Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Мой друг из Иордании мне привезёт цветок


    Мой друг из Иордании мне привезёт цветок

    Сообщений 1 страница 7 из 7

    1

    эскорт-агентство "platinum" | 18 марта 2022 | вечер

    kay imogen & rachel ismath
    https://i.gifer.com/UkjA.gif https://i.gifer.com/embedded/download/Se3K.gif

    — Мне сказали, что здесь могут помочь.
    — Располагайся.

    [NIC]Rachel Ismath[/NIC]
    [STA]твой друг из Иордании[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/rTUIqzf.png[/AVA]
    [SGN]https://i.imgur.com/xDrv7DS.gif https://i.imgur.com/MSrVIfl.gif
    by mrazeus[/SGN]
    [LZ1]РАХИЛЬ ИСМАТ, 33 y.o.
    profession: администратор эскорт-агентства "platinum";[/LZ1]

    +1

    2

    Глория ничего особенного не рассказывала о девушке, с которой Кей предстояло сегодня встретиться. Но Глории скорее всего можно доверять, они очень долгое время работали вместе, сделали много добрых красивых дорогих дел, радовали друг друга разными серьезными прибыльными решениями, в которых Кей обычно полагалась на умных расчетливых девочек. Таких, как Глория. И благодаря Кей той удалось успешно выйти замуж, в принципе, достичь именно той цели, ради которой они здесь все и собрались. Имоджен рассказывала историю Глории всем девочкам, мечтавшим о замужестве. Опуская детали и подробности, разумеется, но что не сделаешь ради восторженных глаз и воодушевленных умов. Чтобы выйти замуж в эскорте, надо быть хладнокровной анакондой с мертвой хваткой. Охомутать платежеспособного мужика не каждой под силу, тем более если это нужно сделать так, чтобы он даже не заметил и, наоборот, с радостью вложился в жену-красавицу. Глория смогла. Шанс, что сможет кто-то еще ничтожно мал, но это не значит, что нельзя использовать единичный случай как  добрую традицию, которую можно использовать как рекламный слоган для привлечения свежей крови. Деньги делать тоже надо уметь красиво, а все, что из этого умела Кей, так это - красиво. Деньги брались сами собой откуда ни возьмись, потому что Кей удавалось свести нужные знакомства с нужными людьми, которые готовы были вложить нужные суммы или жаждали отдать ей свои кровные. Нельзя говорить, что все это делалось всегда без последствий и так гладко, как это все выглядело по итогу. В процессе случались по-настоящему неприятные ситуации, но слава богу, трупами пока не завалились. В общем, агентство работает исправно, красиво и вот это все сегодня вечером в очередной раз Кей будет представлять какой-то девочке, за которую поручилась Глория. История девочки Кей была не известна, все, что обозначила Глория, это оказать помощь по возможности. Но так как она, как говорится, условия оказания помощи знала не понаслышке, то и Кей рассчитывала на то, что девочка сообразит что к чему и не доставит хлопот. Если Глория сработала правильно. А еще было важно сохранить инкогнито ее протеже, но это условие было настолько само собой разумеющимся, что Кей не сочла нужным об этом даже задумываться. Ну не британскую же королеву придется скрывать у себя под крылышком! Уж точно не Леди Ди!
    Приехать вовремя Кей рисковала не успеть. Она отзвонилась Аманде на ресепшен, предупреждая о приходи посетительницы, попросила проводить ее к себе в кабинет. Агентство располагалось в здании отеля, занимало два этажа одного из крыла зданий. В Сакраменто не строили многоэтажек, поэтому офисы все располагались словно в спальных районах. С другой стороны в отеле было удобно по многим причинам, например, даже самым бытовым, таким как отслеживать прибытие тугих кошельков на предмет дальнейшего обслуживания. В общем решение о переезде в свое собственное здание так до сих пор принято и не было, босса все устраивало, Кей тоже, поэтому они все еще пользовались услугой аренды части здания отеля. Никого это не смущало. Вывеска агентства по организации досуга пусть и не красовалась в неоне ночью, но была указана на входной группе отеля, что вполне всем было удобно.
    Припарковав свой молочно-белый Астон Мартин на отведенном специально под него месте, Кей не особо спешила. Все-таки собеседование девочки проходило вне очереди, без особых планов, поэтому Имоджен позволила себе подзадержаться сначала на тренировке, потом приводя себя в порядок, потом выехав на место в клуб, где сегодня будет проходить встреча девочек с клиентами, и уже затем только заехав в офис. Аманда сообщила, что в кабинете ее уже ждет посетительница, Кей поблагодарила ее кивком и вошла в свой кабинет.
    В который раз она пообещала себе, что заменит здесь интерьер на  более легкий и воздушный, но а пока все здесь было пронизано основательностью и дородностью. Массивная мебель темных оттенков, ее такой же крепкий добротный рабочий стол у окна, объемные кресла у стены напротив, журнальный столик с напитками и фруктами, Аманда постаралась, и даже ковер на полу, что было совершеннейшим пережитком прошлого, но, следуя стилю и традициям, все еще находящимся в кабинете. В одном из кресел сидела она - девушка восточной внешности, что лично для своей компании Кей отметила как экзотическое создание.
    - Добрый день. Я Кей Имоджен. - запросто представилась она, оставляя сумку, плащ, и ключи от машины у себя на столе, и усаживаясь в кресло рядом с девушкой. - Вы - знакомая Глории? - уточнила она, понимая, что никто другой сегодня здесь появиться не должен был. - Для начала давайте определимся, кто вы, откуда и надолго ли в Сакраменто. А потом я расскажу вам о нашей уютной компании, да? - согласие не требовалось. Обычно люди безошибочно определяли, что именно властность и стремление контролировать ситуацию скрываются за манерностью и приличиями, которые демонстрировала Кей. - Я вас слушаю. - обратилась она к девушке, наливая себе стакан воды и раздумывая над тем, чтобы закурить прямо в кабинете.

    +1

    3

    Ясмин ибн Хусейн тяжело расставаться с собственным именем и личностью, что была пропитана красно-каменной пылью пустынь, пряными, закрученными в платок преданиями и гранатовыми зернами с солью двух морей на коже. Она с снимает хиджаб, открывающий миру лишь глаза, оставляет закон повиновения и запах смертной казни за одну мысль о поступке, который она решила совершить, за дверьми собственного дома и бежит. Бежит, поймав момент, бежит, прося прощения у Аллаха, уверенная в том, что Он не простит. Больше она не Ясмин ибн Хусейн, старшая дочь Абдалла II ибн Хусейна, бывшего короля Иордании, не жена его первого министра Сахима, придающего бархатной смуглой коже с ароматом персика болезненные синеватые оттенки. Она – Рахиль Исмат. Просто Рахиль Исмат.

    Амман не подарил Рахиль счастья. Она с раннего детства верила в этот город, в свою страну [своей стране], слушала сказки, держала голову прямо и совершала намаз пять раз в день. До тех пор, пока в ее жизни не появилась Глория, которую изначально пригласили поддерживать переписку с принцессой, дабы та подтянулась в английском. Американке запрещено было говорить о свободе, равенстве и всём, что могло противоречить Корану и смутить девичью головку. Поэтому Ясмин переписывала ей суры Святой Книги и ограничивалась описанием того, что видит за окном. Тотальный контроль в ее жизни был повсеместно. Единственное, куда можно было ходить без сопровождения – туалет и душ, но ненадолго. И не приведи Аллах кто-либо увидит хотя бы оголенные запястья молодой принцессы.

    Тайком Глория рассказывала о мире, в котором живет. Делалась красочными описаниями мест, в которых бывает, людей, с которыми знакомиться, мира, в котором живет – Ясмин любила представлять себе все это перед сном, когда приставленная к ней гувернантка засыпала в соседней комнате. В отличие от старших братьев, которые стали королями Ирака и Иордании, когда отец отрекся от престола двадцать лет назад. Ясмин было всего десять, когда старший брат принял решение выдать ее замуж за Сахима, заключив договор, что до первых женских дней мужчина к ней не притронется. Естественно, первых дней никто не ждал, а Ясмин терпела мужчину долгие годы. Так и не сумев за двадцать лет совместной жизни принести наследника Сахиму, девушка стала не_любимой женой, не благословением семьи, но его проклятьем.

    — اللهم وفقني ان اعفو عن الكل و احب الكل و اتقوى نتيجة ذلك بالصحة و العافية.

    Шепчет в пустоту, прежде чем впервые в одиночку скользнуть в объятья ночного Аммана. Она знала, что через пару переулков ее будет ждать автомобиль с мужчиной и женщиной – знакомыми Глории, которые согласились сопроводить ее в новую жизнь.

    Желание отыскать счастье на улицах Сакраменто многие называют «легкой мечтой». Уж больно реальна. Мечтать интереснее о чем-либо недосягаемом. А в США по Грин Карте может приехать любой желающий – нужно просто немного удачи. Для Ясмин эта мечта пахла предательством, чувством жалости к самой себе и диким страхом, пробирающим до самых костей. Пока самолет не приземлился, и девушка не вышла на твердую землю, она была уверенна, что Аллах смотрит на нее с презрением, скользит карими глазами супруга и строгим взглядом отца-султана. Казалось, каждый прохожий смотрит на нее с презрением – на деле же всем было все равно.

    Сейчас её Аллах выслушивает, разделяет, успокаивает. Он Друг, не Всевышний. Впервые закуривает сигарету, одолженную у какой-то девушки на улице. Вкус не нравится, но успокаивает. Грехом не считает. Думает, что на небесах с ней солидарны. Сакраменто пугает своей свободой и раскрепощенностью. Нет, даже распущенностью. Видеть открытые плечи, декольте, ноги женщин было непривычно. Сама Рахиль надевает водолазку с закрытым горлом, которое облегает тело как вторая кожа - теплая по американским меркам Калифорнийская весна кажется девушке сущим морозом, кепку и солнцезащитные очки.

    — Здравствуй. Я – Рахиль Исмат. Приятно познакомиться, Кей. — девушка говорила с ярко выраженным восточным акцентом – смягчала твердые звуки и совсем не выговаривала звук «Р», из-за чего имя прозвучало скорее как «Лахиль Исмас». Белоснежная рука Имоджен резко контрастировала со смуглой кожей девушки, а кожа казалась почти прозрачной и очень нежной, пахнущей кокосом. Мягко пожимает ее и немного отодвигается в кресле, выдерживая осанку. — Да, мы дружим с Глорией. —   «дружим» слишком сильное слово, конечно. Рахиль никогда не видела Глорию вживую, получала от нее лишь e-mail и письма в красивых конвертах. На последнем вопросе девушка по привычке закусила губу и поправила выбившийся густой локон темных волос за ухо с маленькой бриллиантовой сережкой – заметно занервничала.

    — Я не хотела бы распространятся о своем происхождении, мисс Имоджен. — осторожно поднимает взгляд на женщину и тут же уточняет, — Я не нарушала закон и не нахожусь в федеральном розыске. В США приехала легально, вот, документы если нужно, —Рахиль начала рыться в сумочке в поисках документов, подделанных Глорией. — Я из Иордании, это небольшое государство на Аравийском полуострове между Ираном и Сирией. В Сакраменто хотела бы обосноваться как можно дольше. Поверьте, я не хочу доставить неприятностей, мне просто нужна работа…
    [NIC]Rachel Ismath[/NIC]
    [STA]твой друг из Иордании[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/rTUIqzf.png[/AVA]
    [SGN]https://i.imgur.com/xDrv7DS.gif https://i.imgur.com/MSrVIfl.gif
    by mrazeus[/SGN]
    [LZ1]РАХИЛЬ ИСМАТ, 33 y.o.
    profession: администратор эскорт-агентства "platinum";[/LZ1]

    +1

    4

    Кей не отказывается просмотреть документы новой знакомой,  изучает, не обнаруживая каких-либо явных ошибок в наличие водяных знаков, тут должна быть работа экспертов, если придется. Все, что приходится сделать Кей, это расставить все по своим местам сразу, с самого начала.
    - Необычное экзотическое имя. Как и акцент. - констатирует она, понимая, что и сама девушка про себя это давно знает. Интересно было узнать, она видит в этом шарм, очаровательность или понимает, что внешность, имя, да и акцент могут стать проблемой для карьеры и всего прочего социального. И сейчас Кей думает не об агентстве и его связях, а о том, как устроится эта девушка в дальнейшем. - Рахиль. - пробует она имя на вкус и играется с его произношением. - По правде сказать, я рада за Глорию, если у нее такие красивые интересные девочки в подружках. - Кей отдавала себе отчет, что это не так. Про кого угодно можно было сказать - подруга, но только не о Глории. Эта девица ничего не стала бы делать за просто так. Или они с Рахиль говорят о разных людях, что вряд ли, учитывая специфику амплуа Глории, которым она с удовольствием делится, и которое не предполагает теплых дружественных отношений на работе. Возможно что-то изменилось, хотя Кей глубоко убеждена, что люди не меняются, пусть и врут всегда. - Но вот что я хотела бы тебе сказать, Рахиль. - Кей не любила подобные разговоры. В последнее время ей приходилось задействовать силы совершенно иного характера, чтобы попросту не указать на дверь очаровательным претенденткам.
    - Примерно через два часа, - Кей посмотрела на часы, проверяя свое предположение  и убеждаясь, что она права. - Состоится одно большое мероприятие, на котором мне обязательно присутствовать с другими представительницами нашего агентства. - хотелось дать девушке понять, насколько все здесь у них серьезно. - Все эти девочки - устраивают досуг и сопровождение мероприятий различного формата, разного уровня и содержания. Эти мероприятия между собой порой разнятся очень радикально, в зависимости от услуг и пожеланий заказчиков. - все еще очень издалека, но все ближе к сути. - Чтобы участвовать в подобных делах, я, как управляющая и как организатор подобных встреч, должна точно знать, где, когда, кому и кто может быть приятен или неприятен. Потому что все мы люди и у всех у нас разные вкусы, мысли  и самореализация. - философская банальность, которая здесь должна была прозвучать, как напоминание об обычных прописных истинах, незаслуженно забытых и забитых псевдотолерантностью. - Поэтому, Рахиль, ты должна понимать, что если ты хочешь получить мало-мальски оплачиваемую работу  здесь, в Платинуме, тогда я должна знать о себе чуть больше, чем все. Даже то, чего тебе не хотелось бы знать о себе. - Кей открыто и прямо смотрит в миндалевидные черные глаза красавицы напротив, стараясь уловить,  о чем же может думать ее собеседница. - Я знаю Глорию не первый год. Мы очень хорошо расстались, потому что много и продуктивно работали с ней. И только потому, что я хорошего мнения о Глории, мы с тобой сейчас ведем этот разговор. Но ты должна понимать, Рахиль, что о каждом сотруднике Платинума мне так или иначе приходится знать абсолютно все, даже самые неудобные секреты. Их даже особенно. - просто потому что документы подделывать приходится и самим, как бы пафосно это не ощущалось. - Если такой формат доверия тебя не устраивает, ничего страшного. Я в любом случае готова тебе помочь, но мои возможности не безграничны. Место уборщицы мы тебе всегда сумеем подобрать. - Имоджен приметила и холеную гладкую кожу, и блеск бриллиантов в аккуратных неброских, но стильных сережках, и качественную, пусть и удобную, одежду. Интересно было узнать, насколько тщеславная девочка сидит сейчас перед ней.
    Кей взяла паузу, встала, подошла к столу, открыла окно, привычным движением устроилась у подоконника, и закурила, наслаждаясь смешением свежего весеннего воздуха с приятным привкусом сигаретного дыма.
    - Давай, мы с тобой поступим так. - Кей не тяготилась молчанием, но решение принимать надо было быстрее. Дела не ждут. - Я покажу тебе работу Платинума изнутри. Ты присмотришься. И завтра утром дашь мне свой ответ. - разумеется дело не идет о посвящение незнакомки во все сокровенные дела агентства. Но и просто так отпустить Рахиль она не может. Миллиарды, принадлежащие мужу Глории, все никак не оставляли мысли в покое, а ну как настанет день и час, когда Кей придется обратиться за помощью и к ней. - Подходит?

    +1

    5

    Она могла бы называться Рейчел – именно так транскрипция её имени звучит за Тихим океаном. Но она позволяет себе каприз, оставляет сладкую изюминку, присыпанную песком и корицей, не желая полностью сливаться среди американцев. Иордания – ее родина, она ничего плохого не делала Рахиль. Девушка уже скучает по прожигающему насквозь солнцу, сухому воздуху и гулу базара на главной площади.

    Провинциальный Сакраменто был чем-то похож на родной Амман. Только меньше, суше и злее. Люди вокруг улыбались, но эти улыбки были натянуты и полны какой-то отравляющей горечи. Они улыбались, потому что не_улыбаться в американском менталитете не принято – это Рахиль уяснила сразу. Поэтому мягкая улыбка не сходит с её лица ни на минуту. Даже когда энергетика Кэй слегка прижимает девушку к земле, сдавливает легкие и внутренности. Пугает, словно видит насквозь.

    Рахиль смахивает эти мысли из собственной головы, забирая документы обратно и пряча их на дно сумки, надеясь, что в ближайшее время они ей не понадобятся. Голос мисс\\сис Имоджен течет плавно, но твёрдо. Он словно снимает с Рахиль Исмат маску за маской, доставая оттуда так усердно прячущуюся Рахиль ибн Хусейн. Внутри она шипит и огрызается, как загнанная в угол кошка – не хочет быть узнанной и пойманной. Не хочет возвращаться и лишаться жизни – таким, как Рахиль, на родине грозит только смертная казнь. Она не была уверена, что отец так уж сильно ее любит и ограничится затворничеством под зорким глазом мужа.

    Снаружи – всё та же мягкая улыбка и внимательный, чуть прищуренный взгляд. Оболочка, не сам смысл. Внимательно слушает Кей, ловя каждое слово, прижимающее к земле. Глория рассказывала, что, если нужно, доверит Кей Имоджен свою жизнь. Рахиль – не Глория. Коран говорит, что муж – опора жены,  её друг и обеспечитесь. Муж Рахиль Исмат – нарцисс, относящийся к жене как к посредственности, которая лишь позорит семью бесплодием. Её ли? Рахиль не доверяет Кей так же, как и не доверяет натянутым улыбкам американцев.

    — Я уехала из Аммана из-за мужа. В исламе развод возможен только с согласия супруга. Мой его давать не хотел. Из-за того, что я – или не я – не могу забеременеть вот уже, — Рахиль на секунду задумалась, вспоминая, сколько ей было лет, когда Сахим впервые прикоснулся к ней. — С одиннадцати. Двадцать два года. — Она говорит это так обыденно, потому что подобное поведение в ее стране – норма. Чем раньше девочка выйдет замуж, тем меньше затрат понесут её родители. Про принцесс и говорить нечего – самая молодая стала женой визиря отца в полтора года, а после – дважды вдовой. Чего уж говорить про одиннадцать лет. — Моя семья имеет достаточное влияние в Иордании. Я более чем уверена, что меня будут искать, чтобы наказать, но не в Америке. За такое бегство только смерть. — Она не врет, но и не говорит всей правды. Искусно обходит свое королевское происхождение, акцентируя внимание на межличностные проблемы. Даже давя на жалость. — Послушайте, Кэй, я никому не причинила зла. Не украла, не убила, просто захотела уйти и за это могу умереть. В Америке, как мне известно, свобода слова, передвижения и выбора защищается намного лучше, чем в Арабских странах. Тут женщины имеют право говорить и решать свою судьбу.

    Отчасти Рахиль хотела повторить подвиг своей кузины, Хайю ибн Хусейн с одиннадцатилетней дочерью, следы которой затерялись где-то в Великобритании. Перед побегом, который она готовила более пяти лет, Хайю записала видео, которое было опубликовано уже после того, как она покинула Арабские Эмираты. На видео она обвиняет отца в жестоком обращении с ней, ее сестрой и другими родственницами. Она также рассказала о своем трехлетнем заключении после первой попытки побега в шестандатилетнем возрасте, избиениях, длительном содержании в темном помещении, отказе в средствах гигиены. В каком-то смысле кузина стала для Рахиль кумиром, показавшей, что всё возможно и отец, как и муж – не всемогущи. Правда, в таком случае, не стоит забывать и о принцессе Латифе, которую всё таки вернули домой и о которой больше никто не слышал.

    Это – одна из причин, почему Рахиль Исмат не распространяется о своем происхождении. Те две принцессы кричали, записывали видео, кидали в общественность доказательства своих мучений и тем самым только глубже закапывали себя. Хайю трясется от каждого звука, прижимая дочь к груди, боясь, что её найдут. Латифа была насильно возвращена домой и закопана где-то в недрах бесконечных подвалов.

    Рахиль Исмат была готова умереть прямо здесь и сейчас, но не раскрывать Кей Имоджен свое истинное происхождение. Девушка следит взглядом за американкой, ловя себя на мысли, что отчасти завидует ей – такой сильной, самостоятельной и влиятельной. Без мужчины рядом, отца или брата. Есть только Кей и вокруг нее вертится персональный мир. Вдыхает сизый сигаретный дым вместе с ароматом строгих духов и ощущает, как в горле чувствуется болезненный ком, который так и давит на состояние. Рахиль Исмат чувствует, как её защита разваливается, и быстро переводит взгляд на стену, обвиняя в заслезившихся глазах яркое солнце. Смахивает костяшкой пальца соленое напоминание о Мертвом Море.

    — У меня не может быть другого ответа, мисс Имоджен. Либо я с вами, либо с Аллахом на той стороне мира. — девушка поднимается со своего места, смотря прямо на женщину. Она не боится играть по её правилам, но планирует оставить пару козырей в рукаве. Самой Кей они вряд ли навредят, в то время как для самой Рахиль это было важно. — Я готова.
    [NIC]Rachel Ismath[/NIC]
    [STA]твой друг из Иордании[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/rTUIqzf.png[/AVA]
    [SGN]https://i.imgur.com/xDrv7DS.gif https://i.imgur.com/MSrVIfl.gif
    by mrazeus[/SGN]
    [LZ1]РАХИЛЬ ИСМАТ, 33 y.o.
    profession: администратор эскорт-агентства "platinum";[/LZ1]

    Отредактировано Esfir Mahelet (2022-05-04 15:54:52)

    +1

    6

    В девушке напротив Кей ощущает характер и мощь силы духа. Слушая ее историю, Кей понимает, как несладко пришлось Рахиль. Она из совершенно другого мира, другого менталитета. Кей смотрит без улыбки, оценивающей и дает Рахиль месяца два. Полгода - максимум. Больше она здесь не выдержит и сбежит обратно к своему мужу. Вытравить дух свободы, стремление дышать полной грудью, довольно легко, если для всех вокруг это становится нормой морали, закона. Нелегко научить себя не бояться, приучить с вызовом смотреть в неведомое будущее, но девочка, кажется, к этому готова. Ужасы патриархального режима всегда возмущали Кей. Она четко понимает, что этот мир создан и управляется мужчинами. Но те, зазнавшись и обмельчав, напрочь позабыли, что эту силу в них когда-то вложили сами женщины. Зов матери-природы игнорировать сложно, оттого Рахиль и находится сейчас здесь, в Сакраменто, в лоне вседозволенности и распущенности мужчин, чьи мысли управляются одним взмахом  воображения женщин, в том числе и таких, как Кей. Внимательно следя за реакциями девушки, Имоджен приняла твердое решение, что научит Рахиль управлять желаниями мужчины. Пусть даже это будет длиться всего полгода, по опытным прикидкам Кей. Ее восхищает решительность девушки: она не льет слез, не жалуется, не причитает, не мямлит, не заискивает перед белой независимой женщиной. Она спокойно и уверенно рассказывает свою дичайшую историю брака с 11 лет и возможности наказания за отсутствие детей.  В голосе нет надежды, нет просьбы, только факты. Или с Кей, или смерть. Звучит внушительно и заманчиво, правда? Разумеется, Имоджен заглатывает эту наживку с удовольствием, уже даже не стараясь оценить риски замышляемого куража. Ведь если девочка-арабка из влиятельной семьи, то ее станут искать. Значит, будут выслеживать и стараться застать врасплох. Все, замеченные рядом с ней, окажутся под ударом. Потому что это арабы и их мужской мир не предполагает инакомыслия. Перед глазами неизгладимо стоит картинка взлетающего самолета, с которого крошечными  фигурками сыплются люди, цепляющиеся за шасси и обшивку, в попытке убежать из собственной страны, в которой к власти пришли экстремистские группировки арабов. И если вскроется связь Рахиль с Платинум, вряд ли это останется безнаказанным.
    Как заведенная, девушка повторяет, что не совершала преступлений, не убивала, не крала и прочее. Но Кей уже не особенно вникает в горловое журчание ее акцента. Она уже приняла свое решение, правда, сообщать об этом сразу, конечно же, не станет.
    - Быть или не быть. Вот в чем вопрос. Подумать только, насколько может быть это крылатое выражение буквальным. От твоего рассказа у меня мороз по коже. - Кей тушит сигарету. И старается удержаться, чтобы тут же не закурить вторую, как привыкла делать. - Мы должны подумать, как бы получше тебя спрятать. И начать надо с имени. Нам нужно другое. Не менее экзотическое, публичное, которое я смогу называть вслух без страха, что за мной тут же примчатся ятаганы в хиджабах. - говорит, а сама уже продумывает в голове сценарий, как это можно обыграть на сцене. - А еще ты должна мне многое рассказать о ваше быте. Я знаю, что девочек с малолетства готовят к искусству ублажения мужей. Ты должна рассказать мне все. - экзотической шоу в духе Махараджи из "Мулен Руж", почему бы и не сотворить, это может быть колоритно, многообещающе и прибыльно. Эскизы костюмов уже ваялись в воображении.
    Кей поднялась навстречу Рахиль.
    - Что ж, идем. - они вышли из кабинета, попрощались с Амандой на ресепшене. - Мы едем смотреть помещения. Я на связи. - оставляет  рекомендации и в то же время ставит в известность начальника службы безопасности. Они выходят из здания, Кей усаживается в машину, Рахиль садится рядом. И управляющая эскортом начинается свое повествование.
    - Сейчас мы с тобой поедем в клуб, где сегодня будет проходить небольшое выступление девочек нашего агентства. Мы совсем недавно приняли решение выводить некоторых девушек на сцену, потому что это подогревает интерес ко всему спектру наших услуг в целом. - городок у них небольшой и слишком долго рулить не приходится. - Важно запомнить и осознать, что эскорт - это далеко не шлюхи. Ты должна это понимать. Секс всегда только по согласию девушки. В противном случае девушка попросту снимается со встречи с мужчиной, который рассчитывает и на секс в том числе. - предвзятое отношение  к тому, что все актрисы, модели, едва-едва медийные личности обязательно легкодоступны, всегда формирует мнение, что в эскорт-сопровождении всегда только секс. Но красоты хочется всем и всегда. Кому не хочется, развивают свой интерес в другом направлении.
    - Сегодня на повестке вечера у нас выступление дамочек-ковбоев. - клуб был закрыт для посетителей, но Кей на то и управляющая, что ее узнают всюду едва ли не по улыбке. И на этот раз даже обошлось без документов. - Своего постоянного помещения у агентства пока нет. Поэтому нам всегда приходится искать площади в аренду. Это бывает иногда накладно. - Кей проверяет сцену, атрибуты, костюмы. - Репетиции тоже проводить приходится кустарным способом. Но девочки стараются и выкладываются по полной. Все они грезят о том, чтобы, наконец, оказаться на большой сцене. - Имоджен лишь изо всех сил любыми способами поддерживает их рвение. Не потому что верит в таланты каждой, а потому что каждое выступление - как маленький фурор. - Очень часто мужчина рад встретить в своей индивидуальной кабинке артистку, которая только что выплясывала на сцене различные красивые телодвижения. А когда она еще и интеллектом снабжена, многих это заводит еще больше. Всегда хочется большего и повторения обязательно. Часто подобные фетиши становятся регулярными, почти как свидания. Моя задача - найти для каждой девочки своего постоянного клиента, которым она будет довольна. - Кей мило улыбается. На словах все звучит быстро, гладко, сладко, но на деле всегда нужно помнить о здравом смысле, трезвом рассудке и прочих практических нюансах. - И чаще всего мне это удается. Как ты думаешь, тебе удавалось бы? - вопрос риторический, но очень любопытно было бы услышать мнение самой Рахиль на происходящее. Кей только надеялась, что все обговоренное не шокировало ее новостью, может Глория все же дала понять Рахиль о природе своего чудесного процветающего брака.

    +1

    7

    — То, от чего у Вас мороз по коже – ежедневно переживает восемьдесят процентов  иорданок в возрасте от десяти лет. —  её прошлая жизнь – жестокое настоящее, правда, которая скрывается за запахом чая масала с привкусом корицы и солоноватым молоком. Она исписана арабской вязью по плотным листам Корана, перемещающаяся на бархатную смуглую кожу, окрашивая в красноватый оттенок воспалений от удара. Большой мир смотрит и не помогает, списывая все на культуру и местные обычаи. «Мы не можем вторгнуться в политику другого государства!» - говорят они закрывая глаза на многочисленные протесты и акции в поддержку арабских женщин. «Мы никогда не вмешиваемся в культурные обычаи исламских государства!» - звучит с трибун Конференций по защите прав человека. И не вмешиваются. Замолкают, как только им реально выпадает возможность помочь. Раньше Рахиль была бы на стороне женщин, настолько боящихся перемен, что с пеной у рта доказывали, как хорошо им живется, хвалясь золотыми украшениями и ясными глазами под чёрной чадрой.

    Кэй говорит о том, что нужно другое имя и девушка слегка прикусывает губу с внутренней стороны, не заметно для женщины напротив, но для самой иорданки с солоноватым привкусом крови. И тут же полное спокойствие, целеустремленность, выстроенные ровными рядами мысли. Цепочка, напоминающая алгоритм, которому следуют, натянув на лицо мертвенно-безэмоциональную маску. — Рахиль Исмат моё не настоящее имя. Спрятаться за ним вполне возможно – можешь звать меня Рейчел, на американском оно так звучит. — Рахиль Исмат уже не страшно. Свое она перебоялась, когда пересекала пустыню под покровом ночи, океан на летающем судне, пугаясь каждого шороха за спиной. — Ясмин. Меня звали Ясмин. Фамилия не важна – она Вам ничего не скажет. — нехотя приподнимает завесу тайны, понимая, что вторую маску с именем спрятать не в силах. За Рахиль Исмат скрывалась сила, за Рахиль Исмат пряталась Ясмин, за Рахиль Исмат цеплялась сама жизнь.

    Кэй Имоджен защита не нужна. Кэй Имоджен шагает статно, смело. Во всех ее движениях читается грациозность, сила, власть, которой может владеть только белая женщина. Про себя Рахиль ассоциировала её со львицей – грациозной кошкой, королевой и грозой американской саванны, в чьих мягких лапах прячется нечеловеческая мощь, способная убить одним ударом. Рахиль идет рядом, мягкой, летящей и такой же кошачьей походкой, но в ней такой силы нет – скорее осторожность. Вытянутая как струна грация с ровной осанкой была натянута как пружина, готовая в любой момент сработать. 

    — С самого детства девочек закармливают персиками. Считается, что в таком случае их кожа приобретает приятный запах в самых сокровенных местах. — в дорогом автомобиле приятно пахнет. Девушка позволяет себе откинуться на спинку сиденья и немного расслабиться, все еще внимательно считывая движения Кэй. Кажется, Рахиль начинает к ней привыкать – напряжение потихоньку спадает, а в обществе этой женщины с каждой минутой так или иначе становилось спокойнее. Что-то внутри неё тянуло, притягивало своим магнитизмом Рахиль так, что девушка на секунду представила, как Кэй Имоджен пахнет по-настоящему. Какой запах скрывается за дорогим люксовым брендом. Наверное что-то строгое и сладкое, бьющее резко в ноздри и пробирающее по позвоночнику до самых пят.

    — Супружеский долг превыше всего. Восточная женщина готова вступить в близость в любое время независимо от обстоятельств. Если мужчина что-то требует – отказывать не допустимо. — Рахиль Исмат говорит почти интимным полушепотом, смело смотря Кэй Имоджен прямо в глаза. – обсуждать подобное с белой женщиной ей не привычно. И интересно. Девушка смелеет и в тихом гуле двигателя автомобиля ее голос звучит увереннее – Рахиль Исмат рассказывает Кэй Имоджен о розовой воде, особенностях общения с мужчинами, где главнее всего – его собственное главенство. Мужчины обожают управлять, они должны понимать и знать, что их боготворят, их слушаются и о том, что его женщина молится богу о его любви. Главное для арабское женщины – дать ему это ощущение. — Остальное – только на практике. — В конце разговора Рахиль понимает, что стало жарко.

    В более молодом возрасте разговоры о мужчинах ей нравились, от них приятно тянуло внизу живота. Об их любви, преданности и заботе. Об их отношениях к своим женам, страсти, львиной защите. Она мечтала о муже, который станет с ней единым целом во всех смыслах. Увы и ах, жизнь оказалась весьма прозаичнее. Салим едва ли походил на принца, готового сделать все для своей жены – только бесконечные требования и претензии.

    — Меня обучали танцам. В том числе интимным – тех то, что не показывают по телевизору. Это иорданский танец любви и страсти выполняется в комнате, окуренной определенными благовониями.  — Рахиль не думала о сексе и не хотела принимать какое-либо участие в нем. Хотя бы в ближайшее время. Поэтому пояснений Кэй Имоджен слегка облегчило ей жизнь – понятие об эскорте в мире, в котором оказалась Рахиль, весьма растяжимое. — Я способна поддержать беседу о науке, искусстве, литературе и кулинарии на трех языках между делом. — впервые девушка чувствует свободу, удивляясь своим собственным ощущениям. Внутри нее просыпается небывалый азарт и желание. Желание заниматься тем, к чему ее готовили и чему ее учили, получая за это не бесконечные побои и унижения, а деньги и внимание.
    [NIC]Rachel Ismath[/NIC]
    [STA]твой друг из Иордании[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/rTUIqzf.png[/AVA]
    [SGN]https://i.imgur.com/xDrv7DS.gif https://i.imgur.com/MSrVIfl.gif
    by mrazeus[/SGN]
    [LZ1]РАХИЛЬ ИСМАТ, 33 y.o.
    profession: администратор эскорт-агентства "platinum";[/LZ1]

    Отредактировано Esfir Mahelet (2022-05-17 19:39:57)

    +1


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Мой друг из Иордании мне привезёт цветок


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно