полезные ссылки
Правильно говорить: значит, Афганистан. Однако он ее не поправляет...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Вчера она умерла


Вчера она умерла

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

квартира Микаэлы | 16.03.2022 | день

Robb Madden, Michaela Sunshine
https://i.imgur.com/rbXrdSU.gif https://i.imgur.com/B4vYyby.gif

Вчера Эсфирь Махелет умерла - об этом сказали в утренних новостях.
Прости, Робб, что ты не узнаешь правды.
Прости, что я не могу доверить тебе самую большую свою тайну.
Прости, что ты перенёс столько боли.
Незаслуженной. Нечестной.
Ты должен был знать. Но ты не узнаешь. Потому Эсфирь Махелет вчера умерла для нас всех.

Отредактировано Michaela Sunshine (2022-08-02 21:31:52)

+1

2

Утренний эфир новостей не принес ничего хорошего. То есть, частенько эти люди с экранов говорят о том, что должно волновать душу, заставить чувствовать что-то большее, чем рядовое безразличие. Они накладывают тонну косметики, закручивают дамские локоны и поправляют тугие мужские галстуки в попытках создать еще больший антураж этой скучной студии. Выставляют правильно свет, чтобы никто не увидел сбитых углов и снующих за "задником" сотрудников со швабрами, путающихся в шнурах операторов. Суфлер уже крутит искуственно выученный текст, а пара ведущих перечитывают строчку за строчкой, пытаясь исправить свои вдруг разыгравшиеся речевые дефекты. Что не так? Ведь ранее их никогда не было! Каждый раз - это волнение, как будто впервые переступили порог студии и яркий свет камеры ударил в лицо так сильно, что рефери останавливает бой. Обратный отсчет и они выходят в эфир.
Девушка с экрана говорит точно так же быстро, как Робб измеряет шагами сырую улицу. Он внимательно ее выслушал, насколько это возможно и сразу же поспешил уйти, покинуть эту комнату, в которой стены накручивают на память очередной эфир никому ненужных новостей. Да и включил их он случайно, пока лениво расхаживал из комнаты в комнату в поисках украденной псом футболки. Думал, что потеря брошенной на стуле вещи - это глобальная катастрофа. Еще не знал, что с более страшным предстоит столкнуться чуть позже. Для этого ему должны были сказать одно имя. Подозрительно похожее на то, которое слышать хотелось бы меньше всего. В новостях. Там где о хорошем гораздо реже, чем о плохом. Для полного погружения пришлось перемотать назад, а потом еще несколько раз и какой же все-таки была прекрасной жизнь, когда эта функция отсутствовала. Это как попытка поиздеваться над самим собой. Уничтожать себя добровольно и по собственному желанию. Не может быть.
Он шел так быстро, потому что хотел убедиться в том, что это неправда. Какая-то ошибка. Иначе разве имел хоть какое-то право его телефон молчать? Имели право те люди, которые наверняка в курсе всего, не поставить его в известность? Звучит несколько самонадеянно и высокомерно, но его сейчас это не волновало от слова совсем. Лишь откровенное непонимание, почему все вокруг вдруг разом отвернулись, забыв о том, кем они приходятся друг другу. В какой-то момент хочется верить в то, что все вокруг - предатели и надеяться только на себя. Робб колотит в знакомую дверь, уперто прожигая взглядом немую поверхность.  Повторяет это снова и снова, готовый стоять бесконечно, пока не получит ответы на свои вопросы. Почему-то в голову не пришла идея позвонить, скорее всего, телефон вообще остался где-то дома, под чутким контролем четвероногого друга, которому пора бы научиться отвечать на звонки.
Микаэла сейчас была кем-то очень чужим и ненавистным для него. Он не особо хотел разобраться в своих чувствах и ощущениях, пока точно зная, что чувствует некую обиду на весь белый свет. Это схоже с детской, искренней, но приправлена она абсолютно созревшим уже взрослым гневом, с которым он не мог и не хотел справляться. В конечном счете такая сила играет против того, кто ею завладел, она изматывает и отнимает все, превращая тебя скорее в безликую оболочку, которую сломает даже самое беспомощное нечто. Робб смотрит в глаза девушки, видя за ними прекрасное ничего, ему кажется, что та даже растерялась. Он берет паузу, молча изучая ее реакцию, не посмев двинуться с места, похоже, даже сам забыл, как дышать и с трудом пытался подобрать слова.
По долгу службы ему не раз приходилось становиться свидетелем чей-то смерти и видеть то, как другие реагировали на это. Он пытался их понять, даже примерить на себя, зная, что однажды может оказаться на месте тех людей. И все никак верного варианта не находил: все люди были чужими, он никак не мог понять, почему так сильно их бьют эмоции, нещадно склоняя коленями к земле. Думал, что вещь, которая неизбежна, должна восприниматься как-то иначе, более спокойно. А теперь сам носился, как загнанный в угол пес, с трудом сращивая все углы реальности. - Это правда? - снова заглядывает в глаза, чтобы увидеть там отрицание, он же умеет это делать, у него всегда получалось. Сыграть так, чтобы победа была на твоей стороне, в твоем кармане. Робб делает наглый шаг вперед, упираясь руками в хрупкие женские плечи, жмет пальцы, в последний момент расслабляя хват, чтобы ни в коем случае не причинить ей вред, хотя сейчас, возможно, и сумел бы. Он зол на нее и ее растерянность. Отрешение, словно ничего не случилось, но ведь она не говорит, что это - неправда. И она точно понимает, о чем идет речь. В голове мечутся зарисовки случившегося, где его не было. Разыгравшееся воображение больно бьет по сознанию, здравому рассудку, пытаясь всячески изуродовать девушку, у которой не было не единой возможности на спасение. Или была? В любом случае, сейчас это было уже неважно. Ей не помочь, уже ничем точно. А ведь он мог, окажись где-то ближе. Точно сумел бы, пытался, пока не выбился из сил и даже после еще очень и очень долго. Этого не должно было произойти. Невиновный, он от чего-то чувствовал себя виноватым и заочно не мог простить. - Почему ты не позвонила раньше? - у него полно сил, он по-хозяйски мечется по комнатам чужого дома, с трудом удерживая себя, чтобы не за что не зацепиться и не перевернуть. Помнит, что здесь он не имеет на это права. Внутри все кипит, и кажется, что так будет продолжаться вечно.
Но вечность уготована кому угодно, но только не ему. Да и вообще каждый человек обделен в этом аспекте..Его надежды рассыпаются ровно в тот момент, когда Саншайн выносит свой вердикт. Сейчас он не обратит внимание на ее тон, его ничуть не будет смущать и ее поведение. Только ответ, который девушка выдает, как данность, заставляя внезапно появившегося гостя замедлить свой темп так же резко. Еще и нагло улыбалась фотография в белоснежной рамке, с которой на него смотрели две родственные души, путаясь в своих бесконечно длинных волосах. Только одна из них прямо сейчас пыталась о чем-то сказать, а вторую он хотел бы видеть здесь больше жизни. Слова Микки звучали в пустоту - он услышал, то что [не] хотел, то что оборвало вслед за собой какую-то живую нить, связывающую с реальностью. В один миг ты словно вляпался в огромную паутину, оказался парализованным. Он все еще ищет силы, чтобы не поддаваться обстоятельствам, но в глазах горит огонь, заставляющий веки сжиматься все чаще, он же трясет за руки все сильнее, рассеивая эту дрожь по всему телу.
Он никогда не понимал, почему люди готовы сойти с ума, узнав о смерти близкого человека.
Ему так и не хватило времени, чтобы научиться вести себя правильно.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Вчера она умерла


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно