Бойду 22.

Ах да, Бойду — двадцать два. Великое событие в резиденции Коллоуэй.

Бойду двадцать два, и это значит абсолютно ровным счетом ничего, не считая нервозность на протяжении всей недели до на лице Эндрю...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• робин

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » what are we living for


what are we living for

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

what are we living for

Tony Rice, Tyler Keaton
https://i.imgur.com/NVMgGGO.png

ресницы твои не тронуты
сердце твое молчит

за манип спасибо, Кшиш!

Отредактировано Mark Ruiz (2022-07-20 18:40:08)

+3

2

Vi [20.07.2022  8:07]
Тони, как ты там?

Vi [20.07.2022  8:23]
Ты чего молчишь?

Vi [20.07.2022  8:41]
Я беспокоюсь

TR [20.07.2022  8:44]
Все нормально. Не теряй, нужно уехать. Позвоню по возможности

Тони гасит дисплей мобильного телефона, бросает его в сторону дивана. Подальше. Он злится: на себя, на Вивиан, на жизнь, которая пытается отторгнуть его как  иммунная система вирус.

Я – гниющая печень Энтони Райса,
                       
                                Я – отмершая поджелудочная  Энтони Райса,
                                             
                                                                    Я – убивающая легкие раковая опухоль Энтони Райса

Тони сжал виски ладонями, как же болит голова и тошнит от безысходности (или страха?). Не нужны результаты обследования, чтобы понимать  - лечение без должной динамики. Без динамики. Если бы я обратился раньше – дурацкая мысль, которая безапелляционно не дает возможность кого-либо другого обвинить. Может быть стало бы легче, а может и нет. Тони нехотя поднимается на ноги, подходит к зеркалу в ванной комнате.

Кто ты? – немой вопрос осунувшемуся отражению. Этот кто-то смотрел уставшими бесцветными глазами, потрескавшиеся серые губы бездвижны, он постарел лет на десять и успел поменять стрижку с густых растрёпанных волос и спадающих на глаза челки, до темного ежика. Этот кто-то ведет по волосам рукой, этот кто-то смотрит на зубную щетку, но ничего не предпринимает. Оборачивается ко всему увиденному спиной и выходит в спальню. Тони похудел настолько, что прежняя одежда выглядит на нем карикатурно. Ремнем затягивает джинсы, сверху надевает черную футболку, купленную на концерте Moonspell. Он даже не любил эту группу, пошел на жутко депрессивную блэк-металл группу из-за девушки. Ее рядом нет, зато есть футболка, которая о ней напоминает, еще есть полка с комиксами от нее, музыка в наушниках. Если начать перечислять все, что напоминает о ней, то можно было бы довести до абсурда.

                                                      Я – лишенный рассудка воспаленный мозг Энтони Райса.

Ровно десять шагов до кошачей тарелки, две горсти корма (тяжело нагибаться) и благодарное облизывание пальцев питомцем – Тони тяжело к этому привыкнуть. Шаг за порог. Обязательно забытые на тумбочке ключи. Снова открыть дверь квартиры. Провести ладонью по гладкой черной кошачей шерсти. А после – выйти. Во дворе характерным звуком встретит родной «ниссан»,праворульный с низкой посадкой.

Щелчок.

Знакомые больничные коридоры, четвертый этаж, кабинет врача. Запах, которым густо наполнен воздух, ни с чем не спутать и его никогда не забыть. Тони не может от этого запаха отделаться потом несколько дней к ряду, сколько бы не пытался его с себя смыть и выстирать из своей одежды. От него тошнит. Или от себя? Он нервно набивает ногой какой-то ритм, наверное, что-то из этого вот блэк-металла.  Тони кашляет, разрывается мозг под этим надрывным напором. Он не замечает людей вокруг, мысли – хаотичная круговерть, внутри – ебаный фарш.
Он в кабинете. Лицо лечащего врача он запомнит навсегда: светлые добрые глаза, густые нависшие брови, плотно сжатые тонкие губы, седина и редеющая шевелюра. Брови всегда выдавали всю информацию раньше сказанных слов: если они слегка приподняты – значит есть положительная динамика, ели брови сведены, то хороших новостей нет.

Хороших новостей нет. Тони кивает, но не слышит чему кивает, просто знает, что так от него сейчас требуется. Тони на что-то соглашается, но на что? Может потому, обычно, к врачу заходят с кем-то из близких? Тони благодарит и выходит из кабинета.

Щелчок.

Он на крыльце онкоцентра. Воздух стал гуще, больничный запах забил ноздри и сейчас бы покурить. Что он потеряет, если покурит? Шаг. Второй, третий по лестнице вниз к асфальтированной дорожке,  если перейти дорогу, то можно зайти в супермаркет и купить пачку сигарет. Ему только избавиться от больничного запаха и все.
-Что уставился? – осипшим голосом рычит на парня перед собой. Его брови такие же выразительные как у врача. Он в принципе был на него похож. Сын? Его брови тоже сведены, будто догнал Райса, чтобы донести в копилку побольше неприятных известий. – Извини. – чувствует укол совести, когда осознает, что так резко реагирует на незнакомого человека. В чем он виноват? В том, что выглядит здоровым? Или потому что смотрит на Тони с жалостью?

[NIC]Tony Rice[/NIC][STA]...[/STA][AVA]https://i.imgur.com/7kkqlyf.png[/AVA]
[SGN]тут подпись[/SGN]
[LZ1]ТОНИ РАЙС, 26 y.o.
profession: тот кто живет;
[/LZ1]

Отредактировано Jerome Rojas (2023-01-15 13:50:33)

+3

3

Отличное время чтобы умереть.
Именно такие мысли были у Тайлера Китона каких-то полтора года назад. Когда все достало. Когда тошнило не только от химии, но еще и от самой ситуации, когда ты обуза. Эти жалостливые взгляды раздражали и заставляли чувствовать себя так, словно ты уже на собственных похоронах. А потом через бесконечное количество времени и боли, наступила ремиссия.
И что теперь, позвольте спросить, делать с этим счастьем?
Тайлер не был из тех, кто составляет списки дел, которые надо успеть «до того, как». Он словно выражал полное смирение ситуации, до такой степени, что иногда даже казалось, что наоборот верит, что все будет хорошо и ему не нужно торопиться чтобы что-то успеть. Но ни черта он не смирился. Он сохранял лицо перед родными, а у самого потом появлялся нервный тик от подавленных эмоций. Поэтому, когда объявили о ремиссии, Тайлер не понимал, как дальше жить, ведь он ничего не планировал, ни до, ни после, ни вовремя.
Он уже не с ними, не с обычными людьми, у которых есть надежды и мечты, за которые они так упорно держаться. Он уже потерял это все, он это прожил. Теперь внутри пусто. Как говорят, второй шанс, как глоток свежего воздуха, новое рождение…а в нем ничего не проснулось, его не накрыло волной энергией, которая захлестнёт на великие свершения. Возможно, ее не было, потому что Тайлер был обычным парнем, который ничего не хотел, не нашел свое место и в общем-то, не смотря на все пресловутые голливудские истории, ему не дали божественного мотивирующего пинка под зад.
Единственное место, где он чувствует себя более-менее, комфортно это в больнице. Где особо не надо обходить стороной главную тему. Хотя в чем он виноват? И почему именно ему неудобно? Однако, инстинктивно все равно избегаешь, потому что не хочешь видеть очередной взгляд полный сочувствия, который ничем не может тебе помочь и только лишний раз напоминает о том, что хочешь забыть хотя бы на время, пока нет боли. В онкоцентре, если на тебя и смотрят с сочувствием, то не особо больше, чем на остальных. Но и тут Тайлер выиграл эту жизнь, он сын лечащего врача, к которому записаться не так просто. Чтож, сына он принял без очереди.
Сегодня Тай проводил время в детском отделении, когда его вежливо попросили выйти, так как у ребят начинались процедуры, он пообещав вернуться чуть позже, вышел и направился к отцу.
Как раз там он увидел, выходящего из кабинета доктора Китона, Тони. Он знал историю Тони. Все знают про конфиденциальность, но она далеко не всегда соблюдается среди «своих». Тайлер, являясь сыном врача, относился к таковым. Но это ничто по сравнению с тем, сколько ты получаешь информации, когда думают, что ты умрешь. Кому ты можешь рассказать? Ха-ха! Особый статус доверия. После того как парню удалось избежать страшной участи, ему доверяли автоматически. В общем-то, он не любил трепаться, и только слушал.
Почему вместо того, чтобы зайти в кабинет к отцу, Тайлер решает пойти следом за Тони? Кто знает, он и сам не знает. Ему по-хорошему держаться бы дальше от той стороны жизни, вернее, той границы между жизнью и смертью, в которой совсем недавно прибывал абсолютно так же. А может стоит подойти поближе, Тай? Кажется, ты уже начал забывать и совсем неблагодарен за второй шанс. А может, Тайлер, просто знает, как это быть одному и хочет помочь.
Китон старался догнать парня, но так, чтобы это не выглядело преследованием. Он не был уверен, что стоит вообще беспокоить человека в его горе, но иногда нам не хватает чтобы кто-то задал простой вопрос «Тебе нужна помощь?». Чье-то присутствие рядом. Не обязательно разговор. Иногда и молчаливого участия достаточно.
Когда Тай настиг Тони, он посмотрел на парня, пытаясь понять насколько близка вероятность того, что ему дадут в морду, просто уж заодно.
–  Ничего, прости, –  Тайлер слегка пожал плечами. Он не хотел, чтобы Тони нервничал, но привычка смотреть на всех прямо, осталась с того, времени, когда на него старались смотреть как можно реже и была возможность изучать их избегающие взгляды. – Ты как? Выглядишь хреново, –  Тайлер скорее имел в виду то, что парень выглядит расстроенным, но с учетом контекста ситуации и места, где они находятся, его комментарий наводит и на другой смысл, но Тайлер намеренно не уточняет. Кто-то скажет, что это не тактично, но Китон в свое время терпеть не мог, когда игнорировали очевидные вещи. Он совсем не собирался навязываться Тони, но он помнил, как ему не хватало человека, с которым можно было сказать, что жизнь – говно и все мы сдохнем, но такое невозможно с близкими, а с совершенно незнакомым человеком вполне можно себе позволить. – Я – Тайлер, местный волонтер, - слегка усмехается, потому что он не совсем волонтер, скорее самоназваный помощник, но никто не возражал. – Можно просто –  Тай.

[LZ1]Тайлер Китон, 24  y.o.
profession:волонтер[/LZ1]

[NIC]Tyler Keaton[/NIC]
[STA]гость и больше ничего[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/twY7w2p.gif[/AVA]

+2

4

-Как я? – Райс злился. Этот вопрос кипел в его внутренностях такой обжигающей злостью, что не было  возможности ее удержать – Тебе-то какая нахуй разница? – злость душила, потому что требовала тех сил, которыми Райс не обладал. Он начал задыхаться под силой надрывного кашля и если бы не Тайлер, Райс бы точно упал с неудобной и крутой( для больного) лестницы, может быть, сломал бы шею и наступило бы блаженное освобождение.

На ватных ногах, стыдливо опираясь практически всем своим весом на руку Тайлера,  Райс уселся на скамейку, она чаще всех занималась пациентами, сейчас или была свободна по счастливому стечению обстоятельств, либо место уступили. Парень этого не заметил.
-Волонтер говоришь – шумно вдыхая, Райс медленно возвращался в прежнее состояние. – А что… вы… делаете…волонтеры? – слова  путались в бессилии и в новом чувстве накатывающей злости уже к самому  себе. –Можешь сигареты купить, волонтер? – из кармана достает мятую купюру – американ спирит, черные. – видит, что Тайлер не в восторге от просьбы, добавляет – да жалко тебе что ли? Я все-равно подыхаю. –не зависимо от ответа, Райс не сейчас, так позже сам купит пачку, но Тайлер вопреки ожиданиям на просьбу откликнулся и вернулся назад минут через 10 с заветной пачкой. Тони тут же выудил одну:

-Работы поинтереснее не нашел или любишь смотреть как другие страдают? – подкуривая, ощущает уже совсем непривычную горечь, он делает всего две неглубокие затяжки, будто школьник, впервые взявший сигарету. Опять кашляет, надрывно, после чего  бросает сигарету тлеть под ноги. – Дрянь. – слышит свой осипший голос будто со стороны, во взгляде Тайлера-волонтера пытается разглядеть то, что он может видеть перед собой: ворчливого злобного умирающего пацана, который сам виноват в этом всем дерьме. –Знаешь, ты мне внешне напоминаешь Сэма Китона. Ты сын его, что ли? – встает на ноги уже увереннее. И направляется в противоположную от дома сторону. Пачку сигарет сует в карман джинсов. Мысль о том, что сейчас он придет домой и будет сидеть в одиночестве с выданной врачом информацией, убивала его еще болезненнее, чем рак. –Пойдем выпьем что ли. А то ты что-то не лучше меня выглядишь.

Всего в каких-то паре кварталов от центра был небольшой прокуренный бар, вечерами тут кипела жизнь и на этой проклятой улице Райс когда-то знал только Бар Фрэн. Окон здесь не имелось, потому спускаясь в подвальное помещение, ты будто отпускал время. Внутри, практически никого не было, кроме бармена, официантки Фрэнки и двух посетителей, которые расселись по разных углам помещения. Время застыло, как и дым над потолком. Запах сего места тяжело с чем-то спутать, а когда твои внутренности выжжены, как ебаное поле у реки Мёз, то все ощущается еще острее. Но  это прошлая жизнь, хотелось зацепиться за нее и прожить оставшееся так, будто ничего и не грозит. Он не может сейчас сдаться. Вернее, он совсем не собирается сдаваться и умрет не от рака. Еще успеет удивить.

.-Бывал здесь? – задает вопрос, как только тяжело падает на диван. Затылком упирается в высокую спинку и, широко улыбаясь, следит за движениями эффектной брюнетки. – Дряное пиво, такая же поганая еда, но Фрэн… - он мечтательно, почти шепотом называет имя девушки, которая сразу заприметила новых посетителей, но тактично дала время тем расположиться и может быть поговорить. Она на интуитивном уровне понимала когда следует подойти, если ее не подзывали раньше. – В общем, ей нельзя отказать. – Словоохотливость, с которой вдруг Тони принял Тайлера была ему не  присуща. Любой бы, кто его знал, посчитал бы поведение такое ненормальным, может быть пытался бы настоять на психологе. Ему ведь даже дали направление и записали на 4 часа сегодня. То есть это через 17 минут. Тони поднимает руку,  встретившись с Софи взглядом, что дает сигнал той подойти.
Фрэнки – стройная девушка с крепкой красивой грудью. Она ее подчеркивала кокетливым декольте. Большие выразительные глаза изучающе пробежались и по Тайлеру, и по Тони. Последнего она узнала. –Давно тебя тут не было. – Тони пожимает плечами, мол, так получилось и переводит взгляд на Тайлера.  –Ну, так что? - в этом вопросе крылось не желание узнать, что будут пить, а насколько Фрэн хороша.
-Ты сама как? Что-то в тебе изменилось

[NIC]Tony Rice[/NIC][STA]...[/STA][AVA]https://i.imgur.com/7kkqlyf.png[/AVA]
[SGN]тут подпись[/SGN]
[LZ1]ТОНИ РАЙС, 26 y.o.
profession: тот, кто живет;
[/LZ1]

Отредактировано Jerome Rojas (2023-01-15 13:48:55)

+2

5

Все хорошо. Утро врывается с телефонной трелью. Фрэн не из тех, кто ждет от жизни чего-то хорошего. Каждое ее утро - не начинающееся с грубого прикосновения Шона - уже можно считать добрым. Она вылетает из-под одеяла пулей, спешит босыми ногами в ванную. Хотелось бы первым делом принять душ, но на самом деле все из-за тошноты. Это продолжается уже вторую неделю и девушка совершенно не понимает, что с ее организмом.
Выблевав желудочный сок, вспоминает о телефоне. Может, не вспомнила бы, но телефон звонит опять. Сполоснув рот, Фрэнки возвращается в спальню и перерывает всю кровать. Телефон замолкает, лишая возможности быть разысканным. Через минуту оживает вновь. Моррисон близка к истерике. Телефон орет на всю комнату, но при этом не лежит на положенном месте. - Где же ты? - Вопрос риторический.
Девушка сползает на пол, заглядывает под кровать и видит, как гаджет лежит экраном вниз и отчаянно пиликает на ковре. Уже через пару секунд оказывается в ее руке, но все еще орет. С экрана улыбается Шон. Фрэн вся съеживается, становясь меньше себя раза в два. Она знает: нужно ответить или ей влетит. Оттягивает этот момент до последнего, но когда на том конце аппарата уже явно теряют терпение, девушка отвечает. Звонок по фэйстайму, потому как была растрепанная и сонная в топике на голое тело, так и предстает перед парнем. Раздражение Шона чувствуется через экран: - я звоню уже третий раз. - Голос парня не сулит ничего хорошего, но он как будто бы пытается показать, что все нормально и его раздражение - это всего лишь волнение о ней. - Я была в ванной. - А вот голос девушки дрожит уже явно от страха. - Извини, телефон еще под кровать завалился... - осекается, прикусывая нижнюю губу, судя по изменившемуся лицу парня - он подумал о чем-то не том. - И что же ты делала на кровати, что он упал? - Кажется, что будь Шон сейчас здесь, скандала не избежать. Фрэнки встает с пола, - я спала, я же сказала. Вчера смена закончилась поздно, сама не заметила, как кинула телефон мимо постели. Сегодня опять моя смена. Ты же знаешь, у меня теперь график три на два. - Он кивает, будто бы действительно все понимает и не против, но вот слова противоречат. - Ты слишком много пропадаешь на работе. Думаю, лучше ты переедешь ко мне и найдешь новую работу. Я забочусь о тебе. Понимаешь? - Голос такой мягкий, но вот об острие взгляда можно порезаться. - Никто никогда не позаботится о тебе лучше, чем я. Ты же никому не нужна. Только мне. Слышишь? Только мне. Я знаю, как тебе будет лучше, моя хорошая. - От его слов по телу разливается тепло, хочется бросить и работу, и эту маленькую квартирку. И даже забыть, что в ходе прошлой ссоры ударил и рассек бровь так, что пришлось зашивать. Он ведь и правда - заботится. Подумаешь, ревнивый. А кто - нет?
Фрэнки улыбается, - ладно, поговорим об этом завтра? У меня сегодня третья смена, а на выходных заеду и все решим. - Шон кивает, и будто не слушая: - ладно. Приезжай после работы ко мне. - Девушка отрицательно качает головой: - нет, я не смогу. Мы уже об этом говорили - начальник выделяет только одно такси на развоз персонала. К тебе - это не по пути. Я потом наберу, до завтра. - Отключает звонок, чтобы не продолжать бессмысленный спор.

Делает чай, жарит яйца, смотрит новости, а потом опять бежит в туалет. Забытый календарик говорит о задержке в месяц. Но здесь столько событий свалилось, что Моррисон просто не замечает. Забывает и о себе, и о своих ритмах/циклах/жизни. Все катится в пропасть, но она как будто не видит этого.
- Завтра схожу к доктору. Наверное, какую-то инфекцию подхватила. Гребанный общепит. - Обещает сама себе, смотря в зеркало. Из отражения на нее глядит усталая девушка, явно не желающая ни какого доктора в своей выходной. Иногда человеку нужно просто выспаться - жаль, что не в этом случае.

Всю смену мутит, особенно, когда заходит на кухню, потому старается держаться подальше. Днем посетителей не очень то и много, потому Фрэнки надеется, что до вечера станет легче. Пьет сладкий крепкий чай с хлебом, - вот и все. Повар, узнав, что ее уже который день тошнит, преимущественно по утрам, шутит: - может, беременна? - Смеется, но потом на всякий случай предлагает купить тест. Официантка отмахивается: - да ну, у меня даже задержки не было. Через неделю только срок, - забывая, что в прошлом месяце не было и уже пора бы волноваться. Рита пожимает плечами: - ой, я также говорила, а потом у меня роился третий. - Эта мысль поселятся в голове, и Фрэн даже думает выйти в ближайшую аптеку, пока в зале нет гостей. Но не успевает: вначале забегает парочка на кофе с десертом, а потом - двое молодых парней садятся подальше от входа, один выглядит знакомым. Ладно, соберись, за кислую мину чаевых не оставляют. Мысленно настраивает себя на правильный лад, чтоб подойти к парням в привычной манере: слегка кокетливой, как будто бы они ее старые друзья.
- Добрый день, давно тебя тут не было. - Один из посетителей оказался действительно знакомым, но выглядел сегодня будто осунувшимся. Не то, чтобы мы дружили, но иногда пересекались и перекидывались каким-то ничего незначащим дружелюбным флиртом. Тем необходимее было выглядеть как всегда, чтобы никто не заметил.
- Все хорошо, - отвечает Фрэнки и улыбается. Сказать это намного проще, чем поверить самой. Самое отвратительное, что сколько не повторяй, все не станет хорошо, если с этим не разобраться. - Что-то выбрали? Могу посоветовать, если глаза разбегаются. - Улыбка еще шире, блеск в глазах - ярче. - Например... Тони, ты какой-то бледноватый. Что от родителей съехал и никто не готовит супчики? У нас сегодня превосходный - куриный. Принести тарелочку? С греночками. - Все это сказано в шуточной манере, сразу видно, что девушка не пытается залезть глубже, чем требует ситуация, но попытка повеселить и расположить к себе - это то, чем Фрэнки хороша.

В зал входит Шон, тут же ловит взглядом девушку, так мило воркующую с посетителями. Она смеется довольно громко, но в баре почти никого, потому может себе позволить. Только Шону кажется, что смех слишком задорный. Кулаки сжимаются, он подходит к бару. - Привет, - это бармену, - босс у себя? - Бармен отрицательно качает головой. Шон закипает еще сильнее. Фрэнки же, как только услышала голос Шона - сжалась и на миг потеряла улыбку. - А вам что? - Спрашивает второго паренька, пришедшего с Тони. Девушка понимает, что ей вот-вот придется столкнуться со своим парнем, но это вряд ли будет радостная встреча. Да что он вообще тут забыл?! Шон пришел объявить боссу Фрэн, что та увольняется. Мнения девушки, конечно же, не спрашивали.
Все действительно хорошо, Фрэн?..

[nick]Frankie Morrison[/nick][icon]https://i.imgur.com/PWcx7gu.png[/icon][status]всегда говори(ла) да[/status][lz1]ФРЭНКИ МОРРИСОН, 22 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b> официантка в баре<br>[/lz1]

Отредактировано Krzysztof Kopernik (2023-01-17 01:55:39)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » what are we living for


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно