полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » страна чудес


страна чудес

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.imgur.com/IYP25c3.png
hogwarts!au

[LZ1]ДЖЕРРИ ДАСТ, 27 y.o.
profession: сотрудник отдела выявления и конфискации поддельных защитных заклинаний и оберегов;[/LZ1]

+2

2

[NIC]Shin Hong[/NIC][STA]не создавай мне проблем[/STA][AVA]https://i.imgur.com/KMZcFkM.png[/AVA][LZ1]ШИН ХОНГ, 27 y.o.
profession: мошенник[/LZ1][SGN][/SGN]

шин вообще не особо помнит тот момент, когда он скатился до такой жизни. шин помнит, как зубрил учебники, упиваясь историческими фактами и изучением магических артефактов. он мечтал стать профессором, поправляя очки на переносице, и он очевидно не хотел знать рыночную стоимость дешевой побрякушки, которую всего лишь грамотно презентовали как сильный амулет от злых чар. говорят, сегодня это помогает спастись даже от сами-знаете-кого, а милым дамам скидка пятнадцать процентов.

хонг очевидно представлял свое будущее где-то в закромах библиотеки, где он, с головой погруженный в теории и факты, а не в самом темном углу косого переулка. он очевидно не думал, что выпускник когтеврана может опуститься до мошенничества и хулиганства, где в волшебном мире это приравнивается к преступлению.

тем более не думал, что однажды ловить его придет джерри.

— быстро, быстро, быстро, — коди быстро скидывает все их вещи в небольшой мешочек, который внутри умещает весь их прилавок. с шином все кардинально наоборот: он занимает слишком много пространства в переулке и совершенно пустой внутри. — те придурки из конфискации здесь, мне майкл сказал, что они уже близко. шин, быстрее сворачиваемся.

шин помогает сбрасывать вещи в мешок, он обхватывает концы их покрывала и стискивает всю груду мусора в один большой узел, забрасывая его коди. и когда он слышит приближающиеся шаги, то толкает коди в ближайшую дверь в кабак:

— выйдешь через черный ход и шевели булками.

а сам бежит вверх по переулку. не то чтобы он заделался в герои, эту работу он оставляет для гриффиндорцев с их безграничной храбростью и жопой, которая всегда ищет приключения, просто шин из людей практических. они вложились в бизнес достаточно, чтобы сейчас было выгодно увести отдел по конфискации по ложному следу, к тому же, шин знал, что доказательств на него у них не будет, а при себе шин имеет только волшебную палочку, кошелек со старой школьной фотографией и максимум жвачку с ментоловым вкусом.

если его задержат, то выпустят через сутки с процентной вероятностью 75.

хотя шин вообще не особо уверен насчет своих подсчетов, он особо не вникал в юриспруденцию и новые законы, лишь изредка видел в новостях заголовки о таких же барыгах, как он, и о том, как успешно работает отдел выявления и конфискации поддельных защитных заклинаний и оберегов. наверное, дело и правда хорошее, только вот шин знал и другую сторону этого подпольного бизнеса. он знал, что такие, как он, из шкуры вон лезут, пытаясь найти хотя бы еще немного денег, чтобы прокормить уже не семью, а себя. и знал, что военное время беспощадно роет могилу всем тем, кто не на линии фронта.

а еще шин знал, что он точно не такое будущее ожидал.

шин переступает несколько ступенек за раз, слушает, как за ним идут, и от ощущения погони за собой нервно подрагивают пальцы. адреналиновый приход заметно разгоняет кровь, и шин чувствует, как ему дышут в спину.

— ваддивази, — шин заставляет балку лететь в противника и чувствует, как почти отрывается от хвоста. он подрывает кучу газет, которые с громким хлопком взлетают наверх, прикрывая обзор. —  бомбардо.

и когда он думает, что почти убежал, его тело сковывает, и он падает на холодный асфальт, неудачно царапаясь коленками и раздирая свои джинсы. все-таки сегодня день неудачный для побега.

шин встречает своего врага с удивлением.

— даст?

и ощущение, что что-то пошло по пизде на этом моменте.

он встречается глаза-в-глаза со своим лучшим другом, самым близким за все его школьные годы. шин очевидно совсем не ожидал встретить тянущееся темной полосой прошлое, которое так безжалостно бьет под дых одним лишь своим присутствием, заставляя хонга теряться в своих мыслях. у него все было по плану, была заготовлена нужная речь, но вместо заранее подготовленных слов, в горле застревает неприятный ком, и молчание заставляет атмосферу вокруг вибрировать напряжением.

его семидесяти пяти процентная вероятность неожиданно понизилась до нулевой.

Отредактировано Nicolas Feyn (2022-05-29 14:36:36)

+1

3

никто в детстве не мечтает быть сотрудником министерства магии - министром магии, возможно, хит-визардом вполне, аврором каждый второй, на крайний случай дети щебетали об отделе тайн (весьма любопытное место для юных дарований, весьма пугающее для взрослых людей, отдающих себе отчёт в том, что тайны - это вовсе не то, к чему стоит стремиться). даст не был исключением и никогда не думал, что окажется в отделе конфискации - ему казалось, что впереди дорога открытий, новых изобретений, приключений в конце концов. но время расставило всё на свои места - оказывается будь ты хоть десять раз преуспевающим выпускником райвенкло, если ты не новый оливандер или николас фламель, никто не ждёт тебя с распростёртыми объятиями везде и всюду, о нет. всё как у всех - череда собеседований, весьма унылая рутина до распределения по более подходящим департаментом, куча бумажек, бесконечные дни, короткие ночи, зачастую в обнимку со свитками просто уже дома, а не в самом по-прежнему впечатляющему зданию и только изредка вылазки в город в попытках отловить всех самых умных, умелых и быстрых.

на самом деле даст и не жаловался - мечты мечтами, но уже к момента выпуска он вполне отдавал себе отчёт в том, что его ждёт весьма заурядная жизнь. и это его даже плюс-минус устраивало - подвиги авроров не казались в его семнадцать чем-то весьма привлекательным, умирать не хотелось, а слезть с шеи родителей хотелось. более того проводить вечера в компании бумаг и молчаливых коллег казалось ему весьма выгодным предложением - ни тебе лишнего гомона, ни лишних подробностей, только сухие факты, всё как ему нравилось (всяко лучше работы в какой-нибудь лавке, где вечно от тебя что-то хотят, шумят, всё вокруг роняют и утомляют). наверное, он типичный выпускник своего факультета - заучка с весьма высокими шансами выживания в дикой природе, но без особых талантов, благодаря которым он мог бы быть запечатлён в коллекции шоколадных лягушек.
среднячок.

но как бы он сам себя не равнял с большинством, упрямо рисуя знаки равенства напротив своего имени и любого коллеги, даже если тот был менее сообразительным, в поле ему удавалось проявлять себя с весьма интересных сторон - сказывался опыт школьных проделок на пару с шином (и где он теперь? раскидала жизнь бывших не-разлей-вода парней неслабо). как говорится, руки-ноги помнят. и сегодня не было исключением - преследование подозреваемых по узким улочкам косого переулка в целом было задачкой со звёздочкой, но дасту даже нравилось (главное не частить) - главное не действовать строго по инструкциям и позволять себе вольности вроде проскакивания сложных участков через задний вход произвольной лавочки. но, чтобы проявлять смекалку, сперва нужно было поймать ребят с поличным, а то, что об их приближении узнают заранее было весьма очевидно, хоть его напарник на сегодня в лице брендона и отрицал подобное развитие событие, упрямо отметая предложения джерри разойтись и встретить потенциальных беглецов с чёрного входа - ну на нет, в общем-то и суда нет. дасту оставалось только пожать плечами и молча идти следом, прикидывая в уме куда могут броситься в рассыпную нужные им ребятки.

- разбежались, мерлиновы кальсоны! даст беги за резвым, я проверю помещение,- лучший сотрудник месяца в лице джерри коротко кивает уже на бегу и несётся, сломя голову следом за оторвавшемся нарушителем порядка и закона. держится позади, не пытаясь вилять, банально выжидая от парня каких-то действий - в конце концов если тот не применит магию, то у джерри все шансы его догнать, даже не напрягаясь, исключительно за счёт длины своих ног (и такой вариант развития событий ему даже нравится). и, в общем-то, несмотря на то, что выжидал, оказывается застигнутым врасплох, едва не получив по лицу кинутой в его сторону балку, но вовремя успевает свернуть в лавку, попутно чертыхаясь под нос и шокируя какую-то очень интеллигентную на вид матрону (извиняется за сквернословие тут же и на полном автомате). к счастью ему повезло - прямо по курсу замешкавшегося конфискатора находится вторая дверь, удачно расположенная аккурат после бумагопада (устроенный беспорядок джерри осуждает со всей мощью, но пока молча, упрямо решив, что догонит нарушителя, чего бы ему это не стоило). и джерри не дурак, чтобы упускать такие возможности.

- остолбеней! - идеальная стойка, безукоризненно точный взмах руки (профессор флитвик мог бы им гордиться), и миллион внешних факторов, сыгравшего на его стороне, и вуаля! противник повержен. вот только... кажется, что-то пошло не по плану.

- шин? какого... - джерри не заканчивает фразу, напряженно оглядываясь по сторонам в поисках своего коллеги - судя по тому, что его нигде не видно, он пока занят погоней, и дасту даже нравится, что всё именно так. в первую очередь ему хочется разобраться со своим, чёрт возьми, когда-то лучшим другом, да и не только другом - из песни слов не выкинешь, самостоятельно, а уже потом зарабатывать звёздочки, предъявляя пойманного преступника своему временному начальству. потому что галлеоны галлеонами, но многолетняя дружба всё-таки звучит посерьёзнее. - вставай,- джерри сбрасывает оглушающее заклинание, и весьма невежливо дёргает шина с брусчатки вверх, ставя на ноги - ему немного стыдно, но всё больше странно. внутри как-то одновременно пусто, и ужасно громко. вот же он - шин, затерявшийся во времени и пространстве, и джерри рад, правда рад, его увидеть, но обстоятельства... обстоятельства так себе.

исключительно из-за ситуации, в которой они встретились даст, вместо того чтобы обнять друга, не слишком рьяно, но заламывает ему руку за спину и без лишней учтивости толкает в переулок по близости, набрасывая вокруг них сферу молчания и отвлечения внимания (ему сейчас лишние глаза и уши ни к чему, ведь вероятность того, что он нарушит все возможные инструкции весьма высока - джерри не верил в свою порядочность, когда дело касалось шина, даже сейчас, спустя годы эфирного молчания). и тем не менее шин оказывается притиснутым им же к стене, и палочка очень недружелюбно утыкается ему в поясницу.

- пожалуйста, убеди меня, что я ошибся и гнался не за тем, а,- с одной стороны он был в роли того, кто не должен был просить, а вполне мог приказывать, но джерри просил. весьма искренне.

[LZ1]ДЖЕРРИ ДАСТ, 27 y.o.
profession: сотрудник отдела выявления и конфискации поддельных защитных заклинаний и оберегов;[/LZ1]

+1

4

шин хотел лишь одного: спокойной жизни где-нибудь в лесной глуши, пить домашнее сливочное пиво, покачиваясь в кресле-качалке. он даже особо не думал о создании семьи, по-честному, шин никогда не думал об отношениях. его успокаивал тот факт, что он рушит только свою жизнь, не втягивая в личный катарсис других людей. на самом деле шина никто не привлекал, кроме парня, который сейчас бесцеремонно поднимает его за шкирку и толкает в переулок.

по правде говоря, привлекает до сих пор.

хонг не особо сопротивляется, даже если сейчас ему угрожает само правительство в лице джерри даста. шин готов совершить еще одно преступление, если это ему позволит продлить встречу с дастом. и когда его прижимают к стенке, надеется, что коди уже успел сбежать. иначе финт, который сейчас хочет провернуть шин, будет бесполезен на фоне всех улик, которые припрятаны у коди.

шин выше всего на один сантиметр, но ощущается сильно. шин смотрит сверху вниз и неохотно подмечает, что у даста все те же пластичные брови, которые при любом изменении в мимике выгибаются вверх, вспарывая хонгу подбородок искренним пожалуйста. кажется, за последние года он так редко слышал такие вежливые слова в свою сторону, и сейчас улыбается.

когда твой бывший любовник приставляет палочку и уж слишком больно вдавливает в стену щекой, что у шина отпечатываются красными пятнами все шершавые неровности на коже, начинаешь чувствовать давление со стороны. хонг не обдумывает гениальные планы по побегу, он позволяет себе побыть немного эгоистичным и занять часть рабочего времени даста.

— неа, не ошибся, — шин недовольно морщится, натыкаясь поясницей на палочку. — слушай, отпусти, я не сбегу, могу дать клятву, какую ты захочешь. — и для большей убедительности добавляет: — моя палочка же у тебя, я даже убежать далеко не смогу.

на самом деле шин не особо уверен в местонахождении своей палочки, но надеется, что она и правда где-то у даста, потому что хонг мало, что помнит после своего падения и ангельского лика своего друга на фоне взорванной бумаги позади. шин, конечно, преувеличивает, но он с самой школы даста видит в гиперболах и метафорах, совершенно теряя нить с реальностью. шин рациональный и спокойный, но рядом с джерри окончательно теряет самого себя, утопая в красивых эпитетах и позволяя им выпотрошить из себя остатки здравого рассудка.

шин показательно расслабляется, и когда даст чуть отступает, он разминает свое запястье и поворачивается. у даста лицо — пережеванное совершенством искусство. даст высокий, идеально симметричный, показательно идеальный, рядом с неряшливым и неловким шином выглядит смешно. а у хонга патологическая потребность чужую красоту замарать, изуродовать ему недостижимую безупречность.

— потаскала нас жизнь, да? никогда не думал, что буду сдаваться тебе, как преступник. наденешь наручники и сдашь сейчас? или мы сначала поиграем в ролевую?

шину бы задать вопрос — как поживал?

ему хочется узнать, помнит ли его даст, вспоминал ли он его, перелистывая кипу бумаг в министерстве, и екнуло ли у него так же, как у шина, когда они спустя столько лет встретили друг друга. у шина не то чтобы екнуло, просто с громким стуком упало в пятки, оборвав все нити внутри.

хонг оглядывается по сторонам, по привычке высматривая пути для побега, но с места не дергается и даже не ведет плечом, любимым жестом готовясь к побегу. шин бросает еще раз взгляд на даста, и тот за все это время почти не меняется. только проседают мешки под глазами.

из них было прекрасное дуо, полное гармонии и понимания, потому что оба жили по принципу логики. и оба совершенно не знали, что значит ругаться. шин даже и не помнит, почему они разошлись, если у него продолжает на даста реагировать все. наверное, на это у них была супер обоснованная причина, шин в этом не сомневается. [NIC]Shin Hong[/NIC][STA]не создавай мне проблем[/STA][AVA]https://i.imgur.com/KMZcFkM.png[/AVA][LZ1]ШИН ХОНГ, 27 y.o.
profession: мошенник[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

5

ситуация - полный сюр. даже в самых влажных своих мечтах, коими джерри не баловался в силу устройства мозга, ему не снилось, что он будет зажимать шина спустя энн лет в какой-то подворотне, имея над ним пугающую его самую малость власть. это, скажем так, не тот сценарий их встречи спустя время, расставание и полное отсутствие в жизни друг друга, который ему бы хотелось разыграть. даже банальная встреча в магазине кухонной утвари понравилась бы ему больше, просто потому что даст не любил быть оригинальным, как и не любил сложные этические задачки. а шин - это всегда этическая задачка со звёздочкой.

во многом потому что хонг тот редкий человек рядом с которым у джерри мозг начинал барахлить и включались эмоции, а как с этим жить юный конфискатор не знал - всё времени не было разобраться. он даже причину их расставания помнил то смутно - уверен был только, что всё продумал и разложил по полочкам, озвучив это шину, вынужденному согласиться. просто потому что они два сапога пара и переть против железных аргументов не горели желанием. сделало ли это их счастливыми? ну, что сказать, пока не похоже.

- обойдёмся без клятв,- джерри звучит глухо и даже немного обиженно, во многом потому что шин в принципе предложил покляться, как будто бы зачёркивая всё, что было, и убирая из уравнения шин плюс даст ничем непоколебимое доверие. это было.. неприятно? головой то даст понимал, что ему в целом и не пристало верить на слову мошеннику, который даже не отрицает своей вины (кстати, было бы неплохо разобраться насколько она велика), но всё равно чувствовал себя то ли оскорблённым, то ли разочарованным, а может быть и два в одном. но шаг назад сделал всё равно, заодно осознав, что и правда прихватил палочку шина, не смотря на то, что был крайней ошарашен их внезапной встречей - профессионализм, который не пропьёшь, не прогуляешь. - да, у меня. а была бы у тебя, ты бы дал дёру? м.

джерри делает ещё шаг назад - чисто на всякий случай, не доверяя себе и собственным мыслям, устало прикладывает руку ко лбу и отчаянно пытается рассуждать. он может помочь шину? может. он хочет? глупый вопрос. а чего ему это будет стоить?... вопрос сложный, ответ на него можно было получить разве что у гадалки. с другой стороны, даст был достаточно умным, чтобы ловко обставить не блистающего умом начальника смены, и сделать вид, что никого не догнал. тогда стоит вернуться к вопросу номер два - он хочет помочь шину? до сих пор? даже теперь?....

- прекрати нести чушь,- шин действовал на него как токсин - голова плыла и собраться с мыслями было сложнее. даже ужимки не изменились - хохмит, разбавляя море сомнений и серьёзности, сбивая с толку своего словесного оппонента. рад бы даст сказать, что это не работает, но это работало. вынуждало смотреть на человека напротив внимательнее, с удивлением отмечая, что ничего не изменилось, та же мимика, те же брови вразлёт, та же улыбка. из-за этой улыбки в своё время джерри был готов сжигать города. а теперь? а что теперь то? - какого чёрта, шин? тебе что заняться нечем кроме как толкать всякое дерьмо идиотам,- джерри весьма эмоционально указывает рукой куда-то в сторону, откуда они оба неслись, играя в салочки. и голос его на этот раз не глух, а весьма звонок и осуждающ. ему всегда хорошо удавалось отчитывать других за дичь и попытки самоубиться раньше времени. работало ли это с шином? ну едва ли. травмировали ли это джерри? не особо. - мерлин, за что мне это,- за годы спокойствия и весьма унылой, но терапевтичной рутины, джерри и забыл, как это качаться на эмоциональных качелях: вверх-вниз. от удивления до осуждения, мёртвая петля до лёгкой степени отчаяния, обратно к тихой щенячьей радости, и снова в отчаяние, теперь поглубже. добавить пару спецэффектов в виде гнёта морали, чувства долга и прочих утяжелителей для хороших парней, и вуаля. перед вами типичный джерри даст времён хогвартса в привычной среде обитания, весьма раздражённо трущий двумя пальцами переносицу.

- все вещдоки не у тебя же, да? иначе бы ты не дался мне в руки так легко. отвлекающий маневр, верно? - даст сообразительный. а ещё хорошо знает шина и легко складывает два и два, получая в результате честные четыре. легче ли ему от этого? не особо. требуются ли ему подтверждения со стороны хонга? не особо. но прокручивать все мысли в голове через мясорубку сомнений было в разы сложнее, чем озвучивать их вслух, пропуская пару стадий принятия. - ну допустим мне интересно услышать твои предложения. что предложишь?

джерри бы хотел быть хорошим парнем до конца. конфисковать палочку, взять под арест, отвести в министерство, выписать штраф или отдать в другой отдел для более детального рассмотрения дела. он бы хотел ничего не чувствовать и быть машиной, хотел бы не пытаться покрывать очевидно мошенника. но он сломался ещё в тот момент, когда хонг привычно растёр запястье, окуная его с головой в воспоминания и поплыл. если честно, он стал конфискатором вовсе не потому, что обожал справедливость и мечтал наказывать виновных. он.. просто стал конфискатором. и выбирая между смешной премией и возможной помощи близкому (когда-то - важная болезненная ремарка), он выбирал многолетнюю дружбу и всё, что шло к ней комплектом.
и, возможно, жалел. только поэтому и не озвучивал свои мысли сразу, чтобы оставить себе хоть какой-то путь к отступлению.
малюсенький, если честно, но это всё же лучше чем ничего - вдруг шин достаточно изменился, чтобы одним словом-жестом разрушить хрупкую паутину воспоминаний вперемешку с непереваренными до конца привязанностями, и даже чувствами.

[LZ1]ДЖЕРРИ ДАСТ, 27 y.o.
profession: сотрудник отдела выявления и конфискации поддельных защитных заклинаний и оберегов;[/LZ1]

+2

6

может, все-таки сейчас рвануть в переулок? джерри его отпустит, даже не будет бежать следом, оставит себе на память его палочку, и шин больше никогда не появится в его жизни. как бы не был спокоен хонг, приняв прекращение их отношений (из-за окончания учебы, из-за несерьезности, из-за того, что это всего лишь детские глупости, или из-за любой другой причины), сейчас оправдываться перед дастом оказывается настоящей пыткой. очень тяжело объяснить человеку министерства, с которым вас объединяет чуть больше, чем просто знакомство в хогвартсе, что ты скатился по социальной лестнице, встретившись с маргиналами лоб в лоб.

шин ведь всегда был одним из лучших, подавал надежды даже у снейпа, который не отличается лояльностью к когтеврану (лояльностью к чему-либо вообще). шин никогда не был в клубе тех, кто не доживет до тридцати, или тех, кто будет бомжевать в косом переулке, побираясь мошенничеством. у хонга гибкий ум, высокий интеллект и смекалка, он использует все три инструмента в качестве улик.

— если бы хотел, дал бы деру и без палочки. — признается честно. зачем врать дасту, пытаясь придумать повод или причину остаться наедине. он далеко не подросток, чтобы хитро вилять из стороны в сторону, и совсем не такого склада характера, чтобы скрывать свои настоящие намерения. шин прямолинейный и честный, может, иногда слишком твердолобый. не зря козерог ведь.

даст, как обычно, пытается шина оправдать, если не в общественных глазах, то хотя бы в своих. и, конечно, у шина должна быть весомая причина, чтобы он поддался в бездельники, которые наживаются на чужом горе. только вот шин высокими моральными принципами не отличается и с большим удовольствием впаривает очередную побрякушку бедной матери, которая всего лишь хочет обезопасить своего малолетнего ребенка, соскребая со всех копилок последние деньги.

— война в самом разгаре, а мальчикам с мозгами не особо рады на поле боя, — шин разминает шею, рукой массажируя затекшую часть. — ну, или я не особо пригодился. а продажа амулетов слишком выгодное дело, чтобы меня смутила ее незаконность. — хонг опускает голову и смотрит исподлобья на даст, ожидая увидеть там полное отвращение и осуждение. думаешь, шин сам доволен своей жизнью? — я не знаю, одобряешь ты это или нет, но это мой единственный способ выжить. когда началась война, я остался без работы, а через некоторое время без дома. я стал одним из тех изгоев, которые вымаливают хотя бы монетку. с этой работой у меня есть еда.

шин и правда не думал, что война перевернет всю жизнь вверх дном. она беспощадно выбила почву из-под ног, оставив шина один на один с жестокостью реальности. хонг всегда понимал, что вся его стабильность относительна по сравнению с быстротечностью событий в мире, но осознал шаткость своего положения, столкнувшись с катастрофой лицом к лицу.

а ведь шин всю свою жизнь мечтал исчезнуть из городского потока, влиться в бытовое спокойствие в домике у озера, навсегда отпустить новости и окончательно утопить себя в тишине ближайшего леса. и когда даст спрашивает про предложения, шина впервые осеняет так быстро, что он даже не дает себе времени обдумать свою идею. для него несвойственно, но рядом с джерри всегда получается хаотично и спонтанно. и он мягко касается его руки, пальцами нежно касаясь ладони.

— давай сбежим вдвоем? спрячемся где-нибудь в глуши? — вслух звучит глупо. шин понимает, насколько отчаянно он звучит. и он пытается давить на тормоза, чтобы не выглядеть совсем нелепо. — это было бы неплохим решением: мне не пришлось бы сесть, тебе бы не пришлось меня задерживать. правда ты мог бы сойти за моего соучастника.

и все минусы вылезают друг за другом, когда шин озвучивает все вслух.
слишком плохая идея, они далеко не подростки, чтобы бросаться в омуты с головой. [NIC]Shin Hong[/NIC][STA]не создавай мне проблем[/STA][AVA]https://i.imgur.com/KMZcFkM.png[/AVA][LZ1]ШИН ХОНГ, 27 y.o.
profession: мошенник[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

7

- о, сочту за комплимент, что ты решил остаться,- сарказм это способ отстраниться и спрятаться. сарказм - это то, что джерри применял налево-направо ко всем, кто его раздражал или пытался лезть своими грязными руками в душу. к шину тоже применял когда-то давно, но в какой-то момент разучился, честно говоря, что его бесит до трясучки. но это было давно - достаточно давно, чтобы панцирь снова сошёлся на пузе и стал достаточно непробиваемым. достаточно давно, чтобы привычный инструмент отстранения от раздражителей применительно к хонгу не казался чем-то крамольным.

- но есть же министерство, лавки, миллион возможностей... шин,- джерри ловит себя на мысли, что как будто бы уговаривает сам себя, а не призывает шина к порядку. кому как не ему знать, что в этой мире далеко не каждому суждено жить по совести? кому как не ему знать, что далеко не сплошное отребье бросается во все тяжкие и начинает обманывать налево-направо, пользуясь чужой наивностью и впечатлительностью? в конце концов шин не первый его однокурсник, пойманный за руку, и наверняка не последний - статистика говорила о том, что война ломает жизни не только тех, кто ушёл на фронт, воевать за то, что верил. статистика была беспощадной сукой и говорила о том, что всем им приходится выживать так или иначе (и не менее неумолимо сообщала, что не все справятся). и от этих знаний джерри едва ли было легче хотя бы на йоту. - почему ты не пришёл ко мне? я бы помог,- джерри смотрит с болью, чувствуя вину за то, что из-за его планов на жизнь (едва ли выполненных хотя бы на 10 процентов), упрямства и банального страха, что если не сейчас, то позже всё это закончится в разы болезненее у шина не осталось безопасного тыла, такого чтобы выстоял в любой шторм. такого как он. и это неправильное чувство - хонг взрослый мальчик, хонг давно не его мальчик со звонким смехом. они с хонгом друг другу никто, но даст успел ляпнуть очевидное и болезненное, прежде чем все шестерёнки в мозгу встали на место, останавливая его от подобных ошибок. - не бери в голову - я не должен был.

что он там и кому был должен даст не успевает закончить, будучи нанизанным на булавки гениальным предложением хонга - кажется, только что он понял как это быть бабочкой в коллекции энтомолога. и ему это совсем не понравилось, как и не нравились разошедшиеся эмоциональные качели - на этот раз прямо из-под гнёта чувства вины в шторм неопределённости, а может быть даже раздражения (на себя, на шина, на шутницу-судьбу). глаза джерри округлились без его ведома, рука всё ещё сжимающая палочку, неприятно дрогнула, когда вторая незаметно сжала тёплую привычную ладонь в ответ, не сразу послушавшись мозг, требующий немедленно отдёрнуть её, и сам он весь ощущал себя выпотрошенным заживо.
что.
он.
только что.
предложил?!

- ты головой ударился, да? - это бы всё объяснило. в 17 лет говорить о побеге от всех в глушь весьма романтично, и внутри всё так приятно сжимается от мысли о жизни бок о бок с родным человеком вдали от всех по собственным правилам. в 27 лет подобное воспринимается как дурная шутка. в их случае как очень дурная, злая даже, бессердечная. наверное, поэтому то сердце джерри и пропустило пару ударов - от ужаса. от ужаса же? - нет, я серьёзно? это перебор, шин. мы не виделись сколько? 9 лет? 10? и...- даст не заканчивает, снова принявшись отчаянно тереть переносицу - как будто бы от этого что-то изменится, ха. ему бы хотелось проснуться хоть в слезах, хоть в холодном поту в своей кровати и осознать, что это всего лишь сон. ему бы хотелось даже очнуться от комы в мунго, опять же осознав, что всё это его фантазии. но нет же. нет! это всё взаправду. - забудь. я даже комментировать это не буду. мы не в сказке, и.. боже. просто забудь.

джерри пугает, что он в самом деле ищет причины почему нет - это значит, что в целом он не против. и это пугает даже больше. он так и не перерос влюблённость? сказывается то, что так никого и не нашёл, чтобы создать ячейку общества как велят традиции? или то, что даже не искал, не подпуская никого и на пушечный выстрел? и главная ли это его проблема сейчас?
определённо нет.

- ты идиот - это не обсуждается. а теперь слушай внимательно,- джерри делает шаг вперёд, опасно сокращая дистанцию, не до конца уверенный, что справится с поставленной себе задачей. - сейчас ты очень быстро отсюда уйдёшь, а вечером придёшь ко мне и мы поговорим нормально. твоя палочка останется у меня - мне так спокойнее. и не шали - ты знаешь, я весьма упрям и достану тебя из-под земли, если не объявишься,- ещё пять секунд он даёт себе на то чтобы весьма неоднозначно поглядеть на до боли чужое-родное лицо и заканчивает весьма уныло, не давая себе времени окончательно выйти за рамки дозволенного. - а теперь иди,- бумажку с адресом создать легче легкого, всунуть в руки шина, старательно избегая лишних касаний - уже сложнее.

[LZ1]ДЖЕРРИ ДАСТ, 27 y.o.
profession: сотрудник отдела выявления и конфискации поддельных защитных заклинаний и оберегов;[/LZ1]

+1

8

шину неприятно смотреть на то, как даст реагирует... на все. даст всегда был сдержаннее, всегда был правильным, у шина не хватает на это выдержки или моральных принципов. он, конечно, тоже не из тех, кто пинает хуи и предпочитает тусовки в хогсмиде, вместо того, чтобы просидеть в библиотеке над кипой бумаг. он скорее из тех, кто любит сидеть в зале, перелистывая книжку под скрипящее потрескивание огня в камине. и совершенно не любит устраивать беспорядок, складывая носки к носкам по цветам.

видимо, недостаточно, чтобы сравниться с дастом, который шина отчитывает, как малолетку, который выкрал сливочное пиво и сделал пару запретных глотков.

миллион возможностей есть у тех, к кому благосклонна судьба и кого есть достаточно связей, чтобы куда-то поддаться. у шина из контактов коди и даст, и даже последний номер хранится больше из привычки и привязанности к своему прошлому. шин хочет уйти от этого диалога, он ведь и сам понимает, насколько глупо звучат его оправдания на фоне всех открытых путей.

истина слишком простая — дасту повезло, шину нет.

— о чем нам говорить, даст? — он пытается сопротивляться, но джерри убедителен, как обычно, и слишком настойчив, чтобы не смять бумажку в карман. шин пытается сопротивляться, но уже совершил ошибку, готовый сбежать из города вместе с дастом. он уверен, что пара часов, проведенных с ним вместе, заставят чувствовать то, что было похоронено десять лет назад под толстым слоем безразличия и равнодушия. и у шина появляется ощущение, что дасту просто нравится ковырять в старых ранах, заставляя те кровоточить. — окей, я понял.

и шин цокает себе под нос, разворачиваясь. он засовывает руки в карманы, перебирает записку пальцами, сминая ее в комок и едва держится, чтобы не выбросить ее демонстративно. у шина в планах и правда сбежать, купить новую палочку, все равно у него слишком посредственный атрибут, чтобы он не смог на черном рынке найти ей замену, и больше никогда не появляться на глаза дасту. но тот ведь и правда достанет его из-под земли, будет рыскать ищейкой, вынюхивая следы. а шин слишком плох, чтобы исчезнуть из чужой жизни без единой зацепки.

хонг цокает еще раз, когда отходит подальше, осматривается по сторонам и даже не знает, куда ему теперь идти. с коди видеться нельзя еще пару дней, больше друзей у него нет, а без палочки он даже не может ни с кем связаться из знакомых мошенников. и хонг забивается в ближайший бар, предпочитая скоротать время выпивкой, и его мало тревожит мысль, что даст пьяному шину может быть не рад.

у хонга раньше были высокие стандарты, но жизнь слишком его потаскала, чтобы сейчас он уступил место дешевому пиву и низкосортным закускам. настолько, что он даже готов пойти против старой любви, чтобы остаться на свободе. на войне плохо, но в тюрьме еще хуже. и хонг запасным планом прописывает себе место в рядах активных боевых действий.

шин выходит из пара с легким головокружением, на настенных часах было восемь вечера. он надеется, что это достаточно вечер, чтобы больше не томить его скукой в переулках. и дом даста находит быстро, стучится в дверь и ждет, когда уже привычное лицо джерри появится в дверном проеме.

— вернешь мне палочку? [NIC]Shin Hong[/NIC][STA]не создавай мне проблем[/STA][AVA]https://i.imgur.com/KMZcFkM.png[/AVA][LZ1]ШИН ХОНГ, 27 y.o.
profession: мошенник[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

9

если бы джерри мог сформулировать в трёх словах, о чём им говорить - они бы поговорили здесь и сейчас. но он не знал, все его решения и действия в течение последних двадцати минут вообще не имели ничего общего с планированием, разумным подходом к любой ситуации и всему тому, что он так искренне в себе любил. им руководили эмоции, а может быть и вовсе банальное желание спасти (или любовь к расковыриванию старых ран, чтобы снова нарывало и болело) - конфискатор не был готов рефлексировать в достаточно мере, чтобы хотя бы для себя сформулировать, что он делает. и уж тем более он не собирался сейчас отчитываться перед шином.

- славно,- говорит на выдохе, провожает сложным взглядом, сверля спину, в которую уже отвык смотреть, благословляя на великие свершение. как оказалось, джерри от много отвык, но по-прежнему попадался на всё те же крючки: тёмные зрачки, такая любимая когда-то улыбка, ради которой не жалко было и город подпалить, так и не атрофировавшееся желание защитить от всех бед и невзгод, как обещал. сколько лет прошло? пять? десять? даст не считал - просто помнил, что много. достаточно, чтобы при встрече не падать в пучину прошлого, отчаянно хватая ртом воздух и всё равно задыхаясь. а вот у него не получалось. и вздыхал он сейчас очень характерно - тяжело, с присвистом. и губы кусал как раньше, оставляя ранку за ранкой, даже не замечая как наносит сам себе раны, пока во рту не появится солёно-металлический привкус.
и правда о чём им говорить?..

- соберись, тряпка,- никакого рукоприкладства - джерри предпочитает решать проблемы словами через рот как с другими, так и с самим собой. одёрнул себя и славно, достаточно. дальше дело практики - чужую незнакомую палочку в левую руку, без лишней жалости распороть себе правую простым заклинанием, невзначай радуясь тому, что забыл сообщить при устройстве на работу о свой амбидекстрии. свою палочку уже в левую руку, чужую - поглубже в карман пальто, побольше озабоченности на лицо (впрочем тут и стараться не надо было), сбросить сферу незаметности, правую бросить вдоль тела, не обращая внимания на боль и капающую на брусчатку кровь (джерри думает, что внутри кровоточит острее), и с видом глубоко разочарованного в сегодняшнем дне человека прямиком на служебное преступление - второе за сегодня. и врать так, как будто говорит правду. извиняться раз, два, десять, чтобы даже не сомневались, что сожалеет об упущенном преступнике, и снова в круговорот рабочей рутины, толком и не зная, а что дальше.
ведь будущее туманно как никогда.

- - -

джерри мечется из угла в угол, то и дело натыкаясь уже давно вылеченной, но фантомно поднывающей рукой на углы и мебель. ему неспокойно - штормит. хочется предложить шину помощь. хочется отругать его. хочется обнять и зачеркнуть года безмолвия. хочется не открыть дверь, чтобы не проверять себя на прочность.
хочется.
хочется.
хочется.

в джерри стопка огневиски - тяжёлым теплом давно опустилась в желудок.
в джерри ни крошки с момента встречи с хонгом.
у джерри голова кругом и никакой привычной разумности и трезвости рассудка.
джерри думает, что ему давно не 17, а гормоны всё равно шалят.
джерри думает, что всё это ни к чему.

к моменту, когда в дверь стучат, джерри, если честно, уже ничего не думает и просто смотрит на огонь в камине, опять раздирая  зубами корочки на нижней губе.

- сначала мы поговорим,- если бы он знал о чём им говорить, если бы он в принципе знал, почему его так коробит присутствие шина. вернее: если бы он признавал своё право на подобные реакции. - заходи,- джерри отступает вглубь, пропуская шина, привычно-непривычно возвышаясь над ним скалой. только теперь он не тыл, не тот, кто подставит плечо. а кто он?
просто джерри, наверное.
наверное.

- расскажи,- джерри спотыкается о собственные предрассудки, как школьник о развязанные шнурки на кедах - расскажи что? как ты дошёл до жизни такой? почему так опустился? почему ты не такой каким я бы хотел тебя видеть? расскажи мне как это жить на дне, пользуясь чужой наивностью? всё не то. - расскажи как ты... как ты жил все эти годы?

даст не уверен, что вправе просить о таком, если честно, он даже не до конца уверен, что ему стоит о подобном знать, но слова ведь не птица - вылетели и обратно уже не вернёшь. да ему и не хочется (и всё же хочется). волнуется как на первом свидании, тревожится как в последнюю встречу - знает, что это одновременно и первое, и последнее. всё так сложно. зачем так сложно? зачем ему всё это?
зачем?

джерри чувствует запах алкоголя, тяжёлым облаком обнимающий шина - не осуждает даже, как-то не получается. думает только, что он не хуже и отходит к столу.

- тебе, наверное, хватит, а я, пожалуй, выпью,- быть слабым, быть ранимым, скинуть собственный привычный панцирь скепсиса и сарказма, уберегающий от чужих поползновений в его сторону одновременно сложно и легко - удивительный баланс. перед шином, даже сейчас, даже таким вот, пойманным с поличным, по-прежнему нестрашно быть морем, которое волнуется странно, дико, но почему-то не страшно.
как раньше уже не будет - джерри наливает огневиски в рюмку. а как будет дальше никто и не знает - джерри пьёт, недовольно морщась, когда капли крепкого оседают на открытых ранках.

у их расставания были причины.
у их встречи причин не было - просто случай.
сучий случай, если уже совсем начистоту.

[LZ1]ДЖЕРРИ ДАСТ, 27 y.o.
profession: сотрудник отдела выявления и конфискации поддельных защитных заклинаний и оберегов;[/LZ1]

+1

10

стоять перед дастом так — подобно быть раздетым. он ведь его всеми упреками и всеми аргументами может задавить, прочитать, как открытую книгу, даже если хонг все это время старательно прикрывал все свои недостатки и достоинства. шин не особо тянулся к друзьям, знакомым и людям в принципе. он хотел как можно глубже в себе закрыться, не подпускать никого к своим тараканам, чтобы себя обезопасить. шин думает рационально: чем больше людей знают его и то, чем он промышляет, тем опаснее; тем легче попасться в руки министерства и быть наказанным. хонг эту политику осуждает, по его мнению всем стоит больше обращать внимания на то, что происходит на фронте, чем на то, что происходит в тылу. и приоритеты выставлены совершенно не так, как шин себе представляет.

хонг бы мог в политику, легко вести за собой целое министерство, распределять обязанности и умело выставлять нужные приоритеты. только вот у него слишком мало амбиций, он чересчур закрыт для человека, который должен знать абсолютно все: какая крыса и за каким углом. у шина мало энтузиазма, и он привык, что инициативу проявляют все, но не он. и последнее, что было весомее всех аргументов, — он не хотел. ему политика казалась скучной, с большой ответственностью, а шин из сорта людей, которые предпочитают все же отлежаться на дне, чем первым рваться в бой.

и с дастом все было точно так же: шин хотел бы поскорее залечь на дно и исчезнуть из воспоминаний бывшего, чем сейчас после такого четкого отказа нарваться на противостояние. шин предложил сбежать вместе, даст дал ему четкое нет, у шина больше нет смысла мучить себя, находясь рядом, топчась на своих чувствах.

— миленько, — и это он про дом. а не про то, что джерри выкрал его палочку; не про то, что джерри заставил его прийти; не про то, что джерри это джерри.

шин по-хозяйски плюхается в кресло, плечами чуть ли не больше, чем кресло. подпирает рукой щеку, смотрит на даста, думая о том, как было бы прекрасно его не встречать. это лучше, чем ворошить все то, что было похоронено много лет; сейчас оно болезненно копошится внутри, готовое мерзкими гадостями вылезать из его поганого рта. и когда джерри спрашивает, в шине алкоголь хочет съязвить и засмеяться.

когда шин пьяный, он максимально холодный. он становится тем циничным и скептичным мудаком.

— я же все тебе рассказал, — шин поворачивается к камину, еще пару минут взгляда на даста, и у шина не будет больше причин себя сдерживать. и он даже не знает, хочет ли он его обнять или хорошенько врезать. и хонг предпочитает отвернуться и сделать вид, что он говорит не с дастом, а с кем-нибудь другим. — после выпуска я работал, как обычные люди работают. работа, конечно, там так себе, постоянно перерабатывал, до ночи сидел с бумагами. да и скучно в основном было, но меня устраивало. денег не прям гора, но хватало. а потом началась война, нас сократили, найти новую работу оказалось трудно. ну, сам понимаешь, никто не знает, что будет в будущем, что происходит сейчас. люди хотят себя обезопасить, так я и нашел способ подзаработать. а дальше ты и сам знаешь. — шин все-таки не сдерживается и смотрит на даста. ему не хочется видеть, как тот смотрит на него с сожалением или сочувствием. это самое ужасное, что к тебе может чувствовать человек, особенно человек, с которым ты в слишком близких отношениях. когда-то был. — на работе, кстати, со своим напарником и познакомился. он шустрый и хитрый, не такой, как я. вообще не понимаю до сих пор, как я с ним сдружился, но его наша работа совсем убивала. ему-то надо куда-то вечно бежать, что-то делать, такой, легкий на подъем. и когда нас уволили, мы-то вместе и скооперировались.

даст же не будет ревновать спустя сто лет.
шин мысленно этому усмехается, даст не ревновал бы к такому даже сто лет назад.
точно не из собственников.

в горле пересыхает от разговора, с дастом хочется легко и просто, как во время хогвартса. получается через какую-то пытку.

раньше они сидели вместе, болтали на переменах, обсуждая новые заклинания, сидели на уроках, ходили на бал, звали для прикрытия девчонок, которые оказались без пары. шину и дасту было слишком хорошо в университете, когда они вместе оттачивали заклинания, уходили в комнату отдыха, чтобы просто сидеть и читать книжки, иногда покачивая ногой и задевая друг друга, чтобы через пятнадцать минут устраивать небольшую заварушку. они прятались по углам от одногруппников, переписывались по ночам и переглядывались во время обедов. шин всегда выходил слишком сонный на завтрак, потому что совершенно не умеет ложиться вовремя и не умеет вставать рано, тыкая палочкой в свою записную книжку и перелистывая все наблюдения, которые он сделал во время уроков.

шин любил гулять в хогсмиде, затаскивая даста в магазины, смеясь над ним, когда тот кривился от кислотной конфетки.

и сейчас он сидит напротив, совершенно беспомощно перед всеми этими воспоминаниями в серой комнате, которая давит атмосферой взрослых проблем. ему бы вернуться в мирное время, сидеть на траве, переплетать пальцы, пялясь в небо и пересчитывая облака.

— ты, кстати, совсем не изменился.

вырывается само собой, констатацией факта. [NIC]Shin Hong[/NIC][STA]не создавай мне проблем[/STA][AVA]https://i.imgur.com/KMZcFkM.png[/AVA][LZ1]ШИН ХОНГ, 27 y.o.
profession: мошенник[/LZ1][SGN][/SGN]

Отредактировано Nicolas Feyn (2022-09-30 18:21:54)

+1

11

джерри никогда не хотелось взрослеть - не было в жизни вне стен хогвартса ничего, что могло бы его заинтересовать. из него вообще не получилось мечтателя - то, что можно потрогать, то, что было в руках здесь и сейчас, всегда было важнее всех планов и мечтаний - гораздо интереснее сжать чужие пальцы в своей ладони, чем рассуждать о немыслимых высотах в карьере, которых они обязаны достичь. джерри в принципе не верил в сказки, не считал себя исключительным, знал, чёрт возьми, в самом деле знал, что струхнёт прежде чем выйти за порог замка, ставшего домом и даже больше, и развяжет себе руки, снимая с себя все обязательства, озвучивая миллион причин почему их союзу с хонгом нет места в новой реальности, и отчаянно не хотел оказываться в точке невозврата. всё ещё не мечтал никогда не взрослеть, зная, что питер пен едва ли был счастлив, смотря на то, как уходят его друзья, но не хотел с опаской оглядываясь на календарь.

в этом не было никакого смысла, ничто не могло остановить неумолимо спешащее только вперёд время, ничто не могло его переубедить, что юношеская влюблённость, что всё то, что было между ними с шином, должно остаться с ним и дальше. он собственноручно дал им три месяца после выпуска и разрубил все связи по истечению срока, почти не дрогнув в лице. ведь когда врёшь, главное верить в собственные слова - даст поверил. поверил, что во всём этом нет смысла, что они разные люди, что было бы разумнее разойтись, чем пытаться держаться друг друга, что нет ни одной причины для продолжения, ведь у них за пазухой теплые воспоминания о детстве и юношестве бок о бок, но этого недостаточно, чтобы влетать в шторм новой реальности на всех парах бок о бок.
у даста был десяток взвешенных причин, против которых могло сработать одно уверенное «мне всё равно», но его озвучено не было.
поэтому они расстались - никто из них не говорил от сердца, обращаясь к разуму. и никогда джерри не вешал вину на хонга, не искал его глазами в толпе, не думал «а что если», в самом деле спокойно отнёсся к произошедшему, принимая как должное.
и, наверное, вышел бы победителем из всей этой истории, если бы не их случайная встреча.
если бы не знакомая до крепко сжатых зубов бравада, если бы не улыбка, давно отпечатавшаяся на сетчатке глаз, если бы не эхо чужого-родного голоса в голове, если бы... если бы только он правда разлюбил, а не действовал в соответствии с рациональной составляющей своей личности.

- всё равно не понимаю,- в голосе джерри обида - неуместная, нелогичная, нетипичная. джерри в целом комок нелогичности и оголённых нервов - ему неспокойно, в пустом желудке плещется огневиски, а сам он не понимает зачем всё это затеял, зачем настоял на разговоре. и в голове только зачем, зачем, зачем. он ведь не железный - уже взрослый, всё такой же, умеющий идти на поводу собственного разума, а не глупого сердца, и всё равно. зачем? зачем собственноручно продлил агонию недобитых чувств? зачем просил прийти? чтобы смотреть на него, вглядываясь в знакомый профиль, поджав губы и прикусывая уже привычно? чтобы вспомнить и уже не забыть? чтобы засомневаться в собственном ответе на глупое предложение? он ведь не железный - живой, настоящий, из плоти и крови. - и тебя всё устраивает? я могу помочь - и работу найти, и деньгами, пока будешь в подвешенном состоянии.

ничто в нём не реагирует на упоминание третьего лишние в их истории - ревность это слишком энергозатратно. ревность - это про неуверенность в себе и недоверие к другому. ревность - это когда между людьми есть какие-то связи, обещания. а между ними годы молчания. джерри неприятно разве что от мысли, что всё то время, что он существовал в своём информационном пузыре, с шином был кто-то другой. и это он знает, что теперь любит хонг. это он был рядом, когда тому было весело, и грустно. не джерри, а кто-то другой.
но виду, конечно же, не подаёт. он выше этого, разумнее.

- и дом для меня одного большой,- джерри знает достаточно про треугольник карпмана, знает, что спасать стоит только себя, и всё равно говорит, что приходит в голову, пряча взгляд на доли секунд и виня во всём огневиски. для других он сплошная загадка, человек, которому никто не интересен, для шина скорее открытая книга - прав ведь пройдоха, джерри не изменился. ни в худшую, ни в лучшую сторону, просто применил себя в другой сфере, отличной от прозибания над книгами и преуспел - не гений, но и не неудачник. он таким был всегда - прилежный, аккуратный, верный своим принципам, не лезущий в петлю почём зря. только с шином немного другой, мягче, пожалуй. - а ты изменился?

джерри смотрит прямо, смотрит слишком жадно, так как ему бы не стоило смотреть, всё ещё сверху-вниз, почти не удивляясь тому как естественно смотрится шин в его кресле, как будто только его и ждало, чтобы влиться уже в общий интерьер. и внутри что-то свербит, коробит, ломается. он смотрит открыто, без улыбок, без ужимок, без попыток прикрыться привычным уже равнодушием, чувствуя как горят щёки, надеясь на полумрак помещения как никогда ни на кого не надеялся - руки, тело помнят ещё чужое тепло, и не прочь прикоснуться снова, но он держится. всё ещё не железный, но разумный.

он ведь сам всё сломал, всё разрушил. не жалел, не горевал, не бился в истериках.
просто забыл спросить у сердца, как у него там дела - ведь это неважно, просто побочные симптомы.
мелочь.

мелочь, которая вполне могла перевернуть его жизнь с ног на голову.

[lz1]ДЖЕРРИ ДАСТ, 27 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> сотрудник отдела выявления и конфискации поддельных защитных заклинаний и оберегов;<br>[/lz1]

+1

12

шин сейчас старается много не рефлексировать, себя убеждает, что реальность такая, какая она есть, и многие его решения это лишь результат стечения независящих от него обстоятельств. он всего лишь старается делать все от него возможное и плавно плыть по течению, игнорируя внутренние порывы свою жизнь изменить. на самом деле — даже не понимает, какой курс ему нужно выбрать, потому что, кажется, он ко всему уже привык и менять ничего не хочет. правду говорят, что люди привыкают ко всему, шин исключением не является.

все предложения даста звучат абсурдом, шин опять же старается не ковыряться. отгоняет от себя все ненужные воспоминания, особенно те, что так тесно связаны с дастом, переплетаются с чувствами и выводят на новый диапазон очевидного разочарования. шин больше разочарован в своей жизни, чем в джерри. он не может в джерри разочароваться, шин его буквально благословляет, приравнивает к кришне и будде.

шину бы куда легче жилось магглом, распределять свой порядок дня между работой и сном, себя выматывать на ежедневных марафонах рабочих задач и совершенно не знать о том, что существуют волшебники. шин бы так и не смог никогда коснуться прекрасного мира драконов и дементоров. и уж точно не смог бы оказаться в ситуации, где его по кусочкам разбирает война.

хонг хотел бы по вечерам смотреть ситкомы по телевизору, пить пиво и пачкать пальцы в жирной пицце. он бы отрастил себе пивное пузо и раз в неделю выбирался бы в ближайший паб, чтобы с друзьями посмотреть футбол. и единственное, о чем бы он беспокоился, это надеть ему носки мокрыми или грязными.

шин воевать не хочет.
шин войны не хочет.

— бред какой-то, — шин встает с кресла. он понимает, что диалог уходит в совершенно ненужную тему, скорее хочет быстрее подавить смесь чувств, всколыхнувшуюся в нем. она неприятно щиплет у глаз, покраснением растекается по линиям капилляров. ему бы поскорее забиться в свой привычный панцирь, затолкать неприятные ощущения от осознания оставшейся любви поглубже и больше никогда этого не касаться. — слишком большой дом, не кажется, что за уши притянутый аргумент?

хонг, конечно, себя убеждает, что в прошлом все чувства потопил и спокойно принял расставание. только сам себе признаться не может, что даст был единственным человеком в его жизни, с которым он чувствовал комфорт и не нуждался в подпитке извне. после даста серьезные отношения превращались лишь в очередной груз ответственности, который шин с трудом мог нести на своих плечах, не готовый так легко отпускать ощущение подростковой любви. себя убеждал в очередной раз, что это лишь искаженные воспоминания и гиперчувствительность гормонов, что он может наладить контакт с любым человек.

убеждал себя, что даст далеко не особенный.

шин подходит ближе, из-за легкого опьянения с трудом рассчитывает необходимое для статуса бывших расстояние между ними, слегка залезает в чужие границы, делая лишний шаг вперед. и вместо того, чтобы вытворить глупость, протягивает руку вперед. шин не тот, кто поведется на слабый импульс старых, заглохших чувств.

он из тех, кто всегда будет уверенно долбить себя очередными рассудительными аргументами, сохраняя чрезмерное хладнокровие. и он опять же не может отрицать, что даст в этом плане идеально ему подходил, в то же время совершенно не нужен рядом. совершенно не тот, кто будет катать по эмоциональным горкам и разжигать внутри огонь из романов джейн остен.

— отдай мне палочку, и мы опять разойдемся на пару десятков лет, — шин хочет оставить себе надежду и шанс на будущую встречу. ему бы хотелось встретить даста с ощущением полного спокойствия, а не растерянности. хочется после окончания войны встретиться семьями, посмеяться, подружить детей и тоже отдать в хогвартс.

и когда даст сомнениями терзает их двоих, уговорами пытается заставить остаться в этом доме подольше, шин чуть цокает языком.

— ты мне все еще нравишься, — любви не говорит, для взрослых это слово слишком значимое, а шин предпочитает сначала обдумать, уместно ли оно описывает его чувства. и не говорит ли в нем ностальгия, желающая вернуть времена спокойствия и полного затишья. хонг допускает возможность, что он скучает не по дасту, а лишь по беззаботному хогвартсу. — и я думаю, что очень плохая идея мне жить здесь. знаешь, не особо горю желанием каждый день видеть объект своих неразделенных чувств.

и говорит спокойно, знает, что даст поймет все, что он говорит.

к тому же, хонг не может оставить коди, который в двух переулках потеряется и на завтра будет схвачен всеми возможными министерствами. все-таки они слишком быстро породнились, обстоятельства заставили их насильно стать друг другу родными братьями. и хонг в какой-то степени за него беспокоиться, совершенно не желая вернуться к их месту встречи, а узнать, что коди отправили на войну или он тухнет в тюрьме.

но если даст попросит его остаться, он не сможет отказать.
если даст вцепиться в руку, умоляя навсегда оставить прошлую жизнь, не потому что шину так будет лучше, а потому что джерри сам этого хочет, шин останется.
он выпроводит из своей жизни коди, найдет работу и заставит себя жить по тому шаблону, который ему предлагают.[NIC]Shin Hong[/NIC][STA]не создавай мне проблем[/STA][AVA]https://i.imgur.com/KMZcFkM.png[/AVA][LZ1]ШИН ХОНГ, 27 y.o.
profession: мошенник[/LZ1][SGN][/SGN]

Отредактировано Nicolas Feyn (2022-09-30 18:42:49)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » страна чудес


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно