полезные ссылки
Правильно говорить: значит, Афганистан. Однако он ее не поправляет...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » You soon find you have few choices


You soon find you have few choices

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

САКРАМЕНТО | 27.12.18-9.01.19 | ВРЕМЯ, ПРИШЛО

Mark Ruiz, Malcolm Morgan
https://cdn.discordapp.com/attachments/578561579453251585/999665661661941841/2857raznoe-ruki-naruchniki-998954.jpg

Высоко летать, далеко глядеть
Зародилась жизнь, проявилась смерть
Гаснет человек, ветками в огне
Горяча потеря ведь нечего терять теперь

Отредактировано Malcolm Morgan (2022-07-21 16:26:25)

+2

2

ALL THAT I NEEDED
WAS THE ONE THING I COULDN'T FIND

Жизнь - странная штука. Порою кажется что всё идёт как надо, но когда случается что-то эдакое, всё идёт коту под хвост. Друзья становятся врагами, знакомые сплетниками, а чужие осуждающе тычут пальцем. А тебе до этого всего нет совершенно никакого дела, ведь ты тонешь и в этом море ты одинок. Также одинок, как Кайн убивший Авеля, также одинок как Ной взявший ответственность, также одинок как пророк спускающийся с заповедями к остальным. Ты навсегда останешься один, варится в собственном соку, той самой странной жизни, что предназначена тебе.
Дерьмо случается, истина из взрослой жизни. Кто-нибудь да утешит, скажет что всё пройдёт, как-нибудь наладится, рассосется как мучающий тебя уже две недели запор. Потому что в этом мире есть бог и другие разнообразные чудеса, стоит в них только поверить и им открыться. Некоторые взрослые даже в это верят. Жизнь некоторых это размеренная жвачка, сначала ты чувствуешь вкус, сначала дыхание кажется свежим, но чем больше ты жуёшь, тем чаще замечаешь, что делаешь это по привычке. Снова и снова.
Иногда дерьмо не просто случается, а от него не отмыться. Ты носишь с собой этот запах, пока очередной тип с улицы пытается до тебя доебаться, почему ты такой грустный. Почему не хочешь в общение? Почему тебя не интересует кто с кем спал и кто у кого брал в рот? Это ведь так весело, обсуждать других. Для таких твоё дерьмо всего лишь повод для очередного слуха или сплетни. И когда ты стоишь на балконе, выкуривая очередную сигарету и решая что лучше - порезать вены или накачать себя угарным газом?
Мир всего лишь будет ждать, когда случится что-то эдакое. Ведь каждый из нас - это потенциальный заголовок для новостей, трафарет для мела на тротуаре и циферка в статистике. Иногда кажется, что людей не осталось и иногда мы верим в это так неистово, что не позволяем себе увидеть иную дорогу, с другой музыкой, с искренними улыбками и чистыми помыслами, таких же как мы, что в состоянии если и не вытянуть тебя из дерьма, то хотя бы разделить его с тобой. Мне кажется, я и сам теряю этот свет в тоннеле. Мрак.
Мы заслужили этот мрак, Марк? Император не ответит, а Рим всё там же. Я мог бы побывать там когда-нибудь, я мог бы прожить жизнь честного одинокого человека, который выстоял в море страстей. Я мог бы продолжить карьеру, я мог бы стать именем в названии юридической фирмы, но жизнь распорядилась иначе, а я дал себя сломать, убедил себя что всё чего я хочу - это яхта в Сакраменто. Жизнь отшельника, которому на всё плевать и лучшая из забав - это мочится по утрам в озеро, зная что через несколько часов в нем будут плескаться взрослые и дети. Это вовсе не красит меня.
Но для большинства из них жизнь продолжается и даже вкус моей мочи в озере не изменит их веру в лучшее, ведь они свято верят в систему, которая защитит их от всех бед. Они чем-то смахивают на страусов, но мы ведь не в зверополисе, этот город зовут иначе… Глубокий вдох, я высматриваю человека через стекло арендованной машины. Мне уже нечего терять, Ева не смогла отвести меня в райский сад, а я не смог дать ей необходимое. Иногда Бог даёт надежду, только чтобы забрать её и посмотреть что человек будет делать, когда верить уже не во что. Наверное я подался Лукавому. И что?
Дни растягивались в недели, а те в месяца, я оттолкнул от себя всех, кто мог бы мне помочь, я приобрёл пару-тройку приятных воспоминаний напоследок и сейчас я полон решимости исполнить собственный приговор. Ведь я нашёл ублюдка, который убил мою семью. Было сложно. Пришлось отдать приличную сумму деньжат, чтобы обзавестись информаторами. И вот у меня есть кличка, имя и адрес. Иронично что Ястреб не особо то и присматривался, в кого он стреляет на улице. Меня распирала злость.
Я планировал это убийство несколько дней, хотелось убить его тысячей разных способов, ведь он ушёл от ответственности, пил и улыбался, как ни в чём не бывало. Пока моя любимая женщина и сын покоились в холодной сырой земле. Вы удивитесь на что способен человек, готовый отомстить любыми средствами. Я нанял ребят, совершенно не думая, как часто они проделывают подобное за деньги. Платил наличкой, так что отследить их будет невозможно. Сам сел за руль. Выпил больше нормы, на тот случай если меня поймают в этот же день. Караулил и ждал свою жертву. Он редко был один на улице.
Однако год заканчивался и я ждал, терпеливо ждал момента и вот этот день настал. Я вдавливаю педаль газа в пол, разгоняю точку до приличных сто сорока, но в какой-то момент сбавляю скорость, чтобы не убить этого подонка прямо здесь и сейчас. Глухой удар. Я не останавливаюсь и не проверяю - всё ли сделано, просто еду по маршруту, чтобы через несколько кварталов остановится у хостела и пересесть в другую тачку. Я звоню парням которых нанял и узнаю что они под видом скорой забрали этого мудака на мой адрес.
Я еду в место казни, накачивая себя всей той злостью и ненавистью которую копил на протяжении нескольких месяцев. Я хочу чтобы всё закончилось, но при этом нарочно оставляю след, прекрасно понимая что машина попала на одну из камер. Наверняка её видели очевидцы и корешки этого мудака, но мне плевать. Наказать себя таким образом - можно подумать это моя совесть? Быть может так и есть. Что с того? Я забираю груз на отшибе.
Тащу к своей машине и мы с ним ещё немного катаемся. Его могила вырыта уже три дня как. Тащу его до могилы и привожу в чувство, скидываю в яму, из которой он пытается запугать меня. Смотрю на него беспристрастным взглядом, но в какой-то момент не выдерживаю и называю ему имена. Он не узнает их, он даже не интересовался. Когда я начинаю поливать его бензином из канистр, он кажется понимает в чем дело и выдает мне парочку имен, рассказывает подробности того дня, что он всего лишь жертва.
Верю ли я ему? Отчасти. Но это было его решение, точно также, как и моё решение сейчас. Мы все руководствуемся чем-то, у нас есть мораль, совесть и прочее, прочее, но что более важно - у нас всегда имеется выбор. Я показываю ему зажигалку, я сжимаю её в кулаке, спрашивая себя, а правильно ли я поступаю? Мне вовсе не хочется это делать, я знаю что легче точно не станет и уж тем более их не вернёт. Может даже я умру в тюрьме? Может и так, - Вот уже несколько месяцев, как я сгораю заживо каждую ночь. Снова и снова.
- С того самого дня как ты убил их. Я спрашивал себя за что? Почему их? Почему не меня? Я так хотел оказаться на их месте. Я клялся защищать их обоих. Я отец семейства, но ты отнял их у меня. Этот город… Лучше бы меня здесь никогда не было. Он выпил столько нервов и сил. Высосал столько жизни из моего тела. Вынес мне мозг в конце-то концов… Я… Я не хочу это делать, но… Иногда надо брать правосудие в свои руки, защищать то что дорого или же мстить за то что отняли, потому что подставляя счёку, ты выступаешь равнодушным к тому что любил, а я очень любил… Прости меня.. Бог!
Я выбиваю искру в зажигалке рукой в перчатке и бросаю её в яму, смотря как быстро схватывается огонь. Я слышу крики агонии, наблюдая как человеческое тело поедает пламя. Мне страшно за то, в кого я превращаюсь, я отомстил, но даже сейчас я чувствую запах жжёной плоти, а не облегчение. Я хороню свой секрет в песках Сакраменто молча, переодеваюсь в другую одежду и избавляюсь от неё по пути в отель, Оставляю эту тачку в двух кварталах от отеля, возвращаю ключи в бардачок. Я поднимаюсь в номер.
Я долго не могу заснуть, листая фото с женой и сыном на телефоне, я посматриваю через окно на собственное авто. Я знаю, за мной рано или поздно придут. У меня был план, но тот человек который его придумал, умер вместе с Ястребом, чувствую себя иначе. Опустошенным и в тоже время наполненным чем-то тёмным и пугающим. Благие намерения ведут в Ад как известно, но меня это не остановило. Я понимаю что Ястреб отчасти прав и в смерти моей жены и сына виновно куда больше людей, чем один человек, но можно ли дотянутся до всех? Сколько придётся заплатить за знание, что больше никто не пострадает? И готов ли я уплатить, сколько придётся? Я знаю…

Отредактировано Malcolm Morgan (2022-07-21 18:24:20)

+2

3

Дуайт Увирет – детектив отдела по борьбе с организованной преступностью  по иронии ли судьбы начал свою работу в отделе с дела над бандой неонацистов. Так или иначе, он находился в служебном форде, припаркованном в паре кварталов от дома Мела Хадсона. Там собираются местные дегенераты рассуждать о «белой борьбе» и решать назревшие социальные проблемы им доступным образом. Дуайт как можно быстрее хотел закрыть это дело. Тогда, сидя за рулем ржавого корыта, удерживая в руках не первый стакан кофе, он и думать не смел, что все расследование затянется на годы, а сегодняшний план пойдет по пизде стремительно, со скорость 50 миль в час. Ястреб отлетел к газону как пробка бутылки, микрофон прослушки больно зашуршал в ухе и вырубился. Дуайт не сразу понял, что за дерьмо и хотел было рвануть на помощь, но порыв быстро охладило внезапное осознание – он в районе патрол 18, белой братии,  и чернокожих тут не жалуют. Эти отбитые могут посчитать, что Дуайт вообще из банды Крипсов и грохнут на месте не разбираясь.

-Детектив Дуайт Уивер! Срочно скорую в Уиллоу-Крик на угол Уиллоу-Роуд и Уиллоу-Глен. Человека сбили!  - следующее сообщение последовало  в участок от напарника . В ту же минуту  ударив по газам вырулил на дорогу в надежде догнать нужный автомобиль. Но все произошло так быстро, что свернув на улицу, за которой скрылся автомобиль, уже ничего не застал.
-Черная Тойота Камри двигалась по Уиллоу-Роуд. Потеряли ее из виду. Блядь  - Дуайт ударяет по рулю автомобиля с нарастающим гневом над ситуацией.
-Не психуй, Уивер – одернул молодого детектива напарник – Дерьмо случается, а в нашей работе постоянно. Сейчас надо по горячим следам найти подонка.  – гнать смысла уже не было, Дуайт свернул на одной улице. Казалось, здесь слишком тихо для этого района, затем на следующей. Когда пришла информация об автомобиле, напарники уже были на месте, естественно никого не застав на месте. Черных Тойт дохера в последние годы в Америке, самая популярная по продажам тачка, но нужная с разбитой фарой и помятой мордой была оставлена как подарок на память детективам, чье дело развалилось как карточный домик. Хостел, у которого найден автомобиль был таким же непримечательным, как любая пальма в Калифорнии: слишком много таких, слишком привычно. Номер пробить не составило труда, пара минут, и напарники уже получили информацию о владельце, а вот получить информацию о том, что происходило на парковке оказалось намного сложнее. Записи с камер видеонаблюдения администратор не давал, утверждая, что главное правило хостела – анонимность и любую информацию тот даст только с ордером.  Напарникам пришлось повозиться.
-Блядь, может нацики как-то узнали, что он работает с полицией?  - Дуайт не находил других мотивов совершенного нападения. По нечеткой картинке из камеры было видно, что за водительским местом тойоты находился белый мужчина за 30 лет. В рядах патрола его не знал, в базе по крайней мере не значился, мог быть нанятым.
-Они бы сами с ним расправились, Уивер. Тихо и наверняка. У них короткий разговор с крысами – приказ был дан вернуться в участок, тужа же сообщена информация об автомобиле, в который неизвестный пересел. Всю дорогу напарники в тишине ( в нарушаемой только мягким шелестом  шин) обдумывали произошедшее не спеша выдвигать какие-либо предположения. 

Домой сегодня вряд ли кто-то работающий над делом попадет, как и в ближайшие пару дней, не давая возможности преступнику замести следы.  Это будет один из самых грандиозных провалов полиции – на их глазах переехали информатора. Уже на месте напарники узнают, что сразу с их отъездом к месту происшествия приедет скорая помощь и увезет потерпевшего явно не в ближайшую больницу. Это еще больше добавляло комичности всей ситуации, и если можно было облажаться сильнее, то такого еще на памяти департамента не было. Дуайт Уивер первое дело завалил с треском, а дальнейшее положение в полиции довольно шаткое, о чем шеф не забыл сказать, отчитывая напарников со всем тем гневом, с которым наваливалась дальнейшая перспектива: это отчет вышестоящим лицам, это гребаные журналисты и по пизде пущенные бюджетные бабки. «Оба пойдете улицы патрулировать» - брошенная в спину фраза не давала усомниться в том, что так все и будет, если вскоре не найдут Ястреба, если не будет найден мужик, из-за которого все пошло далеко не по плану.

Том Логан приходит в себя не сразу. Его бьют по щекам и трясут, а он пытается понять, что произошло и сфокусировать свое зрение на неизвестном мужике. Как только слабо хватается за чужую руку в области запястья, он летит куда-то в пропасть и падает на спину. Боль  пронзает легкие с такой силой, что выбивает дух и возможность дышать, он кашляет, стонет от боли и слабо переворачивается на бок, хватается за стенки пальцами, практически утыкается мордой в сырую землю. Осознание где он приходит довольно быстро. Он поднимает голову, чтобы посмотреть на того, кто притащил его сюда, но слабый свет не дает возможности понять, кто стоит над ним.

-Ты, блядь, знаешь кто я такой вообще?  - Логан злился, и чем сильнее был его страх, тем громче и яростнее он разорялся на угрозы. – ты, сука, не понимаешь с кем связался… - вся серьезность ситуации приходит вместе с тошнотворным запахом бензина. Страх накрыл новой волной, заставив вырвать ужин, которым накормила его жена. Угрозы сменяются торгом, он рассказывает о том, что у него есть семья, что он работает на полицию, и все ранее произошедшее было сделано не по его воле. Что он заложник ситуации и теперь пытается все исправить.   Просит прощения снова и снова, упав на колени в собственную блевоту. Жалкое  зрелище человека, загнанного в угол. Чем больше он слышал, тем меньше оставалось надежды на то, что в этой ситуации ему удастся остаться в живых. Тело в считанные секунды объял огонь, но до момента, как Логан потерял сознание от болевого шока, казалось прошла вечность. Вечность, в которой он пытался принять свою неминуемую смерть, в которой кроме боли, ничто не занимало ни его мысли, ни его чувства.

Прошло 7 часов с того момента, как Том Логан по кличке Ястреб был сбит, переходя улицу в районе Уиллоу-Крик. Дуайт выкуривал далеко не первую сигарету ( а курил он редко, только когда нервы сдавали), снова подробно заполняя очередной рапорт. Всеобщая нервозность сгущала воздух в помещении и никто не могу спокойно усидеть на месте. Вместе с рассветом придет и очередная проблема – журналисты. Этим стервятникам нужен результат, они порой знают слишком много и узнают информацию иногда раньше самих детективов. Облажаться сильнее можно, настолько, что репутацию свою не отмыть.

- В кабинет… - приказал шеф и все, работающие над делом незамедлительно последовали приказу. Он вывел на экран фотографию подозреваемого – Малькольм Морган, 34 года, юрист...– последняя информация не давала надежд на быстрое разрешение дела. Юристы хуже журналистов, найдут лазейки в любом законе и прикроют собственную задницу  лучше самого ушлого мафиози. – остановился сукин сын в отеле «Холидей Инн» в Даунтауне, на 8 этаже. Судя по камерам, в отель он вернулся в районе 3 часов ночи и оттуда не выходил.  Наша задача не спугнуть мужика. Ясно, блядь? Группа захвата готова. Нет больше шанса на ошибку.

Еще минут 30 на дорогу, быстрое продвижение по парковочному месту отеля. Дуайт с напарником показали свои значки и попросили работников сохранять спокойствия. Еще пара минут и они на нужном этаже, пересекают  длинный коридор, пока здание оцепляет полиция. Никаких предупреждений и переговоров, у стойки администрации был взят ключ-карта, дверь поддалась в считанные секунды, ебаная возня, мужика ткнули мордой в пол, зачитывая права надели тому на руки браслеты. Никакого сопротивления, непонимания или торга. Его будто вообще не было в реальности, когда с ним пытались заговорить.
-...Вам понятны Ваши права? - Дуайт все сделал по протоколу, запись с нагрудной камеры - явное тому доказательство. Всю дорогу до участка Морган молчал. В самом участке снова кипа документов, оформление задержанного, снятие отпечатков пальцев, досмотр. Это  еще пара часов, пока криминалисты работают над номером, в котором остановился Морган и над  тачкой, в которой был замечен.
Дуайт с напарником были первыми кто удостоился вести допрос.
- ты помнишь, что ты мне сказал, когда я зачитал твои права? - Дуайт сел напротив Малькольма, положив руки на стол - Что ты мне сказал? - детектив ждал ответа, всматриваясь в невозмутимое лицо Моргана.
[NIC]Dwight Weaver[/NIC][STA]...[/STA][AVA]https://i.imgur.com/bH02thS.gif[/AVA]
[SGN]...[/SGN]
[LZ1]ДУАЙТ УИВЕР, 31 y.o.
profession: детектив отдела по борьбе с орг.преступностью;
[/LZ1]

Отредактировано Mark Ruiz (2022-08-02 18:33:05)

+3

4

There is nothing more for me
Need the end to set me free

Я не сразу понимаю в какой момент у меня начали дрожать руки, на телефоне так и осталось наше совместное фото с Лин, кажется нам там было по девятнадцать, одно из первых, которое мне удалось сохранить и пронести сквозь годы. Я помню что перед тем как сделать фото, Лин спросила "как должна выглядеть моя жена?"  я недолго думая ответил "как ты". Мы оба рассмеялись и только ещё спустя пару лет нечаянная шутка стала пророческой. Мы поженились и Лин долгие годы была моей путеводной звездой.
Сейчас на фото она выглядела застывшей в том радостном моменте, когда казалось что вся жизнь впереди, что в жизни Малькольма Моргана будет куча других красоток и он ещё сто раз успеет понять, как же он был не прав. Она знала, уже тогда она знала, что так и будет. Об этом говорили её глаза. Лин что-то увидела во мне, что-то правильное и хорошее, и каждый день я хотел быть лучше. А сейчас рядом с этим фото у меня в глазах стояли языки пламени пожирающие человека. И даже алкоголь не гасил ту боль, что копилась и.
Слёзы сами хлынули из глаз, я перехватил рот рукой и с силой сжал, чтобы подавить внутри себя всхлипы и отвращение к себе. Всё это было ни черта не правильно, каждый момент своей жизни после их смерти тащил меня на дно, я мог бы выбраться из этой передряги, правда ведь мог, но столько ненависти и отвращения к себе, к миру, к тем кто меня окружал. Мои розовые очки треснули стеклом внутрь и сейчас мои глаза кровоточили. Кокон в котором я жил, не мог уберечь не меня, не мою семью и мне просто хотелось верить.
Мир не менялся, мир таков. Все врут, но знают, тот прав, кто защищает свой дом. Это не оправдание. И легче не становилось. А я ведь знал… Так на что надеялся? Было тошно, а слёзы всё текли и текли. Мне казалось, что там, где-то совсем рядом, есть большая ванная, по края наполненная тёплой водой. Никто не будет сожалеть, если я уйду отсюда. Поглазеют и забудут. Продолжать…гнить. Это почти как негласный девиз. Желание безопасности сделало из нас - скот. Мы всё ждём своей очереди в этой бойне, думая что кто-то нас защитит, что всё будет совсем не так… ТАК!
Слова - хитрая штука. В одной песне ты должен преисполнится правильностью своих действий. А если дом отняли? Ты вправе его защищать? А если никто и не помнит, что этот дом был твоим? Что если для всех ты захватчик? Что если ты отбил свой дом, но мёртвых не вернуть из могил? Вправе ли ты ненавидеть мир и тех кто отняли у тебя самое главное в твоей жизни? Почему, если всё так, закон штата даёт тебе срок? Я ни черта не понимаю в жизни, а ведь я юрист. Всё что я знаю - это что на вкус мои слёзы солёные. И я знаю что я виновен, что я запятнал свои руки, совесть, честь, букву закона, которой поклялся служить.
Я думаю о Логане, когда в мою комнату врываются палачи, думаю о семье, которой я уже никогда не увижу, пока мои руки сковывают за спиной, словно я какой-то скот, а не уважаемый юрист. Думаю о том, что этим людям совершенно плевать кто я и почему я что-то сделал, потому что каждый человек запрограммирован делать свою работу и выговор начальства единственное, что может нас ебать в этой жизни, трогать наши гнилые и чёрствые сердца, ведь господин начальник, наш единственный Бог. Высшая сила и рука Системы, что кормит всех нас…
Как-то сухо и коротко говорю да, не потому что что-то услышал или всё понял, а потому что во всех фильмах, копы зачитывают права, наверное их сейчас читают и мне, и надо сказать да, хотя я мог бы и не говорить. Но мне плевать, а почему нет? Ночь выдалась адской и я крутил в голове слова Логана, сейчас они волновали меня куда больше, чем жёсткое сиденье в полицейской машине и наручники на запястьях. Где-то затуманенным взглядом я видел сколько народа собралось.
Меня брали так, будто я серийный маньяк или дон мафии. Группа захвата, зеваки на улицы, репортёры которых пытаются выпроводить с места преступления, хотя по факту это всего лишь номерок отеля. Плевать. Слова Логана занимают все мои мысли. Информатор. Наверное это меня должно было остановить. Заложник обстоятельств. Случайная жертва. Этот парень мог быть святым, а я предал его огню как ебанную ведьму, вовсе не во славу церкви и вряд ли для собственного спокойствия.
Чем больше я об этом думал, тем больше ненавидел мир и систему, которую я защищал на протяжении нескольких лет. В настоящем мире всё было частью огромной паутины. И убийство ребенка могли простить тому, кто был частью огромного расследования. Списать на побочный ущерб и отправить отца спиваться дальше, потому что это он виноват, а не система в которой хватает куда больше интересных и крупных случаев. Тебе никогда не скажут о правде, горькой и солёной. Просто потому что.
Меня приняли. Взяли мои отпечатки. Взяли кровь на анализы. Я в хлам пьян, хоть и не пил в отеле. Сколько там промилле покажут анализы? В полтора раза больше? В два? Время прошло не мало, сейчас я чувствую во рту, будто там помочились кошки, но голова уже соображает. Мне кажется она постоянно соображает. И путь который я проделал, заразил меня дурными мыслями и испортил ещё больше. Все повязаны. Руку руку моет. И не исключено что за частью преступлений стоит вовсе не босс картеля, а глава какого-нибудь отдела. Ведь всем так выгодно, когда невинные и беспечные овцы и бараны видят в людях в синем - надежду и опору.
Панацею от всех бед. Сплевываю в камере. Понимая что вся желчь и презрение станут частью меня на долгие годы. Я уже никогда не буду прежним, потому что я пришёл к своей точке невозврата. За мной приходят, куда-то ведут. Я без понятия сколько времени прошло, но мне об этом наверняка скажут. А может и нет? Будут мариновать в собственном соку? Запугивать? Я сбил человека и скрылся с места преступления. Мне попытаются предъявить это, а возможно и что-то ещё. Я здесь застрял - стоит с этим смириться и сыграть в игру, которую начал вовсе не я…
- Да, наверное я сказал вам да, детектив… - не ёрничаю и говорю это без всякого ехидства, наклоняю голову к рукам, и массирую виски, будто пытаюсь прийти в себя. Когда поднимаю голову, осматриваю лицо детектива и наличия камер в помещении, активны не активны, есть ли то самое мистическое зеркало, за которым всегда кто-то находится. Снова возвращаю взгляд к детективу, у него уже наверняка есть целая папка бумаг. Моё личное дело. Мои анализы. И прочее, прочее, прочее. Я пока что молчу, но во мне накипело. Может хоть теперь моё дело рассмотрят или тот факт, что мою жену и сына убили, по прежнему никого не трогает?
- Простите, - всё также спокойно произношу я, смотря на детектива и не отводя свой взгляд. Зачем? Я знаю что я сделал, знаю куда больше, чем стоящий передо мной страж закона. Пытаться от этого как-то увиливать? Плакать? Пытаться замять дело взяткой? Для всего этого поезд уже ушёл и я могу только извиниться, за то что не пришёл сюда сам, - Наверное я доставил вам слишком много хлопот, - пытаюсь пояснить я, выдержав значительную паузу, - Я правда собирался прийти сам, но… - снова делаю паузу, наверное я пытаюсь сказать, что вы все ебаные кретины всем своим департаментом и вот на что просирается городской бюджет, - Не знаю…, - качаю головой, - Можно кофе? У меня была тяжёлая ночь.

Отредактировано Malcolm Morgan (2022-08-02 19:52:55)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » You soon find you have few choices


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно