне, в которой у нее нет никаких интересов, кроме разве что мести. Но не переоценивает ли Медуза свои возможности? Не идет ли речь о жалком желании досадить? Ее мысли со момента отплытия с острова словно измельчали. Может быть, это следствие обличия, которое она приняла?

    Медуза молча поглощает пищу, которую им принесла Евксена, глядит только перед собой, а когда шарит ладонью по столу в поисках кружки, то слышит, как Агенор пододвигает ту к ней, берет ее руку и кладет пальцы на ручку. Медуза неловко улыбается. Что, не надеялся ты, грек, что, получив свою желанную союзницу, превратишься для нее в няньку? Однако их союз основывается только на взаимном доверии, и ему некуда деваться. Агенор исполняет данное обещание обеспечить ее безопасность, а она исполнит свое, когда придет время. Ставки одинаковы – жизнь против жизни. Разве что Медуза никогда не сражалась так, как это делает он. Единственная схватка в ее жизни была против Посейдона, и она ее проиграла.

    – Благодарю вас за угощение, Патрокл. И вашу дочь.

    Эти люди добры к ней, и их счастье, что они не знают, что за гостья оказалась под их крышей. И кому они греют воду для купания. Агенор уводит Медузу из таверны, они уходят куда-то, где пахнет цветами и кожу приятно холодит подвижная тень листвы. И замешательство грека она ощущает также – кожей, а причину невольно озвучивает он сам. Евксена уходит, оставляя их вдвоем, и он оказывается единственным, кто может помочь Медузе.

    – Не стесняйся, Агенор. Я не могу видеть, как ты смотришь на меня, – смеется она, чувствуя внезапную веселость. И пусть это ощущение граничит с не менее неясной тревогой, ей больше смешно. – Это на твоей совести. – Посейдон лишил ее чистоты, Афина – всего остального. Живого, невинного чувства стыдливости в том числе. Медуза расстегивает ремешки, которые удерживают на ней ее необычное платье, и тяжелая ткань падает к ногам. Она протягивает Агенору руку, чтобы он помог переступить, и неожиданно чувствует, как румянец ползет к щекам. Или, возможно, все дело в выпитом за трапезой вине.

    – Потом ты можешь оставить меня наверху, закрой меня или я закроюсь сама, оставь мне ключ. И иди заниматься своими делами, я никуда не уйду.

    Она опускается в ванну, садится и чувствует, как горячая вода бежит по плечам. В ее руки оказываются вложенными мочалка и мыло, и Медуза едва сдерживает стон, проводя ими по коже. Травяной аромат снова щекочет нос, но теперь так будет пахнуть она, а не только дочка хозяина этого места. Намокшие черные кудри тяжелеют. – Только попроси никого не приходить и не проверять меня. Скажи, я сплю.

    Если она услышит чужие шаги, то не сможет ручаться за то, что в тот час же не обернется, чтобы предупредить возможное нападение. Даже несмотря на то, что она здесь инкогнито, Медузе известно, что помимо голов чудовищ, греки падки и на красивых женщин. Это то, что роднит их с богами.

    [NIC]Medusa[/NIC]
    [STA]stare[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/QpNgl7Y.jpg[/AVA]

    [LZ1]МЕДУЗА ГОРГОНА
    чудовище[/LZ1]

    +2

    8

    На что рассчитывал, оставаясь наедине с Медузой? Что она волшебным образом, примерно так же, как способна была после погружения в воду сменить свою внешнюю оболочку, появится в мгновения ока внутри купели? Нет, это было бы что-то из разряда сил, дарованных первородными силами, даже не богами. А сейчас они всего лишь капитан корабля и женщина, не имеющая возможности лицезреть окружающий ее мир. Отвернуться? Отойти? Нет, зашел слишком далеко, чтобы сдаваться и проявлять такого рода слабость. Он не маленький мальчик, который впервые видит обнаженное женское тело. Да и Медуза предстает перед ним обнаженной уже второй раз, почему-то в голове всплывал ее образ из той самой пещеры, где она скинула змеиную чешую. Аккуратно подает женщине руку, ей нужно ступить всего пару шагов, а затем аккуратно спуститься к воде. Перед тем, как позволить ей опуститься, проверяет температуру воды рукой. Пожалуй, стоит немного добавить горячей. На этих островах температура вечером может опуститься, поэтому пусть лучше погреется. Добавляет немного кипятка, даже немного завидует женщине, ей предстоит крайне приятная процедура.

    Опускается она медленно, очень аккуратно, ощупывая под собой пространство. – Моя совесть чиста, но я обязан сказать, что твоя фигура грациознее самой стройной осины, что мне доводилось видеть за свою жизнь. – Пожалуй, не переборщил со словами, но  и попытался максимально доступно для них обоих выразить свои мысли. Если честно, довольно таки страшно говорить комплиментов той, кто одним взглядом может превратить любое живое существо в камень. – Как скажешь, - отвечает Агенор, все еще находясь рядом с ней. Его взгляд не рыскал по женщине, почему просто наблюдал за тем, как она касается своих предплечий и ключиц. Добавлял свежую воду, когда она того требовала. Возможно, он даже разместит нескольких  своих моряков в доступности, чтобы те, как и сам грек имели возможность прийти на помощь в любую минуту. Сейчас же вся помощь заключалась в том, чтобы помочь избавившейся от грязи и всех налетов женщине вытереться и подняться в комнату, где ей суждено провести пару ночей. Снова подает руку, снова ведет чуть в сторону, как раз туда, где находилось ее платье, он поможет ей и одеться. Тут ничего сложного, несколько застежек, веревочек и поясок, не сложнее кожаных доспехов.

    Выглядит царственно, отрицать это попросту глупо. Ей идет этот наряд, будь на ее голове сложная прическа и какая-нибудь диадема, например, золотая, в цвет имеющейся подвязке, легко бы  сошла за иноземную принцессу, либо за местную аристократку. Ей наряд был к лицу, грек попробует выкупить его у хозяйки, либо спросит, где можно раздобыть что-то похожее. Солнце уже село за горизонт. Пусть ночная жизнь только начиналась, где-то на улицу выползли музыканты, в других местах вынесли вино, за покупками отправляться будет тяжело, лавочники наверняка уже закрыли ставни, сейчас торговля шла не лучшим образом, однако капитан судна все равно надеялся найти хоть что-то. Да и тем более, впереди у него маячила встреча со своим командиром, который еще не прибыл на остров, но должен прибыть завтра или через день. До тех пор следует отдыхать, наслаждаться отдыхом и попытаться устроить свой быт.

    [NIC]Agenor[/NIC][STA] Σκιάς όναρ άνθρωπος.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YKIl6Kr.png[/AVA]
    [SGN]____[/SGN]
    [LZ1]АГЕНОР, 31 y.o.
    profession: капитан;
    [/LZ1]

    Отредактировано Hannah Mercer (2022-05-09 19:38:12)

    +2

    9

    Ей могла бы прислуживать какая-то девушка из рабынь, которых по сей день великое множество привозят в порты разбросанных по полуострову и островам полисов. Медуза помнит их белокожими, помнит бронзовыми, помнит черными как ночь. Они учили греческий, но часто, когда оставались наедине с собой или с другими такими же подругами, пели на своем языке печальные песни о родных краях и возлюбленных. В доме отца их было несколько, прекрасных и несчастных невольниц с рынка. Они подолгу помогали Медузе разбирать ее кудри, расчесывали смоляные локоны костяными гребнями, и она просила их спеть для нее.

    Какие песни, интересно, знает Агенор? На корабле его люди иногда запевали, но среди них она никогда не слышала его голоса. Поют ведь или от тоски, или от радости, так неужели ему не известно ни то, ни другое?

    Горячая вода приятно расслабляет, а забота и внимание, с которыми Агенор обращается с нею, снимают остатки напряжения, что дрожью звенело глубоко внутри. Ей понравился его неловкий комплимент, и что в нем не было сравнения со статуей кого-то из богинь. Она в равной степени ненавидит их всех. – Спасибо, Агенор. Надеюсь, ты будешь рассказывать об этом своим внукам, когда вырастут. Хочу стать частью красивой легенды, твоей семейной, – улыбается Медуза, снова принимая его помощь, когда он подает ей платье, одолженное Евксеной. Наверное, оно очень простое и красивое. По крайней мере, так ощущается легкая ткань с незамысловатым орнаментом на груди.

    Агенор провожает ее в комнату и оставляет до самого вечера. Правда, до того, как солнце сядет в море, оставалось совсем немного времени. Медуза, может, и не имеет возможности любоваться закатом, но она ощущает, как становится прохладней, и бриз уже не просто освежает, но холодит, проникая в распахнутое окно. Она к нему не подходит, не хочет привлекать внимание, и поэтому неподвижно сидит на кровати, словно каменное изваяние. К сожалению, если бы даже ей захотелось запеть, у нее нет песен для тоски, а радоваться нечему. И становится все прохладнее, потому что поднимается ветер. Медуза набирает полные легкие этого неспокойного влажного соленого воздуха. На мгновение кажется, что она у себя на острове, но только трогает свое лицо, проводит по волосам и понимает, что ей привиделось. И Агенор – тоже. Где он сейчас? Расслабляется со своими людьми где-то в таверне или решает важные дела? А может отдыхает с Евксеной или другой, похожей на нее красавицей?

    Деревянные ступени лестницы скрипят под тяжелыми шагами. Узнать грека нетрудно. Медуза улыбается.

    Он поворачивает в замке ключ и заходит. Останавливается, закрыв за собой дверь, чтобы привыкнуть к полумраку комнаты. Медузе, в отличие от него, не нужны ни свечи, ни свет в камине. – Ты сделал все, что хотел? – спрашивает она вместо приветствия. Сидит, все так же не двигаясь, только разве что чуть опускает плечи, словно все время до его возвращения была настороже как пес.

    [NIC]Medusa[/NIC]
    [STA]stare[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/QpNgl7Y.jpg[/AVA]

    [LZ1]МЕДУЗА ГОРГОНА
    чудовище[/LZ1]

    +2

    10

    Странное чувство, которое довольно сложно однозначно описать. С одной стороны, за последние несколько недель он уже привык, что рядом постоянно находится женщина. С другой, она вовсе не его спутница, не избранница и не жена, привязываться к ней довольно глупо и опрометчиво. Рано или поздно, их пути обязаны разойтись. Выполнив свой долг, Медуза поразит множество врагов, превратит одних в камень, сразит стрелами или острыми когтями других. С другой, грек, на протяжении всего этого времени беспокоящийся о ее безопасности, сопровождающий и подсказывающий в трудную минуту, должен будет оставить ее в месте, куда никто не доберется. Возможно, придётся еще раз отправиться на край света и дальше, вернуться на забытую пустошь, выжженную солнцем землю, к которой так привыкла  его спутница. Но хотелось бы ей самой возвращаться в обитель мрака и тьмы? Думал над ответом, ведь там безопасно, не всякий решится на далекое путешествие, а с другой стороны, если вдруг просочатся слухи, если вдруг станет известно, что где-то на островах обитает создание, наделенное не то божественной силой, не то проклятием (многие стали забывать старые легенды), количество искателей приключений может слишком сильно возрасти.

    Агенор оставил женщину одну, в него закралось смятение, странное чувство, которого он, пожалуй, не испытывал ранее. Это как отойти слишком далеко от своего судна, которое стало тебе домом. Что-то похожее, но все равно не совсем точно описывающее происходящее. Ему необходимо покинуть Медузу, он не может оставаться подле нее целую вечность. Не прислуга, но капитан, имеющий свои собственные потребности, желания и цели. Вернуться в комнату все равно придется, ведь на это время именно он играл скромную роль поводыря для той, кто не может видеть этот мир во всех его красках. Сегодня везение, казалось, было на его стороне. Не все лавки успели закрыться. Удалось найти не только кое-каких припасов, но и одежду. Договорился с относительно трезвыми ремесленниками о ремонте корабля. Завтра судно загонят в сухой док, день-два и его приведут в порядок, но главное сейчас – платья для той, кто наверняка ждет его на втором этаже скромной таверны. Не понимал ничего в современной моде, лучше бы взял с собой дочь трактирщика, девица могла бы подсказать, что именно лучше идет к лицу, а какие подвязки сочетаются с прическами, но ничего не поделать, приходится выкарабкиваться своими собственными силами.

    Пришлось потратиться. Не самое  большое жалование, часть денег взял из «общака», таков закон, за поддержания судна на плаву все отвечали в равной степени, ну а личные средства тратил на наряды. Подобрал в итоге три образа, наилучше подходившие темным волосам и стройной фигуре. Вернулся, точно успев до полуночи. Месяц уже занял свое место на небосклоне, обратная дорога далась куда быстрее. Он подметил, что его моряки расположились в домах поблизости, всегда имели возможность оперативно собраться, если того потребует случай. Завтра многие из них заглянут к старику угоститься блюдами, приготовленными его искусной наследницей. А сегодня Агенор сделает все, что в его силах, чтобы эту ночь (скорее всего первую за многие годы проведенные среди гротов и скал) Медуза чувствовала себя в безопасности. – Да, мои дела на сегодня окончены. Команда сыта, ремонт судну обеспечен, больше ничего и не нужно. – Мужчина вновь касается руки, делает это плавно, чтобы случайно не напугать резкостью своих действий. – Здесь есть кое-что для тебя. – Он кладет приобретенные свертки рядом на кровать. – Я не знаю, как тебе все это описать, но могу попробовать. Торговец заверил, что сидеть все будет отлично. – Агенор несколько часов назад пытался описать фигуру спутницы. – Здесь есть две смены и что-то более подходящее для выхода в свет, торжеств, если вдруг придется на них присутствовать. Я не знаю, нравятся ли тебе украшения, но среди прочего есть браслет, - его капитан купил на обратном пути у какого-то мастера, явно умелого, но торговавшего далеко не серебром и золотом. – Если вдруг что-то не понравится, наверняка можно будет вернуть  или подшить. – Мужчина положил свою ладонь поверх женской, а затем передвинул все это ближе к покупкам.

    [NIC]Agenor[/NIC][STA] Σκιάς όναρ άνθρωπος.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YKIl6Kr.png[/AVA]
    [SGN]____[/SGN]
    [LZ1]АГЕНОР, 31 y.o.
    profession: капитан;
    [/LZ1]

    Отредактировано Hannah Mercer (2022-05-09 22:50:55)

    +2

    11

    Голос Агенора выдает его усталость. Она ощущается едва ли не физически, когда он проходит и опускается рядом на кровать. Садится, выдохнув, и, наверное, прикрывает глаза, переживая момент. Ему больше нет необходимости никуда идти, все дела на сегодня сделаны. Новый день принесет новые заботы, но то будет завтра. – Это хорошо, – отзывается Медуза. Ей хочется что-то сделать для него, но что она может? Наоборот, Агенор продолжает заботиться о ней и говорит, что принес для нее что-то. Его прикосновение к ее коже удивительным образом ощущается привычным.

    Медуза слушает, и брови медленно ползут вверх. Улыбку скрыть и вовсе невозможно. – О, боги, зачем ты потратился? – ее настроение меняется настолько, что даже упоминание богов граничит не с проклятьем в их адрес. – Мне и за всю жизнь это не износить, – грустно, но правда. Агенор с этим не соглашается, но тему не продолжает. В самом деле, они оба знают, что она по-своему права. Даже если она вернется на остров, то ради кого ей там наряжаться? – Наряд из плащей мне тоже очень нравится.

    Агенор берет ее за руку и кладет ладонью поверх подарков. Ведь это подарки? Медузе не хочется думать, что это своеобразная благодарность за ее еще не оказанную услугу. Надо ли говорить, что она уже давно не получала ничего в дар, кроме проклятия Афины? Теперь она распаковывает свертки, внимательно оглаживает ткани, не упуская ни детали. Воображение вспыхивает под слепыми бельмами разноцветными красками, дорисовывая все, что она не может увидеть, но может представить, когда Агенор называет цвета. – Это очень красиво! – и на короткий миг Медуза словно становится той, кем была давным-давно, младшей красавицей-дочкой достославного архонта. Конечно, эти платья не из тирского пурупра, но они ей дороже. Как и этот простой браслет из бронзы с цветочным орнаментом, покрытый эмалью и россыпью каких-то мелких камней. Медуза надевает его на запястье и оставляет руку так, словно действительно может полюбоваться. Полюбоваться – нет, но ей нравится его прохладное скольжение. И это всего лишь порыв, когда она вдруг поворачивается к Агенору и наугад целует его, попадая в крыло носа. А потом, чтобы скрыть неловкость, вскакивает, примеряя к себе одно из платьев: – Тебе нравится, Агенор? Пошел бы свататься ко мне? – смеется. У нее все еще горят щеки.

    – Когда ты познакомишь меня со своим командиром? – безопаснее, пожалуй, и вовсе переменить тему. Они ведь союзники, а не влюбленные. И если Агенор всякий раз трогает ее, то это не ухаживание, а предупреждение: я здесь, в моей руке нет клинка. Она платит ему тем же, и, хотя встреча с ее взглядом сейчас не имеет никакой опасности, Медуза все равно старается не смотреть в его сторону прямо и неприкрыто. То, что она предпочитает отворачиваться, вовсе не заигрывание, не попытка обратить на себя внимание. – Надеюсь, он встретит меня без меча наизготове. Или он доверяет тебе так же, как твои люди? – спрашивает Медуза, подходя. Кладет руку ему на голову, поверх просоленных и потому жестких волн русых волос. – Впрочем, оставим разговоры до завтра, ты устал. – Больше она ничего не может для него сделать. Помочь снять одежду? Но ведь он не слеп, хотя они и в темноте.

    [NIC]Medusa[/NIC]
    [STA]stare[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/QpNgl7Y.jpg[/AVA]

    [LZ1]МЕДУЗА ГОРГОНА
    чудовище[/LZ1]

    Отредактировано Lisa Clover (2022-05-09 20:59:39)

    +2

    12

    А ведь где-то в теории могла бы оценить все эти платья, вот только нужно обратно стать той, которую страшатся и проклинают, слишком часто. Агенор был даже приятно удивлен той скорости, с которой его спутница научилась воспринимать окружающий ее мир, целиком и полностью полагаясь  на другие чувства. Казалось, ей вовсе и  не нужно это зрение, хотя перемещаться по незнакомым городам, конечно, лучше всего в сопровождении того, кто местность хоть немного знал. Признаться, даже зрячие иногда терялись среди узких улочек, чего уж говорить о прекрасной даме в самом расцвете сил, что лишилась возможности видеть. Он воспринимает ее слова с улыбкой на лице. Почему-то и ему было хорошо, когда настроение Медузы поднималось. А всего лишь  надо было купить пару платьев. Да, пусть она никогда не узнает их цену, пусть они навечно останутся приятным подарком, сейчас грек готов был идти на любые жертвы. Во имя чего? До сих пор ли он сопровождал грозное оружие на поле битвы, чтобы пустить древнее создание (уже далеко не чудище) против своих врагов? Либо это была женщина, надолго лишенная всех человеческих благ, но теперь получившая маленькую возможность исследовать тот  мир, который ей пришлось покинуть много веков тому назад.

    - Свататься? А что я могу предложить, разве что корабль. – Он буквально подхватил ее приподнятое настроение, добавил немного от себя. Но, увы, развить эту тему дальше им пока что не суждено. Сейчас, на ночь глядя, на повестке дня, а точнее сказать, на повестке ночи совсем другие вопросы выходят на первый план. – Нам лучше будет встретиться всем вместе, в тот самый миг, когда он прибудет в порт. – Человек привык  отчитываться, привык быть прямолинейным,  даже, пожалуй, слишком. – Думаю, что завтрашний день будет целиком и полностью в твоем распоряжении, а уже после посмотрим по ситуации. – Слишком серьезный, ему необходим отдых, хоть немного. Женщина это понимала, буквально читала его мысли, пусть и не могла видеть черт уставшего лица. Последние дни изрядно вымотали, приходилось спать меньше обычного, есть меньше обычного, да и во время отдыха, пока вся команда наслаждалась девушками, яствами и вином, Агенор снова занимался какими-то бесконечными делами. Все, с него хватит, по крайней мере, на сегодня. Возможно, и на первую половину завтра тоже.

    Агенор чувствует женщину рядом, как в той пещере, она близко. Сквозь блеклый лунный свет и отблески уличных фонарей еле-еле просматривается ее силуэт. Прекрасная ткань обрамляет изящный стан той, кто будет сражаться за себя до самого конца. Сильная, но при этом такая хрупкая. В ней будто бы сочетались противоположности, слились воедино, иногда каждая из них пыталась проявить себя в большей степени. Сейчас очередь той,  что когда-то была самой прекрасной женщиной этого мира. И пусть годы, проведенные на далеком краю, пытались это изменить, пусть ни один чужеземец не посягал на святость того образа, который боги решили похоронить, сейчас вся эта красота находилась перед единственным человеком, вольным делать с ней все, что ему  вздумается. Но ни одной задней мысли в ее голове не вертелось. – Я могу остаться на ночь здесь. – Понял, что слова прозвучали не очень правильно. – В соседней комнате. Тогда в любую минуту будет доступ, ну чтобы помочь, тебе нужно будет только позвать, даже стука хватит. – Слова заплетались, он устал, признал это. Свое рукой провел по нежной коже женщины, давно с ним время не делила кто-то хоть на половину такая же прекрасная внешне, но и оставшаяся чуткой внутри. Хотелось бы, чтобы мгновение это не кончалось, вот только сейчас предательски стало  клонить в сон…


    [NIC]Agenor[/NIC][STA] Σκιάς όναρ άνθρωπος.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YKIl6Kr.png[/AVA]
    [SGN]____[/SGN]
    [LZ1]АГЕНОР, 31 y.o.
    profession: капитан;
    [/LZ1]

    Отредактировано Hannah Mercer (2022-05-13 12:59:41)

    +2

    13

    Интересно, а посватайся он к ней, если бы она была простой гречанкой, то получил бы ее согласие или же она бы и не посмотрела на него? А что бы ответил отец? Дал от ворот поворот, и тогда она бежала бы с Агенором, слыша проклятия вслед? – Думаю, твои люди не согласились бы поплатиться кораблем, – отвечает Медуза, ее веселость сменяется рассеянной задумчивостью. Агенор как будто и не заметил ее неловкий поцелуй или сделал вид, что не заметил. Впрочем, откуда ей знать?

    – Проведу целый день здесь, – а какие еще варианты? Он наверняка снова отправится по делам и пропадет до самого вечера, а в этих стенах ей ничто не угрожает, а значит, что она – никому. Ужасно только то, что придется остаться наедине со своими мыслями, а ей лезет в голову какая-то чепуха.

    – Оставайся, – ее ответ получается быстрым, на выдохе, и звучит так, словно Медуза ждала его предложения. Но Агенор договаривает про соседнюю комнату. – Да, хорошо.

    Усталость в его голосе густеет, как штормовое облако на горизонте. Набухает и тяжелеет язык, едва ворочающийся во рту. Однако Агенор поднимается, и она, стоя в стороне, слушает, как он расстилает ей кровать и говорит, что ей тоже пора лечь. Медуза кивает. В ее голове как ниспосланное Дионисом наваждение крутится мысль попросить остаться с нею здесь, никуда не уходя, вот только она совершенно трезва. Трезва и потому понимает, что ему нужен отдых наедине с собой, чтобы даже просто снять одежду и расслабить тело на своей кровати. Ее присутствие рядом не позволит сделать ни то, ни другое, как и в эти многие дни пути сюда. – Спокойной ночи, грек, – произносит так, словно называние по имени может выдать мысли.

    Его комната смежная, и Медуза хорошо слышит, как Агенор, прикрыв за собой дверь, ступает по выскобленным половицам, как снимает пояс с подвязанным к нему клинком, как расстегивает пряжки на тунике и на сандалиях. Как плещется из-под его ладоней вода в предусмотрительно оставленном для него тазу для умывания. Он отфыркивается, и этот звук на миг тонет в полотенце, в которое он утыкается. И хотя из окна доносятся другие звуки, как и из таверны, что внизу, Медуза, кажется, способна даже среди этого шума расслышать, как бьется сердце Агенора, и каким размеренным становится ритм, когда он засыпает. А сама еще некоторое время бесшумно скользит по своей части, раздеваясь и оставляя одолженное Евксеной платье на скамье, и потом ложится под покрывало.
    ...Она долго лежит в кромешной темноте, пока обманщик Морфей не начинает рисовать ей лицо Агенора. Медуза ведь видела его только в их первую встречу, и самое близкое – в отражении в пещерном озере, поэтому оно и сейчас подергивается рябью. Она засыпает под тихий смех Евксены снаружи, под окном, и мужской голос, вторящий ей, и реальность причудливо переплетается с видением, порождая сны, из-за которых кровь приливает к щекам.

    [NIC]Medusa[/NIC]
    [STA]stare[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/QpNgl7Y.jpg[/AVA]

    [LZ1]МЕДУЗА ГОРГОНА
    чудовище[/LZ1]

    +2

    14

    След ее такого недолгого, но весьма осознанного прикосновения останется с капитаном надолго. Даже после того, как мужчина умоется прохладной водой, даже после того, как вытрет свое грубое лицо мягким полотенцем. Доверие, именно на нем строились отношения, камень за камнем башней, стремящейся куда-то ввысь. Не было никакого раствора, скрепляющего блоки, поэтому стоит всего лишь один раз оступиться, сделать что-то не так, сказать лишнего, как вся конструкция мгновенно упадет. Был уверен в себе практически на сто процентов. По крайней мере, пока нет открытого противостояния, пока нет сражений, он был готов нести свою службу, быть сопровождающим, да пусть даже охранником для самого ценного груза на этом корабле. Что может пойти не так? Приказы, старшие чины, желавшие победить всеми правдами и неправдами, наверняка, захотят использовать секретное оружие далее, пусть ее в самую гущу сражений, а затем снова и снова, раз за разом, но следить при этом, чтобы ни за что на свете не переметнулась в стан врага. Они, эти люди, которые сами на полях сражения обычно не появляются, способны отдавать приказы, жестокие, им чужды понятия человеческой жизни, они оперируют отрядами, кораблями и армиями. Что делать тогда? Ослушаться, навечно став изгоем, либо подчиниться, насылая на себя еще более ужасное проклятье?

    Чтобы не допустить подобных ситуаций и предстоит переговорить с командиром, который должен прибыть в ближайшее время. У них есть сделка, уговор, контракт найма, если угодно. Медуза не сможет сражаться на протяжении всей войны, ее не получится просто транспортировать из одного места в другое, если она вдруг понадобится на другом участке фронта. Битва, возможно, парочка, просто для того, чтобы сломить волю врага, раз и навсегда посеять страх в сердцах спартанцев. За этими мыслями и уснул, проваливаясь куда-то дальше. Эта ночь была длинной, и спалось замечательно. Никакого ветра, никаких посторонних звуков, ящериц и змей, подползающих погреться у лагерного костра, чисто и цивильно. Жаль только, что ночей таких будет слишком мало, скоро снова придется выйти в море.

    Ни единого сна, никаких видений, терзающих ум. С утра чувствовал себя прекрасно, можно сказать, даже приободрился. Понял, что провел слишком много времени среди мягких пледов, теперь придется оперативно подниматься. Кажется, его спутнице тоже спалось весьма неплохо, наверное. По крайней мере, он не слышал ни единого звука, раздававшегося из соседней комнаты, стоило сначала привести себя в порядок, чем быстро занялся, а затем проведать женщину. Ее спальня оказалась куда больше, очень просторной и светлой. Из окон открывался волшебный вид на залив. На небольших кованых парапетах восседали морские птицы в надежде на угощение. Почему-то в голове рисовался образ какого-нибудь домика на одном из далеких островов. Пара этажей, купель, возможно, свой собственный трактир и небольшой порт, куда могут зайти корабли. Оливковая роща и множество цветов, чтобы каждый день наполнять дом свежими и лучистыми ароматами. - Доброе утро, - она находилась еще в кровати, вылезать вряд ли кому-то захочется. - Скоро подадут завтрак. Все таки планируешь провести этот день в таверне или хочешь заняться исследованием местности, если так, то с радостью составлю тебе компанию!

    [NIC]Agenor[/NIC][STA] Σκιάς όναρ άνθρωπος.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YKIl6Kr.png[/AVA]
    [SGN]____[/SGN]
    [LZ1]АГЕНОР, 31 y.o.
    profession: капитан;
    [/LZ1]

    Отредактировано Hannah Mercer (2022-05-18 12:15:57)

    +2

    15

    Медуза спит так глубоко, словно именно ей досталась вся забота Морфея о благостном забвении, необходимом для восстановления сил. Голова утопает в подушке, которая, конечно, далеко не царская, но кажется таковой. И ладони под щекой делают сон слаще. Поэтому она не слышит, как открывается дверь и как Агенор входит в комнату. Непростительно. Нет, не его появление, а ее неосторожность. Пусть Медуза здесь инкогнито, но все-таки как может она быть такой доверчивой? Как может полагаться на людей Агенора, рассыпавшихся по гостевым домам и тавернам? Она не считает их потенциальными предателями, но выпитое с дороги вино здорово развязывает язык в пьяной болтовне о плаванье по морям. Так что рассказать о ней могли просто ради красного словца, а уж в чьи уши оно могло попасть - кто угадает?

    Она вздрагивает, услышав его "доброе утро", потому что в еще туманной ото сна голове мужской голос кажется чужим. По позвоночнику поднимается вверх волна мурашек. Этот импульс тонет в корнях волос, и черные словно смола кудри приходят в движение, хотя в распахнутые окна не попадает ни единого порыва ветра. Похоже, сегодня штиль, и день будет чертовски жарким, однако Медуза думает не об этом. Она слепо ведет головой, успокаиваясь. Агенор говорит, что время подходит для того, чтобы спуститься завтракать, а еще спрашивает, какие у нее планы на этот день. Он словно не заметил ее опасного для него замешательства или сделал вид, что не заметил. В повисшем молчании запели птицы и разом стали слышны голоса с улицы. – Доброе утро, – севшим голосом отвечает Медуза, облизывая внезапно пересохшие губы. Садится, отбрасывая одеяло, и встает. Она помнит, где оставила подаренные наряды и ощупью выбирает одно из платьев. Если не ошиблась, то оно иссиня-черное, с посеребренным ремешком. – Я проголодалась, а ты? – Медуза не просит Агенора отвернуться. Она не сможет проверить, да и полагается на его честь. Среди смертных таковая еще имеет место. – По правде говоря, Агенор, не думаю, что выйти в город – хорошая идея. Для меня так точно, – улыбается, оборачиваясь. Ждет, что он протянет руку – так привычнее. – Я здесь не ради впечатлений, мне не стоит забываться, – пожалуй, этого она боится как кошмарного сна. Только наоборот: ее жизнь и есть кошмарный сон, а происходящее теперь дарит обманчивое ощущение нормальности. Обратное пробуждение будет болезненным и, вероятно, даже, куда больше, чем пережитое в момент ее обращения. – Но ты проведи время в удовольствие.

    [NIC]Medusa[/NIC]
    [STA]stare[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/QpNgl7Y.jpg[/AVA]

    [LZ1]МЕДУЗА ГОРГОНА
    чудовище[/LZ1]

    +2

    16

    Возможно, предложение выйти в город и правда было не самым лучшим, но все равно, сидеть целый день в клетке, пусть сделанной и из золота, такое себе удовольствие. С одной стороны, Медуза, конечно, права, не стоит лишний раз показываться на публике, куда-то ходить, гулять среди узких и не очень улочек, в такие моменты обычно и зарождаются лишние и никому не нужные слухи. Но ведь и Агенору хотелось выйти, однако, не разрывая надолго контактов с волшебным орудием. - Я слышал, что есть тропинка, которая ведет в небольшую оливковую рощу, это буквально за домом. - Ему об этом месте вчера рассказал один из торговцев, видимо, сообразив, что у грека кто-то есть, раз он выбирает женский наряд. - Там нет никого, ни единой души, разве что животные, но я пойму, если ты не согласишься составить мне компанию для небольшого променада.

    Тем временем завтрак уже был готов и подан к столу. Людей сегодня в обеденном зале таверны оказалось несколько больше, сказывалось присутствие членом команды греческого корабля, исключительно все «свои», ни одной посторонней личности, что обычно прячутся по углам и подозрительно выглядывают из-под своих капюшонов. Свежие фрукты, сыры, молоко, такой еды моряки давно не пробовали, во время переходов приходится довольствоваться, в основном, рыбой, оливками и тем, что встречается на редких островках. Ели до тех пор, пока столы полностью не опустели, казалось даже, что хочется еще, хотя насыщение уже давно давало о себе знать.

    Никому из них не стоит забываться, прибыли на остров явно не ради отдыха, а лишь скоротать время, перевести дух, собраться с силами, чтобы вновь отправиться на поля сражений. Им просто повезло, что командир не оказался на острове еще до их прибытия в порт, а ведь могло получиться и так. - Если предпочтешь остаться дома, - почему в голове у грека всплыл образ обнаженной женщины. Она понимала, что он рядом, а мужчина, пусть и не отворачивался как ребенок, но не позволял себе лишнего. Вдвойне обидно за ее судьбу… - Я займусь кораблем. - На входе появился человек в цветах афинской армии. Его лицо было знакомым, кто-то из людей командира. Гонец с хорошими новостями. Рядом с островом уже пришвартовались суда, пять или шесть, остальные на подходе, будут к вечеру. Приказано готовить места для членов команды, а на берегу развернуть шатер, где-нибудь в стороне от города, подальше от мест, где любят собираться влюбленные парочки.

    Сбор объявлен на закате, а значит тогда и начнется «совещание». Присутствие Агенора и Медузы обязательно, однако, у них было еще немного времени, чтобы провести его если не в свое удовольствие, то уж точно с пользой. Отблагодарили хозяина таверны и его гостеприимную наследницу не только самыми теплыми словами, но и монетой, чему он был, конечно рад, хотя казалось, готов помогать практически безвозмездно. Видимо, в этом противостоянии он все же был на стороне Афин, хотя жителям этого острова вообще не было особых дел до всех этих военных и политических противостояний. Их дома находились в целости и сохранности, платы с них никто не требовал, а лишние суда, заходившие в порт, приносили доход торговцам, ремесленникам и владельцам таверн (не стоит так же забывать и дамах, помогающих снять лишние напряжение). Сегодня вечером, однако, островок станет центром судьбоносных решений, но до вечера еще нужно дожить, не правда ли?

    [NIC]Agenor[/NIC][STA] Σκιάς όναρ άνθρωπος.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YKIl6Kr.png[/AVA]
    [SGN]____[/SGN]
    [LZ1]АГЕНОР, 31 y.o.
    profession: капитан;
    [/LZ1]

    +2

    17

    Агенор понимает, почему Медуза отклоняет его приглашение прогуляться по городу, по тесным, прогретым солнцем улочкам. И хотя ей бы очень хотелось ощутить тепло камня под ладонями и прижаться к нему щекой, представляя, что она снова дома, в прекрасных Афинах, это, увы, невозможно. Ее путешествие конечно, оно имеет цель, и накопление приятных воспоминаний, увы, в него не входит. Наоборот, их стоит избегать, чтобы не изводили потом долгими ночами на далеком острове среди скал и камней, неподвижных холодных изваяний людей, в которых обманчиво будут видеться и осязаться совсем другие черты. Иногда ей думается, что лучше бы Афина лишила ее не только красоты, но и памяти, но разве эта закованная в золотые доспехи стерва может быть милостива? Пусть даже в фантазиях – нет. И Агенор не настаивает, но и не отступает. У него есть еще один вариант, и он мягко предлагает изменить маршрут. Медуза улыбается, но ничего не отвечает, привычно подавая ему руку, чтобы он отвел ее вниз, на завтрак.

    О том, что в таверне людно, Медуза догадалась, пока была в комнате наверху: ее чуткий слух различал знакомые голоса людей Агенора. Они громко обсуждали прошедшую ночь и ночлег. Далеко не все из них, впрочем, спали вповалку, предпочтя провести время с женщинами. Ну, что же, они долго были в пути, и неудивительно, что потребности, подкормленные вином Диониса, закружили им головы. При появлении своего капитана они замолкли словно по сигналу, и Медузе было невдомек, что это произошло на самом деле из-за нее. Не сразу мужчины узнали в ней их спутницу и союзницу. Верно, и вовсе забыли, кто она на самом деле, и как по прибытии на ее остров жались спинами друг к другу, ожидая нападения. – Доброе утро, – говорит Медуза всем и никому конкретно. Обводит слепым взглядом.

    Сегодня она уже не так голодна, как накануне, и съедает только немного хлеба с молоком. Слушает разговоры мужчин и не вмешивается, среди всех голосов особо звучит Агенор. Или на самом деле все ее внимание обращено исключительно к нему? Поэтому, когда он снова обращается к ней, Медуза не медлит с ответом. – Хорошо, давай прогуляемся. – Кажется, место, о котором он говорил, действительно укромное, и мало кто может им встретиться. Вряд ли тут обитают любопытные нимфы или фавны – слишком люден порт, слишком громок для них. И он становится еще оживленнее, потому что прибывают новые корабли, о которых сообщает гонец. Он сообщает, что вечером состоится собрание, и Медуза вздыхает. Вот то, о чем она думала столько дней.

    Они благодарят хозяина за трапезу и идут прочь. Со стороны Медуза и Агенор, должно быть, выглядят как пожелавшая уединиться пара. – Расскажи о своих близких, Агенор. Кто ждет тебя с войны? – спрашивает Медуза, держа его руку. Не будь она слепа, то это означало бы проявление участия или симпатии. Сочувствия, быть может, тоже. И слабый бриз, добравшийся сюда, едва шевелит оливковые кроны. Жарко. Ее волосы собраны вверх заколками, которые ей одолжила Евксена, но ее кудри для них тяжелы. Медуза проводит ладонью по шее – на пальцах влажно. Черные завитки липнут к коже под затылком.

    [NIC]Medusa[/NIC]
    [STA]stare[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/QpNgl7Y.jpg[/AVA]

    [LZ1]МЕДУЗА ГОРГОНА
    чудовище[/LZ1]

    Отредактировано Lisa Clover (2022-05-28 15:53:03)

    +1

    18

    Кто-то говорил, что жизнь это всего лишь череда однообразных событий, но в эти моменты хотелось с этим человеком в корне не согласиться. Каждый новый день  становился особенным и даже отчасти знаменательным как для самого капитана, так и для его ближайшего окружения. Кто бы мог подумать еще пару месяцев тому назад, что впереди будет ждать путешествие на край света и обратно, что им придется встретиться с персонажем мифов лицом к лицу, и что в бой они однажды отправятся с ней же. Хотя, моряки не любили сражаться на суше, скорее, им придется везти десант, а там уж будь что будет, вполне возможно, что противник выставит против них свои новенькие корабли. Тем приятнее будет отправиться их на дно. Агенор читал слова гонца между строк, прикидывал свои собственные шансы в предстоящих сражениях, скорее всего, придется остаться с командой, чтобы иметь возможность помочь с воды, но тогда не расстанется ли он со своим «секретным» оружием уж слишком надолго? Был план, им он поделится позже. - Море мне ближе всех других. Командир, моя команда. Не осталось никого из тех, кого бы я называл семьей по крови, но не по призванию. Это случилось давно, свою мать я уже и не помню, но некоторое время ходил по морю под командованием, но его сразил вражеский клинок, мне тогда было немногим больше двадати.

    Казалось, что прогулка идеальное место для того, чтобы поделиться всеми мыслями и всеми переживаниями по поводу предстоящего похода. Их могут длительное время «консервировать», не пускать в бой, если не предвидится никаких грандиозных сражений, не размениваться же по мелочам. – Чем дольше я нахожусь рядом, тем меньше хочется тебя отпускать. – Честно признается, когда уже ушли на приличное расстояние от дома приютившего их хозяина. Горная тропка поднималась куда-то наверх, скрытая от посторонних глаз кустарниками и деревцами. Несмотря на утреннее солнце, здесь было даже довольно прохладно, почти как вечером. – Однако, я не могу подвести своего командира и людей, ради которых я решился на далекое плаванье. – Мужчина аккуратно придерживал свою спутницу под руку, внимательно следил за тем, чтобы она не споткнулась, ведь на дороге оказалось слишком много предательски разбросанных камней разных размеров. – Шансы у нас есть и без… - немного  задумался, как бы это лучше сказать, - твоего другого обличия, я в это верю, но риск слишком велик. - Кто знает, как поведут себя остальные бойцы, в том числе союзники и сторонники Афин. Эффект может оказаться весьма странным, вплоть до того, что все греки, забыв старые обиды, объединятся вокруг общего врага – ожившей легенды полузабытых мифов.

    - Один бой, не более того, возможно, даже не весь, просто показаться, поселить страх в сердца врагов, а затем лишь наблюдать со стороны. – Вот, собственно, план грека. – Моя честь не позволит мне покинуть поле боя, но я готов буду вывести тебя из заварушки по первому требованию. Думаю, это может сработать, если враг обратится в бегство, вовсе не зачем и тебе участвовать в погоне. – Помнил про данное обещание, связанное со статуей, он передаст его своему командиру сегодня на совете, иначе даже не было смысла вести сюда  Медузу. – Ну а дальше можно подыскать какой-нибудь тихий остров, чтобы переждать некоторое время. Я смогу отпроситься, мне хватит нескольких недель на то, чтобы отвести тебя обратно, либо выбрать новый курс, любое место в этом мире, где захочешь поселиться. – Слишком много подводных камней, слишком сыро, но наброски имелись и это уже неплохо.  Может показаться, что мужчина пытается угнаться за двумя зайцами, и если еще немного поработать над идеями, сгладить все углы, то охота может выйти вполне успешной.

    [NIC]Agenor[/NIC][STA] Σκιάς όναρ άνθρωπος.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YKIl6Kr.png[/AVA]
    [SGN]____[/SGN]
    [LZ1]АГЕНОР, 31 y.o.
    profession: капитан;
    [/LZ1]

    Отредактировано Hannah Mercer (2022-05-29 17:12:22)

    +1

    19

    Ответ Агенора хотя и кажется подробным, но на самом деле предельно пуст по своему содержанию. Нет, не в том смысле, что в его словах нет ничего, что могло бы поведать о нем, потому что он боится раскрыться Медузе, а в том, что его никто не ждет. Ни любимые верные родители, которых не стало очень давно, ни прекрасная преданная жена, ни славные любящие дети. Были ли они когда-нибудь? Семьей он называет свою команду, но что-то подсказывает Медузе, что Агенор и сам понимает: они не заменят подлинного родства. Боевое братство – единение иного рода. Горгона слушает его, опустив голову. Что же, на земле уже давно не осталось и следа от тех, кого она могла бы назвать своими родными. Даже смертность, которую Афина оставила ей, в сравнении с земными жизнями превратилась в вечность. Однако в отличие от грека, у нее действительно нет никого, кто мог бы ждать ее просто за чаркой вина или на совете. С кем ей делить напасти и радости на острове, где кроме нее, нет никого, кто мог бы молвить слово? Сестры давно оставили остров, купились на обещания Посейдона о золоте и богатстве, и теперь развлекали его самолюбие своей покорностью. Медуза на это пойти не могла, и если бы только у моря были глаза – она превратила бы его в камень.

    Но у нее есть шанс насолить Афине единственный и, вероятно, последний раз. Она, в отличие от Агенора, мало надеется на возможность вернуться на свой остров или найти пристанище где-то в другом месте. Поэтому Медуза грустно улыбается его словам, хотя и не мешает продолжать. Пусть хотя бы в замершем под ползущим к зениту солнцем воздухе это какое-то время повиснет как отложенная реальность: ее жизнь там, где она пожелает. Вот только где бы ни случился приют, он будет наполнен привычным одиночеством, которое после путешествия наверняка станет ощущаться как никогда острее.

    Агенор сказал, что чем дольше они находятся вместе, тем труднее ему будет ее отпустить.

    Или не так.

    Он сказал: чем дольше я нахожусь рядом, тем меньше хочется тебя отпускать.

    Медуза слышала, но предпочла думать о том, что было произнесено позже, а когда обдумала это, осталась с признанием один на один. Неужели Афродита шутит над нею, заставляя допустить, что речь идет о ней не как об оружии, а как... о ком? Горгона останавливается под сенью оливы, поднимает руку и ведет по низко опустившимся веткам. Упругие листья приятно скользят по ладони. – Я верю в честность твоих намерений, Агенор, но знай, что я не буду винить тебя в обратном, когда у тебя это не получится, – произносит она. Чувствует, что он стоит ровно перед нею – ею различим солнечный свет и тень напротив. Медуза подается вперед и чуть приподнимается на носках, чтобы дотянуться до его щеки и оставить на ней поцелуй.

    [NIC]Medusa[/NIC]
    [STA]stare[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/QpNgl7Y.jpg[/AVA]

    [LZ1]МЕДУЗА ГОРГОНА
    чудовище[/LZ1]

    Отредактировано Lisa Clover (2022-05-28 16:24:44)

    +1

    20

    Имел ли он  право так распоряжаться своей судьбой? имел ли он право говорить о том, что лежит у него на сердце, о чем он думает? Ведь был обязан своей стране, своему командиру, пусть не жизнью до последней капли крови, но уж точно несколькими годами службы. А не подошли ли они к концу, не стоит ли повесить меч на гвоздь, поставить рядом массивный щит, и подумать о том, что ждет его в будущем. Его отец не только сражался, не только бороздил моря на судне, но и нашел ту единственную, с кем хотелось разделить каждую из предначертанных ему минут. Так и получилось, но  почему же в голову его  сыну подобные мысли закрадываются так поздно? Наверное, посвятил всего себя боям на море и суше, да и время изменилось, теперь что ни месяц, то очередное сражение, говорили, что раньше было лучше, можно было чуть ли не на год или даже на два отправиться домой, не опасаясь  за свой родной остров, за жизни родных и близких.

    Имел ли он право ответить на поцелуй той, что занимала место пусть не в его сердце (пока), но уж точно в его душе. Грек стоял, заложив руки за спину, обернулся лицом к солнцу, подставляя под его теплые  и ласковые лучи свои закрытые глаза. Он не заметил, нет, он просто сделал вид, что не заметил того проявления чувств, или чего бы то ни было в комнате, в которой поселилась Медуза, но сейчас уйти или скрыться было невозможно, они тут вдвоем, Агенор привел ее сюда, у него не получится выйти, закрыв за собой дверь. У него получится, пусть он хотя бы попробует, приложит все свои силы. Ибо если не жить во имя этого, то зачем вообще существовать на белом свете? Он чувствует прилив сил, будто бы кровь разогналась, стала бежать по венам куда быстрее. Ее касание, ее поцелуй делает что-то невероятное, творит необъяснимые вещи. Оказывается, не только способна своим взглядом превратить в камень, но и поцелуем этот камень обратить в нечто живое.

    Внутри нет бури, а наружу не вырвутся необдуманные поступки, хотя кто-нибудь сейчас бы ринулся целовать эту девушку в ответ, а может даже и попытался бы сорвать с нее одежды в порыве страсти, обоюдной, разумеется. Умел держать себя в руках, но этот поцелуй он не пропустит, и даст знать, как много это для него значит. Он  повернулся, смотрел в незрячие глаза, коснулся руками предплечий Медузы, казалось, по ее коже пробежала еле заметная дрожь. Боялась? Наверное, опасалась чего-то резкого, юношеского  и того, что давно уже не испытывала в своей жизни. Мужчина лишь слегка коснулся губами губ той, с кем находился в тени оливковых деревьев. Краткий миг, что оба запомнят на долгие годы, Медуза, возможно, на долгие столетия или даже тысячелетия. Может ли что-то обычный смертный чувствовать в отношении к ней? Люди влюблялись в невиданных созданий, богинь, а потом были всего лишь пешками в их играх. Нет, здесь другое, вовсе не богиня, но та, что хочет отмстить. Нет, она не змея, не чудовище, но та, кто когда-то стал жертвой интриг и божественных хитросплетений. Может, именно Агенору суждено стать тем, кто освободит ее от пут вечного проклятия, вот только пока никто еще не знал, как именно это сделать, и нужно ли это им вообще.

    [NIC]Agenor[/NIC][STA] Σκιάς όναρ άνθρωπος.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YKIl6Kr.png[/AVA]
    [SGN]____[/SGN]
    [LZ1]АГЕНОР, 31 y.o.
    profession: капитан;
    [/LZ1]

    +1


    Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » κατάβασις


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно