Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Да ты коп! У тебя работа такая — людей бесить!


    Да ты коп! У тебя работа такая — людей бесить!

    Сообщений 1 страница 3 из 3

    1

    Холмс и Ватсон, вечер, где-то

    [LZ1]ФРЕД ВАТСОН, 32 y.o.
    profession: detective;
    partner: Holmes
    [/LZ1]
    [NIC]Frederic Watson[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Q8Uy4Xu.png[/AVA]
    [SGN]*[/SGN]

    +1

    2

    Все нормальные люди в свой выходной день планируют, как минимум, выспаться. Я не сторонник разлеживания в постели до обеда - суровое детство, а после и академия приучили к армейскому распорядку и раннему подъему. Да и от выгула четвероногих друзей ничего не спасет. Поэтому глаза я открывал в шесть утра без будильника, надевал спортивную форму и шел на пробежку в компании двух мохнатых сообщников.

    Контрастный душ, калорийный завтрак, и на этом, как правило, планы на день заканчивались. Полистать какую-нибудь книжку, посмотреть какой-нибудь сериал, устроить себе тренировку на заднем дворе. Покидать Скаю фрисби, на что Лола лениво взирала со своей подстилки на крыльце. Выбраться в магазин, чтобы обновить запасы в холодильнике. И, пожалуй, все.

    Все мои друзья остались в Батон-Руж. Здесь же весь мой круг общения ограничивался сотрудниками участка и собственными собаками. Не сказать, что меня это сильно расстраивало - наверное, во время своего неудавшегося студенчества я в достаточной степени успел наобщаться с людьми, чтобы на несколько десятилетий вперед хватило. Мне нравится тишина - я научился находить в ней умиротворение, после стольких лет семейных скандалов. Если же мне хотелось выпить - я выбирался в бар для копов. Если хотелось женского общества - до соседнего города всего два часа на машине, а там любой бар или клуб, равно как и любой отель после.

    Сегодня хотелось тишины. Вот той самой, когда мобильник не звонит, телевизор - не орет, а псы спокойно занимаются своими делами, не отвлекая тебя от чтения. Хотя погода за окном вполне благоволила неспешной прогулке где-нибудь в лесу - можно было даже до озера дойти с удочкой. Но нет, тишина и книга. Чем не отдых?

    Чертов мобильник зазвонил на самом интересном месте. С другой стороны, после этого звонка я понял, что в комнате стало непростительно темно, поэтому свет включил. А вот вызов сбросил, потому что у меня выходной. Не хочу тратить его на незнакомые номера, особенно если там окажется очередное предложение какой-то суперненужной фигни.

    Тишины хватило на неполное предложение, и снова ее сотрясал звук телефонного звонка. Черт, опять тот же номер. Настойчивые ребята. Но ничего, еще один свайп в сторону красной иконки, беззвучный режим, и даже до тупого работника колл-центра дойдет, что разговаривать я не намерен.

    Но не для этого, ведь уже через полминуты телефон начала жужжать на журнальном столике, а на экране - снова тот же номер. Ладно, черт с тобой, ты заслужил быть посланным лично.

    Только вместо радостного голоса и предложения по невероятно выгодной цене купить какую-то хрень - женский голос, обращающийся по званию, и словно с какой-то неохотой просящий об услуге. В первую минуту я даже не сообразил, что это - мое литературное альтер-эго в лице Холмс, которая Шерилин. А уж когда она назвала адрес, вопросов прибавилось в геометрической прогрессии.

    Первым желанием было не ехать. В конце концов, у меня выходной, а за выходки своей протеже, у которой тоже сегодня отгул, я не отвечаю. Тем более раз черти ее подрали ехать в чуть ли не в соседний штат! Второй возникла мысль о том, то в тот момент, когда личность Холмс установят и выяснят, кем она на самом деле приходится, прилетит по шапке ее начальнику. А уже от него - мне, что не объяснил одной девице, зачем вообще ей дали жетон. И если в целом выговор в личное дело меня не пугал, то вот перспектива выслушивать ор капитана, способного в период злости мне всю форму слюной забрызгать, совершенно не радовала. Настолько, что книгу я закрывал, так и не запомнив, на какой странице остановился.

    Неполные два часа в одну сторону, еще почти минут двадцать - чтобы найти нужный участок, и почти миллиард моих нервных клеток, чтобы объяснить стажеру по ту сторону стойки, что я вообще тут делаю. Нет, я его понимаю, ему не платят, все его пинают, заставляют делать какую-то хрень, а тут еще чужой дядька с фамилией Ватсон сует жетон в лицо и просит найти ему Холмса. Я бы, наверное, тоже сначала набрал психушку, а потом - своего шефа.

    Но я, если честно, слишком зол, чтобы играть в понимание.

    Не люблю, когда мои планы портят, даже если планов как таковых и не было. Не люблю, когда приходится тащиться к черту на куличики не пойми для чего. Не люблю, когда меня окружают тупые люди, а ведь это я еще до Холмс не добрался! Стажер, его мини-босс, потом - начальник смены, и уже в самом конце - дежурный офицер. На последнем нервы у меня, если честно, уже сдавали, и то, что он с первого раза согласился вычеркнуть одно имя из листа задержанных, несколько сбило с меня спесь.

    А шуточки про Ватсона и Холмс ее вернули.

    Поэтому уже на подходе к нужной камере я всерьез подумывал о том, чтобы развернуться и уйти. В конце концов, эта феечка сама виновата в своем положении, а ночь в камере вполне благосклонно могла бы сказаться на ее забывчивости. Но обида за уже потраченное время и нервы не позволила мне молча уйти в закат.

    - Холмс, на выход! - раздалось одновременно со звуком отъезжающей в сторону решетки, и мне оставалось только поблагодарить сержанта еще раз за продемонстрированное понимание. Ему - минус один рапорт, мне - плюс полчаса жизни без ора начальника. Взаимовыручка.

    - Поговорим на улице, - единственное, что я бросил Холмс, ожидающей свои отобранные при задержании вещи. Чехвостить ее на глазах у целого отделения, пусть и чужого, я не собирался. А вот свежий вечерний воздух был как нельзя кстати - чуть подуспокоил, чуть подрасслабил. Но не до такой степени, чтобы спустить все на тормозах. - Моя машина на углу.

    Возражения не принимались. И пока мы в тишине проделали тридцать шагов до моего пикапа, я все думал, как бы начать разговор так, чтобы не вывалить на Холмс сразу все свое недовольство, но с фантазией у меня всегда было туго.

    - Разбитое стекло, серьезно? - начал я, когда Холмс уже потянулось открыть пассажирскую дверь. Что там еще было в причинах задержания? Неадекватное поведение, угрозы расправы, удерживание силой и разбитое стекло автомобиля с водительской стороны. Вполне себе достаточный букет для выговора с занесением в личное дело. - А если бы у тебя был пистолет - ты бы еще и им начала размахивать?

    Оружие - это в любом случае повышенная ответственность, и не важно, кто ты - коп или простой смертный. Тот случай, когда ты должен быть максимально собран, адекватно оценивать ситуацию и собственные силы, и не поддаваться мимолетным эмоциям. С последним, судя по всему, у Шер были большие проблемы.

    - Ты же понимаешь, что если бы у тебя нашли табельный пистолет без жетона, это прямая дорожка к увольнению из полиции?

    Если понимала, то у меня большие вопросы. Если не понимала - вопросов, в целом, не меньше. Но основной крутился вокруг того, что же творилось в этой блондинистой голове и ей ли она думала, когда делала все то, что привело Холмс за решетку.

    Я догадывался, что в полицию служить она пошла не по собственной воле. Предполагал, что уволиться просто так ей на давал какой-то свой личный ограничитель - не знаю, может это было на спор, или денег ради, или предсмертное желание любимого дедушки. Плевать, если честно, но это несерьезное отношение к службе меня подбешивало.

    - А понимаешь ли ты, Шерилин, что из-за твоих выкрутасов, под раздачу попадаю я?

    Не важно, значусь ли я ее наставником или нет, но как только у нашего капитана начнутся из-за нее проблемы, он пойдет срываться на мне. А становиться козлом отпущения я не собирался.

    - И, если тебе так хотелось совершить какую-то глупость, почему не додумалась взять с собой жетон?

    Всегда можно свалить все на какое-то расследование, если уж на то пошло. Во всяком случае, от задержания это точно спасало, правда, вынуждало подписывать кучу бумаг. Но это мелочь по сравнению с тем, чтобы выдергивать меня из дома, из города и, что самое ужасное, из моего долгожданного выходного дня.
    [LZ1]ФРЕД ВАТСОН, 32 y.o.
    profession: detective;
    partner: Holmes
    [/LZ1]
    [NIC]Frederic Watson[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Q8Uy4Xu.png[/AVA]
    [SGN]*[/SGN]

    Отредактировано Jasper Tyrell (2022-05-10 19:46:40)

    +1

    3

    Единственным плюсом сложившейся ситуации было то, что она начисто стирала с меня амплуа полицейской феечки, за которую меня принимал каждый второй и Фред – в том числе. Хотя сейчас, в целом, всё это напоминало начало какого-то нуарного кино, в котором персонаж, оказавшийся там, где ему совсем-совсем не положено быть, пронзительно смотрит в камеру и спрашивает зрителя: «Хотите узнать, как я здесь оказался?». В нашем случае, правда, флешбек будет разворачиваться в духе фильмов Гая Ричи.

    Были ли у меня другие варианты, кому позвонить, кроме Фреда? Были, пожалуй, но только он действительно мог приехать – из одних только опасений получить по шапке от начальства за бестолковое наставничество. А сообщать капитану о своих неприятностях я совсем не планировала: в конечном итоге, я знаю, чем это закончится – звонком отца. И его вот этим противным, полным превосходства и наигранного разочарования: «Шерилин, ну неужели нельзя, как все люди?». До того тошно, что аж мороз по спине пробежал, при одной только мысли. А думать об этом пришлось, пока Ватсон дважды сбрасывал мой звонок – но на счастье в третий раз, всё же, взял трубку. И приехал, к слову сказать, довольно скоро – даже неожиданно быстро.

    - Клайв, - уже переступая порог камеры и почувствовав запах свободы, обращаюсь к офицеру, придерживающему решетку, - Ты бы всё-таки показал руку врачу, - и пальцем на себе показываю место, чуть выше запястья со стороны мизинца, где у бедолаги выскочила какая-то сыпь, которую он чесал всё то время, что я находилась здесь, - А то ведь правда паршиво выглядит.

    Ну а что? У меня не было сокамерников, пришлось дружить с тюремщиком, раз уж у меня всё отняли. Хотя, по сути, тюремное заключение в своей основе наказанием было, наверное, за счет долгого утомительного размышления над своим поведением и раскаянием, раз уж ты остаешься с этой виной наедине, но…

    Но я ни о чем не сожалела.

    Фред у стойки стоял с таким выражением лица, что мне резко захотелось обратно. Клайв, хоть и был дотошным, и не отдал мне телефон, чтобы чем-то себя занять, но щедро поделился кроссвордом. Ватсон же мне свернутую газету, судя по виду, был готов запихнуть туда, где нет ни света, ни надежды. Серьезно, его как будто от чрезвычайно важных дел отвлекли, хотя подозреваю, что самой примечательной частью его выходного дня была прогулка с собаками. Еще и фразочки эти, сквозь стиснутые зубы – как будто там, в машине на углу, у него в кузове стоял чан с гусиным дерьмом, в котором он планировал меня головой полоскать, как насравшего котенка.

    Поэтому – только послушно киваю, уже рассовывая по карманам всё то добро из пакета, которое меня заставили из них вытрясти при задержании. Даже коробочку с мятными леденцами отняли, ироды. И все тридцать шагов тишины до пикапа я пыталась сообразить, как бы так объяснить Фреду, что произошло так, чтобы это не было похоже на «прости, пап, но я не виноватая». Вот и решила этот разговор оставить на тот момент, когда мы уже сядем в машину. Но у Ватсона были другие планы.

    Хотелось, конечно, встрять после каждой его фразы – больно много он задавал вопросов об одном и том же. Но пришлось собираться с силами, давая ему высказаться, и только поворачиваться к пассажирской двери спиной, потом на неё же и опираясь, скрестив под грудью руки.

    - Так, во-первых, - дождавшись окончания тирады, выставляю перед собой руку, - Спасибо.

    За то, что всё же взял трубку. За то, что приехал, за то, что отвлекся от праздного вычесывания собак вечерком выходного дня. Да за многое сейчас ему можно было сказать спасибо, в том числе, что не просто внес залог, а умудрился уговорить дежурного офицера забыть об аресте. Но пусть сам решает, за что конкретно я его сейчас благодарила.

    - Во-вторых, я понимаю, что ты стал бы крайним, и именно поэтому я звонила тебе, - пожимаю плечами, мол, как можно самому-то было этого не понять? – Ты был самым заинтересованным лицом из всех, кого я здесь знаю, в том, чтобы разрулить всё по-быстрому и без шума.

    Звучит, наверное, немного более жестко, чем я имела в виду, и чем мне бы хотелось. Даже, кажется, несколько меркантильно. Однако, всю правду вмещает в себя целиком. В конце концов, не ради же симпатичной его мордашки мне было ему звонить? Вытащи меня из кутузки – так себе начало для романтического рандеву.

    - В-третьих, - кажется, я запуталась в очередности его вопросов, но не суть, - Жетон мне брать было с собой нельзя, и потому и он, и табельное лежат в запаске в машине в четырех… - оглядываюсь, прищурившись, по сторонам, пытаясь сориентироваться в незнакомом мне городе, - нет, в пяти кварталах отсюда.

    Чувствуете, как нарастаете скорость сюжета? То ли еще будет. Но это уже разговор не для тротуара напротив прачечной, где Ватсон припарковался.

    - Садись, - прошу, кивнув головой в сторону салона, - Я всё расскажу.

    Даже если бы все прошло по плану, я бы всё равно пришла с этим к Фреду. Как минимум, потому что в нашем участке больше было не к кому: два оставшихся детектива предпочитали или вообще не появляться, ссылаясь на расследование вопиющего преступления по краже кукурузного сиропа из пончиковой, или перекладывать бумажки с одного края стола на другой. Просто в какой-то момент всё, в лучших традициях, пошло совсем не так, как должно было.

    Мне понадобилось еще секунд двадцать после того, как хлопнули обе двери, чтобы сообразить, с чего начать. В итоге решила начать, как вообще-то и положено – с самого начала.

    - Ты помнишь Шарлотту МакНили? – поворачиваюсь на пассажирском сидении так, чтобы смотреть не в лобовое стекло, а на водителя, - Пару недель назад мы ездили к ней, и ты принимал заявление о пропаже её дочери Эмили. Там еще на следующий день они пришли забирать заявление, потому что её отчиму пришло сообщение, что она с парнем уехала в Фили, и все в порядке?

    Мне еще тогда всё это не понравилось, но вся семейка МакНили была у городка на хорошем счету, а муж Шарлотты вообще был скромным владельцем небольшой домашней пивоварни, сбывавшей весьма неплохое пойло всей округе. Я тогда отмахнулась, как и все, посчитав, что пересмотрела в свое время полицейских сериалов и триллеров.

    - Так вот, вчера вечером он был на автовокзале, и я, проходя мимо, услышала, как он рассказывал кому-то по телефону, что ему срочно нужно валить из города, - я не стала уточнять, что на автовокзале делала сама. Мне как-то неловко признаваться в том, что нормальный зерновой кофе мне пришлось заказывать из другого города, и забирать именно там.

    А тут надо заметить, что я нихрена не коп до мозга костей, и необходимости бдить справедливость денно и ночно я в себе не чувствую. Но Эмили было всего семнадцать, а я на днях, по просьбе миссис Норман-Бейтс обновляла базу без вести пропавших, и насмотрелась на такое количество этих лиц совсем еще, по сути, маленьких девчонок…

    - Наверное, стоило сообщить о подозрительном поведении, но вдруг он просто в бабах запутался, и те угрожали ему вилкой яйца выпотрошить? – пожимаю плечами, надеясь на понимание со стороны Ватсона. На самом деле, был просто миллион причин у любого свалить из нашего захолустья, - Но он взял билет сюда, я так понимаю, это перевалочный пункт перед отъездом в Колорадо.

    А там – можно и в Небраску, затеряться в лесах. Мало ли еще в стране таких небольших городков, где всем плевать, откуда ты приехал, если умеешь перебирать карбюратор или правильно складывать рыболовную сеть.

    - Купил за наличку убитый Цивик, у которого вместо автомобильного стекла, - и костяшкой указательного пальца постукиваю по окну, - было вставлено просто вырезанное под размер тонкое стеклышко. А потом пошел в бар, где встречался с какой-то компанией.

    Надеюсь, детали про стекло хоть сколько-нибудь объяснят, почему оно так легко разбилось. Между прочим, даже не совсем по моей вине!

    - Я была за соседним столиком, и, честно говоря, уже хотела признаться, что просто паранойю, и пора бы ехать домой, но потом там разговор так завернулся, что… А, сейчас, - и так спешу достать из кармана куртки телефон, что сначала роняю его себе под ноги, и только потом поднимаю, смахивая экран блокировки, - Слушай.

    Одна диктофонная запись, на которой среди шума вечернего бара, отдаленного смеха и звона стекла слышен отрывок фразы мужским голосом: «…ак верещала, когда мы её в кузов укладывали, что аж сосуды в глазах лопались». И какой-то такой злой, пьяный гогот после.

    - Я, конечно, надеюсь, что говорили они про овцу, но всё равно решила оттуда валить, - снова блокирую телефон и засовываю его в карман, в этот раз – без происшествий, - Хотела звонить тебе, потому что мне представляла, что делать дальше, но перед этим решила, что было бы неплохо переписать номера его новой тачки.

    Ладно, говоря по-честному, мне просто стало очень страшно от мысли о том, что образцовый отец семейства мог сделать то, что мне кажется, он сделал. А я, как бы, нифига не атлет, и совсем не чемпион по единоборству, а их было трое. Мало ли какие там у них предпочтения… И я правда быстро расплатилась, и вышла на улицу, и даже моя машина была припаркована в том же направлении, что и его, просто намного дальше. И всё, что я хотела сделать – это сфоткать номера и убраться куда подальше.

    - А потом оказалось, что он меня узнал, когда я уходила. И вышел следом, но я его не заметила.

    Мой грешок. Мне слишком сильно хотелось как можно быстрее оказаться где-то подальше от этих мутных людишек в том странном баре. Но кесадилья у них, кстати, очень даже ничего.

    - Мне пришлось отбиваться, - и демонстрирую синяк от чужой руки на своей собственной чуть выше запястья, мысленно в очередной раз благодаря судьбу за то, что он вышел вслед за мной один, а не в компании дружков, - А потом я немно-о-о-ожечко, - и, пока тяну это «о», показываю мизерное расстояние между подушечками указательного и большого пальца, - потеряла самообладание.

    Длинная череда из молодых лиц в базе пропавших без вести детей. То, как он глумился над чем-то, что так сильно верещало, пока его укладывали в кузов – мне все еще не хочется верить, что люди способны так поступать с членами своей семьи. Хотя моя потеря контроля, в целом, возможно даже сыграет нам на руку, если Энди МакНила нужно будет разыскать: нужно будет только запросить у медцентров статистику по обращениям со сломанным носом и разодранным ухом.

    - Подбросишь меня до машины? – и, достав телефон, в пару движений открываю приложение навигатора и демонстрирую Ватсону маршрут длиной минут в десять-двенадцать и семь кварталов – да, с ориентацией на местности у меня все еще плохо, - И я компенсирую тебе бензин за поездку.
    [NIC]Sherilyn Holmes[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/x2z7S5M.gif[/AVA][LZ1]Шерилин Холмс, 25 y.o.
    profession: officer-I, NPD[/LZ1]

    0


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Да ты коп! У тебя работа такая — людей бесить!


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно