полезные ссылки
Правильно говорить: значит, Афганистан. Однако он ее не поправляет...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » пришла деловито


пришла деловито

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Lis Suarez & Murdoc Mayer
конец августа 2021 | ирландский паб недалеко от центра | вечер

https://i.pinimg.com/originals/f8/62/6c/f8626c08b742e5ad589218652445516c.gif

https://i.imgur.com/CXXouAP.png

https://i.imgur.com/A9pZoNX.gif

за рыком, за ростом

+4

2

Голова сейчас просто-напросто взорвется.

На громком протяжном стоне, вобравшем в себя утренние страдания всех алкоголиков-дилетантов, Лис открывает глаза и, щурясь, смотрит за окно. На безоблачном синем небе гнездится солнце – желтое и яркое, веселое и беспечное; солнцу нет никакого дела до мучений одной маленькой девочки, совсем не умеющей пить, но отчаянно пытающейся это исправить. Хрипло прокашлявшись, она с большим трудом садится на кровати и мгновенно об этом жалеет: голова тяжелая, словно свинцом налитая, и каждое движение отдается острой болью где-то в затылке. Лис, когда тянется за стаканом воды, предусмотрительно оставленным с вечера, делает несколько несмелых глотков и думает только о том, как бы не познакомить содержимое желудка с кроватью.

Кстати, а чья это кровать?

В голове – каша, и Лис никак не может вспомнить, что было вчера вечером. Кажется, вечеринка, на которую пришлось прорываться с боем, потому что Лис не приглашали и не ждали, но ведь она не из этих, не из скромных, поэтому пришла сама. Ее не хотели пускать: в голове обрывками всплывает суровое лицо охранника с татуировкой в виде дракона на шее. Лис еще докапывалась до него – а зачем афроамериканцам татуировки? – все равно ведь ничего не видно? – но ответа не получила, зато получила злой, как сама жизнь, взгляд и была вынуждена ретироваться с места несовершенного преступления. Это не побег, а тактическое отступление, говорила она себе и возрадовалась, когда зацепилась взглядом за открытое настежь окно в столь желанный дом.

Все бы ничего, но вечеринка оказалась… похоронами. Хоронили какую-то местную шишку, большого бизнесмена и мелкого политика, хозяина крупной аптечной сети. Поговаривали – Лис грела уши с видом своим самым невозмутимым, потягивая дорогое вино в высоком бокале, – что человеком он был так себе, не человеком даже, а человечишкой. Тучная женщина в строгом черном костюме, но с ярко-красным шарфом, нехорошо улыбнулась и заявила, что именно такой смерти он и заслуживал. Как выяснилось, Джонни Монро промышлял торговлей нелегальными препаратами и однажды, по нелепой случайности, отравил ими двадцать шесть учеников средней школы. Скандал был страшный, но Джонни Монро не прекратил свои черные делишки, просто стал действовать осмотрительнее. А потом отравился сам. Своими препаратами. Посмертно.

Как иронично, подумала Лис и украла со стала канапе с креветкой. Этого было слишком мало, чтобы наесться, но достаточно, чтобы присмотреться к дочке Джонни Монро. Она была маленькой и угловатой, некрасивой, с широкими плечами и с волевым подбородком, – но такой печальной, что Лис не выдержала и подошла выразить соболезнования, назвавшись родственницей через шестое колено. Генриетта – боже, насколько тебя не любили родители, что назвали так? – поглядела с нескрываемым подозрением, но соболезнования приняла; за пару-тройку следующих часов, проведенных в компании бесконечных запасов вина и канапе с креветками, они стали лучшими подружками.

Так вот чья это кровать. И вот чья квартира.

Лис, растерянно почесав макушку, встает с постели и босыми ногами шлепает по идеально чистому паркету в ванную комнату. Приведя себя в порядок, она по-хозяйски ступает на кухню и там застает свою новую лучшую подружку в своих самых расстроенных чувствах. У Генриетты пропали несколько сотен баксов, и – «боже, как я вообще могла пустить такую шпану к себе в дом?». Лис с видом «моя хата с краю – ничего не знаю» крадет со стола сэндвич с ветчиной и сыром – и поминай как звали. Генриетта, мучающаяся похмельем не меньшим, чем Лис, погоней пренебрегает и только трет пальцами переносицу. На ее лице вся усталость Атланта, держащего на плечах небо.

Все идет не по плану. Лис, если честно, хотела задержаться у Генриетты Монро подольше, на два дня или на два года, потому что своей крыши над головой у нее нет. И черт ее дернул схватить эти деньги! – но они так соблазнительно лежали на тумбочке в томительном ожидании, когда их приберут к рукам… Теперь надо искать новое место для ночлега, благо, у нее есть при себе четыреста пятьдесят баксов. Вот только вместо хостела Лис топает прямиком в ирландский паб, надеясь там найти себе новую подружку – или дружка, без разницы – чтобы перекантоваться бесплатно. Лис вообще не любит платить, особенно – по счетам.

Для вечера выходного дня здесь людно и шумно, пахнет пивом и картофелем фри; Лис с видом своим самым невозмутимым плюхается на высокий барный табурет, занимая наиболее выгодную позицию для наблюдения, и заказывает пинту светлого пива. Бармен – симпатичный молодой человек с милейшими кудряшками – сразу приглядывается Лис, и она делает ход конем:

— Твои родители случайно не пекари? Иначе откуда у них такая булочка?

[NIC]Lis Suarez[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/p3uB7BD.png[/AVA] [LZ1]ЛИС СУАРЕС, 17 y.o.
profession: нахлебница  [/LZ1][SGN][/SGN]
[SGN]about[/SGN]

Отредактировано Chester Drake (2022-07-29 08:12:35)

+4

3

у мёрдока голова гудит, раскалываясь. гул множества басистых голосов пьяных посетителей и вибрации чужих споров неприятно тревожат барабанные перепонки, заставляя то и дело морщиться недовольно, словно весь день юноша отходил после бурной ночи, полной алкоголя и развлечений. выпивка была ему категорически противопоказана, ночные развлечения в клубах и барах не казались лучшим времяпровождением, однако им в альтернативу пришли ночные кошмары и сестрица бессонница, что положила ночью свою раскалённую ладонь на пылающий юношеский лоб и отказывалась убирать её до самого утра. сначала майер крутился в холодном поту, пытаясь отогнать преследовавший его морок, после резкого пробуждения и вовсе стал метаться сначала по смятой и сбитой постели, а потом и по всей квартире, подобно нервному дикому зверю в чудовищно тесной клетке. уснуть удалось только под утро, сидя за столом и сложив горячую голову на скрещенные на горизонтальной поверхности руки.

поведя лопатками, мёрдок с шипением закусил губу, почувствовав выстрел боли после чувства напряжения, словно каждая мышца в его теле была натянутой меж двумя концами изогнутого лука тетивой. лучше бы пил вчера, было бы в разы легче. сейчас же приходилось отходить от бесполезно проведённого выходного дня, большую часть которого юноша провалялся в постели, отсыпаясь за неспокойную и полную лихорадочных мыслей ночь, когда мог бы пару часов просидеть за учебниками и вычеркнуть ещё несколько пунктов из своего списка. однако так пришлось перечеркнуть широким похоронным крестом весь столбик задач и, наскоро собравшись, ринуться на работу, куда он чуть не опоздал, плохо ориентируясь во времени после спонтанного пробуждения.

перед ним и рядом мелькали чужие лица. весёлые, с покрасневшими от градуса щеками, мужчины улыбались ему, прося повторить и отваливая при этом щедрые чаевые. угрюмые же, что казались ещё мрачнее после пинты другой, либо были замкнуты в себе, скрываясь за прочным хитиновым панцирем, либо вели унылые разговоры, которые майер в силу своей профессии должен был поддерживать, чтобы работа в пабе была прибыльным делом, а не простым убийством времени, что вечно бежало от юноши через край, подобно вскипевшему на плите зазевавшейся хозяйки молоку.

все они крутились в водовороте событий вечера выходного дня. одни уходили, но на их место стремительно приходили другие. часто одинаковые, словно одного человека заменили более трезвой копией его, однако попадались и те, кого было не с кем сравнить. столько лиц прошло перед глазами немым чёрно-белым фильмом, что мёрдок, готовя напитки и протирая опустевшие вымытые бокалы, перестал акцентировать на них внимание.

до тех пор, пока до раздражённых активной и звучной жизнью толпы не донёсся мелодичный женский голос, что был подобен прохладному бальзаму, нанесённому на воспалённую яростным солнечным светом кожу. рассеянное внимание было выловлено из тёмного пруда, захвачено и приковано к, казалось, единственному источнику света. настолько яркому, что майер стал озираться по сторонам, сперва не сумев понять, что обращаются именно к нему.

нет, однако они те ещё творцы, — улыбнувшись добродушно, ответил мёрдок, протирая бокал и добровольно заглатывая такую очевидную наживку. девушка, сидевшая напротив, была очень симпатичной, однако округлые щёки и озорной огонёк в глазах цвета кружки крепкого чая не давали ему покоя. сперва она казалась явно старше своего возраста, только стоило перевести весь упор своего внимания на это миловидное лицо, как майер стал сомневаться в том, можно ли барышне перед ним находиться в подобного рода заведении без сопровождения взрослого человека. однако подобная картина вызвала бы больше вопросов у юного бармена, чем нотки удовлетворения от знания того, что за малышкой кто-то присмотрит. — и каким же течением занесло в эти места такую рыбку? — продолжая играть в её же игру, спросил юноша, надеясь в ходе разговора выловить хотя бы намёк на возраст этой девушки и, в случае чего, отправить ту подальше от места, в котором ей пока рано находиться. да ещё и одной, когда вокруг столько пьяных мужчин, явно не желающих разбираться в том, какая цифра нарисована в её удостоверении.

+3

4

Безымянный – пока – бармен со снисходительной улыбкой принимает правила игры, и Лис восторженно смеется. Она обхватывает высокий бокал с символикой неизвестного ей футбольного клуба ладонью и подносит к губам, делает несколько коротких, но приятных глотков и щурится, словно сытая кошка. Прохладное светлое пиво – именно то, что нужно в этот жаркий, знойный, душный августовский вечер. Настроение стремительно ползет вверх.

— Творцы – не то слово, — с готовностью соглашается Лис и энергично кивает; ее густые каштановые волосы веселыми кудряшками рассыпаются по стройной спине, обтянутой черной майкой.

Несколько мгновений они молчат, приглядываясь друг к другу; в баре, словно в противовес, стоит шум и гам. Один мужичок из той компании, что сидит в самом дальнем углу, здорово перебрал и теперь общается исключительно на повышенных тонах; он приковывает внимание всех посетителей и искренне этому радуется. Похоже, быть в самом центре событий ему нравится, вон, как бьет себя в грудь, признаваясь в любви невесте.

Лис, привлеченная громогласными криками, поворачивает голову и с любопытством смотрит на мужичка через плечо, но не находит ничего интересного и возвращается к бармену. Белым вафельным полотенцем он натирает и без того хорошо натертый бокал и улыбается, божечки, ну что за солнышко. Всего на мгновение Лис очаровывается – ей слишком давно не улыбались просто так, без причин и без намеков на недвусмысленное продолжение – но почти сразу опоминается и спохватывается, прикладывается к пиву и уводит взгляд куда-то за чужое плечо. Разглядывание бесчисленных бутылок, что мостятся на стеллаже, чрезвычайно интересное занятие.

С чего она вообще решила, что этот бармен улыбается ей просто так? Потому что он выглядит, словно плюшевый медведь, сбежавший прямиком с улицы Сезам? Так ведь внешность обманчива, Лис это не понаслышке знает. Взять хотя бы ее мать – невероятно красивую женщину с пышной копной белокурых волос. Когда она вставала спиной к солнцу, то золотистые лучи освещали ее образ, делая похожей на ангела, казалось, она светилась изнутри. При этом Гита была самым несправедливым, жестоким, бессердечным и безжалостным человеком в жизни собственной дочери. А взять ее отца – этого толстого коротышку с криво посаженными глазами – ох, и натерпелся же он в детстве от сверстников… и тем не менее Авраам был добрым, чутким, славным и души не чаял в дочке.

И как после такого можно людей по внешности судить?

Вопрос риторический и в ответе не нуждается; Лис отмахивается от него, как от надоедливой мухи, и подается вперед, кладет локоть на барную стойку и подпирает кулаком щеку. Она еще не пьяная, совсем не пьяная и, если честно, очень хочет это исправить. Только Лис открывает рот, чтобы попросить повторить, как бармен ее опережает.

— Течением? — переспрашивает она, сбитая с толку криками за спиной, разглядыванием бутылок и собственными размышлениями, — а, алкогольным! Хочу напиться и забыться, поэтому не удивляйся, если через полчаса пиво сменится текилой, а я полезу танцевать на барную стойку.

Лис весело смеется и залпом опустошает бокал, просит повторить. Когда безымянный – пока – бармен отворачивается, плутовка щурится и воровато оглядывается по сторонам, цепляется взглядом за стоящую неподалеку банку с чаевыми. Там, конечно, одна мелочевка валяется, но Лис не из этих, не из брезгливых, ей все подойдет.

И вообще: копеечка рубль бережет.

Дело за малым: отвлечь безымянного – пока – бармена не на полминуты, а хотя бы на полдюжины.
Вот только как это сделать?

Помощь приходит нежданно-негаданно: пьяный мужичок, которому осточертела старая компания, шальной пулей подлетает к барной стойке и, уронив один из табуретов, вмазывается грудью в спину ничего неподозревающей женщины; она сидит совсем рядом и элегантно потягивает мартини. Несчастная барышня мгновенно, словно по солдатской команде, вспыхивает и отвешивает мужичку хлесткую пощечину. Лис, пользуясь всеобщей суматохой, ловко перекидывается через стойку и вываливает содержимое банки к себе в рюкзак.

— Каков негодник, — она укоряюще качает головой, исподлобья глядя на безымянного – пока – бармена. Мужичок слезно извиняется перед потревоженной дамой и щедро угощает ее выпивкой, та смотрит свысока, но извинения принимает – и мартини принимает тоже, – и в баре виснет прежняя беззаботная атмосфера. — Каков безобразник, — с видом своим самым небезразличным продолжает причитать Лис, а сама думает, как бы побыстрее смотать удочки.

В конце концов, пропажу совсем скоро заметят.

   
[NIC]Lis Suarez[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/p3uB7BD.png[/AVA] [LZ1]ЛИС СУАРЕС, 17 y.o.
profession: нахлебница  [/LZ1][SGN][/SGN]
[SGN]about[/SGN]

Отредактировано Chester Drake (2022-08-06 15:51:45)

+3

5

глаза её — кружка горячего шоколада, что руки холодным зимним вечером согревает, тепло возвращает в душе. однако язык опаляет, если обращаться без осторожности, не оценивая рисков. тёплый взгляд может в одно мгновение ножом острым обернуться, прокрутившись лезвием между рёбер так, что дыхание перехватывает, сковав все нервные стволы у солнечного сплетения. хитрая кошка с рыбкой на кончике удила безобразного жителя глубоких вод, что у самого дна светом ярким рыбок глуповатых привлекает. многие ведутся на теплоту во взгляде, на улыбку с рядом зубов кафельных, словно с обложки только что сбежала. однако мёрдок видит чертей на дне зрачков плескающихся, что пляшут вокруг костра, далеко не детские шалости одобряя.

пена пивная над контуром пухлых подкрашенных губ, майер невольно опускает взгляд, неохотно отрываясь от тёмной неги, обрамлённой пышными ресницами. смотрит настороженно, пусть на лице искренняя улыбка цветёт, ведь подобную ей он, сказать по правде, действительно не ожидал здесь увидеть. пиво девушке ничем не навредит, если меру знать, однако что покрепче, мёрдок едва ли согласится продать, не взглянув сначала на удостоверение. и не спасут в этом холодном водовороте ни глаза роковые, ни губы алые, контуры которых шустрый язык от белоснежных пузырьков хмельной пены освобождает.

голос на фоне шума и гама высоких тональностей сладостной песней сирены обращается, пока волны тёмных волос за спину движением головы заправляются. мёрдок на мгновение оступается, совершает ошибку, забыв о том, зачем он здесь, зачем здесь она. когда в колею свою возвращается, гонка кажется упущенной, однако чары рассеялись и больше не действуют.

так ему мнится.

а возраст позволяет? — следит внимательно за гуляющим взглядом, не охотником, егерем служит, чтобы никто лишних проблем местной экосистеме не создавал. проблемы с пьяными мужиками были, есть и будут, их можно решить парой удачных фраз или верных ударов под рёбра. а с несовершеннолетними всегда было много проблем. и нравственных, и с законом. вспомнить только нескольких официанток, что здесь работали. не сказать, что они далеко ушли от несовершеннолетних девушек, но проблем с ними было столько же. особенно тогда, когда из глубоких вод начали всплывать интимные подробности того, к чему их пытались принудить в кабинете главного менеджера. от одного воспоминания мёрдоку резко стало не до шуток, а амурные стрелы из карих глаз упорно обогнули его по дуге и улетели в неизвестном направлении. не здесь и явно не сейчас, красавица. — могу я увидеть удостоверение? — наклоняется чуть, руками барной стойки касаясь. за взглядом следит внимательно, пусть посторонние звуки даже мыслить заставляют громко, чтобы самого себя в черепной коробке хорошо слышать. словно за руку призрачную хватает, как хулигана малолетнего, что всех умнее себя мнит. читает, в каком всё закручивается направлении, однако бдительность теряет, когда ситуация осколками разбитого зеркала из рамок спокойствия выходит.

пьяный мужчина, оскорблённая высокомерная женщина. горючая смесь, порция салфеток и извинительные бокалы мартини на тоненькой ножке. всё ложится грузом атланта на крепкие юношеские плечи, пока плутовка думает, что глаз намётанный не раскусил линию намерений. дама сопит разгневанно, однако мартини с удовольствием потягивает. мужчина обратно возвращается, пуще прежнего весёлый и параллельно тому громкий до дребезжания перепонок.

где-то, теряясь, бродит напарник, что решил пропасть с радаров в самый разгар вечера, когда всем нужна выпивка да побыстрее. мёрдок мыслями, а потом уже и вниманием возвращается к девушке, которая всем своим видом выказывает недовольство тем, что только что на глазах у неё свершилось. для маейра подобное не в новинку, для неё, скорее всего, тоже. театр двух актёров разворачивается, набирая силу, подобно идущей на разгон комете, что хвостом своим небосвод ночной озарит и исчезнет за линией горизонта, будто и не было её. смотрит нечитаемым взглядом на полное невинности личико. за руку хватать не спешит, как юркого воришку, что ужом выкрутиться сумеет. кладёт на сковороду раскалённую, чтобы увидеть, что она будет делать дальше.

и уже потом за мордочку хитрую ядовитую змею поймать, сжать, не давая ядом прыснуть.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » пришла деловито


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно