Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » С тобой всё в норме? Выглядишь дерьмово.


    С тобой всё в норме? Выглядишь дерьмово.

    Сообщений 1 страница 20 из 20

    1

    ОДИН ИЗ ИЗВЕСТНЫХ БАРОВ САКРАМЕНТО | ВЕСНА | НОЧЬ

    Harry Right, Kay Imogen
    https://i.imgur.com/E3HXdG8.gif https://i.imgur.com/qkfQfJb.gif

    Когда идёшь ко дну, теряя самого себя, лишь настойчивый шёпот из темноты может спасти тебя.

    +3

    2

    ♫ Jazz - Background Music

    Место встречи с клиентом всегда оговаривается заранее. Необходимо знать, на какой уровень встречи он готов тратиться, какой прейскурант можно ему предложить, за что он готов заплатить сам, а за что он сам платить не готов и тогда в дело вступает райдер девушки, ради встречи с которой все и затевается. Задача Кей, как заправляющей всем разворачивающимся действом, создать иллюзию полного удовлетворения интересов всех со всеми. Существует безусловное правило: клиент всегда прав и только на его вкусы ориентируется агентство. Но на самом деле каждый клиент подбирается для каждой отдельно взятой девушки. И в подобной подаче информации остается все меньше условий для маневров последней. К тому же, разве Имоджен кому-то когда-то пожелает неудобного клиента или неподходящую девушку? Убедить в собственной исключительности, состыковать вкусы, устроить знакомство, создать необходимый антураж – со всем подобным Кей управлялась легко, впоследствии с удовольствием смакуя результат. В буквальном смысле отмечая успешную сделку за бокальчиком вина.
    Бар «Градус» был выбран неслучайно, ведь антураж здесь был соответствующий запросам клиента. После полуночи здесь играли блюз, ненавязчивый, легкий и с мягким расслабляющим эффектом. Никто не мешал беседе в уютных индивидуальных кабинках. И что было самым приятным бонусом для Кей – никому в голову не приходило приставать с забавляющими – или раздражающими - навязчивостью вопросами «одна здесь?». Просто потому что здесь подобных людей и не бывало.
    Убедившись, что встреча клиента и девушки по имени Хлоя успешно состоялась, по крайней мере мужчина был полностью доволен, уводя свою спутницу для приватной беседы, Кей позволила себе расслабиться. На сегодня рабочий день был окончен. Хлоя – взрослая девочка, знает, что делать, сумеет разобраться, что к чему, если что-то выйдет из-под контроля. По крайней мере все они на связи.
    По правде говоря, Имоджен залюбовалась пианистом. Так и хотелось  подойти, присесть рядом, примерить его классическую шляпу белого цвета, погладить пальцами клавиши, из которых раньше и сама могла извлекать некоторые связные между собой мелодии. Особенно радовало, что пианист не порывался петь, за это ему была отдельная благодарность. Приятно было отключиться от поспешного ритма города, погрузиться в звуки, прикрыв глаза, вслушиваться в сбивчивый ритмичный мотив мелодии. Телефон милосердно молчал. Мысли постепенно встраивались в философский настрой, переставая анализировать бесконечные идеи и рутинные решения. Взгляд бармену, легкая полуулыбка, кивок головой – и ее бокал снова наполнен вином.
    Чуть обернувшись к стойке, Кей мимолетом подмечает в противоположной стороне знакомую мужскую фигуру. Она может и ошибаться, но не первый раз встречает здесь Хэрри, возможно, это и в самом деле он. Нарушая свое же правило ни с кем не заводить сегодня разговора, Кей четко дает понять самой себе, что Райта ее решение точно не касается. Они встречаются вот так случайно не слишком часто, но даже если виделись бы они хоть вчера, Имоджен в любом случае подошла бы перекинуться с Хэрри парой фраз. Ну потому что это же детектив Райт. Всегда очень спокойный, уравновешенный мужчина, довольно доброжелательно расположен и никогда не отказывается от беседы, прекрасно воспитан, выдержан, производит впечатление надежной силы человека, к которому можно обратиться и даже попросить помощи. Такое уже случалось и не единожды. И он поможет. Запросто, по-свойски, никогда не забывая доброго отношения. Часто ли вы встречаете отзывчивых строгих справедливых полицейский? Вот очень редко. Имоджен знала по опыту, что такие экземпляры буквально на вес золота. В общем, о Хэрри у Кей было только положительное впечатление, поэтому она решила подсесть к нему и завести разговор.
    Пока стук каблучков заглушался плотным ковровым покрытием, взглядом поинтересовалась у бармена – всегда вылетают из головы их имена, указанные на бейджах – что ж так не весел ее будущий собеседник. Бармен пожал плечами в ответ и провел рукой по шее, мол, стараюсь не лезть. Интересно. И как часто Хэрри посещает этот бар в угрюмом состоянии, если даже бармен не берется завести беседу?
    Оправляя на бедрах платье глубокого цвета индиго, Кей почти неслышно уселась рядом с Хэрри. Она так и не смогла понять его настрой, и не сумела ответить себе на вопрос, как бы он отреагировал, если бы она по-свойски хряснула его по плечу в приветственном жесте. Рисковать не стала, просто негромко поздоровалась.
    - Привет, Хэрри. – выдержала паузу, дожидаясь, узнает ли мужчина ее. В конце концов она не знает, сколько он там уже выпил сегодня. И давно он вообще здесь? Почему-то раньше она внимания на него не обратила. А сейчас всмотрелась внимательно и подметила. – Слушай, у тебя все в порядке? Выглядишь ты не очень, честно говоря.
    Обычно мужчины мало разговорчивы, если дело касается каких-то эмоциональных проявлений. Но в определенный момент обязательно наступает именно та стадия, когда им вдруг хочется поговорить, поделиться, обсудить что-то, что выбивается из круга их эмоционального понимания. И если уж мужчина решился прибыть в бар, значит, не так уж он и против предложенной беседы.

    Отредактировано Kay Imogen (2022-05-05 02:23:18)

    +5

    3

    Опустошение.
    То чувство, которое хотя бы раз в жизни испытывает любой человек.
    Не важно, сколько тебе лет. Не важно, насколько крепким и горьким был твой жизненный опыт, насколько большой ты прошёл путь. Рано или поздно, состояние полной апатии и беспросветности настигает тебя.
    По разным причинам.
    Для кого-то эта причина может быть мелочной. Простой трудностью, через которую ты не можешь перешагнуть, даже собрав все свои силы. Для других этот порог напротив - слишком высок. Этим же и хуже, ведь когда ты всё же достигаешь края, копившееся в тебе выплёскивается с такой силой, что ты даже не успеваешь сообразить. Лишь продолжаешь падать и падать в пустоту, теряя самого себя.
    Сегодня Хэрри Райт пил. Он пил вчера. Пил и за день до этого. Подсчёта коматозного времени и литров уничтоженного алкоголя он уже даже не вёл.
    Райт не был алкоголиком. Можно сказать, что в каком-то смысле он с презрением относился к тем беспомощным созданиям, которые, сталкиваясь с жизненной стеной, налегали на бутылку. Жалкое, неподобающее зрелище. Собственноручное убийство себя своими же руками, физическое и моральное. Для Хэрри такие срывы были редкостью. До текущего раза он бы, наверное, и вспомнить не мог, когда выпивал что-то крепче бутылки пива или пары бокалов вина.
    Но сегодня он не думал о презрении. О том, как выглядит в глазах окружающих, и будет в конечном итоге выглядеть в своих собственных глазах. Мысли бешенным потоком проносились в его голове, а затем замирали, оставляя лишь пустоту, в которую он, собственно, и смотрел, не видя на самом деле ничего.
    Тяжело описать то, что он сейчас испытывал. Боль? Возможно. Но эта боль несла с собой столько разных оттенков различных примесей, что для того, чтобы подобрать нужное слово к своему нынешнему состоянию, у него ушло бы несколько часов. И даже на это у Гарри не было никаких сил. Можно сказать, что он продолжал заливать в себя алкоголь чисто на автомате, механическими, инстинктивными движениями. Как утопающий судорожно глотал в себя последние остатки кислорода, так и Райт раз за разом продолжал взмахивать рукой, вкидывая в себя очередную порцию отравы, как будто это могло даровать ему внезапное спасение. Но это был обман. Никакого спасения посредством пьянок не существовало. Те люди, которые глушили себя алкоголем, на деле лишь забивали себя ещё больше. Понимал ли это Хэрри Райт, пересекая порог «Градуса»? Может, и понимал. Но продолжал бежать от самого себя. И готов был бежать до тех пор, пока ноги не станут ватными и не подкосятся, сваливая его на землю. А до тех пор...

    «Градус» был хорошо знаком ему. Это место было одним из тех немногих мест, где можно было расслабиться и не переживать за то, что твои компрометирующие фотографии всплывут в каком-нибудь новостном ресурсе с нелециприятным заголовком. В каком-то смысле это было место для "своих", и только определённый круг лиц знал об его истинном назначении. Хэрри когда-то, по воле случая, стал одним из таких людей. Захаживал он сюда редко, но прекрасно видел и знал, что здесь происходит. Вот даже сейчас.
    Провожая помутневшим взглядом очередную девку с клиентом, Райт лишь иронично усмехался и просил бармена повторить. Здесь сегодня было довольно тихо, но гул в его голове не стихал. Сказалось количество выпитого, или же он просто медленно, но верно начинал сходить с ума? Кажется, и то, и другое сразу.
    Закрыв лицо руками, детектив шумно выдохнул. Чёрт побери. С этим пора была завязывать. Краткосрочный отпуск, который он предусмотрительно выпросил для себя у начальства, уже на следующей неделе подходил к концу. Если он не сможет выкарабкаться к тому времени, то к душевным проблемам непременно добавятся реальные проблемы с работой. А терять работу Гарри не собирался.
    Да. Наверное, он попросит бармена повторить ещё раз-другой, и двинет отсюда. Наверное.

    Когда женский голос окликнул его, Райт не сразу понял, что обращаются именно к нему. Лишь с трудом подняв голову и сфокусировав взгляд, он увидел перед собой знакомое лицо, а губы невольно изогнулись в лёгкой улыбке.
    - Кей. - Лишь пробормотал мужчина, после чего вновь закрыл ладонями лицо, принимаясь машинально массировать свои веки.
    Он не слышал, как она подошла к нему. Их связывали приятельские отношения, завязавшиеся благодаря (или из-за?) тому, чем они занимались. Женщина, продававшая услуги других женщин, и мужчина, посвятивший свою жизнь полицейской службе. Что может быть ироничнее?
    Гарри почувствовал срочную необходимость придти в себя. Перед Кей Имоджен он не мог позволить себе представать в том виде, в котором представал сейчас.
    Приоткрыв, наконец, глаза, мужчина как можно беззаботнее махнул рукой куда-то вглубь заведения.
    - Возраст берёт своё. Решил.. Решил проведать, как тут у тебя идут дела.
    Враньё? Отчасти, ведь Райт не собирался сегодня с ней пересекаться. Терять лицо перед Кей он не хотел.

    Отредактировано Hieronymus Right (2022-05-07 20:59:18)

    +4

    4

    Мистер Райт ее узнал. И даже легко улыбнулся. По крайней мере попытался, а это уже многого стоит. После мужчина долго трет лицо и особенно глаза и Кей знает этот жест.
    - Да, это я, - негромко подтверждает Кей и понимает, что Райт напился до чертиков и пытается не уснуть прямо здесь на барной стойке. Что ж, желание, кстати, вполне понятное.  Имоджен сочувственно улыбается и старается не очень-то изумляться мероприятиям, которые мужчина пытается провести для реабилитации лица и взгляда. Она никогда не видела Хэрри в таком состоянии. Честно говоря, она никогда и выпивку-то в его руках не видела. В подобных заведениях Райт чаще всего был на работе, что называется, пусть и не при исполнении. Хотя кто их, этих добрых полицейских разберет, когда он что исполняет. Просто в отношении Райта можно было быть уверенной, что исполнено будет качественно, а вот кому от этого не посчастливится или, наоборот, повезет, тут как мистер Райт решит. И сейчас он решил, видимо, пощекотать Имоджен нервишки.
    - У меня все замечательно, спасибо, детектив. - щебечет Кей, соображая, где и когда сегодня могла бы обратить внимание полиции на себя, клиента или Хлою. Но разговор происходил с Райтом, а значит, можно было рассчитывать, что он сам при необходимости подскажет или укажет на неподмеченные ею недочеты сегодняшнего мероприятия. Ведь ему можно было доверять. Хоть немножко. Пусть Райт как и все мужчины всегда считают эскорт - продажей шлюх-моделек и актрис, не особенно вникая в натуральную деятельность агентства, все же он, будучи в курсе ее дел, никогда намеренно палки в колеса не вставлял. Кей особенно ценила человечность и добросердечие, как бы они себя не проявляли в нужный момент.
    - Ох, ну не говори мне, будто ты сегодня здесь только исключительно ради меня, я все равно не поверю! - тем более, если мужчина выбрал траекторию целенаправленного "напиться вусмерть". - Или правда наша встреча не случайна? - Кей скорее всего помешала мужчине сотворить свое намерение. И, наверное, зря его побеспокоила. Он выполнил бы желаемое, тихо напился, не привлекая ненужного внимания. И тайна напившегося мистера Райта так и осталась бы с ним навсегда. В то время как Кей горячо разубеждала бы любого, кто осмелился бы попытаться ее заверить, что Райт - любитель закладывать за воротник. В это и правда невозможно было поверить.
    - О каком возрасте идет речь, Хэрри, я тебя умоляю, не прибедняйся, ты в отличной форме. - никак невозможно было бы признаться ему, что Кей заметила, насколько он нетрезв. - Уже поздно и ты хочешь спать? - самое банальное объяснение рьяно потираемых слипающихся век. И, как водится, самый лояльный способ ретироваться и дать возможность собеседнику воспользоваться случаем и попрощаться. Кей и правда не хотела бы нахрапом лезть в душу, да еще и к кому? - к мистеру Райту, которому, наоборот, хотела бы помочь. Или не помогать. В зависимости от того, примет ли мужчина жест доброй воли или нет.
    Решившись, она все же предложила, с долей некоторой шутки.
    - Если ты так устал, старичок, хочешь спать, давай я подброшу тебя до дома? Домчимся в десять минут, если дашь свое начальственное разрешение погонять по ночному Сакраменто. - Кей отставила бокал с вином, понимая, что сядет за руль сегодня только если на пассажирском сиденье рядом будет детектив полиции. Помолчав немного, уже серьезнее все же спросила. - Райт, скажи честно, у тебя все в порядке? Что-то случилось? - может статься, что у него неприятности по работе, или с дочкой, или еще с чем угодно. Поведение детектива честно настораживало, даже немножко пугало. Обычно сдержанный, доброжелательный, спокойный, Райт никогда не производил впечатление человека с проблемами, которые он не мог бы разрешить. Что же такого могло случиться, чтобы выбить из колеи серьезного спокойного мужчину? Кей не хотела бы навязываться, но и равнодушной не осталась. Ее обеспокоило состояние Хэрри.

    +5

    5

    "Что-то случилось?" - эхом повторилось в его голове, от чего Хэрри вновь усмехнулся.
    Он смотрел на Кей и понимал, что эта женщина прекрасно разгадала его. Райт был неплохим актёром, между прочим, но, видимо, не настолько, чтобы суметь скрыть физическое состояние сильного алкогольного опьянения, и не настолько, чтобы скрыть своё душевное состояние перед ней. Было ли это в Кей Имоджен профессиональное, или же она от природы одарена способностью с одного взгляда рассматривать то, что человек пытается скрыть за внешней маской?
    Как бы там ни было, Хэрри уважал эту черту в людях. Как ни странно, именно такие люди входили в тот немногочисленный круг, членов которого мужчина бы мог назвать своими товарищами. Как там говорилось? Родственные души?
    Вопрос родственности душ с Кей оставался открытым, но, тем не менее, она сейчас сидела рядом с ним, и, судя по всему, была.. обеспокоеной? Искренней?
    Мысль об этом едва не заставила его усмехнуться в третий раз, но Гарри себя сдержал. Уже не было никакого смысла делать цивильный вид перед той, кто только что его щёлкнула, но его гордость не позволяла ему поплыть.
    Прокашлявшись в кулак, Райт инстинктивно потянулся за сигаретой. Он, вообще-то, бросил, но последние пару дней смятая пачка в кармане снова стала его постоянным спутником. Курить он не любил. Да, он обязательно завяжет снова, как только она закончится.
    - С возрастом у стариков начинается бессонница. - Мужчина хрипло рассмеялся, подкуривая. Едкий сигаретный дым уже через пару секунд был выпущен в противоположную от Кей сторону. - А ещё, я когда-то говорил тебе, что детектив находится на смене круглосуточно. Ну знаешь.. - Неопределённые, беззаботные жесты руками. - Ты на службе даже тогда, когда уходишь из участка домой, открываешь там холодильник, разогреваешь еду.. - Он закашлялся, сделав следующую затяжку. - Так что можно сказать, что сон мне почти противопоказан.
    Он помолчал какое-то время, наблюдая за тем, как тлеет уголёк. Краем глаза он видел, что Кей всё ещё смотрит на него, и от этого стало немного неловко. Не от того, что она его видит, а от того, каким она его видит. Играть в беззаботность и дальше не имело никакого смысла.
    Хэрри вдохнул, заполняя кислородом свои лёгкие. Выдохнул, на пару секунд прикрывая глаза. Пододвинул к себе пепельницу, чтобы стряхнуть в неё пепел, а затем сделал ещё одну или две затяжки.
    И наконец вернул на Кей Имоджен свой взгляд.
    Это была красивая, статная женщина, всегда прекрасно выдержана. С хорошими манерами, умением вести диалог, и ещё, был уверен Райт, кучей других положительных качеств. При этом она продолжала заниматься тем, чем занималась. Гарри и это уважал в ней. Можно даже сказать, что изначальная симпатия к Кей и была построена на уважении. Она знала, чего стоит, и этим заставляла себя уважать других. То, чего не хватает многим в наши дни. Достойно.
    - Мне уже далеко не тридцать, чтобы трепаться о своих проблемах. - выдал, наконец, Хэрри, и тут же себя одёрнул, поняв, что эта фраза могла прозвучать грубо. Грубить он ей не хотел, поэтому уже в следующую секунду поспешил добавить:
    - Но похоже, что от этого становится только хуже.
    Ещё одна небольшая, почти что театральная пауза. Райт затушил окурок в пепельнице и подвинул к себе стакан. Пустой. Нужно обновить. Подняв взгляд на бармена, мужчина уже собирался просить его о повторе, но решил немного повременить с этим.
    - Дело не в работе, Кей. И я здесь не из-за неё. - сказал он совершенно серьёзно, но всё же с долей присущей ему иронии в голосе. - Я, вообще-то в отпуске.
    Попросив, всё таки, повторить заказ, Гарри снова обернул всё своё внимание на Имоджен.
    - Дело в женщине. И не смотри на меня так, бога ради, я и сам слабо верю в то, что говорю это.
    Хрипло засмеявшись, Райт вынул из пачки следующую сигарету, но тут же положил её обратно. От никотина во рту появлялся неприятный привкус, и пусть он не блевал уже лет так пять, обновлять этот счётчик не особо хотелось.
    - Домчать домой? А не ты ли только что выпивала? - картинно погрозил ей пальцем, пытаясь налепить на свою гримасу строгого копа.

    +3

    6

    Кей не надеялась услышать исповедь или какие-то подробности личной жизни Райта. Ей просто хотелось показать ему, что он не один и в любой ситуации всегда можно найти решение, выход, да просто идею, которая поможет сдвинуть мысли с мертвой точки. Как говорится, одна голова хорошо, а две всегда лучше. И если уж мужчина выбрался в бар - ну или опаздывал домой намеренно - так поздно, значит, ему все же хоть на малую толику, но хотелось бы с кем-то поговорить. И раз уж с барменом у Райта разговор как будто не заладился, то почему бы Кей не побыть сегодня вместо избы-исповедальни? В конце концов неважно, профессиональный ли это синдром, или она лично расположена к полицейскому, который всегда, в любой ситуации, оставался на стороне человечности в первую очередь.
    Было видно, как мужчина прячет ухмылку, природу которой Имоджен все никак не могла разобрать. Мистер Райт так и оставался в своих мыслях.
    - Да, да, я понимаю. Ты при исполнении всегда и всюду. Оттого мне всегда важно знать, что ты в первую очередь человек, а потом уже полицейский. Тебе просто нравится твоя работа, поэтому-то ты ею  живешь. Я тебя прекрасно понимаю, со мной то  же самое. Только вот я не сетую на возраст, а радуюсь, что, наконец-то, не тянет прикорнуть каждый раз, как останавливаешь дикий бег суматошной жизни всего лишь для того, чтобы перехватить чашечку кофе. - Кей всегда очень нравилось смотреть, как мужчина затягивается дымом. Это совершенно обычное визуальное удовольствие, в котором она никогда себе не отказывала при случае. Наблюдать, как движутся мышцы лица, желваки, как подпрыгивает кадык, когда дым следует в легкие, как напрягаются или расслабляются губы, когда дым следует в обратном направлении, насмотревшись на курильщика изнутри.  Поэтому, чтобы не казалось, будто она сверлит - а она пристально любовалась - взглядом мужчину, Кей последовала примеру Райта и тоже прикурила новую сигарету. В сигаретном дыму, в алкогольном угаре, тем не менее взгляд детектива оставался сфокусированным, и сейчас цеплялся за ее глаза. Он ответил таким же пристальным взглядом, коим до этого потчевала его она.
    Да, разумеется, они не малолетки, и даже не двадцатилетки, чтобы на каждом углу верещать о неудачном курсе криптовалюты. Кей соглашалась, кивала и продолжала затягиваться дымом сигареты. Соглашалась, что поговорить в их возрасте гораздо важнее даже, чем завалиться в койку, вот в чем разница с молоденькими кузнечиками, готовыми скакать из одной безымянной постели в другую.
    - Конечно, хуже. Молчать нельзя, надо выговариваться всегда. Ты думаешь отчего все эти психологические службы и прочее имеют столь широкий спрос? Замалчивать боль, заливать ее - делать только хуже. - Кей замолчала, опасаясь, что Райт обидится на то, что она догадалась про его желание напиться и забыться. Но, похоже, это было самое актуальное для него на сегодня желание. Может быть и вмешиваться не стоило. Да еще и отпуск мужчине отдыхать не дает спокойно. Хорошее все же место выбрал, тихое, немедийное, здесь бестолковышей не встретишь. Все бы ничего, но вот вид Хэрри не оставил Кей выбора, сердце не стерпело, как говорится, от беспокойства, что в подобном состоянии с любым человеком могут приключиться самые разнообразные, а порой и малоприятные случаи. Словно Кей пыталась оградить от неразумных поступков? Мало ли. Но и возразить против очередного заказа на выпивку она не может. Не имеет права помешать. Может подмигнуть где-то бармену или администратору, чтобы предложили Райту закругляться с выпивкой? Но Хэрри здесь все знают и уважают. Манипуляции Кей будут выглядеть некрасиво.  Он может неправильно понять и обидеться. Надо же какие тонкие социальные нюансы беспокоят вдруг управляющую агентством. Значит, и вправду уже профдеформирована.
    Дело не в работе, а дело в женщине. Вот так вот просто ларчик открывался. Наверное, Имоджен даже обрадовалась, насколько жизненно, по-бытовому всем понятное, приключение случилось в эмоциях мистера Иеронима Райта. Хорошо, что с дочкой, с работой, с ним самим все в порядке и все живы. Это главное. А все остальное... время сгладит острые углы боли, принесет пусть не утешение, но приглушит боль от потери и утраты убитой любви. Хотя надо уточнить. Райт смеется сам над собой, хотя предостерегает от этого Кей. Его угрюмое веселье с горькой ухмылкой на губах чуть успокаивает. Значит, с женщиной Райта тоже все в порядке, она жива и здорова, просто сама решила продолжать свою жизнь без него. Было бы гораздо хуже, - а может и лучше, теперь уже никто не узнает - если бы она была смертельно больна.
    - Любви все возрасты покорны, ты знаешь. Тут уж неизвестно, на благо бессонница тебе дана или на пытки. - ночь, время когда непослушные мысли  начинают сводить с ума. - Да и вообще. Как говорится, две головы в организме - всегда конфликт. Так что возраст тут уже совсем не причем, когда за дело берутся гормоны. - о, об этих чудесных частичках Кей знает много и профессионально. Но грузить подобной чепухой Райта, убеждая его забить и забыть, было слишком мелко и несерьезно.
    - Ты ее любишь до сих пор? - Кей проникновенно смотрит на Райта с совершенно детской интригой, которую невозможно перешибить ни в одной женщине, страстно жаждущей подробностей истории любви. С этим ничего нельзя поделать, это суть любой женщины. Она ушла к другому? Как потоптаться в рваной ране уязвленного самолюбия. Поэтому этот вопрос Кей вслух не задает.  - Сколько времени ты себе дал, чтобы прийти в себя? - чтобы понимать, как долго длится его добровольное алкогольное заточение. - Ты прав, зачем нам сегодня авто? Давай пройдемся, проветримся, прогуляемся немного, что скажешь? - раз уж детектив не согласился обеспечить алиби и разрешить ей погонять нетрезвой в его присутствии. Но вот в состоянии ли он передвигаться вертикально, вот в чем вопрос. - Расскажешь мне, что у вас стряслось? Может все еще можно уладить и не отчаиваться, а бороться? - раз уж Райт согласился об этом поговорить, значит, и она может спрашивать какие-то подробности, чтобы понимать, как глубоко он вляпался в эту любовь. По крайней мере он знает, как ее остановить.

    +5

    7

    Кей, кажется, верила в то, что говорила. Райт не сводил с неё серьёзного взгляда, в то время, как губы то и дело плавали в лёгкой улыбке.
    Докуривая вторую сигарету, он затем уверенно тушил её в пепельнице. Предложение женщины пройтись выглядело весьма привлекательным. Свежий воздух, свобода от тесных помещений - то, что ему сейчас было действительно необходимо. Гул в его голове всё нарастал, и у него было такое ощущение, будто ещё чуть-чуть, и он превратится во взрыв. Кажется, алкоголь так и действовал. Вполне реально убивал клетки мозга, нарушая его работу. Хэрри помнил что-то о советах врачей, которые рекомендовали выпивать по бокалу-другому красного вина в день для здоровья, но, увы, не мог вспомнить ни одного совета, который говорил бы о беспробудном и бесколичественном пьянстве. Надо было брать себя в руки, пока это не зашло слишком далеко.
    Расплатившись с барменом, он, не сказав ни слова, поднялся со своего места и направился к выходу. Придержал двери для Кей Имоджен, а затем последовал за ней. Уже спустя пять секунд поравнялся с женщиной. Потёртую кожаную куртку застегнул, всунув руки в карманы. Даже будучи пьяным, он ощущал как лёгкий ночной ветер заставляет его слегка поежиться. Вот уж точно - допился.
    Они шли неспеша, но Райт всё равно то и дело сбавлял шаг. Взгляд его блуждал по сторонам, из раза в раз возвращался на женщину. Он молчал уже продолжительное время, и, быть может, могло показаться, что её вопрос там в баре он просто проигнорировал. Но это было не так. Гарри размышлял. Её вопрос вытянул из него то, что он пытался забить куда-то очень глубоко.
    - Любовь - понятие неоднозначное, Кей. - наконец выдал детектив, останавливаясь. - Тебе ли этого не знать.
    Этой ночью на улице было немноголюдно. Редкие автомобили сновали туда-сюда, иногда проходили парочки или целые компании, но в основном вокруг было тихо. Райт словил себя на мысли, что это кажется ему довольно странным. Сакраменто был гораздо меньше, чем тот же ЛА, но обычно ночная жизнь здесь бурлила точно так же. Видимо сегодня все они решили сделать исключение, чтобы дать им возможность побыть в доверительной атмосфере как можно дольше.
    Как только Хэрри собирался сказать что-то ещё, в одном из заведений, напротив которого они остановились, открылась дверь, и поток людей, словно подтверждая его рассуждения, хлынул на улицу. Они были веселы, обсуждали что-то, смеялись. Райт подождал, пока они отойдут подальше, затем жестом пригласил Кей продолжить их путь.
    - Когда я был женат, жена как-то сказала мне, что любовь - это привычка. Ты привыкаешь не только к человеку. Ты привыкаешь к образу жизни, который ведёшь, находясь рядом с ним. Потому что вся твоя жизнь отожествляется с твоим спутником, так или иначе. Все твои действия, поступки.. Эмоции. Даже если они напрямую не связаны с твоей женой или мужем.
    Помолчал, растирая ладони.
    - Я думаю, так оно и есть.
    Машина, проносящаяся мимо, посигналила. Райт посмотрел ей вслед, пытаясь понять, сигналила ли она им. Уж не кто-то из знакомых?
    - А от привычек, как известно, избавиться довольно трудно. - подмигнул, а затем рассмеялся.
    - Мы не слышали друг-друга долгое время, если ты понимаешь, о чём я. Оба уже довольно взрослые, с багажом за спиной, и всё равно - не слышали. Всё началось с того, что.. - Пауза, во время которой Хэрри, кажется, подбирал слова. - С того, что она соврала мне в какой-то мелочи, а я решил, что мне уже не двадцать пять, чтобы обращать на это внимание. Через какое-то время оно повторилось. И снова, и снова..  - он начал делать волнообразные движения руками, как бы показывая снежный ком. - И я стал срываться на неё за это. Дерьмо, происходящее со мной на службе, только всё усугубляло. Я был постоянно нервным, раздражительным. Успокаивался только тогда, когда всё у нас было спокойно.
    Закурив сигарету, Райт протянул пачку в сторону Кей, предлагая и ей тоже.
    - В какой-то момент она вновь солгала мне. Я разозлился и ушёл. Когда она пыталась извиниться - отстранялся от этого, уходил в работу. Был занят расследованием, думал, что чем больше работы, тем будет проще.
    Резкий порыв ветра во время затяжки заставил его закашляться.
    - Чёрт побери. Так ведь и сдохнуть недолго..
    Он смахнул с глаз выступившие из-за сильного кашля слёзы и продолжил:
    - Я ошибался. Всего через полмесяца или месяц мне захотелось к ней вернуться, забыв про то, что она делала. Я даже поверил, что проблема была во мне. И я попробовал. Но было уже слишком поздно. За это время у неё появился.. э-э.. как это сейчас в молодёжи говорится? Ухажёр? Парень, который стал моей противоположностью. В один из вечеров, когда я пересёкся с ней, она мне так и сказала: ты оставил меня, а теперь я хочу жить дальше без твоего участия. И тебе советую. С новыми людьми.
    Пепел улетел куда-то на мостовую. Хэрри вновь усмехался и пожимал плечами.
    - Я посчитал, что в ней говорит обида. Но сам убедился в обратном, когда как-то раз увидел их обоих у её дома.

    +2

    8

    Райт ничего Кей не ответил. Смотрел на нее молча, курил с блуждающей улыбкой, а когда докурил, попросту встал со своего места. Она все ждала от него хоть каких-то слов. Но мужчина молчал. И скорее всего на самом деле его реакция была вполне объяснима. Ведь он не искал себе компании на вечер. И попросту не желал, чтобы хоть кто-то лез в его дела, приставал с сентиментальными расспросами и советами. Так проявлялся давно известный, наверное, немного стереотипный, но так даже удобнее и понятнее, суровый мужской молчаливый взгляд на вещи. Из тех, кто переживают свои проблемы молча, перемалывая их изнутри все мельче и мельче, пока из отмерших эмоций не получится мука, которую потом можно пылью развеять очередными шагами в новую жизнь. И с каждым взмахом массивной подошвы новеньких кирзовых солдафонских сапог прах прошлой любви, сожженной в боли, смывается все новыми встречами и событиями. Кей и сама понимала, как это может быть целебно и спасительно. Но не умела так поступать никогда. Ее любовь, какой бы и к кому бы она не была, никогда не умирала, а жила, цвела, плыла, пусть и сама Кей уже давно следовала по другому течению и в других отношениях. Это не плохо и не хорошо, это просто по-другому и имеет место быть. Улыбнувшись Хэрри, когда тот все так же молчаливо расплачивался с барменом, Кей собиралась уже попрощаться. Ну или так же молча вернуться к своему бокалу с вином и сигаретой, чтобы позже тоже отправиться домой. Нельзя сказать, что вечер был испорчен, в конце концов сегодня состоялась выгодная сделка, да и портить обидой на молчание отношения с детективом вовсе не хотелось. Обычный разговор, который не стал личным, наверное, не стоил того, чтобы терять доброе общение с таким человеком, как Иероним Райт.
    Она тоже встала со своего места, чтобы вернуться к своему столику, но приглашающий жест Райта ее удивил. Открыв дверь, он жестом показал Кей, что на самом деле соглашается на ее предложение прогуляться. Она остановилась, покачала головой с улыбкой, взяла вещи, и выходя на улицу, протянула свой плащ Райту, чтобы он помог ей надеть его. Подпоясавшись потуже от прохладного ветерка и поправляя на шее шарфик, Кей подхватила мужчину под руку, не надеясь поспевать за его широченными шагами на своих шпильках. Заметив ее жест, он сбавил ход, чем снова вызвал у нее улыбку. До мозга костей джентльмен, сколько бы ни выпил, Хэрри не мог перестать заботиться о людях на каком-то подкожном инстинкте, словно вытатуированном у него на подкорке.
    Они все также молча вышагивали по улице, сверкая слезящимися от ветра глазами в свете неоновых вывесок ресторанов и заведений повеселее. Из открытых дверей которых периодически на улицах появлялись группы молодых людей, и лилась ритмичная музыка. Клубная жизнь, знакомая Кей не понаслышке, изнутри, основной способ дохода. Необычно было просто прогуливаться мимо, никуда не спешить, оставлять за спиной, никого не выжидать, не высматривать и не думать о делах. И такое тоже бывает.
    Наконец, Кей услышала ответ Хэрри. Собирался ли он с мыслями, или, наоборот, пытался сдержать их рвущийся наплыв, сдерживал свои порывы или тащил из себя клещами то, что занозой засело внутри. Кей не знала. Но философский вопрос о вечном дал ей понять, что эти мысли он обдумывает очень давно. Любовь – неоднозначна. Все, что знает о ней Кей, так это то, что она правит миром. Волшебная пыльца для полетов на крыльях бабочки быстро становится мертвенной трухой на ладони ее сжимающей.  Неуловимое, тонкое, воздушное кружево, умение плести которое дано не каждому. Но оно есть, пусть и бесценно. Раз существует, значит, можно с этим, как с вещью. А раз вещь – то продать, купить и прочее, прочее. Искусством производства и продажи любви Кей и владела. И учила других. А почему нет? Каждому в этом мире отведена своя роль. Ее – такая.
    Хэрри говорил  и Кей не перебивала. Любовь – привычка. Ну уж нет. Наркотик скорее. То, о чем говорила жена Хэрри – совместный быт, когда свои поступки и действия отождествляешь со своим спутником. Это и не плохо, это именно что и начинается с любви. Но любовь привычкой быть не может, не должна.
    Он все говорил и Кей лишь внимательно слушала. Понимала, что он и вправду влип в ту женщину по уши. Когда все хорошо и ты питаешь надежду, что маленький проступок – это не повод рвать отношения окончательно. Еще шанс, и еще, веришь, ждешь, ищешь поводы для объяснения. Но каждое новое предательство лишь еще больше ранит. Пока в конце концов не вытопчет все светлое и доброе, что теплилось еще к любимому человеку. Отрезвление приходит мгновенно. Резко. В один момент понимаешь, что любовь уже мертва. Что предательства уже не трогают и не цепляют обидные слова и поступки. Что улыбка сама не сходит с лица, а на душе становится легко, словно камень долговой сброшен с отвесной скалы. Похоже, Хэрри еще далеко до этой стадии. Но она придет неизбежно. Всегда приходит. Его история в очередной раз доказала Имоджен, насколько он хороший человек. Неизвестно, как было все на самом деле и в чем он усмотрел обманы своей женщины. Однако его готовность принять вину на себя, не заноситься и не высокомерничать, сомневаться в своей правоте в борьбе за свою любовь – вот те качества, о которых складываются легенды и судьбы. Она искренне восхитилась чувствами своего компаньона. Надо же, неужели в этом мире удешевления морали до сих пор еще можно встретить достоинство и честь? Райт был верен своим убеждениям всегда, что на службе, что и в личной жизни, оказывается. Кей растрогалась, ей захотелось крепко его обнять.
    Сдерживая свой порыв, вместо этого она всего лишь закурила предложенную сигарету.
      – Судя по количеству алкоголя, который ты сегодня употребил, ты еще не воспользовался ее советом переключиться на новых людей. Это нехорошо, Хэрри, добром не кончится, ты же понимаешь. Надо завязывать. – хотя кто она такая, чтобы давать ему подобные советы? Просто было нестерпимо жаль видеть, как хороший человек превращает себя в унылого копа с потухшим взглядом. - Ты думаешь, у них что-то серьезное? Хочешь дать ей еще немного времени? Допустим, тебе понадобился месяц. Может быть ей понадобится полгода, чтобы понять, что любит она только тебя?  - такое тоже случается. Нельзя исключать подобного шанса. Вот только для себя надо определить, готов он ждать или не готов. – Или хватит уже и ты пойдешь дальше? – подошвой кирзового сапога впечатывая труху волшебной пыльцы прахом в дорожную пыль. – Что думаешь делать?

    +3

    9

    То, что она ему сказала, уже долгое время сидело где-то в его голове. Он не раз перемалывал эти мысли, пытался найти на них отклик в собственной душе. Вроде всё понимал, но раз за разом срывался, прикладываясь то к бутылке, то к сигарете, то к моральному истязанию. Его приятель - единственный, кроме теперь уже Кей, кто знал о произошедшем - сказал ему: тебе нужно время, Хэрри. Осознание произошедшего и попытка усилием воли запихнуть саднящее чувство как можно глубже - не волшебная таблетка, которая сработает сразу же. Это как бомба замедленного действия. Как бы только самому на ней в итоге не подорваться.
    Да, к тому, что она сейчас сказала, он и сам уже пришёл. Но почему-то только после того, как слова были сказаны этой женщиной, они приобрели другой оттенок. Позволили взглянуть на произошедшее по иному. Райт внезапно почувствовал, что образ Кей теплом разливается по нему так же, как недавно разливались горячительные напитки.
    Она его понимает.
    Мысль об этом была как эндорфин. Он на несколько кратких мгновений ощутил, что не одинок.
    Когда ветер подул снова, Райт инстинктивно наклонился к женщине и приподнял воротник её пальто. В этом, наверное, не было никакой необходимости, ведь на Кей был шарф, но Гарри об этом не подумал в тот момент. А может, и подумал, но посчитал своим долгом сделать то, что сделал. Глядя на неё сверху вниз, он лишь вымолвил:
    - Чтобы не простудилась. И, кстати, выпил я не так уж и много.
    Затем вновь отступил на полшага назад.
    Ещё несколько затяжек, после которых он поморщился. Голова начинала болеть. Пожалуй, останься он в "Градусе", то уже минут через тридцать обнаружил бы себя рожой прямо на барной стойке. Прогулка явно пошла ему на пользу. Он шагнул дальше, предусмотрительно подставляя Кей Имоджен свою руку.
    - Я никогда не был гулякой, Кей. - совершенно честно признался мужчина спустя несколько секунд. - Вариант переключиться на кого-то просто чтобы переключиться - не для меня. Возраст не тот, да и взгляды другие.
    Пока они шли дальше, Хэрри смотрел то на мелькающую автомобильными фарами дорогу, то на женщину рядом с собой. Глаза его, всё ещё мутноватые и плавающие, постепенно приобретали очертания трезвости.
    - Я не ханжа. И отношение к.. отношениям, - допустив тавтологию, он едва слышно чертыхнулся, - у меня уже не подростковое. Знаешь, как у моей дочери например. - сказав о ней, мужчина улыбнулся, но уже ни капли не иронично. - Они все в этом возрасте максималисты и собственники. Мол, раз он сделал "то-то", то нет ему прощения и всё в таком духе. В жизни ведь происходит всё совершенно иначе. Ты можешь ждать женщину - или мужчину - годами. Смотреть ваши снимки, перечитывать смс. Или постой, о чём это я? - он остановился на секунду, хмурясь. - Сейчас же в ходу соцсети, точно. Кто-то ещё помнит об смс и сообщениях на пейджер?
    Посмеявшись, он обменялся с ней взглядами.
    - Или просто хранить в своей памяти. Короче говоря, пока ты не утонула в моих старчески-философских рассуждениях скажу по другому: ждать я готов был долго, правда. Но ждать кого-либо от другого человека - нет. Поэтому та картина у её дома убедила меня в том, что искать встреч больше не нужно. Она ведь - как и тот мужчина - тоже уже взрослые люди. Тешить себя мыслями о том, что их интерес друг к другу обусловлен общими книгами в библиотеке - глупо. Но это жизнь. И.. такое иногда случается.
    Слегка пожал плечами, будто бы соглашаясь со своими собственными словами.
    - А по поводу пойти дальше.. Разве не это я сейчас делаю? - с лёгкой улыбкой кивнул перед собой, имея ввиду то, чем они сейчас занимались - шли куда-то вперёд. Немного погодя мужчина добавил уже серьёзнее:
    - Других вариантов, кроме как идти дальше, у меня нет.
    Докурив сигарету, он смял бычок и оглянулся в поискал урны.
    Сначала ему было неловко, что они сегодня встретились. Физическое и психологическое состояние Хэрри Райта оставляли желать лучшего, он редко кому позволял видеть себя таким.
    Но теперь он понимал, что Кей Имоджен стала для него сегодня своего рода спасением, понимала она это или нет.

    +1

    10

    Стояли, курили, смотрели друг за другом, друг на друга, пока ветер порывами трепал волосы, вплетая в пряди клоки дыма тоже. И правда, а что ещё оставалось - только шагать. Идти, жить эту жизнь, потому что другую никто не даст. И весь ее смысл - это путь и то, как ты его пройдешь. Идут. И годы идут, и мысли, и жизнь, она тоже идет.
    Райт приподнимает ей воротник плащика, и это действие настолько щемяще естественное, настолько обыденно заботливое, что Кей невольно поеживается. До мурашек. Ну вот кто когда о ней бы так еще позаботился? Нельзя сказать, что некому, но никто бы и не догадался, не взял бы даже в ум, что с ней можно вот так, запросто, по-человечески. Словно точно зная, что самые сильные, самые независимые, самые королевы только этого всегда и ждут. Обычной человеческой теплоты, заботы, внимания к бытовым мелочам. Без этого ведь не выжить. И к этому быстро, даже чересчур, привыкаешь. Так блистательные и становятся ручными. Кей улыбается своим мыслям. Ладно, своих девочек она этому учит профессионально и с холодной головой. А Хэрри Райта кто научил да еще и со смурной головой сегодня? То-то и оно, что человечность в этом мужчине своя, родная.
    - Ладно, не так уж много ты и выпил, может быть. Выглядишь так вообще будто ни в одном глазу. - шутит Кей, понимает, будто и правда физически чувствует, что пружина напряжения в мужчине отпускает постепенно. Это ее радует. Словно разговор с ней хоть немного в чем-то ему помог. Быть полезной детективу Райту было приятно.
    Да, она понимала, о чем он говорит. Она обычно и сама становится заложницей стереотипов, которыми полнится общество. Раз заведуешь эскортом, а там все давалки, то и сама должна давать всем налево и направо. Приходилось устало прикрывать на это глаза, затачивать каблучок поострее и сжимать покрепче в сумочке любимый Ругер. Некоторым особенно интересно было проверить лично, за сколько можно приобрести время и услуги самой мадам. И поэтому предложение с переключиться не могло  стать по-настоящему  эффективным решением. Не в этот раз. Неудивительно, что и Хэрри оно кажется легкомысленным, ненастоящим. Они и вправду уже не подростки. Упоминание дочери вызывает понимающую улыбку.
    - Да, да, они непримиримые борцы за категоричность! - поддакивает Кей, вспоминая жуткие ссоры с дочерью буквально ни с чего.
    - И я помню пейджеры, признаюсь, что уж, - рассмеялась она в ответ. Когда-то их появление решило просто невероятное количество проблем с коммуникацей. Сейчас все стремительно, не всегда качественно, но всегда зрелищно. Инстаграм, твиттер, тик-ток не оставляют места воображению.
    И Кей до конца не могла поверить, вообразить, не осознавала глубины верности Хэрри. Своему выбору, своей женщине, своей любви. Она не могла до конца поверить, что подобное отношение к чувствам все ещё существует в ком-то на этом белом свете. Это казалось чем-то невероятным, пусть она и понимала, насколько Райт сертезный человек с долгоиграющими целями и планами на жизнь.
    - Ты удивительной души человек.- проникновенно улыбнулась Кей. - Да, ты прав, мы все уже давно не дети и сразу отдаем себе отчет в своих поступках. Но и имеем на это право. И как же хорошо, что ты идешь. Несмотря ни на что. Движение важно. Движение - это жизнь. Здорово, что мы шагаем вместе. Не забыть бы только утром, что машина осталась у бара. - Кей сегодня много смеётся, это хорошая примета. - Расскажи о своей дочке? Она все так же занимается баскетболом? - на самом деле было интересно, почему же Хэрри развелся с женой.  Кей казалось, что о его верности могла бы мечтать любая женщина. Мысль о том, что она и сама мечтает о чем-то подобном, сказочном, мелькнула, не особо-то и задерживаясь. С чего бы ей...

    +3

    11

    - Про машину я тебе напомню, не переживай. В крайнем случае, заберёшь потом с полицейской штрафстоянки. - подмигивал ей Хэрри.
    Она умело увела его ото всех этих размышлений о вечном и великом, вернув во что-то более реальное. Вообще взвращение к реальности для него началось, наверное, в тот момент, когда они сегодня встретились там, в "Градусе", у барной стойки, где Хэрри Райт так нещадно напивался, а она всего-то навсего заканчивала свой рабочий день.
    Общаясь с Кей Имоджен раньше, Райт не всегда понимал, как можно столь длительное время проработать в сфере оказания интимных услуг, и при этом не запятнать свою собственную репутацию. Конечно находились люди, которые пытались пускать о ней различные нелицеприятные слухи. Конкуренты, завистники, да в конце-концов просто те, кому Кей, грубо говоря, не дала. В ход шли самые грязные словечки с придуманными подробностями, которое, видимо, должны были утвердить человека в глазах тех, перед кем он это рассказывал. Но те, кто знал Кей хотя бы самую малость, знали: она профессионал. И она, при всей своей профессиональной увлечённости, не является частью бизнеса самолично.
    Хэрри тоже это знал о ней. И поэтому уважал. Он вообще уважал людей, которые умеют (и знают как) вести свои дела качественно. Себя он тоже относил к таким людям. Без уважения ты не стоил ничего, и если был не способен заработать его в том, чем занимаешься, не было никакого смысла даже начинать.
    - Кэролайн.. - начал Райт с имени своей дочери. - Кэролайн поступила в университет Сан-Франциско. Когда мы жили в Лос-Анджелесе, она мечтала о профессиональной карьере, у неё были все шансы получить спортивную стипендию в одном из колледжей.
    Пожимая плечами, мужчина несколько раз кивнул, подтверждая этим самым свои слова. Он действительно верил в свою дочь.
    - Я переживал за неё тогда. Остальные девочки в команде были гораздо крупнее по сравнению с ней. А профессиональный спорт - это почти всегда травмы. Мне, как её отцу, было бы больно видеть Карли в гипсе, или с гематотами, или ещё с какой-нибудь хренью на теле.
    Райту вспомнилось, как он, будучи тогда ещё детективом полиции Лос-Анджелеса, вернулся после суточной смены домой, и не обнаружил там вещей дочери. Какое-то время она жила с ним, пока её мать - бывшая жена Гарри - улаживала вопросы с работой и переездом. Когда Виктория со своим новым мужем перебрались в СФ, Хэрри уж было решил, что Кэролайн останется с ним и дальше. Но этого не произошло. Сначала супруга вернулась погостить. Затем ещё раз, и ещё. А после произошло то, что было описано выше.
    Хэрри тогда не находил себе места. Решил, что у дочери произошёл очередной подростковый заскок, после которого она решила гордо переночевать у кого-то из друзей, хотя вроде как и поводов для того не было. Но, приняв звонок от Виктории, которая ему всё объяснила, Райт понял, что жена попросту забрала их общее чадо с собой. Пока Хэрри был занят работой, бывшая супруга вовсю занималась необходимыми документами, прекрасно понимая, что, скажи она о своих намерениях в открытую, Хэрри Райт бы этого не позволил. Жетон полицейского в ЛА решал гораздо больше, чем казалось. А если добавить сюда связи, которыми мужчина - коренной лос-анджелесовец - обзавёлся за время службы - то и шансов у Вик никаких не было, так что она решила поступить по другому.
    Райт понимал и не понимал её одновременно. Но больше всего ему было жаль Карли, у которой только-только всё начало получаться.
    - Но со временем я смирился. У ребёнка должен быть выбор, он должен решить сам, какой путь в жизни выберет. Кэролайн хотела стать баскетболисткой, я - чтобы она нашла своё призвание в чём-то другом, не таком травмоопасном. А Виктория грезила тем, что однажды наша дочь станет отправлять ублюдков за решётку с прокурорского кресла.
    На их пути, наконец, нашлась урна. Хэрри удивился, почему на такой большой улице это был пока что единственный встреченный им утилизатор мусора.
    Извинившись перед Кей, мужчина отшагнул в сторону, выбросил свой бычок, затем вернулся обратно и снова взял женщину под руку.
    - Так что пока Кэр занимается, но уже скорее для себя. Изучает право, мы иногда созваниваемся.
    Мужчина вспомнил, что у Кей тоже есть дочь, немногим старше, чем его собственная. Уже совершеннолетняя, жила, если он правильно помнил, здесь же - в Сакраменто.
    - Твой черёд, Кей. Как поживает твоя малышка?

    Отредактировано Hieronymus Right (2022-05-11 15:07:00)

    +1

    12

    Кей снова смеется на замечание Хэрри.
    - Какой ты заботливый! А можно твои ребята сразу примчат машину к моему офису, что ей по штраф-стоянкам ютиться? – забавляется она. -  Я оставлю ключи, если хочешь. Чтобы ты и сам не забыл мне напомнить. – разговор понемногу перешел за границы горького прошлого и сосредоточился на нелепом юморе настоящего. Куда легче воспринимать груз произошедшего, если есть с кем перекинуться парой глупых, но одинаково смешных для обоих, шуточек. На самом деле это дорогого стоит, когда есть с кем смеяться над чем-то незначительно легким и простым. У Кей не было таких знакомых, с кем можно было бы вести себя так же запросто и без заморочек. Как-то так сложилось, что вокруг были все больше сучьи люди, которые были себе на уме и готовы были общаться только на сучьих условиях.  Нельзя сказать, что Имоджен от них отставала, хочешь жить – умей вертеться, но и удовольствия от подобного образа общения не испытывала никакого. Не говоря уже о том, что по-настоящему тосковала по обычному нормальному общению. Так запросто можно было чувствовать себя разве что с родителями. Вот только бывать у них почаще Кей не удавалось. Поэтому-то и этот вечер с Хэрри стал источником теплых улыбок, смеха и незначительного трепа. Да, боль утраты любви не унять вот так за единожды, но время и вправду готово пусть и не излечить, но хотя бы притупить болезненность и сгладить острые углы цепляющих мимолетными подробностями воспоминаний. Всему свое время. Вот и Райт через определенное время все равно придет в себя. Постепенно, неспешно, но станет снова похож сам на себя. Пусть угрюмым, правильным и строгим, зато самим собой, тем,  кем ему самому комфортно быть.
    Рассказ о Кэролайн отец начал как будто издалека. И Кей поняла, что это еще одна из тем, которые неприятно саднили в сердце мужчины. Наверное, оно у него большое и открытое именно потому, что всем в нем находилось хоть чуточку места. А там, где всех много, всегда натоптано, накурено, заштопано, залатано… где залечено, а где все еще кровоточит. Она все слушала и понимала, насколько они с ним разные все же. Как трепетно относился отец к достижениям и побед дочери, в то время как она сама, мать года, не иначе, ссорилась с дочерью по любому поводу.  Здесь причина была  весьма банальна – если Хэрри растил свою дочь сам, в семье, с любимой женой, то Кей пришлось (но это все же было ее решение) оставить дочь на попечение своим родителям.
    История Кэролайн – история гордости отца своей дочерью. Как несправедливо его лишили этой радости. И он, как любящий отец, верит в успех своего чадо несмотря ни на что. Можно ли было ожидать от Райта другого? Кажется, Имоджен начала уже предугадывать позицию детектива до того, как он ее озвучил. И снова на ее губах улыбка от этой мысли. Она даже сжала его локоть чуть крепче, не сдерживая своего одобрения его словам. У ребенка и правда должен быть свой выбор, но, если только рядом есть взрослый, который сумеет или успеет подсказать лучший из вариантов.
    - Значит, Кэролайн изучает право. Как хотелось бы ее матери. И вся в отца, так? – и даже если дочь не захочет в прокурорское кресло, все равно единое поле деятельности даст отцу шанс так или иначе сблизиться с дочерью. Пусть пока звонки к дочери не частые, с возрастом ориентиры меняются и как знать, возможно, она вернется к своему отцу.
    У Кей со Стефанией все совсем иначе.
    - Моя малышка… - со вздохом начала ответ Имоджен. – Как хорошо, что ты спросил, детектив. Моя малышка перестала быть Стефанией Дэвис. Назвалась Изабеллой Кларк, выскочила замуж за первого встречного, развелась с ним, и теперь выплясывает на сценах стрип-клубов. Я сама не скоро решилась бы этот разговор, но, если уж зашла об этом речь, Хэрри, у меня есть к тебе небольшая просьба по поводу моей Стеф. – она виновато улыбаясь, внимательно всмотрелась в лицо мужчины. – Если вдруг окажется так, что она по той или иной причине загремит за решетку, прошу тебя, сообщи мне. Если вдруг это будет возможно. – вероятность того, что Хэрри узнает об этом, была очень мала. Могли не совпасть смены, участки, что угодно. Но не упомянуть об этом Кей не могла. –  Моя малышка росла без меня. Но случилось так, что пошла именно по моим стопам. Сменила имя, занялась сомнительным дельцем. Правда за моими плечами карьера актрисы, за ее – пока нет. Но я не оставляю надежды, что однажды она придет ко мне и, наконец, даст согласие попробовать устроить ее на съемки в какой-нибудь проект. Я столько лет уговариваю ее начать хотя бы актерскую деятельность. По крайней мере там-то я точно смогу ей помочь хоть чем-то. Но доверия между нами никогда не было  и пропасть все ширится. И все же, возможно, однажды… - вздохнула Кей. – Надеюсь, что когда она станет постарше, понимания между нами будет больше.
    Кей замолчала, наблюдая как на пустом пешеходном переходе зажегся зеленый сигнал светофора. Хороший знак.

    +3

    13

    Проблемы отцов (матерей?) и детей были извечны. Наверное, не существовало ни одного родителя, кто хотя бы раз не вступал в конфликт с собственным чадом. Когда они ещё маленькие, тебе кажется, что ты сможешь взрастить их по своему образу и подобию. Но вот время идёт, и с этим временем к тебе приходит своего рода осознание: твой ребёнок не станет таким, как ты. Да и слепить из него то, что хотя бы отдалённо нужно тебе, не получится. Дети вырастают в самостоятельные личности, и твоя роль заключается лишь в том, чтобы подсказать правильное направление, а в случае чего молчаливо подать руку из темноты, не дав сорваться вниз.
    Слушая рассказ Кей, Хэрри невольно проецировал его на свою собственную дочь. Она была помладше, но уже интересовалась мужчинами, и не ровен тот час, когда она заявится к нему и уверенно скажет: пап, я выхожу замуж.
    Будет ли это радостью для Райта? Не пополнит ли он ряды тех бесчинствующих папаш, которые узнают об избранниках своих дочерей абсолютно всё, вплоть до длины волос и слепков отпечатков пальцев? Думать об этом не хотелось, но Хэрри уже сейчас понимал - пополнит. Ему будет стоить очень больших усилий над собой, чтобы не испортить своей опекой жизнь дочери со своим будущим супругом.
    На словах о "сомнительном дельце" мужчина изогнул губы в лёгкой улыбке. Ни капли не насмешливой. Пропасть, о которой говорила Кей Имоджен, Хэрри ощущал и сам. Их истории, что касается детей, были до боли похожи.
    - Знаешь, когда я служил в ЛА, то пересекался с несколькими неплохими продюсерами. - как бы между прочим ответил детектив. - Если у тебя, вдруг, будет что-то не получаться здесь с помощью для Стеф: ты всегда знаешь мой номер телефона.
    "А сегодня, судя по всему, узнаешь ещё и адрес" - подумалось вслед.
    Действительно, пройдя пешеходный переход по разрешающему сигналу, Гарри обнаружил, что до его скромного жилища осталось всего ничего. За разговором с Кей он и сам не заметил, как прошёл большую часть пути. Значительное количество алкоголя в организме всё ещё давало о себе знать, но теперь он, по крайней мере, не ощущал себя бесформенным куском дерьма, который даже еле ноги переставлял. Свежий воздух, прогулка и беседа пошли тебе на пользу, детектив. Наверное ими стоит заменить попойки и тонны скуриваемого тобой табака.

    Когда до места оставалось совсем немного, Хэрри вновь обратил взор на свою спутницу:
    - Я хотел сказать, что пропасть между вами, о которой ты говоришь.. Её никогда не поздно сократить и залатать. - пожимал плечами. - Кэролайн не один год прожила с матерью, я видел её лишь по праздникам, и, знаешь, мне тогда казалось, что она потеряна для меня навсегда. И даже когда она переехала ко мне в тот год, я ощущал примерно тоже самое. Не мог наладить контакт, найти общий язык.. Меня это убивало. Но со временем дела у нас стали неплохи. Если уж такой скряга как я смог найти сговор с дочкой-подростком, то у тебя и подавно получится. - подмигнул ей, останавливаясь возле одного из домов. Смотрел, всё ещё, прямо на неё. Руку плавно отпустил и остановился напротив. - По этому поводу могу сказать тебе ещё вот что. Этот совет мне дал лейтенант моего подразделения, когда я, тогда ещё совсем юнец, служил в армии.
    Райт выдержал паузу и увёл взгляд куда-то в сторону, будто бы вспоминая его слова.
    - "Никогда не упускай своего шанса". Всего пять слов, но смысла хватит на тысячу. Этот совет не раз помогал мне в жизни в дальнейшем, и, я уверен, поможет тебе. Стеф всё ещё твоя дочь, а ты её мать, какое бы расстояние между вами не было.
    Мужчина улыбнулся настолько, насколько был способен. После посмотрел на свой арендуемый дом.
    - Если бы не ты, Кей, не знаю в каком виде я припёрся бы сюда. Ты меня просто спасла. Так что отпустить тебя по ночному городу одну я теперь не имею никакого права. Заходи. Вызову тебе такси, а пока будем ждать выпьешь горячего чая. - с этими словами он вновь поправлял воротник её пальто, который уже успел съехать обратно. - Согреешься слегка.

    Отредактировано Hieronymus Right (2022-05-12 14:45:20)

    +1

    14

    Как-то вдруг так получилось, что теперь это Хэрри убеждает Кей, что все у них с дочерью в отношениях еще можно изменить и наладить. Только сама Имоджен в это пока еще мало верит. Стеф не проявляет никакого желания общаться. Оставалось только надеяться на возраст. Возможно когда-то время все изменит между ними. И ведь ее до сих пор больше заботит свой собственный комфорт.  Ссора с дочерью отнимала много душевных сил и все, что хотела Кей, так это поскорее уладить конфликт. Могло показаться, что это беспокоит ее гораздо больше, чем чувства дочери, но это было не так. Кей знала, что сложившаяся ситуация – ее рук дело. Знай Хэрри, кто отец ее дочери, сказал бы, что Кей во всем виновата в общем-то сама. Но его поддержка все равно звучит ободряюще. Имоджен даже нравится, что они словно поменялись местами. Теперь Райт в своей стихии – бережливости и заботы. Его предложение о помощи звучит очень трогательно. Кей не стала отказываться и переубеждать, что премия Оскар в свое время принесла ей достаточное количество связей и знакомств. Вместо это она благодарно улыбнулась мужчине, памятуя о том, что лишних контактов и связей никогда не бывает. Не получится по своим каналам, значит, можно будет воспользоваться помощью детектива и самой остаться для дочери инкогнито. Ведь она отрицала любую помощь, которую предлагала ей мать, предпочитая зарабатывать сама, мыкаться по пробам тоже сама, получать бесконечные отказы по резюме тоже сама. Ее самостоятельность была похвальной, вот только дальше стриптиза ей так и  не удалось продвинуться. Эта мысль всегда вызывала в Кей почти физическую боль. А номер телефона детектива у нее и правда где-то был сохранен. Она пользовалась им нечасто, не сглазить бы, обычно Райт не производил впечатление человека, с кем можно было бы потрепаться о чем-то отстраненном. Если по делу, то да, все вопросы разрешались быстро и действенно. Или перекинуться парой слов о том, как дела и настроение. Но чтобы прогуляться вместе и поговорить по душам – такое в их общении впервые. И честно говоря, Кей понравилось.
    - Ох, ну правда, если уж ты смог договориться с девочкой, то и я наверняка смогу. – пусть Кей и подначивает в шутку, но точно знает, что все совсем не так. Кэролайн повезло с отцом, пусть, может быть, он иногда и может перегнуть палку с гиперопекой. Стефании с матерью повезло меньше, они друг друга не знают, словно до сих пор чужие люди друг другу. Однако Кей погрустит об этом в одиночестве. Ни к чему навешивать на других свои тяжелые мысли, в причине которых виновата сама.
    Они остановились и Кей поежилась, идти было как будто теплее, чем просто стоять на ветру. Наверное, пора было уже прощаться, пока она совсем не закоченела. Видя ее движение, Хэрри снова поднял воротник ее плаща, который все время норовил улечься на место. И снова вызвал у женщины улыбку. Разве можно было быть таким суровым и таким милым одновременно? Оказывается, можно. Просто никто никогда не смел так вести себя с Кей Имоджен. Обвинять во всем алкоголь, словно это он бравирует Райтом,  уже не было смысла. Кажется, детектив Райт уже окончательно протрезвел. А значит, миссия выполнена, репутация детектива успешно спасена.
    -  Никогда не упускай своего шанса. – повторила Кей. Звучало это вполне универсально. Понять бы еще, когда и где шанс точно твой. А если нет? А ты все цепляешься, и цепляешься. Учиться отпускать сложно, но важно. – Это хороший совет. Спасибо тебе и твоему лейтенанту. - отсалютовала Кей, понимая, что это замечательное завершение их вечера сегодня.
    Предложение, которое последовало после, немного удивило Кей. По сути оно ни к чему не обязывало, она и вправду немного согреется, пока едет такси. Это было удобнее, чем мерзнуть на улице, потому что в поздний час и машины быстро не дождаться. И все же Райт приглашал ее в свое холостяцкое логово и женщина больше удивилась его внезапной открытости и благодарность за компанию. Наверное, еще не пришло время, когда она перестанет изумляться довольно простым и обоснованным, но галантным жестам воспитанного мужчины. Таких она не встречала очень давно.
    - Перестань, Хэрри, ты отлично справлялся и без меня. Мне просто было странно наблюдать за тем, каким растерянным, совсем на себя не похожим, ты выглядел за барной стойкой. Я рада, что ты немного развеялся. – Кей пожала плечами и спрятала озябшие ладошки в карманы. – Ну если ты приглашаешь погреться, то я совсем не прочь. Уже очень замерзла. Чай, мне кажется, разморит с холода в сон. А я сегодня должна сделать еще пару звонков. – ее безлимитный рабочий день обычно заканчивался далеко за полночь.  – Поэтому я буду кофе, если ты не против. И да, пожалуйста, вызови такси. – напомнила она, потому что не собиралась афишировать свои прогулки ни водителю, ни начальнику службы безопасности агентства, которые вполне и сами могли ее забрать из любой точки мира и в целости и сохранности доставить домой.

    +2

    15

    Дом Хэрри представлял собой рай для минималиста. В нём было всё необходимое для комфортного проживания, отсутствовали лишние вещи, или же что-то, что не вписывалось в интерьер. Прибрано, но, признаться честно, прибрано слегка нелепо. К тому, что жилище Райта выглядело опрятно, однако чувствовалось, что здесь явно не хватает женской руки.
    Гарри не протестовал. Он арендовал этот дом, и, несмотря на то, что жил в Сакраменто уже относительно долгое время, привязываться к жилищу не хотел. Как раз на тот случай, если понадобится резко переезжать. Хотя, сказать по правде, вероятность этого была минимальной. У входа был припаркован потёртый джип Гранд Чероки 1994-го года - неизменный спутник детектива уже на протяжении многих лет. Как истинный протестующий против современных удобств, он предпочитал старый автомобиль всем современным, напичканным электроникой. Пока что родной джип его не подводил ни разу, правда регулярно требовал вмешательств механика, либо самого хозяина.
    - Проходи. - любезно пропустив Кей первой, Хэрри вошёл следом и закрыл за ней дверь.
    Помог снять её пальто вместе с шарфом, и бережно повесил их на вешалку, а рядом водрузил свою кожаную куртку.
    Кофе - такой же неизменный спутник Иеронима Райта, как и Чероки - пребывал в его доме в излишках. Он был спутником не только для Райта, но и для тысяч других копов по всей стране. Существовал даже такой стереотип: американский коп без кофе и пончиков - не коп. Это было похоже на другой стереотип, согласно которому геи должны обязательно одеваться в броские цвета и иметь женскую походку.

    Итак, пока напиток вовсю заваривался, Райт разместился за кухонным столом, жестом приглашая спутницу составить ему компанию. Он едва не забыл про вызов такси, и тут же исправил свою ошибку.
    - Много машин сейчас занято развозом пьяной молодёжи между ночными клубами, но диспетчер пообещал в скором времени прислать водителя. - будто бы извиняясь он жал плечами, вешая домашний телефон обратно в крепление.
    Казалось, они провели вместе несколько часов, хотя в действительности прошло лишь пару. Прогулка проветрила его голову, а кофе просто обязан был добить остатки опьянения. После этого, правда, грозила придти головная боль, но это не страшно. Кофе, наверное, даже не помешает его сну сегодня ночью, учитывая внезапно свалившуюся на плечи усталость.
    - Знаешь, я всегда хотел спросить.. - начал мужчина, по хозяйски раставляя чашки и отчаянно пытаясь найти на полках хоть что-нибудь в прикуску. - Не сочти это за наглую попытку приставания, но ты ведь была мечтой всех мужиков на Западном побережье, да и, я уверен, по всей стране. С твоими связами и опытом, ты могла устроить себе хорошую карьеру, или открыть прибыльный бизнес в любом крупном городе Калифорнии - от Эл-Эй до Вегаса. А нет, постой. - он на секунду прервал свои манипуляции и нахмурился. - Вегас - это Невада. Впрочем, не важно.
    Наполнив бодрящим - и первым на сегодня не алкогольным - напитком чашки, Райт вернулся со стол, одну из тар бережно подталкивая в сторону женщины.
    - Казино, игорные клубы, кинотеатры - выбор большой. Но ты здесь, в Сакраменто, и держишь агенство, которое.. - он начал подбирать слова, но словил себя на мысли, что это, в общем-то, было лишним. Она и без того его понимала, да и диалоги на эту тему между ними двумя всегда были открытыми. Оба знали, чем занимается другой.
    - Которое продаёт услуги других женщин. - всё же закончил мужчина, поднимая на неё взгляд. В его голосе не было упрёка, ведь разговор и так был об очевидных вещах. - Не стану лезть к тебе в душу и давить на моральную сторону вопроса, но всё же, позволь старику удовлетворить свой интерес. Почему?
    Отхлебнув первым, Гарри тут же закашлялся. Всё же, стоило немного подождать, прежде чем хлебать ещё неостывшее.

    +1

    16

    Надо отметить, что дом Хэрри совершенно не оставлял впечатление о том, что хозяин целенаправленно поставил себе задачу - напиться в стельку и не уметь добраться до дома самостоятельно. Сама Кей не стала бы выбираться из этого дома, чтобы поискать какую-то компанию, а напилась бы тут совершенно спокойно и без свидетелей. И упала бы тут же где-нибудь на диванчик. Потому что здесь было аккуратно, по-простому уютно, без выкрутасов в дизайне, совершенно не гламурно. Обычно, по-домашнему. К слову, здесь напиться Кей предпочла бы даже больше, чем дома, у себя в пентхаусе. Потому что вот как раз ее студия не располагала к задушевным беседам. Как-то внезапно пришло осознание, что надо бы сменить интерьер с офисного хай-тека на человеческий хюгге хотя бы какой-нибудь. Потому что с первых минут пребывания в доме у детектива, ей захотелось присесть на диванчик и обняться с подушечкой. Сказывалось позднее время, промозглый ветер за окном, да и уют простого интерьера играл свою расслабляющую и согревающую роль. Она скинула туфельки и забралась на диван с ногами, что бы по этому поводу не подумал бы детектив. Не понравится - сделает замечание, в конце концов. Да и греться пришлось недолго. Хозяин любезно вызвал такси, включил кофеварку и пригласил гостью к столу. Кухня была небольшой, но приятной. Немножко одинокой, но все это только потому, наверняка, что сам Райт появлялся здесь нечасто из-за большой своей занятости детективной деятельностью. И потом, он расстался с женщиной недавно, конечно, ему не хотелось бы проводить дома слишком много времени одному.
    Разговор, который начал Хэрри, рано или поздно возникает у Кей во всех кругах, которые более или менее заинтересованы ею и ее благополучием. Однако подобные вопросы она чаще слышит от родителей, дочери, подруг. Для чего детективу знать устройство ее внутреннего мира, Имоджен пока понять не могла. Какая ему разница в конце концов, чем она живет и как зарабатывает на жизнь? Эта мысль возникла совершенно спокойно и без претензий. Ей просто на самом деле было интересно - какое ему дело до ее дел? В которых он, кстати, никогда не чинил ей препятствий и даже наоборот, несколько раз выручал в скользких ситуациях, не слишком скандальных, но порой принципиально решающих для Кей, связанных с репутацией агентства и его клиентов.
    - Осторожнее, обожжешься же, ну, - Кей предостерегла от очевидного, что, само по себе, конечно же, не спасало, а вырвалось машинально, предостерегающе-заботливо. Не иначе как у детектива нахваталась. Сама тоже аккуратно сделала глоток, согреваясь глотком не только обжигающего напитка, но и густым ароматом американо, и любопытством мужчины напротив. - Мне больше ничего не надо. Ни молока, ни сахара, спасибо. - Хотелось бы и закурить, но неизвестно, курит ли детектив в доме.
    - После того, как я получила Оскар, стало ясно, что больше мне в Голливуде не рады. - исповедь, так исповедь, придется потерпеть, детектив. - Настроения продюсеров мне не нравилось. Выбирать режиссеров мне не давали. Моя агент слила меня с потрохами и роли, казалось бы, которые, наоборот, должны быть прибыльнее, стали мельчать. Я понимала, что надо что-то делать. В конце концов приняла решение уйти с экранов. Знаешь, как говорят о Мерилин Монро? Что она вовремя ушла с экранов. Потому что камера не запечатлела ее увядания. Женский век короток. Увядать на экранах, перебиваясь незначительными ролями, я не собиралась. И ушла красиво. Являюсь владелицей крупного проекта по подготовке молодых актрис к сцене, пусть и не работаю в традиционном понимании курсов или университетов. Ко мне стремятся попасть многие начинающие профурсетки. Настоящие актрисы получают настоящее образование. А всем остальным девочкам тоже надо как-то перебиваться. Их родители выстраиваются в очередь, чтобы попасть на курсы актерского мастерства к Кей Имоджен.   - она говорит это без какой-либо доли хвастовства, потому что они оба знают, что такое репутация и чего она стоит. И сколько всего скрывает за собой хорошенький фасад. - Агентство - это просто заработок. Я не делец, Хэрри, я обычная актриса. И делать умею очень немногое. Я не организую бизнес, и тем более не смогу содержать казино, кинотеатры, нет, я не бизнесвумен. - Кей снова сделала небольшой глоток горячего напитка. - Платинум мне не принадлежит, я всего лишь управляющая. И то на моей совести - девочки и их судьба. Поверь мне, я не продаю женщин без их на то желания. Еще ни одна женщина не ушла от меня обиженной. Все-таки мы все в сестринстве, как, например, существует мужская солидарность. Девочки тоже умеют дружить худо-бедно. - смеется Кей, потому что в ее серпентарии случались разные ситуации. От зависти и ножей под ребра, до совместных девичников перед свадьбой очередной эскортницы. - Моя работа - это скорее о красоте женского тела, мягкости и притягательности ее женского ума,  когда-то послушной робости, когда-то роковой красоты. Всегда по-разному. И всегда очень дорого. Ты не поверишь, как редко приходят мужчины к нам за сексом. Чем богаче мужчина, тем больше он чувствует себя одиноким и использованным. Мы красивее и дешевле психотерапевтов. Но наша деятельность она именно такая - врачующая, окрасивляющая, дающая мужчине почувствовать себя настоящим героем, мужчиной. Они готовы дорого за это платить. - Кей допивает свой кофе. - Я нашла в этом эстетику и способ заработать деньги. Ни о чем не жалею. - Кей поднялась и поставила завариться себе еще чашечку. - Ты не против, если я похозяйничаю? Хочу еще чашечку. Черный кофе отрезвляет, согревает. Тонизирует тоже. - она повернулась к детективу, дожидаясь кофемашины. - Ну а что насчет тебя, мистер Райт? Никогда не случалось пользоваться положением, чтобы полегче подзаработать? - как-то однажды в газетах некрасиво линчевали его доброе имя, обвиняя в связи с криминалом. - Мне всегда казалось, что ты из порядочных людей, которые с пониманием относятся к самым разным способам заработка. - обижать гостеприимного хозяина ей, конечно же, не хотелось. Но интересно было узнать, как мыслит на этот счет сам детектив, понять его позицию было важно. Вопрос ведь был не столько о честности, чести и правде, сколько о степени доверия, которую может себе позволить Кей в отношении Хэрри.

    +3

    17

    Работа о красоте женского тела.
    Такую формулировку Райт слышал впервые, но она пришлась ему вполне по душе, даже заставила слегка ухмыльнуться её словам. Отпив немного кофе, уже более аккуратно, он с лёгким стуком вернул чашку на её прежнее место и пожал плечами.
    - В каком-то смысле я традиционалист, Кей. Я понимаю, что каждый в этом мире зарабатывает по своему, и то, чем занимаешься ты, это один из.. Один из самых безобидных способов.
    В ответ на словах о кофе, Гарри лишь развёл руками в жесте, мол, как скажешь, и указал на кофемашину, что стояла позади него рядом с раковиной. Пока женщина управлялась с инструментом, мужчина раздумывал над сказанным ею. Кей верила в то, что делала. И делала это хорошо. Как уже говорилось выше, Хэрри уважал таких людей. Ему нравилось в людях то, что они знали своё дело, и умудрялись при этом поддерживать собственную репутацию. И пусть жизненные принципы и взгляды Хэрри Райта слегка разнились со многим, что происходило в современном мире, он и сам не был тем святым человеком, каким мог показаться на первый взгляд. У каждого были скелеты в шкафу. Кто-то старательно прятал их, кто-то выставлял напоказ. Чьи-то скелеты навсегда оставались в том самом шкафу, так и не представ миру. В его собственном случае всё было слегка иначе. И Кей это знала. Он понял, что она имела ввиду под своим вопросом.
    Прежде, чем дать ей ответ, Гарри какое-то время смотрел прямо перед собой, слушая позади мерный звук работы кофейного аппарата. Голова всё ещё побаливала, но ясности мыслей это не мешало. Шумно выдохнув, он сделал ещё один глоток и отставил чашку в сторону, следом за этим подкуривая сигарету. В доме он обычно не курил, но в этот самый вечер решил сделать исключение. Жестом предложил Кей Имоджен сделать тоже самое, если она захочет.

    Когда-то в Лос-Анджелес Таймс появилась статья о нём. Это было много лет назад, но, наверное, именно тот случай стал началом конца его карьеры в полицейском управлении ЭлЭй. Следом за статьёй последовал судебный процесс, породивший ещё с десяток газетных заголовков, которыми газетчики пестрили буквально на каждом углу. Несмотря на то, что ЛАПД, и Иероним Райт в частности, выиграли то дело, слухи о коррумпированности полиции Города Ангелов разразились с новой силой. Начальство по итогу не выдержало. Сначало было назначение на нижестоящую должность из центра в один из локальных участков, а затем и вовсе "длительный административный отпуск", как это назвал тогдашний начальник отдела внутренних расследований.
    Райт снял чашку с тарелки, чтобы использовать ту, как пепельницу. Выпустил густой дым в сторону и слегка размял шею, чувствуя характерный хруст. Суставы, как и его сегодняшнее морально-физическое состояние, были ни к чёрту.
    - Почти за тридцать лет службы в полиции я узнал очень много способов заработка, Кей. - сказал он, как только дым осел. - Но поверь: я не продаюсь.
    Горячий кофе скользнул по его горлу и провалился где-то в желудке, заставив мужчину поморщиться.
    - Ты говоришь о статье, которая облетела всё Западное побережье? - вопрос был риторическим и абсолютно беззлобным. Обвинения против Гарри в той ситуации были беспочвенными, и суд это доказал. Но поверила ли в это общественность - вопрос открытый. Райт знал, что до сих пор существовали люди, уверенные в его грязных методах работы.
    - Я не брал с того парня деньги. Никогда.
    Курить резко расхотелось, но не из-за возникшего диалога на эту тему. Хэрри просто внезапно почувствовал, что от смеси сигареты и кофе ему неприятно сводит живот. Тлеющий уголёк был тут же потушен и отставлен в сторону.
    - Он подозревался в изнасилованиях. В целой серии. Одна из пострадавших чудом выжила и успела сбежать, пока ублюдок пошёл подмываться в душ. Она опознала его на все сто процентов, но мы оказались в той ситуации, когда её слово было против его слова. Как это обычно водится: девчонка не раз была замечена за.. - он подождал пару секунд, прежде, чем продолжить. - За оказанием интимных услуг. А засранец, вроде как, был уважаемым человеком. Нужны были веские доказательства. Которых у нас не нашлось.
    Мужчина сложил руки вокруг чашки. Действительно согревало.
    - Я следил за ним. Неофициально. Он меня заметил и занервничал. Я бросился следом, а парень принялся стрелять.
    Хэрри откинулся на стуле и позволил себе слегка расслабиться.
    - Когда я нагнал его, он был безоружен. Успел сбросить ствол. Если бы не.. - детектив замялся, подбирая слова. - Если бы я не сделал то, что потом подхватили газетчики, он мог до сих пор быть на свободе. Две пули прямо в сердце, Кей. Ни о чём не жалею. - последнее было цитатой её собственных слов.

    +1

    18

    Рассказ об истории детектива снова навевает тяжелую атмосферу и Кей жалеет, что завела эту тему, жалеет, что спросила о, казалось бы, совсем незначительном случае. Скорее всего подобная история была самой неприятной в карьере Райта, поэтому и вызвала в его взгляде ожесточенность. Словно Кей винит его в чем-то, или он сам винит Кей в излишней легкомысленности и распущенности. Но каждый занимается своим делом, и делает его так хорошо, как умеет или как позволяют способности. Нельзя судить человека, не зная, какими убеждениями он руководствуется.
    - Мне очень важно слышать сейчас от тебя, как обстояли дела на самом деле. - признается Кей. Желтая пресса никогда не оставляла никому шансов. С грязью смешивали всех. И вся. Для таких горе-писак не было ничего святого или священного. Там и выживали-то не самые достойные представители четвертой власти. Но одно дело оскал желтой прессы и совсем другое официальное издание, которое ставит под сомнение репутацию представителя закона. Стереотип срабатывает на то, что уж там-то информация наверняка проверенная, если уж выходит в печать с разрешения законных органов власти.
    Она подошла к мужчине и положила ладонь ему на плечо в благодарном и ободряющем жесте.
    - И я очень благодарна тебе за позицию. Несмотря на то, что девочка явно была проституткой, все же этот урод был тобою ликвидирован. Скольких девочек ты еще спас - одному богу известно. И не все они могли бы оказаться проститутками, вот что важно. - наверное, вопрос принятия своего поступка, своего решения - один из самых важных вопросов, когда приходится вершить чьи-то судьбы. Это тяжкий труд. И хорошо, что детектив ни о чем не жалеет. 
    - Хэрри, ты уже тридцать лет служишь в полиции. - она забрала из кофеварки свою чашечку и села на свое место. - Это же немыслимый срок, неужели тебе не положена пенсия за все это время? Ты не думал отойти уже от дел? Это всегда, мне кажется, жесткая проверка на крепкие нервы. - Кей знала, что для выхода на пенсию определенных сотрудников полиции возраст совершенно не важен. А важен отработанный, выслуженный стаж.
    - Заметил, да, разговор о работе на ночь глядя никогда не радует, отдает какой-то тяжелой грустью. Лучше бы про киношку поговорили или про пластинки.  - ворчливо заявляет Кей, неспешно потягивая уже вторую чашечку кофе. - Может еще раз позвонить в службу такси, уточнить, выслали машину вообще или нет, как думаешь? - интересуется она, понимая, что и они с Хэрри темы почти все они уже на сегодня затронули и немного обсудили. Правда совсем не хотелось оставлять детектива в грустном тяжелом настроении от воспоминаний о неприятном случае. - Слушай, как хорошо, удачно мы с тобой сегодня встретились, поболтали обо всем, мне понравилось. Надо обязательно повторить. Может в кино сходить, или в театр, интересно тебе такое? Или ты больше предпочитаешь на бейсбол и на рыбалку? - предугадать было сложно, потому что у детектива могли  быть совершенно разные предпочтения. Но дать понять Райту о том, что она всегда готова поддержать его своей компанией, считала важным. После болезненного расставания с любимым человеком весь мир сужается до размеров сердца, качающего боль сутками напролет. И как однажды сам детектив и сказал, если вещи, которые не расскажешь друзьям или родным. Они с Кей вроде и не особо дружат, и не родные, но сближение все равно как-то непроизвольно произошло. Поэтому она пока может себя позиционировать как самый безопасный и дружелюбный кандидат для непритязательной компании. Она это понимала и очень хотела, чтобы и детектив это осознал: у него есть компания на вечер или уикэнд, без обязательств, без задних и лишних мыслей, без требований и претензий. Самый лучший вариант для отдыха, переключения мыслей и хорошего времяпровождения. Кей и сама в таком ключе Райта и воспринимала.

    +1

    19

    - Я - часть этой службы, Кей. Наверное, я из тех людей, кому нужно быть постоянно в движении. Я не стану сидеть дома и ждать, пока состарюсь. Я здесь, - имея ввиду полицию, - потому что.. Наверное потому, что я цепляюсь за свою полезность. Перед людьми, дочерью, в конце-концов перед самим собой. - Он помолчал, а затем добавил: - Я не знаю, что бы я делал, если не служба. Я ведь пытался как-то уйти. Продержался где-то.. Месяца три, не больше.
    Без поддержки ты никто.
    Будь ты хоть трижды серьёзным, уверенным в себе человеком, рано или поздно тебе понадобится тот самый шёпот, что однажды укажет путь из темноты. Когда руки опускаются, и ты сам уже не уверен в правильности своих решений, должен появиться тот, кто просто сядет рядом с тобой и скажет: ты всё сделал правильно.
    Этим человеком для Хэрри сейчас была Кей. Они пересеклись волей случая. Зайди он в "Градус" на несколько минут позже, или не задержись она по какой-то причине, этого разговора бы не состоялось. Но судьба распорядилась иначе, и Райт был ей благодарен.
    Кто знает, когда и в каком состоянии он бы добрался до дома. Насколько долго могли продолжаться его душевные терзания, которыми он медленно, но верно продолжал убивать себя изнутри?
    Мужчина не был уверен, что, после того, как они разойдутся, эти терзания не вернутся к нему с новой силой. Но это было и не важно. Прямо сейчас, в этот самый момент, ему полегчало. Вместо непреодолимой боли, ломающей рёбра, он ощущал умиротворение. Впервые за долгое время. И был благодарен ей.
    Когда женская рука коснулась его плеча, Хэрри на секунду коснулся её своей собственной рукой, с благодарностью кивая в ответ.
    - Театр? - переспросил он, не ожидая ответа.
    В голове сразу же возникла картина, на которой он - с перекошенным, околопротокольным лицом, заваливается в деловом костюмчике на светское представление. Это вызвало у него краткосрочный смех и покачивание головой.
    Могло прозвучать странно, но бейсбол и рыбалку он предпочёл бы как раз театру. Разумеется, Хэрри был фанатом жёсткого мужского спорта, но касту заядлых рыбаков не пополнял. То ли дело охота.
    - Знаешь.. Хорошая идея. Да, пожалуй, сопровожу тебя в театр в следующий раз. Ну, или ты меня. - подмигнув, отхлебнул ещё немного кофе. То уже начинало понемногу остывать. - Вот только как ты собираешься объяснять мою компанию тем партнёрам, которых можешь случайно повстречать там, а? - с усмешкой смотрел на неё. - Репутация ведь дороже денег, помнишь? Мне на слухи всегда было плевать, а вот тебе они могут и навредить.
    Когда женщина спросила про такси, на том конце провода её будто почувствовали. Телефон затрещал.
    Хэрри снял трубку и кратко справился о статусе заказа. Удовлетворённо кивнул, поблагодарил диспетчера и вернул трубку в прежнее положение.
    - Машина уже подъезжает. Давай я помогу тебе.

    Стоя у порога, Хэрри Райт какое-то время молчал и просто помогал женщине облачиться в её пальто. Бережно накинул поверху шарф и чуть приподнял воротник.
    - Спасибо тебе, Кей. - он говорил спокойно, размеренно, но совершенно искренне. - Не знаю, чтобы со мной было, не встреть я сегодня тебя. Я редко бываю в том состоянии, в котором ты меня видела сегодня, так что хочу поблагодарить ещё и за то, что восприняла это нормально. Всё же я не ошибался в тебе.
    Мягко улыбнувшись, мужчина слегка сжал её плечо и кивнул. Где-то за дверью у тротуара остановилось авто, водитель отрывисто посигналил. Как некультурно. В соседних домах ведь могли спать люди.
    - Кажется, это за тобой, - возвестил детектив, глядя куда-то ей за плечо, чтобы убедиться в своей правоте. - Буду ждать с тобой следующей встречи. И.. Береги себя.
    Они не были бывшими любовниками, большими друзьями, или хотя бы близкими приятелями. Люди, что находились по разные стороны закона, с самым минимальным количеством общих точек соприкосновения. Но сегодня, в этот самый вечер, этот разрыв между ними не помешал Иерониму Райту увидеть в Кей Имоджен родственную душу. Ему на несколько секунд стало даже жаль, что они не встретились за таким разговором раньше. Уважение и доброжелательность друг к другу - это одно, но сколько было потеряно времени, пока они оба искали где-то далеко то, что на самом деле находилось вот здесь, рядом?

    +1

    20

    Часть команды, часть корабля, приходят на ум слова из детской сказки, жуткой, но именно потому так жизненно звучат пояснения детектива. Человек чести, человек обязательств, данного слова и следующий кодексу не только закона, но и морали. Вот кого сейчас видела перед собой Кей. Хэрри был прав. Неважно, каким делом занимается человек, главное, что он считает это делом своей жизни. И выполняет его хорошо, с чувством, с толком, с расстановкой, как это принято определять, а попросту - не обременен своим бытием, не избалован халявой, рвущей стереотипы базовых укладов экономики, которым так подвержены сейчас все больше и больше людей. Райт - человек дела, давший однажды клятву выполнять его, и выполняющий его на отлично даже тогда, когда никто не видит, не судит и  не требует. Когда есть понимание, что человек находится четко на своем месте. Благородный мистер Райт и его уверенность в собственном деле заставляли Кей задуматься над тем, что в этой жизни делает полезного она. Стоит ли каждый ее день того, чтобы свое время ей посвящал человек таких крепких моральных убеждений, как Иероним? На их контрасте можно было доподлинно наблюдать чудеса социализации. Неважно, как ты выглядишь, неважно, где ты находишься, и совсем неважно, кто ты и что делаешь. Все, что на самом деле имело значение, так это схожесть взглядов и стремление ими поделиться или их понять. Кей было интересно, и в ответ она тоже чувствовала заинтересованность. Удивительное открытие этого вечера.
    Мужчина переспрашивает ее о театре и Кей самой смешно представлять картину их появления на какой-нибудь премьере. Неужели Райт и правда наденет классический костюм? На это стоит полюбоваться хоть раз! К тому же и сам детектив соглашается на ее приглашение.
    - Слухи? О чем ты? Моя репутация подскочит до небес, когда все увидят, какие личности доверяют мне свои предпочтения! - отшучивается Кей, не давая пояснений своей мысли. Понятно, что Райт не из тех людей, кто  будет искать себе компанию на вечер из каталогов ее агентства. Но пресса на то и желтая, чтобы рассмотреть и обсосать этот момент с разных сторон и под разными соусами. В любом случае даже в их собственных словах друг другу Имоджен и Райт выглядят колоритным тандемом.
    Зазвонил телефон и диспетчер дал отчет о подъезжающем авто. Вовремя, потому что было совсем уж поздно, и им обоим пора уже было отсыпаться перед новым рабочим днем, даже если оба свободны во времени и могут располагать им как угодно. Все же Кей надеялась на то, что сегодня детектив хотя бы постарается выспаться.
    Конечно, он помог ей одеться, поправить шарфик, и даже поблагодарил за уютную беседу. Честно говоря, она и сама была очень рада тому, как сложился вечер. Кей не стала делать вид, словно не понимает, о чем говорит Хэрри. Да, расставаться с любимыми очень больно. Но боль притупляется. Нужно всего лишь только немного времени и чуть доброго обращения. Она была тронута его словами и уже не первый раз за вечер. Поэтому легко исполнила то, о чем думала уже давно: легонько притянула его в свои объятия.
    - Спасибо тебе за вечер, мы хорошо поболтали. И за кофе спасибо. Я тоже надеюсь на встречу. - это было сказано просто и от всей души, без каких-то невнятных намеков, скрытых смыслов. А как еще можно говорить с человеком, который доверил тайную сердечную боль и даже позволил увидеть свое жилище? - Ты тоже береги себя. Поменьше кури, прекрати пить, вкусно ешь и много спи. Чтобы к выходу на работу блестел как трезвое стеклышко на солнышке. - Кей старается, чтобы это слышалось как шутка, но на самом деле дает обычные наставления на добрую память. Чтобы  каждый раз, как болью скрутит душу, вспоминалась глупая шуточка и искренняя улыбка, а не все, что тяготит уже столько дней.
    Такси мчит ее домой, и ее мысли уже совсем далеко от тех дел, что стоит уладить все еще сегодня. Она думает о строгом суровом полицейском, у которого на удивление доброе открытое сердце размером со Вселенную. Пусть она, космически справедливая и чуткая, всегда заботится о нем. И может быть о Кей немножко, самую малость. Остальное все останется на волю случая.

    +1


    Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » С тобой всё в норме? Выглядишь дерьмово.


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно