Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » прав не тот, кто прав, а тот, у кого больше прав


    прав не тот, кто прав, а тот, у кого больше прав

    Сообщений 1 страница 3 из 3

    1

    https://i.imgur.com/oeSQkYS.gif
    Джаспер, Мелани, вечер, галерея

    Отредактировано Jasper Tyrell (2022-05-10 01:05:37)

    +1

    2

    Джаспер не любил вино. Никогда не любил, сам не зная, откуда у него такая категоричная позиция в отношении данного напитка. До тошноты вином он не обпивался - во всяком случае до такой, после которой мутило от одного только вида или запаха выдержанного винограда. Никаких детских травм бутылками не получал. Душевных, вроде девушки, подарившей ему в честь расставания ящик мерло, тоже не припоминал. Но факт оставался фактом: среди всего многообразия алкогольных напитков, единственным, которое Джаспер не признавал, оставалось вино.

    Тем более жестокой выглядела насмешка судьбы, заставившая Тирелла работать управляющим в винной галерее.

    Тут, конечно, спасибо стоило сказать папочке - без его протекции (читать: приказа) ноги Джаспера в этом заведении не было бы. И дело не столько в личных предпочтениях относительно выпивки, сколько в личном отношении к местному начальнику.

    Эта семейная дружба тире сотрудничество с Кэмпбеллами с самого начала выходила Джасперу боком. Еще с тех давних пор, когда отец попытался ввести его в круг своих знакомых - “больших боссов”, притащив аж в Напу на какой-то там семейный прием. Слишком скучный прием, поэтому младший Тирелл пошел развлекать себя привычным способом - залезанием под юбку самой симпатичной девушке в зале. Только вот вместо секса в уютной коморке где-то за лестницей Джас получил по яйцам и синяк во все плечо, когда выбивал закрытую на замок дверь. А вместо того, чтобы отомстить стерве, обломавшей и заперевшей его, он получил только:

    - Джаспер, познакомься, это дочь моего партнера, Мелани Кэмпбелл.

    Ее взгляд, полный превосходства, Джас помнил до сих пор. Но ничего, месть - это блюдо, которое подают холодным. Но у судьбы и тут были иные планы.

    Изначально, оказавшись в столь безвыходной ситуации, когда с одной стороны - ультиматум отца, а с другой - начальница, которой хотелось кирпичом по лицу съездить, Джаспер всерьез собирался саботировать все, что Кэмпбелл только додумается ему поручить. И плевать, что за это отец его и из завещания вычеркнет, и счет в банке прикроет. Но, к своему удивлению, весьма скоро Джас выяснил, что не ему одному это вынужденное “сотрудничество” поперек горла встало.

    Мелани, как оказалось, не может его уволить. Никак. Ни за что. Потому что Джас для нее - такое же наказание, как и она для него. И ведь забавно, Тирелл начал догадываться об этом сам, когда сначала разбил пару бутылок - на самом деле случайно - а получил за то только “Джас, достань руки из жопы, или я тебе нахер их оторву”. Потом - сорвал мероприятие - но тут, на самом деле, вины Тирелла не больше процентов тридцати, кто же мог знать, что заказчик так невовремя вернется домой и застанет Джаса в постели с его женой. Про это Кэмпбелл если и знала, то ничего не сказала, но как-то в порыве недовольства намекнула, что Джасперу не следует совать свой член куда ни попадя.

    В итоге Джас дождался момента, когда отец был максимально расслаблен (то есть пьян), и задал вопрос в лоб. И получил такой же прямой ответ.

    С тех пор жить стало чуточку веселее. И план с саботажем как-то сам собой сошел на нет, сменившись на мелкие, но острые и частые выпады в сторону нежелательной начальницы.

    А самое удивительное - Джаспер начал ловить какое-то удовольствие от своей работы. Не от вина - оно все еще дико ему не нравилось, но от самого процесса - да. Общаться с людьми он умел, особенно если это были представительницы прекрасного пола. Разводить людей на бабки с такими талантами - вообще раз плюнуть. А уж налить воды в уши так, чтобы разводимый ничего не заметил - это даже напрягаться не нужно было. И за это ему платили - весьма неплохо, хотя хотелось бы побольше.

    Правда, у Джаса все еще оставались проблемы с бумажками - и всем, что было с ними связано. Отчетами, доставками, приемками, и с самым страшным словом на свете - инвентаризация. Еще после первого такого раза он сделал для себя четкий вывод - хрена с два его кто-то заставит еще раз это сделать, поэтому все последующие такие экзекуции он с чистой совестью сплавлял на кого-то другого.

    В этот раз не повезло: мисс Кэмпбелл решила, что сегодня пересчетом бесчисленных бутылок она займется самолично, а помогать ей в этом будет, к сожалению, Тирелл. Честности ради, он попытался слиться, сославшись на неотложные семейные дела, но эта стерва позвонила отцу. Джасперовскому отцу. И в ультимативной форме заявила, что этим вечером Джас занят на работе. Мистера Тирелла если подобное заявление и удивило, то вида он не подал и сына вопросами заваливать не стал. Но, вполне возможно, просто отложил допрос на завтра.

    В предвкушении веселого вечера, наверняка перетекающего в столь же увлекательную ночь в компании рыжей стервы, Джаспер пытался развлечься вдоволь, и тут ему выпала небывалая удача в лице одной светской дамы, выбирающей напитки для своего благотворительного вечера.

    Тирелл не видел ничего плохого в том, чтобы спать с клиентками. Причем, их семейное положение при этом его совершенно не волновало. Из того, самого первого раза, Джаспер вынес урок, и теперь все подобные встречи проводил на нейтральной и максимально защищенной территории. А что? В выигрыше все: у Джаспера - секс, у клиенток - прекрасное настроение; у Кэмпбелл - увеличение прибыли. А высокими моральными ориентирами все равно никто из перечисленных не обладал.

    А еще эти светские львицы любили между собой делиться впечатлениями, после которых в галерею приходили “по рекомендации”. Вот и миссис Шелдман - одна из них. Имени подруги, которая рекомендовала ей обратиться сюда, она не назвала, но Джаспер примерно предполагал, откуда ноги растут. И ему безмерно льстило, какими двусмысленными взглядами осматривала его потенциальная клиентка.

    Была бы она лет на десять помоложе, Тирелл не отказал бы себе в удовольствии продублировать миссис все то, что уже однажды продемонстрировал ее подруге. Но в своем желании казаться моложе своих лет миссис Шелдман куда больше отталкивала, чем привлекала, да и Джаспер не был любителем так называемых “опытных” дам. В прочем, флиртовать ему никто не запрещал, тем более что мадам на это велась более чем охотно. А уж после дегустации половины сухих вин в галерее - тем более. Поэтому развести ее на одну подпись под бумагами со значительно завышенной суммой заказа было совершенно не сложно.

    - Ох, Джаспер, вы просто мое спасение!

    Слишком сладкий голосок, слишком блестящие, хоть и затуманенные глаза, и слишком долго украшенная кольцами ручка задерживается на руке Джаспера. Он же продолжает вежливо улыбаться, делая вид, что ничего не замечает. Даже жалко ее - немного.

    А вот недовольную Мелани, изволившую выйти из своего кабинета - нет, не жаль. Более того, Джас сознательно затягивал и дегустацию, и составление документов для миссис Шелдман, чтобы подписывать их намного позднее окончания рабочего дня галереи. Чтобы позлить Кэмпбелл. Кажется, он слышал, как она кому-то по телефону говорила о своих планах на текущую ночь? Обломись, милая. У нас сегодня инвентаризация.

    - Миссис Шелдман, позвольте вам представить хозяйку галереи, мисс Кэмпбелл, - с широкой улыбкой Джаспер поднялся с места, почти вынуждая ту, что миссис, так же встать на ноги. А нечего было задерживать свою руку на его предплечье. - Мисс Кэмпбелл, это миссис Шелдман. Через две недели у нее состоится благотворительный вечер, который она проведет под аккомпанемент нашего вина.

    - Милая, вам так повезло с управляющим, - медовым голосом заявила мадам, цепляясь за Джаспера теперь уже двумя руками. - Мне бы такого помощника!

    Ей бы еще подмигнуть и закусить губу - и просто идеальное начало порно для любителей постарше. Увы, но это совсем не про Тирелла. Хотя, если это будет тройничок, он вполне может и пересмотреть свои сексуальные убеждения.

    - Обязательно приходите, Джаспер, я буду вас ждать!

    Пришлось заверить, что Тирелл обязательно будет - чтобы удостовериться в доставке всех бутылок, разумеется. Хотя, от таких предложений он не отказывался еще и потому, что на таких приемах вероятность секса у всех под носом равнялась ста процентам. А такие развлечения Джас никогда не пропускал.

    - Я провожу вас, миссис Шелдман.

    Иначе она могла придумать еще какую-то причину для продолжения вечера, а Джаспер, если честно, от такого общества порядком подустал. Сейчас бы домой, под контрастный душ, и в любимый клуб. А нет, приходится только ослаблять галстук и расстегивать пиджак, возвращаясь обратно в галерею, заперев за собой входную дверь. Самое “интересное” ждало его впереди.

    - Видите, мисс Кэмпбелл, вам со мной повезло! - самодовольно обратил внимание Джас, опускаясь обратно за стол и закидывая ноги на соседний стул. Еще и сыр подхватил с тарелки для дегустации - ну а что, не пропадать же добру. - Могу ли я рассчитывать на премию?

    Интересно, если он предложит ей рассчитаться натурой, Кэмпбелл рискнет его уволить? Черт, какая заманчивая мысль. Ладно, у Джаспера еще будет время ее проверить - вечер ведь только начинался.

    Отредактировано Jasper Tyrell (2022-05-10 01:07:58)

    0

    3

    Нахрен Мелани не уперлось это, как выражается отец, деловое сотрудничество. Вот честно. Нет, она понимала плюсы долгосрочных деловых отношений, особенно с юридическими фирмами, но вот то, что из делового общения их контакт с Декстером Тиреллом перерос в какое-то приятельство, она не одобряла. Скорее, не понимала.

    По слухам, у Декстера было трое детей, и там – как в сказке: старший умный был детина, красотка дочь, и… младший. И вот как раз с младшеньким из всего рода Мэл и довелось и познакомиться, и – увы – теперь дела иметь.

    Вообще, это было слишком жестоким наказанием за помятый бампер. Да, на раритетном и коллекционном кабриолете, но это же, блин, всего лишь тачка, которая даже не была у отца единственной! А тут отец даже щедро оплатил управляющему, на которого Мэл обычно возлагала всю скучную часть работы, декретный отпуск по уходу за щенком ризеншнауцера. И взамен подсунул вот это. И это самое «вот это» мало того, что не выполняло и десятой доли того, что делал её прошлый управляющий, так еще и проблем за собой волочило столько, что у Кэмпбелл начиналась изжога.

    Одно только то, что из-за его выходок Мелани пришлось несколько раз делать просто неприличные скидки и брать на себя дополнительные организаторские обязанности, заставляло её предусмотрительно прятать в ящик стола бутылку крепкого и пачку болеутоляющих. А что уж говорить про бесконечные накладные, отчеты, заявки, договоры на кейтеринг… Даже повар стал перед уходом заносить ей остатки дневных десертов, чтобы как-то скрасить её вечера.

    И уволить бы его к чертовой матери, да прикопать в ближайшей лесополосе, но в ультиматуме отца звучали страшные слова «филиал в Монтане», куда у Кэмпбелл не было ни малейшего желания соваться. Так и приходилось – стискивать зубы, запивать адвилл мескалем, и готовить папки для инвентаризации, которую они должны были начать еще полтора часа назад.

    И начали бы, не засовывай Джаспер так старательно язык в ухо потенциальной клиентке. Нет, это хорошо, что его обаяние добавляло галерее прибыли, но должны же быть какие-то пределы? Прошлое такое облизывание клиентки привело в кабинет Кэмпбелл разгневанного мужа, которому пришлось наобещать и уволить наглеца к чертям собачьим, да еще и устроить ему публичную порку. Потом в галерею начали наведываться другие мадам, спрашивали управляющего, смиряли его очень недвусмысленными взглядами и удалялись с ним под ручку в конце дня. Сначала Мелани была растеряна. Потом – раздражена. Потом – каким-то чудом умудрилась заставить себя игнорировать любые факты о том, каким образом Тирелл приносит галерее прибыль. Но в последнее время всё чаще в ней снова начало ворочаться недовольство: приличное по всем показателям заведение, судя по всему, потихоньку превращалось в публичный дом одного актера.

    Словом, при виде Джаспера глаза сами собой закатывались куда-то к затылку, а то и дальше. Она и сама была явно не образцом приличного поведения, но всему ведь были пределы? Вот миссис, которую Тирелл сейчас в зале с руки кормил сыром под восьмую или десятую открытую бутылку каберне, была старше его как минимум втрое. Нет, бывают, конечно, любители опытных дам, но тут ведь опыт едва ли не песком на пол за ней осыпается, она ж помрет в постели, не успев стянуть портки!
    Мелани переделала уже все свои дела – даже успела распустить всю кухню с официантами и разложить по цветам все маркеры в ящике стола. Руководствуясь принципом приоритета комфорта клиента, она терпеливо ждала окончания словесных лобызаний с мадам в зале, изредка подглядывая за ними через окошко двери в зал. Но вот когда ожидание утомило её настолько, что частично инвентаризацию она уже провела сама, скрупулезно пересчитав по бланку весь крепкий алкоголь на складе, терпение закончилось. И в зал Мэл входила с твердым намерением вежливо проинформировать клиента, что заведение закрывается. У неё, в конце концов, тоже были свои планы на вечер и ночь – но с каждым часом они все увереннее сменялись на плед, теплые носочки и ужастик с зомби, чтобы как можно более натурально представлять, как Тирелловскую черепушку вскрывают чайной ложкой.

    - Добрый вечер, - голос – спокойный, в обрамлении вежливой улыбки и легкого кивка головы в сторону гостьи, - Рада видеть Вас нашим клиентом.

    А вот обращение самой миссис Шелдман заставляет её аж рассеянно моргнуть. Всего на мгновение – и даже левую бровь от вопросительного поползновения вверх она уберегает одним только чудом, мысленно навесив на неё пару тонных гирь. Повезло, ага. Как утопленнику.

    Очень, конечно, хотелось крикнуть – да забирайте, господи, очень просим. Мелани даже жаль, что в прошлое канули времена рабовладения – она бы с удовольствием обменяла Тирелла на пару тухлых селёдок или хромую лошадь. Но сейчас она лишь легко кивает, принимая и похвалу в адрес подчиненного, и его учтивое предложение проводить гостью. Так и остается стоять на том же месте, только сдержанно пожелав миссис Шелдман хорошего вечера, сплетя пальцы перед своими бедрами и прижимая локтем к боку пару планшетов со списком на пересчет. Даже подумала отнести бокалы и тарелку с остатками сыра на кухню, но потом от этой мысли отмахнулась: утром здесь и без неё все уберут.

    - Премию? – удивленно вылупляет глаза, наблюдая за Джаспером, уже размазавшим себя по стулу. Спасибо, хоть не на стол ноги закинул, - Твоя премия будет очень тебя ждать, - и глазками наигранно хлопает – точь миссис Шелдман пару минут назад, - через две недельки.

    Мэл очень, очень не хочется этого представлять, но мысли всегда бегут вперед очень стремительно, опережая экран моральной цензуры. Ей даже приходится тряхнуть головой – в надежде вытрясти из неё образ, который там отпечатался как раскаленным клеймом на нежной коже.

    - Но вот ты серьезно? – все же не удерживается от комментария, указывая рукой в сторону двери – а имея в виду именно гостью в весьма уважительном возрасте.

    И, наверное, стоило бы Мелани задуматься, был то у Тирелла задержавшийся в развитии юношеский спермотоксикоз, стремление компенсировать неудачи в жизни постельными победами или просто проблемы темперамента, да вот было ей на это, откровенно говоря, насрать. И если бы такое поведение не вмешивалось в её рутину, добавляя проблем или, как минимум, неудобства, она бы даже глазом на эту тему не моргала. А тут… Неволей задумываешься, а не вписать ли втихаря в контракт Джаспера право руководителя напялить на него железные труселя на пяти замках.

    Потому что пока это все – полная безнадега. Так и выдыхает устало Кэмпбелл, просто роняя перед Джаспером планшет, практически прямо в тарелку с сыром, давая даже слишком лаконичную вводную:

    - Белые.

    Во-первых, их было больше. Во-вторых, у них похожие этикетки, что заставляет более тщательно в них вглядываться. В-третьих, Мелани сама предпочитала красные, и так совмещала полезное с приятным – с выбором бутылочки, которую она умыкнет себе на сегодняшний вечер.

    Крутой разворот на пятках, две открытые двери: одна – из зала в служебные помещения, вторая – в складское, откуда повеяло легкой прохладой климат-контроля. Она даже бровью не повела, когда дверь за её спиной снова открылась, впуская Тирелла.

    Длинные ряды полок, полнящихся зеленым и синим стеклом, по левую руку – белые вина, по правую – красные. Кэмпбелл всегда начинает от дальней стены, куда и проходит. А, оценив масштаб предстоящих работ, устало выдыхает, снимая туфли и ступая босыми ногами на прохладный пол.

    Механический труд продуцирует в голове ненужные мысли, и она снова возвращается к теме, на которой свет сошелся клином – Тирелл и его патологическое желание сунуть член туда, куда не следовало бы. И ладно бы, делал это в свободное от работы время – все не без греха, но тут уже даже на кухне шутки ходили про то, что его должность при галерее должна называться совсем иначе. Но как?

    Куртизан… - бубнит Мелани себе под нос, через силу заставляя себя параллельно пересчитывать пальцем ярко-синие горлышки  испанских сиров semi-seco, - Нет, как-то ещё…

    Серьезно, ведь было же какое-то вот прямо специальное слово, описывающее мужчин с темпераментом Джаспера. Помимо, конечно, давно ставшего нарицательным Казановы. Но куртизан - это, все-таки, прямая взаимосвязь утех с получением вознаграждения, насколько может вспомнить Кэмпбелл. Руководствуясь, правда, в первую очередь сомнительными кинолентами, и только потом - исторической справкой.

    Ближе всего по смыслу к тому, что хотела бы сказать Мелани, была, конечно, шлюха. Потаскуха, может быть, но ей никогда не удавалось стряхнуть с этого слова налёт енота-полоскуна, что несколько сглаживало изначально негативную окраску слов. Но, возвращаясь к сексуальной дискриминации, все эти оскорбления имели четкую гендерную привязку, и в адрес членоносцев никак не склонялись, к сожалению.

    Что там ещё было? Альфонс был - но там все как-то посложнее и подольше простого перепихона за возможную комиссию. Это вообще уже куда больше искусство, чем профессия, а этому бородатому придурку из искусства, по мнению Кэмпбелл, было доступно только фигурное мочеиспускание.

    - Жиголо! – чуть громче, чем следовало бы – как будто уже не сама с собой, а уже с ним говорила, вздернув к потолку не палец, но ручку, которой потом обводит цифру в бланке, которая на единицу превосходит количество сладкого чилийского на полке перед Мэл, - Точно, жиголо… - снова тихо, себе под нос.

    0


    Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » прав не тот, кто прав, а тот, у кого больше прав


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно