полезные ссылки
Правильно говорить: значит, Афганистан. Однако он ее не поправляет...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » casual sex


casual sex

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Код:
<!--HTML--><link href='https://fonts.googleapis.com/css?family=Playfair+Display:400,900' rel='stylesheet' type='text/css'>
<link rel="stylesheet" href="https://maxcdn.bootstrapcdn.com/font-awesome/4.5.0/css/font-awesome.min.css">

<style type="text/css">

.th2e {
    width: 600px;
    padding: 20px;
    background-color: #0000001a;
    border: #ffffff 1px solid;
}

.th2a {
    width: 540px;
    padding: 25px 25px;
    background-color: #000000;
}

.th2d {
    width: 550px;
    padding: 19px;
    background-color: #f5f5f5;
    border: #ddd 1px solid;
    border-top: 0px;
}

.th2f {
    width: 500px;
    padding: 19px;
    background-color: #fafafa;
    border: #eee 1px solid;
}

.th2c {
    font-family: playfair display;
    font-weight: 900;
    font-size: 10px;
    text-transform: uppercase;
    text-align: center;
    line-height: 140%;
    letter-spacing: 10px;
    word-spacing: 4px;
    color: #fafafa;
}


.th2b {
    font-family: playfair display;
    font-weight: 400;
    font-size: 7px;
    text-transform: lowercase;
    line-height: 140%;
    text-align: center;
    letter-spacing: 4px;
    word-spacing: 5px;
    color: #fafafa;
    margin-bottom: 5px;
}


.th2g {
    width: 380px;
    height: 1px;
    background-color: #b1b1b1;
    margin: 17px 0px;
}

#th2h {  font-family:calibri; font-size:11px; text-align:justify; line-height:100%; color;#888;  text-transform: lowercase;}
#th2h::first-letter { font-family:playfair display; font-weight:900; color:#000000;  float:left; padding:5px; font-size:38px; text-transform:uppercase; display:block; line-height:50%; }
#th2h b { color:#6A5B6E; }

.th2i { width:275px; font-size:9px; text-transform:uppercase; letter-spacing:1px; word-spacing:4px; text-align:right; padding:5px 40px 0px; }

</style>

<center><div class="th2e"><div class="th2a"><div class="th2b">sacramento // summer'22</div><div class="th2c">scarlett  x andy</div><div style="width:180px; height:1px; background-color:#fafafa; margin:5px 0px 0px 0px;"></div></div><div class="th2d"><div class="th2f">

<div class="th2g"></div><div id="th2h">

секс на одну ночь или нечто большее?

</div><div class="th2g" style="margin-bottom:4px;"></div>
</div></div></div><div class="th2i"></div></center>

+5

2

В собственной постели Скарлетт просыпается виноватая, но счастливая.

Еще несколько мгновений она праздно нежится в золотистых лучах июньского солнца, пробивающихся сквозь неплотно запахнутые шторы, и наслаждается ленивой нерасторопностью утра. За окном щебечут птицы, шелестит листвой ветер, в фонтане из белого мрамора журчит вода; на первом этаже негромко копошится Рамона – смуглая мексиканка сорока восьми лет, исполняющая обязанности домработницы. Она знает, что Скарлетт скоро поднимется, поэтому хлопочет о завтраке. Только ей невдомек, что Скарлетт сыта со вчерашнего вечера, но не шампанским и не закусками, а новыми впечатлениями, о которых так долго мечтала.

Воспоминания о былой ночи прошибают тело мелкими электрическими разрядами, приятными настолько, что по коже разбегаются десятки, сотни, тысячи будоражащих мурашек. Скарлетт кокетливо улыбается сама себе и едва заметно трется щекой о подушку, как кошка, не в силах переключиться: мысли, словно намагниченные, предательски возвращаются к сильным рукам, что по-хозяйски гуляли по стройному телу, к тихим протяжным стонам, что липли к гладким стенам и тонули в темных углах, и к блестящим глазам, что излучали бесконечное желание.

Черт возьми, она это сделала. И ей за это ничего не сделали.

Сонную тишину спальни нарушает будильник; Скарлетт выключает его и первым делом проверяет социальные сети. Ничего интересного, ничего скандального, и это даже хорошо, потому что Скарлетт, обычно охочая до сплетен и интриг, сейчас просто-напросто не способна думать ни о чем, кроме содеянной шалости. Она считает это именно шалостью и искренне верит в то, что ее супруг, дражайший Кейн Димитреску, сам во всем виноват: во-первых, не надо было в очередной раз бросать ее посреди светского мероприятия, во-вторых, следовало следить за своими словами тщательнее. Он сам сказал: прости, извини, надо бежать, работа, но ты развлекись, развейся.

За Скарлетт, взбешенной тем, что ее в очередной раз променяли на бизнес, дело не встало. Она развлеклась, развеялась и теперь чувствует себя лишь слегка виноватой, но счастливой. Оно определенного того стоило, однако Скарлетт вовсе не уверена, что готова повторить. Удача – дама капризная, и Скарлетт прекрасно понимает, что сегодня она на твоей стороне, а завтра…

Или не завтра, а на следующий день. То есть сегодня. Сейчас.

Скарлетт, когда цепляется случайным взглядом за новости из мира спорта, едва не подпрыгивает на кровати от неожиданности. Лицо, которое невинно улыбается ей с фотографии, подозрительно напоминает лицо, с которым она вчера согрешила. Черт побери! Так он, что, известен?

Это плохо. Это плохоплохоплохо.

В голову, как это всегда бывает по закону подлости, начинают заползать, словно ядовитые змеи, сомнения: а вдруг их кто видел? а вдруг за ними следили? а вдруг их сфотографировали? – еще три минуты назад Скарлетт находилась в нерушимой уверенности, что они остались незамеченными, но теперь, когда она узнала про известность своего избранника, все перевернулось с ног на голову; ощущение, что весь вечер с них не спускали глаз, жужжит и жалит, обжигает до боли, до нервной дрожи в коленях. Если Кейн узнает, то в порошок сотрет. Обоих.

Приходится приложить немало усилий, чтобы перестать трястись; Скарлетт успокаивает себя тем, что она была очень осторожна, что перепроверила все десять раз и просто-напросто не могла попасться. Все гости, как завороженные, смотрели фейерверки на балконе, и не было никого, кто мог видеть их поднимающимися по лестнице на второй этаж. В общем зале царила темнота, хоть глаз выколи, да, никто не мог их видеть и уж тем более заснять.

Этого хватает, чтобы успокоить подходящую к горлу истерику, но не хватает, чтобы угомонить разрастающийся в груди гнев. Скарлетт глубоко оскорблена тем, что Энди (или Эндрю?) не счел важным уведомить Скарлетт о собственном положении в обществе.

Помяни черта.

Он приглашает позавтракать, и Скарлетт, нахмурившись, быстро соображает план действий. С одной стороны, хочется забыть этого несносного хоккеиста, как страшный сон; с другой стороны, Скарлетт жаждет высказать – читай – выплюнуть ему в лицо все, что о нем думает. Побеждает неразумная гордость, и Скарлетт скидывает ему геолокацию своего дома, а потом приводит себя в порядок и дает выходной всей обслуге. Лучше, если этого не увидит никто.

Когда на пороге появляется Энди (или все же Эндрю?) Скарлетт встречает его ласковой улыбкой; ничто в ее мягком, нежном, светлом образе не предвещает беды. Но стоит Энди оказаться в просторном коридоре, как Скарлетт моментально, словно по солдатской команде, меняет пряник на кнут и наэлектризовывается, едва ли не встает на дыбы. Она хватает хоккеиста за ворот футболки и решительно тянет на себя до тех пор, пока расстояние меж их лицами не сокращается до пары ничтожных сантиметров. Скарлетт не нравится, когда на нее смотрят сверху вниз.

— Почему ты не соизволил сказать мне о том, что тебя каждая собака в этом чертовом городе знает?

[NIC]Scarlett Dimitrescu[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/JHUyvDW.jpg[/AVA] [LZ1]СКАРЛЕТТ ДИМИТРЕСКУ, 21
profession: светская львица, интриганка, домохозяйка[/LZ1][SGN][/SGN] [STA]моя проблема в том, что ты – ее решение[/STA]

Отредактировано Chester Drake (2022-07-29 18:20:48)

+4

3

Не для кого не секрет, что хоккей относится к зимним видам спорта, но мало кто знает о том, что летом спортсмены отнюдь не отдыхают, растрачивая заработанные деньги, о нет, летом они продолжают упорно трудиться. У Энди каждый день кроме субботы и воскресенья тренировка с семи утра и до бранча, а ещё он, как олимпийский чемпион, должен периодически светить своим прекрасным лицом на светских раута, искать спонсоров, инвесторов и всех, кого может заинтересовать их убогая, малочисленная команда, тренирующаяся хоть и в столице Калифорнии, но той ещё дыре. Серость и малокомплектность Сакраменто после Пусана, который Хван покинул уже будучи совершеннолетним амбициозным парнишей, ощущалась очень сильно – приличных кварталов раз, два и обчёлся, и все перспективные люди, которые мечтают добиться успехов в своей сфере, валят от сюда первым рейсом, а сам Эндрю по иронии судьбы осел тут шесть лет назад, и хорошо так осел, даже сестра родная к нему из Кореи прилетела, завязав в карьерой айдола. 

Вчерашний вечер, плавно перетёкший в ночь, вспоминался обрывками, яркими вспышками, болезненно отдающими в виски. С вечеринки, приуроченной к юбилею потенциального спонсора, Хван выбирался, когда на дисплее электронных часов было 02:36 – ровно в это время было подано такси, на котором он за считаные минуты добрался до дома, рухнул в кровать не раздеваясь и отрубился. Сон то и дело прерывался, напоминая о девушке, с которой Энди весьма впечатляюще провёл последние перед отчаливанием часы. Её звали Скарлетт, нет, не так: Ска-а-ар-летт – она манко прошептала ему на ухо своё имя, когда он, перехватив её за запястье, решил увлечь в тёмную комнату на втором этаже дома. Понятия не имел, откуда там взялось свободное укромное место, но оно там было – всё в лучших традициях пафосных американских празднеств. Теперь проклятая Скарлетт не выходила из головы, мешая спать и заставляя всю ночь ворочаться, сбивая простыни. Одно воспоминание хаотично, не закончившись, сменялось другим: вот он увидел её, стоящую с бокалом шампанского у окна и скучающую – такую красивую, и такую одинокую, вот они уже сидели за столом, неловко соприкасаясь пальцами, затерявшиеся среди прочих гостей и обсуждали классическую литературу; Скар смотрела на его накачанные руки, он – на губы, очерченные помадой винного цвета. Вот раздались первые залпы фейерверков, и гости хлынули на террасы и балконы, а Энди, воспользовавшись тем, что на них никто не смотрел, увлёк почти незнакомку за горячую ладонь туда, где никто бы им не помешал. Это была связь на одну ночь – двое красивых, скульптурно выверенных людей решили насладиться обществом друг друга, и никто не рассчитывал на повторную встречу [Хван не рассчитывал точно], но проснувшись от противного въедливого звука будильника, он в первую очередь вспомнил о Скар, которую, если честно, и забыть-то не успел. Зачем-то после секса всё-таки обменялись аккаунтами в инстаграме, и, отправляясь на кухню, чтобы перехватить сэндвичей перед тренировкой, Эндрю листал её ленту: гламурно, эстетично, дорого, как у всех девушек класса люкс – это не удивило, удивило то, что он всё еще думал о ней.

Вообще-то, после тренировки в планах было съездить в приют для бездомных собак вместе с Рене, тренерской дочкой, с которой у Энди начали завязываться более-менее серьезные отношения. Они сходили на пару свиданий, обошли все летние кафе Сакраменто и обсидели кресла в кинотеатрах, она была во всех смыслах идеальной для него: во-первых, тоже спортсменка, они регулярно пересекались на ледовой арене и часто ездили в одни и те же города, во-вторых, Рене оказалась не такой уж заносчивой и вредной, стоило узнать её ближе, в-третьих, она была хороша собой. Так, стоп! Получается, вчера он ей изменил? Болезненный укол совести ужалил под ребра, но парень отогнал от себя эту мысль – они просто встречаются, и никто никому не клялся в любви, так в чём же дело, и почему так гадко стало от самого себя?

Ладно, с Рене он встретится только в два часа дня, а до этого ещё уйма времени, и пальцы сами набирают сообщение Скар: «Хочу выпить с тобой кофе, надеюсь, при свете дня ты тоже ничего». И зачем он добавил про внешность, если хотел просто позвать на ланч, поболтать и разуверить себя в её ведьмовском магнетизме? В ответ прилетел только адрес дома, и больше ничего. Ни привета тебе, ни смайлика… Окей, пытаться понять чужие мысли себе дороже. Взяв капучино с перцем на вынос, Эндрю бодро запрыгнул в свою тачку и направился по указанному адресу. Где-то через двадцать минут понял, что едет в овер дохуя элитный район, тут охрана на охране и личный надзиратель есть у каждого куста – неужели эта Скар настолько состоятельная дамочка? Вряд ли в юном возрасте она бы успела насосать на всё это, но вот быть чьей-то дочерью вполне могла. На самом деле, это не важно, потому что ухаживать за ней, строить с ней планы Энди не собирался, ну зайдет «на чай», посмотрит на неё ещё раз трезвым взглядом, и жизнь вернётся на круги своя.

Миновав все контрольно-пропускные посты, припарковав машину за воротами, он, насвистывая себе под нос «The Lady In Red», добрался до входной двери.
– Привет, – решив не целовать Скарлетт в щёку, вдруг она уже не так игрива, как вчера, прошёл в просторный холл и прицокнул языком, осматривая дизайн.
– Эй, что ты делаешь? – девушка уже притянула его к себе так близко, что если бы взгляд мог обжигать, то испепелил бы Хвана дотла. – Ну, собака может и не знает, – решил съязвить, пока не понял, что к чему, – а в чём, собственно, проблема? Обиделась, что я не дал тебе автограф? Прости, в следующий раз говори яснее, – стряхивает её руки со своего воротника и, разувшись, проходит вглубь дома. – Ты позвала меня к себе домой, чтобы что? Претензии мне предъявлять? – внутри пусто и тихо, слишком мало людей в огромном пространстве. Посередине коридора на стене висит огромный портрет мистера Кайна, и Эндрю задерживает на нём взгляд. – Твой дедушка? Кажется, в молодости был красив.

+3

4

Энди совсем не выглядит удивленным, он вообще не меняется в лице, и это даже немного оскорбительно: Скарлетт привыкла, что каждый новый гость, едва ступивший за порог ее великолепного дома, приходит в неописуемый восторг от демонстративного богатства и показательной роскоши. В этот огромный особняк Скарлетт вложила немыслимое количество сил, времени и денег, поэтому, когда хвалят ее дом, она принимает это на свой личный счет. Тем более она принимает на свой личный счет, когда его не хвалят.

Приходится себя одернуть: они встретились вовсе не для того, чтобы оценивать люстры от именитого итальянского дизайнера, купленные в Риме два с половиной года назад, а для того, чтобы расставить все точки над «ё». Именно это Скарлетт собирается сделать, но Энди действует на опережение, саркастично отмахиваясь и от нее, и от ее цепких ладоней. Скарлетт в ответ приосанивается и расправляет плечи, вскидывает подбородок. 

И картинно закатывает глаза, когда Энди называет ее мужа, сурово глядящего на них с портрета, дедушкой. 

— У него было тяжелое детство, — негромко хмыкает Скарлет, вовсе не уязвленная справедливым замечанием, — а в молодости он много времени проводил под палящим солнцем: осваивал мексиканские равнины, ну, ты понимаешь. Кстати, знакомься, — Скарлетт кивает на портрет Кейна, от которого Энди уже отвернулся, — это мой муж, Кейн Димитреску. Теперь ты знаешь имя человека, который отправит тебя на тот свет. 

Недоумение Энди настолько сильное, что осязаемое, протяни ладонь и коснешься пальцами. Скарлетт смотрит на него с нескрываемой жалостью в темно-зеленом взгляде, и сама еще не понимает, что больше не злится. В случившемся виноваты оба: Скарлетт повинна в том, что не сказала о сидящем на безымянном пальце супруге, а Энди в том, что не посчитал нужным осведомить о своей известности. А еще в том, что поддался и не отказал.

Больше ничего не говоря, Скарлетт грациозно разворачивается и уходит из коридора на кухню. Энди она за собой не зовет, полагая, что врожденное любопытство само толкнет его в спину.

На кухне так же просторно, как и во всем остальном доме, светло и терпко пахнет только что сваренным кофе. Аромат арабских зерен аппетитно переплетается с запахом свежей выпечки: Рамона целое утро провела за духовым шкафом, чтобы испечь свои фирменные кексы с шоколадом и с грецкими орехами. Это не для Скарлетт – она бережет фигуру и не позволяет себе баловаться мучным – а для детей, болеющих онкологией.

Заняться благотворительностью посоветовал Отец Кроули, священник местной католической церкви, которую каждое воскресенье посещает чета Димитреску. Скарлетт однажды спросила у него, чем занять себя в смертельной скуке, и получила трехчасовую лекцию о страждущих мира сего. Не то, чтобы Скарлетт волновала судьба других людей, нет, но Скарлетт волновал собственный имидж: все-таки, она была не последней фигурой в высшем обществе, ей приходилось поддерживать репутацию всей семьи. А еще она хотела искупить свои мелкие грешки перед Господом Богом, но не настолько сильно, чтобы возиться с больными детьми самой. Раз в неделю Скарлетт, вооружившись корзиной с кексами, отправлялась в одну из больниц Сакраменто и с видом своим самым небезразличным выписывала чек на баснословную сумму. Этого хватало, чтобы по ночам спать спокойно, крепко и без кошмаров.

Проснувшись сегодня утром, Скарлетт запланировала посетить две больницы вместо одной, ибо грехов за ней стало в два раза больше. Но сейчас, конкретно в данный момент, благотворительность ее волнует меньше всего. Скарлетт проходит вглубь кухни и несколько мгновений воюет с кофемашиной, чтобы через пару минут поставить перед Энди чашку с крепким черным кофе: он ведь за ним пришел. Сама Скарлетт ограничивается свежевыжатым апельсиновым соком, приготовленный Рамоной, потому что кофе плохо влияет на сердце. А еще от него желтеют зубы, что расстраивает даже больше, ведь Скарлетт вовсе не уверена в том, что сердце у нее есть.

— Я до сих пор не знаю, чем занимается мой супруг, но очень сомневаюсь, что продает карандаши и линейки. Так что, если он вдруг узнает, что я ему изменила с тобой, то сотрет в порошок обоих и даже бровью не поведет. Отсюда вопрос: ты говорил о нас кому-нибудь?

И на всякий случай, чтобы убедиться в собственной осторожности:

— Нас кто-нибудь видел?

[NIC]Scarlett Dimitrescu[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/JHUyvDW.jpg[/AVA] [LZ1]СКАРЛЕТТ ДИМИТРЕСКУ, 21
profession: светская львица, интриганка, домохозяйка[/LZ1][SGN][/SGN] [STA]моя проблема в том, что ты – ее решение[/STA]

Отредактировано Chester Drake (2022-07-30 17:17:02)

+4

5

сара;

Первая мысль, пришедшая в голову при взгляде на гаргантюанских размеров портрет — на нём в самом деле изображен родственник: его виски тронула благородная седина, глаза окружила паутинка морщин, а взгляд его казался холодным и жестоким. Не надо обладать экстрасенсорными способностями, чтобы понять — человек, взиравший на них сверху вниз с холста принципиален, непреклонен и беспощаден. Скарлетт в следующую минуту в привычной ей саркастичной манере сообщает, что это её муж, и он обязательно отправит самого Хвана на тот свет. На тот свет Эндрю не торопился и успел позабыть об их вчерашней совместной шалости, а теперь всё сложилось как дважды два — этот бывалый глава мафиозного клана [может, он торгует мягкими игрушками и карамельными леденцами, но выглядит как отбившийся от своей группировки головорез-профессионал] и есть тот самый супруг, о котором вчера предупреждала медноволосая подруга Димитреску, а он сам теперь, выходит, любовник элитной… шлюхи. Назвать Скар шлюхой язык не поворачивался, но она же сама дала повод, никто её силой на второй этаж спальни не тащил. Резонно решив разбираться с проблемами по мере поступления, Энди лишь гоготнул себе под нос, не в силах подавить смешок и еще несколько секунд рассматривал сияющий великолепием главный холл. Однако, веселье быстро сменилось легкой тенью страха и недоумением, заботливо обнявшими его за плечи: да, допустим, лично он сам не боится какого-то там Кейна Демитреску, не чувствует себя виноватым и не паникует из-за их со Скарлетт неосторожного поступка, но одно даже самое мутное фото или дерзкий слушок, пущенный завистниками и конкурентами, могут неблагоприятно сказаться на его команде. В лучшем случае всё обойдётся шумихой, которая погудит и утихнет, в худшем — его с позором снимут с соревнований в ближайшем сезоне, а то и вовсе наглухо перекроют все пути в спорт.

Между ними возникает напряжение такое сильное, что одного неловкого соприкосновения камня о камень хватило бы не только на то, чтобы высечь искру, но и на то, чтобы учинить сжигающий всё на своём пути пожар — оба винили друг друга: Энди в том, что не стал с ходу хвастаться своей известностью, а Скар в том, что поддалась соблазну. Осталось только уповать на то, что их никто не заметил, но как минимум один свидетель флирта был — Сара; та самая Сара, которая заговорила с ним на вечеринке самой первой, которая узнала в нём олимпийского чемпиона и лично поздравила его и сборную США с серебром на февральской олимпиаде в Пекине. Она кокетливо поправляла волосы, улыбалась одной из своих самых обольстительных улыбок и спрашивала, стал ли Хван встречаться с той фигуристкой, с которой их пытается свести с апреля вся страна, а может быть, даже мир. Энди ответил уклончиво и отправился на поиски менее навязчивой компании, пока не выхватил взглядом из полумрака одинокий силуэт Скарлетт.

Машинально отправляется за девушкой на кухню, тщетно пытаясь восстановить цепочку событий, случившихся вчера ночью — некоторые звенья выпали из памяти и затерялись на дне алкогольных рек. Слышит терпкий аромат чёрного кофе и свежей выпечки, но кусок в горло не лезет. Энди садится на высокий барный стул, кивком головы благодарит за напиток — свою порцию кофеина он уже получил по пути сюда, но отказываться было неудобно. На некоторое время и Хван, и девушка на кухне погружаются в свои мысли и молчат. Сознание, наверняка, вырисовывает жуткие картины расправы, но хочется верить, что не так страшен чёрт, как его малюют. А ведь Скар ещё не знает, как много у них с Эндрю общего, взять, к примеру, того же Святого Отца Кроули — местная команда хоккеистов часто общается с ним, помогает по мелочи в церкви, устраивает благотворительные праздники и спортивные тренировки для детей. В это сложно поверить, но Энди пару лет назад был влюблён в одну прихожанку, очень религиозную и набожную девушку Эсфирь Махелет, но та признавала только Господа и его любовь, так что никакого романа у них, ожидаемо, не вышло.
— Спасибо, — слова благодарности достигли адресата слишком поздно, и Скарлетт могла не сразу сообразить, за что именно звучит «спасибо». Она, напряжена, словно только что натянутая на гитару струна, стоит напротив и выглядит куда более обеспокоенной, чем сам Хван, тот пожимает плечами, всё ещё считая, что девушка слишком сильно паникует.
— Я предлагаю тебе решать проблемы по мере поступления. Сейчас я сижу в твоём доме, на твоей кухне и пью твой кофе. В любой момент твой муж может вернуться домой и что тогда? Соври ему что-нибудь о нашем общении, скажи, что узнала меня, решила сделать пожертвование юношескому хоккейному клубу в Сакраменто, или что хочешь купить абонемент и тренера для частных занятий на катке. А я тебя консультирую… Такие как ты только благотворительностью и занимаются. — Он нехотя сделал глоток — горький — но не поморщился, а встал, чтобы подойти к окну и посмотреть на роскошный вид, который открывается: через стекло видно террасу для завтрака, бассейн и небольшую часть сада — красиво, но пресно, золотая клетка для певчей пташки. Ему становится жаль Скарлетт, которая хоть и живет в достатке, но не выглядит счастливой. Старый супруг с одрябшей кожей, из развлечений — богослужения в церкви по выходным, книжный клуб, клуб садоводов, игра в гольф на идеально выстриженной лужайке и… что ещё? Где в этом великолепии время для маленьких безумств? — В комнате на втором этаже мы точно были одни, но, когда я на улице ждал такси, ко мне подошла одна гостья, с рыжими волосами и красной помадой, её вроде Сара зовут, и сказала мне, что я играю с огнём, и что ты замужем. Тогда я не придал значения её словам, решив, что она просто завидует. Сейчас понимаю, что она меня предупреждала. Если не хочешь, мы не будем больше встречаться, только скажи — и я исчезну, но не потому, что боюсь проблем, а потому что уважаю тебя. Но нам же было неплохо, так стоит ли отказывать себе в удовольствии? Поверь, мне есть что тебе показать, и я не о сексе. — Выдох, Энди давно уже не говорил так много, но Скар, несмотря на её ядовитость, хотелось успокоить, она не заслужила наказания только за то, что позволила себе немного согрешить.

+3

6

— О, на этот счет не беспокойся, — хмыкает Скарлетт и прикладывается губами к высокому стеклянному стакану, делает два коротких глотка свежевыжатого апельсинового сока, — Кейн не приедет раньше завтрашнего утра. Даже если очень захочет – физически не сможет: он в Австралии.

Энди ее что, совсем за дурочку держит? За красивую безмозглую куколку, которой хватит ума пригласить в дом чужого мужчину, пока злой, как сама жизнь, супруг ошивается где-то поблизости? Это даже немного оскорбительно, но Скарлетт не спешит исправлять сложившееся впечатление, считая, что слова здесь излишни: доказывать обратное с пеной у рта не позволяют непомерная гордость и безграничное тщеславие. Скарлетт думает, что продемонстрирует собственный ум делом, и сама себе дивится: зачем ей вообще что-то доказывать? Тем более ему?

Отмахнувшись от собственных мыслей, как от надоедливых мух, Скарлетт едва заметно напрягается, когда Энди внезапно встает с табурета и подходит ближе. Это происходит неосознанно, на уровне инстинктов, ведь она совсем не знает этого человека; не знает, что происходит в его голове; не знает, что он намеревается сделать. Но Энди всего лишь подходит к окну и оглаживает равнодушным взглядом задний двор: идеально-ровный зеленый газон, белый мраморный фонтан с искрящейся в свете золотистого солнца водой, столик для пикника с большим зонтом и выглядывающие из-за угла нежно-голубые розы. Скарлетт расслабляется и машинально втягивает носом аромат его туалетной воды; пахнет терпко и сладко, но приятно, и очередной флешбэк совместной ночи простреливает низ живота острым возбуждением. Приходится приложить немало усилий, чтобы взять себя в руки.

Новость о Саре звучит, словно гром среди ясного неба, и быстро помогает опомниться, собраться с мыслями.

— Что? — Скарлетт поворачивается боком и смотрит в лицо напротив, словно привидение увидела. Она озадачена, она озабочена и явно не понимает, что делать, зато прекрасно понимает, кто такая Сара и чем грозит ее вмешательство. Пустой стакан из-под сока с характерным шлепком падает на пол, но не разбивается.

Сара – та самая подружка, которая в глаза улыбается, ластится и говорит комплименты, а за глаза желает самой мучительной смерти. Она, словно коробка дешевых конфет, сделана из красивой картинки, чтобы завлечь потребителя, и из мерзкой, отвратительной, дешевой начинки. Яда в ней больше, чем в королевской кобре, и столько же зависти. Скарлетт Сару не любит, на дух не переносит, но вынуждена контактировать с ней из-за общей компании: их мужья – коллеги по работе, хотя Джордж Эбигейл-младший преуспел в собственном бизнесе намного меньше, чем Кейн; это и стало главным камнем преткновения в дружбе их жен. Сара, привыкшая с детства получать все самое лучшее, не могла простить Скарлетт того, что дом у нее больше, мрамор белее, а лужайка зеленее.

Сара только и ждет, чтобы подложить Скарлетт свинью, но…

— Нет, — холодно режет Скарлетт, — она ничего не видела. Сара напрочь лишена терпения и не стала бы ждать подходящего момента, чтобы оповестить Кейна об измене. Скорее всего, она что-то заподозрила и сейчас ищет доказательства. На это ей ума хватило бы, — Скарлетт ловко отталкивается от столешницы, к которой прижималась поясницей, и нагибается, подбирает с пола стакан. Через мгновение он переезжает в посудомоечную машину, а Скарлетт – на ближайший стул. И она смотрит на Энди с нескрываемым удивлением, когда тот предлагает… что? продолжить эти сомнительные, опасные для жизни, отношения?

— Ты – самоубийца? — она озвучивает первую пришедшую в голову мысль и едва заметно улыбается. Иначе Скарлетт просто-напросто не может объяснить его предложение остаться любовниками.

С другой стороны, что-то в этом есть. Впервые за три с половиной года Скарлетт чувствует, что живет. У нее появились проблемы, настоящие проблемы, серьезные проблемы, а не «эта люстра меньше, чем я ожидала, привезите другую» или «боже, что вы наделали с моими розами Sweet Juliet?». Чувство страха перед разгневанным мужем опасливо сосет под ложечкой, и Скарлетт это, черт возьми, нравится.

Сквозь легкий прищур она смотрит на Энди. Почему бы и нет? Он невероятно хорош собой, у него красивое тело и определенно интересная жизнь, раз он спортсмен такого уровня, а еще от него вкусно пахнет. Но сильнее всего Скарлетт цепляется за слова, что Энди может предложить нечто большее, чем секс, интереснее и ярче. Вчера на приеме она пошла путем наименьшего сопротивления и взяла самое простое, но ведь Скарлетт не ищет легких путей.

На легких путях скучно.

— Например? — она изящно соскальзывает со стула и мягкой медленной поступью приближается к Энди, встает за его спиной. Меж их телами остается не больше пары сантиметров, но Скарлетт дразнится, не сокращая их. — Что ты еще можешь мне предложить? Ты ведь помнишь, что нас не должны видеть вместе?

Это напоминает какую-то опасную игру, где один неверный шаг сулит верную смерть; Скарлетт, слегка приподняв голову и облизав взглядом сильные плечи, приходит к выводу: эта игра стоит свеч. 

[NIC]Scarlett Dimitrescu[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/H9H25SW.gif[/AVA] [LZ1]СКАРЛЕТТ ДИМИТРЕСКУ, 21
profession: светская львица, интриганка, домохозяйка[/LZ1][SGN]https://i.imgur.com/2YxEDA1.gif https://i.imgur.com/J2wY1q3.gif[/SGN] [STA]моя проблема в том, что ты – ее решение[/STA]

Отредактировано Chester Drake (2022-08-02 16:16:45)

+4

7

Пустышка Скарлетт или нет — покажет время, пока что она была хороша для того, чтобы трахнуть её второй раз и снова попытаться пригласить на кофе, но на счёт настоящих ухаживаний… Какой в них смысл, если она всё равно замужем? Живет в этом роскошном особняке, не знает никаких бед и не нуждается в его, эндином, внимании. Всё-таки Хван хотел бы видеть рядом с собой «живую» девушку, глаза которой горят, когда она мечтает о том, что пройдет по узким улочкам Европы, которая гладит собаку и чувствует тепло и доброту живого существа, которая любит долгие прогулки по парку, потому что движение полезно не только для тела, но и для разума.

Энди смотрел в окно и думал над тем, могла ли во всём этом золото_мраморном великолепии затеряться именно такая девушка? Какая она, настоящая Скарлетт Димитреску, неужели именно такая, какой хочет казаться: холодная и неприступная, словно вершина айсберга, интересующаяся только монистовым звоном и круглыми суммами на счетах мужа в швейцарском банке, или она тоже может его удивить?
В конце концов, они оба здесь и сейчас находятся по одной единственной причине — им неимоверно скучно, и эта тоска и ощущение обволакивающей и утягивающей на дно пустоты заставляют творить невероятные вещи. Не думайте, что Эндрю испытывает нехватку женского внимания — и на гостевых матчах, и здесь, в Сакраменто, всегда найдутся девицы, готовые отложить все свои дела, чтобы скрасить вечер известного спортсмена, а после выхода скандального постолимпийского интервью в апреле его популярно возросла в десятки раз, появились хейтеры и завистники, а первые недели около общежития команды сутками дежурили папарацци. Сейчас ажиотаж немного спал, но телефонная книга Хвана была забита номерами различных девчонок, с которыми он гулял или обещал перезвонить, так и не набирая в итоге их номера. А вот Скар он написал и даже приехал к ней домой, но к чему была эта встреча? Парень рассчитывал на непринуждённый роман, не лишённый вкуса и изящества, на хороший секс, на пару-тройку свиданий, а теперь выходит, что Скарлетт замужем, а Энди на это наплевать. Хоть король Люксембургский Анри — её отец, тьфу на это!

Закончив пылкое высказывание, Эндрю замолкает, надеясь по реакции Димитреску понять, насколько серьезно то, что рыжая дева «следила» за ними вечером? Та лениво отмахивается, мол, всё в порядке, если бы Сара что-то знала, что растрепала бы уже всей округе, а на завтра новость печаталась бы уже не только в «Нью-Йорк Таймс», но и где-нибудь на Марсе.
— Возможно, — он хитро оскаливается в ответ — улыбкой эту гримасу можно назвать с очень большой натяжкой. Наверное, все спортсмены немного безумцы и адреналиновые наркоманы, иначе чем объяснить их тягу постоянно подвергать себя опасности и выкладываться на полную? За последние три года Хван получил две серьезные травмы, а на ледовой арене превращался в настоящего свирепого, сметающего всё на своём пути зверя, так почему его должно пугать замужество красивой девчонки, связавшей себя узами с морщинистым хуем, набитым баблом? Да, денег у Кейна, вероятно, и больше [как больше прожитых лет и заработанных болячек], но вот в страсти, живости, любви он явно уступает молодому и амбициозному хоккеисту.

— Например, я могу отвезти тебя в такие места, куда бы ты ни за что не пошла сама. Могу показать, что не всё в этом мире покупается и продаётся. Я не продаюсь, и ты тоже. — В последнем он не уверен, но уважение к девушке не позволяет думать иначе. Будь она совсем уж пустой и глупой, Кейн бы на ней не женился, ведь инвестиции в Скарлетт — это инвестиции в свой имидж, даже Энди это понимал.
— Я хочу, чтобы нас видели вместе. Ни от кого прятаться я не собираюсь, но так уж и быть, не буду публично целовать тебя… — разворачивается к Димитруску лицом и молниеносно соприкасается с её губами, властно притягивая за талию к своему паху. Нагло, самоуверенно, не оставляя ей пути к отступлению. Потрахаться на её семейном ложе? Да запросто. Сделать её своей очередной подружкой? Может быть.

Самое странное, что о Рене Энди не вспоминает. На часах одиннадцать, и только в два-ноль-ноль мероприятие, записанное в айфоне, напомнит о себе ненавязчивой вибрацией. Интересно, если бы ты знала, что через пару часов я уйду к другой, была бы так же холодна? Или стала бы совсем неприступна? Хотя, сейчас это не важно — есть только горячее возбуждённое тело Скар, её язык, её спина, которая по-кошачьи выгнулась Эндрю на встречу и еще большее двухсот минут на то, чтобы насладиться друг другом.

+3

8

— Ох, Энди, — Скарлетт смотрит на него с ласковой снисходительностью в темно-зеленом взгляде и едва заметно улыбается, и улыбка эта полна покорного смирения, безропотного принятия, осознания бренности целого мира и его жестоких, беспощадных правил, — я продаюсь, и ты продаешься тоже. Я продалась несколько лет назад, когда вышла замуж за не за мужчину, а за его счет в банке. Но я не из тех, кто грезит о взаимной любви, я – прагматик, и я верю в пользу от брака. Мы с ним оба остались в выигрыше: он получил жену, как с картинки, а я – жизнь, как с картинки. А ты… Энди, — Скарлетт изящным движением убирает с его футболки соринку, что дремлет в области правой лопатки, и отправляет ее в раковину, — ты – спортсмен. Ты продаешься по умолчанию. Сегодня ты играешь в одной команде, а завтра в другой. Кто за тебя больше предложит – тот и получит. Но, знаешь, — она делает короткий шаг назад не для того, чтобы увеличить дистанцию, а для того, чтобы дать пространство для возможного маневрирования, — мне это даже нравится. Мы с тобой – птицы одного полета, а это всегда приятно – иметь дело с человеком, который тебя понимает. Как ты думаешь?

Раньше она считала, что Кейн тоже птица ее полета, что со своей хорошенькой молодой женой он заключил негласную сделку, и брачный договор с ее подписью на последней странице только подтвердил ее догадки. Но со временем, проведенным под одной крышей и в одной постели, Скарлетт с ужасом поняла, что Кейн если не любит ее, то определенно влюблен. Это в ее планы не входило, ведь любовь и влюбленность – две подруги, ведущие за собой одни проблемы. Они ходят рука об руку и поначалу дарят счастье и радость, окрыляют и воодушевляют, но стоит им оступиться, и обращаются в ненависть.

Один шаг, всего один шаг. От любви до ненависти.

Кейн, впрочем, ее опасений не подтвердил. Он, даже когда терял голову, сохранял лицо. От Скарлетт он требовал только одного: никаких измен. Кейн собственник, каких свет не видывал, и жуткий ревнивец; он, если бы узнал о том, что его молодая хорошенькая жена отправилась налево, убил бы и ее, и ее несчастного любовника прямо на месте. Именно это и заставило пойти Скарлетт на столь отчаянный шаг. От смертельной скуки любые средства хороши, но особенно те, которые дарят чувство смертельной опасности, заставляют жить одним днем. Или даже моментом.

Тем временем Энди заявляет, что прятаться не хочет. Каков гордец. Скарлетт хмыкает и готовится толкнуть очередную тираду о том, что риск хорош до тех пор, пока они оба живы, но Энди действует на опережение. Он разворачивается так неожиданно, что слова тяжелыми камнями встают поперек горла; Скарлетт смотрит в глаза напротив и взгляда оторвать не может.

Сейчас чувство опасности исходит вовсе не от мужа, а от Энди; это заставляет сердце биться чаще – и не только в груди, а под коленями и в локтях, черт возьми, оно бьется везде, повсеместно. Близость чужого тела невыносимо пугает и одновременно заводит; Скарлетт чувствует, что поступает неправильно, что нарушает все правила, что играет с огнем… и хочет еще.

Этот бой она с треском – и с наслаждением, чего уж душой кривить, – проигрывает.
Но все еще хочет верить, что не всю войну.

Протяжный выдох срывается с приоткрытых губ, когда Энди властно, почти что по-хозяйски, притягивает Скарлетт к себе. Его сильные руки на талии – все равно что удавка на шее с одним лишь отличием: выбираться, вырываться, выкарабкиваться не хочется. Скарлетт с готовностью жмется грудью к его груди, послушно заводит руки за шею и кончиками пальцев касается мягких волос. Когда она это делает, то смотрит точно в глаза напротив, машинально затаив дыхание; зрительный контакт прерывается намного раньше, чем на то рассчитывалось изначально, и виной тому поцелуй – долгий, глубокий, чувственный. В голове не остается места ни для чего – ни для мыслей, ни для опасения, ни для противоречий – она пустая, полая изнутри, и ее стремительно заполоняет бесконечное, как небо над головой, желание. Хочется. Хочется прямо здесь и прямо сейчас. Хочется.

Мысль, что в любой момент может позвонить муж или вернуться Рамона, поймав Скарлетт на горячем, только подливает масла в огонь разгорающегося возбуждения. И когда она стала такой зависимой? Это может быть опасно, но здесь и сейчас думать об этом вовсе не хочется. Скарлетт обязательно подумает об этом потом – завтра, например, или никогда, а сейчас…

Скарлетт отвечает на поцелуй, ныряет языком под чужой язык, описывает круг и влажными губами съезжает на шею; ладонь, что дремала на плече, с нажимом ползет по предплечью вниз и протискивается сквозь телами, нашаривает пах и легко, но с намеком на продолжение, сжимает член. Скарлетт улыбается сквозь поцелуй, когда слышит особенно громкий выдох, и мягко прикусывает кожу возле сонной артерии, там, где бьется жилка – живая, энергичная, честная.

Это сводит с ума.   

Сейчас они сделают это снова. А потом снова. И снова. И снова.

Или нет; Скарлетт замирает и всем телом напрягается, словно взявшая след ищейка, когда цепляется краем уха за шуршание шин по мраморной дорожке. Это где-то поблизости, кажется, совсем близко, как будто возле самого дома. Но этого быть не может: ключи от ворот есть только у Скарлетт, у Кейна, у Рамоны и…

— Черт возьми! — ругается Скарлетт и, быстро спохватившись, отталкивает Энди от себя, — это Сара. Она брала у меня ключи от дома, когда забирала вещи для церкви. Давай, давай, прячься, она уже на пороге, — Скарлетт подталкивает Энди к входным дверям, но опоминается и давит на плечи, разворачивает в сторону гостиной комнаты. Там можно спрятаться под диваном или за шторами, хочется надеяться, он сообразит и во всем разберется. Когда Скарлетт захлопывает дверь в гостиную, входная дверь с угрожающим скрипом распахивается. На пороге стоит Сара – и лицо у нее, как у голодной лисицы, унюхавшей долгожданных цыплят.

Скарлетт встречает ее холодно, но вежливо, и смотрит свысока, находясь с ней на одном уровне.

— Это не очень красиво – заявляться ко мне в гости без предупреждения.
— О, брось, как будто мы с тобой не подруги. Я заехала, чтобы отдать ключи. Угостишь меня кофе? Я подожду в гостиной.

[NIC]Scarlett Dimitrescu[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/H9H25SW.gif[/AVA] [LZ1]СКАРЛЕТТ ДИМИТРЕСКУ, 21
profession: светская львица, интриганка, домохозяйка[/LZ1][SGN]https://i.imgur.com/2YxEDA1.gif https://i.imgur.com/J2wY1q3.gif[/SGN] [STA]моя проблема в том, что ты – ее решение[/STA]

Отредактировано Chester Drake (2022-08-09 19:22:06)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » casual sex


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно