полезные ссылки
Правильно говорить: значит, Афганистан. Однако он ее не поправляет...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » keep those monsters in the closet


keep those monsters in the closet

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Thomas, Martin & Misha
23.05.21
sacramento

Отредактировано Martin Juhl (2022-07-14 11:16:08)

+2

2

Дорога до Сакраменто была недолгой, весь путь в общем - с несколькими остановками на заправке, чтобы отлить и покурить, занял около двух часов. Томми не знал чего ожидать от первого знакомства с братом или если оно вообще сегодня состоится. Ведь решение свалить из Сан-Франциско вышло крайне спонтанным, но саднящая от отцовского кулака рожа до сих пор неприятно ныла и напоминала о том, что он всё сделал правильно. Времени на рефлексию в пылу семейного скандала особо не было, и хоть Томми до сих пор многое мог стерпеть, но только не откровенную ложь, которую с такой злой напыщенностью выдал его папаша. Он был, мягко говоря, ошарашен, когда осознал, что у него всё это время был старший брат. Старший, блядь, брат. Целый настоящий живой человек, который наверняка единственный мог его понять или хотя бы тоже успеть повидать дерьма, будучи выходцем из этой долбанутой семейки. От этого осознания мужчину ожидаемо накрыло приступом гнева и теперь на выходе он имел минус семью и плюс свободу.
Прибыв в Сакраменто, Юль-младший остановился в первом мало-мальски приличном мотеле и теперь он просто сидел в своём номере и прикладывал холодную банку газировки к опухшей скуле. Он плохо себе представлял предстоящую встречу и что он надеялся от неё получить, но были в его дурной голове вопросы, на которые он рассчитывал получить ответы. Например, узнать у брата, если он вообще был в курсе его существования и почему никак не давал о себе знать. Конечно, вероятность того, что старший брат захлопнет перед его носом дверь и пошлёт куда подальше была велика, но Томас был готов рискнуть. Домой он возвращаться точно не собирался, потому что нахер этого старого маразматика и мать-истеричку, но попытать удачу с единокровным братом стоило. Время было ближе к вечеру и мужчина решил, что его брат вполне мог бы уже находиться дома, ну или рядом будут соседи, которых он мог позаёбывать расспросами.
Томми вышел из мотеля и направился в сторону своей тачки, параллельно вбивая последний известный адрес брата в навигатор. В Сакраменто он никогда прежде не бывал и ему было очень любопытно где его брат жил, какой у него был дом, какую тачку он водил, жил ли он один или ещё с кем-то. Вопросов в голове скопилась уйма, к его собственному удивлению, ведь до сих пор Юля интересовал только он сам и всё, что касалось его сытой и комфортной жизни. Сейчас он ехал на встречу с по сути совсем незнакомым ему чуваком и по-глупому надеялся, что там его примут и поймут.
Уже подъезжая к нужному дому, Юль сдвинул к носу свои авиаторы и внимательно осмотрелся по сторонам. Это был с виду приличный спальный район, да и сам дом вроде тоже был неплохой, что мало сопоставлялось с образом злостного наркомана и неудачника, который обрисовал ему отец. Но да что он мог знать о жизни, когда сам до сих пор жил в золотой клетке и видел в основном только то, как сходят с ума такие же богатые кретины. Томми сделал вдох и резво вылез из машины, стремясь поскорее покончить с самой нервной частью этого действия. Подойдя к двери, он сильно постучал в неё несколько раз, надеясь сразу привлечь к себе внимание жильцов.
- Эй, есть кто дома?! Мне нужен Мартин Юль.

+3

3

- Блять, просто разберись с этим, хули ты его слушаешь, - барыга только пару часов назад вернулся домой, принял душ и завалился в кровать. Только начал засыпать, но его снова разбудили звонком. В трубку ворчал Кёртис, который освобождал склад к следующей поставке и зацепился в споре с Оуэном. – Алё? Все, отбой.
После полуночи ему надо будет подняться, чтобы отвезти им бабки, так что времени на сон было не так уж и много. Миша, вроде, где-то каталась по делам и должна была забрать Бобби у Франчески. Мартин кинул взгляд на часы и отложил мобилу обратно на тумбочку, закрывая глаза. Слышал подъезжающую машину, но его основательно так рубило в сон, так что особо не обратил на это внимание.

Томасу открыла домработница – молодая девка, которая помогала дома Мише. Никакой формы у нее не было, но, в принципе, по простой одежде вполне можно было понять, кто она. Оглядела парня чуть удивленно, но за дверь пускать не стала, оставила его ждать у порога, а сама двинулась к спальне, чтобы тихо постучать. Барыга этот стук услышал не сразу, конечно. Открыл глаза, выплывая из новой попытки уснуть и сначала хмуро пялился в стену несколько секунд, а на очередной стук покосился на дверь.
- Да че, блять?! – приподнялся на локте, уже понимая, что сегодня его в покое не оставят и сон теперь придется отложить до утра, когда пойдут уже третьи сутки без отдыха.
- К вам пришли. Я не знаю, кто это.
- Сука, - Юль раздраженно откинул одеяло и поднялся с кровати, цепляя домашние штаны и натягивая. На ходу прихватил майку и вышел из спальни, столкнувшись с девкой у двери и обходя ее. – Спрашивать надо, кто пришел-то, - тихо проворчал себе под нос.

Ему плевать было на стирку и уборку. Юль долго не обзаводился своим жильем из соображений собственной безопасности, а еще для того, чтобы не видеть там чужих лиц без своего разрешения, но теперь приходилось ко всему этому привыкать. У Миши времени на домашнюю возню почти не было, а теперь в доме появилась еще и Бобби. Барыга спорить не стал, когда она решила нанять помощницу, у него-то точно не было времени на это все, хотя как-то прожил всю жизнь, но Бобби росла и везде лезла, и оставлять ее без присмотра становилось опасно. Он, конечно, был благодарен Миши, что она ее приняла и возилась и пришлось познакомить их с Франческой, - матерью Касты, - потому что та тоже помогала, когда забирала ребенка к себе. Бобби, вроде, даже начинала привыкать к Мише. В общем, к этой ситуации приходилось привыкать им всем и что там будет дальше, будет видно.

Мартин неторопливо дошел до двери, слыша, что девчонка тащится за ним по коридору, толкнул входную дверь и уставился на гостя. Понятия не имел, кто это такой. Первой мыслью было, что его кто-то отправил по какому-то делу.
- Кто такой? – Мартин разглядывал незнакомца на пороге своего дома, пока выворачивал майку и потом выжидающе глянул на него. На самом деле, сразу уловил знакомые черты лица, просто не сразу дошло, чьи. Натянул майку и отвлекся, когда во двор вкатился Мазератти. Девка к выбору тачки подошла с размахом, конечно, учитывая, что перепрыгнула в нее с байка, но теперь зарабатывая нехилое бабло, надо было чем-то себя радовать, а то у них в этом плане вообще был какой-то заеб, как ему казалось. Масштабные покупки давались легко, но по мелочам оба походу все еще упирались в практичность.

+3

4

- Моя очередь выбирать песню!
- Твоя была в прошлый раз, - Мишка свернула к дому и с улыбкой глянула в зеркало заднего вида - на Бобби. Черные кудряшки покачивались, хотя тачка шла очень плавно. Мишка за этим следила, потому последние месяцы беременности давались ей утомительно. Бойкая черноглазая девочка свела брови и на миг стала похожа на отца. Или не на отца. Касту Миша никогда не знала. Но на круглом румяном лице эта сосредоточенность смотрелось трогательно и забавно.
- Тогда сейчас очередь Дона Педро!
Блондинка только восхищенно расхохоталась. Надо же как она выкрутилась! Сообразительная!
- И какую песню заказывает Дон Педро?
- I Love а Little Pussy!! – смешно пробасила между сидений мохнатая башка мягкого мишки, наряженного в клетчатую рубашку.
- Какой! – только улыбнулась себе под нос этой милейшей двусмысленности в названии. Песенка-то была про котенка, которого Бобби выпрашивала с уверенной регулярностью. А Миша была совсем не готова его принять по причине своей глубокой беременности, потенциальной аллергичности шерсти для малыша и недостатка времени на дрессировку зверька. Так что здесь они были в напряженном конфликте, состоящем из полунамеков. - Дон Педро знает толк в музыке!
- Дон Педро лучший! – мишка пританцовывал за ее спиной под новый бит, обнимая маленькую хозяйку.
- А танцевать мы будем? – в голосе Бобби чувствовалась требовательная нотка. Она всегда умела настоять на своем и, если не выкрутится, на «тетю» обязательно сумеет надавить и приправить чарующим, обольстительным взглядом.
- Когда придем домой, - устало пообещала Мишка в надежде, что Эмми спляшет с воспитанницей, прежде чем ее купать. Эмми ей перепала временно. Фармацевт, с которой Мишаня начинала еще в первой аптеке, упомянула, что племянница ищет подработку, пока не устроиться в серьезную контору по специальности. Семью Миша наблюдала уже 3 года, а это хорошая рекомендация. Но время шло, а Эмми была с ними уже третий месяц. Мишка тоже впервые управлялась в таким огромным домом и ребенком. Сперва-то она присвистнула, когда блуждала по пустым, просторным комнатам, а потом сообразила, что все это придется еще и убирать, что Бобби нужно внимание и чужое взрослое время, а Мартину – тоже время, чтобы привыкнуть к этой оседлости и нужности кому-то беззащитному и неуправляемому одновременно. Бобби очень помогала притереться к родительской роли. И хотя беременность не докучала, усталость накапливалась. Эмме приходись задерживаться, пока Бобби не ляжет спать. Под финальные ноты «влажной киски» Мазератти с шепотом припарковалась в гараже. Малыш отчаянно толкнулся, Мишка поморщилась.
- Пойдем. Нам обещали печенье и какао. Дон Педро будет какао?
- Только с пенкой! – ультимативно заявила мисс Юль, и Мишка щелкнула замком тачки. Они поднимались в дом по внутренней лестнице, и вышли в гостиную с целью взбить самую густую пенку в этом мире к чертям собачьим. Эмма возникла внезапно.
- Там гость. Говорит, он брат хозяина.
Мишаня нахмурилась в попытке вспомнить, упоминал ли Мартин какого-то брата. Покойного кузена она помнила, но более дальнего родственника он вполне мог и не счесть достойным обсуждения. Про свою покойную сестру Миша тоже не рассказывала. Может, упомянула разок, но и хватит на этом грустных историй.
- Кузен?
Уточнила так, словно Эмма могла это знать. Та только пожала плечами, всей мимикой демонстрируя полное недоумение.
- Дядя!
Они даже не успели оглянуться, когда Бобби промчалась мимо домработница, как заправский игрок в американский футбол, и ринулась через гостиную, полную аромата свежесваренного для нее горячего шоколада, намереваясь, похоже, и гостя сбить с ног. Но вес ее был так мал, что малышка только вписалась грудью в его коленки и обняла так крепко, что тот легко мог бы повалиться на ковер, неудачно подкошенный в таком уязвимом месте.
- Бобби! – Мишка застыла в напряженном изумлении, не зная, что делать. Ночные гости, приходящие без предупреждения, в этом доме могли быть случайно отстреляны. И ничего доброго от этого визита она не ждала. Казачок всегда мог быть засланным. Никто не хочет пустить на порог киллера среди ночи. А это так реально! Чертовски реально каждую ночь! Она уже в красках увидела, как незнакомец достает пушку из-под полы, и ковер в ее гостиной красится заливным багрянцем. Если все выживут, у Эммы будет завтра очень сложный разговор о технике безопасности. Но пока Миша смотрела, что-то знакомое проступало для нее в чертах ночного гостя… Он и впрямь чем-то отдаленно походил на дилера… Общей четкостью скул и складкой у рта. Разлетом бровей.
- Я Миша, - сообразила, что замерла за спиной мужа, как будто это ее единственное и самое безопасное укрытие. – Привет!
Обняла барыгу и впечатала нежный, приветливый поцелуй куда-то в шею.
- Ой, прости, - мимолетно стерла помаду костяшками. – Мы пришли пить какао. С самой лучшей пенкой!
Развеселилась, когда, прижавшись, почувствовала, что в Мартине нет напряжения. Значит, и ей можно расслабиться? Даже скрытой угрозы в ситуации нет. По крайней мере, сейчас. Ей не нужно незаметно вынимать глок из ящика со специями, пока она якобы хлопочет над чаем?
- А чего ты не предупредил? – обернулась к этому таинственному брату и протянул руку для пожатия. – Голодный? С дороги? Что вам плеснуть, пока мы делаем самую лучшую и стоячую пенку для Дона Педро? Бобби, давай, отпусти дядю. Он голодный. Надо его покормить. Пойдем сделаем сэндвичи. Ты будешь?
Оберулась к барыге, и ласково потянула малышку за плечо в надежде, что она сама распахнет объятия при слове «сэндвич». Но та внимательно и вопрошающе уставилась на новообретенного дядю снизу вверх тем фамильным «юльевским» взглядом, когда совсем не очевидно, кто тут еще смотрит снизу вверх!
- А что ты мне принес?!
На лице Бобби читалась абсолютная уверенность, что подарок, несомненно, есть и должен быть получен. Кто же приходит ее дом без гешефта!

Отредактировано Misha Juhl (2022-07-15 19:45:26)

+3

5

Когда открылась дверь, на него вопросительно уставилась незнакомая молодая девушка. Томми в любом случае ни разу не встречал брата или кого-либо из его окружения, поэтому не стал гадать кем она являлась. Нарушив неловкую паузу, он объяснил, что ему срочно был нужен Мартин Юль и девчонка, наконец, отлепилась от дверного косяка и ушла обратно в дом, хлопнув дверью. Он снова посмотрел на закрытую дверь и подумал, если его просто не решили молча спровадить. Но долго размышлять не пришлось, как дверь снова открылась и там показался высокий татуированный мужчина с недовольным лицом. Это лицо было красивым и чем-то неуловимо напоминало ему его собственное. Томми не знал, если по его мимике можно было судить о степени его охуевания, но он очень надеялся, что сумеет оставить о себе хорошее первое впечатление.
- Меня зовут Томми, - он уверенно начал отвечать на вопрос брата, как вдруг осёкся и поправил себя. - Если быть точнее, то моё имя - Томас Юль-младший. Я знаю, что ты мой брат и я хотел бы поговорить.
От дальнейших объяснений отвлекла подкатившая к дому Мазератти, после чего Мартин открыл дверь и жестом руки пригласил Томми проследовать за ним. Они оказались в комнате, судя по всему служившей гостиной, и его брат спокойно встал напротив, скрестив руки в ожидании. Юль внезапно почувствовал себя как на ковре перед директором пансиона, которому он должен был объяснить причину своего крайне гадского поведения. Ещё его чертовски отвлекала встретившая его в дверях девушка, которая то и дело маячила за спиной, словно не знала, если стоило доверять внезапному гостю и оставлять его наедине с хозяином дома.
- Я узнал о твоём существовании только вчера и сразу захотел тебя отыскать. Пути назад особо нет и я пойму, если ты пошлёшь меня к херам, но я должен узнать почему я ни разу не слышал о тебе, Мартин.
Томми редко в своей жизни волновался, но, выдав всё это, он впервые тревожился и не знал какой ожидать развязки. Ему хотелось сказать больше и задать вопрос из разряда: «Был ли папаша таким же мудаком с тобой?» или «Ненавидишь ли ты всё, что с ним связано, включая меня?», но язык внезапно отсох и прирос к нёбу. Потому что неловких семейных моментов в его жизни и так было предостаточно, а сейчас впервые хотелось, чтобы в нём сразу признали своего, без лишних расспросов и недоверия. Но, зная каким их отец был холодным по отношению ко всем ублюдком, Томми не слишком рассчитывал на распростёртые братские объятия и интимный семейный ужин, во время которого они могли бы познакомиться поближе и наверстать упущенное время. Ведь жизнь - не доморощенный американский ситком из 80-х о счастливой семейке, застрявшей в беззаботной комедийной утопии. От пространных размышлений Юля отвлекло шумное появление маленького человека, которая внезапным вихрем влетела в гостиную и с криком "дядя!" вписалась прямиком в его ноги. Едва удержавшись в вертикальном положении, Томми инстинктивно потянулся к тёмной кудрявой макушке рукой, чтобы убедиться в том, что девочка была в порядке. От переизбытка эмоций новоиспечённый дядя не знал куда себя деть с непривычки, но почувствовал, как его закостенелое сердечко начало качать кровь чуть бодрее в ответ на такое искреннее проявление детской симпатии. Вслед за девочкой появилась озабоченная мать и, судя по кольцу на пальце, жена Мартина. Томми с интересом уставился на глубоко беременную красивую блондинку, которая ласково поприветствовала своего мужа и теперь не без опаски смотрела на Юля-младшего. Было сложно не почувствовать себя лишним элементом в этой семейной идиллии, но отступать было поздно, да и не очень-то и хотелось, честно говоря.
- Очень приятно познакомиться с тобой, Миша, - крепко пожав протянутую женскую руку, Томас улыбнулся, но затем продолжил говорить, извиняясь. - Меня зовут Томми и я прошу прощения за то, что объявился вот так, без предупреждения. Ещё я с удовольствием отведаю того же, что и Дон Педро.
Весь этот разговор не ощущался для него чем-то нелепым или противоестественным, наоборот, хотелось, чтобы его почаще так обнимала племянница, а очень красивая и приветливая Миша и дальше приглашала его присоединиться к семейной трапезе. Но мужчина неуверенно поглядывал на сурового отца семейства, не зная, если он вообще будет настроен на продолжение разговора в таком составе.
- А что ты мне принес?!
В ответ на заставший его врасплох вопрос малышки, Томас едва ли не впал в ступор, но затем потянулся за ворот футболки и вытащил оттуда свой талисман. Это был подвес в виде черепа из чёрного золота, украшенный россыпью ярких мелких кристаллов на мексиканский мотив, а в глазницах загадочно поблёскивали два кроваво-красных рубина.
- Бобби, этот череп приносит удачу, если верить одному очень хорошему человеку, который мне его подарил.
Томми, конечно же, опустил мутные обстоятельства, при которых другой безбашенный Дон Абель из Мексики преподнёс ему эту памятную безделушку, но эта история была явно не для детских ушей. Он опустился на колени перед девочкой, чтобы говорить на одном уровне с ребёнком и ловким движением надел, оказавшуюся великоватой, цепочку на детскую шею. Она тут же с энтузиазмом принялась изучать блестящую цветастую штуковину.
- Если твои родители не будут против, то я буду рад, если ты оставишь этот талисман себе.
Мужчина выжидающе посмотрел на Мартина, гадая, если он сочтёт такой подарок уместным для своей дочери, которой на вид было не больше четырёх лет. Хотя реакция брата на черепушку его сейчас волновала чуть меньше, чем всё остальное.

Отредактировано Thomas Juhl (2022-07-21 21:50:59)

+3

6

Много лет у Мартина была единственная причина ненавидеть отца – смерть матери, которая попросту спилась после его ухода. Томас не был хорошим отцом, барыга сейчас и сам не мог этим похвастаться, учитывая то, в каких условиях оказалась Бобби до того, как стала жить с ними. Он мог бы себя самого утешать тем, что Каста сама решила разорвать отношения и тем, что он помогал им все это время деньгами, - неплохо так помогал. Вместо того, чтобы работать, она могла бы открыть собственный бар, если бы не была дохуя гордой по отношению к нему и его деньгам, - но прекрасно понимал, что это слабое оправдание. Возможно, Бобби тоже когда-то станет ненавидеть его по той же самой причине и у него сейчас появился шанс это как-то исправить, но в жизненном расписании дилера мало, что поменялось со времени ее появления на свет. С этим помогала Миша. Не смотря на собственную занятость и то, что была беременна их сыном, где-то с помощью няньки или Франчески, - матери бывшей жены Мартина, - справлялась с этим, наверное, в разы лучше, чем он сам, как бы он ни старался. Не жаловалась, не отказывала ребенку во внимании, с которым очень быстро нашла общий язык.

В общем-то, Юль в какой-то момент понял, что ему стало просто насрать на отца и его жизнь, что ненависти не стало, хотя желания увидеться с ним так и не появилось больше никогда. Просто не видел в этом смысла. Последний раз, когда они встречались, Мартин еще жил в Сан-Франциско и уже плотно сидел на игле, чем никак не улучшил отношение к себе. В тот момент он больше ненавидел сам себя, чем отца.
- Заходи, давай, - барыга кивнул Томасу на дверь, приглашая войти, чтобы не торчать на пороге, и прошел следом, оставив дверь открытой, пока Миша с Бобби выгружались из машины. Остановился посреди гостиной, глядя парню в лицо и выжидая, когда тот выложит причину приезда. Не то, чтобы Юлю было плевать на то, что парень внезапно к нему приперся, ведь о причинах, толкнувших его на эту встречу, Мартин вообще-то догадывался смутно. – И что ты хочешь, Томми? О чем хочешь поговорить?
Вряд ли младший брат нуждался в деньгах или вообще какой-то помощи и Мартин сомневался, что его на этот визит толкнули какие-то братские чувства, скорее любопытство. Что ему там наговорил отец, барыга понятия не имел, но мог представить, что нихуя хорошего.

Разговор прервала ворвавшаяся в гостиную Бобби, которая с разбегу вписалась в ноги объявившегося брата, и следом Миша, которая какое-то время оставалась стоять за спиной Мартина. Спонтанные и незнакомые люди на пороге этого дома и правда появлялись довольно редко, почти никогда. Барыга приобнял супругу за плечи, когда та вписалась поцелуем в шею и коротко прижал ее к себе, ощутив, как упругий круглый живот вписался в бочину. Опустил руку, чтобы огладить его.
- Все нормально? – выгладил ее по спине прежде, чем отпустить и отстранился. – Он решил нам сюрприз сделать. Я схожу за пивом, - отказался от еды и неторопливо направился к кухне, понимая, что поспать сегодня и правда не удастся. Понятия не имел, что делать с этой новостью и все еще не знал, что тут искал Том, но это придется сейчас разрулить.
Мартин стащил с полки холодильника пару бутылок пива и захлопнул его, возвращаясь в гостиную, где Бобби уже как раз получила свой подарок. Прошел, наблюдая за тем, как она разглядывает побрякушку на своей шее и тихо усмехнулся, присаживаясь на диван. Кивнул Томасу на кресло, отдав ему одну из принесенных бутылок, а свою открыл, прикладываясь к горлышку коротким глотком. Подцепил кулон, который болтался у ребенка где-то на уровне пупа:
- Ого. Это охереть, какой подарок, да, Бо? Тебе нравится? – выпустил кулон и потрепал дочь по темной макушке.
- Какао! – та встрепенулась, густо покраснев, и, отпихнув руку барыги, развернулась и подбежала к Мише, толкая ее в ноги в сторону кухни. – Пошли, пошли, пошли!
- Детка, нам нужно серьезно поговорить о домработнице, - поднял взгляд на жену, расслабленно улыбнувшись и будучи уверенным, что Миша и сама это прекрасно поняла.

Юль наблюдал за тем, как они обе ушли на кухню, а потом расслабленно откинулся на спинку дивана, закинул на нее локоть и уставился на Томаса-младшего.
- Понятия не имею, почему он тебе обо мне не рассказывал и подозреваю, что вчера он тоже нихуя приятного не сказал, да? Тебе нужно было у него самого спросить, а не ехать сюда, чтобы узнать это. Я его не видел лет… десять уже или около того. И о том, что у него есть еще дети только догадывался.
Надо было отдать парню должное, он довольно долго продержался с отцом и наверняка тот поддержал скандал, - о котором Мартин только догадывался. Да он и не жаждал узнать подробности, - чтобы просто избавиться от него. Парню на вид было точно больше двадцати пяти. Сам барыга в его возрасте уже почти десять лет жил своей жизнью и подальше от родителя.
- Ты один? Ни братьев, ни сестер у тебя нет? Не считая меня, - хмыкнул тихо, снова прикладываясь к бутылке. Почему-то даже не сомневался в том, что это правда. Понял, что Том и правда сильно похож на отца и что обстоятельства его приезда для дилера оказались вполне ожидаемыми. Отец себе не изменял, но стабильность — это же хорошо, вроде как. - Где остановился?

+3

7

Когда Мартин озвучил вслух в общем-то очевидные вещи, то Томас совсем про себя стушевался и еле поборол порыв приложиться ладонью ко лбу. Ведь никто не умер и действительно не было нужды переться в Сакраменто на ночь глядя и на следующий день обивать порог дома ни о чём не подозревающего старшего брата. Томми догадывался, что Мартину не особо хотелось говорить по душам и наверняка он спокойно вздохнёт, когда дверь за незваным гостем закроется. Но мужчина не хотел упускать шанс заявить о себе и попытаться узнать своего брата получше. Потому что то немногое, что он успел увидеть на поверхности в семье Мартина и Миши ему уже нравилось намного больше того дерьма, что осталось позади в Сан-Франциско. Так что может вчера никто и не умер, но отношения с отцом и матерью реанимации уже точно не подлежали, это он для себя решил наверняка. Теперь осталось понять, как оставить адекватное о себе впечатление и не налажать. Юль-младший открыл любезно предложенную ему бутылку пива и сделал живительный глоток прохладного напитка, прежде чем снова обратиться к брату:
- Я понимаю, что мне не стоило пороть горячку и вот так объявляться у тебя на пороге, но я сперва делаю, а потом думаю, за что ещё раз прошу прощения. Не хотел потревожить твою семью своим появлением.
От накатывающего волнами стыда и волнения кровь приливала к лицу, из-за чего синяк на роже неприятно тянуло, потому Томас с удовольствием приложил прохладный запотевший бок бутылки к коже и выдохнул. Затем он осмотрелся вокруг себя, чтобы удостовериться в том, что они были одни и продолжил свой рассказ:
- Ничего лестного наш папаша не сказал, как ты уже понял. Я в очередной раз запятнал его порядочное имя и крупно проебался, когда на тусовке у меня дома откинулась от передоза дочка одного магната, - сказав это, он умолк, чтобы дать брату переварить услышанное. Ведь Томас не знал какой реакции ожидать от него, хотя он заранее был готов к чему угодно - от осуждения до безразличия. - Дело в итоге замяли на уровне окружного прокурора, но без скандала не обошлось. Он врезал мне по роже и проговорился насчёт тебя, проорав, что я такой же никчемный кусок дерьма, как и мой конченный брат-наркоман.
Томас решил не упомянать последовавшую за этими неприятными выяснениями драку. Ему нестерпимо захотелось покурить, чтобы побороть возникший от всех этих откровений стресс, поэтому он на автомате потянулся ко внутреннему карману куртки, но потом, словно опомнившись, одернул руку в сторону.
- Слушай, я не приехал сюда за ободряющим хлопком по спине или братскому напутствию, - мужчина снова сделал паузу, при этом запустив пятерню в волосы, заставляя себя собраться с мыслями. - Наверно я просто хотел познакомиться с тобой и попробовать стать частью твоей жизни, если ты будешь не против этого, конечно.
Юль-младший сказал это и сразу почувствовал, что от сердца, наконец, отлегло. Томми не знал, что в итоге решит брат, но про себя надеялся, что он всё так же будет сохранять благосклонный настрой. Мужчина снова отхлебнул пивка и прикинул насколько хватит гостеприимства Мартина. Он так бы и продолжал блаженно пялиться на вновь обретённого родственника, если бы не вспомнил то, что забыл ответить на заданные ему вопросы.
-Я единственный сын отца и матери и о других детях, кроме тебя, мне неизвестно. До сих пор работал на отца, отвечал за поставки тачек. Сейчас я временно остановился в мотеле в Мидтауне. Думаю задержаться здесь на какое-то время, пока не решу, что делать дальше.

Отредактировано Thomas Juhl (2022-07-31 23:38:36)

+3

8

Юль склонил голову, глядя на брата, слушая его и понимающе кивая на откровенность о том, что тот не оправдал отцовского доверия и поплатился за это. Отметил про себя, что Томас с ним весьма откровенен и не пытался сам оправдывать свой поступок, что понимал, наверное, в какой-то степени, что сам виноват, ведь судя по его рассказу, отец даже вписался за него, отмазав от лишних неприятностей. Вот это для Мартина была новость, он и понятия не имел, что Юль-старший способен на что-то такое. Постарел что ли? Сентиментальность и вот это вот все. Когда они виделись последний раз, Мартину явно нужна была помощь, но отец пожелал ему лишь сдохнуть побыстрее. Такая себе встреча с родителем. На самом деле, Юлю никогда и не нужно было его внимание или помощь, он к тому моменту уже полностью осознавал, что рассчитывать должен только сам на себя. А младшего отец, оказывается, даже пристроил в свою фирму и образование у него имелось, наверняка. Очень неплохо, даже не смотря на его нынешнее положение. Томми явно способен был дальше жить самостоятельно, но барыга не чувствовал желания избавиться от него, да и рано было об этом думать.

- Ты на него злишься? – усмехнулся тихо, выслушав брата. Осуждать тут было нечего, да и самого Мартина все это никак не касалось. Ну, кроме внезапного желания Томми найти с ним общий язык. – Судя по твоему рассказу, он вообще-то, неплох, как отец. Дал тебе работу. Возможно, отмазал от срока. Этот Юль-старший совсем не тот, кого знал я, твой какой-то почти идеальный.
Не собирался учить младшего брата жизни, тот, вроде, и сам все понимал, был уже в сознательном возрасте, чтобы понимать. Мартину даже не нужно было ответов, вопрос был чисто риторический. Понятно, что без хлости не обошлось, раз дошло до драки. Признаться честно, разговаривать об отце барыге и самому не особо хотелось и раз Том зашел сюда с мыслью, что хочет влиться в их жизнь и стать ее частью, то ему интереснее было узнать, как он все это видел.
- Чем ты планируешь заниматься?

Деятельность барыги не подразумевала откровенности по этой части и по чистой дорожке он мало, чем мог помочь брату с поиском работы и полноценного обустройства в городе. Хотя, может быть, у Миши нашлось бы, чем занять брата, у нее в этом простора было побольше. В крайнем случае, у них было много знакомых, с которыми можно было решить такой вопрос. С другой стороны, может, и не стоило вообще сейчас об этом суетиться и Томми надо было время подумать – готов ли он осесть в Сакраменто и захочет ли, вырвавшись из-под отцовского контроля, подумать о сложившейся ситуации сам, без всякого постороннего вмешательства. А если у него башка варит, то он и сам мог подкатить с конкретными предложениями, ведь в что-то стоящее Юль был в состоянии вписаться.

- Я так понимаю, ты сразу после ссоры сюда прикатил? – кивнул на уже заметный синяк на скуле. Все это и правда может оказаться лишь порывом, после которого произойдет счастливое воссоединение, так что торопиться что-то предпринимать на ровном месте Юль не собирался. – Тебе надо остыть и подумать, или просто остыть для начала. Если тебе надо время, чтобы все для себя решить – что ж, мы никуда не торопимся.
Судя по рассказу Томми, отец слегка изменился и теперь Мартин не брался бы судить о его дальнейших действиях. Не был уверен, что он не станет искать Томаса, чтобы вернуть. Он ведь ему нашел место в бизнесе и это место наверняка будет ждать его возвращения, раз уж так случилось. Строить сейчас какие-то планы, пока сам Том с ними еще не определился могло оказаться совершенно пустым занятием. Завтра он может прийти и сказать, что хочет ехать в Нью-Йорк или ЭлЭй и барыга его поймет, потому что сам до сих пор жил в Сакраменто с ощущением, что здесь особо негде развернуться.
- Если хочешь, можешь остаться на ночь, комната есть. У меня есть знакомый агент, если все-таки надумаешь остаться, то завтра выцепим его, чтобы нашел тебе нормальное жилье, нехрен таскаться по мотелям, - он отвлекся, когда Миша снова появилась в гостиной и повернулся, рассматривая ее, поймался со светлым взглядом. – Предлагаю Томми остаться на ночь. Завтра перехвачу Джерри, чтобы подыскал ему хату на первое время.

+2

9

- Дон Педро шарит, - не успела улыбнуться, как Бобби уже влипла в колени дядьки. Он начал наклоняться. В Мишкином воображении – в слоумо- комната поплыла и движение замедлилось. Сейчас этот по сути незнакомый человек – что бы он там не говорил о родстве, а фингал у него знатный! – накинет ребенку на шею цепочку. И дернет. В первый год их знакомства Юль, наверно, очень уставал от ее наивности, но бесконечное колесо кровавых причин и следствий развило у Мишку непредсказуемую паранойю, которая от леденящей рассудительности барыги отличалась красочной импульсивностью. Пережитая зависимость и беременность не сделали ее спокойнее. Девчонка замерла, прислушиваясь, как леденеет внутри на вдохе. Кулон благополучно опустился в маленькие мягкие ладошка Бобби, и теперь поблескивал в сдержанном свете ночной гостиной, переливаясь то одним бочком, то - еще красивее! – другим. Отражался восторженными искрами в глазах малышки. Так она потом и запомнит Тома – на коленях перед племянницей с дорогим подарком в руках.

- Дядя - лыцарь! – Бобби кинулась к незнакомцу с объятиями. Мишка выдохнула. Пусть привыкает к таким мужчинам. Мать вряд ли могла предложить ей лучший опыт. А Миша, пожалуй, хотела отыграться за свое неловкое, уродливое детство, желая чужой, а теперь уже своей дочери лучшего впечатления о мире. Если они с Юлем не облажаются, у Бобби еще будет много коленопреклоненных с подарками. Молодых и красивых. Девчонка и сама красивенькая и бойка. Такие не пропадают. Мишка любила пошутить, что однажды Мартин станет сенатором от Калифорнии, а дети будут учиться в Йеле. Юль такие шутки не одобрял, но это не значит, что Мишка их забыла. Зная местную мафию, можно было рассчитывать на самый изумительный исход своей жизни. Лет 20 еще впереди. Зачем рассчитывать на худший?

На слова о домработнице она только кивнула, уводя девочку в кухню. Кивнула неуловимо, как будто согласилась одним только взглядом. Знала, что говорить о домработнице надо с готовым решением вопроса. Какао готовила только для кружившей по кухне Бобби. Понятно, что Мартин устроит пиво. Бобби воровала печенье из вазы и делилась им с Доном Педро.

- Нет, Маркус, мы поговорим... Я знаю, сколько время! …поговорим сейчас, - придержала трубку плечом, вынимая молоко из микроволновки, чтобы размешать в нем Несквик.
- Мне рожать через месяц! Найди мне хорошую девку. Нет, знаешь, даже… тетку. С рекомендациями. Почитай их, прозвони прежних хозяев. Сделай нормально. Я плачу тебе ху… - запнулась о напряженный, вопросительный  взгляд дочери. Той не нравилось, когда дома повышают голос. Видимо, была привычка, что это не к добру.
- Я плачу достаточно, - снизила голос и теперь отвечала энергичным полушепотом. -Да, мужика тоже можно. И лучше пусть он будет из спецназа! Ветеран запаса, да. Да я не шучу!

Маркус Ридельштофф, менеджер, кадрового агентства «Joblio.co» набирал ей персонал для аптек и склада. Уже 3 года вместе работали. В Мишкином бизнесе многое было отдано на аутсорс. Денег она не жалела, зато это позволяло справляться самой там, где другие предприятия имели жирный штат менеджмента. Домашний персонал не был профилем Маркуса, и дело двигалось очень лениво, а Мишке было не до того.

- Давай так: завтра ты кидаешь мне 3 CV, я выбираю и заключаемся. Или я ищу другое агентство для всей сети. А то ты в день родов мне их найдешь, и я буду в скорой с ними знакомиться. Ничего, что я поздно позвонила? Нормально уже? Как здорово-то! Рада была услышать.

Сама понимала, что звонит не вовремя и ругается зря, но какого черта? Секундная паника в гостиной дала о себе знать. И объяснять мужу, что тебе некогда обеспечить безопасности детей, потому что ты зарабатываешь деньги, которыми он может засыпать тебя и сам, – очень большой риск превратиться домохозяйку.

Отправив Бобби наверх, она вернулась в гостиную к словам о конченом наркомане и аккуратно застыла в дверях. У них было не принято об этом говорить. Не потому что они Юлем отрицали. Нет. Потому что кто старое помянет, выносит флешбеки о притонах, скандалах, ломке, летящей с моста тачке, рехабе, беспорядках среди уличных банд и капельницах. Кто торгует, тот не употребляет. Употребляешь и вываливаешься из бизнеса мгновенно. А они теперь пытались жить как нормальные люди, оставляя работу на работе. Ради детей. Благо, у дилера была восхитительная привычка ни в каких ссорах не вспоминать прошлое и не считать, кто кому и сколько должен.

Понятно, что мальчишка приехал на эмоциях, и ему нужно время и безопасное место, чтобы отлежаться и прийти в себя, оценить свои силы, желания и планы. Возможно, на этом экскурсия в жизнь безнадженого брата-наркомана и закончится. Как только выяснится, что после каждого промаха можно подняться и без отцовского благословения. Весь этот роскошный дом решительно намекал, что Юль-старший где-то ошибся в оценке первенца, а значит его оценкам доверять, вообще, не стоит.

- Пойдем, - кивнула гостю на лестницу, уводящую наверх из гостиной. – Постелю тебе гостевой. Там славно и вид на реку. Ночью очень красиво! Однажды Макс захочет рыбачить, и тебе придется купить хотя бы катер!

Жизнерадостно перегнулась через перила, чтобы поддразнить мужа прекрасными сцена будущего отцовства. Так и видела, как хмурый барыга сосредоточенно нанизывает червяка под восторженным взглядом сероглазого малолетки.

- Макс. Это мальчик, - придержала на животе просторную блузку, чтобы гость не терялся в обитателях дома, и поманила с собой наверх, походя оставляя Тому ощущение, что беды временны, а жизнь катится вперед, не останавливаясь. То, что казалось важным вчера, завтра забудется. И как бы пиковая королева не требовала рубить головы, Алиса уже догадалась, что и палач, и королева просто колода карт.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » keep those monsters in the closet


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно