полезные ссылки
Правильно говорить: значит, Афганистан. Однако он ее не поправляет...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » До столкновения...3...2...1...


До столкновения...3...2...1...

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

улицы Сакраменто | июль 2022

Hunter Maddox & Rosalie Tyrell
https://i.imgur.com/MKhmhpu.gif https://i.imgur.com/XwwAkcE.gif

Случайная встреча — самая неслучайная вещь на свете

+1

2

Лето в Сакраменто выдалось жарким. По ближайшим прогнозам, снижения температуры не предвидется. В Нью-Йорке дело обстояло немного лучше, хотя бы за счет спасительных гроз, которые навещали город через день, что давало хотя бы одну причину скучать по нему. В принципе, для любителей жары погодка была, что надо. Но Хантер не любил жару, как минимум, потому как тело реагировала на нее. Родившись в штате Техас, в нем с одной стороны сохранилась простота тех мест, но она почти нигде не пригождается, когда ты уже больше двадцати лет живешь в мегаполисе, растешь и крутишься в определенных кругах, необходимо им соответствовать. Дело было совсем не в том, что Хантер стеснялся своего происхождения, часто он оказывался в таких ситуациях, где он с гордостью выставлял его напоказ и точно не было ситуацией, когда бы он это скрывал. Почему часто считается, что нужно делать какой-то выбор, отказываться в пользу чего-то? Мэддокс был из тех, кто не мыслил такими категориями. Положи перед Хантером две вещи и скажи, что нужно выбрать что-то одно, он спросит: «Почему только одно?». Аргументы про «делится надо» здесь не прокатят. «Кому надо? Если можете взять, берите. Ах можете взять только то, что останется. Так не останется, я беру все». Он не жадный. Он не копит, не чахнет над златом. Возможности сами идут к нему в руки, почему бы ими не воспользоваться? И здесь непонятно, кто больше имеет вес - бедный сирота из Техаса или мажор из Нью-Йорка. Кстати, к последним Хантер себя не относил, но от заблуждений в свой адрес он никогда не отмахивался. Ими он тоже умело управлял. Ведь какая разница? Настоящего его не знает никто. И самое правильное мнение о нем, что он действительно, как хамелеон, подстраивается под среду. И то, что единого впечатления о нем не складывается – это и есть его суть. Взять хотя бы нюанс с жарой. Да, Хантеру немного комфортнее в другом климате, но он почти и не думал об этом. У жары есть один плюс, физический дискомфорт влияет на мозг людей гораздо больше, чем может показаться. Это делает их нервными и слабыми. Податливыми. Хантер не относился к таким людям, потому что учился этим управлять, а не подчиняться. Бессмысленно бороться с тем, что не можешь изменить.
Мэддокс ходил, довольно суетливо, в потоке толпы и немного дергано говорил по телефону:
- Бэнни, просто сделай, как я сказал и все, - на самом деле он не злился, просто отдавал команду, просто обстоятельства требовали его нахождения на этой улице и требовали вести себя подобным образом. Не так и было важно, что он говорил и как. – Без самодеятельности. Я ценю тебя именно за это.За отсутствие амбиций и полную управляемость, если быть точным. – Я не смогу отвечать некоторое время, буду без телефона. Не паникуй, и просто дождись меня, - продолжая говорить не особо важные моменты, он то и дело недовольно поглядывает на ярко светящее солнце, словно от его осуждающего взгляда что-то изменится. В полном расстройстве озирается по сторонам, слишком быстро чтобы реально осознать себя в пространстве. Люди, то и дело спешащие куда-то не сильно помогают наладить контакт с местом. – Мне бы разобраться, где я для нач…, - Хантер не договаривает, так как при очередном повороте в сторону, неожиданно слишком резком, достаточно, чтобы, во-первых, соприкоснуться, очень ощутимо, с девушкой. Правильнее будет сказать, столкнулся. Во-вторых, телефон, практически кинематографично отлетел в сторону, приземлившись так, что надежд на его чудесное спасение не осталось.
Но полет телефона остался Мэддоксом незамеченным. Первая его реакция, отнюдь, не спасение своего имущества. На улице, пожалуй, и были люди, которые внутренне сжались от такой картины. И неизвестно от чего больше, в наше время, кто вызывал больше сочувствия? Девушка или телефон? Как и у всех современных людей, телефон неотъемлемая часть жизни, иногда и вся жизнь. А девушку он видит в первый раз. Да и участников столкновения двое. Не стоило бы и ей следить, куда она идет. Если такие мысли и могли проноситься в головах свидетелей представшей картины, то Хантер думал совсем иначе. И на то были причины известные только ему одному.
«Безупречная» - проносится в голове мужчины и вот его уже рука тянется и ловко хватает ее сначала за руку, а затем второй притягивает за талию к себе. Прохожие точно подумали, что у этого парня очень хорошо с реакцией. Они правы. Даже не представляют насколько. Мэддоксу вообще по жизни везло. Отрицать это не имело смысла, так как это уже был известный факт для широкого круга лиц. И Хантер молчаливо с ним мирился, внутренний протест вызывало лишь прозвище «Счастливчик», но и этому он явно не протестовал.
- Господи! Прошу прощения, - Хантер вовремя останавливает падение и крепко прижимает девушку к себе обоими руками явно испуганный своей неудачей. Он прижимает ее к себе, не как любовник, но и точно не так, как стоило бы держать девушку впервые десять секунд знакомства. Зато вполне нормально для человека, который только что спас прекрасную незнакомку от наверняка ужасного падения, пусть и причиной, которого оказался он сам, но вовремя исправленную ошибку, можно и простить. Он надеялся, что ему ее простят. – Очень сильно извиняюсь, - Мэддокс не стал сильно наглеть и почти сразу выпускает девушку из своих объятий, как только помог ей выпрямиться, держа руки где-то рядом от нее, словно боялся, что вдруг она все же упадет. – Это ужасно, мне нет оправданий. Эта жара, солнце в глаза, я заболтался, - он нашел взглядом, разбитый в дребезги телефон, но просто поджал в губы в очень легкой досаде, словно это не имело никого особо значения, ведь девушка могла пострадать, если бы его первой реакцией было броситься к телефону. – Совсем не смотрел по сторонам. Или смотрел, но незнакомый город, я был растерян. Первый день в Сакраменто и вот сразу так попал в такую историю, - он продолжал тороторить, пока не решил выдохнуть, на лице Хантера появилось самое виноватое лицо на свете.  – Вы целы? Я могу как-то загладить свою вину? Нет. Не так. – Я умоляю, - он даже немного зажмурился для убедительности, - позвольте загладить мою вину.

+3

3

Год выдался насыщенным. Забавно, но еще в прошлом июле Розали выходила из офиса отца, столкнулась с симпатичным мужчиной и... и с тех пор все закружилось еще сложнее, чем было до этого. Год назад Тирелл была в жуткой депрессии, из которой никак не могла выплыть. Смерть Джона сильно отразилась на состоянии девушки, которая с того дня не только словила пустоту внутри себя и кучу триггеров, но и полностью сменила образ жизни. Роуз переехала к родителям в дом, выставила на продажу квартиру, избегала Хейдена, вину перед которым ощущала, и скорбела, скорбела и скорбела... Ее негласный траур настолько затянулся, что родные стали волноваться. Даже отец выглядел вполне участливым, хотя обычно не отличался эмпатией.

Потом появился он. По началу Сантьяго напомнил Розали застреленного на ее глазах возлюбленного. Такой же статный, уверенный в себе, четко решающий поставленные перед ним задачи. Это сходство заставило ее продолжить с ним общение, словно она пыталась заполнить в себе ту пустоту, что была внутри. Люди не заменяемы, умом Рози это понимала, но летела на сжигающее пламя, пытаясь как-то залечивать свои душевные раны.

Позже стало понятно, что Тьяго далеко не тот, кем ей казался. Забавно было то, что девочка, которая никогда не отличалась слабостью характера, внезапно не стала с этим бороться. Отношения развивались настолько стремительно, что уже почти спустя месяц на теле девушки оказался первый синяк. Тирелл не была той, кто безропотно терпел побои, она всегда была той, кто мог на них ответить, а потому стычки с дель Кастильо были яркими и опасными вдвойне. Она отвечала, чем злила его больше. Но не уходила. И дело было не в этом эфемерном чувстве под названием "любовь", которое всегда находило оправдание мужчинам в таких ситуациях. Правда была в том, что любви в этих отношениях не было ни грамма. Тьяго просто было скучно, а красивая дочь старого знакомого адвоката, ведущего его дела, была неплохим вариантом для развития бурного романа. Розали было больно, и она искала что-то, что могло бы заставить ее забыться. Как оказалось, физическая боль неплохо отвлекала от душевной.

Но обманываться долго она не могла. Отношения продлились каких-то несчастных три месяца, за которые у обоих накопилось много хороших, но еще больше ужасающих моментов. Казалось бы, им больше не суждено было встретиться, но жизнь имела на сей счет свои планы. Если Вселенная что-то у тебя забирает, то она же должна и дать что-то в ответ. Кажется, так говорят?

Конец сентября ознаменовался нежданным известием - Тирелл была беременна. Такого поворота Розали никак не ожидала. Впрочем, как не ожидал и отец ребенка, который узнал о беременности своей бывшей лишь спустя месяц после расставания. Брюнетка сомневалась, стоило ли вообще ему говорить? Если их отношения были сотканы из насилия, то что ждало их ребенка? Нужен ли был вообще такой отец этому ребенку? Она была близка к тому, чтобы сохранить свою беременность в тайне от виновника сего события, но мама и Оливия все же уговорили ее поступить иначе.

- Роуз, он должен знать. Захочет участвовать в его жизни, или нет, вопрос другой, но сказать ты обязана. Так нельзя, - неделями вторили по очереди женщины, и Тирелл сдалась. Если кто-то думал, что разговор Сантьяго и Розали, где последняя объявляла ему о том, что он скоро станет папой, был равен разговору, в котором будущий папаша крепко обнимает возлюбленную и признается ей в любви до гроба за такой ему подарок, то  ни черта подобного. Их разборки скорее были похожи на те шоу, где мужчина сомневается в верности своей бывшей и требует от нее теста на отцовство. Разница были лишь в том, что это было не шоу, а их суровая реальность.

- Серьезно, Тьяго? -  Тирелл усмехалась ему прямо в лицо. - Я думала, что ты еще ниже в моих глазах упасть не можешь, но ты находишь новые и новые возможности для этого. Я поражена твоим талантом!

Ее никогда не пугала его сила, его опыт, которого у него было на десяток лет больше. Она всегда смело смотрела в его глаза, словно была равной. Ей казалось, что это бесило его, но одновременно с тем именно это качество скорее всего и привлекало. Она никогда не падала ниц и не бежала исполнять любой его каприз. Испано-мексиканская смесь их тандема была похожа на фонтан эмоций и вполне была достойна своего сериала на "Netflix". Домохозяек бы точно от экранов было не оттянуть.

- Ой, надо же... Какая неожиданность, дель Кастильо, ты отец ребенка! - язвительно говорила Розали, кидая результаты теста ему прямо в лицо. - Прямо даже не знаю, КАК это ТАК получилось!

Она все еще помнила его выражение лица в тот момент. И то, как с тех пор его отношение к ней поменялось. Пусть он никогда не был тем мужчиной, который в три часа ночи мог по любой прихоти сорваться искать ей клубнику или арбуз, потому что "хочу вот прям щаааас!", но он был тем, кто внезапно осознал, что станет отцом... и с тех пор делал все, чтобы ребенок, которого носила Роуз, ни в чем не нуждался. Наверное, и Рози, и Тьяго с тех пор понимали, что теперь их судьбы были связаны, хотят они того или нет.

Слава Богу, на свадьбе никто не настаивал. Это был тот случай, когда все негласно были солидарны с тем, что этому союзу просто не стоит случиться, иначе произойдет Апокалипсис. Тирелл точно не хотела воссоединения с главным абьюзером в ее жизни, слишком хорошо помня, какие потасовки они устраивали в отношениях. Ребенку такое видеть было точно ни к чему.

Забавно, но беременность лишь подстегнула Розали в работе. Она не планировала выходить замуж, собиралась рожать, а соответственно ее ждал отпуск, что включило в ней некий механизм повышенной продуктивности. В Хейдене же внезапно проснулось желание ее повысить. К ее же неожиданности. Дел в клубе было много, и Розали пыталась успеть переделать их все. Лайл то и дело смешно ухмылялся, когда беременная Роуз будучи с огромным животом размахивала планами и отчитывала официантов.

И вот, наступил долгожданный июнь, и на свет появилась маленькая принцесса по имени Изабелль. Такого счастья Розали еще никогда не испытывала. О депрессии было давно позабыто, а девушка накрыла волна новых забот и неизведанных чувств. Целый месяц она не вспоминала о работе, а все внимание было направлено лишь на один единственный маленький комочек счастья, чьи маленькие ручонки забавно махали в колыбельке.

Роуз никогда не могла подумать, что настолько готова стать матерью, но внезапно ощутила это.

Конечно, спасало и то, что Тирелл была окружена большим семейством, а ее мама настолько рада внукам, что Розали вряд ли о чем-то действительно стоило беспокоиться. Жизнь настолько удачно складывалась, что спустя месяц после родов брюнетка уже могла себе позволить отъехать из дома в клуб, чтобы решить рабочие вопросы, ведь дела никуда не испарялись.

- Скотт, все бумаги я подписала, папку оставила у тебя на столе, по премиальным тоже все согласовано. Ах да, что касается Адель... Я посмотрела ее новое портфолио, она делает большие успехи. Если вдруг захочет продолжить обучение с теми преподавателями, что я знакомила ее, то я готова договориться, - Лайл на том конце провода коротко ответил, после чего Роуз отключилась. Она возвращалась из клуба, но сильно не спешила. По времени сейчас у Иззи был сон, да и мама прекрасно с ней справлялась в отсутствие дочери (еще бы, вырастила троих оболтусов!). Убирая телефон в сумочку, Рози прикидывала, все ли есть дома, или ей стоило бы забежать за смесью или памперсами в магазин а потому не заметила, как, заворачивая за угол, влетела в мужчину.

Сумка соскочила с плеча и полетела на асфальт, а вслед за ней грозило лететь и девушке, если бы сильные мужские руки не обхватили ее талию и не прижали к себе. Опомниться брюнетка не успела, как не успела и издать хоть какой-либо звук. Она инстинктивно схватилась за его плечи, удерживаясь и испуганными от неожиданности событий глазами посмотрела на мужчину, который уже что-то поспешно тараторил.
- Добро пожаловать в Сакраменто, - первое, что выпалила брюнетка, опомнившись. И только после этого сообразила, что от нее явно ждали не этого. - То есть... Простите, я просто не ожидала и слегка растерялась... Ничего страшного, я цела! Вы меня тоже простите, я сама задумалась, не смотрела, куда иду.
В конце концов мужчина не один был виноват, что они столкнулись. Будь Тирелл внимательнее, то вполне могла бы избежать инцидента. Она собралась с мыслями и осмотрела незнакомца. Кажется, что он тоже был в порядке, в отличие от его телефона, который валялся неподалеку от них разбитый.
- О... Ваш телефон... Это мне стоит извиняться, кажется, что я оставила Вас без связи... Я могу как-то возместить ущерб?

+2

4

Хантер был гибкий, как змея, хоть и не любил их, ему по душе было сравнение с хамелеоном, который адаптируется под среду. И это ему нравилось в себе куда больше, чем то, как люди обычно держаться за свои принципы, не получая от них никакой выгоды.
Его нисколько не смутило, что все пошло немного не по плану. Он давно и в одну секунду приобрел навсегда способность не рассчитывать ни на что, никакие сценарии. Да, он примерно прикидывал какие-то планы, но, если что-то срывалось у него не было никаких чувств разочарований, он как умелый моряк, направлял свой корабль по хаотичным и непредсказуемым волнам.
Сам Хантер считал, что он живет на примитивном уровне базовых потребностей. Ест, спит, трахается. Его в общем-то все устраивало, просто, когда заходили разговоры о высоких материях, Хантер скорее озвучивал мнение, подчеркнутое из книг, лекций, знающих людей. Он не очень понимал, что люди видят в том или ином произведении искусства, но если коллекционеры готовы выкладывать за это деньги, то пожалуйста. Хантер отлично справлялся, иногда гости аукционного дома Мэддокс хотели поговорить именно с ним, потому что он он-то их точно поймет. Он не понимал их духовного интереса, но с готовностью выслушивал их запросы и с готовностью готов им помочь. Не без выгоды для бизнеса конечно. В этом и был весь его личный интерес. Он старался для стариков, которые его вырастили, пока им это нужно, они это получат. Самому Хантеру по большому счету было плевать. Внутри Хантера до сих пор сидел пацан, который остался сиротой по дороге из Техаса в Нью-Йорк.
Хантер практически не помнит, что было «до». Или не хотел помнить. Память как будто блокировало любое воспоминание, находящееся рядом с трагедией. Сами вопросы про «детство» обязывали отвечать односложно, без деталей.
Детство?
Выстрел.
А что ты любил, когда был маленький?
Выстрел.
А где твоя мама?
Выстрел.
Кстати, первое время, после того, как Мэддоксы забрали мальчика к себе, Хантер заметно вздрагивал от выстрелов (охота оказалась не такой уж редкостью в их окружении), или от звуков, похожих на них. Для незнающих это было естественной реакцией, поэтому особого внимания не привлекало. Мэддоксы же обратили на это внимание сразу и решили искоренить эту проблему тут же, своими собственными методами. Гидеон не придумал ничего лучше, как вывести мальчика на стрельбище и заставить стрелять. Почему-то мужчина был уверен, что Хантер выдержит это, у него не начнется припадок или паническая атака. Будь Хантер немного более философского склада ума, он бы мог задуматься над этим. Старик либо вообще не в курсе, как его действия могут навредить еще больше, возможно, он настолько равнодушен к чужим переживаниям и считает, что мальчикам не стоит хныкать и проявлять слабость. Или же у него откуда-то глубокая вера в пацана, который лишился буквально всего и так не имея практически ничего кроме матери. С возрастом становится понятно, что именно второе, заставило Гидеона сделать то, что он сделал. Так и продолжалось по сей день. Такие темы не приняты обсуждать или говорить слова привязанности в лицо, Мэддоксы, включая Хантера, довольно холодны на проявление эмоций, но при этом умудряясь выглядеть дружелюбно.
Онид далеко не ушла от мужа и пользовался такими же методами. При этом Хантер знал, что стоит кому-то сделать в его адрес что-то, что ей не понравится, она готова будет броситься на защиту детеныша, как львица. Он никогда не видел ее в таком состоянии, но от нее исходила энергетика и даже удивляешься, как такая внешне милая женщина, может вызывать чувства настороженности и то, что стоит следить за словами в ее присутствии. Она не была наседкой, просто молчаливым наблюдателем, готовый вмешаться в любой момент, но позволяя Хантеру решать свои проблемы самому.
Удивительно, как столкнулись Колин, погибший сын Мэддоксов, и Сильвия, мать Хантера. Колин талантливый художник. Забавно, что, когда Хантер вырос, отметил, что никто более Колина не приходился бы для круга акционеров, другие в большей или меньшей степени были похожи на Хантера – зарабатывали деньги, но немного кичились своими знаниями, положением и компетенциями. Все-таки в мире искусства не принято ставить деньги на первое место. Своего рода светский этикет, который принято соблюдать, его соблюдал даже Хантер, но сам он никогда притворно не восхищался хоть какому-то произведению искусства, но с уважением и чуткостью относился к таким проявлениям в других. Он и не считал их глупцами, просто каждый получал свою выгоду, он материальную, они духовную, все выигрыши и довольны. В этом отношении Хантер пошел в мать, женщина работала в музее, но не особо питала страсть к чему-то прекрасному, ее скорее удивляло, что это сделали люди, которые жили давно, не имея технологий, для нее современное искусство было чушью, примитивное, пошлое. На этом фоне они познакомились с Колином, который приехал в провинциальный Фредериксбург, который представлял некоторый интерес для людей искусства, а Мэддокс приехал туда за вдохновением. И нашел. Но совсем не там, где рассчитывал. Сильвия его удивила сразу. Девушка, которая явно мыслила практически, легко могла поддержать разговор, при этом иногда ставя Колина в полнейший ступор своими замечаниями не в бровь, а в глаз. Он не мог и дня прожить в городе, чтобы не найти ее и снова не вступить с ней в полемику, а вскоре и вовсе сказал «Выходи за меня». Он не мог представить, что может уехать без нее. Сильвия, казалось, в первый раз тогда оказалась не в своей тарелке и отмахнулась от него, сказав: «Не неси ерунду» и быстро умчалась прочь. Город был маленький, а пылкого парня поощряли, найти адрес девушки не составило труда. Колин был очень в себе уверен и явился на порог со словами «Я знаю, что я тебе нравлюсь». «Нравишься» - призналась девушка, - «Но у меня уже кое-кто есть..» и когда Колина уже начало накрывать разочарование, девушка открыла дверь шире и он увидел рядом стоящего мальчика, который смотрел на него прямо, снизу вверх. Колин сразу понял, кто хозяин положения. Его наличие ребенка никак не смутило. Хотя увидела, Сильвия казалась слишком молодой и никак не вязалась с картинкой материнства. Колин боялся, что мальчишка не одобрит его, а он к тому моменту чуть ли не с ума сходил по Сильвии и готов был сделать, что угодно. На подарки Хантер реагировал равнодушно, не отвергал, но и не приходил в восторг. Позже Сильвия сжалилась и сказала Колину, что ее сыну это все неинтересно, так как сама она не могла дать Хантеру многого, он привык к тому, что есть и не склонный к капризам не создавал матери никаких хлопот. К появлению мужчины он тоже отнесся довольно флегматично, общительному Колину было немного неуютно, пусть и его родители не были ярки на эмоции, но одно дело его семья, а другое дело, когда ребенок смотрит на тебя пустым взглядом и непонятно, как он к тебе относится, а от него зависит его счастье. Колин поделился как-то своими опасениями с Сильвией, на что она улыбнулась и сказала, что Хантер просто знает, что он в приоритете, поэтому он спокоен. Колин удивился откуда может взять такая уверенность у ребенка, но не стал озвучивать свои мысли вслух. Все переговоры были завершены. Родители ждали их приезда. У Сильвии и Хантера не было никого. Хантер молчаливо собирал свои вещи. Колин его устраивал. Мать была довольна. К своему отцу он не был привязан и сам не ревновал ее. Ни он, ни Сильвия до конца не представляли, что из себя представляет новая жизнь. Но знали, что Нью-Йорк покажется им ужасно большим, а мир внутри, как на другой планете.
«Нет ничего важнее тебя, Хантер» - слова матери, которая говорила их постоянно в абсолютно разных ситуациях: от самых счастливых до самых страшных. Забавно как эта установка полного эгоиста сочетается с безукоризненными манерами. И как бы удивилась мисс Тирелл тому, что ее так учтиво поймал и держит в своих объятиях тот, кому и дело нет до чужих падений.
- Добро пожаловать в Сакраменто, - Хантер замер в легком ступоре от ее ответа, на его взгляд немного нелепого, комичного и что уж скрывать, от этого не менее очаровательного. Он почти нервно и растерянно смеется. Признаться, когда он затевал это он ожидал скорее легкую драму или трагедию, но никак не комедию. На лице мужчины блуждает приятная улыбка, настоящая ли? Кто знает. Но Мэддокс прекрасно знал, как мог воздействовать на людей и всегда был очень тактичен в таких проявлениях, чтобы не перегнуть палку и выглядеть наглым. Наглость не нравилась никому. И ему в том числе. Быть приятным он научился давно, находясь в обществе абсолютно разных людей. Он еще в детстве усвоил, как много можно добиться, если просто нравиться людям, сколько тебе прощается или попросту не замечается. И как мало дается в борьбе, и лишь особые ценители чувства противоборства могут получить от этого удовольствия, но так как Хантер относился к людям, которым был интересен результат, а не процесс, он предпочитал быть нацеленным на максимальный результат. – Ну что Вы, Вам совершенно незачем извиняться. Интересно, в Сакраменто все такие милые, когда их сшибают с ног? – Хантер с явным виноватым видом, продолжал настаивать на своем, но уже с полуулыбкой, глядя на девушку словно опасаясь, что она все-таки решит его обвинить. Хотя казалось ее совершенно не беспокоит. Первое впечатление обманчиво. Она выглядела так, как выглядят девицы, которые трясутся за каждую неровно лежавшую прядку на голове. А тут был серьезный риск оказаться с ссадинами на коже. В лучшем случае. А она ноль внимания! Интересно. От него не укрылось, как она оглядела его. Не как сексуальный объект, а скорее с участием, которое и он проявил минуту назад. Странно, еще одна не состыковка, он слышал о ней другое. На свой счет он это не принял. Это было связано с чем-то другим. Возможно, кем-то. Хантера это не сильно беспокоило, так как он и не планировал набиваться к ней в любовники. Это даже бы ухудшило дело. У него были на нее другие планы. – Телефон – это просто безделушка. Его потерю я точно переживу, в отличии от Ваших разбитых коленок, - это было сказано без флирта, он даже не смотрел в этот момент на девушку, а немного оглядывался вокруг, разочарованный в себе. Хантер отошел от девушки и поднял то, что осталось от его телефона, в надежде вытащить сим-карту. Сделав дело, он кинул телефон в мусорное ведро. – Отлично, я теперь без телефона, карты и понятия не имею, где нахожусь…Просто подскажите в какой стороне вокзал, и я поеду обратно в Техас, пока еще что-нибудь не случилось, – с явной иронией проговорил Хантер, чуть ли не закатывая глаза, поглядев куда-то в даль, в надежде увидеть там радужные перспективы, но их не обнаружив перевел взгляд на свою новую знакомую и протянул ей руку. – Я, кстати, Колин. Приятно познакомиться.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » До столкновения...3...2...1...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно