полезные ссылки
Правильно говорить: значит, Афганистан. Однако он ее не поправляет...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » present


present

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

квартира Конрада | 16.07.2022 | вечер

Konrad Richter & Maddison Cooperman
https://i.imgur.com/7NimhPh.gif https://i.imgur.com/iSLOCfu.gif
https://i.imgur.com/guouY5x.gif https://i.imgur.com/ZRgoQeM.gif
https://i.imgur.com/qqthZk1.gif https://i.imgur.com/oxQLOun.gif

Внезапная (нет) вечеринка для Конрада в честь его дня рождения. Что уж говорить, парня многие любят, но кое-кто особенно.

+6

2

Чёрная Oldsmobile Cutlass 1986 останавливается на стоянке, рядом с многоквартирным домом. Конрад немного устал. Или много. Кажется, апатия подкрадывалась к нему все ближе. Он старается. Очень. И сегодня словно не получилось. Или не получится. Будет известно немного позже. С делом, в котором принимал участие Рихтер, пусть и просто, как помощник, были проблемы. Он чувствовал, что где-то он не доработал, сделал недостаточно. Был не так хорош. Более опытные коллеги, говорили, что всякое бывает, но он знал, что и им не очень нравился такой поворот, ведь плох тот адвокат у кого пропал азарт выигрыша. А он знал, что среди его коллег таких нет. В нем еще крепко сидел юношеский максимализм, а опыт неудач был еще не так тяжел, чтобы он смотрел на это через туман мудрости.
В машине он просидел некоторое время молча, раздумывая сидеть ли в ней и дальше, включив музыку или пойти домой, там все равно никого нет, а если есть, то присутствие Клэйтона не имело значения, очень уж они смирились с присутствием друг друга в своей жизни. Но если быть абсолютно честным, пожалуй, сейчас он бы хотел побыть в полном одиночестве.
Перед тем как выбраться из машины, он совершает маленький ритуал, который делает каждый раз – опускает солнцезащитный козырек и глядит на фотографию. На ней изображены его дедушка и бабушка. Кадр откровенно кривой, потому что делал его самолично Конрад, будучи малышом, но тем не менее фотография получилась очень живая. Их общий момент, где они смотрят на Конрада и смеются, ждут что он вычудит. И готовые любить его за это еще больше.
Как сложно оказаться одному именно в этот день, когда хочешь этого больше всего. Машина была очень уютная для уединения. Получив ее в наследство, после смерти бабушки, он то и дело сидел в ней каждый раз, когда позволяла время. Тогда он и прикрепил на козырек фотографию, которую получил от бабушки на похоронах деда, когда они придавались воспоминаниям. Машина тоже была деда, на которой он даже учил водить Конрада, когда он приезжал к ним в гости. Он был хорошим внуком, который довольно часто навещал стариков, иногда мог спонтанно собраться с друзьями. Но от того, что сейчас не к кому было ехать, казалось, что делал он этого мало. Еще немного в кучу разочарований в себе за этот день. Несмотря на то, что Конрад давно был, так сказать, «знаком» с этой машиной, он все равно обращался с ней как к машине деда, словно если вдруг что, дед устроит ему взбучку. Слишком много воспоминаний с машиной и с ее водителем, но как же дорого было все это Конраду. Дед не охотник до проявления эмоциональной привязанности, но каждое какое-то проявления любви улавливалось внуков и ценилось с уважением, пусть это был даже простой житейский совет. И бабушка, которая не обнимет его тепло и ничего она от него не хочет. Только бы он хорошо поел с дороги и уже женился, наконец, кто же его там кормит? Кожа да кости.
Конрад посмотрел на панель машины и решил, что самое время уже двигаться к дому. Поднял козырек и выбрался из машины, когда зазвонил телефон. Клэйтон звонил уже в двадцать пятый раз за день, чтобы…Ах да, у Конрада Рихтера сегодня день рождения.
- С днем рождения!
- Спасибо большое, - в двадцать пятый раз отвечает Конрад, накидывая пиджак на руку и пытаясь при этом удобно взять. Клэйтон вроде даже заметно повзрослел в последнее время, но в праздник друга, снова заметно деградировал минимум на десятку лет.
- Ты где? Что делать будешь? Короче, не важно, приезжай в клуб!
«О Боже, нет».
- Только не говори, что вы устроили мне сюрприз-вечеринку, - как удобно, что у Мэддисон есть родственники с собственным клубом.
- Да никакой сюрприз-вечеринки в клубе…Приезжай обязательно! Просто посидим.
- Хорошо, - вздыхает Конрад, даже не пытаясь скрыть, как ему неохота подчиняться. – Я только зайду домой, приму душ, взбодрюсь и приеду, - он мог бы и послать его, но друг в сто миллионов раз больше радуется этому дню, что по-своему приятно. Кто виноват, что день не задался. И почему это должно касаться других людей. Если бы не куча звонков и сообщений, для него это был бы обычный день. Телефон Конрада разрывался. Кто же мог знать, что у такого с виду не особо примечательного молодого человека, столько знакомых, которые готовы прорываться через поток звонков таких же желающих. Рихтер нравился людям по многим причинам, но и с другой стороны ничего для этого и не делал. Послушный сын, отличный друг, ответственный студент и работник, положительный сосед и просто приятный человек. Конрад продолжал вести довольно бессмысленную беседу с другом, пока поднимался по лестнице в их съемную квартиру и открывая ключом дверь. – Все, я сейчас захожу, скоро бу..
- СЮРПРИЗ!
Когда Конрад открывал дверь, он прижал телефон плечом, поэтому, увидев безобразие в своей квартире, его плечо расслабилось, но реакция у него была хорошая и он успел поймать телефон.
- Я же сказал, никакой вечеринки в клубе…она дома! Я знал, что ты охренеешь!
Конрад уже натянул вежливую улыбку, на Клэя невозможно было злиться. А уж тем более обидеть друга было все равно, что ребенка, хотя он и был шире Конрада раза в два. Рихтер продолжал ошарашенно моргать, потому что тут были…ВСЕ! Клэйтон уже потрепал друга по плечу, безумно радуясь, что он разыграл его. Тут же на Конраде повисла Лекси, поздравляя с днем рождения любимого братика, он так же между делом пытался увидеть остальных присутствующих. Из всех, кого он пока успел заметить за эти несколько секунд, были некоторые друзья по школе, университету, даже черлидерша, которая клеила его каждый раз, как они пересекались. Вот подмигнула ему прям сейчас. Коллеги с работы и даже его начальник, с которым они расстались полчаса назад. Старый жук, приказал Конраду не засиживаться на работе и идти отдыхать домой. «Понимаю, что у тебя сегодня праздник, но ты меня беспокоишь, давай лучше езжай домой отдыхай, это приказ! Потом погуляешь». Конрад скорчил ему гримасу, как обычно делал, когда наставник над ним прикалывался.
Ну и конечно, Мэдди. Мэдди была здесь. Ее он заметил в первую очередь.
- Привет, - он потянулся тут же к Мэддисон, принимая ее объятия и заговорщически сказал ей на ухо. – И почему ты позволила этому случиться? Ты же понимаешь, что тебе придется объясняться со мной за это все, - Конрад уже был рад, что они все были здесь.

+2

3

Этот день они планировали целый месяц. Клэй и Мэдди подошли основательно, ведь день рождения лучшего друга - событие серьезное. Еще более серьезным оно становится, когда друг планирует засесть в этот день в своей квартире, погруженный в дела. Вечеринка-сюрприз напрашивалась сама собой, и не было ничего удивительного, что Клэйтон выдал эту потрясающую мысль Мэдди, когда они вместе ждали Конрада с работы, страдая от такого привлекательного запаха свежей и горячей пиццы. Но правило - есть правило, ужин только вместе, и никак иначе.

В грандиозном плане с вечеринкой было парочку "НО": Конрад ясно дал понять, что ничего ТАКОГО не хочет, а еще он знал их, как облупленных, поэтому шифроваться приходилось как никогда прежде. Мэддисон ловила на ходу все оброненные в их беседах с Конрадом имена, будь то коллеги, или бывшие однокурсники; таскала Клэя по магазинам с праздничной атрибутикой (друг, правда, постоянно подшучивал, что не ту атрибутику она выбирает, и он может отвести ее в другой, правда возрастной ценз там тоже повыше); даже завела блокнот с кодовым названием "Торжественно клянусь, что замышляю только шалость", где фиксировала все важные и принципиальные моменты предстоящей вечеринки-сюрприза. Для них с Клэем было важно, чтобы они ничего не упустили и сделали этот день ярким и запоминающимся для Конрада.

Пару раз они даже чуть не спалились. Однажды Клэй невовремя решил поразглагольствовать о предстоящем празднике, и Конрад зашел в квартирку как раз на фразе друга про гигантский торт со стриптизершей. Благо, Мэдди эту идею Клэйтону забраковала на этапе ее зарождения, а Конрада они заверили в том, что это Клэй рассказывал о недавнем мальчишнике, куда его угораздило попасть. Второй раз чуть не выдала их уже сама Мэддисон, которая успешно выронила из своего рюкзака блокнот, где расписывала всю их задумку, прямо около кровати Конрада, а тот его нашел. Летела она за ним настолько стремительно, чтобы Конрад не успел его открыть, что потом пришлось долго отмазываться, что это наработки для нового фильма, и она еще не очень в них уверена, а потому покажет их чуть позже.

В общем, подготовка была долгой и нелегкой, а времени с каждым днем было все меньше.

- Может все-таки закажем стриптизершу? Прикинь, как он офигеет! - Клэй периодами не оставлял затеи.
- Нет, Клэй, никаких стриптизерш! - каждый раз Мэдди была непреклонна.

- Как думаешь, шаров достаточно? Может еще заказать? - и каждый раз Мэдди волновалась, что они что-то упустили, и праздник будет недостаточно идеальным.
- Может все-таки стриптизершу? - Клэйтон не оставлял надежд.

И вот день Х наступил. Друзья безумно нервничали. Утром поздравили Конрада лично перед его работой, потому как Мэдди с вечера еще осталась с ночевкой в их с Клэем квартире. Свечка на праздничном кексе была погашена, желание загадано, лучший друг отправлен на работу, а вот у Бартона и Куперман дел было невпроворот и без этой самой работы. Миссия с надуванием кучи шаров была провалена на этапе доверения сего дела Клэйтону, у которого половина шаров полопались, а потому он был отправлен покупать новые. Мэддисон уже тогда стала нервничать, что все идет не так идеально, как она расписала, и они выбиваются из графика. Впрочем, с шарами они справились, но забирать торт в кондитерской Мэдди уже поехала сама, чтобы этот самый торт все же доехал до квартиры Конрада и Клэя, а не поцеловался где-нибудь с асфальтом. Бартон в это время должен был повесить растяжку, забрать в доме Мэдди кучу посуды и припрятанного в гараже алкоголя для гостей. Закуски везла Куперман. И к обеду она вроде бы уже расслабилась, потому как они снова вошли в график, несмотря на то, что утро не совсем задалось.

Время неумолимо тянулось к заветной цифре, и тут уже заметно начал нервничать Клэйтон. На нем сегодня была самая ответственная миссия - звонок виновнику торжества с как более непринужденным видом и приглашение того в бар на вечер простых посиделок. Можно подумать, что ему и так сегодня не приходилось обрывать телефон Конрада весь день, чтобы сюрприз уже не случился для Клэя и Мэдди с внезапным визитом именинника домой раньше положенного времени. Но если кто и мог действительно сыграть эту беззаботность, то только Бартон. Мэдди бы точно выдала свое волнение на раз-два.
- Ты справишься, я в тебя верю! - дала она напутствие другу, вручая тому мобильный. Все уже были на месте, и Куперман до сих пор не верилось, что они смогли это все провернуть и собрать здесь всех людей, с которыми Конрад так или иначе общался. Даже ведь начальника его подговорили! И это тоже была заслуга Бартона. Порой Мэдди казалось, что Клэй кого хочешь заболтает.

Наконец в замке квартиры раздался заветный звук поворачивающегося ключа, дверь распахнулась и...
- СЮРПРИЗ!!! - голос Мэдди растворился в куче других голосов, образуя единый и радостный клич. Мэдди видела как Конрад замер на месте, а Клэй, сияя как мальчишка в рождественскую ночь, уже трепал друга по плечу. Радость в глазах Бартона была аналогична и радости самой Мэдди. У них получилось... Черт возьми! У них получилось! Они сделали это!
Но в отличие от Клэя, она не спешила на всех парах нестись к другу, оставляя эту привилегию для всех тех, кого они сегодня собрали. Конечно же, первой подлетела сестра Конрада Лекси.
- С Днем рождения! - когда очередь дошла и до нее, девушка крепко обняла Рихтера, слушая его легкое ворчание на ухо. Она рассмеялась и также тихо на ухо добавила. - Просто хотела послушать, как ты ворчишь, как старый трухлявый дедуля, хотя сам безумно рад!

+2

4

Конрад не особо жаловал вечеринки-сюрпризы по многим причинам. Во-первых, элемент неожиданности. Рихтер-младший был человеком основательным и четко определяющим свои планы, хотя бы на ближайший день. И вот представьте, какого, когда в твои планы врываются с воплем «СЮРПРИЗ!!!» и просто бьют по этим планам кувалдой. И ведь не скажешь ничего, так как сделано это с любовью и для его персоны. Еще один момент подобных мероприятий. Конраду не очень сильно нравилось находиться в центре внимания. Ему нравилось выпендриться в моменте, бросить умную мысль или остроту, иногда что-то дерзкое, на злобу дня, пойти против толпы или условных авторитетов, которым многие бояться возразить. Но чтобы целый вечер ему пели дифирамбы такое у него точно вызывало как минимум неловкость.
Думать, что друзья ничего не придумают, он и не собирался. Это было бы странно и на них совсем непохоже. Иначе бы стоило задуматься, а не изжила ли себя дружба в принципе или это как-то связано с возрастом и теперь их действительно ждут только посиделки в баре. Или от того, что они живут вместе, то и заморачиваться уже не стоит. Да, Конрад не хотел вечеринку. Но если бы этот день прошел так, как он рассказывал в своих пожеланиях, а именно оставить его в тишине, то он бы точно расстроился и загнался.
Признаки подготовки не укрылись от Конрада, но он не хотел их замечать намеренно, потому что думал, что его мнение уважают и поэтому решат сделать, как он хочет. Во-вторых, если вдруг все-таки что-то готовится не хотелось бы испортить, то ради чего старались ребята. Поэтому, когда ему на глаза попался блокнот Мэддисон, он принял ее объяснение с полной готовностью отключить все свои детективные способности и сказал равнодушное «Угу», отдал блокнот и ушел, не проявив должного интереса. И когда это такое было, чтобы Мэддисон хоть что-то от него скрывала? Ну да ладно.
В итоге-то Конрад не ожидал особого размаха. Шары – возможно. Какая-нибудь забавная программа вечером с доставкой еды – вероятно. Он совсем расслабился, когда Мэддисон осталась у них ночевать накануне. Он понимал, как это важно для нее, поздравить его утром, сделать день особенным с самого утра. Иногда он смотрел на Куперман и думал, какие же парни идиоты, что не могут ее удержать, ведь кого-то она может сделать очень счастливым. Его лично Конрада она делала счастливым каждый день на протяжении их двадцатилетней дружбы. Поэтому, когда утром Мэдди протянула ему кекс с зажжённой свечей, велел немедленно загадать желание, он подумал о том, что ему особо нечего хотеть. Дела Конрада не шли резко в гору, но уверенно направлялись, не спеша к успеху, выстраивая лестницу в сторону прекрасных перспектив. Он и не хотел, чтобы все было и сразу, он за то, чтобы прийти с опытом, а не набираться его в процессе под комментарии о том, что он некомпетентен на том или ином уровне. Дома тоже было все хорошо, оба родителя были довольны жизнью. Отношения у всех были лучше, чем когда-либо, наверное, потому что все были наконец заняты своей жизнью, а не стремились опекать детей, пытаясь навязать им свое виденье жизни. Что касается дел на сердечном фронте, тут у Конрада был полный штиль. Он никогда не искал никого специально, а случайно с его графиком встретить кого-то сложно. Рихтер общался на работе с симпатичной коллегой, но это было скорее приятельское общение. Они с Роксаной учились в одно время в университете, пересекались на практике и участвовали в постановочных судах. Еще тогда они приобрели друг к другу уважение, даже находясь по разные стороны, а когда оказались коллегами составляли отличную команду. На вечеринке еще присутствовала бывшая студентка из группы поддержки того же университета, слишком очевидно не блещущая умом и также очевидно расположенная к Конраду, что последний вежливо не поощрял. Но она словно и не замечала этого, не принимала на свой счет, но слишком активных действия не принимала. В целом, она была безобидной и приятной. На этом список кандидатур, подходящих на звание потенциальной девушки закончился. Рихтер же не заморачивался по этому вопросу совсем, но объективно, с высоты своего возраста, для себя отметил, что если ему в настоящий момент чего-то не хватает, то девушки. Он бы мог сесть и подумать над списком качеств своего идеала, но загонять человека под идеал это точно не про Конрада. А вот глядя, как Мэддисон утром стоит перед ним в ожидании, что он загадает желание, кто еще такое может сделать для него? Есть ли второй такой человек? Или на его век выпало только дружеское участие Куперман – это уже было достаточно много, чтобы просить еще что-то. Но правила есть правила – надо загадать желание. И перед тем как задуть свечу, глядя Мэддисон в глаза, он загадал про себя «Хочу отношений с такой же девушкой, как Мэдди».
- И ничего я не дедуля, - сказал страшно довольный Конрад, который не мог подавить улыбку, он на секунду отвлекся и обратился ко всем присутствующим. – Ребят, я очень рад, что вы пришли, но прошу давайте будем вести себя потише. У меня хорошие отношения с соседями, а над нами живет пожилая леди.
Все посмотрели на Конрада, а затем хором заржали и снова принялись находить себе собеседников по душе. Очевидно, что пока они ждали виновника торжества, начали формироваться какие-то микрогруппы. В основном все так или иначе были знакомы, не было человека, который бы совершенно никого не знал. Если брать во внимание Клэйтона и Мэдди, то они точно знали всех, потому как очень тесно общались. Конрад, Мэдди, Лекси и Клэйтон давно составляли очень крепкую ячейку, из нее иногда выпадала Лекси, так как часто была в разъездах в связи со своими соревнованиями, но это никак не меняло их отношения друг с другом. Особенно Конрад был рад, что Лекси посчастливилось сегодня быть здесь.
Конрад еще не успел оставить Мэдди, едва их объятия разомкнулись, как между ними, а вернее на них, повис Клэйтон, прижимая к себе их своими огромными ручищами.
- Ты не переживай, я все уладил, - он указал пальцем руки, которой обнимал друга в угол, там обосновались, как Конрад мог увидеть, некоторые из его соседей. – Я обошел соседей и пригласил их, во избежание форс-мажоров. Кто захотел пришел, кто-то остался дома, но не против, если мы пошумим, кого-то не было. А мисс Паттерсон, - так звали ту самую пожилую женщину, о которой любезно вспомнил Конрад. – Она курит на пожарной лестнице. Сказала, что ни за что не пропустит возможность потрепать тебя за щечки, - потом заговорщически придвинулся, с видом «Если ты понимаешь, о чем я?», но это было лишь для вида, он и не пытался что-то скрыть от Куперман. – Такой шалуньей оказалась эта мисс Паттерсон.
Конрад обратил внимание на окно, где виднелся силуэт соседки, но она там точно не скучала и с ней там был…
- Это что кассир из магазина напротив?... – Так, ладно, возможно не все тут были близкие люди Конрада.
- Ну, должен же кто-то был развлекать ее, они вроде флиртуют вечно, всем должно быть по кайфу, Рихтер, - тут он отлип от них с Мэддисон и пошел в центр комнаты. – Так, дорогие друзья, проговариваю еще раз, подарки, чтобы не мешались, относим в комнату Конрада, там все равно ничего интересного происходить не будет, - Конрад закатил глаза. – У нас самообслуживание, все, что видите, в вашем распоряжении, если закончится, у нас есть еще. Пока просто неспеша напиваемся, общаемся...
- И как это ты допустила, чтобы он управлял процессом, - шепнул Конрад Мэдди, наблюдая за другом. Он знал, что в таких вопросах на друга можно было рассчитывать. Он достаточно ответственно подходит к вопросам, от которых от него не ожидаешь ответственности. Но с Мэдди в организаторских способностях он не сравнится. Еще в совсем юном возрасте, она проявляла серьезное отношение к любому вопросу, где требовались подобные навыки. А еще когда решила дружить с двумя непутевыми мальчишками и решила организовать их тоже. Сначала парни были от нее в ступоре, но затем принимали все стойко и молчаливо, с налетом безысходности. Основной удар конечно принимал на себя Конрад, потому что Клэйтон умудрялся где-то пропадать, а Рихтер был не слишком занят внеклассными занятиями, поэтому ему и некуда было убегать, так и повелось. При этом на Клэя было приятно смотреть, он явно доволен собой и вообще происходящим. Словно папаша на дне рождении сына. А еще больше был похож на мамашу. – А Вы то, что тут забыли? – поинтересовался Конрад у стоящего в стороне босса, отношения с которым были более чем интересными. Они продолжали соблюдать приемлемую дистанцию. При этом взаимно подтрунивая друг над другом, после чего не держали зла. Конраду нравилось, что босс относится внешне к делу очень легко, при этом четко выполняя свою работу, иногда было выгодно притвориться кем-то ненадежным, чтобы особо эффектно утереть всем нос. Конраду же как раз поручалось чаще всего находить то, чем этот нос будет утираться.
- Мне сказали, что здесь будет торт со стриптизершей, - никакого юношеского восторга от этой идеи, босс после своего комментария просто отпил из своего стакана. Конрад заметил, как Клэй немного обиженно зыркнул на Мэддисон. А сам Рихтер припоминал, что тоже недавно что-то такое уже слышал. Он тоже посмотрел на девушку и одними губами спросил «Реально? Будут стриптизерши?».
Не ну, а кто знает? То, что такое могло возникнуть в голове Бартона никто не сомневался. Куперман тоже не из робкого десятка, вдруг друзья решили, что в двадцать шесть пора повышать градус сюрприз-вечеринок.

+2

5

Куперман, признаться, не слишком рассчитывала, что у них получится сохранить вечеринку-сюрприз в тайне, особенно когда она чуть не спалила записи в своем блокноте и кое-как отбрехалась. Но тогда Конрад сумел удивить ее, не став допытываться и даже ни капли не удивляясь, что она с ним не поделилась. Хотя разве такое было обычным делом в их дружбе? Рихтер знал всегда и все. Ее сомнения, переживания, идеи, увлечения, чем она завтракала и ужинала ли. Он знал расписание ее дня, все мысли, которые у нее возникали в течение него. Можно ли было быть еще ближе, чем они были? И его равнодушное "угу" вызывало у Мэдди двоякие чувства: с одной стороны девушка облегченно смогла выдохнуть, что сохранила их подготовку в тайне, с другой - внутри что-то неприятно кольнуло, вызывая чувство беспокойства. Все ли у них нормально? Почему он ничего не спросил?

Но Мэддисон быстро отогнала эти навящевые мысли в сторону. У них с Клэйтоном было полно забот, чтобы вызвать на лице своего друга улыбку и немного ворчания из его уст. Они-то знали, что он обязательно будет бубнеть, что они его не послушали, хотя сам будет доволен, как кот, которому отдали целую банку вкуснейшей сметаны. Таковы уж они были - Клэй и Мэдди не могли оставить Конрада без сюрприза, Конрад сюрпризы не любил, но точно распереживался бы, послушай они его. И в целом это было прекрасно. Словно они были частями одного единого паззла, который вместе образовывал целостную яркую картинку.

- А ворчишь явно как дедуля, - Мэдди рассмеялась, когда Конрад, сияющий как бенгальский огонек, стал отнекиваться от дедули. Ей нравилось порой с ним так шуточно припираться, можно было сказать, что порой это было даже неотъемлемой фишкой их отношений. Они даже после самой страшной своей ссоры помирились именно в такой манере.
"- Серьёзно, Рихтер? Исправительные работы? Так и знала, что без меня не протянешь!
- А нечего было меня оставлять!"

Она вряд ли когда-то забудет ту ссору. Мэдди испытывала тогда жуткий стресс от того, что они около полугода не общались. Было ощущение, словно у нее отрубили одну конечность. Без анестезии. И раны не обрабатывали. Они постоянно кровоточили и гноились, грозя серьезным заражением. Слава Богу, что это осталось где-то позади. У Мэддс до сих пор одно воспоминание вызывало мурашки по всему телу.

Куперман закатила глаза, когда Рихтер в своей манере попросил вести всех потише ссылаясь на пожилую соседку. Неужели он действительно думал, что они не позаботились и об этом? Клэйтон мог быть очень милым и убедительным мальчиком, когда этого хотел, а потому... Пожилая соседка зажигала сигареты вместе с кассиром из магазинчика напротив на пожарной лестнице, часть соседей была подкуплена вкусняшками и не против того, чтобы они шумели, а остальная часть и вовсе собиралась развлекаться вместе с ними. Все было схвачено, и переживать было не о чем, что, собственно, и поспешил донести до парня Клэй.
- Расслабься, хорошо? Мы обо всем позаботились, - Мэдди улыбнулась, и это все, что ей получилось сделать, потому как Бартон со всей дури прижал их с Конрадом друг к другу, а заодно и к себе. Тройные обнимашки - еще одна фишка этой дружбы.

Когда Клэйтон выпустил их из объятий и занялся гостями, Мэддисон снова взглянула на Конрада.
- Кстати о подарках... Представляешь, там Розали прислала тебе какую-то огромную коробку. Не знаю, что это, но мы затащили к тебе в комнату, - Мэдди знала не сильно много о Тирелл, с которой в свое время встречался Конрад. Фактически, она ее даже не видела, поэтому подарки от бывшей порой удивляли. - Свой подарок отдам сама, когда эта вакханалия закончится.
Куперман сияла улыбкой. Ей было важно не сложить подарок в кучу других, а отдать его лично. В конце концов, они ведь всегда так делали. Ей хотелось радовать друга, как они радовали друг друга на протяжении вот уже... ох, двадцати?.. лет.

- Ну он неплохо управляет процессом, - Мэддисон подмигнула Конраду, когда тот поинтересовался у нее, как она доверила руководство вечеринкой Клэю. Вообще-то он мог хорошо справляться, когда дело ему нравилось. К тому же, в таком деле главное - сделать вид, что руководишь не ты. Вообще она просто грамотно распределила обязанности между ними, и в итоге все вышло по высшему разряду.

И надо же было, чтобы именно в этот момент в дело вступил босс Рихтера-младшего и фраза "Мне сказали, что здесь будет торт со стриптизершей". Конрад захлопал удивленными глазами, в которых читалось "Реально?!", на что Мэдди пришлось похлопать парня по плечу.
- Расслабься, если ты не планируешь раздеваться по пьяне, то нет, такого шоу не будет, правда ведь, Клэй? - последнее девушка сказала с нажимом, на что Бартон обиженно зыркнул на нее. Можно было считать, что это был его ответ. Нет, ну серьезно, торт со стриптизершей был уже перебором, в конце концов, они тут не потерю девственности Конрада праздновали. Хотя, насколько могла знать Мэдди, с этим у Рихтера было все в порядке. - Ладно, хватит болтать! Предлагаю выпить за виновника сегодняшнего торжества! - Куперман взяла со стола стакан с сидром и подняла его вверх, обращая внимание собравшихся. - За Конрада Рихтера, самого потрясающего человека и друга, которого мне доводилось когда-либо встречать!
Собравшиеся подхватили ее тост, и гул голосов раздался по квартире. Сделав пару глотков, Мэдди отставила стакан в сторону.
- Кстати, может сыграем во что-нибудь? Я там настолки притащила с тематикой "Вечеринка", м?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » present


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно