Сегодня в Сакраменто 30°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Конечно же, он не мог. На что только надеялась? Ответ был дан раньше, чем задан вопрос, но Алиса все равно спрашивала и просила.
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » improvviso


    improvviso

    Сообщений 1 страница 5 из 5

    1

    | May 2021 |

    Catherine Ryan, Giacomo Abelli
    https://i.imgur.com/pAdrypi.gif
    https://i.imgur.com/LJJx6qp.gif

    ///

    [NIC]Giacomo Abelli[/NIC]
    [AVA]https://i.imgur.com/ZAoqQgg.jpg[/AVA]
    [STA]aut Caesar, aut nihil [/STA]
    [LZ1]ДЖАКОМО АБЕЛЛИ, 34 y.o.
    profession: бизнесмен;
    relations: холост[/LZ1]
    [SGN]анкета[/SGN]

    +1

    2

    Чарли сказал ей…
    - Ты, кажется, нашла общий язык с Джакомо Абелли. Он приезжал к тебе, вы ужинали вместе, вы танцевали, вас видели…
    Чарли Рейн не огорчен, не сердит, не ревнует. Чарли Рейн говорит ей…
    - Он нравится тебе?
    Чарли Рейн не требует ответа, не ждет, он говорит дальше, потому что это его речь…
    - Ты могла бы помочь мне…
    Господин Чарли Рейн никогда не предлагает.
    - Ты – красивая женщина, Кэтрин. Ты можешь мне помочь.
    Господину Чарли Рейну не нужно вдаваться в подробности и рассказывать о том, какого масштаба бы достиг его бизнес и влияние, если бы он смог просочиться на европейский рынок. Ему не нужно обрисовывать перспективы красивой и беззаботной жизни, безотказной к любым капризам. Ему не нужно этого всего говорить, потому что Кэтрин не хочет этого слышать.
    Но она слышит…
    - Пора бы тебе перестать тратить мои деньги и поработать немного на благо нашей семьи…
    Так много противоречий в одном предложении, но зато ни одной высокопарности. Все по делу, сухо, меркантильно, корыстно, взаимовыгодно. Наконец, Кэт слышит то, ради чего она была приглашена в кабинет своего мужа.
    - Ты – красивая женщина, Кэтрин, а Джакомо Абелли может открыть мне путь в Европу. Ты ведь понимаешь?
    Она понимает. Помимо того, что она красива, она еще и не глупа. Была бы умной, возможно, не вышла бы замуж за Чарли Рейна…

    Женский голос в автоответчике Джакомо Абелли говорит о том, что абонент вне зоны доступа сети и губы Кэт невольно расползаются в улыбке: конечно, даже когда Джакомо Абелли недоступен для одной женщины, об этом ей должна сообщить другая, пусть и робот. Джакомо Абелли – красивый мужчина и эта окруженность женским символом – обязательный его атрибут.
    Ей понадобилось много времени, чтобы справиться с тошнотворным чувством от указания мужа и позвонить Джакомо. К великому расстройству Чарли Рейна, Кэтрин даже не воспользовалась возможностями, которые подворачивались на званых вечерах и культурных тусовках, где она видела Джакомо Абелли, но, безусловно, не одного. Предложить ему встречу, пока он в компании другой – неуважение к себе, в первую очередь. И все же…
    Разве можно уважать себя вообще, когда твой собственный муж предлагает тебе завязать интрижку с потенциальным бизнес-партнером? Разве знаешь ты, что такое чувство самоуважения, когда безропотно соглашаешься на это?
    А может, дело вовсе не в отсутствии собственного достоинства?..
    - …Ты всколыхнул во мне былые чувства, сеньор Абелли. И раз ты ответственен за это, тебе и расплачиваться. Приглашаю тебя провести немного времени на природе. Горы, свежий воздух, насекомая живность, энергия земли, ты, я и отсутствие официоза и костюмов…

    +1

    3

    Конец февраля, март и почти весь апрель Джакомо Абелли проводит между Штатами и Европой, между Калифорнией и Италией, между Сакраменто и Болоньей. Если бы это были игровые партии в каком-нибудь спортивном чемпионате, то побеждали бы только вторые. Поэтому перелеты в одну сторону всегда даются ему проще, чем в другую. Однако он не планировал возвращаться домой по крайней мере до самого лета, чтобы провести месяц с семьей, как это было всегда, но внезапная болезнь отца перетасовала карты. (Джако пьет черный кофе и смотрит, как Паола раскладывает пасьянс. У нее скорбное лицо – она всегда готовится к худшему, ей самой совершенно нельзя болеть). Пожалуй, руководство главным офисом могло осуществляться им и из-за океана, но мама просила прилететь, потому что она актриса и ужасно умоляла его не оставлять их. (Пьерино ковыряется в яичном желтке, тот растекается по тарелке яркой кляксой, приправленной специями. Джако знает, что брат предпочел бы размазать это по его белой рубашке). Отец, впрочем, действительно сдал, и, как бы он ни убеждал в обратном, не доверять врачам насчет его состояния, не приходилось. И Джакомо Абелли, кажется, впервые за все время обратил внимание, что Марко Абелли постарел. (Он пьет черный кофе, от которого во рту горько – это привычка отца).

    Пьерино считает, что в его приездах нет необходимости, и что он может справиться со всем сам. У Джако на этот счет, в общем-то, нет сомнений, но он не может не уступить матери. По существу, бизнес в Штатах действительно больше нуждается в его постоянном присутствии, так что единственный выход – жить на два континента. Пьерино в очередной раз спрашивает, когда обратный самолет, наверное, в надежде, что на этот раз статистика совпадет, и очередной боинг пропадет с радаров. (Ладно, брат может не думать так всерьез, но не исключено, что гаденькая мысль может-таки возникнуть в его голове. После аварии его характер стал несносным). Мама, напротив, терпеть не может разговоры о перелетах, но она спрашивает: – У тебя появилась женщина? Ты поэтому торопишься? – Джако качает головой: нет. Отчасти это правда, отчасти – нет, но он никогда не лжет матери, предпочитая просто не говорить всей правды. У него не появилось постоянной женщины, это так, а о недолгих романах речь не идет. Признаться, из всех американок, с которыми он проводил время, любопытной была лишь сеньора Кэтрин Рейн, но она замужем, и их взаимное приятное общение не заходило дальше флирта. Впрочем, в этом была своя прелесть. Они виделись на чьих-нибудь ужинах или вечеринках, но миссис Рэйн всегда была прицеплена к мужу как аксессуар рядом с его часами. Джако тоже появлялся не один – иметь спутницу в конце концов оказывалось весьма предусмотрительно, чтобы ему не предлагали познакомиться с кем-то из прекрасных и одиноких подруг.

    – О чем ты задумался? О ней? – настаивает мама. Ей всегда необходимо все знать. – Нет, я думаю о том, чтобы не пропустить рейс.

    К середине апреля отцу становится значительно лучше, и он, вопреки причитаниям матери и неловким увещеваниям Пьерино, начинает возвращаться к работе. Он сам возвращает Джако в Штаты, говорит: – Ты моя правая рука, – сейчас это звучит особенно со смыслом, потому что левая еще полностью не начала его слушаться и была по большей части бесполезна. Пьерино сидит по левую – он все еще в коляске. Его тяжелый взгляд такой же недвижимый как его ноги. Джакомо жмет отцу руку, его ждет такси в аэропорт.

    Перелеты из Европы в Штаты выматывают, Джакомо спит двенадцать часов к ряду, прежде чем снова быть способным жить в Калифорнии. Правда, местная весна и лето обещают быть сносными. Воздух прогревается до столь привычной ему жары, и хотя климат все же не такой приятный, как в Италии, ему это по нраву. н возвращается к работе, к романам и к Кэтрин Рейн. Они видятся через пару недель после его возвращения на приватной вечеринке. Она как всегда с Чарли Рейном, он – с Самантой, начинающей моделью с амбициями большими, чем с реальными перспективами, но она вполне в его вкусе, и этого ему достаточно. Они встречаются у столика с шампанским и закусками, и, вероятно, это далеко не первый бокал миссис Рейн. Она смотрит на Джако некоторое время и улыбается, так смотрят и улыбаются, когда за еще закрытыми губами обкатывают уже сложившиеся в предложения слова. То, что она в конце концов произносит, имеет пряный вкус брускетты с томатами и базиликом. Здесь, кстати, поданы весьма недурственные, потому что приготовлены в его ресторане. Джако улыбается в ответ. Они оказались здесь вдвоем, никто не может их слышать. Надолго ли это – неизвестно, кругом слишком много людей, и поэтому, очевидно, миссис Рейн звучит так торопливо. О да, он помнит их разговор о времени в свое удовольствие.

    – Это звучит как вызов, сеньора Рейн, – или предложение романа? Джако чуть склоняет голову, с этого ракурса ее скулы кажутся особенно острыми. Если слишком разогнаться, то с них, как с трамплина, можно взлететь очень высоко. Падать будет больно. Затем его взгляд встречается с Чарли Рейном, тот стоит поодаль в компании своих партнеров по бизнесу и по теннису, его взгляд не выражает ничего – только мажет по его, Джакомо Абелли, лицу, потом – по спине его жены, и снова возвращается к разговору. У него широкая улыбка. – Куда же вы предлагаете отправиться? Я мало знаком с географией Штатов, особенно с энергией земли. – Она понимает, на что идет?

    [NIC]Giacomo Abelli[/NIC]
    [AVA]https://i.imgur.com/ZAoqQgg.jpg[/AVA]
    [STA]aut Caesar, aut nihil [/STA]
    [LZ1]ДЖАКОМО АБЕЛЛИ, 34 y.o.
    profession: бизнесмен, директор Eating Italian USA;
    relations: холост[/LZ1]
    [SGN]анкета[/SGN]

    Отредактировано Lisa Clover (2022-06-11 11:32:07)

    +1

    4

    Она не старается звучать соблазнительно. Мысль о том, что собственный муж толкает ее в постель к чужому мужчине очень неплохо отбивает желание звучать двусмысленно. Чарли Рейн прав, Кэтрин - красивая женщина, однако, когда ею в качестве праздничной фурнитуры пользовался муж, это было приемлемо, хотя бы была совершена сделка купли-продажи. А сейчас... Впрочем, Чарли и не говорил о постели, верно? Но что не сказано вслух, может растолковываться по-разному. Воспользуется ли Кэт этим преимуществом, покажет только время. И сам Джакомо Абелли. В отличие от супруга, Кэтрин чуть лучше понимала принцип внешней красоты и хорошо знала, что она не всегда становится ключом ко всем дверям.
    - К югу от города есть замечательное место. У них огромная территория, разделенная на несколько участков. Вроде, они предоставляют и конные прогулки, и контактный зоопарк имеется, возможно, это одно и то же. - Кэт отпивает из бокала и осматривает публику, которая собралась сегодня на вечере. - Но предложить я тебе хотела нечто менее изысканное. После этого вечера и грядущего Благотворительного аукциона мне нужна будет реабилитация по восстановлению зрения. Слишком сильно закатятся мои глаза от масштаба милосердия и участия небезызвестных тебе лиц. - ее губы трогает легкая улыбка. Она все скользит взглядом по сторонам, словно боясь взглянуть Джакомо в глаза и увидеть там... что? Его понимание происходящего? - Среди прочих развлечений, они предоставляют прокат квадроциклов.
    Ее бровь вопросительно приподнимается, ожидая реакции Джакомо. Пожалуй, от нее довольно странно слышать предложение растрясти косточки в столь непрезентабельном действе. Секс ведь куда как более приятное занятие и для мышц полезно. И предложи она его Абелли, что бы она услышала в ответ?
    - Всех карт раскрывать не буду раньше времени, но обещаю приятное завершение путешествия. И, да, прогнозируют дождь. Надеюсь, ты не боишься грязи, сеньор Абелли? В буквальном смысле.
    А ведь ее будет много.
    Она бы могла предложить Джакомо секс и, вероятнее всего, мужчина не выставил бы ее на смех или публичное осуждение. Кэт думает, что сеньор Абелли не раз слышал подобные предложения. Пользовался ли? Другой вопрос.
    Она бы хотела предложить Джакомо секс.

    Отредактировано Catherine Ryan (2022-06-21 16:45:52)

    +1

    5

    Джакомо смотрит с внимательным интересом психотерапевта: ему интересно знать, что именно подтолкнуло миссис Кэтрин Рейн сделать ему такое смелое предложение. Неужели их разговор, состоявшийся после его визита к ней в галерею, пробудил в ней аппетит? Он улыбается: тогда они вместе ужинали, так что метафора про аппетит вполне уместна. Это было, кажется, в канун Дня всех влюбленных, хотя время и не имеет значения. Джакомо Абелли нравятся метафоры, а в символичность событий он верит очень мало. – Это интересно, – произносит он, отпивая из бокала белое вино. Оно французское и оттого кажется ему пустым. Может быть, дело еще и в цвете – Джакомо предпочитает красное, но один из гостей, владелец ресторана французской кухни, очень рекомендовал ему попробовать именно этот сорт. – Вы будете на Благотворительном аукционе? – чуть приподнимает брови, показывая, что он приятно удивлен. Как будто он не знал или забыл, а теперь припомнил. Его мать – актриса, он с детства обладает кое-какими уловками.

    – В таком случае, нужно непременно его посетить, – салютует бокалом. У этого мероприятия вкус полусладкого белого вина: сложно сразу определить, то ли приторно, то ли кисло. Или все сразу. Еще он не любитель аукционов, в нем нет азарта обладать чем-то, на что претендуют те, кто рассаживаются рядами с постными лицами и перебивают чужие ставки. В случае с благотворительными намерениями эти лица обычно стоят у фуршетных столов с дорогой икрой на поджаренном хлебе или сидят за столами, покрытыми белоснежными скатертями и амбициями. Джакомо Абелли предпочитает ставить на лошадей на скачках.

    Миссис Кэтрин Рейн между тем расписывает прелести будущего приключения, но ничто из этого в Джако не откликается. Хотя экстремальный отдых ему по душе, при всем своем темпераменте он вполне контролирует и чувство азарта, и потребности в адреналине. Да и из всех видов возможных активностей ему интересны не прогулки верхом или квадроциклы, а сама сеньора Рейн, так что она с тем же успехом могла бы пригласить его на мастер-класс по гончарному делу. – У меня чертовски крепкие кости, сеньора Рейн, – ее мужу он может встать поперек горла, но это его мало заботит. К тому же Кэтрин Рейн не выглядит так, словно не просчитала все риски, поэтому пусть полагается на себя. Джакомо нравится, как она с ним говорит: с нетерпеливым вызовом, маскируемым под томную скуку. Так говорят те, кто осмелился на что-либо и торопится, чтобы не передумать и не пойти на попятную. Так искрят те, кто подходит к краю обрыва, чтобы заглянуть, что там, и делают шаг назад. Джакомо Абелли не позволит отступить, он становится прямо за спиной. И буквально тоже.

    – Я не боюсь испачкаться, сеньора Рейн, – во всех смыслах, как, похоже, и она, иначе этого приглашения не было бы. Замужняя женщина предлагает холостяку провести вместе время так, как будто узами брака не связан никто из них. Это безумство или отчаянье? Или и то, и другое? Вряд ли кто-то сторонний оценит такое времяпрепровождение как дружеское, верно? – А вы? – окидывает ее взглядом. Дорогое платье, не скрывающее ничего. Дорогая укладка. В ней дорого все – она могла бы быть манекеном в витрине дорого бутика в Милане. Это раззадоривает. – Приму твое приглашение. Могу спросить, не против ли твой муж и вообще в курсе ли он, но мне плевать, – вежливая улыбка Чарли Рейну, тот снова смотрит, но продолжает разговор. А еще Джакомо не покидает мысль, что Кэтрин Рейн что-то задумала, и ему это интересно. – Мне ждать звонка или сообщения?

    [NIC]Giacomo Abelli[/NIC]
    [AVA]https://i.imgur.com/ZAoqQgg.jpg[/AVA]
    [STA]aut Caesar, aut nihil [/STA]
    [LZ1]ДЖАКОМО АБЕЛЛИ, 34 y.o.
    profession: бизнесмен, директор Eating Italian USA;
    relations: холост[/LZ1]
    [SGN]анкета[/SGN]

    0


    Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » improvviso


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно