Сегодня в Сакраменто 30°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Конечно же, он не мог. На что только надеялась? Ответ был дан раньше, чем задан вопрос, но Алиса все равно спрашивала и просила.
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Dolls & Booze


    Dolls & Booze

    Сообщений 1 страница 12 из 12

    1

    https://i.imgur.com/8BsvkXc.png  https://i.imgur.com/qMT6RRS.png  https://i.imgur.com/R5ru1oJ.png  https://i.imgur.com/WaYDb30.png
    https://i.imgur.com/qqajJLO.png  https://i.imgur.com/YbLuZfd.png  https://i.imgur.com/028Eyu6.png  https://i.imgur.com/KQcpVc5.png
    Caravan Palace — Lone Digger

    x  x  x  x  x  x   DOLLS & BOOZE   x  x  x  x  x  x

    время: апрель 2022
    место: Сакраменто, "Доллз"
    участники: Jimmy Lando, Vicky Light, Giovanni Santini  & co
    Что будет, если собрать в одной истории в стрип-клубе старшего сына мафиози, его должника и его любовницу?

    [NIC]Giovanni Santini[/NIC][STA]troubles[/STA][AVA]https://i.imgur.com/3tBuvdo.png[/AVA][LZ1]ДЖОВАННИ САНТИНИ, 38 y.o.
    profession: бывший IT-инженер NASA[/LZ1][SGN]HIC MORTUI VIVUNT, HIC MUTI LOQUUNTUR[/SGN]

    Отредактировано James Richter (2022-05-24 10:51:58)

    +7

    2

    Приятная музыка, аккуратно сервированные столики, приличные гости, занятия с хореографом и уроки вокала... Она больше не шлюха с улицы. Вики Лайт теперь значилась птицей другого полета. С тех пор, как ее сгреб в свои тугие объятия Тони Бешеный,​ жизнь изменилась до неузнаваемости. Уличные приключения остались в прошлом. Ей больше не нужно было дрочить кому-то за двадцатку, воровать пиво из супермаркета и таскать за волосы Горластую Роузи в борьбе за клиента.
    Теперь Вики Лайт была частью ночного шоу, которое каждый вечер развлекало публику побогаче. Облаченная в перья и стразы, она дрыгала на сцене своими длинными ногами, а после протекции Тони даже солировала с вокальными номерами, обзаведясь отдельной гримеркой и парой-тройкой завистниц среди коллег. По вечерам она приходила в собственную квартирку, которую ей снимал Бешеный, и она, конечно же, не шла ни в какое сравнение с теми халупами, в которых Вики обитала всю свою прежнюю жизнь. Он также давал ей денег на шмотки, отучил от фаст-фуда и брал пару раз с собой на уик-энды в Вегас, где они знатно кутили в лучших отелях.
    Первое время Вики все это веселило и радовало. Разве не о таком мечтает каждая уличная девка? Для многих это - вершина карьерной лестницы. Но получив жизнь своей мечты, Вики все чаще стала замечать за собой тоску и какую-то неприкаянность. Беспрекословное повиновение всем требованиям бандита - а именно таковым Тони и был - душили ее. А недавно на горизонте замаячил ее бывший, сутенер Дэйв Гаан, вернувшийся из тюряги, и их отношения с Тони дали первую трещину. Будучи и раньше довольно ревнивым, тут у Ландо просто подорвало крышу. Он подкупил всю охрану бара, в котором она работала, чтобы за ней приглядывали, нанял водителя - якобы для ее же удобства - и постоянно бомбил подозрительными разговорами, чередуя их угрозами и вспышками агрессии.
    Сегодня, накануне ее смены, как раз произошла одна из последних. Раздраженный какой-то мелочью и, как обычно, тыкая неблагодарностью, он отвесил ей знатную затрещину и свалил, пытаясь унять свой гнев. А Вики закрылась в гримерке и просидела там вся в слезах, пока к ней не постучался Кайл, костюмер и единственный друг в этом змеином логове из завистливых баб. Он угостил ее кокаином, и жизнь наладилась.

    Вечером она уже сидела у барной стойки в стрипушнике под названием Dollz. Закинула одну ногу на другую, и ее короткое платье подскочило еще выше, оголяя округлое загорелое бедро. Нет, она вовсе не собиралась никого снимать. Она просто пришла потрещать с подругой, которая здесь работала. Мэри Лу сидела рядом с ней и болтала, не закрывая рта. Полчаса назад она вертела здесь на сцене голыми сиськами, но теперь ее смена кончилась, и с виду она ничем не отличалась от обычной гостьи заведения. От сценического образа остался лишь яркий макияж. ​ Вики выглядела еще менее кричаще, так как пришла сюда не за тусовкой, а навестить подругу. ​ Обычное короткое платье (как любила говорить ее ворчливая бабка – «по письку»), поверх джинсовая объемная куртка с разноцветной вышивкой на спине, голые ноги и высокие каблуки.

    - Тони меня уже задрал, - пожаловалась Вики.

    - Да ладно! Он такой половой гигант? – восхитилась Мэри Лу, потягивая через трубочку ярко-желтый коктейль.

    - Да не в том смысле, дура. Устала я. Он мне продыху не дает, - Вики изобразила у себя на шее удавку и начала передразнивать. - ​ Где ты? С кем ты? Куда ты? Бла-бла-бла…

    Мэри Лу вздохнула и покачала головой.

    - Дура – это ты, дорогая. Может, мне его отдашь? – рассмеялась она. Подруга была не первой, кто так рассуждал. Учитывая, что Вики выбралась практически со дна, наверное, ей стоило каждое воскресенье ставить за Тони свечку. Но Уоллайт по-прежнему не ходила в церковь. Вместо этого она по старой памяти захаживала в злачные места вроде Dollz, навещала загнивающую «Лихорадку», где у нее осталась херова туча подруг, переписывалась с торчками из ее района, а также украдкой виделась с Гааном, который недавно откинулся и пытался снова с ней замутить. О последнем она решила умолчать, потому что Мэри Лу на дух не переносила Дэйва, считая, что все дерьмо с Вики случалось именно из-за него. Небезосновательно. Ведь именно Дэйв притащил Вики на панель, когда ей было семнадцать.

    - Смотри-ка, - кокетливо улыбнулась Мэри Лу, украдкой глядя куда-то в сторону. – Там какой-то красавчик с тебя глаз не сводит.

    - Правда? – Вики моментально повернулась, встряхнув своей пышной каштановой шевелюрой. Колыхнулись и ее массивные серьги. Она так и не избавилась от страсти к безвкусным побрякушкам. – Где? Вон тот смазливый брюнет? – она, не задумываясь, улыбнулась ему и приглашающе подмигнула, пряча улыбку за глотком своего сладкого коктейля.
    [AVA]http://s5.uploads.ru/NI9C0.png[/AVA]
    [NIC]Vicki Light[/NIC]
    [STA]two words, one finger[/STA]
    [SGN]http://s9.uploads.ru/1mvCq.gif
    [/SGN]
    [LZ1]ВИКИ ЛАЙТ, 27y.o.
    profession: show-girl в баре Dream, любовница гангстера, бывшая проститутка;
    [/LZ1]

    Отредактировано Livia Andreoli (2022-05-23 15:17:30)

    +2

    3

    [NIC]Jimmy Lando[/NIC]
    [AVA]https://i.imgur.com/kAjH2hfm.png[/AVA]

    - Давай еще по стопочке? Пиздец, раз уж столько заплатили за место – надо проедать, чего тут. – в черной футболке в облипку, слегка подранных джинсах от «Дольче Габбана» и с золотым гангстерским кольцом на мизинце, Джимми Ландо, со своей точки зрения, смотрелся сногсшибательно. Потому он то и дело поглядывал в свое отражение в зеркальных стенах общего зала «Дженерик» - на место в более эксклюзивных помещениях клуба, вроде обставленного под античность «Романума» или строгого «Эксцельсиора», им с корешем не хватило. На депозит за угловой столик и так пришлось выложить кругленькую сумму – и это возмущало Джимми до глубины души. С каких это пор мобстеры должны были платить в заведениях? Однако при его попытках добазариться с администратором, вышел округлый Беппо Горлеоне, и довольно грубо пояснил, что Ландо-младший невелика птица, чтобы чего-то там требовать. Прошел без очереди – и на том спасибо. А бесплатные места – только по особому списку. С «посвященным», да еще и в клубе босса не поспоришь – пришлось проглотить свою гордость и  выложить деньги. Потому, из-за депозита, на столе у двоих начинающих мобстеров – самого Джимми и его закадычного друга, Джорджи Марино, царило настоящее изобилие. Тут тебя и бренди, и вина, и коньяк. Так что неудивительно, что оба набрались довольно быстро.
    - Дда! А Винс Фиоре-то в ту пятницу! Говорят, в ВИПке сидел с Алом и Шурупом! Бесплатно! – подлил масла в огонь коренастый, выбритый под ноль Джорджи. Он в отличии от Джимми опьянел куда сильнее – ибо не бегал, как он, «поправляться» в туалет. После нескольких неприятных нервных срывов он решил на время завязать с кокаином. Это слегка разочаровывало Джеймса  - не уж интересно тусить с приятелем, который качается как одноногий стул, когда ты еще только раскочегариваешься? Впрочем, они все равно зажигали вместе. Примерно одного возраста – ну, Джорджи года на три постарше. В одном статусе – соучастники, сыновья «славных парней». Любят одни и те же вещи – телок, дискотеки, компьютерные игры. Ну и посплетничать, конечно – иначе какие они были бы италоамериканцы? – А Шуруп теперь через губу разговаривает… А давно ли Алу за пивом бегал?
    Джимми со вкусом глотнул через трубку кальяна сладковатого, отдающего мятой дыма. Закинул голову, выдыхая красивые колечки – пусть местные девчонки полюбуются. – Да он и до сих пор его ему таскает, вот Ал его и порекомендовал. Да и у Винса бы его вопрос хер бы решился так быстро, если бы не батя его. – сильно понизив голос, сказал Джимми. В глаза  членам Семьи они такого никогда бы не сказали, конечно – наоборот, старались угодить и побольше побыть в их компании. Сейчас в них говорила зависть – но, с точки зрения Джимми, обоснованная. Его отец, Тони Бешеный, и папаша Джорджи, Карло, до седых яиц трудились, чтобы попасть в списки. Винс же стал членом Семьи практически в их возрасте – по просьбе его отца-андербосса. Шурупу, правда, шло к тридцатке – однако он никогда не блистал умом, их бывший дон, Фрэнк Альтиери, вообще его терпеть не мог. Однако когда племяш босса, Ал Ринальди, стал капо – то протащил наверх и своего закадычного дружбана. Справедливо это или несправедливо- вопрос был спорный.
    - Ладно, я еще рюмку  - и харе. Спать хочу. – сегодня это было уже их третье заведение, и Джорджи устал, как и следовало ожидать. Джимми в ответ разочарованно присвистнул – мол, не тот ты уже, не тот. – Бля, да куда ты собрался? Ты глянь, какие телочки ходят! А биты – бомба! Точно нюхнуть не хочешь?
    Джорджи думал целых два минуты. На его лице застыла мучительная гримаса. Наконец он решился – и довольно ворчливо ответил. – Не, нахуя ты меня подбиваешь! Я ж тебе говорил – после последнего раза конкретно по мозгам ударило. Как засыпаю – в ушах будто ор стоит. Так и платы перемкнуть может… Тут уж рассердился Джимми – он сам был «в состоянии» и не хотел слушать о таком. Надо мыслить позитивно, а то и правда закошмарит потом. – Ладно, кто тебя подбивает? Хули жути нагоняешь?
    Какое-то время оба помолчали. Задымили сигами. Наконец Джорджи заговорил о другом – негромко, но оживленно.– А здорово мы того лоха опрокинули? Помнишь как визжал? «Я честный бизнесмен, я честный бизнесмен!» При этих словах друга Джимми от души засмеялся. Они тут не просто так сидели, а обмывали хороший куш. Взяли на гоп-стоп одного заезжего махинатора, толкавшего малограмотным домохозяйкам и прочим доверчивым додикам акции каких-то липовых золотых приисков в Нигерии. Cулил бешеные проценты по выплатам – а сам конечно собирался слиться с деньгами. Выцепили они его, что интересно, через рекламу в интернете.  – Да, четко все вышло. Жаль, что сбежал, подлюка. – Джимми усмехнулся. Изначально они планировали взять его под крыло – но полноватый, солидного вида мужчина пытался сначала покорчить из себя законопослушного коммерсанта. Даже полицию помянул, когда они окучивали его в гостиничном номере. Ребята знали, что к копам жулик не обратится – но разозлились так, что выбили организатору финансовой пирамиды пару зубов, а потом до синевы на лице душили его собственным шелковым галстуком. В итоге тот с перепугу сбежал из города.
    Впрочем, хабар они взяли большой – столько денег Джимми в жизни не видел. По двенадцать тысяч долларов на брата. Две с половиной Ландо-младший торжественно вручил бате – мол, смотри, я не лыком шит. У того, как и полагалась по мафиозным Правилам, пришлось просить благословение на операцию – и долю уделить тоже. Однако молодой мобстер не жалел – произвести впечатление на отца он хотел даже больше, чем заработать. Он любил и уважал папу, гордился тем, что был сыном Бешеного, старался копировать какие-то его словечки, жесты. Когда он стал свидетелем совершенного Тони убийства – его авторитет в глазах Джимми вообще взлетел до небес. Он хотел такой же жизни – и отвоевал это право, несмотря на квохтание матери. – А! Надо будет – снова его найдем! Нам насрать, где он там – в Алабаме, на Аляске… Будет платить! На подсосе будет!  - хмельной Марино взмахнул украшенной цветистыми татуировками рукой.  У Джимми же мысли уже переместились в другую плоскость. – Кстати о «подсосе» – видел ту девчонку? Прямо конфетка. Это она танцевала полчаса назад, сечешь? – на  красотку у барной стойки Джимми смотрел уже какое-то время. Когда ее короткое платье задралось, обнажив соблазнительное бедро, его член под дизайнерскими джинсами немедленно затвердел. Впрочем, то же самое происходило с его хозяйством, когда она у шеста плясала – вот бы теперь поплясать с ней в кровати. -  Да, фигурка у нее что надо. И она на тебя повелась походу. – откликнулся приятель, но как-то вяловато. Он явно уже собирался отчалить. Джимми же, в ответ на подмигивание девушки, ослепительно улыбнулся. Затем подозвал официанта. – Отнеси тем девочкам бутылку «Кристала». От меня. Будь Джимми трезвым, может и не позволил бы себе такого щедрого жеста – однако сейчас ему море было по колено. В штанах лютовал основной инстинкт. – Бро, это ж тонна зелени! – охнул, несмотря на опьянение, Джорджи  - но юноша лишь от него отмахнулся. У него оставалось еще шесть тысяч  - можно было погулять на славу. Так они, мелкие бандиты, и жили, по большому счету. Срывали куш, пропивали его, проигрывали в карты – а затем пересчитывали мелочь, чтобы хватило на бензин и пиво. В конце концов, пока они еще не стали старыми пердунами, можно пожить сегодняшним днем!
    Через какое-то время, немного выждав, Джимми решил перейти в наступление. Поднялся, уверенно подошел к барной стойке. – Привет! Чего такие красивые девушки – и скучают одни? -  младший Ландо потянул из кармана пачку сигарет. Попутно засветил серебристые «Тагхоеры» на запястье – он их снял с руки прикидывавшегося преуспевающим инвестором мошенника. Все было по-честному – Марино ведь его «Макбук» достался! Сам таких часов соучастник себе позволить не смог бы – и не исключал, что вскоре потащит их в ломбард. Впрочем, пока можно было и повыделываться. – Видел, как ты танцевала. Пластика -вау! - да хуй бы с ней пластикой, сисечки-то какие. Теперь бандит смотрел на незнакомку, не скрывая своего интереса. – Меня Джимми зовут, а тебя как? Затем глянул и на ее подругу. – А тебя? Не хотите к нам присоединиться? У нас там на столике полно всего, самим не выпить и не съесть. Правда, Джорджи начинал клевать носом – и наверное вскоре уйдет. Однако и тройничек – неплохая такая тема,  а именно в версии мжж.
    В таком настроении фантазия Ландо была особенно буйной.

    [SGN]_________________[/SGN]
    [LZ1]ДЖИММИ ЛАНДО, 20y.o.
    profession: соучастник южной команды Семьи Торелли;
    [/LZ1]

    Отредактировано Michael Rinaldi (2022-05-30 19:08:31)

    +2

    4

    - Бля, это же «Кристалл»! - ахнула Вики, когда официант подогнал им комплимент от «вон того столика».

    - Да ладно! – Мэри Лу перехватила бутылку из рук подруги и стала разглядывать ее, вертя как какую-то диковину. – Я о нем только в кино слышала…
    Лайт, собственно, тоже. Тони хоть и приоткрыл ей мир хороших ресторанов, на такие суммы никогда не разбрасывался. В целом он даже бывал довольно прижимистым.
    - Эй, - шепнула Вики, наклонившись вплотную, - давай заберем и выставим в и-нете? Слышишь, Пит! - позвала она бармена. – Сколько эта бутылка стоит?

    - Девятьсот семьдесят два доллара, - сверился Пит с меню и отошел к другому концу стойки по зову следующего гостя. Вики выкатила глаза:

    - Штука баксов, Мэри Лу!

    - Ахереть, - согласилась подруга тем же заговорщическим шепотом. Вики еще раз обернулась в сторону брюнета. Его белозубая улыбка сверкала в неоне и вспышках светомузыки. На вид он еще совсем сопляк. Откуда у него такие бабки? Наверное, отпрыск какого-то богатея.

    - Так че? – Вики уже собиралась ныкать куда-то бутылку, как тут Мэри Лу резонно заметила:

    - Да она же открыта…

    - Блять, точно... – на лице Вики читалось разочарование. Несмотря на то, что Тони теперь давал ей денег на какие-то мелкие расходы, она по старой доброй привычке не упускала возможность что-то если не своровать, то прихватить все, что плохо лежит. Разрешить сомнения им помешал голос подошедшего парня. Он был сильно поддат, но все еще старался произвести впечатление, как мог. Вики отрицательно поцокала языком.

    - Это она танцевала, - тыкнула пальцем в подругу. У них с Мэри Лу был похожий цвет волос и комплекция, так что ничего удивительного, что бухой молокосос их перепутал. Ругать его не будут, все-таки он подогнал им дорогущую шипучку, а теперь предлагал вообще перекочевать за их с другом столик. Девчонки представились, улыбаясь и раздавая кокетливые взгляды подвалившему богачу. Разумеется, они без лишних сопротивлений приняли приглашение разделить с парнями их стол.

    - Я тоже танцую, - сообщила Вики, пока они брели к другу Джимми. - Но в другом заведении. Бар «Dream». Знаешь такой? Приходи как-нибудь, - Вики почувствовала толчок от Мэри Лу и словила ее косой взгляд. Лайт считала ее намек. Та беспокоилась, что если Тони узнает, то мало не покажется. Но Лайт было похер. Итальянец сидел у нее в печенках. Хотелось хоть ненадолго сменить пластинку и тупо пофлиртовать с кем-то, пообщаться. А Джимми был очень симпатичным.

    Его друг оказался тоже ничего. Хоть и бухой в жопу. Звали его Джорджи. Девочки присели к нему за столик и практически сразу налегли на выпивку и закуски. Здесь была накрыта целая поляна. Парни явно состоятельные. Ну, или их предки, что, в сущности, не имело значения.

    - Что-то отмечаете? – спросила Вики, перекрикивая музыку и спешно пережевывая креветки. Привычка быстро есть - у нее с детства. Урвал кусок – не зевай, как говорится. А то отнимут.

    [AVA]http://s5.uploads.ru/NI9C0.png[/AVA]
    [NIC]Vicki Light[/NIC]
    [STA]two words, one finger[/STA]
    [SGN]http://s9.uploads.ru/1mvCq.gif
    [/SGN]
    [LZ1]ВИКИ ЛАЙТ, 27y.o.
    profession: show-girl в баре Dream, любовница гангстера, бывшая проститутка;
    [/LZ1]

    +2

    5

    К тому моменту, когда Джованни добрался до заведения весьма красочного и сомнительного вида под недвусмысленным названием «Доллз», он чувствовал себя не то что изможденным за ночь, но буквально затраханным. Сантини погасил зажигание в Хонде «Аккорд» седьмого года – любимую «шевроле» у него отжали при первой же возможности – и, прежде чем выйти наружу, еще несколько мгновений держал руки на руле, чтобы сделать глубокий вдох и выдох. И опять. Нет, ни черта нервы не успокаивались, очень хотелось что-нибудь сломать, поэтому в помощь пошла сигарета. Джованни чуть приспустил окно и затянулся, выпуская дым в тонкую прослойку между салоном и холодной улицей, а потом ткнул себя пальцем в глаз, словно пытаясь выдавить из себя и накатившую усталость, и голос Тони Ландо, гремевший в башке: «найди Джимми». А Джимми в магазине уже несколько дней не появлялся как.

    Во-первых, это серьёзно подпортило и спутало все карты самому Сантини, потому что пришлось взять на себя его работу вместо того, чтобы посвятить себя проекту, который он взялся написать для одной небольшой конторы. Программу они просили несложную, но такими темпами Джованни не уложится ни в какие сроки, а ведь уже получил аванс. А всё почему? А потому что охреневший Ландо младший положил хер размером с баклажан на бизнес и ушел в загул. А во-вторых – он вновь затянулся, устроил руку с сигаретой на боковой панели и подпер висок кулаком, тупо глядя в исписанную граффити стену за лобовым стеклом – Джованни потерял ещё и этот вечер и так и не лёг спать за сегодня, потому что должен был достать сына Тони хотя бы из-под земли. Поначалу задачка казалась ему довольно простой, ведь Джимми сам как-то звал его в клуб, и у Сантини появилась ниточка, за которую можно потянуть, но затем со слов бармена выяснилось, что похожий по описанию парнишка и его приятели свинтили в другое заведение, как только им наскучило. Джованни был полностью обескуражен: вроде только вот появился след, как тут же улетучился прямо из-под носа. В Сакраменто было столько ночных клубов и прочих питейных, что на их объезд пришлось потратить бы не один день и, быть может, даже и не неделю. Сантини тщетно попробовал набрать Джимми несколько раз, убедился, что это гиблое дело, и тогда уже достал пару адресов из его окружения – номера большинства служащих магазина были записаны в его телефоне. Несколько недовольных послали его нахер за то, что так поздно позвонил, но в помощи всё-таки не отказали и поделились своими соображениями. У Джованни оказалось на руках ещё шесть мест – и всего в одном из них заметили компанию Джимми, но не знали, куда он мог отправиться.

    – Porca puttana, – за последние два года количество употреблений обсценной лексики и грязных ругательств выросло у итальянца в сотню раз. Как правило, те ситуации, в которые его загоняла эта новая жизнь среди преступников и аферистов, не терпели иных выражений. Джованни затянулся в последний раз, резко дёрнул ручник, который по невнимательности забыл поднять сразу после остановки, достал ключи и выбрался на улицу. Мрачный переулок, освещаемый слабым светом одного-единственного фонаря, встретил его недружелюбной прохладой. Бычок он бросил себе под ноги, поправил воротник джинсовой куртки; за сегодня он столько набегался и намотался по городу, что уже нисколько не чувствовал ночного ветра. «Аккорд» моргнула, раздался щелчок закрывающихся замков, и Джованни перебежал дорогу в стороны очереди, что тянулась вдоль стены.

    Наводку на этот клуб ему дал Беппо Гарлеоне. Совершенно отчаявшись, Джованни пошел на риск, который никогда бы себе не позволил – набрал мобстера, с которым был уже хорошо знаком по нескольким поручениям. Для себя он держал за правило связываться только в тех случаях, когда речь заходила о совместных нелегальных делах или когда Сантини должен был пересечься с Горлеоне по поручению Ландо, а сейчас впервые позвонил исходя из личных интересов. Ну, как-никак, найти Джимми и остаться в живых – очень даже в его собственных интересах, а по утверждению Беппо, Джимми как раз тусовался в клубе. Если, конечно, не успел свалить из него за те пятнадцать минут, что Сантини топил с другой стороны центра, иногда проносясь на перекрёстках на красный. В таком случае Джованни сам бросится под грузовик.

    Вышибале на входе совершенно не понравилось, что Джованни попробовал обойти очередь, и вполне ожидаемо ткнул того в грудь. Череда желающих, что ждала своей возможности протиснуться внутрь, одобрительно хмыкнула – мол, так его, наглеца, все должны быть равны перед этими дверями. Сантини, сохранявший ещё рассудок к этому часу, негромко объяснил верзиле, зачем он здесь – и когда понял, что разговаривает с охраной на одном языке, назвал тех, кто мог бы за него поручиться, а чтобы облегчить мыслительные процессы в голове этого широкоплечего амбала, предложил ему дружеский взнос в сотню зелёных. Так Джованни выторговал себе проход и немного похудел в своём финансовом положении. Если в итоге через час ему удастся наконец-то ткнуться лицом в подушку и захрапеть, можно будет это назвать вложением в собственное психическое здоровье.

    Внутри оказалось душно. В сравнении с уличной свежестью здесь, среди маячков света и громкой музыки творился сущий котёл. Приглушенные тона будто давили с потолка всем своим невидимым весом, грохот провоцировал голову на пульсирующую боль; внезапно стало жарко, как на плавильне. Кругом стоял плотный запах спирта, какой-то грязного веселья и похоти. Джованни был интеллигентом, но не был ханжой, и всё же в подобные места добровольно не заявлялся. Куда ни глянь, везде размещались дорого и хорошо одетые гости, а со шестов в поле зрения то и дело выпадали плотные, упругие задницы, перетянутые бельём – с определенного ракурса могло даже показаться, что белья нет вовсе. Джованни сморгнул чёртово наваждение, напоминая себе, зачем он здесь, и внимательно огляделся. Бокалы, бутылки, снова задница, ещё одна, какая-то солидная группа людей в костюмах на диване в углу, выползающая из лифчика «пятёрка», пьяные лица – глаза бегло цепляли и тут же отпускали смазанные образы в поисках единственно нужного.

    – Да где же ты…

    Бинго! После очередного круга по вертящимся задницам макушка Джимми Ландо – а затем его чёткий профиль – нарисовалась за столиком недалеко от барной стойки, а рядом с ним всё ещё держал лицо перекошенный удовольствием Джорджи Марино. Оценить, сколько оба выпили, с такой дистанции было сложно, но вряд ли они отказывали себе хоть в чем-либо. Подтверждением тому служили две женские фигуры, обращённые к Джованни спиной. Обе казались филигранными, обтёсанными мастером в своих изгибах и выпуклостях. Других, однако, в заведении найти было невозможно, будто существовал некий негласный стандарт для девушек. Сантини пришлось поработать локтями и извинениями, чтобы выбраться к центру, и когда он поздоровался уже с младшим Ландо громким «эй, Джимми», обращая на себя внимание, обе девушки раскрыли ему свои лица.

    И вот тогда ему стало так холодно, словно кто-то только что вырубил всё тепло в помещении и перевел на режим холодильника. Одну из них он уже видел прежде – в компании Тони Ландо, когда тому приходило в голову забыть о супружеском долге, и теперь на неё же беспардонно пялился и замахивался его сын. От сходства взглядов у обоих Ландо отдало мурашками по спине. Приплыли.

    – Джорджи, – сбившийся в дыхании итальянец кивнул второму – Марино он наблюдал пару раз в компании Джимми, только сегодня впервые видел его совершенно не трезвым. Разило алкоголем так, что хоть нос затыкай. Назавтра этих двоих явно ждут унитаз и аспирин. Джованни стал преградой между девушками и молодыми парнями, подошел к Джимми почти вплотную, чтобы их больше никто не слышал, пусть бы зал и дрожал от басов, навис тенью, уперев обе руки в столешницу. Очень хотелось начать с «какого хера ты творишь», но Джованни не был бы Джованни, если бы не умел себя контролировать. Даже тогда, когда нервы буквально кипят. – Отец ищет тебя по всему городу. Третий день, – это так, к сведению. У него не было никакого желания ни читать лекции, ни сотрясать воздух напутствиями, но почему-то выглядело это так, словно он его учил жизни. Сказывались злость и усталость. Или, может, уязвленное подсознание, что даже из Ландо отец вышел куда более переживающим, чем его собственный папаша. – Проси счёт и поехали отсюда.

    Тут Сантини внезапно осознал, что если Джимми готов выпрыгнуть из штанов и разделать девчонку прямо на месте, то вряд ли в курсе отцовской интрижки. Хорошо это или плохо? Скорее, охренеть как херово, потому что Джованни едва ли мог представить себе его реакцию. Джимми равнялся на своего отца, на жесткость и жестокость Тони Ландо, его черный бизнес и его деньги, но продавливалось ли это уважение любовью к матери? Как бы там ни было, не ему разбираться в чужих семейных отношениях (ха, ха; поздно, Джованни, уже поздно), но будет лучше, если Джимми останется на дистанции.

    – Ну? – опомнившись, на кого сквозь него пялились два пьяных друга, будто бы вместо Джованни стояла стеклянная ограда, он повернулся к девушкам. Распрямился. – Ragazze, простите, они уже уходят. [NIC]Giovanni Santini[/NIC][STA]troubles[/STA][AVA]https://i.imgur.com/3tBuvdo.png[/AVA][LZ1]ДЖОВАННИ САНТИНИ, 38 y.o.
    profession: бывший IT-инженер NASA[/LZ1][SGN]HIC MORTUI VIVUNT, HIC MUTI LOQUUNTUR[/SGN]

    Отредактировано James Richter (2022-05-30 15:58:28)

    +3

    6

    [NIC]Jimmy Lando[/NIC]
    [AVA]https://i.imgur.com/kAjH2hfm.png[/AVA]

    Надо же было так нахуяриться, чтобы перепутать, какая из девушек танцевала? Джимми был готов с досады хлопнуть себя по лбу. Однако их новым подругам было видимо пофиг на ошибку – стол их впечатлил. Одна из них так принялась за креветки, что аж за ушками затрещало. Ландо позавидовал ее аппетиту – ему сейчас есть не хотелось от слова вообще. – Знаю «Dream Bar». Как там Джип? Кореш мой. – речь шла о владельце этого самого заведения, солдате западной команды Джузеппе Строзаторре, более известного под этим кратким именем. Разумеется, каким-то близким другом бывший телохранитель Гвидо, в шестнадцатом году принявший разумное решение вернуться на улицу, юному Джимми не был. Не тот статус, не тот возраст. Но он его знал давно, это верно -  скорее даже не как соучастника, а как сына пресловутого Бешеного. Так что парень тут не сильно рисковал, козыряя знакомством. – Да мы… одно хорошее дельце провернули, вот и отмечаем. – заметил Джимми, cамолично наполняя бокал Вики шипучим вином. Cам также отхлебнул – правда, сейчас шло это пойло как водичка. Надо бы чего-то покрепче. – Да, мы эти, гы-гы-гы, бизнесмены!  - расхохотался Джорджи, и они с другом обменялись заговорщическими взглядами, подмигивая друг друга. Что и говорить, они больше всего хотели походить не на коммерсов, а на бандитов, какими и были, хотя и мелкими. – Как вам «Кристал?» Хороший  урожай. – со знанием дела сказал молодой  соучастник, хотя на самом деле ни малейшего понятия о сортах винограда, просто слышал, что так говорят знатоки. Слегка придвинул свой стул, поближе к Вики. И чтобы сократить дистанцию, и чтобы его слова были слышны сквозь громкую музыку. – Да, вино дело хорошее, но бывают и повеселее вещи. – в пространство, словно сам с собой разговаривая, заметил парень, одновременно косясь на коленки танцовщицы из «Дрим Бара». Затем он, передавая Вики кальянную трубку – как положено, характерным образом согнув шланг – спросил. – У вас какие планы дальше? Скоро утро, все закрывается – но мы думаем в «Атриум» махнуть. Апартаменты с джакузи снять, там потусить как следует. Речь шла о небольшом развлекательном комплексе с видом на воду, на берегу реки Сакраменто. Ничто в сравнении с «Доллз», или проектируемым м на той же самой набережной «Ривер-паласом». Ресторанчик с живой музыкой, уютные номера,  звуконепроницаемые стены, круглосуточная доставка еды и спиртного в номера. Тусовщики Сакраменто ценили это место за то, что основательно наклубившись, там можно было отвиснуть тогда, когда все заведения прекращали работу, а душа все еще требовала прекрасного. Владели этим местечком, кстати, не гангстеры, а, через  пару прокладок, несколько коррумпированных городских чиновников. Начальником охраны числился маленький седобородый старичок, ушедший туда с должности главы местного полицейского участка. Получал себе оклад вдвое превышавший его должностной, внимательно следил, чтобы гости «Атриума» не прожигали сигаретами обои и постельное белье, а на все остальное закрывал глаза. Надо ли говорить, что местные копы туда не захаживали – ну разве что пропустить пару бесплатных скотчей в баре внизу?
    К слову сказать, управляющим в «Атриуме» числился самый настоящий соучастник, «Косой» Дрю Бадер, из парней Маленького Джонни ДиМарко. Вот такой круговорот криминальных денег в природе. Через Дрю парень и собирался получить ключи от лучших апартаментов – они дружили.
    Однако затем кто-то громко окликнул Ландо по имени – и его  наполеоновские планы чуть не оказались поломанными появлением на сцене нового персонажа.  А именно – Джованни Сантини, с каменным лицом шагающего сквозь веселящуюся толпу. Смотрелся он тут неуместно – ибо был отвратительно трезв и серьезен. Как и всегда, впрочем. – А,  привет,  Джеффри… - неуверенно промямлил Марино,  сквозь тщательно пережевываемый виноград. Однако младший Ландо тут же его поправил. – Джованни же, он в нашем с отцом бизнесе работает. – последнее было сказано довольно громко. Джимми тут бессовестным образом выдавал желаемое за действительное – Сантини подчинялся Тони, но никак не ему. Однако он ведь наследник – так что опять же не совсем сбрехал, верно? – По всему городу? А в полицию заявлять не пробовал? Или в стол находок? – Джимми был навеселе, и ему сейчас море было по колено. Он понимал, что перед батей все равно уже придется отвечать – но этот момент лучше максимально оттянуть. Как говориться, расслабиться и получить удовольствие. – Да ладно тебе,  брось быть таким душнилой, Вырви-глаз! Тоже мне, усатый нянь выискался. – расхохотался Джимми, изо всех сил хлопая отцовского работника по спине. Щедрым жестом указал в сторону стола. – Пошли лучше выпьем, сегодня я угощаю! Однако когда Джо вдруг безапелляционно заявил девчонками, что они уже уходят, Джимми это отнюдь не оценил. Тоже ему начальник выискался. Много на себе берет. Громко, чтобы сохранить лицо, он заявил. – Да не сейчас же, Джованни, мы скоро все двинем в «Атриум»! Девочки, вы же с нами? Когда же начавший травить анекдоты Джорджи отвлек телочек, то соучастник наклонился к уху Cантини. – Не позорь меня перед девчонками, Вырви-глаз, ты мужик или компьютер ходячий? Затем же, воспользовавшись моментом, решил все же этот вопрос обсудить. Во избежание стукачества родителю. – Какой счет, ты знаешь сколько у нас тут еще на депозите? Пятьсот баксов. Или ты затраты компенсируешь, раз щедрый такой? Затем развил тему. – Послушай, знаешь чем мой батя сейчас занимается? Спит, вот так-то. Так какая разница, когда я домой приду, сейчас или утром? Скажешь, что меня долго искал, вот и все.  Тут Джимми втиснул в руки Джованни бокал. – Выпей лучше c нами, расслабься хоть ненадолго, отдохни. Ты погляди, какое шоу! Разве ты такое видел? У шестов появилась следующая группа стриптизерш – но каких! «Доллз» всегда славился изысканным подходом к делу – и помимо обычных плясок с раздеваниями,  тут устраивали иногда настоящее представление. Вот сейчас проходил так называемый «бой амазонок». Хорошенькие девчонки были обряжены в некое подобие древнеримских лат – не скрывавших, впрочем, ни торчащих сосков, ни соблазнительных попок. Под музыку они вертелись в подобии военного танца, то и дело сходясь и со звоном скрещивая бутафорские мечи и копья. Одна из них игриво прицеливалась в гостей из лука. Публика была в восторге. –  Это Джованни. Настоящая голова, я вам скажу! Любую программу там, мобильное приложение – на раз-два слепит! – отрекомендовал, тем временем, Джимми девчонкам Сантини, как бы вовлекая его в общий разговор и  отвлекая от неприятных планов по возвращению блудного сына домой. – Твое здоровье, Джо, извиняй, что имя попутал. – пробормотал Джорджио, предлагая Сантини чокнуться.
    Джимми же уже перекочевал к Вики. – Ну так как насчет продолжить? Ты классная, прямо вау. Его украшенная украденными часами рука словно ненароком накрыла наманикюренные пальчики девушки.

    [SGN]_________________[/SGN]
    [LZ1]ДЖИММИ ЛАНДО, 20y.o.
    profession: соучастник южной команды Семьи Торелли;
    [/LZ1]

    Отредактировано Michael Rinaldi (2022-05-30 18:49:42)

    +2

    7

    - Ты знаешь Джипа? – Вики чуть не подавилась креветкой и, схватив со стола бокал «Кристалла», сделала большой такой глоток, чтобы скользкая морская тварь побыстрее прошла внутрь. Новость о том, что этот смазливый парень знаком с хозяином бара, где она работала, совсем не восхитила девушку. Должно быть, он хотел козырнуть этим, но вот у Вики на этот счет свои впечатления. Еще не хватало, чтобы он докопался сейчас до нюанса, что она мутит с Тони Бешеным. Тогда его и след простынет. А Лайт уже настроилась на плотный ужин. – Я там недавно, если честно, - соврала она, чтобы закруглить эту тему. На самом деле, в «Dream» она выступала уже несколько лет. Ее туда пристроил Мартин Юль в обмен на то, что она помогла ему в одному щекотливом деле. Помощь эта едва не стоила ей жизни (ну, чуток попыталась кинуть дилера), но в итоге все разрулилось удачно. В «Dream» она встретила Тони, и закрутилось-понеслось. Как говорится, повезло.
    «Dream», конечно, не шел ни в какой сравнение с «Лихорадкой». А Джузеппе Стразаторре – с Малышкой Кляйнером. «Беспалый», как стали его кличить за спиной после того, как он героически лишился пальца на какой-то заварухе, со своими девочками не церемонился. Сажал их на наркоту, регулярно штрафовал по каждому пустяку и по сути делал их своей собственностью. Вики побилась бы об заклад, что палец ему отгрызла одна из обдолбанных девок, которую он достал. В «Dream» все было иначе. Более… человечно? Самой Вики вообще было грех жаловаться. После того, как Тони взял ее в оборот, у нее появилась отдельная гримерка и сольные номера в программе. Какие-то деньги даже завелись.  А еще к ней никто не домогался. Она перестала себя продавать, и это было, если честно, непривычно. Странно. Как будто она не использует свои возможности. В смысле, ей бы не составило труда вздрочнуть какому-нибудь прыщавому подростку, она могла бы заработать на этом сотку, не сильно напрягаясь. И иной раз ей было сделать так легче, чем идти клянчить деньги у Тони. Может, если бы он не гаркал всякий раз – «ты опять просрала все бабки?» - было бы не так напряжно. Не так уж много он ей и давал. Зато припоминал потом с таким чувством собственной важности, будто обеспечил ее до самой старости.
    Они с Мэри Лу переглянулись, когда парни пьяно загоготали, объявляя о том, что - бизнесмены, и отмечают одно выгодное дельце. Вики заметила, что подруга расстегнула еще одну верхнюю пуговицу на обтянутой вырезом груди. Оно и понятно, ей нужно было отловить своего журавля за хвост. И поскольку красавчик, представившийся Джимми, оказывал больше внимания Вики, Мэри Лу начала притираться к его другу. Перед Вики же стояла сегодня цель простая – хорошенько покутить. Поэтому она не вешалась на Джимми, но отвечала на его взгляды весьма охотно и вела себя раскованно.  Перекинула вот ногу на ногу, заметив, как парень косится на ее загорелые коленки. Там где-то мелькнули трусики.
    - Шипучка - бомба, - согласно кивнула, понимая, что уже берется за третий бокал. Раз уж не удалось его продать, значит надо влить эту штуку баксов в себя любимую. А следом подоспел и вкусненький кальян. Обхватив губами трубку, она мощно затянулась сочетанием манго и… мяты (?)  так, что ее щеки впали внутрь, пока она слушала дальнейшие предложения Джимми. При выдохе дым защекотал парню губы - Вики не подумала отвернуться или отстраниться. Наоборот, ловила его на мутный взгляд.
    - Никогда там не была, - и если честно, даже не слышала об «Атриуме». Ее круг общения в таких местах не тусовался. Она не вылазила из гадюшников вроде «Лихорадки», пила пиво возле хаты подруги и воровала билеты на вечеринки в модные клубы. – Это типа отель? – ни намека на возмущение, во взгляде больше игры и заинтересованности. Да блин, у нее уже года полтора не было ни одного другого мужика, кроме Тони! Причем сам-то он потрахивал свою жену на стороне. А, может, и не только ее… А Вики типа вещь. Всегда под рукой, когда удобно. И хрен даст кому-то еще с ней поиграться. Отношение такое себе. – Я закругляться точно не хочу, - ответила парню, щекоча его ухо приблизившимися губами. – Обещаешь, что будет весело? – учитывая, сколько бабок эти двое вышвырнули за набитый вкусностями стол, что же ждет в Атриуме?
    Вики игриво провела кальянной насадкой по губам парня и засмеялась, предлагая таким образом и ему угоститься ароматной смесью. Правда, их общение было нарушено появлением еще какого-то парня. Трезвого. Слишком трезвого для этого места. Он оттащил куда-то Джимми и стал ему что-то болтать. В это время Вики выложила подруге дальнейшие планы Джимми ехать в какой-то «Атриум». Мэри Лу пришла в дикий восторг и практически завизжала, сиганув Джорджи на коленки. Она зря времени не теряла и после шампанского очень быстро перешла к более крепким напиткам на столе. Вики громко хохотала над ней, пока новенький не заявил, что Джимми с другом уходят.
    - Э, нееет, - категорично помахала она пальчиком, притягивая Джимми к себе за футболку. Если Джованни (именно так звали незнакомца) вцепится в него с другой стороны, то они могут посоревноваться в альтернативном перетягивании каната. - Мы их никуда не отпустим, правда, Мэри Лу?
    - Чистая правда, - кивнула подвыпившая подруга и постучала пальцем по пустой бутылке шампанского. - "Кристально" чистая.
    Рекомендации Джованни как крутого программиста должного эффекта на девочек не возымели. Они в этом ничего не понимали и даже не в курсе были, что некоторые айтишники зарабатывают похлеще предпринимателей, у которых в карьере то взлеты, то падения. Поэтому зацепились они не за это. А за другое.
    - А что у вас с Джимми за бизнес? - промурлыкала Мэри Лу, переключившись на нового знакомого. Она воспользовалась моментом, когда Джимми сунул ему бокал, и подлезла к нему, чтобы чокнуться. Видимо, она поняла, что Джорджи совсем бухой и долго не протянет. - Джимми сказал - они тут сегодня что-то отмечают... Какую-то сделку или типа того... Почему же ты еще трезвый, ааа?.. - она лукаво заглянула парню в глаза.
    Тем временем, Джимми нашептывал Вики всякую милую дребедень, и она широко улыбалась. Кальян и алкоголь ударили в голову, и ее уже слегка вело.
    - Правда? - классная? Обычно она это слышала после того, как парень уже кончил. А тут прямо-таки красивая прелюдия. - Я с тобой хоть на край света, пупсик, - напела и она, бегая подволоченным взглядом по его глазам, а затем захватила в плен его нижнюю губу. То ли укусила, то ли поцеловала. А отстранившись, продолжила улыбаться. - Он с нами или как? - кивнула на Джованни. - Я могу еще подруг позвать, чтобы было веселее, - девки бросят все свои никчемные делишки, если узнают, каких крутых пацанов цепанули они с Мэри Лу.
    [AVA]http://s5.uploads.ru/NI9C0.png[/AVA]
    [NIC]Vicki Light[/NIC]
    [STA]two words, one finger[/STA]
    [SGN]http://s9.uploads.ru/1mvCq.gif
    [/SGN]
    [LZ1]ВИКИ ЛАЙТ, 27y.o.
    profession: show-girl в баре Dream, любовница гангстера, бывшая проститутка;
    [/LZ1]

    +2

    8

    Джованни откровенно ни на что не рассчитывал – просто надеялся, как набожные люди надеются на то, что вечерняя молитва принесёт завтра хороший день, что Джимми не станет засовывать палки в колёса. Он не имел перед ним должного авторитета или веса, но надеялся на удачу. Солидарность судьбы. В конце концов, неужели нельзя получить небольшое вознаграждение за всю беготню, что пришлось пережить за последние несколько часов? Он успел побывать в куче именитых заведений города, говорил с людьми, с которыми предпочёл бы не разговаривать лишний раз, ещё и раскошелился на сотку (если кто-то скажет, что он думает мелочно, пусть засунет себе в задницу все те долги, что на него повесил собственный братец). Всё, о чём он просил за свои труды – возможность добраться до дома и уткнуться помятым от усталости лицом в подушку. Видимо, он просил слишком многого.

    Джимми ловко вывернул диалог в свою пользу, вперев в него парочку саркастичных замечаний, и в следующее мгновение Джованни сам того не осознавая оказался на стуле – ноги благодарно отозвались на этот жест расслабленными мышцами. Может, не столько из желания присесть, сколько от безысходности, ведь младший Ландо взял и вывалил свои наполеоновские планы на вечер, а две девчонки, с потрохами сдавшиеся в романтику халявы, его поддержали. Шансы Сантини выиграть обратно себе хоть какое-то весомое положение таяли на глазах.

    «Пятьсот баксов?..» – названный депозит отвесил ему знатную оплеуху. Джованни на мгновение опешил, перевёл взгляд на стоявшую на столе бутылку, опешил повторно. «Кристал». Мадонна!.. Если официант сейчас вынесет к ним в придачу жареных лобстеров или фритатту с икрой, удивляться будет нечему. Но официант рядом не возник, зато рука Джованни внезапно потяжелела от всученного бокала. Со стороны выглядело этой довольно комично – Джорджи был в шаге от того, запрокинуть голову или ткнуться ей в стол, Джимми флиртовал с любовницей своего папаши, подруга которой переключила своё внимание на Сантини, пока тот сидел с каменным выражением лица, недвижимый, как глыба, и с бокалом в руке, как будто позировал для художника. Тьфу ты.

    Сначала в голове промелькнула одна шальная мысль – может, ну их нахер? Написать Тони, что, дескать, сын нашелся, прибухнутый и с девчонкой, тусуется сейчас в «Доллз», а потом поедет в «Атриум» и никуда не денется. Его просили найти Джимми – и он нашёл. Казалось бы. Но Джованни слишком хорошо помнил прозвище старшего Ландо, чтобы проверять его на себе – снова, – и эта идея утонула в беспорядочном шуме музыки. Следом пришла вторая – просто вытащить Джимми за шиворот из клуба, затолкать в багажник и всё. Это решило бы все проблемы. Возможно. Сантини сунул вторую руку в карман за пачкой сигарет, ощущая острую необходимость в успокаивающем никотине, посмаковал мысль в голове. Нет, слишком хорошо, чтобы быть правдой. Да и потом, пусть ему не нравилось то болото, в которое его затягивали проблемы Умберто, у него не было никакого резона выставлять Джимми посмешищем, тем самым лишая уважения, либо ссориться с ним.

    Чужой голос, как издалека, вернул его к действительности:

    – А что у вас с Джимми за бизнес?

    Джованни скосил глаза на вторую девчонку, не менее вульгарную в своём откровенном наряде – её имя он упустил из виду, слишком поддавшись раздумьям, – вернул беглый взгляд обратно на виски, что плескался в стеклянной окружности. Да так, сначала ломаем людям руки и выбиваем зубы, конфискуем технику, а потом выставляем на продажу. Загоняем людей в долги, выбиваем из них деньги, вежливо херачим до потери собственного достоинства, – подсказал ему внутренний голос. Ничего серьезного. Вместо этого отмахнулся:

    – Магазин.

    – Джимми сказал – они тут сегодня что-то отмечают... Какую-то сделку или типа того... Почему же ты еще трезвый, ааа?.

    Сантини наградил её ещё одним красноречивым взглядом, мол, лучше не знать ответы на некоторые вопросы и уж тем более не стоит флиртовать с единственным трезвым человеком за столом, но на этот раз оставил без ответа. Только вздохнул. Снова вперился в столешницу; короткий миг размышлений. Чёртова музыка громыхала в ушах и мешала сосредоточиться, но что-то делать надо было. Быть может, пока не стало совсем поздно… Нет уж, себя втянуть в это дерьмо он не позволит. Опустив с легким звоном нетронутый бокал, он потянул Джимми за руку. Cazzo, этот чёртов засранец уже присосался к девчонке!

    – Он с нами или как?

    – Ага, могу до дома подбросить, – прокричал сквозь биты девушке, параллельно небольшим давлением пальцев напомнил о своем присутствии Джимми, вынуждая того оторваться от девушки и вновь сократить дистанцию до себя таким образом, чтобы разговор был доступен только им двоим. – Я бы с бóльшим удовольствием смотрел сейчас четвёртый сон, – а на это шоу он уже насмотрелся. Если смотреть дальше, кто его знает, не окажется ли он завтра свидетелем какого-нибудь бандитского конфликта между сыном и отцом, которые спали с одной и той же девахой. К чёрту такое представление. – Думаешь, твоего отца по приколу прозвали «Бешеным»? Я повторю ещё раз: ma porca troia, от тебя двое суток ничего не слышно было! Где тебя носил, твою налево? Кинул магазин, самовольно пропал… Джимми, ты же пьяный, но не глупый. Какой ещё к чёрту «Атриум»? – правая рука взметнулась в известном итальянском жесте из сложенных друг к другу пальцев. Будто вторя его вопросу, Джорджи грузно навалился на девушку, что пыталась переключиться на Джованни, пробурчал что-то невнятное. Музыка смещалась с одобрительным свистом – у шестов проходило всё самое интересное, и зал бурлил под каждое невероятное в своём изгибе движение. Сантини перебросил взгляд с Джимми на соседствующую девушку и обратно. – Не хочу портить вечер, но, – читай: ты в большой жопе, – у тебя проблемы. – И из-за твоих проблем у меня тоже есть проблемы. – Не загоняй себя ещё глубже, – не доводи меня, пожалуйста. Он вздохнул, подключил дипломатию – что ещё оставалось? Может, сквозь пелену пьяного угара Джимми всё-таки прислушается к разуму, а не к хрену в штанах? – Слушай… Вот тебе моё предложение: допивай, что бы ты там ни пил, за депозит угости девушек, чтобы им скучно не было тут, и поехали домой.[NIC]Giovanni Santini[/NIC][STA]troubles[/STA][AVA]https://i.imgur.com/3tBuvdo.png[/AVA][LZ1]ДЖОВАННИ САНТИНИ, 38 y.o.
    profession: бывший IT-инженер NASA[/LZ1][SGN]HIC MORTUI VIVUNT, HIC MUTI LOQUUNTUR[/SGN]

    +2

    9

    [AVA]https://i.imgur.com/kAjH2hfm.png[/AVA]

    [NIC]Jimmy Lando[/NIC]

    - Да отель, клевый очень. Там нам будет покомфортнее, разве нет?  -  когда Вики наклонилась к Джимми, щекоча его ухо губами, у него конкретно привстал. Определенно через какое-то время стоило рвать когти отсюда – и продолжить праздник в более интимной обстановке. Значит, апартаменты им нужны большие, с  парой спален, по крайней мере. Достав телефон, Джимми быстро написал в Вотсаппе сообщение Дрю Бадеру. Подумав, сопроводил его не только подмигивающим смайликом, но и значком доллара – мол, мы в долгу не останемся. – Весело будет, сто пудов. Музычку послушаем… Можно того… Попылесосить. -  тут Ландо, выжидающе глядя на девушку, прикоснулся к ноздре. Как там говорил один его приятель «Любая вечеринка, начинаясь в гламурном клубе, заканчивается дорожками на кухонной плите».
    Правда, намечающееся веселье им пытался испортить Сантини,  изображавший сейчас из себя помесь истукана с занудным ментором. Спасибо, хоть согласился водрузить свою задницу на стул и бокал взял,  а не торчал около них стоя, словно тень отца Гамлета на театральной сцене. Джимми, как никак, все еще числился в университете, так что кой-какие культурные познания у него имелись.
    Впрочем, далеко не все оценили эту небольшую уступку со стороны Джованни – и первый был Джорджи.
    - Эй, я тебе чокнуться предлагал! А теперь стою туда со стаканом навесу, как лох последний. Я не понял, ты меня не уважаешь? Слишком хорош, чтобы с правильными пацанами бухнуть? – обиженно воскликнул Марино, напрягая свои нехилые бицепсы. Вообще он, по меркам гангстером, злым не был – но то, что Вырви-глаз проигнорировал его дружеский жест, его рассердило, как видно. Джимми же решил немного подлить масла в огонь – и тоном очень хитрого человека произнес следующее. – Те, те, те, нельзя отказываться! Смертельное оскорбление! Ты в курсах, что Джорджи одному парню за такое нос откусил? Прям  начисто. На самом деле эта историйка была попросту плагиатом – взятым из биографии родного отца Ландо. Это ведь Бешеный кому-то там, по слухам, ухо отчекрыжил?  Однако Марино ему подыграл – и, подобно большому псу, щелкнул зубами. – Да, именно так! Гам! Затем оба приятеля залились смехом, весьма довольные собой.
    Затем Джо на время отстал – и Джимми смог переключиться на Вики. Та неоднозначно подавала ему все условные знаки. Если все пойдет как надо – они скоро перейдут к горизонтальному отдыху. И это он, значит, должен все бросить и потащиться с этим душнилой домой? Да пусть в жопу идет. Да в жопу, жопу, прям туда! – Как надо зажжем, обещаю. -  Ландо провел языком по губам девчонки, его рука недвусмысленно легла на ее ногу, поднялась чуть выше, к соблазнительному бедру, начала поглаживать. – Полчасика и в «Атриум», оки?  А насчет Джо… Посмотрим. Будет очень упрямиться – поедут без него. Хотя, если честно, у Джимми начал просыпаться спортивный интерес, сродни азарту. Расшевелить этого зануду, заставить его хоть чуток повеселиться. А то, честно, от такой рожи молоко скиснуть может – а у женщины выкидыш случиться.
    В какой-то момент, Джованни решил опять отвлечь парня от девчонки, едва не оттащив его в сторону.  – Дак доедем до Атриума и досмотришь там свой четвертый сон! Можешь, с одной из этих цыпочек! – с некоторым раздражением  ответил Джимми, сбрасывая руку непрошеного советчика. Ехидно прищурился. – У тебя когда последний раз было-то, Вырви-глаз? Или ты того… Женат на работе? –  можно было спросить такое и в куда более жесткой форме. Типа, может ты сам с собою одною рукой? Или вовсе по мальчикам? Но для таких грубостей было не время и не место – Джимми надеялся договориться c этим мужиком полюбовно. Как-никак он мог накапать бате – что не улучшило бы положение юного преступника. Однако, потерявши голову, по волосам не плачут.
    - Cлушай, еще раз. Я тут хорошую делюгу провернул. Бате с нее занес – и он денежки взял, не отказался. Оставил магазин – так что, меня подменить было некому? Вроде не киоск держим… У его отца и до него было немало подручных – а теперь вот и тот же Джованни был. Это вот требование, чтобы он был на точке постоянно, парень сейчас как попытку доебаться воспринимал. -  А теперь хочу  отпраздновать как белый человек!  Чего тебе тут неясно?  Джимми, казалось, тут все и кретину должно было быть понятно, не то что дипломированному компьютерщику, инженеру – или кем там еще был Сантини.
    Однако затем соучастник тон сбавил. – Слушай, если отец ждал два дня –  два, Карл - то подождет и  еще часов пять.  Сейчас час ночи.  Завтра с утречка двинем, можешь таймер включить…  Достав пачку сигарет, Джимми дипломатично предложил одну из них Джованни. Затем продолжил, тоном матерого уголовного авторитета. – Послушай, мой тебе совет, Джо – ты хорошо начал… Ну прям охуенно. Но в нашем бизнесе как? Рука руку моет. Нетворкинг, мать его так! Не будь слишком правильным, ну. Вот ты когда в своем офисе работал – хорошо бы там все закончилось для парня,  который за каждый косяк коллег бегал бы к шефу жаловаться, а когда мужики предлагали пивка махнуть в пятницу – их динамил бы? Вот то-то. В понимании Ландо такому рано или поздно подложили бы свинью. Живешь ведь не только с боссом, но и с коллективом. Он, возможно, продолжил бы свою тираду, но тут к их столу приблизилась одна из закончивших номер танцовщиц. Красивая – в клубе Ринальди других не было. Сочногубая, кареглазая крашеная блондинка – крупная такая кобылка, сочная. Из одежды на кобылке были только атласные трусики. – Приветик, я Трейси. Кому-нибудь приватный танец? Или массажик? При этом стриптизерша опытным взглядом окинула компанию, стараясь понять, кто тут не занят. Джимми улыбнулся – и через секунду его улыбка расползлась до ушей. Вытащив из кошелька банкноту, он барским жестом засунул ее в трусики девушке. – Вот, моему другу тут. Ему расслабиться надо. Деваха, не чинясь,  запрыгнула Сантини на колени. Ее наманикюренные пальцы легли  ему на плечи, а обнаженная «пятерка» закачалась в миллиметре от лица Джованни. –  Серьезный и суровый, обожаю таких. Итак, что тебе там помассажировать, котик? – мурлыкнула она.
    Джимми, тем временем,  опять оказался около Вики, по-хозяйски обнял ее. Плутовато подмигнул. - Мой друг... Понимаешь... Он редко бывает в таких местах. Вот и стесняется.   Расшевелить надо. - пояснил он предыдущую сцену.
    Когда танцовщица покинула колени Сантини, то Джимми окликнул  своего занудного коллегу. - Эй, Вырви-глаз, хочешь сделку? Пропускаешь с нами пару стаканов - и мы двигаем отсюда. Куда они двинут - он благоразумно умолчал. Хотел продолжить, но неожиданно услышал громкое восклицание.- О Боже мой, какие bambini! Прямо глаз радуется!  
    Увидев, кто приближается к их столу,  Джимми присвистнул. Вечер становился все более томным  - прямо не тусовка, а семейное сборище Сантини. Ибо к ним двигался брат Джованни, Умберто. Расхристанный, покрасневший от выпивки, в слегка покосившемся шелковом галстуке поверх дорогой сорочки,  итальянец шествовал неспешно и вальяжно. За ним семенила маленькая, рыжая, гологрудая хостесс. Она несла подносик, на котором был графинчик с каким-то прозрачным напитком, с ломтиками лимона и кубиками льда. Тут же была тарелка с закуской - белой рыбкой, грибками, чем-то еще. - Mamma mia, кого я вижу! Mio fratello! - воскликнул Берто, рухнув в объятия своего злосчастного родственника и с причмокиваниями расцеловав его в обе щеки. - И ты тут, и Джимми! Какая встреча! В последнее время у мошенника Берто вновь завелись какие-то деньжата - после того, как его работа по выкапыванию бассейна в доме Ландо-старшего закончилось, он опять начал под опекой мафии заниматься своими старыми аферами. И видимо, сейчас, прокучивал свою долю. - Пррости меня за все, брат! Я тебя угощаю! - с пьяной сентиментальностью воскликнул Берто, повиснув на Джованни подобно давнешней стриптизерше. - Ты знаешь, что я пью? Это лучшая французская водка! "Gray Goose"! Я всех угощаю! Ландо-младший, покатывавшийся от  смеху при виде этой сцены, прикола ради поддержал Умберто. - А, точно! Я бы треснул на посошок водочки! Водчонки! И потянулся к рюмке. - Водчары! - басовито поддержал уже вовсю клевавший носом Джорджи.

    [SGN]_________________[/SGN]
    [LZ1]ДЖИММИ ЛАНДО, 20y.o.
    profession: соучастник южной команды Семьи Торелли;
    [/LZ1]

    Отредактировано Michael Rinaldi (2022-06-07 15:08:31)

    +2

    10

    Когда ты большую часть своей жизни скитался по съемным вшивым углам, воровал сигареты в магазине и торговал собой на улице, чтобы было на что есть, сложно воспринимать как должное вот такие вечеринки, где стол ломится от деликатесов и дорогущей выпивки, а один из парней предлагает снять какой-то классный отель, чтобы тебе там было весело. Для Вики все происходящее этой ночью напоминало какой-то сон. Да, Тони показал ей, что в жизни бывает иначе, что можно больше не беспокоиться о том, что хозяин хаты выгонит тебя за долги, что поход к гинекологу теперь не вызывает тревоги - как бы он не нашел там какого-то «незваного гостя» и не пришлось думать, где взять деньги на лекарства. Тони Ландо научил ее оставлять чаевые в кафе и пользоваться такси. Но он не смог привить ей чувство, которое есть у всех богатых – чувство уверенности в завтрашнем днем. Оно обычно проявляется в той расслабленности и спокойствии, можно даже сказать вальяжности, с которой они себя ведут. Им не надо гнаться за устрицами на шведском столе, ведь завтра они с легкостью смогут снова их заказать. Бедных же выдает суета и горящий глаз. Они заточены на то, чтобы выжить и урвать все, что можно. Вот и Вики сейчас тоже суетилась. Понимая, что они с Мэри Лу подцепили состоятельных парней, она судорожно думала, как же не упустить те возможности, которые открывались перед ними сегодня ночью. Разумеется, она не загадывала на будущее, прекрасно понимая, что для ребят это мимолетное увлечение на один вечер, но и она не искала бОльшего. Ее подруга – возможно. Но не Вики, которая не думала всерьез о том, что можно бросить Бешеного. Ей хотелось красиво и дорого повеселиться, чтобы потом было что вспоминать.

    - Договорились, - заинтригованно прошептала она вблизи губ Джимми, который ясно дал понять, что для вечеринки в «Атриуме» у него найдется кокаин. С хорошим порошком ее познакомил также Тони. До знакомства с ним у Вики не было таких денег, чтобы баловаться этой элитной дурью. Прежде она обходилась травкой и всякими лсд.

    Появление в их компании Трейси в узких трусиках и с голой грудью вызвало явное недовольство Мэри Лу. Подвыпившая и осмелевшая, она подскочила со своего места и буквально выдернула коллегу с колен Джованни.

    - Слышь, детка, тут есть кому развлекать, - она ловким движением вытащила бабки, что сунул ей Джимми в трусы, и заложила себе в декольте. - Шуруй отсюда.

    - Да я тебя не увидела, - объяснилась Трейси, важно задирая нос. – Че так кипятиться сразу? – Мэри Лу терпеть не могла Трейси, и бороться за клиента было привычной составляющей их жизни. Когда Трейси отошла, виляя оголенной задницей с узкой полоской трусиков посередине, Мэри Лу быстро забралась на колени Джованни. Вики краем глаза заметила, что Джорджи снова налег на спиртное и мало внимания обращал на девушку, которая кинулась в объятия к другому.

    ​ Для «Доллз» ничего необычного не происходило. За каждым вторым столиком сидели мужчины в компании спустившихся со сцены «Амазонок» и бесстыдно лапали их полуголые соблазнительные формы. Мэри Лу хоть и была чуть более прикрыта, чем ее коллеги, принялась все же крутиться в танце перед Джованни. Ее темные кудри щекотали мужчине лицо, а задница, обтянутая в короткую юбку, терлась о его достоинство.

    - Поехали с нами в «Атриум», красавчик, - возбуждено зашептала она, развернувшись к нему лицом и подставляя его взору свою выпрыгивающую из декольте аппетитную грудь. – Я хорошо двигаюсь не только в танце… - заманчиво улыбнулась она, намекая на жаркое продолжение ночи. А Джимми предложил ему интересную сделку, которую Вики охотно поддержала:

    - Точно, приятель. Давай, - она отложила в сторону кальянную трубку, к которой присасывалась все это время, поднялась со своего места и, наклонившись над столом, шустро начала наполнять стакан чистым виски. Темная жидкость хлестала в бокал, пока ее задница мельтешила в такт музыке перед лицом сидевшего рядом Джимми. – Давай-давай, Джованни, - поднесла ему под нос полный стакан. – Пей, а то Мэри Лу не слезет! – нарочито грозно приказала ему. Подруга, забравшаяся к нему на колени так, что пришлось раздвинуть ноги и задрать платье по самое донельзя, расхохоталась и раздвинула ему пальцами губы. Вики, хохоча вслед за подругой, стала заливать виски ему прямо в рот. Крепкая жидкость проливалась мимо и растекалась по одежде мужчины, что вызывало еще более бурный восторг у девочек.

    Веселье пришлось ненадолго прервать, так как в их компанию вторгся еще один ковбой. Поддатый итальянец, который то и дело вставлял в речь словечки на своем родном языке. Судя по всему, он был братом Джованни. Хотя по поведению так сразу и не скажешь. Пока мужчины отвлеклись на братания и тосты, Вики снова взяла в рот кальян и достала мобильный. «Подваливай к «Атриуму», - поспешно настрочила она месседж подруге по имени Хелен. - «Мы с Мэри Лу сняли симпатичных пациков. Будет лучшая в твоей жизни туса. С коксом, детка». Чуть подумав, она дописала: «Презики на всех возьми». Хелен тоже некогда работала с Вики в «Лихорадке», но затем выскочила замуж за какого-то прощелыгу, и тот заставил ее бросить работу. Это было худшее в ее жизни решение, потому что сам муженек ни черта не зарабатывал и целыми днями валялся дома с чипсами и пивом (прямо как покойный папаша Вики). В итоге Хелен постоянно нуждалась в деньгах, и Вики иногда подкидывала ей что-то, если оставалось от подачек Тони. Поэтому прочитав от Хелли ответ, что она не может уйти, так как муж дома, она отправила разгневанный смайл и допечатала вдогонку убедительное: «Можно будет заработать». Видя, как Джимми с приятелями сорил тут деньгами, она предположила, что и в дальнейшем они не поскупятся и отблагодарят девчонок за времяпрепровождение.

    - В «Атриум» сейчас подъедет еще одна моя подруга, - промурлыкала она Джимми на ушко, приобнимая его одной рукой за шею. В другой у нее оказалась полупустая бутылка виски. – Погнали, а? По-моему, здесь уже жарковато, - она отхлебнула прямо из горла и запечатала губами рот парня, смешивая тягучий глубокий поцелуй с ярко играющим вкусом алкоголя на языке. – Там будет басик? Не терпится уже вылезти из этих шмоток и освежиться…
    [AVA]http://s5.uploads.ru/NI9C0.png[/AVA]
    [NIC]Vicki Light[/NIC]
    [STA]two words, one finger[/STA]
    [SGN]http://s9.uploads.ru/1mvCq.gif
    [/SGN]
    [LZ1]ВИКИ ЛАЙТ, 27y.o.
    profession: show-girl в баре Dream, любовница гангстера, бывшая проститутка;
    [/LZ1]

    +2

    11

    Джованни мысленно отмахнулся от возмущенного Джорджи, едва заметно дернул плечом, как бы сбрасывая его присутствие – еще пара бокалов, и тот начнет пускать слюни в ковер – и впился в Джимми сосредоточенным взглядом. Тот упирался. Кто бы не стал? На одной половине весов – голые задницы, выпивка, барная музыка, отсутствие проблем, возможность переспать с горечей ragazza, на другой – трезвость дня, суровость будней, злой, как будто проиграл на бирже, Джованни, еще и недовольный папаша. А еще совсем неочевидная возможность сгладить углы до ровных до тех пор, пока они совсем не стали острыми; но кумар веселья настолько, казалось, застилал глаза Джимми, что тому было непосильно хотя бы задуматься об этом. Сантини ослабил хватку, выпустил рукав Джимми из пальцев, когда тот повел плечом. Понимал, что говорит со стенкой.

    Нахмурившись, он не сводил взгляд с младшего Ландо, пока тот выплескивал ему в лицо очень толстое и непрошибаемое «нет». Итальянец прищурился, но на выброшенные крючки не повелся. Не то, что эти нападки в сторону личной жизни его не задевали – Джованни банально не видел смысла поддерживать разговор и уж тем более оправдываться, что–то отрицать или распахивать душу. Все, что касалось его лично, ему по–прежнему удавалось держать взаперти, под тяжелейшим замком. Если цена за это – ехидные нападки, пусть так оно и останется, невелика расплата. Всяко лучше, чем однажды проснуться и узнать, что ты втянул во все это дерьмо еще одного случайного человека. Так или иначе, но его ответ вышел беззвучным, читаемым в мрачном взгляде: тебя это не касается, Джимми.

    Сантини гонял суетившиеся мысли, устроив одну руку на столе, второй неохотно принял сигарету, но так и не воткнул меж зубов. Скосил глаза в сторону, в невидимую стену, одновременно чувствуя, как нарастает в нем злость, как хочется возразить, а другой своей стороной, той, что отвечает за хладнокровие и разум, душит этот порыв в неравной борьбе. Сама мысль о том, что кто–то мог рассмотреть в нем стукача, казалась мерзкой, липкой. Что Джимми Ландо знает о честной работе? Что он мог знать о том, как устроена игра в команде? Что мог знать о том, как работала система ошибок в космической инженерии? Джованни помял в руках сигарету, глубоко задумавшись. На стадии разработки и тестирования любой косяк играл на руку, позволял доработать систему, хуже было, когда он вылезал наружу на стартовой площадке или, что вообще подобно смерти в их деле – уже в полете, в глубоком космосе. За своевременные косяки никто не наказывал, виноватых даже не принято было искать, за те, из–за которых накрывалась миссия, летели должности, причем высшие. В инженерии действовал простой закон: «чем выше сидишь, тем больнее падать», потому что на горб тебе взваливают ответственность, исчисляемую в инвестициях. Отсюда и шесть процентов неудачных пусков. Если бы инженеры отмахивались от собственных ошибок, эта цифра была бы как минимум раз в десять выше. Так это не работает, Джимми, – хотелось отозваться, но Джованни смолчал, расковыряв кончик сигареты так, что теперь набитый табак крошился между подушками пальцев. С какой–то грустью он внезапно поймал себя на мысли, что в Европе курил исключительно самокрутки.

    Сказать ему было нечего, но, похоже, молчание служило единственно верным и принимаемым ответом. Джимми это вполне устраивало, более того – давало простор для действий. Последнее Сантини проморгал, а когда следовало попытаться вновь завладеть инициативой, было поздно. Джованни смердил рациональностью, тем самым выделяясь из толпы, а толпа, причем не так важно, какие мотивы ее сблизили, не любит белых ворон.

    – Вот, моему другу тут. Ему расслабиться надо.

    Итальянец даже опешить не успел.

    – Ч… – его тихое «что?» захлебнулось в глотке, даже выговорить ничего не получилось, как внезапно все пространство перед ним заняла пышногрудая «амазонка». Фигуристая, сияющая натренированной улыбкой и упругими сосками. Застигнутый врасплох Джованни обхватил ее за бедра, старательно удерживая на дистанции, и инстинктивно отклонил корпус назад, задирая голову так, что было видно, как нервно дрогнул острый кадык на шее. Предложенная Джимми сигарета свалилась куда–то под стол.

    К такому повороту он готов не был и совершенно предсказуемо потерялся, запутавшись в собственных ощущениях. Кожа под пальцами была идеально гладкая, приятная, задница девушки бесстыдно елозила по штанам, отчего Джованни напрягся. Сердце в груди за мгновения зашлось в неистовом приступе, точно он только что пробежал марафон, сперло дыхание. Секунду–другую он терпел крах, поверженный собственным инстинктом, готовый сдаться, а затем получил отрезвляющую пощечину от принципов. Дело. Он приехал сюда по делу, а не развлекаться. Есть в каждом человеке такой тумблер, который щелкает в безысходных ситуациях в обратную сторону, вновь включая мозг. Вот он как раз и сработал. Итальянец опомнился, сморгнул соблазн, которому так легко было поддаться. Сантини качнул головой, готовый уже вежливо попросить девушку слезть с колен и найти себе другой столик, но никаких усилий прилагать не пришлось – в сцену внезапно ворвалась та самая девчонка, которой наскучил пьяный Джорджи. Похоже, все решения за этим столом теперь принимались без его спроса.

    Девушки поменялись местами. «Амазонка», похоже, привыкшая к борьбе за клиентов, нисколько не обиделась, тем более что из–под резинки трусиков у нее торчали купюры. Она спокойно уплыла к в поисках нового столика, покачивая обильными бедрами, будто ничего не произошло. Девушка, выбившая себе Сантини, времени зря не теряла, и теперь Джованни смотрел не на грудь, а на форменный зад. Ну, тут даже и сказать нечего – буквально. Кому говорить–то? Итальянец срезал было мстительный взгляд на Джимми, но ничего произнести не мог – девушка сползла к нему на колени и вульгарно задвигалась вдоль паха, отвлекая от любых мыслей. Джованни не робот, но человек. Его выдержке мог позавидовать самый прожженный солдат, но даже он иногда пасовал перед ситуацией.

    – Твою мать… – тихо выругался сквозь стиснутые зубы. Проклятый Тони Ландо, проклятый Джимми, чтоб его… да будь неладен его хренов брат за то, что…

    – О Боже мой, какие bambini! Прямо глаз радуется! 

    Да вы, должно быть, издеваетесь… Джованни издал сдавленный хрип – убитый в груди стон, потому что иной реакции, когда возле их столика внезапно материализовалась забулдыжная туша его братца, Умберто, ему не оставалось ничего иного. Это такая шутка от судьбы, да? Его дергают среди ночи, гоняют по всему городу, как какую–то ищейку с псарни, отказывают в понимании, пытаются соблазнить, а теперь ещё и вот это? Помяни чёрта, что называется. Что он сделал не так в прошлой жизни? Вопросы множились по мере того, как развивалась эта абсурдная картина. Пока одна девчонка его седлала и измывалась над самоконтролем, вторая хохоча заливала в него виски, будто он был воронкой в бензобаке. Джованни понял, что захлебнется, если не пропустит пару глотков, и поддался, чувствуя при этом, как в геометрической прогрессии растет напряжение. Вмешавшийся Умберто вломился в сцену, как неуклюжий медведь, растолкал девиц, чтобы расцеловать брата в типичном итальянском приветствии и плюхнуться рядом, даже не заметив, как падает в пятна расплесканного виски. Спасибо, что хотя бы не устроился у него на коленях вслед за танцовщицами. Впрочем, Джованни не удивился бы и такому исходу. Казалось, его брат был пьян до той степени, когда человек не замечает собственной расстегнутой ширинки. Или даже не смущается ее.

    Алкоголь обжигал горло и теперь расходился пламенем по телу. Джованни плотно сжал губы, кончиком языка собирая ярый привкус солода, отрешенно перехватил руку любовницы Тони Ладно и отстранил от себя стакан виски.

    – Я за рулем, – и переключился на второго Сантини, – Берто, какого хрена ты здесь делаешь? – зашипел на брата. Скорее, риторически, чем в надежде получить вменяемый ответ. Разговаривать в таком положении было так же удобно, как рулить с завязанными глазами, и пришлось вновь подпортить всем веселье. Итальянец перевел взгляд на девушку, не торопившуюся убраться с него даже с появлением еще одного гостя. – Прости, не расслышал твое имя... – чистая правда, на которую даже бессмысленно обижаться. Джованни мягко перебросил ладони ей на талию и упрямо потянул вверх, заставляя подняться. Ему нужно было место, чтоб встать на ноги. А еще лучше – свежий воздух, хотя бы один вдох чистого, не прошитого перегаром и пошлостью воздуха.

    Девушке пришлось посторониться, зато освободившееся место, прежде чем Джованни успел избавить всех от своего общества, занял Умберто. Повис на шее, ничего не смущаясь, прихватил со стола остатки виски. Джованни разорвало от беззвучного крика бессилия. Закатанные глаза, глубокий вдох, сжатый рот – гамма эмоций разошлась за секунду по лицу, как трещины по зеркалу.

    – Берто, мать твою, слезь с меня…

    – Ну ты чего…

    Джованни закипал, а злость его постепенно проклевывалась наружу. Che cazzo!! Его брат повесил на них двоих долги, а теперь пропивает деньги, шляясь по барам в поисках посаскух, к слову, не самых дешевых, и выпивки стоимостью по сотне баксов за бутылку. Сантини подтолкнул его давлением предплечья, чтобы Умберто освободил проход и поднялся из–за стола. В который раз за последние десять минут он выталкивал кого–то от себя подальше? Какая–то извращенная концепция закона Архимеда. Когда же они оба оказались в вертикальном положении, и на Джованни уставились подвыпившие, мутные глаза, слова рассыпались в труху. Не имеет смыла, что и как он скажет. Сантини ухватил пошатнувшегося брата за рукав, не давая тому упасть, одновременно понимая, что кричать, ругаться или призывать к уму просто глупо. Все впустую. Найдя опору, Умберто навалился на него всем весом, не скрывая при этом внезапно проснувшейся братской любви.

    – Не представляешь, уж как я люблю тебя, – со вздохом Джованни перешел на родную речь, несильно хлопнул Берто по лечу, но даже такого легкого толчка оказалось достаточно, чтобы его массив качнуло на месте. Усталым взглядом окинул стол. Джорджи жадно хлебал еще порцию то ли виски, то ли водки; Джимми бесхитростно лапал девушку, которая спала с его отцом, а ее подружка смаковала мундштук кальяна. Всем весело, беззаботно и слишком хорошо. Всем, кроме Джованни. Паззлы в голове сложились сами собой: отвезти всю эту пьяную братию в «Атриум», дождаться, когда они вдоволь напьются–натрахаются, а после этого забрать младшего Ландо до дома. И катись все к чертям. Что–то изменить в грядущей интрижке Джимми он едва ли мог, так если от него ничего не зависело, стоило ли изводиться? В конце концов, быть может, через какое–то время выпивка так вдарит по Джимми, что он сам едва сможет подняться, не говоря уже о том, чтобы запускать руки под женское платье. Если же нет, что же… Это дело, если вскроется – а как показывает практика, обычно так оно и бывает, – должно будет решиться между двумя Ландо, без вмешательства Джованни. La commedia e finita.

    – Пора ехать, – коротко бросил итальянец Джимми, глядя на него в упор. Сложно сказать, какая при том мысль таилась за темными, выбившимися из сил и терпения глазами: то ли молчаливое и смиренное согласие отправиться в упомянутый до того «Атриум», то ли невысказанное обещание в таком составе припарковаться прямо на лужайке четы Ландо. Джованни сжал пальцы на плече брата. Бегло мазнул взглядом по девушкам, которые уже радостно предвкушали продолжение сего банкета. Что же, он их не винил – за чужой счет никакое время не жалко. – Машина через дорогу, в переулке… Слушай, – продолжая разговаривать по–итальянски, Сантини завладел вниманием Берто, как бы отсекая их от остальной компании. – Спасибо за угощение. Рад, что ты веселишься и все такое... – на его лице была любая другая эмоция, но точно не радость. Чувствовал ли это второй Сантини? Учитывая его любвеобильность и то, как от рубашки тянуло перегаром – сомнительно. – Но мы уже сворачиваемся, и эти девчонки – тоже. Но ты сам–то, небось, развлекался с красотками не похуже, а? – он кивнул куда–то за спину брата, намекая, что где–то там его ждет столик. А в голове только одна молитва: ради Мадонны, Берто, исчезни! – Нехорошо бросать синьорин одних. Где твои чертовы манеры?

    Оставалось надеяться, что Умберто в действительности оставил возле своего столика пару помпезных танцовщиц. Иначе уловка не сработает. [NIC]Giovanni Santini[/NIC][STA]troubles[/STA][AVA]https://i.imgur.com/3tBuvdo.png[/AVA][LZ1]ДЖОВАННИ САНТИНИ, 38 y.o.
    profession: бывший IT–инженер NASA[/LZ1][SGN]HIC MORTUI VIVUNT, HIC MUTI LOQUUNTUR[/SGN]

    +2

    12

    [AVA]https://i.imgur.com/kAjH2hfm.png[/AVA]

    [NIC]Jimmy Lando[/NIC]

    Как говорится – чем дальше, тем веселее. Проворная Вики чуть ли не насильно напоила Джованни виски, совсем назюзюкавшийся Джорджи задремал в своем кресле, а появившийся Умберто начал отмачивать пенки. Однако Джимми решил, что веселья мало не бывает – и решил подбросить свои пять центов. Его батя обычно в таких случаях рассказывал анекдот – и Ландо-младший решил сделать так же. Даже бессознательно принял такую же позу, как батя. – Сталкиваются в негритянском гетто тонированный Кайенн и задрипанная Кио Рио. Из Кайенна выскакивает гуталин-бандос и начинает бейсбольной битой крушить лобовое стекло Кио. Тогда открывается окно – и ниггер видит, что за рулем сидит местный начальник полиции. Негр опускает биту и говорит подхалимским таким тоном: «Господин лейтенант, я все стучу, стучу, а вы не открывайте… Когда деньги за этот месяц заносить?» Шутка вышла с уголовным душком и не самая смешная – но уж как получилось, В данный момент самым большим анекдотом был Умберто, с итальянской экспрессивностью переговаривавшийся с братом. – Какого хрена тут делаю? Хрен свой выгуливаю, вот что делаю. Нет, ты посмотри какие belezze! Я готов тут жить остаться!  -попытку же брата  согнать его со своих колен пьяный Берто воспринял с нескрываемой обидой. Встав, горестно покачал хмельной головой. Укоризненно посмотрел на сурового родича. – Вот за что ты гонишь меня, mio fratello? А, я знаю! Все из-за этих блядских денег! Не можешь простить ррродному брату одну маленькую ошибку! – в Умберто явно умер неплохой драматический актер – ибо его голос умудрялся продираться даже сквозь звучащую музыку. Продолжая театральные жесты, он вытащил портмоне и стал доставать из него зеленые купюры. – Ну а мой кошелек – в твоем распоряжении, брат! На! Совал он Джованни банкноты. На! Одарил пробегавшую мимо хостесс.  – На, милая! -  теперь несколько ассигнаций достались Мэри Лу.
    Наблюдая за этим краем глаза, Джимми не прекращал беседовать с Вики. – О, крутяк. Пусть берет нашего зануду на себя. -  оторвавшись от пахнущих спиртным губ девчонки, Ландо-младший приложился к собственному стакану. Он был согласен, что из «Доллз» было пора валить. Джованни своим появлением таки напомнил ему неприятным образом об отце и грядущем разборе полетов. Значит, следовало отвлечься, то есть сменить обстановку. – Басик есть во дворе общий, но в апартах – огромное джакузи! Искупнемся.
    Тем временем Умберто заливался перед Мэри Лу. Темой разговора стала личность его брата. - … Голова – ну чисто компьютер, parola d'onore! Чего в нее не понапихано! У нас вот так в семье получилось – один красивый, один умный… А что серьезный такой – так он всегда такой, даже на горшок в детстве с таким видом ходил.,.. Толчок со стороны родича его явно не обидел – потому что, когда все пошли к выходу, Сантини-второй двинулся за ними. – А что за подруга-то у тебя? Прикольная? Тоже танцует?  - расспрашивал, тем временем, Джимми свою новую знакомую. Порылся в поисках сигарет. - Ты первый раз в «Доллз»? Я тут всех главных знаю… Беппо вот… - Майка упоминать молодой соучастник побоялся, хотя конечно видел его многократно. А вот Горлеоне почему не назвать? То и дело в их доме пузом маячит, и, предварительно съев дома сытный обед, никогда не отказывается от маминых разносолов. Джованна ехидничает, что вскоре в их доме для дяди Джузеппе надо будет завести особый стул – расширенный и на чугунных ножках, для прочности. – А где еще бываешь? «Рио»? «Эльдорадо»? – задавал начинающий бандит обычный для тусовщиков список вопросов. Про «Лихорадку», самый дешманский из клубов Сакраменто, он упоминать не стал. Все там хоть пару раз бывали, но признаваться в таком считалось западло.
    Тем временем, Умберто опять вступил в пререкания с Джованни, пытавшимся спровадить его куда-то «к синьоринам». Говорил он  по-итальянски, потому Джимми не понимад, о чем речь, но некоторые английские вкрапления не оставляли и тени сомнений. – Я с вами поеду! Братья Сантини зажигают вместе! Когда у нас последний раз было семейное мероприятие? И Берто, подтверждая слова делом, первый полез в автомобиль родича. Все в нем поместится не могли – потому девушкам вызвали такси и велели его водителю ехать впереди. На какое-то время Джимми забылся беспокойным сном. Впрочем, время от времени он просыпался и, толкая Джованни локтем в бок, тревожно допытывался. – Ты ведь не везешь меня домой, Вырви-глаз? Мы ведь в «Атриум» едем? Потом слегка прикусил губу – вне клубного шума мысли об отцестали посещать чаще. – Слушай, а батя сильно зол… Ну в смысле, зол в духе «я ему голову оторву» или в духе «вот мелкий засранец!» Тут Ландо-младший артистично изобразил Ландо-старшего. Затем в разговор вмешался дышащий водкой «Grey Goose» Умберто. – С этой Мэри Лу можно отличный тройничок соорудить… Я ей похоже нравлюсь. – без лишней скромности заметил аферист, затем покосился на брата, и великодушно добавил. – Ну и ты немножко.
    Худо, бедно ли, но они докатили до светящегося куба «Атриума». В фойе их встретил сам Дрю Бадер – болезненно худощавый, с ввалившимися щеками, брюнет.  – Эндрю Бадер, генеральный менеджер развлекательного комплекса «Атриум». – с оттенком торжественности представился заделавшийся управдомом бандюган не знающим его лицам. Джимми был известно, что Дрю очень гордится своей начальственной должностью – и козыряет ею направо и налево. Однако тут опять выдал сюрприз Умберто –  явно решив переплюнуть Бадера. –  Рад знакомству. Умберто Сантини, доктор психологии, президент консультационной компании «Инициатива XXI», руководитель международных бизнес-тренингов личностного рост «Поколение лидерства»…. Перечисляя все свои «титулы», Умберто протягивал Бадеру роскошную, c золотых монограммах, визитную карточку. – А также личный управленческий  консультант бывшего президента Гватемалы! Опешивший от присутствия обремененной таким количеством званий особы Дрю изучил карточку. – Да, но тут написано «Андерсон»… Тут Берто  чуток сдулся и что-то пробормотал о псевдонимах.
    Наконец они оказались в просторных апартаментах. Три спальни с необъятными кроватями,  терраса, гостиная со стеклянным столом под звездное небо и всякими пуфиками-рюшечками, мини-бар. – Живем! – Джимми жизнерадостно потащил из холодильника пива. – Джованни, глотнешь холодненького? Ты и так уже выпивши… технически.
    Только тут Джимми понял, что они забыли пьяного Джорджи в клубе.

    [SGN]_________________[/SGN]
    [LZ1]ДЖИММИ ЛАНДО, 20y.o.
    profession: соучастник южной команды Семьи Торелли;
    [/LZ1]

    Отредактировано Michael Rinaldi (Вчера 12:07:44)

    +2


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Dolls & Booze


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно