Бойду 22.

Ах да, Бойду — двадцать два. Великое событие в резиденции Коллоуэй.

Бойду двадцать два, и это значит абсолютно ровным счетом ничего, не считая нервозность на протяжении всей недели до на лице Эндрю...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• робин

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » будь осторожнее, когда прикасаешься к огню


будь осторожнее, когда прикасаешься к огню

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Код:
<!--HTML--><link href='https://fonts.googleapis.com/css?family=Playfair+Display:400,900' rel='stylesheet' type='text/css'>
<link rel="stylesheet" href="https://maxcdn.bootstrapcdn.com/font-awesome/4.5.0/css/font-awesome.min.css">

<style type="text/css">

.th2e {
    width: 600px;
    padding: 20px;
    background-color: #0000001a;
    border: #ffffff 1px solid;
}

.th2a {
    width: 540px;
    padding: 25px 25px;
    background-color: #000000;
}

.th2d {
    width: 550px;
    padding: 19px;
    background-color: #f5f5f5;
    border: #ddd 1px solid;
    border-top: 0px;
}

.th2f {
    width: 500px;
    padding: 19px;
    background-color: #fafafa;
    border: #eee 1px solid;
}

.th2c {
    font-family: playfair display;
    font-weight: 900;
    font-size: 10px;
    text-transform: uppercase;
    text-align: center;
    line-height: 140%;
    letter-spacing: 10px;
    word-spacing: 4px;
    color: #fafafa;
}


.th2b {
    font-family: playfair display;
    font-weight: 400;
    font-size: 7px;
    text-transform: lowercase;
    line-height: 140%;
    text-align: center;
    letter-spacing: 4px;
    word-spacing: 5px;
    color: #fafafa;
    margin-bottom: 5px;
}


.th2g {
    width: 380px;
    height: 1px;
    background-color: #b1b1b1;
    margin: 17px 0px;
}

#th2h {  font-family:calibri; font-size:11px; text-align:justify; line-height:100%; color;#888;  text-transform: lowercase;}
#th2h::first-letter { font-family:playfair display; font-weight:900; color:#000000;  float:left; padding:5px; font-size:38px; text-transform:uppercase; display:block; line-height:50%; }
#th2h b { color:#6A5B6E; }

.th2i { width:275px; font-size:9px; text-transform:uppercase; letter-spacing:1px; word-spacing:4px; text-align:right; padding:5px 40px 0px; }

</style>

<center><div class="th2e"><div class="th2a"><div class="th2b">дом кристы // 2021</div><div class="th2c">krista  x jenny</div><div style="width:180px; height:1px; background-color:#fafafa; margin:5px 0px 0px 0px;"></div></div><div class="th2d"><div class="th2f">

<div class="th2g"></div><div id="th2h">

забираясь в дом художницы в надежде поживиться чем-то дорогостоящим, ты никак не ожидала, что эта самая художница поймает тебя за руку и припрёт к стене. не на все споры стоит соглашаться, дженнифер картер, если не хочешь потом платить, а всё в этой жизни имеет свою цену, тем более ты. особенно ты.

</div><div class="th2g" style="margin-bottom:4px;"></div>
</div></div></div><div class="th2i"></div></center>

[NIC]Jennifer Carter[/NIC]
[STA]я твоя не первая[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/D3B3GaI.png[/AVA]
[LZ1]ДЖЕННИФЕР КАРТЕР, 22 y.o.
profession: администратор в кабаре el gato montés
hermana: jess[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/s3fp6ya.gif[/SGN]

+3

2

должно быть, лет через двадцать ты напишешь бестселлер о том, как обладая самой заурядной внешностью и интеллектуальными способностями влипать в неприятности подобно героиням боевиков. ведь живешь самой скучной жизнью, никому не мешаешь, работаешь в кабаре, старательно откладываешь каждую копеечку, чтобы через пару лет исполнить мечту — свалить с сестрой в нью-йорк, да и родителям помогать хочется чем-то большим и существенным, а не просто закручивать и продавать за прилавком банки со спаржей. ты обещала джесси завязать с криминалом, ты клялась, глядя ей прямо в глаза, что никогда больше не ступишь на скользкую дорожку и не возьмешь «грязные деньги», но деньги, покуда за них можно получить всё, что захочешь, остаются деньгами, и тебя не смущает то, откуда они взялись, когда ты чувствуешь их запах, затмевающий разум. когда-нибудь у тебя будут внушительные суммы на счетах в банках, и платить будут тебе, а не ты, но пока это не так, и пока ты берешься за каждую возможность, приносящую эту пресловутую копеечку, каждый жалкий цент.

было уже достаточно поздно, за полночь, когда вы с тайлером пришли многоэтажному дому, в котором, судя по информации, жила криста вангер – квадраты её окон манили своей непроглядной темнотой, явно сигнализируя о том, что хозяйка отсутствует, но ты все равно беспокоилась и нервно огладывалась по сторонам, готовая к тому, что в любой момент по дороге поедет дорогая машина, выхватывая светом фар из темноты ваши худощавые силуэты.
не дрейфь, марика сказала, что её точно нет дома, — друг [другом, конечно, его можно было назвать с натяжкой] суетливо заталкивает в твою ладонь ключи, будто это какая-то гадкая змея, и ты сжимаешь пальцами ставший тёплым металл. рискованное мероприятие, учитывая, что, если что-то пойдет не так, вас загребут копы. тай, натянув на лицо капюшон, брызгает на камеру над входной дверью краской из баллончика, и вы юрко проникаете в подъезд, предпочитая воспользоваться не лифтом, а своими ногами и лестницей. внутри всё чисто, красиво, дорого_богато, тебя немного потряхивает от шока, не верится, что ты намереваешься влезть в очередное дерьмо, ведь даже толком не понятно, что именно вы собираетесь взять, и почему именно у этой женщины; рука крепче сжимает небольшие аккуратные ключи и сворачивать уже поздно, уже слишком далеко это всё зашло.

как зайдем, поделимся, я осмотрю коридор и кухню, а ты — спальную комнату и гостевую, или что там у неё будет, — а это он хитро придумал, останется поближе к выходу, чтобы чуть что — драпануть и все свалить на тебя, но ты как-то привыкла к тому, что полагаться особо не на кого, так что пообещала себе просто быть осторожной.
— удачи нам, — входная дверь выглядела так, как её и описала марика, подружка тая, поэтому на выдохе вставляешь ключ в замочную скважину и осторожно поворачиваешь влево два раза — тихо, почти бесшумно щелкает замок, и вы оказываетесь в тёмном коридоре. глазам нужно ещё какое-то время на то, чтобы привыкнуть.

кивнув друг другу, стараясь производить как можно меньше шума, расходитесь по комнатам, тайлер, как и говорил, двинулся в предположительную кухню, ты же пошла прямо в гостиную-студию, минуя арку. первое, что почувствовала явно — запах краски и сигарет, и замерла, не доходя до окна, осматриваясь и прикидывая, что же можно взять. срезать картины с подрамников? у тебя для этого был складной нож в кармане шорт. может быть, сначала осмотреть шкафы и попробовать найти там золото? думай, дженни, думай, у тебя не так уж много времени…

плавно ступая, ты пошла к кофейному столику, и тебе казалось, что в комнате есть ещё кто-то, но ты отмахнула от себя эти мысли. какой нормальный человек будет сидеть в комнате в темноте, пока его квартиру грабят? будь тут кто-то, он бы уже давно выбежал в коридор, громко крича и угрожая вызвать полицию.

[NIC]Jennifer Carter[/NIC]
[STA]я твоя не первая[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/D3B3GaI.png[/AVA]
[LZ1]ДЖЕННИФЕР КАРТЕР, 22 y.o.
profession: администратор в кабаре el gato montés
hermana: jess[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/s3fp6ya.gif[/SGN]

+1

3

Ночь всегда была твоим любимым временем суток. Временем, когда можно потеряться внутри себя и не думать о том, что кто-то помешает и выдернет наружу из мыслей или воспоминаний. Вообще-то сегодня ты должна была провести время совсем иначе: яхта, красивые девочки, одна из твоих постоянных любовниц, которую можно без стеснения и сомнений зажать в любом углу, а потом трахнуть там же, игнорируя тот факт, что вас кто-то легко может увидеть. На яхте должен был быть алкоголь, травка и, возможно, даже что-то потяжелее. Там должно было быть шаблонно-весело, громко и ярко, с блеском и размахом, искусственными улыбками и дружелюбными невесомыми поцелуями в щеку при встрече. Много художников, много артистов, певичек и режиссеров, да в общем всех тех, кто так или иначе причисляет себя к творческим людям.
Ты не пошла. В последний момент, уже на причале, отчего-то перехотела участвовать во всем этом цирке и маскараде, устав видеть натянутые улыбки и заводить полезные знакомства с расчетом на дальнейшие совместные проекты. Тебе надоело делать что-то вопреки своим желаниям, поддаваясь рациональному "надо", потому что это была не_ты  - для тебя нет ничего хуже, чем вдруг обнаружить себя той самой скучной взрослой, которая руководствуется только своими обязанностями и свалившейся ответственностью. Со временем к тебе пришло осознание, что даже наличие творческой профессии не может избавить от необходимости подстраиваться и подстраивать. Блять.
Лиззи была в гневе, когда ты сказала, что поедешь домой, а ей лучше остаться и как следует повеселиться. Ты не звала её с собой, да еще и оставляла без пары на текущую ночь, что, видимо, больно било по её самооценке. Можно было и понять, и войти в положение, но ты не захотела. Поцеловала на прощанье, шепнула на ухо, что в следующий раз вы обязательно как следует повеселитесь, и скрылась в наступившей темноте из виду. Откровенно говоря, ты вообще была не уверена в том, хочешь ли продолжать общаться с Лиззи - становилось слишком скучно, пресно и обычно.


В квартиру ты вошла тоже в полной темноте и даже не щелкнула светом в прихожей. На самом деле, в этом и не было никакой необходимости, настолько хорошо ты ориентировалась в пространстве, а потому могла себе позволить дойти до студии ни разу не споткнувшись и даже не подсветив дорогу телефоном.
Запах краски сразу ударил в ноздри, стоило тебе открыть дверь и скользнуть внутрь, к большому удобному креслу. Сесть, закинуть ногу на ногу, откинуться на мягкую спинку и закурить - на это ушли считанные секунды. А дальше время сбилось. Перестало существовать для тебя. В голове, подобно далекому раскату грома, раздался вкрадчивый голос, который ты ждала и при этом мечтала больше никогда не услышать:
- Это что, старость, Криста?
- Иди нахуй, пожалуйста, - сначала по привычке отвечаешь вслух, едва подавив раздосадованный стон, за которым прячутся твои истинные чувства - радость от того, что на самом деле она никуда не пропала. Навсегда с тобой. В твоей голове. Иногда она не приходит так долго, что ты начинаешь бояться, что каким-то образом умудрилась исцелиться и больше никогда её не услышишь - ты каждый раз ошибаешься. К счастью.
- Что за недостойное проведение субботней ночи? - голос в голове никак не унимается и ты ощущаешь, как губы невольно трогает кривая ухмылка, а сердце немного сжимается. Ты скучала.
- Если бы ты постаралась дожить хотя бы до тридцати, а не сдохнуть в двадцать семь, возможно, понимала бы меня лучше, - тебе не надо объяснять, что происходящее ненормально от и до. Ты сама об этом прекрасно знаешь. И тебе кристально на это похуй.


Погруженная в собственные мысли и внутренний диалог, который наконец-то прекращаешь вести вслух, ты не замечаешь, как щелкнул замок входной двери. Окурок давно потух в пепельнице, так что ничего не выдавало твоё присутствие в комнате в тот момент, когда пол около входа в неё скрипнул, заставляя тебя встрепенуться. Сама бы ты и не заметила, возможно, но подсознание в виде Джей подало сигнал - будь осторожна. И ты тут же вывалилась в реальность, вся превращаясь при этом в слух и замирая на месте - ни одного лишнего движения. Взгляд достаточно привык к темноте, когда не обращая на тебя абсолютно никакого внимания, в комнату опасливо вошла девушка - ты не могла видеть её лица, но зато сразу оценила изгибы фигуры и сразу же задалась вопросом: что ты тут делаешь, девочка?
Впрочем, вероятно это банальное ограбление не слишком удачливыми воришками, потому что ты здесь, дома. Сидишь и смотришь за тем, как девчонка оглядывает студию, а потом опасливо пятится в твою сторону, к кофейному столику. И она не выглядит опасной, поэтому ты решаешь действовать, впрочем, осознавая, что сейчас скорее всего напугаешь её до смерти.
Сжимаешь тонкие сильные пальцы на запястье незадачливой воришки. Крепко держишь и дёргаешь на себя так, что она едва ли может устоять на ногах - падает задницей к тебе на колени, заставляя глухо рассмеяться ей прямо на ухо. И смех твой в абсолютном мраке квартиры звучит опасно, резонируя с коротким вскриком девушки. Тебе хочется рассмеяться еще громче и рассказать Джей о том, что даже если ты не идешь к приключениям, они приходят к тебе домой. Сами. Но голос сестры уже пропал из головы, растворился и исчез. И это заставляет тебя сильнее стиснуть пальцами чужое тонкое запястья - наверняка останутся следы.
- Попалась, - смех звенит, но кажется мертвым, а потом ты за какие-то пару мгновений успокаиваешься и становишься серьезной,- что ты делаешь у меня дома?
Чьи-то громкие шаги, мат и хлопок входной двери рассказывают тебе о том, что девушка была тут не одна. Но сейчас это не важно. Хотя, конечно, надо бы встать и пойти закрыть дверь изнутри. Во избежание повторения нежелательных происшествий.
- Кажется, тебя тут бросили, милая.

Отредактировано Krista Wanger (2022-06-30 16:08:04)

+1

4

большая доля преступлений приходится на ночь — открываются чужие двери, кошельки и души, ночью с лиц срываются маски и люди проживают другие жизни, ночь опьяняет и развязывает руки. ограбления, изнасилования, драки с летальным исходом, гнилые измены — всё это почти всегда случается тогда, когда стрелка часов перешагивает «двенадцать», и золушка превращается в тыкву, и принц оказывается бастардом. происходит всё то, что обязательно разочарует близких и ранит их сердца, если вдруг ночь не сможет наглухо запечатать все секреты. ты не секунду прикрываешь глаза и позволяешь себе расслабиться, глядя в окно — там вдалеке у соседей кристы горит мягкий желтый свет, он дарит успокоение и напоминает тебе о твоем собственном доме: старом, сколоченном из досок отцом-алкоголиком, просевшим и гостеприимным для людей и непогоды, и хочется щелкнуть пальцем и оказаться не здесь, а в свой кровати, под одеялом, и чтобы тебе снова семь лет, а мир вокруг кажется похожим на доброе увлекательное приключение. но тебе не семь, твой папа не просыхает, мама совсем истощена и печальна, старший брат подсел на мет, у младшего неприятности в школе, сестра слишком наивна, чтобы думать, что, когда она закончит колледж, то поможет всем вам, вынося утки за бабулями, впавшими в маразм. тогда будет уже поздно, и только ты пытаешься выгрызть себе, всем вам, траншею в светлое будущее, возможно, слишком драматизируя… пытаться помочь тем, кто не нуждается в помощи — это как плыть против течения: чем больше сил ты прикладываешь, тем незаметнее результат. посмотри, джен, куда ты скатилась? одна, в незнакомой квартире, крадешься по комнате, сжимая связку ключей в правой руке и понятия не имеешь, что тебе надо, совсем уже обезумела в попытке заработать денег. может быть, ты просто адреналиновая наркоманка, которая не хочет себе в этом признаться, которой слишком скучно сидеть дома ровно на своей упругой заднице и ты оправдываешь свои нечистые помыслы помощью, которую никто не просит? нет, конечно же, это не так! ты умная, смелая и в белом пальто, а то, что на пальто прилипло немного говна и кокаина — это сущие пустяки, это не делает его не_белым, правда же?

очень скоро твои глаза привыкнут к темноте, и ты сгребешь в шоппер, скрученный в сумке на поясе всё, что посчитаешь ценным: практика показывает, что ценным могут быть украшения, часы, небольшая техника, брендовые аксессуары вроде солнечных очков. раз криста — художник, то можно попробовать выкрасть её картины, однако, получится ли их куда-то выгодно пристроить, если они ещё не презентованы? чёрт его знает. разделиться было плохо идеей, так как, прислушавшись, ты не понимаешь, что делает тайлер, не покинул ли он ещё квартиру, бросив тебя в одиночестве? а это вполне могло бы случиться, так как он никакой тебе не друг, настоящих друзей у тебя нет вообще, потому что люди с завидными стабильностью и упорством подрывают твоё доверие. ты не против с ними общаться, но стоит открыться — как тебе смачно плюют в душу, ну и зачем такие отношения? и, несмотря на такие вот приколы в твой адрес, ты их прощаешь второй, третий, десятый раз, выписывая билет на очередной шанс, но с каждым разом ведёшь себя всё более осторожно, почти как сейчас, когда ты делаешь несколько шагов назад, шарахаясь от мелькнувшей на полу тени, которая была игрой воображения.
— а-а-а-у! — пронзительно вскрикиваешь, задеваешь щиколоткой столик и летишь куда-то в темноту, страшно перепугавшись. не сразу понимаешь, что здесь, в темноте комнаты, в самом углу притаился человек, и от осознания этого глаза распахиваешь так широко, как только можешь, пытаясь разглядеть того, кто крепко вцепился в запястье. свободной рукой ощупываешь пространство перед собой, случайно проходясь по носу незнакомки и её груди, но быстро притихаешь, выдерживая ей зловещий, леденящий душу смех. в другой остановке ты бы покрутила пальцем у виска и обозвала психованной сукой, но сейчас этого лучше не делать. стиснув зубы, сидишь у неё на коленях, как будто так и надо. от кристы [это же она?] приятно пахнет дорогими духами, красками и обеспеченной жизнью, но ты всё равно хочешь поскорее освободиться и исчезнуть.
— похоже на то, — пальцами левой руки вцепляешься в обивку кресла так сильно, что, если бы у тебя были длинные ногти, ты бы растерзала покрытие, а так они лишь скользят и врезаются глубже. — этот сучий потрах ответит, пусти! — резко дергаешься, пытаясь встать, но криста не отпускает, бесит. — ты что, оглохла? — для тебя она — какая-то рисовашка без лица и возраста, может быть, припугнуть её ножом? различаешь в полумраке контур её губ, овал лица и какую-то дикую, пугающую улыбку — точно, ебнутая. а вот марийка знала о неадекватности персоны, к которой дала наводку вломиться в дом?
— я ничего не успела взять, так что кражи, считай, и не было, — смиренно оседаешь у неё на коленях, надеясь на то, что, если уступишь — она сдастся и отпустит руку. а ещё можно сделать глаза как у кот из шрека и попроситься домой, вдруг прокатит?

[NIC]Jennifer Carter[/NIC]
[STA]я твоя не первая[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/D3B3GaI.png[/AVA]
[LZ1]ДЖЕННИФЕР КАРТЕР, 22 y.o.
profession: администратор в кабаре el gato montés
hermana: jess[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/s3fp6ya.gif[/SGN]

+1

5

Как только входная дверь хлопнула, оставив вас в темноте квартиры один на один, твоё настроение моментально возросло на несколько пунктов. Предчувствие чего-то интересного, предвкушение чужих эмоций и, возможно, страхов - всё это заставляет чувствовать себя живой и настоящей, щекочет нервы адреналином.
Кажется, ты становишься почти такой же безумной, как Джей. По крайней мере, именно в этот момент отчего-то уверена, что понимаешь и покойную сестру, и её чувства и отношение к жизни. Прикрываешь на секунду глаза, чтобы насладиться моментом, настроиться на происходящее и осознать его реальность: не каждый день в твоей квартире оказывается незнакомая девушка, которая буквально сама идет в руки. Ну, не то чтобы брюнетка, сидящая у тебя на коленях, рассчитывала на что-то такое, но какая разница, если так сложились звезды?
Ты чувствуешь её неровное дыхание и нервозность. Буквально физически ощущаешь, как в чужой голове мечутся мысли и варианты, вероятные исходы события и способы их решения, и только силой воли заставляешь себя не рассмеяться снова. Шумно сглатываешь, облизываешь внезапно пересохшие губы и наслаждаешься ощущением того, как под твоими пальцами истерично бьется пульс на чужом запястье - девчонка пытается вырвать руку, ты сжимаешь её сильнее. И так несколько раз, чтобы дать понять - ей стоит остаться.
Ты хочешь, чтобы она осталась.
- Нет, - голос звучит глухо и уверенно. До крайности спокойно на контрасте с раздражением, сквозящим в словах брюнетки. И тебе даже объяснять лень, почему ей придется остаться и смириться с положением дел, потому просто тихо качаешь головой и ждешь, когда она успокоится наконец и осознает, что убраться отсюда просто так стало бы для неё слишком большим подарком судьбы. Ты итак собираешься пойти ей на некоторые уступки.
Прикосновение чужой задницы к твоим бедрам - приятное, теплое, даже мягкое. И пахнет от девушки каким-то шампунем и гелем для душа, тоже вполне приятно, по крайней мере, не вызывает дискомфорта и раздражения. Если податься вперед, ты сможешь уткнуться носом в темные волосы и вдохнуть аромат глубже, чтобы разобрать его на части. Но вместо этого ты кладешь вторую руку на бедро девушки и прижимаешь к себе крепче, без слов помечая территорию и давая намёк на намерения. Будь ты мужчиной, брюнетка бы уже почувствовала, что у тебя встал.
- Кражи, считай, не было, - спокойно соглашаешься и снова улыбаешься своей мертвой улыбкой, которая не касается глаз, - но вторжение в чужую частную собственность - было, - нарочито раздосадовано вздыхаешь и качаешь головой, показывая всё своё разочарование неудавшимися воришками, - а у меня дома камера в каждой комнате, девочка.
Она и правда по сравнению с тобой девочка - ты видишь это даже в мраке комнаты. Различаешь в её аромате, в её позе и движениях, считываешь в голосе. Ей лет двадцать, возможно немногим больше, но ты смело предполагаешь между вами разницу лет в десять и думаешь, что права. Узнаешь по факту, конечно же, если вы все-таки включите свет в комнате, но пока в этом нет никакой необходимости.
- Ты же не хочешь за это сесть или получить какой-то огромный штраф? - даже не стараешься её особо напугать, просто озвучиваешь очевидные блять факты, о которых никто из воришек ни то не подумал, ни то надеялся на невероятное везение. Но везение сегодня на твоей стороне, к сожалению для брюнетки, застывшей у тебя на коленях, - ты, наверное, не хочешь никаких советов, но я всё-таки озвучу: в следующий раз не бери на дело тех, кому не доверяешь, - рука скользит по бедру вниз, задевает край шорт и ты позволяешь себе короткими ногтями нежно царапнуть мягкую кожу под ними, - потому что помогать тебя вытаскивать из этого он не будет, а добычу, в случае успеха, пришлось бы делить на двоих, что не очень-то выгодно.
Хочется курить, но твои руки заняты девчонкой на твоих коленях и пока условия её пребывания здесь не озвучены, а последствия не выглядят кристально ясными, ты не можешь себе позволить перестать сжимать её запястье. При мысли, что под твоими пальцами на её нежной коже обязательно останется синяк, ты чувствуешь как где-то в груди зарождается почти восторг, смешанный с искрящимся возбуждением, стягивающим низ живота.
- Как тебя зовут, милая? - ты думаешь, что она замешкается или откажется говорить, но брюнетка сталкивает имя со своих губ и ты чуть ослабляешь хватку на её запястье, - у тебя красивое имя, Дженнифер. И фигура тоже красивая, - ты констатируешь факт и ждешь хоть какую-то реакцию перед тем, как продолжить говорить, - а еще ты у меня дома, а я тебя сюда не приглашала. Такая жалость, верно? - пожимаешь плечами, облизываешь губу и ухмыляешься, - но если ты сейчас, скажем, разденешься и останешься со мной до утра, - тебе не стыдно об этом говорить и голос у тебя не дрожит и не ломается, а звучит холодно и ровно, уверенно, - мы уничтожим с тобой запись вместе и никто никогда не узнает, что ты вломилась в чужую квартиру с намерением что-то оттуда украсть. Что скажешь?

+1

6

‘не смей ко мне прикасаться! не смей, не смей, не смей!’ — клокочет подсознание, пока ты тщетно пытаешься вырвать своё тонкое запястье из стальных оков кристы вангер. тебе претит сама мысль о том, что кто-то вдруг возомнил, что имеет над тобой власть, что может хватать вот так вот без спроса, дерзко и самодовольно, размазывая улыбку по своему безупречно_острому лицу. ты к такому не привыкла, потому что с детства лидер — это именно ты, тебя слушают, тебя уважают, с тобой считаются, но уж точно не тянут на колени, как какую-то пустую марионетку, с которой позволено делать всё, что заблагорассудится.

воздух между вами — колкое электричество, делаешь вдох и можешь поклясться в том, что чувствуешь покалывание на губах, на секунду замираешь и пытаешься собраться, напрягаешься в тонкую струну, готовую вот-вот лопнуть. что тебе от меня надо? она не вызовет копов, потому что если бы хотела сделать это, то давно бы уже набирала спасительный номер, и от неясности намерений становилось ещё страшнее и тревожнее. слова про камеру уязвляют, плотнее сжимаешь полоску губ и выдыхаешь шумно, почти обиженно, не размыкая их.
— тогда вызови полицию и покончим с этим, — криста сумасшедшая, ты понятия не имеешь, к чему готовиться и что от неё ожидать, и всё, что хочешь сейчас — встать с этих блядских, твёрдых колен. и чем сильнее растет твоё напряжение, тем крепче становится её хватка — смотри, тонкие изящные пальцы уже терзают край шортиков и сминают мягкие бедра. совершенно не понимаешь, к чему она клонит и что ей надо, если это не сон, то какая-то странная дурацкая игра, в правила которой тебя не посвятили. дженнифер, да что с тобой, очнись и дай ей уже отпор. она может и психованная сука, но такой же человек, как и ты сама, из плоти и крови, и не имеет права вести себя так нагло и беспринципно. говорить легко, думать, не открывая рта, ещё легче, свершать действия куда сложнее, особенно тогда, когда твое тело почти парализовало по какой-то непонятной причине — это шок, просто шок, дыши, милая, дыши.

а вангер ещё и советы смеет давать — какая самоуверенная, ей в голову не приходит, что и без ней ты как-нибудь научишься барахтаться в этой жизни, а? — спасибо за совет, конечно, но я без тебя как-нибудь разберусь, — последние слова произносишь дерзко, выплевывая ей их прямо в губы, вновь обретая уверенность в себе и способность сопротивляться. хочет поговорить? это ты можешь, ещё как можешь.
— дженнифер, дженнифер картер, — а это прям какой-то акт любезности с её стороны, — не совсем понимаю, зачем тебе моё имя, но скрывать мне нечего, и я тебя не боюсь. — когда криста хвалит твою фигуру, отрицать очевидное становится невозможным — она же подкатывает. нет, она не просто прощупывает почву, а считает, что уже получила тебя. да, к такому тебя жизнь не готовила…
— упс, вышло неловко, но можно попросить убрать руки или хотя бы не пихать их мне в шорты? ты же взрослая девочка и наверняка справишься с такой простой задачей, — за такую дерзость можно и в зубы получить, но постоять за себя ты умеешь и готова ко всему, даже к тому, что придётся применить физическую силу, чтобы вырваться из этой пленительной хватки. то, что звучит из уст кристы вангер дальше, заставляет тебя истерически смеяться, запрокинув голову и сдерживая слезы, которые выступили от всё того же шока. тебе к твоим двадцати двум много разной дичи говаривали, но никто не предлагал вот так нагло, ты бы даже подметила, что чересчур уж самоуверенно, переспать с ним.
— я скажу, что ты спятила. ты таблетки что ли забыла принять или че? посмотри на меня внимательно, — глаза уже привыкли к темноте, и вы можете довольно четко видеть очертания лиц друг друга. — я похожа на лесбиянку? на шлюху? на девушку, которая мечтает с тобой переспать? нет. давай, ты для начала отпустишь мою руку, я никуда не сбегу, идет? — поднимаешь свободную в знак примирения, ведь бежать и правда некуда, это бессмысленно, а вот договориться как-то иначе попробовать можно, вдруг она пошутила и не совсем конченная?
— а теперь ещё раз повтори, я, наверное, не поняла: ты хочешь, чтобы я осталась тут до утра и потрахалась с тобой? а если я не умею трахаться с бабами? или ты мне будешь противна? или я тебе не понравлюсь? что тогда? может, мы просто вызовем тебе проститутку, я знаю номерок, — о да, в кабарэ, где ты работаешь, полно смазливых девочек, разодетых в стразы, которые бы запросто согласились на подработку, ещё бы и подрались за право поехать к элитой художнице, чтобы облизать с ее сисек краску или что там она любит…

[NIC]Jennifer Carter[/NIC]
[STA]я твоя не первая[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/D3B3GaI.png[/AVA]
[LZ1]ДЖЕННИФЕР КАРТЕР, 22 y.o.
profession: администратор в кабаре el gato montés
hermana: jess[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/s3fp6ya.gif[/SGN]

+1

7

Она говорит, что не боится тебя.
Не боится.
Ты смеешься вместе с ней, только по разным причинам. Ты не можешь сдержаться и смех разливается по мраку комнаты сухой и ломкий, безжизненный. Еще чуть-чуть и у тебя на глазах слезы выступят, потому что Дженни, конечно, может тебя не бояться, но это совсем не говорит о том, что ты не можешь причинить ей боль. Ты можешь. И ты хочешь. Чем больше девчонка на твоих коленях артачится, тем больше ты этого хочешь. Увидеть, как наглость померкнет в глазах напротив, сменится страхом, затем пониманием и отчаянием в самом конце. Ты бы дорого отдала, за то чтобы такая сучка, как она, умоляла тебя остановиться, потому что ломать тех, кто не хочет сломаться, всегда интереснее.
Но у девчонки еще есть шанс. Потому что тебе нравится, как она подбирает слова. Нравится, какой у неё острый язычок и как она им пользуется, пытаясь поставить тебя на место, почувствовать иллюзию контроля над сложившейся ситуацией. Ты даже думаешь над тем, чтобы отдать ей этот самый контроль ради интереса, дать почувствовать, что она может всё и легко отделалась. Ну, скажем, ей повезло и карты судьбы легли на стол в правильном порядке, потому что в тебе на ряду с желанием прогнуть её есть что-то еще. Что-то, что позволяет ослабить хватку на тонком запястье вместо того, чтобы сжать его до боли и вскрика после того, как Дженни поддразнивает тебя на тему взрослой девочки, способной не пихать руки ей в шорты.
Ты настолько взрослая, что разрешение перед тем, как запихать руки кому-то под одежду тебе не очень-то и требуется. Мысленно прикидываешь, какая сумма денег могла бы заткнуть девчонке рот и убедить её забыть всё то, что между вами случится, если ты поддашься своим желаниям. Ты уверена - такая сумма существует, а иначе бы Дженнифер вообще не оказалась в твоей квартире с очевидным намерением украсть что-нибудь для дальнейшей продажи.
- А что, ты не мечтаешь со мной переспать? Какая жалость, - притворно-разочарованно вздыхаешь, почему-то чувствуя, что она бесит тебя куда меньше, чем интересует, - ну тогда ты мало чем отличаешься от тех, кто хочет переспать с моими деньгами, - понятия не имеешь зачем, но всё же отпускаешь её запястье и единственный контакт который остается между вами - её бедра на твоих. Ты хочешь большего, черт возьми. И хочешь взять это без спроса и без лишних разговоров, но Дженни, кажется, намерена решить ситуацию полюбовно, хоть и язвит едва ли не больше, чем дышит. Возможно, просто характер такой?
- Я не хочу проститутку, Дженни. Я хочу тебя, - говорить об этом просто, как будто ты капризный ребенок, который вознамерился любой ценой получить понравившуюся куклу. По сути, это недалеко от правды, - и мне совершенно всё равно, что ты не лесбиянка и никогда не предавалась фантазиям о том, чтобы переспать с девушкой, а уж тем более со мной. Напротив, так даже интереснее, - не озвучиваешь вслух, но на самом деле совершенно не против понаблюдать за тем, как девчонка переступает через себя, соглашаясь на правила игры, потому что в этом тоже есть своя прелесть. Ты видишь прелесть вообще во всех возможных эмоциях, потому что у тебя так чертовски мало своих.
- Ты хочешь разговаривать до тех пор, пока за окном не забрезжит рассвет, я правильно поняла? - чертовски хочется закурить, но девчонка на твоих коленях и ты не хочешь давать ей повод встать с них, потому что так приятнее и интересней, - мне кажется, можно провести время с большей пользой, и если ты не хочешь раздеваться сама, я могу тебе помочь, милая, - ты - сама вежливость не смотря на тему разговора и его вероятный исход. А еще телефон всё это время лежит рядом с тобой в кресле и дотянуться до него, чтобы позвонить копам или просто припугнуть этим девчонку секундное дело. И если Дженни вдруг думает, что ты не в себе, то она права, конечно же. Но кого это вообще волнует?
- Ты или раздеваешься, или я раздену тебя сама, - раздраженно вздыхаешь и тянешься к пуговице на её шортах, потому что в самом деле не намерена ждать до утра разрешения вашего небольшого конфликта, - ну же, кивни, что согласна и тебе больше не надо будет прибывать в нервном неведении, ситуация решится, последствий не будет, - с этими словами ты оставляешь девчонку в покое, но цепляешь пальцами телефон и набираешь 911, - и помни, ты сказала мне своё имя и у меня есть записи с камер. Тебя будет просто найти, даже если ты сейчас ринешься бежать, правда?
Палец буквально замирает над кнопкой вызова. Еще секунда и ты ткнешь в экран, начиная совершенно другую игру, обнуляя предложенные правила предыдущей.
- Неужели я так плохо выгляжу, что лучше провести ночь в участке, а потом получить как минимум огромный штраф и запись в деле, м? - ухмыляешься уголком губ, прекрасно зная, как ты выглядишь. И конечно ты давишь на Дженни, это понятно и тебе, и ей. Но вместе с тем понятно, что закон всё равно будет на твоей стороне. Для неё же всего один вызов может стать едва ли не фатальным.

+1

8


ты правда её не боишься. испытываешь некоторые опасения на счёт всего, что может случиться очень скоро от потенциального звонка в полицию до не совсем понятного и приятного [пока что] для тебя физического контакта, но её саму, невзирая на холодный, безжизненный взгляд и смех, который рассыпается льдинками по пространству комнаты — ничуть не боишься. голос разума со свойственным ему трезвым самообладанием шепчет о том, что она всего лишь женщина, и какие-то базовые ресурсы вроде силы у вас примерно равны. она могла бы сойти за более взрослую и умудрённую опытом, но ты пока что не поняла, возможно ли к ней хоть на йоту применить что-то, граничащее со спокойствием и адекватностью. она как огонь — красива [этого не отнять, хоть полумрак комнаты и не позволяет рассмотреть тебе девушку в деталях] и одновременно с этим причиняет боль, если подойти слишком близко. импульсивна, хочет, чтобы последнее слово обязательно оставалось за ней. эстетически безумная. только вот беда в том, что ты всегда росла пусть в неблагополучной, но довольно таки типичной американской семье, где в тебе не дрессировали принятие, понимание и оправдание безумия, наоборот, всегда внушали, что в любой ситуации важно сохранять лицо и вести себя достойно, оставаться человеком. вот и сейчас ты изо всех сил старалась выглядеть невозмутимой и бесстрашной, при этом не опускаясь до угроз и грубых провокаций. знаете, как говорят — не можешь изменить ситуацию, измени отношение к ней — ищи плюсы. и ты их искала: во-первых, она не вызвала копов, а начала диалог и предложила альтернативные поиски решения проблемы, во-вторых, то, что она требовала по большому счёту не противоречило твоим рамкам морали, в-третьих, ты периодически засматривалась на симпатичных девчонок и имела что-то на подобие влюбленности в оливию коулман, но дальше похотливых взглядов это никогда не заходило, а тут лакомый кусочек сам просится к тебе в руки, нет, он настоятельно требует, чтобы ты его надкусила или облизала… это уже как пойдет. так стоит ли так артачиться и набивать себе цену? обо всём этом ты думаешь плавно, стараясь не терять контроль над собой и не перескакивать с мысль на мысль. колени кристы, которые сначала казались деревянными досками, теперь обрели мягкие, возбуждающие очертания.

— я же уже сказала, — поворачиваешься и смотришь ей прямо в глаза, проводя указательным пальцем от мочки уха вниз по шее, шажок за шажком достигая ключицы. — что не мечтаю. это досадно, — и тут звучит фраза про деньги, которая что-то резко собирает и вытягивает в струну в твоём подсознании. да, у кристы есть деньги, много денег, и сейчас она предлагает не просто отпустить тебя, уничтожив записи, но и заплатить, заплатить за секс. почему-то это звучит не так уж грязно, как ты думала. уютная чистая квартира, не мрачная, но какая-то холодная, и вангер — да, она имеет мало общего с девушкой из твоих ночных фантазий, которым ты предаешься на кровати, когда остаёшься в комнате одна или когда запираешься в ванной, включая воду на полную мощь, но здесь и сейчас судьба преподносит тебе именно кристу, и ты решаешь принять этот расклад, но озвучивать решение не торопишься. тебе нравится, как играючи саркастично она выдыхает колкости тебе в губы, будто бы всю жизнь только и делала, что язвила окружающим. самый настоящий энергетический вампир с неуравновешенным биополем, ха.
— я обойдусь тебе дороже, чем любая проститутка. потому что, как я уже говорила, я не дамочка лёгкого поведения, — криста на грани своего терпения, тебе интересно, когда воздух вокруг вас не просто опасно нагреется, а кого начнут появляться пузырьки, говорящие о том, что температура поднялась до точки кипения.

— мне нравится разговаривать, я хочу понять, почему ты такая… — слово «ебнутая» прозвучало бы слишком грубо, — странная. влезая в дом местной селебы я меньше всего рассчитывала бы напороться там на сексуальную маньячку, — с губ слетает нервный смешок, и ты только сейчас замечаешь, то она отпустила твоё запястье, а ведь её властные прикосновение к коже стали уже чем-то привычным, как если у тебя постоянно болит спина, ты просто привыкаешь жить с дискомфортом и не обращать на него внимания. приподнимаешь руку и трешь место захвата прямо перед лицом в кристы:
— наверняка останутся синяки. мне не нравится, когда меня хватают. — ей, может быть, тоже что-то не нравится, но ты окончательно принимаешь правила игры и входишь в роль строптивой язвы, которая в обычной жизни тебе не свойственна — ты прямолинейная, как танк, своя в доску и совершенно некокетливая, но выживание и не такое заставит сделать.
— я ещё не сказала «да», а ты уже торопишься меня раздеть, ай, — поведение загнанной в угол овечки тоже не про тебя, поэтому, когда тонкие пальцы художницы пока ещё не очень настойчиво, но вполне конкретно тянутся к твоим шортам, резко встаёшь с её колен и, откидывая волосы за плечи, смотришь в темные впадины её глаз. стоит тебе проявить несогласие с намерениями кристы, как она тут же спокойно берёт сматрфон и нажимает три цифры.

— ладно, стой, — подаешься вперёд, теперь уже сама перехватывая её запястье. одно неловкое движение, чей-то палец соскользнет, мазнёт по дисплею и случится никому не нужный вызов. ты тоже играла с кристой, и теперь тебе было интересно, кто же кого переиграет. у тебя были свои условия, свои желания, свои правила. — будет по-твоему, я согласна, но я хочу знать, сколько ты мне заплатишь, ты же мне заплатишь? не буду жаловаться на жизнь и говорить, что я по уши в дерьме, кто сейчас не в нём, но определённая сумма мне бы не помешала. согласись, тебе самой будет невкусно от осознания того, что ты переспала с какой-то дешёвкой. чем дороже товар, тем он качественнее и эксклюзивнее, у меня правда не было опыта с девушками, там что ты меня частично лишишь девственности. и плесни уже мне чего-то по крепче, ради всего святого, — почувствовав внутреннее успокоение от наметившейся ясности, ты расслабленно присела на подлокотник кресла, пытаясь без стеснения рассмотреть черты лица кристы вангер.

[NIC]Jennifer Carter[/NIC]
[STA]я твоя не первая[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/D3B3GaI.png[/AVA]
[LZ1]ДЖЕННИФЕР КАРТЕР, 22 y.o.
profession: администратор в кабаре el gato montés
hermana: jess[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/s3fp6ya.gif[/SGN]

+1

9

Девчонка хочет понять.
И это снова вызывает у тебя лишь желание улыбнуться и пожать плечами. Не думает же она, в самом деле, что ты пустишься в пространные объяснения, почему это могло случиться. На твой личный взгляд, конечно же, потому что идти к психиатру это купить себе билет в один конец да психиатрической клиники. Ты не собираешься. И никакие уговоры никогда не убедят тебя в необходимости лечения, потому что ты видела своими глазами, какой оттуда вышла Джей. И ты слышала её истории. Возможно, слишком впечатлилась ими, ведь тогда тебе было всего восемнадцать, но в любом случае выводы для себя ты сделала. Не утешительные.
- Сучка назвала тебя странной маньячкой. Не хочешь с этим что-то сделать? - голос сестры возвращается где-то на периферии сознания. Как будто только её не хватало во всей этой ситуации. Как будто бы она точно знает, когда надо появиться и дать о себе знать, чтобы напомнить, кто ты есть на самом деле и как тебе стоит себя вести. Но ты мысленно отмахиваешься от зудящих фраз, что пытаются настойчиво забрать часть внимания на себя.
Не сейчас.
Сейчас есть только девчонка у тебя на коленях, легкая и гибкая. Красивая, стройная и даже не сильно раздражает, не смотря на то, что посоветовала тебе принять таблетки и несколько раз усомнилась в твоей адекватности. Ты можешь её понять, потому что сама регулярно делаешь то же самое.
- А мне понравилось тебя держать, - не то передразниваешь, не то просто констатируешь факт. Твоё желание против её не_желания, - Но если ты задержишься подольше, - ненавязчиво напоминаешь о своем предложении, в сторону которого, как можно заметить, Дженни начинает склоняться, не то заинтригованная в том, что из ситуации можно извлечь, не то напуганная возможными последствиями. Впрочем, если честно, испуганной девчонка правда не выглядит и тебе остается с этим только смириться, - то я обязательно узнаю, что тебе нравится, а что не очень. Буду ориентироваться по стонам, например.
Тебе привычно говорить о чем-то пошлом или флиртовать. То, что вызвало бы лихорадочный румянец на щеках кого-то другого, у тебя не вызывает никаких эмоций. Ну разве что кроме того, что тебе просто нравится так себя вести. Нравится сталкивать неоднозначные или похабные фразы с кончика языка и смотреть, какое они производят действие: смущают, распаляют, возбуждают, интригуют или раздражают. Это всегда целое приключение, в которое не терпится пуститься.

Когда Дженни вскакивает с твоих колен, становится слишком легко. Ощущение того, что ты что-то потеряла нервирует. Тебе хочется вернуть строптивую девчонку на место. Посадить её обратно на свои колени, обхватить руками и прижать ближе к себе. Плотно. Телом к телу. Желательно перед этим снять с неё всё то, что на ней вообще есть. Тебе хочется вдохнуть воздух около её волос, запустить в темные локоны пальцы, дернуть за них и жестко впиться поцелуем в губы. И все эти её фокусы с набиванием себе цены тебя только раззадоривают. Ты, конечно же, могла бы купить себе шлюху и это было бы действительно гораздо дешевле. Ты не сказала Дженни, но на самом деле просто не видишь в этом смысла, потому что шлюхи смотрят заискивающе и выполняют всё по первому приказу. Они слишком послушные с самого начала. Не артачатся, не выпускают коготки, не шипят и не сверкают глазами. У них взгляд почти такой же мертвый, как у тебя самой. Нет, чушь. Их взгляд ещё более мертвый. И тебе это не нравится. Тебе нужны эмоции, нужна отдача, а в договорном акте купли-продажи нет никаких эмоций, только сделка и смирение - надоедает быстро до тошноты.
Чужие тонкие пальцы перехватывают твоё запястье, удерживая от звонка, от попытки совершить непоправимое. Ты расслабляешь пальцы второй руки и позволяешь телефону выскользнуть из них, упасть прямо куда-то к твоим ногам с громким хлопком, как бы говоря: "я вся внимание". Всё равно, если телефон вдруг не очень хорошо переживет падение, а по экрану паутинкой разойдутся трещины. Это не имеет никакого значения в тот момент, когда Дженнифер буквально предлагает её купить, предлагая тебе самостоятельно назначить цену. Ты склоняешь голову на бок и прикидываешь, сколько будет достаточно, чтобы она считала себя дорогой игрушкой, а не какой-нибудь дешевкой.
- Три тысячи, - озвучив сумму, ради которой кто-то работает целый месяц, ты подымаешься с кресла и выходишь из комнаты, чтобы пройти на кухню за алкоголем. Оборачиваясь около двери ты жестом предлагаешь замершей на подлокотнике Дженнифер пройти за тобой.
Желание дамы - закон, раз уж вы больше не играете в изнасилование. По крайней мере пока. Ты достаешь из шкафчика бутылку виски и, обернувшись, спрашиваешь:
- Просто со льдом или с колой? - два низких стакана из толстого стекла опускаются на столешницу рядом с бутылкой, пока ты продолжаешь диалог так, словно ситуация между вам вполне обычная, не выходящая за границы понимания и норм, - у тебя сегодня опыт кражи тоже первый? Или мы пьем исключительно за твой первый раз с девушкой? - с этими словами ты подходишь ближе к брюнетке и передаешь ей стакан с алкоголем, которым она может запить стресс и унять тревогу, наверняка за последние час или два нервы расшалились.
- В любом случае, за знакомство, - на этот раз ты смеешься мягко и смех твой серебрится во мраке кухни пока не разбивается о звон стаканов, когда они соприкасаются стеклянными боками. Ты делаешь крупный глоток и алкоголь обжигает горло, прокатывается по нему подобно лаве и падает в пустой желудок, разливаясь теплом - тебе нравится это ощущение вопреки осознанию, что ты буквально убиваешь себя всем этим. По факту ты только и делаешь, что занимаешься саморазрушением.
- Теперь тебе лучше? - сокращаешь расстояние плавно, чтобы положить свободную от стакана руку Дженни на талию и притянуть её к себе ближе. Податься вперед, коснуться влажными от алкоголя губами губ напротив - на всё это уходит всего пару мгновений в которые время буквально замирает.

+1

10

ты не знаешь, чего ожидать от этого вечера, от ночи, которая наступит следом, пока что всё выглядит игриво и безопасно, вы просто обмениваетесь колкостями и играет в игру «кто кого переехидничает», но скоро понадобится переходить от слов к действиям, и вот тут всё может сложиться самым непредсказуемым образом; где-то в глубине души закралась тревога, она мурашками прошлась по рукам, напоминая о себе, нашёптывая: «эй, ты понятия не имеешь, с кем связываешься, деньги того не стоят». деньги, может, и не стоят, а вот свобода очень даже: стоит передумать и пойти на попятную, как криста без колебания снова возьмётся за телефон, чтобы вызвать копов, и что-то подсказывает, что она их таки вызовет. расскажет, как ты вторглась в её дом ночью, пыталась украсть что-нибудь, но что? что она наплетёт, если ты сама понятия не имела, зачем вломилась на чужую территорию. тебе светит пара суток в изоляторе, штраф, общественные работы, выговор — ничего приятного, и даже сутки в полицейском участке покажутся тебе адом в сравнении с тем, что может предложить вангер — деньги, секс, возможно, нескучную беседу. пока вы всрато флиртовали, ты, как точно отлаженная счётная машинка, продолжала перебирать в голове всевозможные вариации, так тщательно, что иногда забывала язвить в ответ, и окончательно убедилась в правильности выбора — остаться здесь и сейчас с кристой, принять её правила игры и её бабки.

— три тысячи? — ты охуела знатно, никто никогда не предложил бы тебе за перепихон такие деньги. в кабарэ подвыпившие мужчины иногда пытались тебя купить, называли суммы до пятисот долларов, но не больше, да и то, по жадному блеску их глаз ты понимала, что платить озвученную сумму они не собирались. в горле пересохло от столь щедрого предложения, и пить захотелось ещё сильнее. не долго думая, отправляешься за девушкой, надеясь на то, что она выполнит твою просьбу об алкоголе, иначе зачем бы она вышла из комнаты?
— хорошо, мне нравится предложение, но деньги вперед, — однажды они с сестрой смотрели сериал «тайный дневник лондонской девушки по вызову», точнее, смотрела его джесс, но не суть, так вот в нём главная героиня всегда брала оплату перед оказанием услуги, а ещё сообщала подруге о том, с кем она и где, на случай, если клиент выйдет за рамки дозволенного.
— с колой, спасибо, — ты ещё не дожила до того, чтобы пить чистый виски со льдом, хотелось бы сохранить ясность сознания, просто добавить в своё настроение щепоточку веселья и непринужденности. — оп-пыт кражи вообще-то не первый, — первый слог запнулся на кончике языка, тебе вдруг стало стыдно за то, что ты облажалась, пошла на дело с каким-то ноу неймом, о котором толком ничего и не знаешь, сделала это на спор и проявила неосмотрительность — серьезные люди так не работают. ладно, ты не думала, что вам удастся попасть в этот дом, и в тайне надеялась, что компаньон зассыт и свалит, как только вы ступите на придомовую территорию, освещенную тусклыми фонарями.
— за знакомство, криста, — ухмыляешься и совсем не интеллигентно запрокидываешь стакан, залпом опустошая его наполовину. кубики льда глухо ударяются о стекло, перемешиваясь с холодным, пугающим смехом вангер.
— мне замечательно, — алкоголь молниеносно разливается по телу, и вот уже вся ты излучаешь тепло, блаженная улыбка растекается от уха до уха, и чужая рука на твоей талии не раздражает — вряд ли это заслуга виски, скорее вынужденное смирение. как там говорят? «расслабься и получай удовольствие» — этим ты и планировала заниматься, а дальше будь что будет. её губы прижимаются к твоим, и ты не сопротивляешься, проникая влажным языком кристе в рот; отставляешь стакан на столик, чтобы освободить руки и позволить им познать пока что незнакомое, но манящее тело. криста худая, от её кожи веет прохладой, и та приятно остужает кончики пальцев. обхватываешь женщину за шею, не думая ни о чём, ни о своих_кристиных ожиданиях, ни о том, что именно надо будет делать, пусть руководит, ведь именно это она, кажется, любит делать, а ты любишь деньги, любишь их так сильно, что одному богу известно, как низко можешь пасть во имя шелестя светло-зелёных бумажек или впечатляющей суммы на дисплее телефона, когда открываешь своё приложение онлайн-банка.
деньги могут купить тебе красивую жизнь, в которой будут отели, рестораны, джакузи, золото и билеты на край мира, и когда у тебя будут деньги, тебе не придется никому прислуживать, но это будет потом, а пока предстоит пройти нелёгкий путь по их получению. 

[NIC]Jennifer Carter[/NIC]
[STA]я твоя не первая[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/D3B3GaI.png[/AVA]
[LZ1]ДЖЕННИФЕР КАРТЕР, 22 y.o.
profession: администратор в кабаре el gato montés
hermana: jess[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/s3fp6ya.gif[/SGN]

+2

11

Три тысячи за случайный перепихон это много. Это много вообще за любой перепихон, если только ноги перед тобой раздвигает не сама Мерлин Монро или Королева Англии. Но Мерлин Монро мертва, а Королева Англии чертовски стара и не продаётся, поэтому ты соришь деньгами там, где считаешь нужным. Просто потому что можешь. Просто потому, что тебе чертовски нравится, как округлились в удивлении глаза напротив, чего не смог скрыть даже полумрак. Дженни симпатичная и она получит три тысячи за одну ночь просто потому, что была достаточно смелой для того, чтобы согласиться на эту авантюру - иногда куда безопаснее осознавать, что у тебя есть цена, чем в итоге оказаться изнасилованной бесплатно.
Губы Дженни мягкие и податливые, а её язык в твоём рту - ловкий и гладкий. Тебе нравится ваш поцелуй настолько, что плотнее прижимаешь девушку к себе, нажимая ладонью на её поясницу. Расстояние между вами минимальное и вы обе синхронно, но совершенно не сговариваясь, отставляете бокал, чтобы случайно не расплескать виски-колу, которую ты так заботливо только что смешала в правильных пропорциях и сдобрила льдом.
Пропускаешь сквозь пальцы шелковистые пряди чужих темных волос. Непривычно и приятно. С секунду борешься с желанием сжать волосы на затылке Дженни в кулак, а потом позволяешь себе это сделать, вместе с тем впиваясь поцелуем в губы заново, страстно и почти жестко, но на краю сознания не упуская из виду мысль - ты ещё не заплатила и девчонка не расслабится, пока не получит обещанных ей денег. Именно это заставляет тебя отстраниться, облизнуть губы влажным кончиком языка и криво, но на этот раз довольно дружелюбно, улыбнуться на одну сторону.
- Я помню, что деньги вперед, - с этими словами ты подхватываешь со столешницы еще почти полный стакан, а второй рукой берешь девушку за руку и ведешь за собой в спальню. Её ладонь - мягкая и теплая. Да и сама Дженни больше не упирается, а становится почти податливой. Интересно, станет ли она мягкой и текучей под тобой? Будет ли ластится и вскидывать бедра от желания, или желание придётся имитировать? Ты не знаешь, но истина станет кристально ясной в ближайшее время - от этого алые розы распускаются у тебя в районе сердце, заставляя его заинтересованно сбиться с ритма. Пожалуй, неловкая ошибка девушки, грозящая обернуться для неё полным провалом, для самой тебя стала лучшим подарком судьбы за последнее время.
- Пойдешь в душ? - садишься на край расправленной кровати, сжимая пальцами низкий стеклянный стакан с толстыми стенками, и киваешь головой в сторону прикрытой двери, - чистые полотенца в ящике под раковиной. Возьми любое, - а три тысячи долларов в книге в прикроватной тумбочке играют роль закладки. Вообще-то ты не особо любишь наличку и пользуешься ей тоже не слишком часто, но вот сейчас как никогда лучше понимаешь, что иногда она очень нужна. Да, ты могла бы сделать банковский перевод, но тогда вам придется обменяться номерами телефонов, а ты совсем не уверена в этом своем желании и в желании Дженни тоже, потому наличка кажется хорошим вариантом, не имеющим минусов и подводных камней.
Выдвинув ящик, легким движением руки достаешь из него томик Лолиты. Коллекционное издание. Обложка из белой кожи. Тисненные золотые буквы. Возможно сейчас книга стоит уже больше, чем три тысячи долларов, которые нашли в ней своё пристанище. Ты не знаешь, но по корешку тома пальцы пробегают с трепетом перед тем, как раскрыть книгу и дотронуться до денег.
- Держи, - ты протягиваешь купюры и они приятно хрустят в пальцах. Расставаться с ними не жалко, ты заработаешь еще. И еще. И еще. А если вдруг случится что-то, что заставит тебя бросить татуировки, то у тебя всегда есть картины. Если что-то случится с твоей способностью рисовать, то помимо картин у тебя активы и обеспеченные приемные родители. Кстати, ты понятия не имеешь, когда говорила с матерью в последний раз и от этого даже чувствуешь легкий укол совести, мысленно ставишь себе галочку позвонить Кэтрин завтра днем, когда выспишься и приведешь себя в порядок.
Деньги у Дженни, а сама Дженни в ванной. Слышишь, как она включает воду, и от чего-то искренне улыбаешься пока тебя никто не видит. Сейчас твоя улыбка не несет в себе никакого тайного смысла, потому что никому не предназначена и нет никакого смысла держать лицо. Пальцы тянутся к пачке сигарет, потому что сидеть и просто ждать - мучительно. Даже если ждать придется не так уж долго. С другой стороны, возможно девушке нужно время, чтобы собраться с силами перед тем как броситься в омут. Ты не знаешь. И потому зажимаешь между губами вишневую BlackStone, прикуриваешь и падаешь спиной на смятые простыни. Взгляд в потолок.
Ты снова не знаешь, какого хрена делаешь. Но поддаваться самоанализу сейчас, когда от симпатичной девушки с прекрасной фигурой тебя отделяет всего одна дверь - преступление, потому ты просто затягиваешься и выпускаешь вишневый дым в пространство комнаты. Он парит над тобой маленьким сизым облачком, а когда растворяется, затягиваешься снова. И снова. До тех пор, пока громкий щелчок в тишине пространства не сообщает о том, что Дженни закончила и вышла из ванной комнаты.

Отредактировано Krista Wanger (2022-12-26 14:42:01)

+1

12

В твоей жизни случалось так много всякого странного дерьма /а сколько ещё случится/, что ты уже ничему не удивляешься и тупо плывёшь по течению, стараясь наслаждаться там, где это возможно. Криста предлагает тебе три тысячи за перепихон – ты соглашаешься, потому что второго шанса может не быть. Понятия не имеешь, что надо будет делать и какого это – секс с женщиной, но неизвестно не пугает, а будоражит сознание, так что адреналин и опыт будут приятным бонусом к сумме, которая поступит на твою карту очень скоро.
Уверенно и смело исследуешь языком её рот – тебе влажно, вкусно и очень приятно. Пожалуй, мало чем отличается от поцелуя с парнем, разве что губы Кристы более мягкие и гладкие, и вас окутывает шлейф её дорого парфюма, опьяняя похлеще высокоградусного алкоголя. Довольной кошкой ведёшь носом по её щеке, вбирая в себя этот аромат. Возбуждающе. Интригующе. Восхитительно. Ты готова полностью отдаться этому совершенно безумному приключению. На самом деле довольно быстро получается расслабиться и начать получать удовольствие, забыв о том, что это «секс за деньги». Любопытненько, может быть, из тебя такими темпами получилась бы первоклассная шлюха для девочек? Женское тело такое изящное, хрупкое и податливое. Едва ли это можно было отнести к Кристе, движения которой угловатые и порывистые, но все же – она женщина. От неё пахнет женщиной, у неё женский приглушенный голос и женские тонкие длинные пальцы. Тебя заводит, как уверенно они забираются в длинные волосы, что так быстро оказались распущенными и властно сминают ткань майки.

Вы оказываетесь в спальне, где темно, но глаза уже привыкли к полумраку, так что тебе без труда удаётся оценить мрачный лаконичный стиль обстановки, всё так же со вкусом, как и в первой комнате /гостиная то была или мастерская?/. – Пойду, – грациозно вскидываешь голову, убирая волосы за плечи и, привалившись к стене, допиваешь виски-колу в своём стакане – залпом, – и даже почти не морщишься при этом. Голова становится лёгкой и свободной от тягостных мыслей, а тело податливым и раскрепощённым. Не хотелось бы под струями воды растерять подступивший алкогольный дурман, но сходить в душ всё же стоит, потому что вам обеим будет приятнее вдыхать аромат чистоты, а не повседневной городской пыли. – Окей, – облизываешь губы и, бросив последний пристальный взгляд на женщину, ожидающую на кровати, скрываешься за дверью в ванной комнате. Оставшись наедине с собой, не теряешь игривого настроения, что странно, скидывая на пол одежду и забираясь под включенный душ. Теплая струя воды приятно разогревает кожу, оставляя на ней красные следы. Волосы, собранные в пучок резинкой с запястья, стараешься не мочить, они длинные, почти до пояса, и сушить их придётся долго, а ожидание сейчас будет не в тему. Находишь какой-то гель без приторно сладкого запаха, выдавливаешь каплю на ладонь… Всё ещё не верится в то, что ты в чужом доме, в чужом душе и собираешься переспать с незнакомым человеком за, мать вашу, три тысячи. Слишком лёгкие деньги. Пока не увидишь их на счету или не возьмёшь в руки, ни за что не поверишь. Но сейчас ты была одинока, и как ни крути, сама изголодалась по вниманию и занятиям любовью, пусть и таким нетрадиционным для тебя образом. Кому ты врёшь, ты же всегда хотела попробовать это, взять хотя бы твою близкую подругу Коулман, как долго ты засматривалась на её изгибы и даже ревновала, когда та устроилась стриптизёршей в клуб к Драко. Не раз фантазировала, как снимаешь с неё одежду… Так вот, шанс сам упал к тебе в руки, пробуй и наслаждайся!

Когда выходишь из ванной, обёрнутая в чистое махровое полотенце, то первым делом берешь с тумбочки деньги – до похода в душ ты почему-то не стала этого делать, то ли была слишком пьяна, то ли что… А сейчас взяла в пальцы новые хрустящие купюры и поднесла к лицу, втягивая ноздрями их запах – говорят, что деньги не пахнут – это враки, пахнут и теперь ты знаешь как: страстью и острым желанием получить на свою задницу очередное приключение.
– Ну что, начнём, – бросаешь деньги обратно на тумбу, полагая, что они не убегут, и Криста не примется их отнимать. Сначала садишься на кровать около неё, а затем откидываешься на спишу, лукаво улыбаясь своей… новой знакомой. Кожа приятно пахнет свежестью, и кое где на ней мерцают капли воды. – Что мне нужно делать? Знаешь, я на самом деле давно мечтала… О чём-то таком. – Так что она могла бы изнасиловать тебя бесплатно, и обе бы остались в плюсе, но с деньгами как-то надежнее выходит. Сгибаешь ноги, притягивая к себе Вангер за воротник чего там на ней надето, рубашки?

Виски всё ещё радостно путешествует по венам, тебе хочется продолжать лететь в пьяную кому, и ты смеешь надеяться на то, что близость опьянит тебя не хуже алкоголя, мажа губами по подбородку партнёрши.

[NIC]Jennifer Carter[/NIC]
[STA]я твоя не первая[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/D3B3GaI.png[/AVA]
[LZ1]ДЖЕННИФЕР КАРТЕР, 22 y.o.
profession: администратор в кабаре el gato montés
hermana: jess[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/s3fp6ya.gif[/SGN]

Отредактировано Andrew Bates (2023-01-01 17:06:16)

+2

13

Точным движением тушишь окурок в стеклянной пепельнице - на секунду ощущение такое будто пальцами ломаешь чьи-то кости, а не сминаешь истлевшую больше чем на половину сигарету. В комнате пахнет табаком и вишней. Ты понятия не имеешь, что об этом думает Дженни, но какая разница? Полностью переключаешь на неё внимание, когда девушка проходит к кровати в одном только банном полотенце - потяни за угол и оно упадет к стройным ногам без всякого сопротивления. Склонив голову на бок, ты смотришь за тем, как Дженни сжимает пальцами деньги, подносит их к лицу и втягивает запах.
Деньги пахнут. Властью. Удовольствием. Надежностью. Вы не говорите об этом вслух ни слова, но ты уверена, думаете вы примерно об одном и том же. И это заставляет тебя мягко и довольно рассмеяться. Девчонка рядом с тобой не выглядит ни обиженной, ни взволнованной, а посему выходит, что она абсолютно не чувствует себя плохо от того, что вот так вот просто продалась тебе. Прислушавшись к себе, с удивлением отмечаешь, что тебе нравится. Нравится, что в девушке рядом с тобой на этот раз нет никакого надрыва, особенного притворства, попыток сыграть роль и превзойти саму себя. Сделка выходит максимально честной и кристальной. Больше никто не пытается бежать.
Разве что от самих себя.
- Всё будет хорошо. Доверься чувствам. И мне, - не смотря на все пороки, нездоровые мысли и девиантное поведение у тебя есть принцип - всегда держать слово. И если ты дала понять Дженифер, что теперь она тут в безопасности, сделка заключена и вступила в силу, то значит так и есть. Протянув руку ты касаешься её волос, проводишь по ним кончиками пальцев, а затем тянешь за резинку - темные волосы шелком распадаются по хрупким плечам Дженни, по белой простыни под вами. Не секунды не медлишь перед тем, как скользнуть в мягкие волосы пальцами и притянуть к себе Дженни для поцелуя. Кончиком языка влажно проводишь по трепетно приоткрытым губам, соскальзываешь в рот и целуешь, нависая над хрупким телом. Чужие пальцы сжимают ворот твоей рубашки и это приятно, потому что расстояние между вами сокращено до минимума, мешает разве что одежда.
Девушка под тобой не выглядит напряженной не смотря на начало вашего знакомства и отсутствие опыта. Прокладываешь губами дорожку из влажных мажущих поцелуев от уголка её губ вниз, по шее. Скользишь языком по венке, что так притягательно бьется и манит. На этом месте ты хочешь оставить свою метку и припадаешь губами, втягивая в рот кожу - Дженифер не сопротивляется, соскальзывает руками на твои плечи, цепляется за них. Ты хочешь услышать стон, срывающийся с покрасневших девичьих губ, и приложишь все усилия, чтобы это случилось.
Скользишь рукой между вашими телами, чтобы дернуть за край полотенца и отбросить его в сторону, как что-то совершенно ненужное. В комнате темно, но вы так давно находитесь в этой темноте, что ты безошибочно видишь плавные изгибы тела в объявшем вас мраке. Ведешь по мягкой коже кончиками пальцев, а затем понимаешь, что не можешь сдержаться и всей ладонью оглаживаешь грудь, изгиб талии, бедра. Зубами осторожно цепляешь нежную кожу шеи, чтобы через мгновение вернутся к губам и шепнуть в них:
- Снимешь с меня одежду? Хочу чувствовать тебя, - кожа к коже это всегда приятно. Если быть откровенной, то ты понятия не имеешь, с чем сравнить эти ощущения и как их назвать, но они добавляют близости даже если вы едва знакомы.
В комнате тепло, но когда ты влажным языком проводишь по горошине соска Дженифер, она всё равно покрывается мурашками, чем вызывает улыбку. Настоящую. Не мертвую. И не ту, об которую можно порезаться. Такой тебя можно увидеть редко, потому что ты вообще редко чувствуешь себя живой, гораздо чаще ощущаешь как в груди, на месте где бьется сердце, всё посыпано пеплом и затянуто едким дымом. Обычно оно даже не болит, словно атрофировалось за ненадобностью. А сейчас отчего-то живо толкается в ребра, заставляя повторить действие - и ты сдаешься и мажешь языком по второму соску. Дыхание у Дженни сбивается, а ты едва не урчишь от удовольствия от приятного осознания - горячий узел возбуждения закручивается внизу живота, буквально заставляя зацепить зубами сосок [не больно, но чувствительно] перед тем, как позволить девчонке снять с тебя рубашку.
На эту ночь ты бы хотела заменить ей весь мир.
И чтобы она заменила собой твой - тоже.
Хрипло и тихо смеешься, выпутываясь из рукавов мешающей сейчас рубашки. Откидываешь её в сторону, пытаясь попасть в кресло, но совершенно не расстраиваешься, когда та падает на пол. Наплевать. Какая вообще разница, когда можно очертить подушечкой пальца чужие приоткрытые губы и заглянуть в глаза, блестящие заинтересованностью.

Отредактировано Krista Wanger (2022-12-27 12:07:00)

+1

14

Понятия не имеешь, что будет дальше, у тебя нет ни основного плана, ни запасного. В конце концов, эта женщина заплатила тебе деньги, и ты сделаешь всё для того, чтобы она об этом не пожалела. Продавать своё тело – такая же работа, как и всё остальное. Не важно, что ты была не готова, и всё случилось совершенным экспромтом, это не снимает ответственности за качество предоставляемых услуг. Стонать и изгибаться под искусным движением её рук, которые кажутся ещё более ловкими, чем у дирижера, управляющего оркестром – включено. Да и никто не говорит о том, что это будет насквозь фальшь, пока что тебе всё нравилось и ей тоже. Проваливаешься в покрывало на кровати, будто спиной падая в мягкое облако сахарной ваты, так тебе легко и спокойно. И щепоточку интересно, потому что в паху тугим узлом скручивает внутренности возбуждение. Оказалось, что не так уж и важно по большому счёту, чьи руки ласкают кожу – мужские или женские.
– Хо-ро-шо, – по слогам шёпотом отбиваешь ей в ухо, игриво заглядывая в почерневшие зрачки. В тебе стакан виски-колы /или два?/ и тебе замечательно, просто изумительно, весь мир вращается цветным калейдоскопом вокруг вас, даря вспышки новых, ярких ощущений. Запах вишневых сигарет забивается в ноздри, тебе нравится, ты выгибаешь спину, делая глубокий вдох, надеясь насытиться табачным шлейфом. Очень возбуждает, как и её властные руки, гулящие по твоему телу. Чувствуешь, как бережно, почти осторожно, но с долей лукавства Криста стягивает резинку в каштановых волос, и те водопадом рассыпаются по подушкам и покрывалу, и это совсем тебя не беспокоит. В жизни ты редко распускала их, предпочитая убирать в высокий хвост, но сейчас балом правит Вангер, а ты лишь марионетка в её руках, и тебе чертовски нравится эта роль. Не пытаешься понять, что под тобой – простынь, одеяло, плед – оно пахнет свежестью и никотином, приятной шероховатостью оседает на кончиках пальцев, а остальное ведь правда, не так уж и важно?

Понятия не имеешь, что и как нужно делать, поэтому стараешься не терять нить происходящего, отдыхая в позе полена и получая удовольствие, о нет, не для этого Криста заплатила тебе три тысячи долларов. Наличными. Их запах даже круче запаха вишневых тонких сигарет. И круче запаха тела после оргазма, но это ты ещё не точно, это тебе только предстоит узнать. Поцелуи. Очень много жадных и требовательных поцелуев, а ты любишь исследовать своим язычком чужой рот, поэтому приподнимаешься на локтях и одной рукой забираешься в короткие, на вид жёсткие /на самом деле нет/ платиновые волосы своей напарницы. Она всё ещё не ощущается парнем, но тебе всё еще охренительно хорошо, так хорошо, что сбивчивое дыхание и лёгкие стоны сдают с потрохами. Не то, чтобы ты была отпетой шлюхой и меняла мужиков по два раза на дню, но в девицах долго не сидела, а сам секс не романтизировала. Просто акт, в котором двое удовлетворяют свои биологические потребности, и круто, если хотя бы один из них достигает оргазма, потому что обычно это просто пыхтение три-семь минут, потому что надо. Вставил, кончил, вынул и уснул. Ни ты, ни твои партнёры не отличались особой чуткостью и внимательностью, но Криста… При всей своей колкости, которая сразу же бросалась в глаза, внимательно следила за реакцией твоего тела в темноте, как большая хищная кошка, и это было приятно, это льстило. Она купила тебя, но ей почему-то было не всё равно. Довольно улыбаешься ей в губы, осознавая этот факт.

Мягкие губы Кристы мажут по линии подбородка и спускаются ниже – к шее, к яремной впадине, к ключицам, собирая новые стоны, и если бы на тебе было бельё, то уже стало бы мокрым… Полотенце – к чёрту, весь мир – к чёрту. Тебе исключительно хорошо, тепло и влажно. Между вами теперь почти ничего нет за исключением одной детали – сама Криста всё ещё одета, а что это за секс такой, тебе тоже хочется увидеть её обнажённой.
– Конечно… – Выныриваешь из омута чистого наслаждения, спешно цепляясь пальцами за светлую рубашку Вангер. Пуговицы такие крошечные, а руки отчего-то трясутся, так что у тебя ничего не получается сделать аккуратно, и ты просто начинаешь тянуть ткань по линии пуговиц в разные стороны, так беспомощно, как мотылёк бьется о стекло, пытаясь вылететь к свету, но человек его не пускает. Что-то трещит и рвется, но вот в итоге ты так или иначе справляешься с задачей, и девушка помогает себе выпутаться из рукавов. Почти невесомая ткань отправляется на пол возле кресла.

Бедрами всё еще обхватываешь её талию, призывно двигаясь навстречу, очень уж хочется продолжения, а бурная фантазия ещё жарче распаляет твоё любопытство – пустит она в ход пальцы, или всё сделает языком, а может быть, у неё есть секс-игрушки? По правде говоря, искусственный член тебя не особо манит, ты вполне ощущала в себе и настоящие, но правила игры установила тоже не ты, так что покорно примешь любой поворот.
– Хочу тебя, – снова тянешься губами навстречу, прикусывая мочку уха. – И как можно быстрее, – если она скользнет руками по твоему животу и паху, то поймёт, что ты уже достаточно возбуждена для… да для чего угодно, и теперь отчаянно требуешь продолжения, прерывиста дыша и сжимая пальцами её небольшую, но аккуратную и упругую грудь. Ах да, ещё же брюки. Суетливо нащупываешь ремень и справляешься с ним быстрее, чем с пуговицами, стягивая чёрную ткань на ягодицы Кристы. Впиваешься ногтями в гладкую тёплую кожу и едва не мурчишь от нахлынувшей волны возбуждения. Так ведь и захлебнуться недолго. – Ты такая терпеливая, оказывается, – откидываешь голову на подушку и улыбаешься ей в лицо. Без насмешки, без издёвки или агрессии, а с благодарностью. На деле эта дерзкая художница оказалась не такой уж плохой. Пожалуй, так она тебе нравится гораздо больше. Если ты точнее – так она тебе  н р а в и т с я.

[NIC]Jennifer Carter[/NIC]
[STA]я твоя не первая[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/D3B3GaI.png[/AVA]
[LZ1]ДЖЕННИФЕР КАРТЕР, 22 y.o.
profession: администратор в кабаре el gato montés
hermana: jess[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/s3fp6ya.gif[/SGN]

+1

15

Дженнифер справляется с рубашкой неловко, кое-как, дрожащими руками, но вам обеим абсолютно наплевать, что действия в этот момент не выглядят изящными или картинными. Ты, конечно, художник, но в дрожащей и небрежной страстности видишь даже больше огня и красоты, чем в четко выверенных пафосных движениях. Хотя, чего греха таить, иногда кажется, будто пафос родился вместе с тобой, оплел руки-ноги и бесцеремонно влился в твою сущность. Сам по себе. Будто бы случайно. И ты не борешься с ним так же, как привыкла не бороться вообще ни с чем внутри себя - полное принятие. Сейчас ты принимаешь то, что тебе хорошо в постели с девушкой, которую лучше бы было сдать в полицию или хотя бы просто выставить за дверь не церемонясь.
Но ты церемонишься. Еще как. Вместо бесплатных приставаний или изнасилования, которое скорее всего сошло бы с рук просто потому, что признайся в нем Дженни хоть кому-то, пришлось бы признаваться и в том, что вломилась в чужой дом с целью ограбления, а тогда сухой из воды уже не выйти - вы могли бы повязнуть вместе или вместе избежать наказания. Однако, ты выбираешь заплатить, ведомая абсолютно иррациональным желанием потратить деньги именно на эту девушку. В сущности, какая разница? Лиззи, с которой ты должна была провести эту ночь на чужой яхте тоже продает себя. Просто берет не деньгами, а ресторанами, дорогими шмотками и подарками, просьбами оплатить косметолога или черт знает что еще, что придет в хорошенькую голову. Дженни хотя бы честная. Дженни не делает вид, будто она до смерти мечтала оказаться в твоих руках. Вы обе знаете - её интересуют твои деньги в первую очередь. Впрочем, она всё равно выглядит заинтересованной и в процессе. Да и стонет совсем не картинно. По-настоящему. Возможно, именно деньги так сильно подстегнули её интерес к твоей персоне и новому опыту? Взбудоражили? Ты знаешь не хуже других, как деньги на самом деле возбуждают, заставляют чувствовать себя кем-то другим: лучше, сильнее, интереснее, смелее.
Если честно, ты была бы не против рассыпать доллары по кровати, а сверху на них разложить Деннифер, которая смотрела бы на тебя томным нетерпеливым взглядом. И как будто зная о твоих мыслях, девушка шепчет сакральное "хочу тебя" и тянется за поцелуем. И ты целуешь - сминаешь мягкие губы, влажно скользишь между ними языком, прихватываешь нижнюю зубами. Это нравится вам обеим судя по ногтям, оцарапавшим твою спину.
- И я тебя, - шепчешь в ответ, пока чужие пальцы ловко расстегивают ремень и стягивают брюки с твоих ягодиц. Теплые пальцы Дженни скользят по твоей коже мягко, но требовательно, и ты стонешь ей в губы, а потом широко мажешь по ним языком и низко, но мягко смеешься, потому что она зовет тебя терпеливой. Ты могла бы ничего не говорить в ответ, но почему-то чувствуешь необходимость высказаться:
- Секс это не спринт. Это марафон. Его нужно смаковать и получать удовольствие, иначе какой в этом смысл? Чем дольше тянешь, тем ярче результат, - окончательно избавляешься от брюк и они летят на пол следом за рубашкой, на которой теперь, кажется, не хватает пуговиц. Тебе наплевать. Сейчас наплевать вообще на все, кроме того как ноги Дженнифер обвивают тебя, как она подается в нетерпении бедрами вперед и ты прекрасно знаешь, чего она хочет - чтобы ты коснулась её между ног, даря хотя бы секундное облегчение. Это приятно. И ты снова целуешь её ключицу, цепляешь кожу зубами. Не сдерживаешься и оставляешь небольшой засос, попутно оглаживая руками грудь и талию, чувственно проводишь по нежной коже ногтями, а затем зализываешь место, на котором оставила метку. Это вообще про тебя - оставлять метки. Губами. Руками. Краской под кожу. Особенно краской. Тебе нравится понимать, что о тебе никогда не забудут. Знать, что часть тебя останется с другим человеком до самой смерти - вот что ты любишь. Так просто и так сложно одновременно. Всему виной оставившая тебя мать?
Чужие стоны под тобой из мягких превращаются в требовательные; пальцы, запутавшиеся в волосах, притягивают ближе к телу - между вам нет расстояния и места для воздуха тоже нет. Кожей к коже. Телом к телу. Горячо и влажно. Ты скользишь по Дженни вниз, целуя то тут, то там, пока не оказываешься между широко разведенных ног. Втягиваешь в себя аромат девушки перед тем, как мягко пройтись языком по промежности, пробуя на вкус подтверждение того, что тебя хотят. Касаешься языком клитора, кружишь по нему медленно и дразнясь, чувствуя, как хватка в твоих волосах становится сильнее. Стоны Дженнифер - то, что тебе нужно. Ты перестаешь чувствовать себя пустой, наполняясь ими. Это заставляет увеличить темп, взять новую высоту. Пальцы впиваются в нежную кожу бедер так, что у девчонки наверняка останутся синяки, но сейчас вам обеим абсолютно не до этого. Ты чувствуешь, как возбуждена сама, как смазка пачкает внутреннюю поверхность бедер, делая её влажной. Чувствуешь, что хочешь больше и буквально ныряешь языком в податливое тело под тобой, вылизывая его изнутри до тех пор, пока стоны не становятся требовательными и умоляющими одновременно, заставляя вернуться к клитору. Не замечаешь, что в какой-то момент стонешь и сама, обжигая горячим дыханием чужую промежность. Бедра Дженни подрагивают в возбуждении и ты, не отстраняясь, входишь в её влажную глубину двумя пальцами только для того, чтобы услышать где-то над головой довольный протяжный стон.
- Стони еще для меня, - впрочем, едва ли она может не стонать, и это заставляет тебя чувствовать себя лучше, ярче, живее. Ты словно наконец-то настоящая, не скрытая сотней масок и не скованная придуманными тобой же правилами.

Отредактировано Krista Wanger (2023-01-13 11:44:14)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » будь осторожнее, когда прикасаешься к огню


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно