Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » hush


    hush

    Сообщений 1 страница 6 из 6

    1

    klim & tonya
    los angeles
    24/06

    [NIC]Tonya Wallace[/NIC][STA].[/STA][AVA]https://i.imgur.com/wevGBEe.jpg[/AVA][SGN]---[/SGN][LZ1]ТОНЯ УОЛЛИС, 18 y.o.
    profession: твоя проблема[/LZ1]

    Отредактировано Martin Juhl (2022-04-21 09:53:24)

    +2

    2

    День рождения Алихана Нахмиловича гуляли на славу. Двухпалубная яхта сопредседателя American City Bank отшвартовалась от пристани в Лагуна-Бич и двинулась в открытый океан, унося с собой именитых и не слишком известных гостей и лучший персонал клуба “Club M”, принадлежащего сыну Алимхана, Рамилю Ахметову, сделавшему большой бизнес в сфере развлечений, благо, семья могла позволить ему эту роскошь. Своих сыновей Клим Игнатьевич старался уберечь от криминала и мечтал, чтобы выросли они обычными американцами. Ели бы борщ, икру, не забывали корней, но дел с русской мафией мальчикам бы не иметь. Все, конечно, пошло не так, как только Иван и Василько поняли, чем занимается их отец. Сейчас Иван прятался от американских законов в Сеьрра-Леоне, откуда торговал алмазами, а Василь вырос в крупного адвоката и помогал отцу по сделкам с нефтью, наркотиками и разного рода мошенничеству. Меценат был, картины собрал за сумасшедшие деньги, статуэтки всякие. Климу Игнатьевичу это было сложно понять. Он-то в дедоме вырос, потом срок мотал за сроком и вором сделался уже в тюрьме - вот и вся его школа, но мать их - святая женина - мальчикам культурку привила. До мелочовки вроде ростовщичества, вымогательства и кредитных афер не опускались. Время это вышло, только ошметки остались метким пешкам русской группировки. Сейчас криминал стал образованным и проворачивал такие дела, чтобы за них нежаль было сесть. Но те юношеские звонкие времена они с Алиханом вспоминали с удовольствием. Когда виделись. А виделись они теперь редко, через всю Америку не налетаешься. Но сейчас пришло время. За упокой Нестерова они пили вчера, чтобы, значит, перед днем рождения, в день в день - примета плохая. И Алихан - его в юности Казахом звали - обещал Климу свою поддержку на сходке. Сходка должна была решить, кто теперь будет возглавлять русских. Чтобы без беспредела. И быстро. Иначе беспредел начнется сам собой. Нестеров в свое время старательно собирал под одной крышей выходцев из Многонационального, и хотя то и дело возникали какие-то мелкие группы новоприбывших, они уж не мешали заниматься по-настоящему прибыльным и сложным бизнесом, часто их удавалось вписать в ряды исполнителей. А если уж совсем зарывались - то и черт с ними, к стенке всех.  У Клима Игнатьевича, конечно, были конкуренты, несмотря на выслугу лет при Нестерове, были молодые, рьяные, более ловкие и подкованные в современных методах ведения бизнеса, но их Захаржевский не так опасался, потому что встреча эта - и Алимхал знал это не хуже партнера - в первую очередь была организована с целью освежить старые договоренности с итальянцами, а те скакать между партнерами не будут: люди чести. С другими группировками, не такими влиятельными, Клим переговорит позже: сводить всех на одной территории нельзя, у всех свои тонкости и разные счеты. Эта череда встреч ему еще предстояла, как и череда сложных бесед со своими собственными норовистыми сородичами, кого-то придется припугнуть, от кого-то откупиться, кому-то дать волю в делах.

    Пока же праздник купался в шампанском. Открыли игорные столы, девоньки крутили сиськами у пилонов, гладились ласковыми кошеньками под кокаиновой пылью, сверкали потными жопами в игривой иллюминации, а пингвиновые тонкие мальчики-морячки носили подносы с фужерами и перекидывались симпатичными взглядами со скучающими эскортницами. Вот у кого трудная жизнь, не все удается заглотнуть. На девочек этих Клин всегда смотрел с дедовьем состраданием: пристрелить бы. Гулкая музыка действовала на него тяжело. Отговорив свое с Казахом и с приземистым юрким как угорь Доном из ЛА, чей английским был так же обезображен итальянским акцентом, как его собственный - русским, что им почти требовался переводчик, Клим Игнатьевич планировал спустить в рулетку миллион-другой в благодарность  имениннику за это пособничество и из каюты уже выходил с двумя охранниками, Вадичкой и Валерой-Сухаем. Кличку эту Валера принес не из зоны, а из армии. Сослуживцы - Вадичка его и притащил - смеялись, что, мол, последним сухарем из пайка поделится, а на деле зверь был лютый. Но Климу нравился, прилежный. Сухарь распахнул дверь каюты и дверью этой шибанул пробегавшего с подносом официанта, поднос и все, что на нем числилось, ливануло пацаненку в лицо и на белоснежную манишку.

    - Ты здесь хули слушаешь по дверью, рванина?! - взревел Сухарь, тут же уцепил эту мокрую манишку и вздернул пацана к собственной лобатой харе, то есть натурально под треск манишкового батиста поднял над землей так, что официантишко едва царапал мысками усеянные бокальными осколками половицы.

    - Те че надо? Тя кто послал-то сюда?!
    Едва ли он всерьез ожидал, что кто-то станет подслушивать под дверью, а просто не вовремя пацан этот вырулил из-за угла со своими подносом. Пугнуть его и все, чтобы не шлялся. Потому Валера жутко вылупил глаза и отшвырнул свою добычу на пол. И тут форменная моряцкая кепочка откатилась, освобожденные каштановые пряди утекли по плечам на пол, в просвете рваной манишки мелькнул карамельный сосок.

    ***

    Тоне да и всем девочкам еще за неделю сказали, что в пятницу клуб работать не будет, что весь персонал едет обслуживать званый ужин на яхте, и официантки им там не нужны. Только официанты, чтобы матросов изображать. Костюмы им пошили - помесь кителя с фраком и кепочками забавные с козырьками, перчатки белые. Без всяких двусмысленностей, итальянские гости - люди строгой морали по части гейских плясок. В общем, остались девки и без зарплаты, и без чаевых - одна досада. За 2 часа до выхода в море Тоне отзвонилась коллега, пронырливая зтарлетка из Алабамы, и сообщила, что ребята, с которыми она вместе снимала хату, училась в балетной студии и подрабатывала в Club’е, на тачке вписались в столб, и все с ними хорошо, только с расквашенными подушкой еблами на таком приеме работать нельзя. А костюмы остались...

    ***

    - Ты, остолоп здоровый, по что девочку обижаешь? - замерший за спиной Сухаря Клим Игнатьевич с интересом следил за развитием этой чисто шекспировской сцены, и теперь Валерке прилетел отеческий подзатыльник. Едва ли Рамиль Алиханович планировал это травести шоу, но Захаржевскому сделалось любопытно.

    [NIC]klim zakharzhevskii[/NIC]
    [STA]дед Захар[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/51s2zwU.png[/AVA]
    [LZ1] КЛИМ ИГНАТЬЕВИЧ, 69 y.o.
    profession: один из руководителей русской мафии в Нью-Йорке
    [/LZ1]

    Отредактировано Misha Juhl (2022-04-22 19:02:34)

    +1

    3

    - Краску смой, - организаторша придирчиво оглядывала ее, стоя посреди каюты. – Костюм мерила?
    Тоня как только ступила на шикарную яхту, дальше шла с приоткрытым ртом. Она впервые такое видела. Гнала таксиста, как могла и едва успела до того, как отплыли. Она и сейчас все еще под впечатлением оглядывала отделанную деревом каюту персонала, которая по меркам остальных должна быть скромной, но Тоне все казалось, что она спит и все это не с ней.
    Когда в клубе завернули девок, все повздыхали, но разошлись спокойно. Уоллес к тому времени, как устроилась в клуб, уже успела хлебнуть реальной жизни. Бросила все попытки прорваться в кадр и поняла, что ей придется искать нормальную человеческую работу, чтобы заработать себе на жратву, потому что никто не будет ее кормить просто так. Благо, ей хватило ума окончить школу, иначе, скорее всего, пришлось бы совсем туго.

    Им строго запретили без дела отсвечивать на палубе и в коридорах, так что между выходами, когда все уже припили и наелись, пришлось развлекать себя разглядыванием гостей в тонированное стекло кухни. Молодых среди них не было, а пристроившийся у вытяжки с сигаретой рядом с Тоней Ларс затирал ей, что это бандитская сходка и на палубе просто так шататься не стоит не потому что тебя лишат заработка за ночь, а чтобы не навлечь на себя чего посерьезнее. Тоня сделала вид, что впечатлилась, но ей было плевать. Гулять среди гостей она и не собиралась, потому что работа в клубе была ей дорога. Ей там и с комнатой помогли девчонки, и денег хватало не только на жратву, но и прикупить какие-то тряпки раз в месяц. Тряпки Тоня любила, как и любая девка.

    - Устала? Давай-давай, еще вся ночь впереди.
    Ей сунули очередной поднос с ровным рядом бокалов с шампанским и отправили наверх. Поднос был тяжеловат и яхту иногда шатало, но в узких коридорах было терпимо, а в каютах бокалы стремительно расхватывали и они менялись на пустые, собранные по столикам. Но на этот раз Тоня бокалы не донесла, шла по коридору как раз тогда, когда одна из дверей распахнулась. Поднос со всем содержимым полетел на нее, послышался грохот битого стекла и самого подноса, девка на пару мгновений задохнулась ударившими в лицо брызгами шампанского и даже не успела сообразить, кто перед ней, как ее жесткой хваткой почти оторвали от пола так, что узкий ворот подпер горло. В глазах потемнело, а когда она все же сфокусировала взгляд на страшном лице незнакомца, перекошенного злостью, то поняла, что ничего не может ответить, просто потому что задыхается. Тот еще что-то говорил с диким акцентом, так что едва можно было разобрать суть, а потом грубо отпихнул ее так, что девка не устояла, падая на мокрый пол, усыпанный осколками.
    - Ч-черт, - инстинктивно потянулась за укатившееся кепкой, не обращая внимания, что в коридоре прибавилось людей, а потом подняла взгляд на всех троих, сгребая кепку и откидывая свободной рукой непослушную прядь, упавшую на лицо. За нее внезапно заступился еще один появившийся из каюты мужик. Ему было лет девяносто, но костюмчик явно был дорогой, да и говорил он спокойнее. – Я не девочка, я мальчик, - как-то обиженно проговорила, оглядев оцарапанную осколком ладонь и мысленно напоминая себе, что здесь никому нельзя грубить, иначе послала бы всех троих нахер.

    В коридоре замаячил Ларс, слегка ошалевше оглядев сначала всю собравшуюся компанию, а потом и Тоню на полу среди осколков. Что-то промямлил, что сейчас притащит полотенце и снова скрылся. Тоня еще раз глянула на деда и вскинула руку, требуя, чтобы помог. Ухватилась за жесткие пальцы, поднимаясь на ноги и поправляя одежду.
    - Я не подслушивала, я мимо шла, - оправдалась на всякий случай, стягивая порванную манишку и скинув ее на пол. Поправила жилетку и осмотрела всех троих. – Можете извиниться.
    Костюм теперь был изрядно попорчен – манишка порвана и выброшена, на брюках и жилетке были мокрые пятна шампанского. Тоня тоже была попорчена, но терпимо в целом. В горле еще чувствовался легкий дискомфорт, а царапины на ладони были неглубокие, так что с этим она как-то разберется. За костюм ей, конечно, попадет, но остальное никого не волновало.[NIC]Tonya Wallace[/NIC][STA].[/STA][AVA]https://i.imgur.com/wevGBEe.jpg[/AVA][SGN]---[/SGN][LZ1]ТОНЯ УОЛЛИС, 18 y.o.
    profession: твоя проблема[/LZ1]

    Отредактировано Martin Juhl (2022-04-22 16:11:20)

    +1

    4

    - Та они не умеют. Откуда им?
    Голос у деда был раскатистый барион, но выговор бесчеловечный. Он так никогда и не научился говорить по-настоящему хорошо, хотя Алимхан вон нанимал профессоршу, чтобы произношение для понтов поставить. А все равно казах. Климу Игнатьевичу до этого дела не было. Он большую часть времени и говорил-то на русском. А если в остальном рыкал и «г» свое давал  в нос на выдохе, то это проблемы тех, кто хочет его понять. Слова иногда подбирал очень странно.

    Теперь он с кривой на один бок стариковской улыбкой рассматривал бойкую девку. Так она резво сдернула рваную манишку и так симпатично виднелась в вырезе моряцкой курточки нежная ложбинка между грудей, что ему даже понравился этот задор. И глазами зыркала, как котенок, нарвавшийся на собачью засаду в глухом тупике.

    - Идем, мальчик, я за них извинюсь, - галантным каким-то жестом, предложил барышне проходить в каюту.
    Времени у Игнатьевича теперь было предостаточно. Проиграть свои миллионы он еще успеет. Благо столы до рассвета не свернут, а прецедент был любопытный, и нелепое заявление о смене пола чутенько потянуло дряблую стариковскую мошонку. Раньше ему отчего-то эти выверты в голову не приходили. Девки его давно не заводили. Вернее как? С Виагрой. Но в таком случае задаешься вопросом, а нахрена тебе это надо, если в принципе уже и похеру? А на мальчиков он не заглядывался. Родом-то они все были с зоны… И как это почтенный и порядочный, обеспеченный человек объяснит? А вот эти выверты, чтобы баб переодевать… Стар он был и вырос в Советском Союзе. Слышал, конечно, о разном и даже драг-квин на каком-то приеме видал. Омерзительная херня, надо сказать! Но самому в этом участвовать не хотелось. А от девчонки веяло такой свежестью и таким вполне мальчишеским упорством, что заявление это «я мальчик» до сих пор позвякивало в ушах. И перчатки ему нравились. Было в них что-то… в перепачканных.

    - Вон тот бегунок, пусть шампанское принесет. Извиняться будем, - объяснил малышке и кивнул Вадичке на драпающего Ларса. Сухарь только выпятил зенки.
    - Я с мальчиком даже для тебя не буду, Клин Игнатьевич!

    Благо, сказал он это на русском, а то девчонка бы тоже драпала. Дело в том, что Валера и Вадичка оказывали своему патрону и более волнительные услуги. Захаржевский любил смотреть. Порно смотреть вживую. А мальчика что? Им не трудно: дело молодое да и бабы красивые.

    - Вадичка, ты что дебил? – недоверчиво и даже ласково как-то осведомился Захаржевский, и потом поймал бойца за взмокший ворот и мгновенно оказался к нему нос к носу, всматриваясь в остолбеневшего на моральном  распутье Сухаря сверху вниз. Рост у деда был такой, что он чутка напоминал Кощея Бессмертного: сухой, сгорбленный и сильнющий.

    - Ты уж прости, милок, - Клим Игнатьевич мгновенно сменил тон на самый доброжелательный. – Помощник мой в Тайланде недавно был и так оконфузился, что теперь с мальчиками вроде тебя пить опасается. Ему бы удостовериться.
    Ласково улыбнулся в глубину каюты.

    - Штаны сымай, - пояснил Валера, отпахивая пиджак так, чтобы девка увидела рукоять пушки, торчавшей за поясом.

    - Ну, зачем так грубо? - Клим Игнатьевич прошел к гостье и устроился в глубоком кресле. Поставил на колени чемоданчик с 2 миллионами, который позаимствовал у охранника, и отпахнул его перед официанткой. – Вот возьми, сколько по карманам рассуешь, и составь нам компанию.

    Карманы на этом недосмокинге были зашиты совершенно очевидно,  это старика позабавило, и он с интересом ждал, как девчонка отреагирует на предложение.
    - Украсишь наш вечер?

    К этому времени в каюту втолкнулся Ларс с подносом: бокалами, шампанским, льдом в ведерке с икрой даже - и остолбенел, тупо пялясь на распахнутый чемодан, полный зеленых пачек.
    - Пшел, - Валера пнул отслужившего официанта обратно в коридор и запер.

    [NIC]klim zakharzhevskii[/NIC]
    [STA]дед Захар[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/51s2zwU.png[/AVA]
    [LZ1] КЛИМ ИГНАТЬЕВИЧ, 69 y.o.
    profession: один из руководителей русской мафии в Нью-Йорке
    [/LZ1]

    Отредактировано Misha Juhl (2022-04-22 22:16:49)

    0

    5

    Тоня и сама могла бы догадаться, что извиняться словами тут никто не умеет. В этом для нее не было ничего удивительного. Люди кругом вообще были мерзкими по большей части. Почему-то прямо сейчас вспомнился мужик, который подвозил ее до Лос-Анджелеса, с которым она собиралась проехать незаметной, но спалилась совершенно случайно, когда тот сбил то ли собаку, то ли койота на трассе. Симпатичный был. Диковатый какой-то, но добрый, дал ей отмыться и переночевать в комнате мотеля. Не приставал. Хотя жизнь показала, что Уоллес и сама прекрасно находила себе неприятности. Ей оказалось мало мыла и чистых простыней и в итоге все это закончилось очередным дерьмом с непонятными мужиками бандитской наружности и перестрелкой. В общем, не сильно отличалось от той ситуации, в которой она оказалась теперь, когда прошла в каюту, поддавшись вежливому жесту.
    Она, конечно, не поняла, что ляпнул здоровяк, но теперь стало понятно, что оба шкафа – охрана вот этого старика, который жестко прихватил одного из них за ворот. Она русского не знала. Не знала даже, что говорят они именно на нем, а потому отвернулась, осматриваясь и попутно собирая растрепавшиеся волосы, чтобы прихватить их резинкой с запястья.

    - Нельзя мне шампанское, нам вообще разговаривать с гостями нельзя. Уволят меня, - предупредила, дав понять, что она тут не задержится и тут же удивленно вскинула брови, посмотрев на старика. – Че?.. – а потом на его охранника, медленно забирая пояс собственных брюк мертвой хваткой. – Не буду я снимать штаны, - покосилась на торчащую рукоять пистолета, но пояс не выпустила, только еще раз смерила взглядом здоровяка и отошла от него подальше. Вообще старалась никого из этих троих не выпускать из поля зрения. Проследила за тем, как дедок усаживается в кожаное кресло и открывает кейс, который оказался забит пачками денег.
    Уоллес слегка растерялась. Она впервые видела столько денег. У Итана бывали нормальные суммы к тому моменту, когда ему нужно было рассчитываться со своим поставщиком, но вряд ли там разово в одном месте и тысяча бы набралась. Сама же Тоня больше сотни баксов в собственных руках ни разу не держала, да и те быстро исчезали. Она медленно подняла взгляд, посмотрев в светлые глаза старика и снова на деньги. Медленно ослабила хватку на брюках, как-то инстинктивно пошарив по зашитым карманам и заглядывая под пиджак, только чтобы убедиться, что на брюках карманов вообще не было предусмотрено. Лифчика на ней тоже не было.

    - Издеваетесь, - просто констатировала факт, с укором глянув на деда и еще раз глянув на охранников, но потом подцепила пуговицу на брюках, расстегивая их и спуская, чтобы продемонстрировать, что хуя у нее в трусах нет и не было. – Успокоился, Vadiichka? – а потом подтянула брюки обратно, застегнув их, и еще чуть подумав, взяла с принесенного подноса бокал с шампанским, залпом отхлебнув сразу половину. Для храбрости. Подошла ближе к кейсу, почти вплотную к этому совершенно незнакомому ей старику с таким манящим чемоданом денег, который как-то разом выветрил из башки остатки разума, видимо. Тоня оттянула пояс брюк вместе с резинкой трусов и, продолжая глядеть старику в глаза, взяла пачку денег, пропихивая в узкие трусишки.
    - Так я его уже украсила, - наверное, он был красивым, когда был молодым, хотя, черты лица были жестковаты, но девки на высоких всегда ведутся. А он еще и богатый. Тоня взяла очередную пачку, пихая за пояс и внезапно улыбнулась весело, подумав о том, что брюки и без того были настолько узкими, что если она теперь сядет, то они обязательно лопнут по швам.[NIC]Tonya Wallace[/NIC][STA].[/STA][AVA]https://i.imgur.com/wevGBEe.jpg[/AVA][SGN]---[/SGN][LZ1]ТОНЯ УОЛЛИС, 18 y.o.
    profession: твоя проблема[/LZ1]

    +1

    6

    - Так ты уже разговариваешь.
    Старик только ласково кивнул, и глубокие лучики морщин залегли у глаз широкой сетью. На Вадичку он только весело глянул, как тот с девкиных трусишек насупился, набычился и сел в кресло скрипучей кожи пилить карточкой кокаиновую горку.

    В молодости Клин был тощим, нелюдимым и страшно горбатился, пока не попал в тюрягу и не взялся за турники и кирпичи. Тренироваться в Многострадальном было негде. Но на досуге сокамерники его научили бить ножичком, в карты играть как дьявол, драться насмерть, но разговаривать так и не научили. И девки между отсидками его боялись. Пихованный он был, вспыльчивый, чуть что лез с кулаками. Вон зубы прекрасные у него нынче – ни одного своего, - а потому улыбка такая обаятельная. 

    Разговаривать его Нестеров научил, когда удалось попасть к нему в подручные, в охрану, а потом и шофером. На Нестерова было любо-дорого смотреть. Тот ласковый был, но твердый. Решений не менял, но не истерил. А как-то журил вот. Пожурит разок-другой и пристрелит. Подшучивал. И Климка выправился. На покере много заработал, и сам играл и столы держал и жульничал по-черному. Но карт крапленых не брал и ему с рук сходило. Остальное, как говорил Нестеров, - психология и конъюнктура.

    - Считай тебя уволили уже, а я тебя нанял. Ты для меня большое дело должен сделать, мальчик. Как тебя звать-то?
    Не издевался, нет, хотел глянуть, в какую сумму девочка себя ценит. По этой было понятно, что она особенных денег и не видела никогда, и это приятно перекликалось с нищей юностью самого Клима. Он бы тогда тоже постеснялся лишнюю купюру взять. Скромная. А глазоньки горят так, как будто на дом в пригороде нахватала.

    - Следи за руками, - потянулся и отодвинул полу курточки, мягко оглаживая кончиками сухих морщинистых пальцев по бархатной коже над поясом брюк. – Здесь у тебя 10 тысяч. И ты думаешь, что это хорошая тачка. Но это совсем не так. 10 тысяч – это хорошая сумочка.

    Чемодан с наличкой захлопнулся и лязгнул замками. Клим Игнатьевич протянул его «мальчику».

    - А вот тут – 2 миллиона. И мне нужно, что ты помог мне проиграть их в рулетку. И как ты понимаешь, проиграть их в минуса очень трудно. Нужно быть особо старательным и феноменально невезучим. А раз ты уже стоишь здесь, то с везением у тебя все неплохо. Так вот все, что ты выиграешь, ты сможешь забрать себе.

    О том, что случится, если мальчик проиграется в минус, Клин Игнатьевич ничего не говорил. Может быть, это было невозможно или не имело значения, а может быть, это был тот мелкий шрифт в контракте, которой никто не читает.

    - Но сперва познакомимся. Угощайся, - гостеприимным жестом указал девчонке на любовно измельченные Вадичкой дорожки. – Мальчики будут с тобой очень ласковыми. Они знают, как я люблю. Ты только ничего не бойся. На яхте моего друга никакого беспредела мы не допустим. И ты не допускай.

    Валера только примерился к девчонке инистым серым взглядом и скинул на кресло пиджак, пушку отложил подальше не полку, а потом начал расстегивать кипельную сорочку. На груди у него было несколько резаных шрамов, затянувшийся прострел под ключицей, и смазанная рытвина пули вдоль бока. В остальном он был даже ничего. 
    [NIC]klim zakharzhevskii[/NIC]
    [STA]дед Захар[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/51s2zwU.png[/AVA]
    [LZ1] КЛИМ ИГНАТЬЕВИЧ, 69 y.o.
    profession: один из руководителей русской мафии в Нью-Йорке
    [/LZ1]

    0


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » hush


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно