полезные ссылки
Правильно говорить: значит, Афганистан. Однако он ее не поправляет...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » puedes ver pero no tocar


puedes ver pero no tocar

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Alicia & Hector
LA
25/07/22

[NIC]Alicia Arellano[/NIC][STA]sé que es lo que quiero[/STA][AVA]https://i.imgur.com/QDMlPXd.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/CPzwF4U.gif[/SGN][LZ1]АЛИСИЯ АРЕЛЬЯНО, 22 y.o.
profession: дочь мексиканского наркобарона[/LZ1]

Отредактировано Martin Juhl (2022-07-25 14:10:48)

+1

2

- Смотри! Смотри! – Серхио толкнул спутника в плечо, возбуждено тыча пальцем в плоский экран над баром. С Серхио они пили не случайно. Парень из охраны Лили всегда умел принести что-то на хвосте, а Варгас сложно переносил тишину. Ему привычно хотелось контролировать происходящее, даже отпустив девчонку в ее новую жизнь. Хотя бы немного понимать, чем она дышит. Короткие свидания – не время для долгих душевных разговоров. Некогда. Тем не менее, по странному стечению не то обстоятельств, не то химии, не то интриги этого невозможного романа, никто из них не пытался разорвать связь. Время шло, а Алисия все еще возвращалась внезапная, всепоглощающая и восхитительная, как цунами, а Гектор не искал этому объяснений, решив пустить это дело на самотек и предоставить судьбе определять их будущее. Иногда ничто кроме Судьбы не может свернуть непреодолимые для человека препятствия, и ей нужно вверяться.

- А че там? – Варгас оторвался от пивной кружки, но больше от зала и официантки, который уже мысленно просовывал, рассчитывая, как бы сейчас ее склеить и встретить после смены. Не то чтобы он не мог купить себе бабу, но бесплатные импонировали ему больше. Было в таких свиданиях что-то из разряда симпатии. А кому на этих улицах не хочется «чего-то из разряда симпатии»? Если собираешься подохнуть в любом обозримом, то глотнуть смутно живящего чужого тепла всегда облегчение. На полчаса в переулке или на вечер у нее на хате – не так важно. А еще был охотничий азарт. Ведь может и отказать. Это бодрило.

- Как че? Ты че?! – на мгновение Серхио подзавис, соображая, что сейчас ляпнет лишнего, но в нем было достаточно текилы с пивом, чтобы рискнуть. В конечно счете Варгос же вроде ее вырастил, если не брешут, и даже телохраном при ней был. При папиной принцессе. А потом что-то у них не пошло. Деталей боец не знал, только обтер пальцами носогубные складки, как будто приглаживал несуществующие усы, а девка на экране продолжала требовательно и уверено изгибаться над привязанным к койке лоснящимся от загара стройнячком. Варгас нехотя перевел взгляд к телику.

Hoy estoy fenomenal y me pides regresar.
Lo que tú deseas lo perdiste hace algún tiempo.

Басы дребезжали динамиками, но голос был чистый и узнаваемый на грани обработки, звонкий и сочный. Гектор сморгнул. Девка на экране в алом струящемся платье воткнула обсыпанную рубинами шпильку в холку лежащего перед ней все такого же напомаженного солдата, руки его были связаны за спиной черным жгутом, горло перехвачен шипастым ошейником, шлейку певичка натягивал в свое удовольствие. Но мекса привлекло вовсе не это, а то, как маняще выглядывает из разреза точеная коленка, и смуглая кожа люминесцирует под софитами. Узнаваемая манящая коленка, как будто он мог пальцами обрисовать тонкость кости, огулять подушечками точный слепок. Гектор даже слепо огладил потную кружку. В лицо певицу было совершенно не узнать: парик, макияж, очки и все экстравагантные образы, сменяющиеся в кадре, делали образ неземным.

Sé que te pierdes y te mueres en la tentación.
Sé que te sientes no tenerme,
Lo siento, mi amor.

- Это ж Алисия, - Серхио нагнулся к собутыльнику и снова пнул его локтем в ребра. Варгас застыл. Сейчас все, что он знал о Лили за последние 2 года пошло хрусткими трещинами и каждое воспоминание о случайном буйном визите рассевалось в прах, точно витражи подкосившегося храма. С треском и сверкающей стекольной пылью. Он моргнул. Не понимал, что сейчас вскипело тяжестью за ребрами: то, что она не рассказала или то, что он был больше не достоин откровенности. То, что он это заслужил. Или то, что не казался заинтересованным лицом. Голос разума в моменте присутствовал слабо. Варгас отдавал себе отчет, что у нее должны быть другие мужчины. Кого-то ей, наверняка, даже присмотрели для удачного брака. Правильного династического брака. Но понимать и видеть на экране – вещи очень разные.

- Че ты пиздишь? – голос его неожиданно звучал неуверенно и хрипло и слышался ему из далека за гулом крови в висках.
- Пизжу, канеш, - Серхио выдало однозначное облегчение, он зычно хохотнул и хлопнул бойца по плечу. – А ты уже и челюсть отвесил! Да кто б ей дал на всю страну жопой вертеть!
- Ты давай завали-ка, пиздобол!
Дернул Серхио за ворот, вписался бешеным взглядом в его плоское в рытвинах бурое лицо и вовремя понял, что даже не видит его. А видит напротив непроглядную дикую темноту.

Puedes ver pero no tocar,
- звякнул виниловый голос с последним аккордом.

Варгас шлепнул на стойку мятые банкноты – за себя и за Серхио, чтобы не обижался, и вышел в свежую уличную иллюминацию, по пути ненароком толкнув позабытую официантку. Не мог понять, не верит услышанному или обижен на то, что Лили скрыла от него все, чем жила эти 2 года… Как будто он удобная постельная игрушка! Мишка из детства, которого можно обнимать налетами в родительский дом!
А потом начал гуглить певицу эту чертову.

[NIC]Hector Vargas[/NIC]
[STA].[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/grYmZWH.jpg[/AVA]
[LZ1] ГЕКТОР ВАРГАС, 41y.o.
profession: координатор розницы в Лос-Анджелесе
[/LZ1]
[SGN].[/SGN]

Отредактировано Misha Juhl (2022-07-26 15:29:06)

+1

3

Под ногами шуршали старые листья и ноги тонули в этой подстилке, но Лили сейчас мало волновало, что она может оступиться или вывихнуть ногу, как и тогда, когда они действительно бежали по гребаным джунглям. Она перед собой видела только спину Варгаса, как безошибочный ориентир, как что-то, что было реальным во всем этом ужасе, чем-то, что держало ее от истерик, от охватывающего страха и за саму жизнь. Он должен был ее спасти, вытащить из этого ада и вернуть домой. Страх мешался с адреналиновой дрожью и голоса позади тех, кто гнался за ними, она слышала как-то отдаленно. За ними точно кто-то гнался и их вот-вот поймают и убьют, она в этом была уверена, знала это точно, как и то, что Гектор не даст им сгинуть здесь. В какой-то момент этот страх и мысли стали настолько осязаемыми и реальными, что девка уже и не смотрела под ноги, что стало ошибкой, потому что на очередном торопливом шаге нога увязла между листьями, проваливаясь между массивных корней и упала, ощутив резкую боль в лодыжке. Вскрикнула, взмахнув руками в попытке за что-то ухватить, будто это еще имело знаечение и могло все исправить.
- Ч-черт, - зацепилась за какую-то ветку, чтобы подняться и когда подняла голову, то поняла, что вокруг полная тишина и в сгущающейся тьме она больше не видит спину мекса перед собой и вообще нигде рядом. Лили шагнула вперед, щурясь и пытаясь высмотреть его между деревьев. Она даже забыла о боли в ноге. – Гектор! – и пошла вперед неуверенно, хромая, все еще осматриваясь. Замерла в какой-то момент, уловив неторопливые шаги в стороне и оборачиваясь, но уловила лишь черную тень. – Гектор?..

Ждать, пока ее догонят, Лили не стала, снова прибавляя шаг и вскоре совершенно отчетливо услышала эти чужие шаги неподалеку. Не знала почему, но вдоль позвоночника пробежался холодок. В полной тишине она слышала только этот шорох листвы под чужими ногами и звон в ушах, от гона крови, а еще то, как заходится собственное сердце за ребрами. Чувствовала, как с каждым новым шагом холод забирает все тело и мешает двигаться, пока ее всю им не сковало и ей не пришлось остановиться. Лили уже в полной темноте поводила рукой вокруг себя и ухватилась за кору на стволе дерева, шагнув ближе и вжимаясь в него, и когда она замерла, то поняла, что слышит уж не только эти шаги, но и тяжелое хриплое дыхание. Если бы она не видела человеческого силуэта до того, то подумала бы, что ее настиг какой-то зверь, но теперь точно знала, что это был человек. Человек, который собирался ее убить за то, что она сбежала. С силой вжалась лопатками в ствол дерева так, что самой стало больно, и закрыла глаза, зажмурилась, понимая, что сейчас просто выключиться, если все это не прекратиться. Жмурилась, пока кто-то медленно и неотступно приближался и это тяжелое дыхание не обожгло ей висок, и девка резко не открыла глаза, сталкиваясь с кромешной темнотой перед ними. Секунды превратились в бесконечность, выматывающую бессилием. Лили вжалась ногтями в кору на дереве и услышала грубый отцовский голос у самого уха: «Алисия.»

Только в этот момент по-настоящему открыла глаза, чуть не ослепнув от ударившего в них света освещенной солнцем спальни. Все еще не могла двинуться от сковавшего тело страха и какое-то время лежала, уставившись в потолок, пока не ощутила, что может повернуть голову. Выдохнула шумно и сморгнула слезы, глядя в лицо спящему рядом Рафаэлю.
- Блять, - кое-как разжала пальцы, до побелевших костяшек сжимающие покрывало, и ощутила, как напряжение отпускает, а потом медленно села на постели, вытирая глаза. Глянула на часы на прикроватной тумбочке и пихнула любовника в плечо. – Раф! Какого черта ты в моей постели?! Убирайся! Мы опаздываем!
На самом деле кошмары со временем стали для мексиканки совсем редким явлением, но это не означало, что они стали менее страшными и они все еще выбивали ее из колеи.
Эта внезапная карьера в шоу-бизнесе и для самой Лили стала неожиданностью, она такого не планировала, когда заканчивала учиться. Она думала, что, как и все, станет долго снимать низкосортный арт-хаус, пока ее не заметят, а потом, где-то и когда-то, все это выстрелит. Ну, через много лет. Конечно, чтобы на что-то жить, она открыла бы какую-нибудь развлекательную конторку, какое-то эвент-агентство, может быть, и просто продолжала бы параллельно делать то, что ей нравится. Но сейчас стало не до этого.

Рафаэль был из массовки изначально, когда снимался первый клип, и со временем вошел в основную подтанцовку. Не из-за того, что спал с Лили, она его вообще не сразу заметила. Просто однажды на репетиции, оставшись с ним наедине, он попросил ударить себя плеткой по-настоящему. Как-то так и закрутилось, и до сих пор, уже полгода почти, продолжалось. Алисия продолжала скучать по Варгасу. Поначалу встречаться с ним было просто опасно, а потом стало как-то все некогда, но Лили продолжала к нему ездить время от времени, когда тоска становилась нестерпимой. Она не могла до сих пор понять, нужна ли ей вся эта история с пением, но пока это приносило деньги, продолжала этим заниматься и решила, в конце концов, что этот взлет вообще-то неплохой шанс набраться опыта и обзавестись знакомствами.

Рейна Мартинес – американка мексиканского происхождения родилась и выросла в среднестатистической семье, в Лос-Анджелесе. Когда-то ее дед приехал на заработки в Штаты и остался здесь. Отец Рейны и ее мать всегда считали, что она станет певицей, ведь девочка с четырех лет демонстрировала не дюжий талант, так что им приходилось много работать, чтобы оплатить всех учителей и обеспечить успешное начало карьеры для дочери. Три года назад они, решив, что сделали все, что могли, приняли решение уехать на постоянное место жительство в Мексику, - вернуться к своим корням, - но место нигде не афишируется. Ходят слухи, что это Мехико и что пару раз в год, Рейна их исправно навещает. Когда Алисия читала развернутую историю, являющуюся якобы ее биографией, то думала, что никто не поверит в это дерьмо. Если журналисты станут копать, то обязательно что-то накопают. То, что все вскроется, никак не шло у нее из головы, а потом она просто об этом перестала думать и забыла. Да кому было дело до серой жизни какой-то девки, даже если она в какой-то момент выползла на сцену? Как заинтересуются, так и успокоятся. Благо, за этим было, кому присмотреть. В мифической биографии певицы было еще полно всяких мелочей, которые сама Алисия выпускала из внимания, поэтому приходилось время от времени ее повторять, чтобы нигде не облажаться ненароком, но в последнее время ей начало казаться, что она и сама в нее уже верила. Главное, не добавлять ничего от себя, не давать никому повода влезть в это с руками и с ногами, и тогда все будет нормально.

К вечеру после репетиций она осталась в гримерке, пока ее агент и хореограф группы проводили еще один кастинг по добору людей в новый клип. Через неделю должен быть концерт в клубе Мауро и Рафаэль сам предложил внести какие-то изменения, так что они просто остались обсудить это и дождаться итогов конкурса, проходящего в общем зале.
- Чем тебе плетка не нравилась? – Лили сидела на гримерном столике, смахнув все склянки задницей ближе к зеркалу и прикуривала сигарету. – Это просто не пропустят в программе. И вообще, надо еще заслужить! – улыбнулась и ткнулась черным матовым стрипом в край стула напротив. Подалась назад, опираясь ладонью на столик позади и глядя на парня все с той же улыбкой. Рафаэль предложил заменить плетку лизанием туфлей и уверял, что это-то точно оценят. – Давай, покажи, - тот усмехнулся и как-то неуверенно глянул на дверь. – Давай! – Алисия уставилась на него выжидающе, ее вообще не волновало, что кто-то из группы может зайти и увидеть, они здесь репетировали, черт побери.[NIC]Alicia Arellano[/NIC][STA]sé que es lo que quiero[/STA][AVA]https://i.imgur.com/QDMlPXd.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/CPzwF4U.gif[/SGN][LZ1]АЛИСИЯ АРЕЛЬЯНО, 22 y.o.
profession: дочь мексиканского наркобарона[/LZ1]

+1

4

Рейна – имя, бесспорно красивое. Но с фотографии на него смотрела Лили.  Гектор погуглил еще, фотографий вне образа обнаружилось очень немного, но сомнений не оставалось. Варгас сел на лавку посреди ночного парка, хмель выветривался из головы, постепенно обрисовывая новую картину мира. Лили больше не принадлежала ему, пропасть оказалась глубже и шире, чем он полагал. И, пожалуй, стоило закрыть эту связь. Обобрать с нее все иллюзии, навешанные воображением, как  игрушки на елку. Написать, чтобб больше не приезжала?
Ссорить с Лили ему не хотелось. Не потому что она Арельяно, а потому что нет смысла выяснить отношения, которых, как оказалось, нет. Гугл подсказывал, что Рейна готовится к турне. Его исчезновение не принесет Лили ничего кроме нескольких минут неудовольствия. Все быстро выветрится из памяти, сменится новыми яркими впечатлениями. Детские влюбленности должны оставлять место новым. Он неспешно курил, выдыхая дым в вечернюю мглу, не вполне понимая, какая часть его жизни уйдет вместе с Лили, крутил это в голове. Кроме прошлого ничего значимого, никаких перспектив…  Ответ на вопросы, что случилось и почему, ему не требовался. Было понятно. Вроде бы не о чем говорить? Но бросать девочку в мессенджере как-то не по-мужски.

Варгас вернулся в паб, чтобы вытрясти из Серхио адрес, где Лили можно теперь найти. Мелкий шантаж в таких вопросах всегда хорош. Часом позже он стоял на пороге стеклянного и стального небоскреба, где-то наверху еще горели окна.

- Давай! – Варгас вынул пушку, и дуло уставилось в узкую рельефную спину танцора. Тот бешено оглянулся, норовя отшагнуть в строну, но дуло метнулось следом, узнаваемый щелчок собачки придержал дверь. Смазливый. Гектор не сводил с пацана грузного, темного взгляда. С него и очертаний Лили у столика. Смотреть на нее ему не хотелось. Он больше не понимал, что он чувствует. Еще час назад он был уверен, что не чувствует ничего. Накатившая глухая ярость застала его врасплох. Ярость и отвращение. Варгас оказался совсем не готов к тому, что увидел. В его мире место женщины - нве зависмоти от ее положения - был внизу. И обычно чем более снизу, тем больше им это нравилось. Ему казалось, он умеет доставить удовольствие. И сейчас сами основы бытия для него пошатнулись.

- Дама не должна просить дважды! На четвереньки встал и пошел!
Пацан помедлил, Варгас опустился в кресло и только теперь прошелся вниманием от острых каблуков к лицу новорожденной Рейны.
- Видишь, как поздно я узнаю, что тебе нравится на самом деле… Лижи!
Пушка кивнула, мальчишка замер и неуверенно прижался языком  к каблуку, припадая у ног Лили на ладони, вжимаясь грудиной в половицы.
- Ебарь твой? – кинул на пацана. Тот вскинулся, чтобы возразить, но Варгас метнулся к столу и вписался каблуком ему в холку, вминая танцора в пол у ног Рейны. Обнял ее за талию.
- Как много можно узнать, если случайно погуглить, - склонился к ушку, плавно, но безапелляционно прижимая ее к себе. – Когда ты собиралась мне рассказать? Что мне больше нет места в твоей жизни. Что у тебя, вообще, новая жизнь, судьба, личность. Что плетки вошли в обиход. И давно ты в этом? – в голосе скользнула невольная брезгливость. – Или это звездные привычки? Поцелуешь меня? Или теперь только после порки?

[NIC]Hector Vargas[/NIC]
[STA].[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/grYmZWH.jpg[/AVA]
[LZ1] ГЕКТОР ВАРГАС, 41y.o.
profession: координатор розницы в Лос-Анджелесе
[/LZ1]
[SGN].[/SGN]

+1

5

Лили резко перевела взгляд на дверной проем, который преградила массивная фигура Варгаса, и замерла. Не от страха, а скорее от удивления его здесь видеть и не вмешивалась, только бросила короткий взгляд на Рафаэля. Парень явно испугался такому повороту и страх этот читался в его взгляде вперемешку с возмущением. Ну надо же, а он способен был на это, сама Алисия впервые видела такое, до того он предпочитал делать все молчаливо. Очень послушно. Девка опустила ногу со стула, хотя вид ее от этого не стал менее провокационным в ее костюме, состоящего из латексных трусов и лифчика. Лили прикусила нижнюю губу, глядя на то, как Гектор по-хозяйски устраивается в кресле. Может быть, поэтому она даже и не пыталась им командовать. Из-за того, что он мог ничего не делать, чтобы было понятно, что все под его контролем. Или это так сложилось в голове у Лили? И ничего необычного в этом ведь не было, это он ей командовал, когда был бодигардом при ней, он таскал ее на себе подвыпившую, говорил, куда идти и что делать. Можно было видеть его в другой роли, правда?

Она опустила взгляд, наблюдая то, что сама хотела наблюдать пару минут назад – как парень припадает языком к длинному каблуку и зрелище это, конечно, ее заводило. Как и то, что прямо сейчас за всем этим еще и Гектор наблюдал. Надо было, наверное, как-то объясниться, прогнать Рафаэля и убедить Гектора, что все хорошо, но мексиканка молча наблюдала, как на матовой поверхности остается влажный след слюны.
- Кто-кто? – удивленно вскинула брови, изображая, что впервые слышит слово «ебарь». Понимала, что лучше бы сейчас не напрягать Варгаса своим поведением, но ничего не могла с собой поделать. Глядела теперь на него в упор и невольно отклонилась чуть назад, когда он резко поднялся с кресла. В очередной раз глянула на Рафаэля, когда тот оказался прижатым к полу под грубой подошвой. – Не понимаю, о чем ты, - выдохнула тихо, чувствуя, как горячая ладонь уверенно легла на ее талию и вскинула подбородок, заглядывая ему в лицо. Чувствовала волнение от его близости и как грудь, туго обтянутая лифчиком, вжимается в упрямый торс Гектора.

Арельяно и сама плохо понимала, что происходит между ней и Гектором. Они были любовниками, это понятно, но при этом никто из них не видел никаких перспектив этих отношений, потому что они якобы были не парой и самому Варгасу дали понять, что его нахождение рядом с Лили опасно. Но что дальше? Она ведь, если уж на то пошло, и сама не видела в нем особого рвения быть рядом с ней. Может, ему просто льстило, что к нему бегает хозяйская дочка. Сколько у него самого было баб между их встречами? Она предпочитала не задумываться и уж тем более не выговаривала. Когда-то попыталась, но получила такой щелчок по носу, что забыла об этом раз и навсегда.
- Я такая, какая есть. Всегда такой была, - всматривалась в темные глаза совершенно открыто и чувствовала какое-то облегчение прямо сейчас, когда он был рядом, будто можно было по-настоящему расслабиться. Чего он о ней не знал, что не слышал, в каком состоянии ее не видел? И оставался рядом даже тогда, когда это уже не входило в его рабочие обязанности. Почему? Алисия отчего-то сомневалась, что дело в любви. Привычка? Это было обидно. – Отпусти его, Гектор, - кивнула спокойно и накрыла крепкое запястье на своей талии, выглаживая. Успокаивающе, – Здесь нельзя размахивать оружием, понимаешь ты это или нет? Убери оружие и отпусти его, - повторила тверже и отвела взгляд. – Мне нужно переодеться.

До этого она не представляла, что Гектор может заявиться и устроить публичную сцену. Что еще она не могла себе представить? То, что он захочет быть с ней, ни смотря ни на что, наверное. Лили тихо усмехнулась. Конечно, она не собиралась его целовать, услышав легкую неприязнь в голосе. Если ему было противно от чего-то, связанного с ней, он мог убираться на все четыре стороны!
- Звездные привычки?! Мне надоело ждать, что я кому-то буду нужна и кто-то обратит на меня внимание! Не за деньги, просто так! Сколько можно?! – попыталась отпихнуть, нервно задергавшись в хватке на талии. – Отпусти меня!!! – замерла и глубоко вдохнула, когда ощутила, что ее накрыла злость. – Отпусти. Меня.[NIC]Alicia Arellano[/NIC][STA]sé que es lo que quiero[/STA][AVA]https://i.imgur.com/QDMlPXd.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/CPzwF4U.gif[/SGN][LZ1]АЛИСИЯ АРЕЛЬЯНО, 22 y.o.
profession: дочь мексиканского наркобарона[/LZ1]

Отредактировано Martin Juhl (2022-08-10 16:33:29)

+1

6

- Йобарь – это когда хуй в пизду засовывают, - проникновенно пояснил Варгас в розовое ушко, как если бы Алисия слышала это слово впервые.

- Переодеться… - поглаживал изгиб обнаженной талии, кожа под пальцами была горячая шелковая, знакомая. – Оденешь для меня сиськи-конусы из стекляруса? Давай!

Махнул рукой, широким жестом позволяя ей все.

- Вперед! Здесь полно реквизита. Какая любовь, Лили?! Что ты несешь?! Здесь один реквизит! – резко сдернул ногу с холки танцовщика, - заломил ему руку за спину и вытолкал на лоджию. Лоджии ровными ярусами окружали внутренний дворик на дне побескреба сад звенящих фонтанчиков на глубине 80 метров под прозрачным куполом на 30 метров выше.
- Посиди там. Не мерзни.

Выкидывать его на лестницу – привлечь лишнее внимание охраны, а Варгасу нужно было немного времени, чтобы расставит точки над «i», теперь, когда у Лили обнаружились претензии.

- Тебе надоело ждать, и ты наша себе тощего пиздолиза! Это же резко решило твою проблему, детка! Да ты переодевайся, ты же хотела. Я полюбуюсь. Не стесняйся. Не вспомню, чтобы ты когда-то стеснялась.

Он рухнул в кресло, пушка утонула в кобуре подмышкой. Не хватало еще новых обвинений в том, что он представляет угрозу ее жизни. Неожиданная сцена вернула Варгаса к воспоминаниям о их первой встрече в ЛА. Что-то неуловимо одергивало его туда. Как будто там, в ванной, девчонка что-то хотела донести, чего-то ждала от него, но то ли сама не понимала, что, оставляя догадку его опыту, то ли не знала, как сказать о своих желаниях. Может грезила, что он оближет пену с ее ножки, а в мире Ваграса это было так немыслимо, что даже не пришло в его башку. Мекс с интересом пялился на латекс на ее груди. Тонким очертанием там мерещились соски. Понял, что не сердится. Ругается с ней, но где-то глубоко внутри не сердится. Тоскует. Горчит что-то в глубине глотки. Его маленькая девочка не изменилась. Осталась его и маленькой. И если она сейчас не пиздит ради того, чтобы его спровадить, если она сейчас действительно говорит то, что думает, а главное чувствует, то она очень запуталась...

- Это че за пидар? Гример твой? – кивнул на стекло, отделявшее их от дрыщща. Тот напряжено всмаривался в свет комнаты из своего загона.

- Он по-твоему кокс у тебя с сисек лижет от большой любви? Или ты смирилась и решила собой немного приторговывать? Ну, че там? Хули? Все равно пиздец кругом. Не любит никто. А ты у кого спросила? Или ты как узнаешь про любовь? Телепатически?

Нет, знал, что не приложил героических усилий, чтобы быть рядом с Лили, но ему казалось, что это немыслимо в рамках политики картеля после всего, что случилось. А Лили его не звала. И о решил, что не нужен ей в новой ее взрослой жизни. Если бы дала знать, что этот риск ей нужен, Гектор бы постепенно раскачал вопрос. Но запрет был категоричным, а Лили молчаливой и вполне довольной происходящим. Наверно, правильные мужики, что-то чувствуют, умеют невербально понять, что здесь требуются подвиги, но Варгас вырос в пригороде Тихуаны, где девки не стеснялись своих желаний, а мужики были просты как куст агавы.

- А ты кого любишь-то сама, малышка? Это любовь такая, когда я не знаю, что в твоей жизни творится и че тебе надо в койке? Прикинь, мне щас открылось, что у тебя в голове, а ты мне ни слова не сказала, и я стою как еблан. Лан, че, не люблю тебя, так я еще и трахаю тебя криво. А ты молчишь. Героически? Зубы стискиваешь? Или ты там себе воображаешь, как мужиков в жопу долбишь, пока я тебя ебу? Это снисхождение такое к пастушку? Че с дурочка-то взять кроме оргазма?

Не повышал голос, только руки недоуменно раскинул на подлокотниках. Потом подцепил с пола скатившуюся плетку и задумчиво огладил шлейф мягких хвостов. Никогда не держал в руках ничего подобного. Держал арапник и бычий кнут держал, когда работал чарро на дядькиной асьенде. А эта игрушка была совсем легкой, бычью шкуру не прошибешь. Да и людскую не особо. Поднял к девчонке горький и мрачный взгляд.

- А что у тебя в жизни настоящее, Лили? – повертел в пальцах кнутовище. – Даже плетка – туфта.
[NIC]Hector Vargas[/NIC]
[STA].[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/grYmZWH.jpg[/AVA]
[LZ1] ГЕКТОР ВАРГАС, 41y.o.
profession: координатор розницы в Лос-Анджелесе
[/LZ1]
[SGN].[/SGN]

+1

7

- Ты ебарь, значит? – хлопнула накладными ресницами, прислушиваясь к дразнящей мягкости его голоса. - От тебя я ничего и не ждала, - ответила уже спокойно. Что можно ждать от человека, исполняющего приказы отца? Если Луис что-то кому-то приказывал, его нельзя было ослушаться, если собственная жизнь дорога. Причем тут вообще ее желания? Поэтому она не выискивала больше среди «своих». Здесь никто не знал, кто она и кто ее отец, и ее это полностью устраивало. Рафаэль был рядом, потому что его самого это устраивало, и ее тоже. Да, он не был мексиканцем, никак не касался картеля, не участвовал в вооруженных конфликтах и характер у него был, как у размазни. Точно такой, какой нужен был, чтобы он не посмел и пикнуть по поводу ее поведения и образа жизни. Держать его при себе было удобно и весело, не более того.
Девка недовольно поджала губы, слушая Варгаса и то, что он даже сейчас взялся командовать, что ей делать и что на себя напялить. Не стала ничего говорить в ответ, только сползла со столика, когда он отпустил, принимаясь расстегивать пряжки на туфлях.
- Алисия, это кто такой? Эй! Я охрану позову! – парень пытался сопротивляться, дергался, пытался поймать взгляд Лили, но она была полностью поглощена процессом и не обращала на это внимание.
- Не такой уж и тощий, - заметила между делом, тихо, чтобы не вмешиваться в монолог любовника. Вряд ли среди пиздолизов было много атлетически сложенных мачо, в конце концов.

Выпрямилась, смахивая туфли как раз тогда, когда Гектор заговорил о любви и смотрела на него открыто, задрав подбородок, пока злоба все еще ворочалась где-то за ребрами, слушала, как он легко записывает ее в шлюхи. У него претензий было ничуть не меньше, кажется, а то и больше. Он был сильным суровым мексиканским мужиком, не знающим что это такое ваши все человеческие слабости. Она слушала и ей все больше казалось, что в его голосе слышится разочарование. Может быть, надо было дать ему высказаться и отпустить, раз она оказалась для него не настоящей, как весь этот реквизит. Получается, что в его жизни он тоже был. В виде нее самой. Так что не так уж и сильно они различались. Будь она той Алисией, что в Тихуане сбегала от его опеки, чтобы завалиться на очередную вечеринку у одноклассников, то сейчас бы, наверное, уже вовсю размазывала слезы своей обиды по лицу, но она уже не была той девочкой. В любом случае, мешать ему высказываться сейчас не собиралась. Будет лучше, если она услышит все сейчас, чтобы Гектор не держал никакой обиды, чем бы эта встреча не закончилась. Лили развернулась, наклоняясь к зеркалу ненадолго, чтобы отлепить накладные ресницы, а потом снова выпрямилась и сдернула джинсы с вешалки. Расстегнула и стянула лифчик, расслабленно выдохнув. На груди остались следы жестких швов.
- Я! Я в ней настоящая! – вскинулась, когда молчать надоело. – Ты меня шлюхой назвал?! Охуел?!
- Алисия! – стриптизер поскребся в окно, совершенно невовремя отвлекая на себя внимание. – Ты не шлюха!
- Заткнись! – ткнула в сторону Рафа пальцем, коротко обернувшись к лоджии. – Иначе я сама тебя убью! – а потом снова повернулась к Гектору и швырнула в него джинсы. – Или, может, я тоже для тебя туфта?! Тогда вали отсюда нахрен, че ты сюда приперся!!!

Чувствовала, что злость выходит нервной дрожью во всем теле и слышится в голосе, и стала очень очевидной из-за этого, а ведь она до последнего старалась не устраивать здесь сцен, но с Варгасом так не получалось. Если бы ей было плевать, то просто указала бы ему дверь и, может быть, заявилась бы к нему позже, чтобы успокоить самым очевидным способом из всех возможных. Вот почему не говорила никогда о своих желаниях, потому что ему было легко ее вскрыть в любой момент и сдерживаться с ним не умела, когда это надо было. Если бы умела, то, наверное, крутила бы им, как хотела. Алисия резко остановилась посреди комнаты, услышав шаги в коридоре и как они прозвучали мимо ее гримерки. Этих секунд хватило, чтобы чуть выдохнуть и успокоить новый прилив злости, видимо. Стянула следом со спинки стула футболку и натянула ее. Скинула повязку с волос и потом развернулась, целенаправленно приблизившись к Гектору и забираясь к нему на колени. Сунулась пальцами под жесткий кожаный ремень кобуры на плече, выглаживая его большим пальцем и какое-то время молча наблюдая за собственной рукой, но потом подняла на него взгляд.
- Я тебя люблю. А ты меня любишь?[NIC]Alicia Arellano[/NIC][STA]sé que es lo que quiero[/STA][AVA]https://i.imgur.com/QDMlPXd.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/CPzwF4U.gif[/SGN][LZ1]АЛИСИЯ АРЕЛЬЯНО, 22 y.o.
profession: дочь мексиканского наркобарона[/LZ1]

+1

8

- Да судя по всему.
Судя по всему, что Варгас сегодня выяснил, на другое звание претендовать не приходилось. Интересно, так складывалось… Ходишь за ней с детства, как нянька, носишься, жизнь спасаешь, а по итогу ты дежурный хуй. Да еще и не самый увлекательный… Глаза открылись, что уж тут. Он-то думал, Лили вырывается редко, потому что ей действительно сложно выбраться. Благодарен был. Не дергал, не торопил, ключ дал от своей квартиры, чтобы в любое время… А оказывается, чаще не нужно было. Кто захочет трахаться скучно, если есть варианты повеселее?..

Следил, как она раздевается, снимает всю эту бутафорскую красоту, сбрасывает кожу, словно змея, вьется, прогибается в пояснице, отражается в зеркалах. Такая живая. Знакомая. И совершенно чужая. Неизвестная ему Лили. Когда все успело так измениться, и как он просмотрел? В последнюю встречу она казалась такой же, какой была на асьенде в Тихуане, когда он дарил ей браслетик из вылазки. На память. А теперь знакомым было только тело. Те же крепкие грудки, вздернутые соски, измученные латексом, тот же изгиб талии, копна волос, отрезающих лопатки от взгляда. Губы те же. А слова совершенно новые. Словно шитая кукла, из которой вынули весь старый синтепон и набили новый.

- Шлюхой я назвал его, - кивнул на живца за стеклянной дверью. А то так недолго и главу картеля назвать блядищей. – Тоже, наверно, мог бы стекло разбить, если бы любил по-настоящему? Вдруг я грохнуть тебя пришел? А тут - он, твой герой.

Толкнулся к Лили смолянистым, свинцовым взглядом. Требовать невозможного - так ото всех. Стекло высадить проще будет, чем спорить с Луисом. Перебраться на соседнюю лоджию, позвать на помощь охрану внизу. Размышлял в понятных ему категориях, пока мир вокруг рушился и строился заново – непонятным. Отложил джинсы Алисии на подлокотник. Никак не мог унять отрезвляющее ощущение чуждости, своей неуместности в этой ситуации, в этом разговоре, в ее эмоциях, которые как будто больше не относились к нему. Все эти слова она говорила кому-то другому, кому-то из своей памяти и воображения, кем Варгас больше не был. С того момента, как открыл дверь и познал новизну ситуации во всей красе. А, может быть, не был никогда. И прикосновения были посторонними, так в баре присаживает на руки нежданная потаскушка и пахнет чужой женщиной, ведет себя незнакомо, ощутимо втрогается в личное пространство без приглашения, когда никто не открывал ей дверь. Наверно, про любовь он слышал впервые. Точно впервые. Они никогда это не обсуждали. Ни во время секса, ни во моменты нежности позже. Как будто тема была закрыта, табуирована. Пока не вовлекла их обоих в сложности. Которых они стремились избегать. Любовь – вещь требовательная. Требующая поступков. Решений. Перемен. А они не могли позволить себе ни того, ни другого, ни третьего. И потому никогда не начинали этот разговор и не считали это проблемой. Гектор не считал.

- Я тебя не знаю, - покачал головой, бережно поднял ее и поставил на пол, чтобы встать. – Шлюху свою выпусти.

Спускаясь по ступеням бизнес-центра, он чувствовал себя опустошенным. Жаркий июльский ветер делал петлю за грудиной, как бывает в городских тупиках, и с тихим свистом уносился прочь, иссушая арку ребер и столб позвоночника. Точно ничего больше за этими ребрами нет. Так в пустыне иногда находишь изъеденный суховеем скелет койота, белый как кокаин. Скелет койота, путешествующий по ночным улицам Лос-Анджелеса в поисках нового мира, где хоть что-то будет понятно. Он как будто не грустил, но смотрел перед собой и не видел.

Дни текли медленно, загустели и тянулись из вечности в вечность. Гектору не хотелось ни с кем встречаться, ничего обсуждать, пить текилу, перетирать сплетни и политику, знать о чем-то кроме своих непосредственных обязанностей, но и те он выполнял скудно, без азарта. Мир неожиданно стал блеклым, а Варгас уставшим. Ни на что другое это состояние апатии не походило.

На рекламу секс-шопа он наткнулся случайно. Los Angeles Rams играли, а Варгас пил пиво под матч, закинув ноги на подлокотник дивана в собственной хате. Погуглил биографию нашумевшего в этот вечер форварда, автоматически перешёл в раздел новостей, оттуда в сплетни и упал на то дно интернета, где навязчивая реклама предлагает всякое дерьмо. Споткнулся о нелепые шипастые наручники, сковавшие руки за спиной вполне габаритного мужика. Спина была что надо. Он спину-то сперва и приметил. Сразу видно - из качалки. Поморщился, но невольно полез дальше. Так бывает, когда расковыриваешь ранку: больно, мерзко, но увлекательно.

У сексшопа был форум, где пользователи делились впечатлениями о товарах и давали друг другу советы. В какой-то момент он понял, что читает не просто отзывы об использовании девайсов, а довольно раскованные рассказы об отношениях. Об отношении. К женщинам сверху. Варгас отложил эту мысль и решил подумать ее когда-нибудь позже, когда новизна уляжется у него в голове.

Дня через три он нагуглил сайт тематических знакомств в Калифорнии. Не то чтобы вопрос его волновал, но озадачил. Там рассказы были подробнее, эмоциональнее и откровеннее. У Гектора в голове что-то поворачивалось, медленно и неопределенно, но неумолимо. Никто из мужчин, живописавших о своих прекрасных «мистрис», не ощущался униженным, жалким или сомневающимся в своей силе. Пожалуй, их рассказы относили его к куртуазным временам служения прекрасной даме, которая вправе выдвигать испытания за право обладания. Про поэзию миннезингеров Ваграсу было ничего не известно, но смутное представление о рыцарях он застал в общем курсе истории в школе. В рассказах женщин тоже не было ничего кроме восхищения и заботы. Не то чтобы забота Гектора заводила, но пренебрежения он не прочел. И оставил эту мысль, чтобы подумать еще несколько дней. Не пытался пронзить ощущения и мысли Лили. Не понимал, что она в этом находила кроме капризов и юношеских экспериментов, но пытался понять. Как там говорят? Счастье – это не когда тебя понимают. Счастье – когда пытаются понять.

Еще через неделю, время от времени возвращаясь к прочитанному, он пришел к мысли, что все это приблуды ему не нравятся. Нет, то, что можно подобрать в быту: нож, ремень, галстук, ствол… - это еще ничего, а все покупное какое-то вычурное и ебаное. Но в целом, он не против, если Лили будет управлять ситуацией, и готов ради опыта сходить на какие-то уступки. Такой поворот никогда раньше не приходил ему в голову. Женщины никогда этого не хотели или не озвучивали. Озвучивали «резче, глубже, сильнее», а такое – нет.

Пару недель спустя он явился на концерт Рейны в «Embargo», клуб сына Лурдес Арана, с которым сталкивался по траффику. Тот подогнал приглашение в вип-зону. Варгас даже не пил особо. Не пилось. Только рассматривал ее на сцене, изумляясь абсолютной новизне ощущений. Куда делась наивная девочка, которую о помнил последний десяток лет? Которую он любил, наверно, как бы неправильно это ни было. Женщина, носившая ее тело, все еще оставалась совершенно незнакомой. Но с каких пор его смущали новые знакомства? Эти времена вышли лет 25 назад…

Однако за кулисы не пошел. Шумно. Людно. Он и в первый раз мимо ее охраны проскользнул с трудом. Парни в карты рубились в холле у номера, а Варгас зашел с черной лестницы и мимо не проходил. Повезло. А сейчас не хотел смущать ни их, ни ее. Только подарок передал. Настоящий. Бычий. Кнут с асьенды дядьки Гонзало. Специально крюк сделал, когда ездил в Тихуану последний раз. Кнут тяжело лежал в руке и еще пах жаркими шкурами, маслянился темными пятами бычьего пота.

«Это кнут тебе. Настоящий» – так себе романтическое сообщение в мессенджере.
Но у Лили все еще был ключ от его дома и время подумать. Не придет, так не придет. Чего уж… Замки он из-за этого единственного ключа менять не станет.

[NIC]Hector Vargas[/NIC]
[STA].[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/grYmZWH.jpg[/AVA]
[LZ1] ГЕКТОР ВАРГАС, 41y.o.
profession: координатор розницы в Лос-Анджелесе
[/LZ1]
[SGN].[/SGN]

Отредактировано Misha Juhl (2022-08-11 00:39:26)

+1

9

Буквально несколько секунд, после слов Лили, Гектор молчал, но потом прихватил ее, чтобы поставить на пол. Его слова девке не понравились. Она проследила за тем, как любовник поднялся и вышел из гримерки, хлопнув дверью, и еще какое-то время оставалась стоять на месте, где он ее и оставил. Не понимала, что не так сделала и эту странную реакцию. Если бы спросил раньше, если бы она знала, что ему это надо слышать, то сказала бы и раньше. Сама Лили этих слов от Гектора не ждала и сейчас их не просила. Ей бы, конечно, хотелось их услышать, как и любой девчонке, но насильно тянуть не собиралась и оставалась довольна тем, что он не ржал над мелкой девкой, которая за ним бегала. Он же такой ее видел? Может быть, кроме слов о том, что трахал он ее ровно и хорошо, которых он просил, больше ни о чем и не надо было говорить. Но теперь уже поздно было думать о случившемся и в голове застряла эта фраза о том, что он ее не знает. Ничего больнее прямо сейчас он и не мог уже выдать. Если бы Алисия знала, что он до сих пор воспринимает себя ее нянькой, то, наверное, больно бы не было и она бы потосковав, отпустила его. Но она об этом не знала.

Потянулись дни. Она была занята репетициями, подготовкой к концерту, а потом и небольшому турне на пару месяцев, но как бы не пыталась загрузить себя работой, чтобы не думать о Варгасе, настроение никуда спрятать не могла. Ее бросало от слез к злости и в истерики на ровном месте так, что сам агент посчитал нужным ей сообщить, что от нее начали шарахаться люди и это плохо. Сама Алисия будто стала наблюдать свою жизнь со стороны в какой-то момент и поняла, что Гектор был абсолютно прав, что кругом была какая-то бутафория. Все подстраивались под обстоятельства, вели себя так, как надо было, а не так, как считали правильным. Ради денег, конечно. Искусственные людишки. Разве она была такой? От этого становилось еще обиднее. С Рафаэлем тоже после той ночи не заладилось. Не потому, что не оказался рыцарем на белом коне, когда даме понадобилась помощь, а потому что ему случилось наблюдать ее в эмоциях по поводу отношений, чего до этого не случалось. Она так привыкла, что Варгас все это время был ее тайной здесь в ЭлЭй, что теперь ей стало трудно принять, что о нем кто-то узнал. Хотя, Раф был вполне откровенен в своих вопросах – кто этот мужчина? Какое отношение он к тебе имеет? Он преступник, почему он носит оружие? Может, тебе стоит сходить в полицию?
Ей стоило просто забыть о нем, раз уж предпочел ее не знать.

Клубу было месяца три или четыре, но он уже был раскручен. Его местоположение и уровень позволили обойтись даже минимум рекламы, скорее всего. Наверняка, единственное, чем теперь занимались в отделе его промоушена, так это распечаткой флайеров с приглашением на выступление очередной звездочки. Алисия рада была, что хотя бы так получалось ближе познакомиться с родней, ведь с Мауро ее никогда ничего не связывало и поболтали они пару раз только благодаря тому, что агенты Лили вышли на его клуб с предложением. Выступление отгремело незаметно и уже позже, сидя в гримерке, обставленной цветами и подарками от фанатов, она поняла, что все прошло вполне удачно. Только теперь увидела сообщение от Варгаса. Пару минут пялилась в экран и за эти пару минут успела побывать в том вечере, когда видела его последний раз. Кажется, целая гребаная вечность прошла. Только потом нашла этот кнут, вытащила из коробки тяжелую длинную плеть. По-настоящему тяжелую, не из реквизита, пропитанную мексиканской грязью, потом и бог его знает, чем еще. Этот кнут был для скота, для воспитания, не для эротических утех. И она не испытала никаких эмоций из-за этой очередной усмешки, только вспомнила о брезгливом «я тебя не знаю», будто он еще раз вышел за дверь, оставив ее одну, и ощутила жгучее желание вернуться домой. Понимала, что желание это было лишь ассоциацией к защите и убежищу, а потому каждый раз очень легко отмахивалась от него, напоминая себе о том, что она уже не маленькая девочка и в Тихуане ее ничего не ждет, кроме отца-наркомана и парочки уже семейных бывших одноклассников. Лили еще держала этот тяжелый кнут, когда в дверь резко постучали и отбросила его на пол, подальше, прямо как мысли о возвращении, будто очнулась, направившись к двери.

Оставалась неделя до турне, и она могла бы за эту неделю легко вырваться к нему, но каждый раз, когда такое желание накатывало, останавливала саму себя. Не из-за гордости, это чувство с Варгасом не работало в ней, иначе не бегала бы к нему сама все это время. Просто решила дать себе время успокоиться, а обидам стаять, чтобы свидание не превратилось в очередной скандал из-за невысказанного и не скатилось в очередное расставание, теперь уже навсегда. Где-то оставляла себе надежду, наверное, из-за того, что вопрос о расставании только витал в воздухе, а не был чем-то определенным и свершившимся. Этот кнут, который он ей оставил, лежал теперь у нее в квартире, потому что его упаковали вместе с остальными подарками и цветами, но Лили больше не доставала его, просто знала, что он есть и он был той самой тонкой ниточкой, которая их еще связывала.
А потом она уехала. Ей нравилось в турне, новые места и знакомства, расписанный график – все это помогало максимально отвлечься от реальных переживаний. Она и правда успокоилась уже к концу первого месяца, но не писала Гектору, хоть и тосковала по нему невыносимо и даже жалела, что не поехала к нему тогда, когда он дал ей эту возможность. Потом снова отвлекалась на переезды из города в город, на выступления, на шумные вечеринки. Поняла в какой-то момент, что слегка пристрастилась к порошку, но это осознание уже не помогло завязать, не было желания. Кокаин помогал беззаботно радоваться жизни и происходящему, к нему у Лили был нескончаемый свободный доступ, как и к любой другой наркоте, на которую девка пока еще не решалась.

По возвращению Лили пару дней просто наслаждалась тишиной в своей квартире, но на третий день она позвонила Гектору сама и с удивлением обнаружила, что номер его недоступен. Пришлось отправлять одного из охранников. Мигель отзвонился только спустя час и отчитался, что узнал о том, что Варгас сам уехал в Тихуану буквально утром. План дальнейших действий в голове у девки нарисовался сам собой. Он же хотел, чтобы по-настоящему?
Она неторопливо собралась и нагуглила совершенно незнакомого ей риэлтора в Тихуане и созвонилась с ним, чтобы выбрали домик, где потише, без лишнего всякого соседства. Запросила на неделю, но не потому, что планировала провести ее с Варгасом, - не рассчитывала, что он захочет остаться, после того, что она надумала сделать, - а все-таки из-за осознания того, что с порошком надо завязать, пока это не стало настоящей проблемой. Пару «последних» грамм девка все же с собой прихватила, когда собиралась.
- Я поеду с Мигелем, - она смотрелась в зеркало, пока подкрашивала губы, сидя в машине, и ногтем собрала неровный край помады. – Ты поедешь к Гектору Варгасу. Найдешь его и скажешь, что я хочу его видеть, - еще раз посмотрела на Анхеля, но не увидела никаких эмоций на его лице. – Привезешь его туда.
- А если он не захочет ехать? – тот вопросительно изогнул бровь, прикидывая, что координатор розницы в Лос-Анджелесе может послать его нахер с такими запросами и это будет вполне справедливо.
Алисия недовольно поджала губы, но вовремя вспомнила о помаде. Убрала ее обратно в сумку и подняла взгляд на мекса, словившись с темными глазами в зеркале заднего вида и всматриваясь в них.
- Тогда выруби его и привези. Или можешь слезно просить его на коленях! Думаешь, меня это волнует?![NIC]Alicia Arellano[/NIC][STA]sé que es lo que quiero[/STA][AVA]https://i.imgur.com/QDMlPXd.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/CPzwF4U.gif[/SGN][LZ1]АЛИСИЯ АРЕЛЬЯНО, 22 y.o.
profession: дочь мексиканского наркобарона[/LZ1]

0

10

Они с Анхелем разлили по стаканчику, виски уже по американской привычке, и Варгас неспешно бродил по комнате, слушал болтовню гостя. За распахнутым окном набегал сумрак приближающейся грозы, долгожданной после нескольких знойных дней. Асьенда дядьки Гонзало встретила его мельканием детских воспоминаний. И обнаружить на пороге Анхеля он не ждал. Словно встретил призрака усопшего брата. Здесь же рядом похороненного у Собора Марии Долорес, дары приносящей.

Не мог бы точно объяснить, зачем тогда подарил Лили кнут. Может хотел дать ей что-то настоящее, вернуть к корням, к реальному миру через ощущение тяжесть, запах, вид темных засаленных пятен, истинность целей его применения. Или нашел для себя подходящий девайс, и подарок был приглашением испробовать. А может предлагал ей наказать его так, как он и впрямь заслуживает. Не этой же ее смешной плеткой! Не отдавал себе отчет полностью. Но, увидев его висящим на изгороди, понял, что это оно. Тот самый подарок.

Но Лили не вернулась. Гектор подождал неделю, две, прочел о ее турне и отпустил ситуацию. Значит не вернется. Значит обидел. Или, обдумав все, она решила отпустить его из своей жизни. Не тот человек. Не место ему в закулисье. Надо жить начинать заново. Время-то идет. Приехал на асьенду свататься к дядькиной племяннице по жене. Возраст такой, что пора подумать о семье. А иметь семью лучше на родине: безопаснее, тише, богаче. Дети вырастут на воздухе. И девка была видная, симпатичная и сметлива. Хозяйка. Вроде выбор неплохой.

И когда Анхель озвучил приглашение и его настойчивость, еще раздумывал. Посмеялся себе под нос. До чего же в отца девка. Думает, что человека можно взять и унести, куда ей захочется. И, наверно, расстроится, если не выйдет силой. А силой еще ничего никогда в отношениях не выходило хорошо. Решился только когда гость сказал про наркоту. Дело было и правда дрянь, если даже водила заметил. А с наркотой так бывает, когда в жизни нет ничего настоящего. Или настоящее не приносит настоящей радости. С ней такой подъем, что забываешь, что чувства эти искусственные. И с каждым отрезвлением пустота лишь ширится, а одиночество – даже в толпе - делается невыносимым. Гектору зал и тир приносили больше реального, животного, телесного удовольствия, болью в мышцах, в сбитых костяшках, отдачей, ощущением успеха или промаха. А ребята угорали часто. Работа тяжелая. Те, у кого с семьей не сложилось, теряли смысл денег за бесконечным напряжением грязной работы и постоянного риска. Он и сам жениться думал, чтобы не угореть, а то жизнь стала какой-то бесцветной, утекала мимо. Так не долго…
Домик был уютный, смешной, из этих временных пристанищ для курортников, которые арендуют на все лето, чтобы бесоебить компанией или купать детей на океане. Половицы послушно поскрипывали под ногами, от воды несло йодом, из окна озоном зачинавшегося ливня. Он оставил Анхеля на улице.

- Говорят, у тебя с коксом проблемы, - обескуражил ее, останавливаясь в дверях гостиной и вглядываясь в знакомое и неузнаваемое лицо.
[NIC]Hector Vargas[/NIC]
[STA].[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/grYmZWH.jpg[/AVA]
[LZ1] ГЕКТОР ВАРГАС, 41y.o.
profession: координатор розницы в Лос-Анджелесе
[/LZ1]
[SGN].[/SGN]

+1

11

Алисия и сама замечала перемены в своей внешности. Что черты стали острее, одежда чуть свободнее, ушла эта ебучая детская припухлость с щек. Последнее было хорошо, ей нравилось. Ей вообще все нравилось, пока с недавних пор жизнь не начала терять краски. Еще эти головные боли, от которых порой на стены лезть хотелось. Арельяно была уверена, что все еще способна справиться сама, иначе бы ее здесь не было. Когда за окном послышался шорох шин, она сидела на диване, подобрав под себя ноги с бутылкой ледяной короны в руке и пялилась в экран телевизора. Давали какую-то старую, черно-белую еще, мелодраму. Там все было воздушно и сказочно, и тоже не по-настоящему, ни как в жизни. Двери в доме были открыты и с дивана на фоне сумерек она видела широкую сипну сидящего на ступеньке крыльца Мигеля. Тот курил и задумчиво пялился куда в горизонт. Как хлопнули двери тачки она тоже слышала и отвела взгляд обратно к экрану, не отвлекаясь на звук тяжелых шагов поднимающегося на крыльцо Варгаса.

Когда она торопливо спихивала шмотки в небольшой рюкзак еще в своей квартире, в ЭлЭй, она все очень красиво представляла. Представляла, как прогонит телохранов, пристегнет Гектора к этой сраной веранде и каждым ударом кнута покажет ему, как больно ей было слушать его тогда, в гримерке. Каждым ударом. А потом прижмется наконец, чтобы ощутить это спасительное тепло и, если надо расцелует каждый сантиметр израненной хлыстом шкуры. Да в ней и не было столько сил, чтобы серьезно его поранить. Хотя, она примерялась. Хлыст был тяжеловат для нее и она, пробуя его, смахнула с туалетного столика в квартире все склянки разом, но хотя бы стала представлять, сколько в него усилий нужно вложить. Жаль, все оказалось пустое. На трассе, уже на подъезде к дому, Мигель отвлекся и потом сунул ей телефон. Писался с какой-то бабой, которая наезжала на него, что подружке, дескать, привалило счастье – и замуж ее берут и в Штаты забирают, а он никак собраться не может, чтобы тоже вот это все ей. Лили даже не поняла, чего он с ней так откровенно делился с распрями с бабой, пока спустя много сообщений пререканий не наткнулась на знакомое имя будущего жениха. Перечитывала все это так, словно все это ей показалось и на следующий раз там окажется совершенно другое имя, но нет. Лили накрыла паника, а следом и внезапный приступ удушья, из-за которого она заставила водилу притормозить на обочине и какое-то время шла вдоль дороги, пытаясь продышать это состояние и успокоиться. Мигель почти силком обратно ее затащил, выпрыгнув из тачки, на которой продолжал за ней ехать и неуверенно спросил, может, им вернуться домой, но она отказалась.

Лили не думала, что человека можно взять и унести, куда ей захочется, она это знала. И нашла бы тех, кто притащил бы его сюда, если бы ей это очень нужно было. Она считала, что хочет посмотреть ему в глаза, но теперь, когда он стоял в дверном проеме, смотреть на него уже не хотела. Поначалу и вовсе будто пропустила вопрос, затягиваясь сигаретой еще раз и небрежно ткнув ее в пепельницу, но потом все-таки повернулась к Гектору, оглядывая его с ног до головы.
- Это не твое дело, - болтливого Анхеля она, конечно, теперь оставит здесь. Найдет причину слить его Медине, пусть топчется у отца, откуда к ней и был отправлен. Ее это вообще сейчас мало заботило. – Что, в родные края потянуло? – склонила голову и улыбнулась. – Понимаю. Здесь, кажется, и дышится легче, а? – а потом вспоминаешь, что где-то здесь, на одной земле с тобой находится Луис и шею снова затягивает невидимой удавкой в считанные секунды. – Воздух здесь чище, все настоящее, вода вкуснее, девки красивее, - рассмеялась тихо, а потом отвернулась. – Ладно, я рада за тебя. Жизнь заиграла новыми красками, как никак, - а потом снова повернулась, уставившись прямо на него, но никакого веселья во взгляде не было. Вытянула ногу из-под себя и пнула от дивана журнальный столик, который прокатился и споткнулся о неровность полов, стряхивая с себя все содержимое, включая его подарок. – Хуйню эту забери. Жене на свадьбу подаришь, - и отмахнулась от него, указывая на дверь. – Свободен.[NIC]Alicia Arellano[/NIC][STA]sé que es lo que quiero[/STA][AVA]https://i.imgur.com/QDMlPXd.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/CPzwF4U.gif[/SGN][LZ1]АЛИСИЯ АРЕЛЬЯНО, 22 y.o.
profession: дочь мексиканского наркобарона[/LZ1]

+1

12

Лили и впрямь повзрослела, как-то осунулась, подсохла и заострилась чертами. Взглядом особенно. Ничего мечтательного в ней не осталось. Но сейчас как никогда ее лицо было знакомым. Без мейка, без накладных ресниц и вычурной прически. В ее расслабленности было что-то болезненное, точно мягкая поза обтекала туго натянутую пружину внутри, и это ощущается так некомфортно и неестественно, что судорогой сводит мышцы, когда они пытаются удержать форму и несоответствующее ей содержание. Он ухватил это без осознания, фоновой дрожью воздуха. Стоял и смотрел. Тупо как-то, по-бычиь. Иногда Гектору было непонятно, на что смотрит этот гривастый зверь. Вроде мимо и сквозь, и на обе стороны. Пока не разъярится и только тогда вниманием как будто фокусировался на цели. Варгасу нравилась местная коррида. Все остальное время животные казались совершенно тупыми. Хотя на деле быть умницами и приручались легко.

Слушал. Понятия не имел, откуда она знает о его планах. Не такие уж великие новости. Он и не сообщал никому кроме дядьки. Тот просил жену помочь, та искала невесту из своей родни… Не хотел понтовую потаскушку из ЛА, да и из местных не хотел. В Тихуане таких искательниц хватало. По-хорошему, он, вообще, не никого не хотел, но так было разумно. Да и перемены в жизни минимальные. Обвенчаться и уехать, оставив женщину выбирать дом, остановку и вот это гнездо вить, в котором он не понимал, но надеялся привыкнуть, когда увидит, вжиться в это. Ради детей. Дети всегда нужны, за ними смысл жизни, продолжение тебя во времени, бодрящее ощущение бессмертия. Ради детей можно встать, когда тебе кажется, что силы закончились. Этого он хотел. Сил и смысла. На самом деле. Но понял это только сейчас, пока слушал, как она ругается. Фоном. Не улавливал слов. Только наблюдал как двигаются и гнуться в гневе красивые губы. Желанные. Нежные. Запинаются о влажный край резцов. И ей так ощутимо больно, что невозможно смотреть. 

- Ду-урочка, - выдохнул, подцепил с пола тяжелое кнутовище. Кожаный язык потянулся по голым половицам и смял тонкий коврик. Прихватил Лили за руку и вписал в нее обмотанное кожей, намозоленное дядькиными конюхами древко, зажал в пальцах. – Выходи за меня. Пошли.

Подхватил ее на плечо, не особо заботясь о том, насколько ей там удобно, когда массивная горбина врезается в живот. И двинулся прочь из домика через веранду, мимо ошарашенного Анхеля в сторону того самого мельком увиденного собора святой как ее там? Марии Долорес, дары приносящей? Шел абсолютно спокойно, ровно шаг в шаг, придерживая ее ноги, чтобы не дергалась. И никогда прежде не был так уверен в том, что делает. Ему даже смешно не было, а как-то светло. Правильно. Мир потихоньку обретал краски и, наконец, засеребрился глубоким ободом туч над океаном, темной бирюзой обеспокоенных подступающей грозой волн, серым и палевым песком по ногами – ветер приносил его на городскую брусчатку, - зазвенел детскими голосами, перекличкой старух на храмовой площади, гортанными воплями чаек. Варгас тогда не думал, что с этим будет делать Арельяно. Что он сделает? Ну, грохнет его. Все же лучше, чем жить без всего этого. Без этой обезьянки маленькой на плече. Идти здесь было недолго – пара кварталов. Но дождь обрушился резко и жарко - стеной. Теплыми каплями бил в спину и стекал по лицу. Гектор снимал воду широкой ладонь ото лба до подбродка и с ее ног – ручьями. Под сводами храма оказалось непривычно сухо, тихо и прохладно.

- Обвенчайте нас, падре! Святой отец! Вы здесь?! – голос прокатился под темными сводами рокотом, неожиданным для самого Варгаса. И пока он добрался до алтаря, тощенький, сухонький старикан, лысый как лунь, успел потрясенно выскочить из исповедальни, пялясь на них изумленными белесыми глазами.
- Так причастие… - моргал, взмахивая руками. - Отцовское благословение…
- У вас там арка с северного предела посыпалась. С дороги видно, - наконец, он поставил мокрую, обтекающую дождем Алисию на мозаичные церковные плиты. Дождь окружал храм гулом ревущей воды и хоралами бился в трубах.
- Невеста-то согласна? – выпучился старичок. Примерно, соображая, откуда в этих краях водятся деньги на ремонт придела, и что спорить с такими людьми не стоит: не знаешь, каких бед еще оберешься, а где можно и кусок пожирнее отхватить.

Гектор пожал плечами.

- Ты кнут-то держи-то. Не расслабляйся, - ободрил девчонку, и рухнул на колени в луже дождевой воды в алые и синие плитки. Пустой неф снова выдохнул эхом. Мария Доролес – это она, видимо, - смотрела не него без осуждения. И этого было довольно.
- Клянусь любить тебя, оберегать тебя и заботиться о тебе в болезни в здравии, в богатстве и бедности и чеп там не приключилось с нами, - дальше клятву он не помнил. Только в кино ее видел и никогда не дослушивал.
- Пойдешь за меня?

[NIC]Hector Vargas[/NIC]
[STA].[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/grYmZWH.jpg[/AVA]
[LZ1] ГЕКТОР ВАРГАС, 41y.o.
profession: координатор розницы в Лос-Анджелесе
[/LZ1]
[SGN].[/SGN]

+1

13

Алисия сейчас больше всего хотела, чтобы он просто ушел, молча, и чтобы она больше никогда его не увидела и ничего не услышала о нем и о том, как хорошо он живет со своей новой бабой и как они рожают полный дом детишек, и о том, что он во всем этом очень счастлив. Сама Лили никогда об этом не думала, но не потому, что не приходилось, а потому что знала, что не хочет ни тихо жить в тиши, ни рожать кучу детишек, пусть и похожих на него. Они были разные, но девка надеялась, что именно из-за этого их и тянет друг к другу, но видимо, ее мечтательность ее подвела где-то. Ну да, она не делилась с ним своей жизнью, так он тоже не рвался ей рассказывать о том, как наркота растекается по улицам Лос-Анджелеса, потому что даже их деятельности существенно разнились между собой. Почему она осталась во всем виновата? Потому что он недотрахал пару телок для ровного счета? В чем-то она проебалась больше, чем он, так получалось. Она бы хотела знать, почему ее оставили и почему ее оставили с чувством вины. Ни смотря ни на какую подкупающую простоту характера Гектора и его мотивов, его трудно было назвать ангелом.

- Что?.. – она уставилась на него возмущенно и хотела одернуть руку от кнута, но не успела, оказываясь у него на плече и задергавшись в попытках вывернуться из хватки. – Мигель! Черт… Нет! Отпусти меня, блять!
Не видела, как парень вскочил с крыльца, инстинктивно хватаясь за оружие, да так и застыв на месте, озадаченно наблюдая за тем, как Варгас тащит Лили через двор. Переглянулся с Анхелем и снова глянул на Варгаса.
- Гектор, какого черта? Эй! – и двинулся за ними, прихватив майку и напяливая ее на ходу.
Девка притихла вскоре, зная, что спорить с ним бесполезно, если что-то вбил себе в голову и только сопела тихо, иногда ерзая, когда ключица начинала давить на бедро. Понятия не имела, какого хрена он делает.
- О-о-о, прекрасно! – возмутилась, когда хлынул ливень, упругими каплями ударяясь о спину и вздернутую кверху задницу, обтянутую джинсовыми шортами, стекая по голым ляжкам. – Меня, кажется, тошнит, слышишь? – он, конечно, слышит, только ему явно было плевать на этом, потому что движение Алисия продолжила все в той же позе. Слышала, как галдят детишки, радуясь дождю, где-то неподалеку и понимала, что прохожие лицезреют ее зад, но ничего с этим сделать не могла.

- Бля… - выдохнула, когда поняла, куда он ее притащил, и услышала голос старика, закрывая глаза и мысленно уже проклиная Гектора, а когда оказалась, наконец-то, на ногах, с силой ударила его в грудь. – Не смей больше никогда хватать меня! – и только после этого развернулась к падре, отлепив с лица мокрую черную прядь волос. Посмотрела на свою руку с зажатым в ней хлыстом и спрятала ее за спину. – Простите нас, нам нужно поговорить, - улыбнулась вежливо, а когда повернулась к любовнику, тот уже шлепнулся на колени и принялся тараторить клятву. Алисия зло зарычала. – Иди сюда! – схватила его за майку и упрямо потащила за собой, заставляя подняться на ноги и выталкивая за дверь, на крыльцо. – Сначала ты скажешь мне, какого хрена бросил меня! – дед, оставшийся в зале, перекрестился, услышав ругательство. – Тебе вообще плевать, на ком жениться? Вчера одна, сегодня другая?! Что я сделала?! Ненавижу тебя! Я за тебя не выйду, пока не пообещаешь не хватать меня. И не вздумай больше отворачиваться, когда я с тобой разговариваю, - выдохнула наконец и толкнула его в грудь, заставляя вжаться лопатками в стену и влипая в него всем телом, задирая подбородок, чтобы заглянуть в глаза. Потянула к себе, заставляя наклониться, чтобы ощутить горячее дыхание на губах. – Скажи, ты любишь меня?[NIC]Alicia Arellano[/NIC][STA]sé que es lo que quiero[/STA][AVA]https://i.imgur.com/QDMlPXd.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/CPzwF4U.gif[/SGN][LZ1]АЛИСИЯ АРЕЛЬЯНО, 22 y.o.
profession: дочь мексиканского наркобарона[/LZ1]

+1

14

Следил, как улетает с лица Лили капризная мокрая прядь и понял, что внутренне улыбается. Чувство наивного незнакомого тепла занялось за грудиной, и с колен поднимался, хохоча от души. Потому что не смеяться не мог. Пришлось бы расстроиться, начни он принимать ее реакцию всерьез. Не то чтобы Варгас когда-то кому-то делал предложения. У него и в голове все эти 40 лет не было ничего подобного. Он даже намеченной невесте кольца не купил. Не потому что жалко было, но сперва намеревался свидеться, познакомиться и только тогда решать. В общем, не знал, как это делается. И сейчас растерялся.

Решения в нем возникали медленно, вызревали, количество постепенно переходило в качество. И когда все менялось необратимо, окружающим решение могло показаться спонтанным. Но не было никакого пути назад, потому что мир навсегда менялся, делился на до и после.
И теперь мир Гектора уже был миром, в котором они с Лили стоят под сводами храма, и ничего в этом не могло измениться. Они пришли туда, где было их место. Ты всегда знаешь, где твое место, по ощущению легкости и правильности происходящего. И девочка такая пронзительная, сотканная из своей боли и решимости.

И он смеялся, наблюдая, как девчонка решительно волочет за собой кнут и его самого, абсолютно красивая во всем своем обескураженном гневе. И в этой сцене не было ничего лишнего. Точно с картины. Под кровом церковного портика ее слова забивались гулким ливнем, отрезавшим их от притихшего курортного городка. Улицы вымерли и скрылись за серебристым водяным маревом. Даже детвора разбежалась, хотя брызги летели теплые и наливались мелкими лужами в щербины мрамора под ногами.

- Да я не бросил... Прост не понял, нахуя и кто я тебе, если ты звезда, и у тебя какие-то мужики, а я даже не в курсе, чем ты живешь, и в чем тебе верить, а в чем не верить дальше. Хуй знает. Разобраться надо было. А ты исчезла.  Я думал, все. Не вернешься.

Толчок в грудину, выбил из легких воздух. Гектор прислонился к стене унимая веселье. Посерьезнел. В целом он понимал, почему Лили не рассказала про карьеру, а вот свое место в ее постели на тот момент не определил.

– Собирался. Потому что под пули лезу ради нихуя. В чем смысл-то дальше без тебя? Так хоть кого-то кроме моих стариков мои деньги порадуют. И вроде есть, зачем жить. Че ты людей-то слушаешь? Я эту бабу даже не видел никогда. Может, она кривая? Так можно 5 лет еще собираться… И не жениться в итоге.

Пожал плечами.

- Люблю. Ну, вот увидел тебя с кнутом дядькиным и разобрался. Знаешь, бывает так? Живешь-живешь, а потом  - опа! - чет сошлось, и тебе открылось. Ты когда сказала «жене отдай», я понял, что я-то отдал уже. Подарки не возвращают, - улыбнулся обескураживающе.
[NIC]Hector Vargas[/NIC]
[STA].[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/grYmZWH.jpg[/AVA]
[LZ1] ГЕКТОР ВАРГАС, 41y.o.
profession: координатор розницы в Лос-Анджелесе
[/LZ1]
[SGN].[/SGN]

Отредактировано Misha Juhl (2022-08-13 15:14:41)

+1

15

Лили пару мгновений еще вглядывалась в темные глаза мекса, будто в них могло найтись подтверждение его слов о любви, но видела лишь свое отражение, а потом накрыла ладонью бритый затылок и потянулась, чтобы забрать мокрые после дождя упрямые губы поцелуем, толкнуться между ними языком, углубляя его сходу и тихо выдохнув. Оба были насквозь мокрые, тряпки противно липли к телу и начинали остывать. Алисия оторвалась от горячих губ, махнула по ним большим пальцем напоследок и довольно улыбнулась.
- Женись на мне Гектор Варгас и никому об этом не рассказывай. А охрану нам придется убить, - глянула в сторону Мигеля, который топтался в стороне, так, что и не понятно было – шутила она или нет, и отстранилась от любовника, чтобы вернуться к падре. – Теперь венчайте нас.
Вся скромная церемония заняла времени не больше, чем он тащил ее на нее. После их неожиданного появления, старик сквозь пальцы уже смотрел на отсутствие колец и корявые клятвы вместо них. Лили не хотела думать о последствиях. Может быть, после всего этого ей самой придется сказать об этом отцу, чтобы этих самых последствий не было. Или просто вернуться в Лос-Анджелес, никто ведь ничего не узнает.

С охраной пришлось долго препираться в попытках выпроводить обоих, но потом она дала Гектору это уладить, бросила только напоследок, чтобы оставили ему оружие, а сама ушла в дом. Собиралась скинуть с себя мокрые тряпки и полезла в рюкзак, вытряхивая чистое сухое белье, но заметила вывалившиеся на диван наручники и тихо усмехнулась, цепляя их и покрутив в руке. Подняла взгляд, услышав, как завелся двигатель тачки и неторопливо пошла к двери. Остановилась на крыльце, глядя на Варгаса, который шел к дому и подняла наручники на пальце, демонстрируя ему.
- Ты думал о том, что принес этот кнут для себя? – перегнулась через перила, чтобы зацепить сырую майку, потянув с него. Отбросила тряпку на кресло рядом и забрала его запястье, защелкивая на нем наручник и заглядывая новоиспеченному мужу в глаза. – Я тебе об этом ничего не говорила, потому что с тобой – это не игры, не развлечение. Понимаешь? С тобой все должно быть по-настоящему, как ты и сказал. Я боялась тебя оттолкнуть и все равно оттолкнула.

С Рафаэлем они развлекались, как хотели. Парню это нравилось, они могли это обсуждать, придумывать что-то новое, но все это оставалось безобидной игрой. Лили, конечно, иногда вспоминала Росси и понимала разницу, в игре и в настоящих ощущениях, когда все это происходит на инстинктах, когда все живое. Даниэлю хватило авантюризма в это вписаться, хотя тогда все оставалось достаточно безобидным. Ну, она бы вряд ли смогла его придушить, но все равно это ощущалось слегка опасным и невероятно возбуждающим. С Гектором было бы также, но на него не напялишь школьный костюм и не отлупишь указкой за плохое поведение на уроке, это уже было бы бредом, а Раф подхватывал любой ее бред и свое подчинение воспринимал с восторгом.

- По крайней мере, вопрос о том, кто ты, сегодня отпал, м? – застегнула наручники на втором запястье, оставив перекладину перил между его руками и довольно глядя на свою работу. Вряд ли Гектор хоть раз в жизни ощущал себя беспомощным с женщиной физически и Алисия понимала, что ему нужно время, чтобы принять это непривычное для себя положение и понять – захочет ли он сам испытать что-то подобное еще раз или все-таки после этой попытки, предпочтет к подобному больше не возвращаться. – А о том, что ты тогда не дал мне толком ничего сказать и оставил меня, еще нет.
Вид прикованного уже возбуждал сам по себе. Алисия и подумать не могла, что он на все это согласится, но пока на многое и не рассчитывала. Спускалась с крыльца, прихватив с кресла хлыст, и рассматривая его. Жадно ловила взглядом, как стекает крупные вода по смуглой коже, как перекатываются под ней мышцы. Помедлила, подставляя лицо, упругим теплым каплям дождя, который утихал постепенно, а потом опустила голову и смахнула воду с лица, удобнее перехватывая рукоять кнута и взмахнув им, дала тонкому кнуту облизать бронзовую шкуру, оставляя наливаться след от первого удара.[NIC]Alicia Arellano[/NIC][STA]sé que es lo que quiero[/STA][AVA]https://i.imgur.com/QDMlPXd.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/CPzwF4U.gif[/SGN][LZ1]АЛИСИЯ АРЕЛЬЯНО, 22 y.o.
profession: дочь мексиканского наркобарона[/LZ1]

+1

16

Согласие потерялось в гуле ливня. Гектор не был уверен, что слышит ее слова или верит происходящему. Но он не верил с тех самых пор, как мир обрел краски. Этого было достаточно. Мир двигался в звенящем трансе, где все медленное и ирреальное, где мысли текут в патоке, как во сне. Старик зачитывал молитву невероятно далеко от них, латынь оставляла непонимание и ощущение чего-то мистического, неотмирного. Пальцы Лили в его руке казались очень хрупкими, тонкими и нежными. Мокрыми от дождя. Мария Долорес потупила очи. За все это неминуемом наступит расплата, но расплата будет потом. Короткое сейчас было важно в каждом мгновении.

Потом ему, конечно, пришлось поговорить с Мигелем и Анхелем, объяснить, что все, виденное ими, никогда не происходило, иначе объяснить Луису все, что они не сумели предотвратить, будет проблематично. На деле он понимал, что церемония нарушена чуть более, чем полностью, и при желании отец Лили сможет настоять на том, чтобы она была признана недействительной. Если это для него важно. Но умрет Гектор все равно. А значит, у него очень мало времени, чтобы насладиться жизнью. И надо спешить.

Наручники его смутили, заставили растеряться. Варгас уже представлял, что может быть в голове у Лили, но не рассчитывал, что узнает об этом прямо сейчас. И не вполне понимал, как к этому относиться. Если бы она отходила его этим кнутом прямо в церкви в ответ на предложение, когда он так удобно стоял на коленях, и спина была в ее полном распоряжении, а главное ей было что сказать в тот момент и за что его наказывать, - святой отец закрыл бы глаза и на это, - ситуация пожалуй, казалась бы Варгасу менее смутительной. Или потом на крыльце. Но сейчас ей, кажется, уже не за что было на него сердиться. Он оглянулся на дорогу, в осевшей с дождем пыли внедорожник, уносивший Анхеля и Мигеля, превратился к темную точку.
- Думал.

Он не думал, он знал это совершенно точно. Едва ли Лили сможет нанести серьезные удары плетью, а кнут был тяжелым сам по себе и давал хороший разгон. Варгас еще помнил, как он свистит, вспарывая воздух и оглаживает бычьи бока взахлест. Может, хотел похвастаться, что выдержит и это? А, может, не хотел соглашаться на меньшее. В горле пересохло. Он напряженно смотрел на жену. Думать о Лили в этом ключе было дико и опьяняюще. Разве это не стоило всего на свете? Девчонка была гибкая, смуглая и горючая – уголек к угольку. Возбуждение паскудно подвело яйца и налилось горячей тяжестью в паху, стояк неприятно вписался в змейку. Ничего похожего не происходило с ним с отроческой юности. 

Прохладные наручи вжимались в запястья туго. Последний раз Варгаса связывали годы назад, в момент похищения Лили. И ощущение беспомощности мгновенно вернуло его в это тревожное время. Он дернул руку, пробуя дрожь в деревянном столбике балюстрады. В крайнем случае, ему хватит сил выломать его из перил. В этом не было необходимости, но ощущение хоть какого-то контроля его успокаивало. Необходимость возникает в этих краях спонтанно. Черной точкой на горизонте. В этот момент он думал не о себе, а о Лили, оставшейся без охраны.

- Я бы попытался тебя понять, - голос сел, и Гектор смущенно поморщился. – Люди пробуют разное. Как ты к этому пришла?
Коротко кивнул, соглашаясь с тем, что их положение прояснилось, но вопрос будущего остался открытым. Росси если и перехватил что-то от искушенных бордельных девах, то делал это исключительно ради собственного удовольствия, ради игры в маленькую плохую девочку, ради потери контроля там, где может втиснуть ее лицом в сидение и выебать до визга. Зачем делать то, что ты и так сделаешь в любой момент? Новизна теряется. Лили относила его к воспоминаниям об арене, к той настоящей, бешеной, панической беспомощности, и теперь контролировать ее действия ему было приятно, словно он возвращает себе власть над собственным телом, которую отнял ее отец. Другая не завела бы итальянца в таком ключе. И пусть все эти вещи оставались неосознанными, игра была полна искренним переживанием. Местью или стремлением доказать себе, что можно справиться со страхом, отдаваясь ему полностью.

Варгасу еще нужно было время, чтобы ощущения наполнились смыслом. Двойным и тройным. Обмелевший дождь обтекал по бедрам Лили, клеил к груди тонкую майку, рисуя остренькие соски и клеил волосы.

Влажный кнут взрезал водную пыль и обжег бочину. Возбуждение спуталось с жалящей болью и рваным выдохом толкнулось сквозь стиснутые зубы. Под скулами нарисовали желваки. На руках проступили набрякшие вены, но этого Лили не видела. Гектор прикрыл глаза. Было не так больно, как странно наблюдать розовеющий след, плавно проступающий на коже и слушать текущий по ребрам жар.
- Сможешь сильнее?
[NIC]Hector Vargas[/NIC]
[STA].[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/grYmZWH.jpg[/AVA]
[LZ1] ГЕКТОР ВАРГАС, 41y.o.
profession: координатор розницы в Лос-Анджелесе
[/LZ1]
[SGN].[/SGN]

+1

17

Алисия не хотела сейчас думать о будущем и уж тем более о том, насколько законна была эта свадьба. Каждая девка хочет верить в сказку, а не ковыряться в юридических подробностях. Ей все это казалось таким же нереальным, как и ему. Наверное, Лили не верила, что он захочет на ней жениться когда-то, ведь эта связь уже давно в целом стояла под вопросом для них обоих, как опасная для жизни. Не хотела думать о реакции отца на такое ее решение и о том, что снова подставила Варгаса очередным спонтанным действием, пусть и не одна была за него в ответе в этот раз и что Гектор дал ей выбор – разойтись или жениться. Мужской поступок – сделать шаг вперед, чтобы не продолжать жить в неизвестности, который она не могла не поддержать своим согласием, потому что не хотела его отпускать и не могла бы отпустить вот так просто, даже если он ушел бы. Наверняка, еще бы немало крови у него выпила прежде, чем успокоиться и смириться. Лили хотелось думать здесь и сейчас, что Гектор будет с ней навсегда, сколько бы это навсегда не длилось.

Наблюдала, как наливается рубец, а вместе с ним и ее собственное желание и как томно тянет теплом низ живота и мокнет и без того мокрое от дождя белье. Она не видела, как он темнеет взглядом и как стояк подпирает жесткую ширинку, что его возбуждение сейчас не меньше ее собственного. Только удивленно вскинула брови, услышав внезапную просьбу и хотела пошутить про свои надежды на то, что в нем говорит исключительно чувство вины, но промолчала, крепче перехватывая сырое и потертое древко кнута. Даже его вес в руке казался возбуждающим, в самой этой вещи было что-то будоражащее, стоило только представить, как им совсем недавно хлестали быков по взмыленным бокам. В какой-то момент ей хотелось зажать эту рукоять между ног, втереть в промежность через тряпки или даже пихнуть в себя, вымочить в собственных соках, а потом дать ему облизать. Все это так живо представилось, что даже пауза затянулась и девка очнулась только тогда, когда Гектор снова обернулся на нее. Торопливо облизала пересохшие губы и взмахнула кнутом, вкладывая больше сил в следующий удар, мазнувший спину Варгаса по диагонали. Дала ему время прочувствовать его, пропустить через тело, а новому жару растечься по мышцам, раствориться в них, и снова размахнулась, чтобы ударить еще раз. И еще. Пока не поняла, что с каждым ударом это для нее самой становиться пыткой и что готова кончить уже просто от происходящего и прикосновения этой жесткой рукояти к распаленной желанием промежности ей уже вполне хватит.

Лили махнула кнутом, поймав тонкий конец и скручивая его, уверенно направилась к крыльцу. Поднялась торопливо, цепляя застегнутый на запястье наручник и кое-как попала ключом из-за того, что собственные руки дрожали, а потом подалась назад, отступая и разглядывая его поплывшим взглядом. Стянула с себя мокрую майку, бросив под ноги и ткнувшись спиной в дверной косяк. Расстегнула шорты, и все-таки сунулась рукоятью плети между ног, в трусики, выглаживая себя ею и хрипло простонав. Уже и забыла, что собиралась жалеть его. Пожалуй, впервые прикованный мужик оказался для нее настолько возбуждающим просто потому, что она и не представляла никогда, как свяжет его и будет хлестать кнутом, а может, именно потому, что с ним эта картинка в голове девки раньше никак вязалась. Сейчас это было уже неважно.
- Поцелуй меня, - выдохнула сбивчиво и зацепила его за ремень, потянув к себе, шумно выдыхая в горячие губы, когда накрыло, наконец, долгожданным кайфом, задохнувшись первыми острыми спазмами, пока тело забирало дрожью, будто пропускало электрический разряд. – Ч-черт…[NIC]Alicia Arellano[/NIC][STA]sé que es lo que quiero[/STA][AVA]https://i.imgur.com/QDMlPXd.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/CPzwF4U.gif[/SGN][LZ1]АЛИСИЯ АРЕЛЬЯНО, 22 y.o.
profession: дочь мексиканского наркобарона[/LZ1]

+1

18

Наверно, ему и впрямь хотелось бы поговорить об этом. Может быть, не сейчас. Сейчас это была лишь попытка отвлечь, забрать у девчонки часть контроля. Но в будущем. Мысли Лили всегда оставались загадочными, темными и непроницаемыми, а потому такими волнительными в каждой детали. Она не обсуждала свои решения. Это наследствеое. Решала, делала и только потом ставила его перед фактом, и Варгас научился принимать все как есть, обтекать ее планы своими так, чтобы обоим нигде не жало. У нее всегда было больше свободы в этих отношениях, чем у него самого. И это не вызывало вопросов. И если бы они не столкнулись с поркой так буквально, они однажды пришли бы к мысли, что Лили всегда владела им и владеет до сих пор. И будет владеть столько, сколько им еще отмерено.

А теперь кнут лизал голые лопатки. Боль вспыхивала ярко и стремительно, а гасла медленно, растекалась жаром под шкурой. В какой-то момент Гектор понял, что вся спина горит. Плавится зноем, но боль сделалась тупой растворилась в этом пожаре. Странно. Гулкое дыхание билось в балюстраду. Перед глазами темнело, но темнело приятно. Вело неуловимым хмелем, как бывало в годы юности, когда возбуждение делалось нестерпимым, и он плохо видел что-то кроме объектов своего желания. И их-то урывками. Тоннельное зрение высвечивало то ложбинку между грудей, то приоткрытые губы, то мягкие ляжки… Сейчас капли расплывались кисейным маревом, а нарастающее жжение погружало Варгаса куда-то внутрь, где гоном билась в висках тяжелая, густая кровь. Он тихо зарычал, когда кнут попал на подраненное место, надрывая кожу. Тихо и глухо, как зверь, предупреждающий об угрозе.

Ее пальцы на наручниках возникли неожиданно. Лили как будто перестала быть для него реальностью из плоти и крови. Сделалась ощущением глубокой сопричастности, нездешним существом, решающим, сколько боли он еще сможет и в силах вынести, и где кончится ее удовольствие от этой выносливости. Покорность оказалась сладостной, удивительной и такой естественной между ними и теперь, оборвавшись, отрезвляла. Варгас моргнул, растирая запястья в темных следах врезавшейся стали, и пошатнулся, скорее от дезориентации, неожиданность своей свободы. Смотрел, как девчонка стягивает мокрую одежду. Следил за ней темным, взведенным взглядом, вылизывал изгибы знойного тела. Такого горячего, что, кажется, от нее вот-вот пойдет пар во влажном воздухе. Принесенная дождем прохлада не ощущалась. Существовала в другом незнакомом им измерении.

После ее четкого демарша на пороге церкви, Гектор не вполне понимал, на что он теперь имеет право. Действительно ли ему нельзя к ней прикасаться без разрешения, или это была случайна вспышка. Но не решался сделать шаг навстречу. Только пялился на то, как тяжелое кнутовище растягивает черное кружево ее белья. Это было обескураживающе горячо. Почти немыслимо. Накрыл ладонью тяжелое древко, почувствовал влажный жар белья и крепких бедер. Впутался широкой ладонью в мокрые волосы на ее затылке и целовал так, словно делал это в первый и в самый последний раз: жадно поедая пересохшие губы, путаясь с ней хриплым дыханием; лакал ее, цепляя резцами нежный рот. Его собственное возбуждение никуда не делось, но словно отошло на второй план, воплотилось в ее желании, нашло странный, неожиданный для Гектора выход в том, чтобы лизать с ее резцов рваные стоны, окунаться пальцами в промежность, прислушиваясь к дрожи бедер, как тому, как шнутовище в липкой ладони резонирует на спазмах, проскальзывая между ляжек, позволяя ей втираться в кожаную оплетку.
[NIC]Hector Vargas[/NIC]
[STA].[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/grYmZWH.jpg[/AVA]
[LZ1] ГЕКТОР ВАРГАС, 41y.o.
profession: координатор розницы в Лос-Анджелесе
[/LZ1]
[SGN].[/SGN]

Отредактировано Misha Juhl (2022-08-15 02:00:14)

+1

19

Девка подалась за ладонью и с готовностью ответила на поцелуй. Жадно поедала его рот в ответ, выдыхала довольные стоны от ощущения резцов, цепляющих губы. Куда-то уплывала из реальности от того, как горячий язык хозяйничает во рту и задыхалась его близостью, сильным телом рядом, запахом, тяжелым дыханием. Лили коротко выпустила рукоять кнута, выглаживая крепкое запястье, но потом вытянула древко из белья, откидывая и нетерпеливо цепляя на себе расстегнутые шорты вместе с резинкой трусиков.
- Хочу тебя, - потянула шмотки, прогоняя их с бедер, нервно дернувшись, когда мокрые тряпки не сразу скатились на пол, и следом цепляя ремень на его штанах. Скатилась губами на шею, слизывая с нее солоноватый привкус и дождевые капли, вмазывалась в них губами и носом, жадно собирая запах его тела, пока вжималась в него вздернутыми острыми сосками, справляясь с ремнем, а следом и с ширинкой. Сунулась ладонью в белье, обхватывая каменный стояк, пока второй рукой спускала его белье ниже, высвободив хуй, выглаживала его, гуляя ладонью по рельефу вен и по упругой головке. – Гектор…

Может быть, им и нужно было поговорить. Они никогда толком и не говорили за все это время, и ни к чему хорошему это не привело. Но вряд ли Алисия бы ответила на его вопрос о том, как к этому пришла. Она ведь и не была на этом помешана, с Варгасом они все это время вполне нормально существовали, как обычная пара, и она не чувствовала острой необходимости рассказывать ему о том, что иногда она представляет их сексуальную жизнь по-другому. Потому что не очень-то ее представляла другой. Он много лет выполнял приказы и трудно было догадаться о его реакции на то, что его женщина будет просить о том же. Когда пытаешься найти слова, в которых можно будет ненавязчиво обрисовать свои желания, то понимание того, что, возможно, за столько лет он просто привык выполнять приказы, почему-то не посещает. Есть только страх все испортить, подняв эту тему.

Сейчас уж точно было не до разговоров. Девка закинула ногу на его бедро, поторапливая действовать дальше самостоятельно и забрала ладонями его лицо, чтобы впечатать в губы новый поцелуй и отозваться откровенным стоном, когда головка вмазалась в мокрую дырку, потянула настойчиво, пока он проникал глубже, моментально взвинчивая ощущения, продлевая эту эйфорию до бесконечности.
- Да… - все еще жадно лизалась с ним, пока подавалась навстречу резким движениям, чувствуя, как накрывает по новой, забирает возбуждением тело, низ живота нетерпеливо тянет напряжением, пока головка упрямо подпирает матку, заставляя вздрагивать на каждом новом рывке, пока оба не кончили.

Алисия все еще планировала провести здесь всю неделю, в Лос-Анджелес ей нужно было вернуться без всяких пагубных привычек, которые могли оказаться для кого-то явными и послужить причиной скандала. Для самой Лили дело было, конечно, не в скандале, она просто боялась сдохнуть, прекрасно зная, чем заканчивается любая зависимость. Не хотела перескакивать на что-то более серьезное, как это многие делали. Мутное состояние подзабылось, когда Гектор объявился на пороге, но ночью вернулось. Головная боль, казалось, растекалась по всему телу и заставила отмахнуться от горячих объятий и подняться с постели, так что пол ночи Арельяно просидела в кресле на крыльце, впадая в полудрему, когда мигрень на время начинала казаться привычной. К утру стало совсем плохо, как ей показалось и она снюхала оставшийся порошок. Только после этого смогла вернуться в постель, забраться под простыни и влипнуть в его бок, утонуть в успокаивающих объятиях.[NIC]Alicia Arellano[/NIC][STA]sé que es lo que quiero[/STA][AVA]https://i.imgur.com/QDMlPXd.jpg[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/CPzwF4U.gif[/SGN][LZ1]АЛИСИЯ АРЕЛЬЯНО, 22 y.o.
profession: дочь мексиканского наркобарона[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » puedes ver pero no tocar


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно