полезные ссылки
Правильно говорить: значит, Афганистан. Однако он ее не поправляет...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » youth


youth

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Felix Brand & Murdoc Mayer
октябрь 2021 | вечеринка | вечер

https://i.imgur.com/3rzQmOY.jpg

https://i.imgur.com/bUdQYKo.jpg

https://i.imgur.com/QQRejTx.jpg

веселье, музыка, медики

+1

2

Ему давно следовало остепениться. Задуматься о будущем. Выстроить определенный план и, следовать по нему. Однако. Феликс легким и непринужденным движением пальца договаривается о встречи на вечеринке, которую проводят местные студенты медицинского университета. Вечные зубрилы монолитов из книг, оказывается, умеют отжигать до такой степени, что заядлые тусовщики с удовольствием выразят свой респект. Фил не был до такой степени отвязным парнем, но, шумная компания ему нравилась. Плюс новые знакомства. Плюс бесплатный алкоголь. Плюс хорошая дурь, которую, как неожиданно, он с собой любезно прихватил.

Перебирая в пальцах маленький пакетик с белым порошком, Бренд на пару секунд задумался о том, что он собственнолично отправляет свою жизнь в мусорку. В задрыпанный шредер, жаждущий разорвать все на мелкие куски. "Не сегодня". Вздыхая, Феликс убирает пакет в потайное место и, меняя одну отраву на другую, забирает увесистый снаряд с травкой, который разнесет твой мозг с одного добротного затяга.

- Вот это студентикам понравится. - Кивнув своим мыслям, Феликс взглянул на свое отражение в зеркале, провел руками по волосам, поправляя их и, направился в сторону выхода. Фил решил, что его сегодняшний стиль будет спортивно-загадочный. Черный костюм на замке, который лаконично сочетался с темной футболкой. Даже кроссы для такого дела тоже решил использовать черные с дополнительным подкладом. Октябрь, прохладно.

Такси уже поджидало его возле подъезда. Добраться на общественном транспорте не получится - он и так порядком припозднился. Пришлось отгонять от себя ленивый выходной, поглотивший его чуть ли не с головой. Бренд любит поваляться бесцельно в постели после рабочей недели. Этак до пяти вечера, пока желудок не начнет жалобно стонать, напоминая, что физиологические потребности не могут взять выходной, как он. А жаль.

"Не думал, что я такой капуша". Думает Фил, смотря на часы, убрав рукав мастерки. Секундная стрелка мчалась вперед, подгоняя минутную, которая в свою очередь боролась с часовой. "Благо я не гвоздь сегодняшний вечеринки, а лишь левый залетный чел". Усмехнувшись, Феликс взглянул на суровый профиль таксиста, после чего перевел взор в окно, считая мелькающие столбы. Ему нравилось, когда город погружался в омут ночи. Днем все вурдалаки прячутся, поэтому настоящий опыт можно получить лишь под покровом звезд и луны. Жизнь в это время бурлит похлеще, нежели днем. Люди меняют свои маски, точнее, сбрасывают их. Сразу понимаешь, как суровы эти каменные джунгли.

- Надо явно выпить и покурить.

Пошарившись по карманам, достал свои наушники, уместил их в ушах и, включив музыку, отогнал от себя ненужные мысли, настраиваясь на грядущую вечеринку.

Добравшись назначенного места, Феликс уже стоял возле дверей небольшого домика, где и проходила сегодняшняя туса. Провожая взглядом проходящих мимо студентов, Бренд расплылся в улыбке, останавливая музыку на своем телефоне, проходя дальше.

Громкая музыка. Гул. Толпы людей. Это место было шикарным по многих параметрам, некоторые уже были озвучены ранее. Фил умеет подхватывать такую волну моментально, чувствуя себя максимально комфортно. Перехватив бутылочку пива, медленно посасывая её, парень прошелся по дому, встретив знакомых, обменявшись с ними парочку словами.

Зайдя в одну из комнат на втором этаже, встретил еще одного знакомого, с которым познакомился на такой же вечеринке как эта.

- Мёрдок, привет. - Говорит он блондинчику, присоединяясь к его компании. - Как твои дела? Настроение? Вечеринка?

+1

3

Мёрдок вечеринки не любил. Толпа едва знакомых людей, долгие сборы и сопровождающиеся смехом и распитием спиртного разговоры нервировали юношу, а это едва ли было полезно для человека, который не шибко дружит со своим гневом. Алкоголь не привлекал, лёгкие наркотики, без которых не обходилась большая часть подобных мероприятий, тоже. Лишь немногочисленные друзья да обещания хорошего времяпровождения и новых полезных связей иногда заставляли юного студента появляться на всех этих компанейских сборах, где чаще приглашался определённый круг людей, однако к середине вечера в дом или во двор дома, где проводилась вечеринка, набивалось множество народа. Друзья друзей, так он их про себя называл, стоя в сторонке с безалкогольным напитком в бумажном стаканчике и предпочитая наблюдать.

Подруга Мёрдока частенько присутствовала на подобного рода мероприятиях, она в большинстве случаев и являлась причиной того, что Майер решался вырваться из замкнутого круга налаженного механизма студенческой жизни и показаться на людях. Пусть и люди эти были слегка поддатые или придавленные ещё какими веществами. Юноша подобных развлечений не одобрял, однако и публично порицать не стремился, несмотря на своё извечное желание помочь всем и вся.

Сегодняшняя вечеринка включала в себя почти полный состав двух курсов студентов факультета фундаментальной медицины, однако, как и предполагалось, от пары залётных людей не могло обойтись. То же было и со спутницей Мёрдока, которую по дружбе пригласила общая знакомая, а та и юношу вытащить сумела, пусть в этот вечер он не был особо настроен на нахождение в шумной компании едва трезвых людей. Хотя бы юмор их был ему понятен, да и набор тем для разговора был чуть больше, чем с другими людьми, учитывая то, что все они крутились в одном беличьем колесе под названием «медицина».

Напарница по несчастьям была вечно весела, словно успела пропустить перед приходом сюда пару стаканчиков с горячительным, Мёрдок же был на удивление хмур и задумчив, словно не по годам развит, а оттого и не особо весел. Щебет её постепенно растапливал налипший на него лёд, однако она быстро утратила к нему интерес, отвлёкшись на более интересную тему, однако при этом не упуская его из виду. Юноша чувствовал на себе взгляды подруги, пока та порхала весёлой жар-птицей от одного круга людей к другому, вызывая взрывы смеха и одобрительный шум. Сам же Майер подпирал плечом стену, размазывая по стенкам бумажного стаканчика томатный сок с мякотью и без особого интереса наблюдая за хаосом, что вокруг него творился.

Какую мерзость ты пьёшь, — ей всегда приходилось привставать на носочках, чтобы дотянуться до него, что, несомненно, делало ему приятно. — Где ты это достал вообще? — она знала, что алкоголь Мёрдоку противопоказан, оттого и не спешила всучивать в руку своему спутнику бутылку пива или что покрепче, и Майер был искренне ей благодарен, пусть порой прямолинейность подруги переходила все границы, отчего становилось то ли стыдно, то ли раздражение брало за горло.

Мне нравится, не вижу ничего плохого, — тихо и блекло, так, что едва расслышать в общем гомоне смогла. Пожала плечами равнодушно, он повторил этот жест так, словно стоял по ту сторону зазеркалья. Спутница что-то прошептала ему на ухо, сверкнула заговорщицки глазами, однако Мёрдок не расслышал, а переспросить то ли постеснялся, то ли не успел, так и застыв с видом сбитого с толку оленёнка, когда она ланью ускакала в центр образовавшегося танцпола. И только по грациозным движениям её рук юноша понял, что ему только что предложили вместе потанцевать.

Привет, — новый герой на сцене маленького театра прерывает неустойчивый зрительный контакт двух пар глаз, сбивает и спутывает мысли, когда Майер вместо движения вперёд судорожно пытается вспомнить имя оказавшегося перед ним человека, которого явно знает. — Какое-то всё тухлое, будто без настроения. Хотя все остальные, кажется, довольны, — беглый взгляд на ни капли не обидевшуюся подругу. — Ты-то какими судьбами?

+1

4

Мёрдок для Феликса был загадкой. В его глазах читалась чрезмерная самоуверенность в том, что он делает. Бренд не знает: его мысли праведны или же нет, однако, погружаться в этот океан он не собирался. Если, конечно же, его не пригласят. Обычно это происходит, когда человек достигает пика - у меня проблемы, поэтому, лучше не надо, не хочется, чтобы у человека были проблемы, чтобы просто узнать, что у него на душе. Фил никогда не был психологом, наоборот, это он, тот, кто обращался к мозгоправам, когда жизнь подпирала к стене и заставляла стонать от боли. Жалобно пищать, пока огромные лапы сжимали шею, норовя сломать каждый позвонок.

Неприятные мысли.

- Может ты просто слишком много думаешь? - Указательным пальцем касается своего виска. - Порой необходимо разгружать подкорку от дерьма под названием жизнь. Не слишком полезно, зато помогает перезагрузиться. - Улыбается, автоматически посмотрев в сторону девушке, на которую Мёрдок только недавно кинул беглый взгляд. - Я не отвлекаю надеюсь. - Феликс не хотел прерывать парочку, если они наслаждались компанией друг друга.

Но, так как парень всё же продолжил вести с ним беседу, значит его вторжение было, хоть и неожиданным, зато принялось без негатива. - Позвали. - Разводит руки в стороны. - Только я не помню, кто это был и почему. - Подносит палец к губам. - Только тссс, не хочется, чтобы люди думали, то что я мудак и забываю людей. - Легкая усмешка. - Ладно, шучу, мне позвонил Боби, сказал, что будет вечеринка и, я тоже в списке приглашенных. Не думал, что я в свои года буду тусить среди молодых, но, я вроде и не так старо выгляжу, согласить.

Больше из-за некого любопытства, Феликс заглядывает в его стакан, ожидая, что увидит там что-то по-крепче пива, увы и ах, там был томатный сок. - Ты на спорте или принципы? - Вопросительно, поднимая взгляд на Майера. - Никогда не умел сдерживать свои пагубные порывы угробить свой организм, особенно в толпе людей, которые так и дразнят всем этим добром. - Морщится. - Ты ведь учишься в медицинском, должен понимать, что если не от эйфории, то от пневмонии.

Осматриваясь по сторонам, Бренд решил продолжить свою триаду из речей. Он не был тем, кто любит молча молчать. Он был из тех, кто говорил много, а потом делал глубокий вдох и, говорил еще больше. Язык мой - враг мой. Излюбленная фраза Феликса, когда слова начинают приносить проблемы. Уйму проблем. Быть может болтовней Фил пытается отвлечь себя от мыслей. Таких. Гнетущих. Тяжелых. Приставучих. Их много в его голове. Особенно ночью, перед сном. Самый нелюбимый момент из всего дня. Феликс не умеет засыпать после пятой овечки. Эти овечки начинают окружать его и говорить. Зачастую они обвиняют Феликса в том, что он слабый и, никогда не сможет быть достойным. Хотелось бы узнать о каком достоинстве они говорят, но, язык в этот момент словно ненужный рудимент во рту - максимально бесполезен.

- Если тебя не устраивает алкоголь, то как на счет травки? - Наклоняет голову немного на бок. - Я прихватил с собой немного. Часть отдал Боби, которого встретил пару минут назад, остальную часть оставил для себя. - Не зря же он пришел. - Только не прям здесь, а, например, где-то там, где нам не будут мешать. Курить я люблю в спокойной обстановке, громкая музыка и гул людей - не айс.

Бренд осознает тот факт, что отравляет юных светил медицины наркотой. Ему стыдно. Отчасти. Не прям так, чтобы сердце больно кололо за грудиной, но так, чтобы об этом подумать на досуге за чашечкой кофе.

+1

5

Возможно, — кивает, соглашаясь, взглядом скользя по смуглому лицу собеседника, когда всем телом чувствует стальную хватку тёмных глаз танцующей девушки. Феликс, как удачно Мёрдок вспомнил его имя, говорит правильные вещи, однако, как юноше казалось, закладывает в них немного иной смысл. Не тот, к которому привык Майер. — Только это сложно, ни о чём не думать не всегда получается. Особенно в таком ритме, — следующий кивок был указательным, в сторону толпы, где несколько тел слились в синхронной пляске охватившей почти всех присутствующих лихорадки. Ему всё это было чуждо, пусть знакомые и близкие изгибы приятельницы радовали глаз и манили к ней своими линиями. Он потанцует с ней позже, на пустой кухне, когда они останутся одни. Наедине проще выражать спрятанные сейчас чувства, которые Майер зачем-то подавляет в окружении множества незнакомых лиц. Она видит его скованность, чувствует её, словно гиена, напавшая на след раненного животного, готового отправиться к праотцам и спасти её жалкую жизнь, не дав умереть в этом сезоне от голода. Пытается что-то с этим сделать. Не выходит. Мёрдок вновь отводит взгляд, в этот раз обещая себе не возвращаться к ней ровно до того момента, как припрёт его к стенке, заставив поиграть в гляделки, где он почему-то всегда проигрывал. — Нет, не отвлекаешь, — спутница увлекла в танец попавшуюся под руку девушку и тем дала добро забыть себя до конца вечера, когда все будут настолько измотаны, что и сил не останется на то, чтобы за кем-то следить да кого-то обсуждать.

Промывание чужих костей Мёрдок не любил ещё больше.

И то верно, — ухмыльнулся по доброму в ответ на, казалось бы, шутку. Этот парень умел завести разговор и поддержать его, едва ли требуя какой-то особой отдачи от собеседника. Однако студент умел вести неспешные разговоры, особенно непринуждённые, когда можно было немного расслабиться и позволить голове отдохнуть. Майер ко всем относился по-доброму, стараясь сглаживать для себя углы первого впечатления, потому что некоторые люди в такие моменты могут оказаться не в своей тарелке, поэтому им нужно дать ещё один шанс. — Смотри, чтобы девчонки тебе шею не свернули, сражаясь за своё внимание, — в их сторону метали игривые стрелы тёмными подкрашенными ресницами, однако Мёрдок едва ли принимал подобные удары на свой счёт. Иногда проще сделать вид, что чего-то не заметил. Или не понял. Тогда есть шанс, что тебе объяснят получше, так, чтобы дошло, пока сам в это время лишь подтвердит свои догадки.

Феликс был похож на парня, который всем нравится. И парням, и девчонкам. Не только как предмет сексуального интереса, но и тот, с кем можно неплохо скоротать время, зацепившись языками в словесной дуэли либо же растворившись в будничном разговоре с щепоткой присущей молодёжи философии. Старшие рассуждали по-другому, всем им ушедшая юность былых времён застилала глаза, не давая понять нынешних молодых людей, проблемы и переживания которых кардинально отличались от тех, что заботили старшее поколение в их молодые годы. И пусть разница в возрасте с Феликсом была довольно велика, с ним можно было говорить как с равным себе, будто они вместе и в одно время сидели на студенческой скамье, будто он явно понимал больше, чем даже сестра Мёрдока.

Однако он не был другом. Мог назваться им когда-нибудь, если Майер решит впустить в свою жизнь ещё кого-то. Только сейчас они всего лишь приятели. Люди, которые познакомились таким же вечером на ровно такой же вечеринке, пересеклись ещё на одной, и так пару раз. И каждая из них проходила в непринуждённой беседе, где оба успели немного друг о друге узнать.

Мёрдок догадывался, что за напускным весельем скрывается нечто мрачное, так было почти всегда. Однако юноша не стремился лезть к кому-либо в душу, понимая и принимая личные границы каждого, с кем ему приходилось общаться. Не посягал на чужие и ревностно охранял свои, точно зная, что только два человека могли полноправно ворваться и ухватить за сердце, не зная, как его потом между собой поделить.

Принципы, — сморит в свой стакан, после делает глоток, ощущая приятный солёный привкус на языке, от которого хочется сделать ещё глоток, достать до дна, так и не насытившись. — У меня свои соображения на этот счёт, свои запреты, которые я не могу припустить, чтобы не сделать хуже, — возможно, в другом варианте своей жизни, Мёрдок пристрастился бы к алкоголю, как то сделал отец. Может, юноша позволил бы себе немного выпить за компанию, однако в данных реалиях даже от слабого алкоголя сносило крышу так, что будь здоров. А потом красная пелена застилала глаза, будто вспышка гнева. На утро он уже ничего не помнил, порой просыпаясь со сбитыми костяшками пальцев, рядом с какой-нибудь испуганной девушкой, и надеялся на то, что никого не убил, не забил в мясо да не изнасиловал. Подобного пока удалось избежать. Дальше лишь воздержание, которого Мёрдок спокойно придерживался. Даже несмотря на то, что работал барменом в пабе.

Феликс говорил много, юноша отвечал, вклинивая свои короткие лаконичные фразы в оставленные собеседником бороздки, что делало разговор полноценным. Он не привык молчать, когда кто-то говорит, потому что знал, что беседа строится на нескольких людях, а если ты говоришь один, то ты либо действительно один в комнате, либо с головой не всё в порядке. И пусть дома Майер любил озвучивать некоторые свои мысли вслух, здесь он предпочитал поддерживать собеседника, чтобы тот не заскучал или не подумал, что его не уважают.

Могу просто составить компанию, — качает головой, явно не считая предложенное хорошей альтернативой. Однако и осуждать Мёрдок никого не собирался, пусть и знал, что подобные увлечения до добра не доведут. Только вот люди как умирали, так и продолжат умирать. С травкой или без. Поэтому некоторые и выбирали уходить из жизни довольными юнцами, успевшими попробовать всё. Майер не был в их числе, однако и не думал, что сможет дожить до глубокой старости. — Лучше сигарету выкурю, — нащупал в кармане одинокую пачку любимых сигарет. — Выберу сокращать свою жизнь именно так.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » youth


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно