Сегодня в Сакраменто 30°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Конечно же, он не мог. На что только надеялась? Ответ был дан раньше, чем задан вопрос, но Алиса все равно спрашивала и просила.
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » мы останемся в городе одни


    мы останемся в городе одни

    Сообщений 1 страница 5 из 5

    1

    сохам и чжэчан

    https://i.imgur.com/wtdU6j7.gif https://i.imgur.com/eYoRHoP.gif
    новые приключения чана и сохама. поцелуи, признания, испанский стыд и прочие прелести.

    +1

    2

    Время шло, а для Сохама, привыкшего к его быстрому бегу, оно словно ползло на коленях. Пары длились слишком долго - за их время можно было и лекцию послушать и подумать о происходящем в его жизни. Встречи после университета все еще отвлекали и веселили, но время до них и после было полностью занято мыслями.
    А Сохаму было, о чем подумать. Кроме воспоминаний о произошедшем с Чжэчаном за несколько дней, он думал о Пэппере. И о выборе между Чжэчаном и Пэппером. Потому что даже если тебе просто нравятся люди, даже если они не отвечают тебе взаимностью, все равно нужно выбрать одного из них. Потому что иначе не честно по отношению к ним обоим и самому Сохаму. Но Сохам пока не мог. И это заставляло его постоянно размышлять.
    Пока однажды к нему в комнату, где он сидел на кровати и смотрел на экран телефона с перепиской с Пэппером и не решался ему написать, не зашла его неугомонная мама и не провозгласила, что нашла ему нового клиента. Сохам этому только обрадовался: больше работы - меньше лишних мыслей. Если бы он мог, он бы весь день занял всякой чепухой, которая служила бы единственной цели - отвлечь его.
    И наивный Сохам не обратил внимание на какую-то подозрительную улыбку матери. А мог бы, ведь столько лет с ней живет, должен был понять, что мать что-то замышляет. Но он всего лишь записал себе в календарь, что у него завтра вечером ученик, причем тот, который придет к нему домой сам, хотя обычно Сохам ездил домой к ученикам. Но учить у себя дома было гораздо удобнее - у него дома были нужные книги, их сразу можно было продемонстрировать, а не откладывать это на следующее занятие, а потом еще и тащить их.
    Но Сохам никак не ожидал, что на следующий вечер, когда он обустроит в гостиной рабочее место на двоих за низким столиком, принесет туда ноутбук, учебники и стопку чистой бумаги вместе с карандашом, а в дверь кто-то позвонит, причем звонок будет звучать как-то жалобно и неуверенно, и Сохам распахнет дверь... на пороге окажется мнущийся на месте Чжэчан, сзади которого будут стоять его родители, как будто привели его под конвоем и насильно. Впрочем, может и насильно.
    - Добрый вечер, Сохам. Ты уж прости, что мы тебя просим, но у Чжэчана проблемы в школе, а уже выпускной класс... Не мог бы ты ему помочь? - мать Чана протянула Сохаму конвертик и тот взял его двумя руками, поклонившись - скорее по привычке и от неожиданности, потому что давно уже привык к тому, что деньги ему переводят, а не платят наличными. Чжэчан, наверное, был очень смущен тем, что его привели родители, как маленького, поэтому Сохам поспешил их выпроводить.
    - Не переживайте, я позабочусь о вашем сыне, - Сохам очень надеялся, что это прозвучит правдоподобно после раны на ноге и опьянения, которые Чжэчан получил, находясь рядом с Сохамом. - Он вернется домой через пару часов. Чжэчан, заходи, разувайся, простите, мы не будем терять время и сразу займемся учебой, - Сохам с улыбкой закрыл дверь перед родителями Чжэчана и прислонился к ней спиной, тяжело выдохнув. Что за подстава от матери такая? Если бы она еще понимала, что творит вообще. Но, к счастью для нее, она не понимала, в какое неловкое положение ставит собственного сына. И от занятия уже нельзя было отказаться. Впрочем, Сохам действительно ведь мог помочь. И побыть рядом с Чжэчаном некоторое время. И даже позаботиться о последствиях, если тот опять решит упасть...
    - Заходи, садись за стол в гостиной, я там все приготовил. Чай будешь?
    Сохам ушел на кухню, где налил две большие кружки с чаем, а через некоторое время вернулся в гостиную, где уже сидел Чжэчан. И только тогда понял, что не успел закрыть переписку с Пэппером на компьютере, которую открывал довольно часто, но так и не решался написать ни слова. Последнее сообщение Пэппера "отчаянье вещь независящая от меня. как и мои чувства." так и осталось неотвеченным, потому что Сохам не знал, что сказать.
    Он поставил кружки на край стола, потянулся к мышке и быстро закрыл окно переписки.
    - Прости, это личное. Так с чем у тебя проблемы? Что ты хочешь подтянуть?

    Отредактировано Seoham Jang (2022-06-09 14:19:32)

    +1

    3

    Последние несколько дней были полны раздумий. Чан часто закрывался в своей комнате, оставаясь глух к ворчанию матери из-за обратной стороны двери. Она могла бы подумать, что он занимается, если бы не его оценки, которые стали ещё хуже, чем прежде. На деле же Чжэчан просто слушал музыку и играл в игры, пытаясь заглушить поток мыслей, но бывали и моменты, когда он не мог от них убежать. Например, когда открывал диалог с Горчичкой и писал ему что-то, а потом тут же стирал. Почему? Наверное, потому что Горчичка страдал там по кому-то, а Чана это от чего-то так задевало и делало ему больно. Раньше у них была одна маленькая вселенная на двоих, потом в ней появился Сохам, а теперь ещё кто-то... И Чан больше не чувствовал Горчичку только своим. Эгоистично? Да, без сомнений. Но Горчичка был для него очень важен, даже слишком важен, ведь сердце билось так отчаянно быстро и болезненно каждый раз, когда он вспоминал те его слова о ком-то другом. И почему он раньше этого не замечал? Не замечал, когда хватался за телефон каждые пять минут на каждый звук, когда засыпал с телефоном в руке, ожидая ответа... И вот теперь ему не хватало Горчички, настолько, что порой он даже совсем забывал о Сохаме и о том, что происходило между ними двумя. Это было странно, словно сердце его разделилось надвое и причем каждая часть то и дело пыталась захватить ещё больше пространства. Чувства к Горчичке и Сохаму боролись в нём, горели огнём и Чан не понимал, что ему делать. Он никогда не сможет признаться Горчичке, что ревнует его, ведь то, что он испытывает к парню - это ревность, не иначе. А с Сохамом всё проще, жизнь словно толкает их в объятия друг к другу постоянно, даже не спрашивая хотят ли они этого. Может быть Сохам просто заложник обстоятельств и вовсе ничего к нему не чувствует?
    Чан обхватывает колени руками и носом в них утыкается. Ему грустно от этих мыслей и тревожно. Ему кажется, что он остался совсем один. Он не то, чтобы ищет предлога встретиться с Сохамом, а скорее избегает этой встрече, да и Горчичка больше не пишет. Им обоим неловко, Чан понимает это, но первый сделать шаг не решается. Да и вдруг у него уже там всё наладилось с тем... Ох, думать об этом больно. И Чан прячет лицо лишь глубже.
    А ещё мама достаёт его репетитором, методично, каждый раз, когда кормит. В конце концов, он сдается под мощным натиском, но в тот момент, определенно, не знает ещё на что идёт. Мама торжественно объявляет, что заниматься с ним будет Сохам! Почему?! Неужели никого другого не нашлось?!
    Чан теряется, замолкает на несколько долгих минут, в которые вдруг понимает, что они с Сохамом вновь останутся наедине у него дома, а Чан этого никак не сможет пережить после того что он натворил в последний раз... Он же опять всё испортит, он же опять выставит себя полным дураком...
    - Я не пойду! - Чан хлопает дверью спальни перед носом мамы и запирается, а та, кажется, в шоке от подобного проявления характера. Но на следующий день он идет, идёт с родителями, как под конвоем и, увидев Сохама, моментально краснеет. К счастью родители не видят этого, потому что Сохам очень ловко выпроваживает их за дверь. Чан проходит в гостиную, щеки горячие сжимая ледяными ладонями и вздыхает, надеясь, что эта краснота схлынет побыстрее, желательно до того, как Сохам вернется. Он усаживается за стол, рассматривая его содержимое, учебники, бумаги, стараясь таким образом отвлечься и тут взгляд его падает на экран ноутбука.
    Он сразу же узнает этот чат с диалогом, но не сразу понимает, что тот может делать ЗДЕСЬ, в ноутбуке Сохама, хотя вполне очевидно, что доступ к нему иметь могут лишь два человека на свете и одного из них Чан отлично знает. Тогда другой... Сохам? Парень входит в гостиную с двумя кружками и тут же скрывает содержимое диалога от мальчишки, приговаривая что-то о том, что это личное. Личное? Значит Сохам действительно Горчичка. Его горчичка... Его лучший друг, которого он никогда не видел и с которым оказывается жил на одной лестничной площадке и был знаком всю жизнь, которого он любил много лет. Две половинки складываются, наконец, и единственное, что хочет знать сейчас Чжэчан, так это то, о ком тогда говорил ему Горчичка. Неужели о нём же. Он игнорирует вопросы, лишь глядя на парня напротив огромными удивленными глазами.
    - Тебе кто-то нравится, Сохам? - выпаливает он вдруг, даже сам не понимая, что делает.

    +1

    4

    Чжэчан определенно не слушал, что говорил Сохам - об этом говорили его огромные глаза и заданный невпопад вопрос о личной жизни. Неужели он все-таки успел прочитать переписку Сохама с Пэппером? Раньше Чжэчан не был таким беспардонным и невежливым... Что ж, люди меняются, Чжэчан тоже изменился, видимо.
    Но что ему ответить? Что вообще ответить на такой вопрос человеку, который тебе нравится? Рассказать про Пэппера? Это точно сделает больно Чжэчану. И он будет думать, что Сохаму все равно, с кем целоваться, ведь он был влюблен в Пэппера, а в это время был с Чжэчаном... Сказать, что ему нравится Чжэчан, умолчав про Пэппера? Тогда это может привести к началу отношений с Чжэчаном. Но сможет ли Сохам встречаться с Чжэчаном и забыть про Пэппера? Вряд ли. Пэппер еще и друг, Сохам никак не сможет от него отказаться. И каждый их разговор будет подогревать чувства Сохама, не давая о них забыть. И в конце концов Чжэчан все поймет, ему снова будет больно. Попытаться объяснить, что Сохаму нравятся двое: и Чжэчан, и Пэппер? Тогда Чжэчан точно убедится, что Сохам абсолютно бесчестный человек. Что он даже сам с собой честен быть не может, не может определиться, кто ему на самом деле нравится из двух парней.
    И от таких размышлений Сохаму самому было больно. Потому что это же все правда, сколько бы от нее Сохам не пытался сбежать. Но и сделать с собой он ничего не мог. Поэтому будь что будет.
    - Да, - произносит Сохам с серьезным лицом, глядя в расширенные глаза Чжэчана. - Мне кое-кто нравится, - без уточнений, точно отвечая на поставленный вопрос и сразу же продолжая, не давая развивать опасную тему. - Нехорошо читать чужие переписки, даже если их неосмотрительно оставили открытыми, - лучшая защита - это нападение, не правда ли?
    Сохам отводит взгляд от Чжэчана и смотрит на книги, лежащие на столе. Сердцу больно, потому что его маленький секрет обрастает ложью и домыслами, становясь все больше и больше, от того на сердце давит сильнее. Сохаму бы сейчас залезть под одеяло на кровати и размышлять о том, как ему в жизни не повезло, но он слишком деятельный человек для такой прокрастинации. У него есть работа, деньги ему уже отдали, поэтому он должен хотя бы попытаться помочь Чжэчану. Сохам знает, что тот далеко не дурак, просто, наверное, болел и упустил многое, нужно всего лишь наверстать упущенное, а дальше все пойдет как по маслу.
    - Возвращаясь к тому, зачем мы тут вообще собрались... Так с чем у тебя проблемы? Мне мама не говорила конкретики, я даже предмет не знаю. Как и не знал, что сюда придешь именно ты. Подозрительная удача, не правда ли? - в его голосе явно звучит сарказм, но почему-то захотелось взять в руки бумагу, написать на ней это слово и показать Чжэчану, как это сделал Леонард в "Теории большого взрыва", как это периодически делал Сохам для Пэппера. Но тут сидит не Пэппер, Чжэчан вполне мог понять шутку Сохама. - Наши родители интересно все организовали. Но я не против тебя учить, так что говори уже, что у тебя там не получается, - слишком болтливый Сохам вылезал наружу, когда Сохам волновался, так что теперь его было сложно заткнуть.

    +1

    5

    - Я не читал переписку, - Чан неожиданно раскрывает рот, чтобы оправдаться и даже вперед подается, натыкаясь на пристальный взгляд Сохама, который, кажется, обескуражен словами мальчишки. Не читал? Так почему спросил вдруг тогда? Он буквально улавливает смятение на лице парня, а потом отводит глаза, опускает их к рукам, которые складывает на колени, беспрестанно теребя пальцами складки на джинсах. Грубую ткань разгладить невозможно, но Чана это немного отвлекает и успокаивает. Потому что даже если он и не видит Сохама, но всё равно чувствует его присутствие рядом. Его дыхание, его запах, шорохи от каждого движения. И от этого сердце так быстро и волнительно бьётся...
    Зачем вместо нужного ответа Сохам больно его колит? Чан не понимает. Он увиливает потому что не хочет признаваться Чану в чувствах? Или потому что не чувствует ничего к нему? Чан роется в памяти, вспоминая всю их переписку за последние недели. Он так часто рассказывал Сохаму о нём же самом, делился приятными моментами... А его друг... Кто тот человек о ком Горчичка случайно проговорился? Кто тот, в кого Горчичка влюблен безответно? Теперь мальчишка абсолютно уверен, что он тогда проговорился не о Чжэчане. Ведь это так очевидно, правда, что он влюблен в Сохама? Он так часто показывал это, пусть и не специально, что сомнений быть не должно. Чан давно спалился, ещё тогда, когда целовался с ним.  Но Сохам говорил не о нём. Так зачем всё это? Зачем он целовал его, зачем заботился, если влюблен в кого-то другого?
    Чан внезапно чувствует себя таким ничтожным, маленьким и глупым... Втягивает плечи, скукоживается весь, внутренне подбираясь и стягиваясь в напряженный комок. Его руки дрожат, поэтому он прячет их подальше, запихивая между коленками.
    Разве люди целуют друг друга ТАК, если ничего не чувствуют? Наверное, да. Другие люди, такие, как Сохам. Но не Чжэчан. Для него те поцелуи и касания значили многое, говорили о многом. Может быть поэтому внутри так больно. Ведь он разом лишился и единственного друга и любимого, причем в одном лице. Как так вышло? Как вышло, что у него никого не осталось?
    Сохам говорит что-то об учёбе и о том, как им подозрительно повезло снова встретиться. Чан едва слушает, потому что тянется за собственным телефоном в задний карман, чтобы открыть диалог с Горчичкой. Он мог бы просто положить разблокированный смартфон на стол перед парнем с содержимым экрана, но он медленно набирает то, что не решается сказать вслух: "Зачем ты целовал меня, если влюблен в кого-то другого? Потому что он любит не тебя?" Ноутбук отдается звуком входящего, а затем вторит и телефон Сохама.
    - Тебе ведь тоже не нужно читать переписку, чтобы понять? - его голос слишком тихий и какой-то безжизненный. Он всё ещё держит свой телефон разблокированным, чтобы Сохам мог посмотреть на экран хотя бы краем глаза. Гулкая тишина повисает в комнате, ведь Сохам не двигается с места, чтобы прочитать сообщение, хоть и не видит наверняка точно содержимое на экране. Кажется, он даже дышать перестает, медленно переваривая произошедшее. Единственное, что хочет сейчас Чан - это просто подняться и уйти. Интересно, будут ли держать его ноги, если он сделает это? И что скажет мама, если он просто вернется сейчас домой? Поэтому Чан просто берет один из учебников на столе и открывает, делая вид, что содержимое его хоть капельку занимает. И почему он такой неудачник?

    +1


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » мы останемся в городе одни


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно