полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Если бы…


Если бы…

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Госпиталь Святого Патрика| 04.07.2022| день

Teo J Marino & Denivel Simon

если бы всё сложилось иначе?
если бы мы приняли другие решения, которые в корне поменяли наши жизни
Сказать «да» напористому отцу и стать нейрохирургом
Не потерять любовь всей жизни и продолжить борьбу за неё
Как бы мы встретились тогда и что сказали друг другу?

[LZ1]ТЕО ДЖЕЙ МАРИНО, 34 y.o.
profession:  нейрохирург в гос. Св. Патрика
wife: Patricia[/LZ1]

+4

2

Дорого.
Дорого. Дорого. Дорого.
Не важно задеваешь ли ты её образ случайно взглядом или смотришь целенаправленно - Денивел Симон выглядит дорого. И успешно. Но солнечные очки прячут за темными стёклами уставший взгляд зеленых глаз. Ей всего двадцать три, а она уже устала.
Когда-то давно, когда Дени только несколько месяцев как исполнилось семнадцать, она была уверена, что наконец-то вытащила счастливый билет, способный решить едва ли не все её проблемы. Была уверена в том, что будущее может стать безоблачным и счастливым, полным хороших событий. Еще бы, ведь не каждой удаётся попасть в фаворитки к популярному фотографу и понравиться ей. Даже сейчас, прикрыв глаза, Денивел может вспомнить их с Джей первую встречу: неделя до Рождества, многолюдные улицы по пути к студии, сбитый от волнения голос, лихорадочный блеск золотисто-карих глаз напротив, первый поцелуй и первый секс, в котором о согласии её никто не спрашивал. А потом была обрушившаяся на голову популярность: первые серьезные контракты, крупные съемки, огромные билборды, рекламные ролики, интервью в журналах, первая обложка в vogue. И сплетни. Много сплетен, заставляющих с непривычки нервно вздрагивать, смущаться, отводить взгляд, краснеть и рыдать ночами от вселенской несправедливости. Тогда впервые стало понятно - у всего есть своя цена.
Цена оказалась даже выше, чем можно было представить на первый, еще совсем неизощренный взгляд - за отсутствие опыта тоже приходится дорого платить, теперь Денивел выучила этот урок на отлично и может рассказать об этом если её разбудить среди ночи. Только едва ли от этого становится легче даже со временем.


У Джей рак.
Когда правда всплывает на поверхность, Денивел в ступоре и шоке. Ей казалось, что если докопаться до истины, дойти до самой сути, то обязательно станет легче жить и проще дышать. Но грудь буквально сдавливает от нехватки кислорода в тот момент, когда врач, диагностировавший какую-то опухоль в мозге её жены, пытается донести до неё суть произошедшего: Джей не сумасшедшая. Она больна, при том далеко не психически.
Денивел задыхается страхом и паникой, смотри на доктора во все глаза и забывает даже о том, как моргать ровно до тех пор, пока глаза не начинает щипать от сухости. Мозг отказывается принимать новую информацию за истину хотя бы просто потому, что эта истина ей не нравится. Докопаться до сути не оказалось ни волшебной таблеткой, ни мгновенным решением проблемы [не то чтобы она сильно надеялась на это]. Прояснившийся диагноз означает только одно - её жена может умереть. Рак убивает безжалостно и стремительно, Дени знает об этом, она не дурочка. Еще она знает, что с диссоциативным расстройством идентичности Джей Симон могла жить годы и десятилетия, а теперь её срок резко сократился в пространстве и времени, придавил неизбежностью реальности и, осознавая простую пугающую истину, Денивел не выдерживает, и слёзы текут по её щекам, пока доктор Люпин говорит ей что-то еще, чего она не слышит.


Чёрный брючный костюм сидит идеально по фигуре. Под пиджаком - молочного цвета шелковый топ, мягко касающийся кожи в попытке соблюсти баланс образа. Светлые волосы рассыпаны по плечам крупными локонами. Денивел смотрит на себя в зеркало придирчиво и качает головой в смятении - через полчаса у неё назначена встреча с нейрохирургом. Доктор Люпин сказал, что Тео Джованни Марино лучший в своём деле и так уж повезло, что он тоже живет в Сакраменто.
Денивел думает о том, что лучше бы Джей на самом деле была сумасшедшей, чем имела все шансы сыграть в ящик в ближайшем будущем. Денивел думает, что она пережила бы что угодно, только бы знать - жена останется невредимой, а у них впереди еще долгие годы совместной жизни. Теперь же на кон поставлено буквально всё, но Дени убеждает себя в том, что надо надеяться. Надеяться и сделать всё от неё возможное, благо материальных проблем у них нет.
Ровно за минуту до назначенного времени Симон подымается с кресла, в котором ожидала приёма. В пальцах правой руки судорожно сжата папка со снимками МРТ, справками и заключениями. Руки у неё дрожат, но Денивел этого не замечает, сосредоточенная на том, чтобы мягко постучать в дверь и, услышав уверенное "Войдите", толкнуть дверь внутрь кабинета. На секунду она замирает на пороге, привыкая, а затем делает уверенный шаг вперед. Щелчок за спиной сообщает о том, что они с Тео Марино отрезаны от остального мира зоной конфиденциальности.
- Добрый день, - вежливая, но нервная улыбка трогает губы, когда Денивел проходит вглубь кабинета, - Денивел Симон, - представляется, протягивая ладонь мужчине для обмена рукопожатиями, - Мне Вас рекомендовали.
От прикосновения чужой сильной ладони к тонким пальцам у Дени по позвоночнику ползут мурашки. Смутное тревожное ощущение, никак не связанное с болезнью Джей, подымается в груди, и она вскидывает голову, всматриваясь в карие глаза напротив. Беглое знакомство с лицом Тео Джованни Марино запускает в голове одну единственную мысль: он кажется очень знакомым.

+2

3

Жизнь идеальной не бывает.
Так говорил Дедушка Джованни, когда ещё был жив. Тео помнит эти строки. Помнит те дни, когда его отвозили в пригород, где в небольшом и уютном доме жил его Любимый дед. Марино всегда мечтал, чтобы его отец был таким же: добрым, мечтательным, озорным и понимающим. Но…
Жизнь идеальной не бывает.
Но бывали те идеальные недели, когда они жили вдвоём. Ранние подъёмы не казались катастрофой потому что Тео знал - чем раньше встанешь, тем больше интересного случится за день. Приключения ждали Марино на каждом шагу. Больше вкусных лепёшек можно было успеть съесть в прикуску с холодным лимонадом. Больше интересных историй услышать от деда. Многому научиться. И он вставал с большой радостью и мчался в эти дни, где они рыбачили в лодке, где они красили забор белой краской «кто вперёд», где дед учил его мастерить руками, а после открывал крышку старого пианино и учил «магии» музыки. А вечерами они сидели на веранде, наблюдая как солнце садится за горизонт. Зажигались лампы на стенах дома, сверчки начинали свои песни в пышных кустарниках у забора и тогда Джованни, куря крепкие сигареты, начинал свои рассказы о жизни, где он ещё молод, без больных коленей и с живыми друзьями. Тео слушал взахлёб, чувствуя себя при этом очень важным, раз ему доверяют такие личные истории. Он чувствовал себя самым счастливым.
Но жизнь идеальной не бывает.
Джованни умирает, когда Тео было семнадцать лет. Вместе с ним умирают мечты, детство и уверенность в том, что всё будет хорошо. Старенький дом опустел, покрылся толстым слоем пыли. В нём выключили свет и ушли. Таким же пустым и потухшим ощущал себя Тео. Пианино так и осталось стоять в гостиной. Его никто не забрал. Никто больше не касался его гладких клавиш.
Орландо взял шефство над собственным сыном, когда увидел его разбитым и опустошённым. Для него это было лишь проявлением слабости, а не переживаниями из-за ушедшего человека. Не желая видеть своего сына мягкотелым, мужчина накинул на него ошейник и затянул так, что едва хватало чтобы дышать. И больше Тео не мечтал. Не делал необдуманных поступков. Он шёл по пути, который ему показывал отец. Медицинский колледж, интернатура, дальнейшее обучение и работа с собственным отцом. И годы спустя Тео Джованни Марино становится точной копией Орландо Марино. Такой же успешный, такой же талантливый нейрохирург. Его уважают. Им восхищаются. Хотят подражать и быть близким другом. Но Тео смотрит на всё через холодную призму реальности. Это не его жизнь. Не его друзья. Не его мечта.
Жизнь идеальной не бывает.
Об этом он думает, когда собирается на работу, которую смог полюбить по прошествии времени. Об этом думает, когда проходит мимо стеклянных витрин, где выставлены гитары. Он ведь тоже раньше играл. Так любил музыку, дышал ей. Но сейчас нет времени. Всё это осталось в той далёкой жизни и умерло вместе с его дедушкой.
Жизнь идеальной не бывает, но в наших руках возможность добавить ей ярких красок.
Полная фраза дела всплывает в голове, когда Марино встречает Патрис. Яркую брюнетку с звонким смехом. Жизнь снова становится ярче. И вот им уже завидуют, как молодой красивой паре. Молодые, талантливые. Скорая свадьба и жизнь в новом доме.
Всё идеально.
Правда же?

- Войдите.
Тео сидит за своим столом, смотря в монитор компьютера. Сегодня назначена встреча некой Симон. Доктор Люпин говорил об этом случае не так давно, предупреждая, что отправит девушку именно к нему. Случай тяжёлый, но решаемый. Марино любил дела посложнее, чтобы было чем заполнить чёрную дыру внутри себя. Чтобы забыться.
Дверной замок щёлкает, сообщая о том, что девушка зашла в кабинет.
- Добрый. - Тео поднимает глаза на вошедшую и улыбается радушной улыбкой. Врачи обычно строгие и серьёзные - он пошёл по другому пути. Лучше быть мягким, чтобы пациент напротив тебя хоть немного расслабился. - Тео Джованни Марино. - Жмёт руку, называя своё полное имя. В юности мужчина думал, что ни за что в жизни никому не скажет своё второе имя, но всё изменилось. Теперь это как символ последней частички себя самого. - Да, доктор Люпин мне говорил про вас. - Продолжает говорить не отпуская руки. Странно. Очень странно. Мягкая ладонь девушки так ловко ложится в руку, словно бы это уже не впервые раз. Словно так и должно быть. Образ девушки кажется до больного знакомым. Словно знает её тысячу лет. - Так… - нервно выдыхает, отпуская руку, - с чем вы пришли. - садится в кресло, пытаясь сбросить с себя наваждение. - У вас все документы с собой? Давайте посмотрим.

[LZ1]ТЕО ДЖЕЙ МАРИНО, 34 y.o.
profession:  нейрохирург в гос. Св. Патрика
wife: Patricia[/LZ1]

Отредактировано Teo J Marino (2022-09-25 20:23:34)

+2

4

Кабинет вокруг - чистый и аккуратный. Мужчина напротив - симпатичный и серьезный, хоть и улыбается вполне приветливо, вероятно пытаясь смягчить обстоятельства, из-за которых к нему приходят. Было бы глупостью считать, что хоть кто-то оказывается в кабинете нейрохирурга без острой на то необходимости. Вот и Денивел тут совсем не для того, чтобы выказать молодому мужчине благодарность за то, как много всего хорошего он сделал. Впрочем, это факт и Симон об это известно, а иначе бы она выбрала другого врача.
Заглядывает в глубокие карие глаза и сердце в груди почему-то начинает биться спокойнее и размереннее, как будто Дени видит в чужих зрачках что-то привычное и правильное, что успокаивало её уже очень много раз. Ощущение странное и иррациональное, но приятное. Тео Джованни Марино выглядит так, что ему хочется доверять. И именно это и собирается сделать Денивел в тот момент, когда протягивает ему папку с собранным анамнезом. В папке - снимки МРТ, выписки от другого врача, разные анализы и флешка, на которой продублирована вся информация на тот случай, если с оригиналами что-нибудь случится. Дени подходит к делу ответственно и щепетильно, добиваясь от Джей участия во всех необходимых процедурах где-то в промежутках смены одной личности на вторую, менее сговорчивую и заинтересованную в исцелении.
День выдался яркий и солнечный, Денивел переводит взгляд с лица доктора куда-то за окно, в бесполезных попытках скрыть свое столь очевидное волнение. Или просто не хочет видеть лица Тео в тот момент, когда он станет изучать снимок МРТ? Боится, что увидит в лице напротив какой-то намёк на обреченность или прочитает во взгляде "ничем не могу вам помочь" за мгновение до того, как нейрохирургу придется столкнуть эти слова с языка, разбивая её сердце в дребезги. Она не готова.
И она никогда не будет готова.
Пальцы сжимаются в кулаки бессознательно. Измученная войной в рамках своей собственной вселенной, наполненной отнюдь не только успешным успехом, брендовыми шмотками и удачными сделками, но и чередой бесконечных измен, попыток суицида, наркотического опьянения и алкогольного угара - всего этого в жизни Денивел так много, что она больше не обижается на свою жену, не просит её перестать, не ставит ультиматумов и не спрашивает надрывно-обреченное "за что?". Просто принимает как данность, стискивает плотнее ровные белые зубы и смотрит вперед твердо, решительно и смело, даже не смотря на то, что это просто хорошо отрепетированная маска, а никакая не истина.
Но почему-то именно здесь, в кабинете совсем незнакомого врача, Денивел неожиданно расслабляется, теряется и с неё словно смахивают всю эту напыщенность и уверенность вместе с жесткой безразличностью к чужим мнениям и советам. И вот она, возвращая взгляд от окна, смотрит на доктора Марино большими зелеными глазами, полными одновременно отчаяния и надежды, что есть какой-то шанс изменить ситуацию, повернуть её в другую сторону.
- Это снимки и выписки из карты моей жены, Джей. У неё диссоциативное расстройство личности. По крайней мере, симптомы похожи, - помедлив, облизывая пересохшие губы, чтобы продолжить разговор, - постоянные переключения с одного на другое "Я", которые длятся то по пару часов, то пару недель. Попытки разобраться с проблемой с помощью психиатров и лекарств не увенчались успехом, - сдержанный кивок в сторону снимка, зажатого между чужих пальцев, - теперь понятно почему, - кривая усмешка в завершении монолога.
- Что скажете, доктор? - спрашивает и устало откидывается на спинку стула, на котором сидела в полном напряжении последние несколько минут, пока Марино внимательно изучал документы, шуршал бумажками и хмурился время от времени, - отвечу на любой вопрос при необходимости. Джей, она... - тяжело вздохнув, отводит взгляд снова к окну, потому что это может быть проблемой, - одна из её личностей не хочет лечиться, поэтому я здесь без неё. Жду, когда сменится фаза, так сказать.
Денивел не знает, что на всё это скажет Тео, но надеется, что тот или отнесется с пониманием, или, по крайней мере, заинтересуется необычным случаем, уцепится за желание пополнить свою негласную коллекцию сложных пациентов, которая у него наверняка имеется, а иначе зачем вообще заниматься такими тяжелыми вещами?

+1

5

Как только папка с документами оказывается у него в руках, Марино тут же раскладывает бумаги перед собой. Белые листы шуршат в тишине кабинета. Что же тут? Обычная операция, которую он не вспомнит уже через полгода. Или случай, который удостоится рассказа за ужином в кругу семьи? Несмотря на свою хрупкость и манерность, присущую театральным критикам, Трис очень любила рассказы о работе своего мужа. Её глаза всегда светились неподдельным интересом всякий раз, когда Тео в деталях описывал всю последовательность своей работы. Будь её воля, она бы точно отправилась в операционную, чтобы увидеть всё своими глазами. Особо интересными случаями Тео всегда делился в телефонных звонках со своим отцом, который вместе с Франческой перебрались в Нью-Йорк три года назад, стоило только Орландо увидеть в своём сыне достойного приемника. Ему было на кого оставить госпиталь, а потому он с женой перебрались в город мечты Франчески.
- Так…
На выдохе, когда длинные пальцы переворачивают страницу за страницей: описанные симптомы, анализы, психологическая оценка, история проводимого лечения и снимки. Тео впивается глазами в каждую строчку не желая упустить ни одной детали. В голове уже сам собой выстраивается план лечения и возможные риски. Голос Симон остаётся где-то на фоне размытой дымкой, пока…

- Тео, - эта Денивел словно зовёт его из сумрака, - Тео, ты сегодня заедешь за мной? Или тебе на смену в морг?

Марино словно выныривает из воды, покрываясь мурашками. Жадно глотая воздух и хмуря брови он осматривается. Призрачный голос обрывается.
- Что?
Он жадно впивается взглядом карих глаз в девушку напротив. Она молчит. Нервно перебирает пальцами в ожидании его вердикта.
- Отвечу на любой вопрос.
Неуверенно проговаривает и смотрит с опаской.
Нет. Ему показалось. Видимо сказалось то, что они с Эндрю вчера допоздна засиделись за просмотром футбола, а после позволили себе лишнего - посидеть ещё три часа за обсуждением игры в компании пива и вкусных закусок, что приготовила Трис. Сама она рано отправилась спать, сваленная с ног токсикозом.
Да, Тео знал, что операций сегодня не будет. Только осмотр пациентов, несколько консультаций [включая эту] и бумажная волокита. Куда же без неё. Даже задерживаться на работе сегодня мужчина не планировал. Поэтому позволил себе немного расслабиться в компании друга. Видимо зря.
- Да-да. - Неуверенно говорит, смотря в зелёные глаза напротив. Такие знакомые, такие родные. Стоп. Родные? - Одну минуту.
Просит время на отдышку, переводя взгляд обратно на документы. Текст перед глазами прыгает, издеваясь над ним. Но он упорно смотрит. Будто бы что-то ищет в них. Будто бы ещё не успел всё изучить. А сам в это время пытается привести мысли в порядок. Отдышаться. Нет, он точно не видел Симон раньше. Даже имени такого не слышал. Оно незнакомое и новое на вкус. Точно родом не из этих мест. Так что глаза напротив не могут быть знакомыми, а уж тем более родными. Его родные глаза цвета растопленного шоколада. Глаза Трис. Вот они родные. Самые знакомые. Но не глаза напротив. Нет.
Он просто не выспался.
- Давайте посмотрим снимки.
Нервно сглатывает, подхватывая тёмный пластик. Несколько шагов, чтобы дойти до доски. Пара движений, чтобы закрепить снимки головы и включить свет. Теперь всё видно. Теперь надо думать о работе.
- Как часто ваша жена испытывает перемены в настроении? Головные боли? Галлюцинации только слуховые?
Несколько вопросов о пациенте, чтобы задержаться на поверхности и снова не сорваться в бездну.

[LZ1]ТЕО ДЖЕЙ МАРИНО, 34 y.o.
profession:  нейрохирург в гос. Св. Патрика
wife: Patricia[/LZ1]

Отредактировано Teo J Marino (2022-09-25 20:23:48)

+1

6

Этот Тео Марино кажется ей немного странным. Не то растерянным, не то потерянным, когда возвращает к ней взгляд, отрываясь от документов. Денивел в ответ теперь смотрит на него так же растеряно, не уверенная в том, слышал ли он вообще все её последние фразы о состоянии Джей. Возможно, она начала рассказывать слишком рано, когда доктор еще прибывал в своих мыслях, вчитываясь в разложенные перед ним бумажки? Или он просто отвлекся, задумался о чем-то своем?
Дени взглядом случайно цепляется за обручальное кольцо на пальце Марино и вздрагивает. Неправильно. Кольцо должно быть другим и мозг услужливо подсовывает смазанную картинку, похожу на старую фотографию, где совсем другой ободок из белого золота обнимает мужской палец - подходящий, родной, п р а в и л ь н ы й.  Денивел несколько раз моргает, чтобы стряхнуть с себя наваждение, прояснить картинку и наконец-то отвлечься от созерцания чужих рук, которые вовсе не кажутся ей чужими. Напротив.
К тому моменту, как ей удается прийти в себя и саркастично подумать о том, что, возможно, тоже стоит сделать МРТ головного мозга, а иначе откуда такие странные видения, доктор Марино тоже берет себя в руки. Денивел смотрит за тем, как он уверенно развешивает снимки на доске, что специально подсвечена для лучшего обзора. Она вздыхает и иррационально хочет отвернуться, чтобы не видеть то, как выглядит черепная коробка её жены изнутри. Хоть сама и не особенно понимает, что именно в этих снимках не так и где заключается проблема, но смотреть на них всё равно неприятно. Неприятно знать, что столько несчастий случилось исключительно из-за того, что в мозге Джей существует какая-то опухоль. Неприятно знать, что всех пролитых слёз и опасных моментов можно было бы избежать, обнаружь они источник проблемы чуть раньше. Но грустить о уже произошедшем пустое и поэтому Симон собирается с духом и расправляет плечи, уверенно возвращая взгляд к снимкам не смотря на легкую тошноту, подымающуюся в горле.
Но через секунду её тошнит в два раза сильнее. Она опять смотрит на руки доктора Марино и видит то, чего видеть не должна. Чувствует то, чего в её жизни не было. Тем не менее, Дени готова поклясться - она знает ощущение того, как пальцы, которые секунду назад держали снимок Джей, касаются её шеи и застегивают на ней чокер.
Закусив губу до боли, Симон прогоняет навязчивое видение, от которого ей хорошо и плохо одновременно, но неуместность его в кабинете нейрохирурга кажется ей почти комичной. Еще один глубокий вдох, во время которого она, как надеется, выглядит просто обеспокоенной женой, а не сошедшей с ума за компанию, собирается чтобы начать отвечать на вопросы.
- Головные боли частые, несколько раз в сутки, обычно, - слова помогают отвлечься и вернуться в реальность, - Перемены в настроении, обычно, вместе со сменой личности, если мы имеем в виду что-то резкое и необычное для других людей. Это не то чтобы слуховые галлюцинации, мистер Марино, - стоит первый раз произнести фамилию вслух, как в сознание буквально врезается голос Тео с обрывком фразы "Да, Денивел Марино, теперь...". Дени снова сильно кусает губу, заставляя себя не отвлекаться, не придавать значения происходящим странностям, хотя руки теперь мелко подрагивают, - это полная смена личности. Чаще всего одна её часть забывает всё о том, что делала вторая. У них разный характер, буквально как у двух разных людей. Даже предпочтения в еде, одежде и прочем - разное.
Денивел молчит о том, что предпочтения в девушках у Джей и её второго я - тоже разные.

Отредактировано Denivel Simon (2022-07-29 16:35:11)

+1

7

Всё кажется странным. Нелепым. Неправильным. Последнее понятие размывается, стирая за собой границы реальности. Что неправильно? То, что сейчас Марино смотрит на незнакомку и чувствует к ней привязанность, хотя дома его ждёт любимая жена? Или неправильно то, что миссис Симон столько лет терпела поведение своей жены, наивно пологая, что Любимый человек этого стоит?
Мужчина кивает на рассказ Денивел. «Мне жаль» остаётся на кончике языка. Девушке навряд ли сейчас нужны слова о жалости от незнакомого человека. Это её история, её жизнь в которую нет входа для постороннего мужчины. Она здесь, лишь потому, что нашла выход из ситуации самостоятельно. Без него. Но Тео от чего-то хочется хоть немного приободрить девушку, показать, что ему не всё равно. Хотя бы дружески обнять.
Но он молчит. Молчит и смотрит, как Симон смотрит на снимки головы своей жены. Ищет там ответы? Или, быть может, проклинает опухоль, что разрушала их жизнь. И вот совсем скоро от неё избавятся.
Почему-то нейрохирургу кажется, что у девушки был муж. Может быть, она похожа на чью-то жену его знакомого? Или пациента? И теперь память услужливо подкидывает ему эти странные картинки.
Да. Именно так.
- Ваша «проблема», - последнее слово он произносит как можно мягче, смотря на снимки, - решаема. - Глаза в глаза. - Такое бывает. Доктор Люпин был прав. При росте опухоли возможны психические расстройства. Частая смена настроения от апатии до эйфории, на смену которым приходит агрессия. Галлюцинации в том числе. А отсюда вытекает нарушение памяти. Ваш случай может быть одним из них.
Может быть, а может и не быть. И Тео хочет продолжить, чтобы рассказать о всех рисках и о том, что операция может не помочь, но останавливается. Телефон в кармане раздаётся звонкой трелью.
- Простите.
Увидев на дисплее телефона фотографию Трис, Тео облегчённо вздыхает. Сейчас он услышит голос любимой женщины и ему точно станет легче. Всё наваждение спадёт и он сможет спокойно работать.
- Да, что-то случилось? У меня посетитель. - На том конце Трис задорно смеётся рассказывая о том, что псы уже караулят его у входной двери. Не помогает даже корм. - Попробуй отвлечь Кокоса его любимой игрушкой. - Пара вопросов о самочувствии и она ещё раз спрашивает о том, придёт ли он сегодня вовремя. Она ждёт. - просите, - оправдывается сам не зная почему, - жена беременна и на всякий случай не пропускаю её звонков.
После звонка должно было стать легче. Хотя бы радостнее. Но вместо этого мужчина почувствовал тоску, сжирающую его по кусочкам. Почему? Он любит Трис. Всегда рад её звонкам и сама девушка была воплощением его мечты: добрая, заботливая, вечный двигатель и хохотушка. Но сейчас это не помогает. Словно бы он не достоин её. Словно бы он её предавал.
- На чём я остановился? - Вопрос самому себе, чтобы отвлечься от чувства внутри. Сейчас он поговорит с миссис Симон, а после спустится во двор больницы, чтобы выкурить сигарету или две. - Операция. Она возможна. Эту опухоль я удалю без труда, когда ваша муж…  простите жена, будет в хорошем расположении духа. Нам понадобится ещё раз провести ряд анализов и мрт, чтобы увидеть динамику болезни, а после операция.
Всё это Марино говорил, словно бы опаздывал куда-то. На самом деле его съедало чувство стыда за то, как он оговорился. Ставя себя вместо некой Джей Симон. Этот день он запомнит надолго. Никогда ранее он не был таким рассеянным.
- Давайте, сядем.
Вежливое касание локтя девушки не прошло бесследно. В вежливом жесте по его руке прошёл словно разряд тока, щёлкая по пальцу статическим электричеством.

- Тео, пожалуйста, - шепчет знакомый голос полный похоти и ласки, - мне нужно…
- Проси как следует.
- Мастер, позволь мне кончить.

Он отскакивает. Трёт пальцы, а затем виски. Эта встреча пошла с самого начала наперекосяк и сейчас становится только хуже.
- Простите. - Марино поспешно садится за стул, поправляет очки, а после собирает бумаги со стола. - День сегодня очень суетной.
Небольшое оправдание для себя самого, которое не работает, а делает только хуже.

[LZ1]ТЕО ДЖЕЙ МАРИНО, 34 y.o.
profession:  нейрохирург в гос. Св. Патрика
wife: Patricia[/LZ1]

Отредактировано Teo J Marino (2022-09-25 20:24:01)

+1

8

Происходящее кажется ей нелинейным. Странным. Картинка реальности то и дело смазывается, оголяя воспоминания: образы в картинках и звуках. Образы, которых не было. Просто не могло быть. Денивел не на шутку пугается и, разглядывая снимки головного мозга своей жены, готова просить о том, чтобы МРТ сделали и ей самой, потому что она явно сходит с ума. Да, прямо тут, в кабинете лучшего нейрохирурга, Тео Джованни Марино. Разве это не самое прекрасное место для того, чтобы понять: с тобой что-то не так.
Но Дени упрямо молчит и сжимает пухлые губы в прямую линию. Первостепенна здесь и сейчас не она, а Джей и её проблема. В конце концов, визит сюда может навсегда решить возникшую ситуацию. Если только, конечно, жена захочет её решать - в половине случаев ей кажется, что Джей вполне довольна тем, что с ней происходит, потому что той нравится быть уникальной, не такой как все. Сама Симон относилась бы к этому проще, если бы болезнь не влияла и на неё. На всю их жизнь. Успешную, но пущенную под откос одновременно.
Тяжело. Она знает, что ей будет тяжело уговорить Джей решиться на операцию - та боится врачей, относится к ним с опаской и пренебрежением. Всему виной неудачный опыт лечения в психиатрической клинике: лечение не помогло, а воспоминания остались исключительно ужасные. Дени вздыхает и сжимает пальцы в кулаки. 
У Тео Марино звонит телефон и он снимает трубку поспешным, но ловким движением пальца по экрану. Денивел видит, как мужчина сразу меняется в лице - его черты смягчаются. Неожиданно для самой себя она чувствует, как болезненно сжимается сердце и становится трудно дышать. Ощущение опустившейся на грудную клетку каменной плиты обычно связано с ревностью - Симон хорошо себя знает. Но ревности просто неоткуда взяться в светлом пространстве кабинета нейрохирурга, по крайней мере самой Дени так кажется в первые мгновения. Осознание накрывает резко и неприятно, и теперь она смотрит на доктора во все глаза, пораженная своей догадкой и её глупостью: она ревнует Тео к женщине, которая ему звонит. Ревнует незнакомого врача к его жене! Это было бы смешно до слёз, если бы не было так катастрофически больно. Дени прикусывает губу и старается не слушать Тео и его мягкий голос, предназначенный другой. На самом деле, ей хочется подняться на ноги и выскочить из кабинета громко хлопнув дверью напоследок.
Да что это блять такое!?
- Да. Я рада это слышать, доктор, - она действительно рада, что у них с Джей появился шанс. Вот только тому, чтобы радоваться в полную силу отчаянно мешает так плохо поддающаяся контролю ревность, свернувшаяся внутри. Денивел шумно выдыхает и ждет, когда она растает, как снежный ком в горячих пальцах. И только потом начинает снова говорить, выглядя при это по-настоящему обеспокоенной. Вот только трудно сказать, чем именно она обеспокоена. Уж не тем ли, что у доктора Марино есть жена, которую зовут... Трис? Но он не называл её имени. Откуда она об этом знает? И действительно ли то это имя? Дени хочет узнать до дрожи в руках, но подходящий вопрос не приходит на ум, а прямо спросить будет неуместно.
- Возможно, мне понадобиться некоторое время, чтобы уговорить жену, - она надеется, что Тео её поймет. Он кивает головой и предлагает присесть, касается пальцами локтя и их обоих словно прошибает волной электричества. Она бы подумала, что всё происходит только в её голове, но Марино вздрагивает вместе с ней.
Показалось?


- Мастер, позволь мне кончить, - она просит отчаянным хриплым шепотом, сдерживаясь из последних сил, а ноги её так сильно дрожат в этот момент.
- Давай. Можно.
Его разрешение сталкивает её в бездну удовольствия наряду с грубыми толчками внутри. Они обнаженные, взмокшие, прекрасные до совершенства. В полумраке комнаты Дени видит, как блестят страстью темные глаза Тео Марино. И она так сильно любит его.


Денивел отшатывается в сторону одновременно с Тео. Он трёт виски, она стыдливо отводит взгляд. Этого не может быть и никакого логического объяснения происходящему нет. Может быть, у неё просто разыгралось воображение? Но она всё равно следует совету присесть. Хотя бы потому, что ноги её больше не держат. Они дрожат и подкашиваются, а сама Дени чувствует вспыхнувшее в ней чертово возбуждение, которого не должно быть. Тео Джованни Марино - мужчина. Дени никогда не спала с мужчинами. Никогда их не хотела. И вот сейчас вселенная грозится схлопнуться и упасть ей на голову, потому что низ живота скручивает тугой спиралью - Дени сжимает бедра и ёрзает на стуле, боясь поднять взгляд и посмотреть в темные глаза Тео.
- Ничего страшного, я понимаю, - ничерта она не понимает, если честно. Это вообще можно понять? - кажется, я перенервничала, когда получила новость о том, что Джей можно вылечить, - Дени слабо улыбается, но улыбка её дрожит и вот-вот сорвется, обнажая на лице беспокойство смешенное с нежданным желанием.
- Вы, наверное, нервничаете из-за того, что скоро станете отцом, да? - Симон склоняет голову на бок. Она не должна говорить с врачом о его жизни, но остановить себя сейчас едва ли может, - вы и ваша... Трис... всегда хотели большую семью? - это не её блять дело, она это знает. Знает, но всё равно спрашивает, чувствуя, как её начинает подташнивать.

+1

9

Всё происходящее больше похоже на страшный сон, чем на реальность. Иначе, как объяснить то, что разум Тео сходит с ума, подкидывая видения прошлого, которого не было. Не могло быть.
В горле пересохло. Хочется пить и закурить прямо в кабинете, не обращая внимания на девушку. Голос Симон тоже дрожит. От радости или нервов не столь важно. Марино думает, что она не откажется от протянутой сигареты. Но у него нет вишнёвых. От чего-то ему кажется, что девушка курит именно такие. Больше подходят к образу. У мужчины же обычные сигареты без кнопки.
Длинные пальцы тянутся к карману на больничном халате, сжимают пачку, словно бы якорь, за который можно зацепиться, чтобы не рухнуть в бездну.
- Можно.
Подтверждает слова клиентки, но без радости в голосе. Скорее устало. Да, Тео определённо устал. Выдохся. На его плечах целое отделение. Врачи и медсестры каждый день ждут его указаний, смотрят в его глаза, словно он какой-то миссия, который всех спасёт. Дома тоже не лучше: жена постоянно боится за ребёнка, ведь это их первенец. Марино переживает за Трис уже по накатанной. Давит нравоучениями и отец, который не устаёт напоминать о том, какая ответственная работа у его сына. В его руках каждый день жизни людей и сейчас мужчине хочется одного - спокойствия. Чтобы о нём все забыли, перестали доставать вопросами. Перестали цепляться за его руки, ища в ней спасения. В морге было бы спокойно. Тихо. Только ворчливый Янг, который не устаёт говорить о том, что врачи убийцы. Лучше терпеть его болтовню, чем носить тяжёлую ношу ответственности ежедневно. Да, ему бы быть патологоанатомом, а не нейрохирургом.
Почему он не пошёл на другую специальность? Почему прогнулся под своего отца, наплевав на собственные желания и мечты? Тео не знает. Пытается вспомнить тот день, когда сидел в одной из аудиторий института, держа в руках листок бумаги с заявлением. Светило яркое солнце, бросая тёплые лучи на пол. Марино думал «я хочу, чтобы лето не кончалось», чтобы подольше удержать ощущение свободы. Летом даже дышится легче. Из приоткрытых окон задувал ветерок, шевеля чёрные как смоль волосы на макушке. Кутикула на указательном пальце содрана из-за нервного напряжения. Он думал, долго думал куда же ему отправиться учиться дальше. Выбрать специальность отца и стать гордостью семьи или выбрать свободу и стать изгоем? Тишину прервал телефонный звонок. Марино точно знал, что звонит отец, чтобы спросить о выборе сына. Тео не хотел брать трубку. Не хотел отвечать, но в последнюю минуту сдался.
- Да.
- Ну что, ты уже заполнил документы?
- Ещё нет. Сейчас как раз пишу заявление.
- Что-то ты долго. - Орландо смеётся, а на заднем фоне слышно, как суетится Франческа. Казалось, что женщина переживала больше всех. Ведь это ей пришлось бы успокаивать бурю в доме, прими сын неверное решение. И именно на неё будет давить совесть, когда женщина увидит обреченные глаза своего мальчика, который сдался. - Не задерживайся. Ужин скоро будет готов. Мама приготовит фирменную лазанью. Да и что там думать, ты знаешь, что нейрохирургия твоя судьба.
- Да, пап.

Дрожащая рука выводит буквы.
Сейчас Тео думает о том, что не ответь он на звонок, всё было бы иначе. Ему бы хватило решимости поступить иначе. Да, пришлось бы пережить не один скандал. Его обучение проходило бы без пристального взгляда главы семейства. И сейчас… сейчас бы Марино пил четвёртую кружку отвратительного кофе в другом отделении. Он был бы патологоанатомом. Свободным человеком.
Был бы он с Трис?
Наверное. Они подходили друг другу. Трис красавица каких поискать. Нежная, добрая, заботливая. А ещё у неё потрясающий смех. И встретил он её в книжном магазине. Будь он патологоанатомом это не убило бы в мужчине любовь к литературе. Да, определённо, он был бы с ней. Так почему на душе так не спокойно?
- Да, - отвечает всё так же глядя на бумаги, - это немного выматывает. Жизнь меняется и я не успеваю за ней. Много ответственности. - Хотел ли Марино детей? Да, но не сейчас. Он честно признавался себе в этом не раз. Перед свадьбой они с Трис говорили о том, что заводить детей так рано не самая лучшая затея. Он весь в работе и не хочет пропускать взросление своего ребёнка, как это делал Орландо. Но Трис забеременела и боялась делать аборт. Франческа была на седьмом небе от счастья, услышав эту новость. Тео был в смятении. И, наверное, рад. - Наши взгляды с Трис…
На этом моменте Марино поднимает глаза. Разве он говорил о том, как зовут его жену? Одним из его правил было не совмещать личную жизнь и работу. Поэтому о его семейном статусе пациенты могли судить лишь по наличию обручально кольца. Да и то, чаше всего он оставлял его в вернем ящике стола, чтобы не мешалось.
Кажется, его начинало мутить. Кто она? Влюбилась в мужчину, увидев его на развороте одного из журналов? Безумная поклонница, которая выведала о нём информацию и теперь пришла познакомиться лично? Или же Ти Джей так сильно вымотался, что даже не помнит того, как в разговоре по телефону назвал Трис по имени?
Тео достаёт руку из кармана вместе с пачкой сигарет и начинает нервно крутить её в пальцах вместе с синей зажигалкой.
- Простите, я сейчас задам вам глупый вопрос. - Нервно сглатывает не отводя взгляда. - Мы с вами до этого никогда не виделись? Это может показаться очень странным, но меня не покидает ощущение, что мы когда-то были знакомы.
Он смотрит на девчонку с надеждой. Вдруг и правда виделись. Вдруг он просто позабыл об этом. А теперь уставший мозг вкупе с недотрахом при виде красивой девушке услужливо подкидывает такие картинки.

[LZ1]ТЕО ДЖЕЙ МАРИНО, 34 y.o.
profession:  нейрохирург в гос. Св. Патрика
wife: Patricia[/LZ1]

Отредактировано Teo J Marino (2022-09-25 20:24:13)

+1

10

Она не должна знать, как зовут жену лечащего врача Джей. У неё просто нет такой информации, но имя соскальзывает с языка легко и знакомо, укладывается в канву разговора без проблема и Тео не высказывает никакого протеста, только подтверждая догадку - она угадала с именем. Или просто знала его откуда-то. Дени вздрагивает и мысленно прокручивает телефонный разговор, свидетелем которого только что стала. И сердце ускоряет темп, когда Дени понимает - имя не было произнесено ни разу. По крайней мере сама Симон этого не помнит и с досадой думает, что будь они в мире Гарри Поттера, то можно было бы посмотреть воспоминание в омуте памяти и узнать наверняка. Но увы. Они всё ещё в обычном человеческом мире, свободном даже от пришельцев, не то что от волшебников.
Дени тяжело вздыхает и снова скользит взглядом по кабинету в попытке отвлечься. Цепляется за незнакомые объекты, анализирует и вдруг ловит себя на мысли: всё здесь какое-то неправильное. Она уверена, что кабинет Тео Джованни Марино должен выглядеть совершенно не так. Не так дорого. Гораздо более сдержанно и аскетично. В очередной раз за последние полчаса чувство дежавю падает ей на плечи, прибивая к земле. Становится страшно даже шевелиться. Ощущение такое, что сделай она одно неловкое движение и мир пойдет битыми пикселями, рискуя тебя затянуть в багнутые текстуры.
Ей кажется, будто доктор Марино тоже чувствует себя неловко. Ему не по себе в собственном кабинете? Или он просто настолько эмпатичный, что считывает настроение самой Дени и поддается его влиянию? Звучит сюрреалистично. Если бы нейрохирурги поддавались чужому настроению, то едва ли бы так успешно справлялись со своей работой. Дени смотрит на Тео во все глаза и даже моргает редко. А потом картинка перед её глазами искажается и она видит уже что-то совсем другое:
Тео склоняется над её разведенными ногами. В свете лампы скальпель в его руке блестит и бросает металлические синие и серебряные отблески на поверхности рядом. Дени чувствует, как у неё внутри смешивается страх, нетерпение, желание, скручивающее низ живота в тугой узел. Она напугана, но вместе с тем хочет происходящего больше всего на свете. Острое лезвие касается кожи на внутренней стороне её бедра, оставляя после себя тонкий порез, наливающийся кровью. В воспоминаниях она слышит собственный крик, смешанный со стоном, и видит как Марино припадает к ранке на её ноге губами, проводит по ней языком. Бередит, раздвигает осторожно края раны, заставляя захлебнуться болью и стонами, впиться рукам в простыни до побелевших костяшек пальцев - перед глазами стоит алое марево накрепко смешанное с возбуждением.
Картинка рассыпается перед глазами на мелкие частички, когда голос Тео звучит в реальном мире, вырывая её из мира не то воспоминаний, не то фантазий. Дени трясёт. Она подымает на доктора глаза, в которых плещется отчаяние, смешенное с возбуждением. Ей страшно и кажется, будто она сошла с ума. Наверное, просто так сильно переутомилась, или Джей с утра подмешала ей в кофе какой-то наркотик. Жена могла выкинуть что-то такое. Иначе Дени не видит никакого объяснения. Но увиденные ей фантазии настолько реальные, настолько глубокие и осязаемые, что к горлу подступает тошнота.
И вдруг доктор Марино спрашивает её о том, не были ли они знакомы. Может встречались где-то? Дени медленно переводит дыхание, всё ещё скованная возбуждением и одной из самых горячих фантазий в её жизни (фантазий ли?). Пальцы её дрожат и она поджимает их в попытке скрыть это от Тео. Откровенно говоря, всё это чертовщина какая-то и она хочет расплакаться от непонимания происходящего.
- Мы можем выйти покурить? - она знает, что мужчина курит. И уже даже не пытается узнать у себя, откуда она об этом узнала. Приснилось? Явилось в видении? Прочитала в статье в интернете? Денивел подхватывает сумочку, с которой пришла, и идет к выходу из кабинета. Ноги её тоже дрожат и вообще плохо держат, но она надеется, что порция никотина сделает жизнь понятнее и яснее. Проще.
Полагается на Тео, чтобы тот, повиляв по коридорам, вывел её к курилке. К огромному облегчению обоих та оказалась совершенно пуста. Дени устало опустилась на скамейку, доставая из сумочки пачку вишневых сигарет. Подождала, когда Тео щелкнет зажигалкой, помогая её затянуться - тоже просто знала, что это случится. Взгляд на мужчину как будто активировал в её голове давно забытые паттерны поведения, что не укладывались в её настоящую реальность никаким образом.
- Кажется, это я сошла с ума, а не моя жена, - она глубоко затягивается и выпускает в сторону облако вишневого дыма, чувствуя, как успокаивается тремор в руках, - Тео... я могу звать вас Тео? - в голове до невозможности ярко вспыхивают фразы, смешанные со стонами "Тео, да..." и "пожалуйста, не надо, Тео", а так же "Тео, я хочу...". Дени стремительно краснеет и сглатывает, отводит взгляд в сторону. Злится на саму себя и прикусывает пухлую губу зубами, с помощью боли заставляя себя вернуться в реальность, - Мне тоже кажется, что мы будто бы были знакомы. Достаточно близко, - облизывает губы, затем проводит языком по зубам. И всё это нервно и напряженно, потому что говорить о том, что ей привиделось - страшно. Это кажется нелепым и неуместным, особенно в разрезе разговора с нейрохирургом, человеком науки.
- Вот только мы не могли... - Дени не представляет, как можно сказать хоть о чем-то из того, что она видит в своих "воспоминаниях", потому что большинство из этих сцен про любовь или про секс, а чаще всего про то и другое сразу, - я вспоминаю что-то очень личное, - и ей приходится буквально прикусить себе язык, чтобы не назвать человека, что стоит напротив, Мастером. Дени в панике делает еще одну глубокую затяжку и чувствует, как вина неприятно ворочается внутри. Джей бы задушила её собственными руками, если бы узнала, какие мысли посещают голову Денивел, когда она смотрит на Тео Джованни Марино. Дени готова и сама себя задушить за понимание того, что ей кажется будто назвать этого мужчину Мастером это самое простое и естественное, что может быть в жизни. Она в отчаянии упирается взглядом в Тео, который может быть вообще ничего знать не знает о том, кто такие доминанты и с чем их едят. А Дени вот уже представила его в этой роли.
Получилось органично.

Отредактировано Denivel Simon (2022-09-24 13:27:08)

0

11

Когда Тео задает ворох вопросов, он не до конца уверен в том, что девушка воспримет их нормально, что не сочтёт его сумасшедшим. Ещё не хватало того, чтобы Симон пошла к заведующему и не рассказала ему о том, что один из его "хвалёных" врачей пришёл на работу пьяным. Конечно, его трезвость будет легко доказать, но репутация будет подпорчена. Они живут в таком мире, где сплетни распространяются со скоростью света. А уж в больнице и подавно. Но к счастью, Денивел его понимает. Её взвинченный вид ясно даёт понять, что сейчас она тоже сама не своя, поэтому предлагает выйти покурить. Возможно, хочет прояснить ситуацию без лишних глаз, а новости о своей жене немного расшатали нервы.
Как бы то ни было, Марино соглашается с этим, кивает головой и встаёт из-за стола. Когда они идут по коридорам больницы, меньше всего ему хочется сейчас кого-либо встретить. Опять же не хочется слухов и лишних вопросов. Ему никогда не удавалось пройти по коридорам больницы и не быть растерзанным вопросами от медсестёр или пациентов. Сейчас он не сможет внятно ответить ни на один из них. Все его мысли были только о странных ведениях, которые преследовали после того, как он увидел Симон. Она как дурман опьянила его разум.
В курилке тихо. Никого. Тео облегчённо выдыхает и опирается на стену спиной, не заботясь о том, что может перепачкать белый халат. Достав из кармана помятую от нервов пачку сигарет, он прикуривает свою, а после подносит зажигалку к Симон. Вишнёвые. Этот факт заставляет его затянуться ещё сильнее, а после глотать ртом воздух. Не надышаться. Откуда он её знает? Иначе такие совпадения никак не объяснить. Нельзя же просто так из воздуха прикидывать факты о человеке и попасть в точку. Всё таки Марино человек науки и не верил в существование гадалок и всего потустороннего. Всё это лишь развлечение, придуманное, чтобы заработать денег на несчастье других людей и пощекотать нервы. Мужчина столько раз оперировал на мозге и может с большой уверенностью сказать, что никакой души не существует. Люди лишь набор клеток и биохимических процессов. Не больше. А сейчас?
Вызовите кто-нибудь экзорциста!
Когда Симон начинает говорить, становится чуточку легче. Её руки трясутся выдавая волнение. Он сам волновался так сильно, будто бы ему предстоял важный экзамен от которого в дальнейшем будет зависеть жизнь.
- Да. - Отвечает коротко. Все его слова закончились ещё там в кабинете.
Следующие слова девушки повергают Марино в шок. Она чувствует тоже самое. Не он один сходит с ума от странных ведений. Они были и у неё тоже? Почему-то кажется, что да. Какие? Такие же как у него: размытые и интимные? Тео передёргивает. К горлу подступает ком тошноты. Может быть что-то подмешали в кофе в кафетерии и теперь у всего госпиталя галлюцинации. Это бы хорошо объяснило происходящее. От этого стало бы легче. Но внутреннее чутьё подсказывает, что это предположение в корне не верно.
- Личное... - роняет слова, когда Денивел запинается. По её розовым от стыда щекам, мужчина догадывается о чём она говорит. Может быть, надо было пропустить это мимо ушей и увести разговор в другое русло, но нейрохирургу хочется разобраться в случившемся детально. Ему так станет легче. Всегда было, когда проблема проговаривалась целиком без утайки. - Как секс? - Сказать это оказалось куда проще, чем посмотреть в зелёные глаза напротив, которые смотрели на него с удивлением. - Я... - не может подобрать нужных слов. Да и что тут скажешь? Как объяснить то, что происходило между ними? Просто устали? Она от проблем со здоровьем жены. Он от навалившейся на него ответственности? - Я не знаю как сказать, - отрывается от стены и садится на скамью рядом. - Я тоже... вспоминаю, - это слово кажется ему неправильным, неподходящим к данной ситуации. Как можно вспоминать то, чего не было? Марино никогда не напивался в своей жизни до такой степени, чтобы не помнить того, что происходило дальше. Никогда не спал с первой встречной, а после забывал обо всём. Всех своих девушек Марино помнил очень отчётливо и в этом списке миссис Симон не было. Даже девушек похожих на неё хотя бы немного. Поэтому он исправляет сказанное слово, - вижу картинки, которые не могли произойти. Тоже очень откровенные и непривычные для меня. Если бы мне было сейчас лет пятнадцать, то ещё можно было бы списать всё на пубертат и гормоны, которые взбунтовались при виде красивой девушки. Но это не так. - Делает затяжку до боли в лёгких и выдыхает дым. Ему интересно, что видит она. Тоже эти картинки постельных сцен, где он почему-то главный. Отдаёт ей приказы, словно бы она его рабыня. Он никогда так не поступал. Но отрицать очевидное не мог - его это очень возбуждало. - Но кроме видений есть ещё что-то. Словно я знаю о тебе всё. Что спишь до полудня, потому что ложишься поздно. Даже эти блядские сигареты... я чувствовал, что они будут вишнёвыми. Я не знаю, - Тео трёт переносицу двумя пальцами. Это выматывает настолько, что после этого разговора он точно попросит свою секретаршу отменить все встречи и поедет домой, где завалится спать. - Как такое возможно? Словно какой-то фильм. Только вот это реальность.

[LZ1]ТЕО ДЖЕЙ МАРИНО, 34 y.o.
profession:  нейрохирург в гос. Св. Патрика
wife: Patricia[/LZ1]

Отредактировано Teo J Marino (2022-09-25 21:25:49)

+1

12

В курилке тихо и спокойно - вселенная им благоволит. Где это видано, чтобы стайка врачей не набилась вперемешку с пациентами курить и перебрасываться новостями. Но в данный момент в помещении только Тео и Денивел. Оба взвинченные, удивленные и предполагающие о том, что вероятно повредились умом. Может быть, совместно надышались чем-то, а потому и галлюцинации такие навязчивые и общие?
Но Денивел хорошо знает, что это болеют гриппом совместно, а с ума сходят - по одиночке. Как так вышло, что их с Марино сумасшествие разделилось на двоих? Как так вышло, что она сидит перед ним сейчас и краснеет словно школьница, потому что её не то воспоминания, не то видения настолько сокровенные, пошлые и с налетом безумия, что признаться в них сложно. Особенно сложно признаться в них мужчине, который должен стать лечащих врачом её жены - Дени криво усмехается, представляя, как это выглядит со стороны. Чистое безумие в его первозданном виде. Но это правда становится совсем не смешно. Только чуточку легче от понимания, что Тео разделяет эту участь с ней.
Что бы она делала, окажись ситуация односторонней? Вероятно, расписалась бы в своей усталости и нервном перенапряжении и легла спать выпив перед этим горсть успокоительных. Так смотришь всё бы и прошло. Но нет. Тео Джованни Марино садится рядом с ней и выглядит так, словно верит каждому её слову. Словно чувствует всё точно то же самое. И это пугает и будоражит одновременно - по рукам ползут мурашки. Дени задается вопросом, видит ли он всё так же ярко? Чувствует то же самое? И вместо того, чтобы встать, попрощаться и сказать, что она придет в другой раз, Денивел остается и затягивается глубже.
- Да, секс, - слово кажется неуместным в помещении госпиталя, но слетает с языка проще, чем самой Денивел казалось. Так, будто бы именно с этим мужчиной она привыкла говорить о секса. Так, будто это далеко их не первый разговор. Она ловит себя на мысли, что слепо уверена - Тео поверит ей. И осознание это необычное и странное, Дени моргает медленно, пытаясь хоть как-то осознать сложившуюся ситуацию.
- Это странно, - просто озвучивает Дени, потому что не готова пока произнести вслух признание, что в её взрослой жизни у неё никогда не было ни одного мужчины. Была только Джей. Ну и еще парочка других девушек в перерывах, когда они с женой ссорились так, что не могли друг на друга даже смотреть. Ссорились, впрочем, в основном из-за блядства самой Джей. Но как бы там ни было - Дени не спала с мужчинами. А тут вдруг голос Тео в её голове отдает приказы и она вместо отвращения или непринятия чувствует как её тело омывает возбуждением прямо в кабинете нейрохирурга, к которому она пришла за помощью далеко не сексуального плана. Девушка не верит в чертовщину и в демонов - тоже, но почти готова выдвинуть теорию, что Тео Джованни Марино - инкуб. Вот только доктор выглядит так будто растерян не меньше самой Дени.
- Я понимаю, - Дени выдыхает вишневый дым в пространство между ними повернув к Тео голову. Она правда понимает, о чем он говорит. А еще знает, как зовут его собак, а потому решает проверить наверняка: - как Джек и Кокс? Здоровы? - видит его удивление и покачивает головой, как бы без слов говоря: вот видишь, я тоже знаю о тебе слишком много, чего не должна знать. Улыбка у неё на губах нервная и измученная. И Дени смотрит на губы мужчины секунду-другую, а потом ловит себя на желании потянуться к нему за поцелуем, чтобы воскресить в памяти вкус его губ, что стерся-смазался и кажется таким нечетким в воспоминаниях о событиях, которых никогда не было. Она даже чуть подается вперед, ему на встречу, глядя в карие глаза напротив, а потом замирает, осознавая, что только что хотела сделать. Щипает себя за руку и отстраняется, глубоко втягивая воздух в легкие. До боли.
Прикрывает глаза и черные ресницы трепещут на бледных щеках как крылышки изящной бабочки. Денивел готова поклясться, что знает, как губы Тео сцеловывают слезы с этих щек. Готова убеждать, что она сама лично видела, как его руки порхают над клавишами пианино, когда он играет лучшие в мире мелодии. И в горле встает ком. Она чувствует себя растерянной и обреченной, фатально несчастной в это мгновение. Усталость наваливается на плечи тяжело и неповоротливо, Дени грустно вздыхает.
- Я знаю, что ты хорошо готовишь. А твоя мама занимается танцами. И, кажется, ты плохо ладишь с отцом, - Дени снова открывает глаза и впивается в Марино взглядом, покачивает головой и понимает, что кое-какая вещь кажется ей неправильной и неестественной, не совпадающей с "воспоминаниями" - только ты как будто бы не нейрохирург, Тео, - она не знает в какой момент позволила себе обращаться к нему на ты, и уж тем более по имени, но это получается так легко и просто, что кажется правильным и логичным. Когда с губ Дени слетает имя Тео, то ощущение такое, словно она вернулась домой из очень далекого и трудного путешествия. И в памяти всплывает то, как они наряжали ёлку на какое-то рождество. Рождество, которого в их жизни никогда не было: пили глинтвейн, катались на коньках, игнорируя тот факт, что в Сакраменто не бывает холодно.
- Я понятия не имею, что это такое. Выглядит как чистое безумие. Только разве можно сойти с ума синхронно? - она облизывает губы и невесело смеется, закончив курить. Подымается с места только чтобы потушить окурок в пепельнице и оглянуться на Марино, поймать его уставший взгляд. Сердце у неё в груди стучит быстро и взволнованно, а еще немного возбужденно от всех тех "воспоминаний", что вспыхивали в голове картинками-образами. Дени уверена - это не всё.
Она хотела бы увидеть еще больше.

Отредактировано Denivel Simon (2022-09-25 22:10:42)

+1

13

Симон подтверждает мысли Тео - тоже видит откровенные картинки. Мужчина задумывается о том, как это вообще могло произойти. Может быть это любовь в с первого взгляда так проявляется? Ведь у каждого человека это происходит по своему и точных описаний нет в книжках. Он начинает ковыряться в своей памяти, чтобы вспомнить, как это было с Трис. Сравнивает ощущения, но приходит к неутешительному выводу: всё было иначе. Мужчину очаровала улыбка будущей миссис Марино, он смотрел на неё как заворожённый. Губы выкрашенные в красный. Глаза сияли в солнечных лучах. Она стояла у стойки с журналами об архитектуре. Тогда Марино подумал, что девушка этой профессии. Изящная, стройная. Она манила, завораживала. Только вот все мысли были лишь об одном - как пойти. С чего начать разговор, чтобы не показаться навязчивым дураком. В архитектуре Тео ничего не понимал, в дизайне тоже. Поэтому не нашёл ничего, что могло бы ему помочь в знакомстве. Застыв на месте, мужчина не мог смириться  с тем, что может упустить такую возможность. И вот Трис уходит к кассам. Ещё пара минут и возможность будет упущена навсегда. Взять первую попавшуюся под руку книгу и пойти следом, надеясь, что представится случай. Так и вышло. У Трис не хватило денег - забыла кошелёк дома. Он даёт купюру «взаймы», она обещает отдать. Первое свидание состоялось из-за предлога вернуть деньги.
Всё было благородно и спокойно. Никаких видений, от которых перехватывало дух и хотелось зарыться в землю. Голова кружилась только из-за чувства влюбленности.
Сейчас всё иначе. Откровенно, интимно. Пугающе. Всё равно, что смотреть фантастический фильм, где главные герои вспоминают прошлую жизнь. И вот они встретились в другой и мало-помалу вспоминают друг друга. Может быть с ними двумя происходит тоже самое?
- Нормально… - Тео кажется, что земля уходит из под ног, когда Денивел спрашивает про собак. Если бы он сейчас не сидел, то точно бы сполз по стене вниз. Такие точные детали не поддаются ни какой логике. Он ищет хоть что-то, что смогло бы объяснить этот разговор. Но ничего не приходит в голову. Даже если взять в расчёт прошлую жизнь (что уже звучит бредово), то навряд ли в ней присутствовали его псы с такими же кличками. - Каждый день гоняются на заднем дворе, а потом спят без задних лап на диване. - Зачем-то сыплет подробностями.
На мгновение Тео кажется, что Денивел хочет его поцеловать. Мир вокруг замирает. Звуки меркнут, что он слышит, как сердце бьётся от нервов. Ему бы отпрянуть, сказать, что это слишком. Вспомнить о том, что дома ждёт беременная жена, но вместо этого замирает. Не в силах сопротивляться импульсу. Желание коснуться пухлых губ своими велико. Но момент рассыпается на осколки, когда девушка отодвигается назад. Наваждение спадает, сменяется чувством стыда за такое примитивное желание.
- Как будто бы патологоанатом. - Грустно усмехается на свои слова. Смотрит на собственные колени. Подробности из жизни больно ранят. Они словно острые иглы впиваются в тело и проскальзывают глубоко под кожу. Не вынуть. Остаётся только мучится от боли и истекать кровью. - Я бы стал им. - Стал тем, кем хотел, чтобы обрести возможность жить свободно. В далеко от своего деспотичного отца, подальше от всех обязанностей, что удавкой сплелись на его шее и теперь каждый день этот узел затягивается всё сильнее. Скоро Тео задохнётся. Чувствует это. - Если бы не один звонок. - Может именно в тот день он свернул не туда? Прогнулся под обязательствами и под этой тяжестью нырнул не в ту жизнь? И теперь в этой самой девушке он видит отражение той жизни, которая не случилась. Тео переводит взгляд с сигареты на Симон. Что если она его судьба? Та самая, которую он когда-то мечтал встретить? Но проебался. Жестко. И теперь жизнь издевается над ним, давая возможность посмотреть на то, что мужчина упустил. Невыносимо даже думать об этом. Всего лишь одна маленькая деталь, которая в корне поменяла всю жизнь. - Ты веришь в судьбу?
Не успевает даже подумать об этом, как слова слетают с губ. Они режут, кажутся неправильными. Словно бы спросил что-то постыдное. Услышать ответ страшно. Но чувство любопытства не унять. Что было бы, если бы Марино стал патологоанатомом? Как бы они встретились тогда? Может Денивел кого-то потеряла в той жизни? Или пришла на его концерт. Тео мечтал о том, что будет заниматься музыкой. Будет играть с друзьями, начав с малых площадок. В нейрохирургии на это совсем нет времени. Мужчина даже не может вспомнить, когда в последний раз брал в руки гитару. Сейчас она пылится в кладовой. Трис несколько раз хотела её выкинуть за ненадобностью, но Тео останавливал. Вдруг пригодится. Это как выкинуть мечту. Невыносимо больно.
Как и сейчас.
- Не знаю. - Тяжело выдыхает, даже не смотря на то, как девушка поднимается с места, чтобы уйти. - Я не знаю. - Уже в пустоту.
Марино просидел в курилке ещё полчаса и выкурил три сигареты. Точнее они тлели в его руках. Пребывая глубоко в своих мыслях, он совсем забывал о них. К нему выходили врачи и пациенты, которые пытались с ним заговорить, но видя, что нейрохирург витает где-то далеко, бросали свою затею.
Уходить было не легко, как и не просто выкинуть эту встречу из головы. Где-то внутри жирело чувство, что скоро вся его жизнь, выстраиваемая годами, пойдёт крахом.

[LZ1]ТЕО ДЖЕЙ МАРИНО, 34 y.o.
profession:  нейрохирург в гос. Св. Патрика
wife: Patricia[/LZ1]

Отредактировано Teo J Marino (2022-09-29 20:50:56)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Если бы…


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно