полезные ссылки
Правильно говорить: значит, Афганистан. Однако он ее не поправляет...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » not all at once


not all at once

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.imgur.com/jWR41Lf.jpg

черный пиар - тоже пиар

[LZ1]ШОН (ШЕЙН) ГРАЙМС, 30 y.o.
profession: PR-агент ★;
doesn't want me: monica[/LZ1]

[NIC]Sean Grimes[/NIC]
[STA]sitges sucks[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/uyVPDiO.jpg[/AVA]

+3

2

Тень от фонаря упала на перегородки между окнами, завернув рикошетом часть комнаты. Свет залил край кресла, подсветив на столе красную зажигалку — единственную вещь, взятую мной из прошлого без спроса и так до сих пор не отжившую свой срок. В мелком резервуаре и по сей день оставался газ, сигарета все так же обугливалась, стоило поднести к ней мягкий, искрящийся огонек, освещающий на руках даже самые бисерные изъяны. На дне стекляшки все так же красовалась тонкая царапина от моих ногтей. На левой руке, где-то за россыпью родинок в форме ломанной фигуры, саднил надрез: слегка сросшийся на шве, но почти такой же алый, как и в ночь, когда он там появился. Рана больше не кровоточила, но спустя месяц после инцидента не раз напомнила о себе ноющей болью в предплечье и обрывками из бессвязных снов.
При выходе за рамки привычного многоэтажного здания, внутри то и дело щемил оставшийся налетом испуг. Ездить на вечеринки не хотелось, как не хотелось и посещать мероприятия, те в воспоминаниях за долгие недели отсутствия успели покрыться зеленым мхом. Как и вид официанток из Старбакса в дальнем углу дома, их я тоже не помнила. Зато хорошо успела познакомиться с жизнью большей части соседей из дома напротив.

Сидя на полу и сбив пепел от сигареты в небольшую стеклянную емкость для табака, я наблюдала, как за окном трется Хосе, местный англо-мексиканец, нацепив на себя майку-алкоголичку с забитыми руками в виде татуировок. По утрам он любил пить исключительно самодельный листовой чай. Закусывал обычно косяком, а не чем-то сладким — чтобы не слиплось. Его соседка по квартире, она же жена, просыпалась ближе к обеду.
Я так и не поняла, за что в последний раз его чуть не посадили. То ли скрысил антиквариат у соседей, то ли умышленно нанес ущерб какому-то запыленному музею, где рьяно сцепился с экскурсоводом у картины Фриды Кало. Тот, видите ли, назвал её стиль слишком вычурным для того времени. Хосе же отчего-то внезапно решил, что упоминание художницы в таком ключе — это не иначе, как плевок в его собственную сторону, и седой идиот сейчас позарился на самое на святое — решил нагадить в его корни, выбрав козлом отпущения давно отошедшую на тот свет бабу. Чего в нем было не отнять, так это жгучего характера. «Ты чето сказал сейчас?», «Ты чето сказал?» — повысив голос, повторял Хосе. Скосил подбородок в сторону объекта своего раздражения, вцепился в него бешеными клешнями и пригвоздил ничего не понимающего деда к стене, обогнув картину с иконой феминизма и впечатав его башкой в одну из колонн. Долго матерился на смеси английского и испанского языков. Затем занес кулаком по лицу и пришлепнул его к стеклу, охраняемому объекту с чьими-то древними костями. Удар пришелся прямо на центр прозрачного ящика. Мексиканца замели быстрее, чем уборщики успели подобрать с пола расколовшееся на мелкие части стекло.

Его жена, ни на минуту незатыкающаяся испанка, в ту же секунду требовала адвоката и посадить старого маразматика на кол. Писала посты в фейсбуке с просьбой к феминистическому сообществу обратить внимание на акт вопиющего неуважения к женщинам, борющимся за равные права в обществе, от лица давящих своим патриархатом и вседозволенностью мужчин. Отметила, что её муж — самый что ни на есть душка, завсегдатай женских митингов и борец за права пышных бюстов, скрывающий свою истинную натуру за маской холодного выдержанного взгляда. Рассыпалась, что он тоже бывает тот ещё еблан, но каков борец! Каков борец! Несколько раз удачно постреляла глазами и добилась-таки своего. Феминистки чуть не сожрали предынсультного музейного душнилу, дело до суда так и не дошло.

Когда же вопрос коснулся Шона Уоррингтона, все они благополучно сообща захлопнулись. Не было ни статей в поддержку, ни митингов, ни выступлений. Грязь лезла отовсюду и они просто позволяли ей быть. Ну не гребанные лицемерки? Не знаю, что разочаровало бы в этой ситуации больше. Что было неудивительно, так это то, что больше других случай с избиением и попыткой изнасилования, крутившийся вокруг имени кумира-миллионника, интересовал прессу. Болото, скандалы, а кто-то и вовсе годами ждал момента, чтобы наконец вылить на публику это дерьмо. Его сопливые поклонницы были в восторге — вчера Сиенна Роудс мелькала в телеке ярче всех новостных таблоидов, отсвечивая на дорожках под руку с Шоном, а сегодня её красивое личико смешивали с говном все, кому не лень. Никто не упустил возможности внести свою лепту, как никто не хотел и разбираться.

Под пресс в печать пустили то, что было выгодно и кому-то угодно. Выставили певца жертвой наглой клеветы, сославшись на не успевшие отсыреть заголовки из прошлого, где он встречался с самыми успешными моделями, посещал приюты для бомжей и жертвовал деньги на благотворительность. Никаких залетных инцидентов с абьюзом. Ноль судебных тяжб с отрицательным исходом. Только бурно развивающиеся романы на публику и три фото с косяком, оформленных в лучших традициях фотошопа. Эта мелкая сука сама всё подстроила — именно такой вывод сделали репортеры.

Публика подхватила обвиняющие заголовки быстрее Айс Бакет Челленджа в прошлом году, и с удовольствием втащила в твиттер всю накопившуюся внутри себя грязь. Социальная сеть буквально трещала от разношёрстности пожеланий: то мне желали мне сдохнуть поскорее, то просили отсосать своему другу, то требовали покаяться на костре. У кого на что фантазия была горазда. Пласт дерьмища быстро захватил мировые тренды. Каждый считал нужным высказаться, по какой-то причине чувствуя себя невъебательски причастным. Культура отмены успела засесть в скудных умах раньше, чем в день, когда Харви Вайнштейн впервые решил вздохнуть.

Подъезжая к дому одного из продюсеров своего нового лейбла в который раз за месяц, я думала о том, к чему, в конечном счете, вся эта шумиха меня приведет. Заприметив на заднем дворе бассейн, мысленно мечтала увидеть, как убираю оттуда все поручни, и Шон в нем тонет, как в Sims-е. Эд обещал, что всё будет, и поэтому посреди вечера настоятельно попросил меня притащиться. У входа лаял большой пёс. Вокруг стояли высокие деревья и ухоженные кусты. Внутри — никакого мрамора, как у Форестов из моего прошлого. Только темное дерево и уютные, приглушенные общим декором цвета. Большая гостиная и выход на веранду с большими креслами. Бутылка хорошего коньяка на столе, в баре — водка. На столе подписанный контракт со мной, с оговоркой о возможном продлении через год. Даже если бы сильно захотела, я бы не избежала этой встречи. Эд обещал, что будет весело, в переговорах такого рода он знал толку. Как знал толк и в подборе хороших кадров. Этого пиар-агента вряд ли прям с улицы подобрал. Настаивал, что мы поладим — нет, почти что убеждал. Заикнулся о смене имиджа, потом свайпнул инсту влево и набрал жену, отдыхающую в Юте. Та улетела с подругами на почти на все его деньги и теперь светила ими в подписчиках, заливая горе разлуки не сильно дешевым шампанским. В гостиной и кабинете по-прежнему стоял терпкий запах её духов.
Пропустив меня в кабинет, Эд поспешил вниз, чтобы открыть дверь своему приспешнику, а я шлепнулась в его кресло, потирая места синяков под застывшим над ними тональником.

Отредактировано Sienna Rhodes (2022-08-07 16:13:48)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » not all at once


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно