полезные ссылки
Правильно говорить: значит, Афганистан. Однако он ее не поправляет...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » в лабиринте этих лиц


в лабиринте этих лиц

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

клуб Retro Hall | ночь 03.08.2022

Соло и Майлз
https://64.media.tumblr.com/cac19eaa0e646234221bb43034a590b4/6c011755eef541be-22/s540x810/ca490b5aa3c29bcc7cc450f92f2e2c1a2b7dead2.jpg

Наша первая встреча.

Отредактировано Solo Messi (2022-08-03 19:01:10)

+1

2

Черт, как же я скучал по Сакраменто. В голове полнейший трэш. Мелькающий желтый свет фонарей, домов и фар за окном, громкая музыка, веселый смех девушек и голос таксиста, что-то настойчиво требующего от меня, всё смешалось в один пьянящий ком эмоций и ощущений, за которыми так сложно поспеть, чтобы понять. Духота давно заставила стянуть с себя бомбер. Не замечаю, как смартфон выскальзывает на пол авто. Виски приятно обжигает горло, хочется отодвинуться от жаркой в прямом смысле брюнетки и прижаться щекой к прохладному стеклу. Жаль, что сейчас она не читает мои мысли, наоборот обнимает под руку и подносит к моим губам наполовину выкуренный косяк. За глубоким вдохом  следует выдох, сбиваемый смехом. Дым щекочет горло и нос, покидая легкие. Закашливаюсь. Веселит не только что сказанная шутка второй попутчицы, пропущенная мимо ушей. Забавлял акцент таксиста. Эти каr'тавые "эр"… Француз-таксист, ебать смешно.
Ему не нравится дым? Да без проблем. Тянусь в карман брюк, доставая оттуда несколько смятых купюр в знак моральной компенсации переволновавшегося водителя. Хочется успешно добраться до пункта назначения.
Середина недели, а мы едем в клуб "Ретро-Холл", который стал мне едва ли не вторым домом. Двойная плата за проезд и шумные подбадривания девчонок с просьбой ехать побыстрее  имеют над таксистом поистине волшебную силу. Желтое авто прибавляет скорость, плавно маневрируя в потоке машин и пропуская незначительные ограничительные знаки.
Оно останавливается на противоположной стороне улицы. Забыв, что расплатился с таксистом на пару поездок вперед, протягиваю мужику еще несколько купюр, на ходу натягивая куртку. Не смотрю по сторонам, переходя дорогу, поддерживаемый девушками с обеих сторон. Кажется, час назад в баре я пообещал им без проблем пройти в один из лучших клубов города. Вдоль здания в стиле ретро тянется длинная очередь желающих попасть внутрь, но мы минуем её и проходим охрану, будто невидимки. С двумя здоровыми парнями, Гарри и Риком, стоящими на входе, сегодня уже здоровался, так что я им особо не интересен, да и они мне тоже.
Понятия не имею, сколько времени, но внутри не протолкнуться. На самом деле я не так уж и часто прохожу в сторону бара и танцпола. Мои визиты в клуб обычно ограничиваются проходом в закрытую зону с двумя лестницами. Одна ведет наверх в кабинет Филиппа, другая же в подвал, где мы чаще всего и зависаем. Но сегодня особой день. Я только вернулся в Сакраменто и потому позволяю себе расслабиться и отметить удачную поездку.
Не вглядываюсь в лица людей, на автомате улыбаясь  всем, кто улыбался мне, пару раз отвечая на поцелуи и объятия. Мне комфортно, я в своей стихии, и многих встречных действительно знаю. Ну или скорее они меня... Не хватает разве что Макса и Беверли, но черт знает, где их носит.
Ритмичная музыка и высокие басы особенно срывают крышу. Заказываю в баре новую бутылку виски  и тащу своих девочек на танцпол, отпивая на ходу прямо из горла, с головой окунувшись в пучину легкости, веселья и беззаботности.
Глоток за глотком.. остановиться уже не получается. Так кружит от чувства свободы, что не думаю ни о чем, обнимаю красивых девушек и улыбаюсь всем подряд, не считая минуты, пока беспорядочно блуждающие глаза не встречаются с Ним, и мне не передать словами те ощущения, что накрывают меня, заставая врасплох. Нет, это, конечно же не любовь с первого взгляда, но впервые за вечер проявляю трезвый интерес, а улыбка медленно исчезает с лица. Нас притягивает друг к другу ближе, наши взгляды намертво сцепились. Мне ведь не кажется или это всё утрированный эффект травы? Боюсь, что он. Наверное, я всё придумал, но мне без разницы. Мурашки по коже от его серьезного взгляда, сам не знаю, почему, но мне не оторваться. Ладонь тянется взять его за руку, просто прикоснуться, и я привычно не отказываю себе в мимолетном желании, утягивая в какой-то свой танец, вне ритмов музыки, на своей волне, даже не задумываясь о том, что он может оттолкнуть.

+1

3

Мне нужно иногда бывать в тех местах, где я не продаюсь. Где на меня не смотрят, как на товар, на котором сбоку висит ценник. Наверное, это просто какой-то способ компенсации или же попытка на время сбегать из круговорота грязи и пиздеца, который меня окружает каждый день в последние несколько лет. Все еще некого винить – я это сделал с собой сам, погнавшись за мечтой и пытаясь ухватить ее за хвост, даже не смотря под ноги. Глупый самонадеянный мальчишка, опустившийся до того, что меня легко можно купить на несколько сот баксов и делать с моим телом почти все, что заблагорассудится. Как бы я ни пытался увиливать от возможности обслуживать стариков, женатых мужчин и просто желающих нетрадиционно поразвлечься, мне нужно было как-то платить за жилье и учебу в не самом дешевом штате. Это то, что казалось мне чем-то простым, и это то, что в итоге пожирает меня изнутри, подтачивая самооценку и лишая по капле самоуважения. Если в восемнадцать я еще мог спокойно и даже шутя реагировать на все, объясняя необходимыми жертвами и все такое, то сейчас я понимаю, насколько же я испачкался, и как мне будет сложно отмыться, когда я уже смогу встать на ноги и оставить прошлое – в прошлом.

Но когда это произойдет?

Музыка такая громкая, что я не слышу собственных мыслей, и это действительно прекрасно. Мне нужны такие дни, когда я не чувствую себя товаром и могу хотя бы на время почувствовать себя свободным. И живим. И понимать, что боль когда-нибудь пройдет. А я снова вспомню, каково это расправить крылья и снова начать творить. Не задыхаясь, погребённый рутиной и невозможности отыскать в этом болоте хотя бы одну точку опоры. Долго я еще продержусь так, захлебываясь мутной водой? Я понятия не имею, но мне нужна передышка в своей погоне за мечтами и от самого себя.

Я ловлю случайный взгляд какого-то парня, который улыбается пьяно всем вокруг и уже не отпускаю его. Он продолжает смотреть, а я просто не могу отвернуться. Есть в нем что-то такое, что не дает мне этого сделать… Или же я просто соскучился по тому, как пробегает искра между людьми, когда нет никаких товарно-денежных отношений. Просто разряд молнии, что прошелся через всю толпу, и вот я уже не вижу ничего, кроме этого взгляда, что выхватил меня, выловил и теперь притягивал. А какого, собственно, черта. Я уже давно принадлежу сам себе и не вижу проблемы в том, чтобы поддаться внезапному порыву и ощутить себя снова желанным. Какое же это пьянящее чувство! Мне не потребовался допинг, чтобы поддаться. Мне не нужно ничего лишнего, только эта рука, что утягивает меня с собой в свой танец. Не спрашивая имени и не пытаясь даже начать разговор. Нам обоим это не нужно, и я выдыхаю, следуя за человеком, которого вижу первый раз в жизни. Нас то и дело задевают другие танцующие и те, кто пробирается к бару и обратно, но мне нет никакого дела, я лишь теснее прижимаюсь, пользуясь моментом. Когда в последний раз я позволял себе нечто подобное? Сложно вспомнить, я отвык от человеческого, от обычного и банального, считая, что я теперь этого недостоин. Но весь сегодня можно все? Даже почувствовать себя самым обычным парнем, который приглянулся кому-то. Танец не обязывает ни к чему, но я не выпускаю его руку, обнимая второй за талию и притягивая к себе так близко, как только могу. Его глаза отливают кофейным теплом, и все сомнения окончательно идут в пизду, когда я просто наклоняюсь ближе, обжигая дыханием его кожу. Нужно еще пару миллиметров, и тогда наши губы едва ощутимо коснуться, рассыпаясь новыми искрами. Кто я такой, чтобы противиться этому? Я даже пытаться не стану.
На вкус он тоже как кофейное тепло, только с привкусом безумства

+2

4

Уже и забыл, с кем пришел сегодня в клуб, но абсолютно не жалею об этом. Он так близко, согревает своим теплом, мы задеваем друг друга телами. Ощущаю его ладонь на пояснице, а сам неспешно, едва касаясь, прохожусь пальцами по плечу, другой рукой зарываюсь в мягкие волосы. Так нельзя нарушать чужие границы, но мне нравится, что мы это делаем. Миллиметры разделяют губы, и хочется растянуть этот томительный момент "за секунду до...", когда дыхание становится единым, оставляя невидимое горячее касание на коже.
Еще недавно мы не знали о существовании друг друга, а теперь замерли на танцполе, целуясь друг с другом, и это какие-то давно забытые ощущения. Приятные и легкие, как напоминание о беззаботной и чистой юности.
-- Так вкусно пахнешь, -- шепчу впервые прямо в губы, но не уверен, что он слышит.
Понятия не имею, сколько времени проходит. Танцуем, веселимся и обнимаемся, прерываясь на поцелуи, не обращаем ни на кого внимание. Мне даже в голову не приходит перебраться в место потише. Боюсь, что тогда реальность оглушит своей тоскливой действительностью, разрежет нить между нами и раскидает по сторонам. И что еще хуже, я даже противиться этому не буду, позволяя суетливому потоку уносить себя дальше и дальше от притягательной улыбки и близкого, отчего-то понятного мне взгляда. Это произойдет, как минимум с окончанием ночи, но я всё равно сейчас хватаюсь за каждый миг, пока кто-то не вторгается в наш вакуум.
Крепкая рука тяжелым грузом опускается на плечи. Знакомый жест, и такой же знакомый голос кричит на ухо, пробиваясь через музыку:
-- Ну, хватит сосаться, пойдем, пропажа. Я тебя обыскался!
Макс, лучший друг, тоже приехал. Я рад ему и искренне показываю это, налетая с дружескими объятьями, но где-то в глубине души мелькает разочарование. Оборачиваюсь и взглядом ловлю своего незнакомца. Ну нет, ночь еще в самом разгаре. Беру его руку в свою и кивком зову за собой. Может пора уже услышать и узнать друг друга.
Мы пробиваемся через толпу, а я не отпускаю теплую ладонь. Наверху есть випка с видом на весь клуб. Мы идем именно туда. Сегодня, несмотря на оживленность внутри, в самой Кей-ра на удивление тихо. Кто-то в разъездах и делах, кто-то даже на отдыхе. В любом случае в Ретро-Холле почти никого нет, даже Филиппа, хозяина клуба.
-- А где Беверли? Она с тобой? -- спрашиваю, когда становится немного тише, когда мы выходим в закрытую зону, направляясь к лестнице.
-- Она наверху, мы немного заманались. Это был трэш, -- но Макс замолкает, бросая взгляд на моего спутника.
-- Хрена себе ты загорел, -- переключаюсь резко, потому что бронзовая кожа нелепым пятном режет взгляд даже в свете неона. Это вызывает искренний смех, невозможно взять и не подъебать. Макс выглядит комично, напоминая голубоглазого Кена, которого окунули в коричневую краску.
-- Ой, иди нахуй, я всю ночь не спал. Не думал, что после нашего солнца где-то можно так сгореть в хуям, -- он огрызается, но добродушно.
Вся наша жизнь напоминает ураган, в ней всё происходит стремительно. Мы быстро ходим, быстро принимаем решения и почти не останавливаемся, переключаясь от одной цели к другой почти спонтанно и непредсказуемо, словно броуновские частицы, которые хаотично продолжают свое движение. Наверное, это ощущается, потому что весь наш диалог пролетает за считанные секунды, пока мы действительно скорым шагом идем в випку, не оставляя возможности сбежать, буквально ставя перед фактом.
Заходим в просторную комнату. В ней пусто и тихо, музыка звучит совсем отдаленно. Лишь Беверли встречает нас своей редкой, но искренней улыбкой. Несмотря на то, что она не показывает свою усталость, я ощущаю её даже в простом изгибе губ. Беверли первая, кому приходит в голову представиться. Обняв меня, она переводит взгляд на моего спутника, бросая короткое:
-- Бев.
-- Ах да, я Макс, -- следом откликается её брат, уже расположившись у пустого бара. Они действительно очень похожи, не зря родились в один день.
Мне ничего не остается, как тоже представиться.
-- Соло, -- так странно, но я даже мешкаюсь на мгновение и стараюсь прикрыть это вопросом: -- Что-нибудь будешь пить?
Кажется, сегодня мы, как детки, оставшиеся дома одни без родителей. Можем делать, что хотим, пока разъяренный Филипп не разгонит нас под утро.

Отредактировано Solo Messi (2022-08-04 14:55:17)

+1

5

Я заслужил это: этот взгляд, эти прикосновения, этот тихий шепот, который я разбираю даже через громкую музыку. Мне хотелось чувствовать себя настоящим и живым, хотелось чувствовать себя обычным человеком, который может вот так просто притянуться к кому-то лишь от одного взгляда. Совершенно безумие, но такое желанное, что я не хотел и не собирался противиться всему происходящему.

Он смотрел на меня так, будто здесь больше не было никого. Он смотрел так, что обжигало все нутро, а я целую вечность не чувствовал ничего подобного. И мне это было отчаянно нужно, и я не собирался сопротивляться своим желаниям. Мы не задаем вопросов, просто танцуем, собирая из прикосновений и поцелуев кокон, в котором не было больше никого кроме нас. Эта ночь закончится, а утром все вернется в привычное русло, и я даже не вспомню, как выглядит этот человек, но сейчас это не имело никакого значения. Только он и я. Его руки в моих волосах. Мои губы чуть прикусывающие его, прежде чем снова утянуть в глубокий поцелуй. Пока еще не голодно-жадный, скорее любопытствующий и пробующий, но это ведь только начало, разве нет?

Все заканчивается так же резко, как и началось: новый человек все разрушил, вклиниваясь между и переключая свое внимание на себя. Самое время выдохнуть и избавиться от марева наваждения, что окутало меня минутами ранее, но теплая рука сжимает мою и по его лицу я вижу, что он так же не хочет, чтобы все оборвалось сейчас.

Ночь ведь такая длинная, в ней хватит места всем. В ней хватит времени на все.

Пробираюсь следом, снова оглушенный звуками и светом, не выпуская ладонь. Понятия не имею куда и зачем мы идем, но это не имеет значения сейчас. В разговоре мелькают имена людей, которых я не знаю, а мое присутствие скорее неприметно. Это странно, я снова ощущаю себя дополнением к кому-то, временным аксессуаром и не более того, что неприятно колет под ребрами, не давая забыть мне кто я. И во что превратилась моя жизнь из-за необдуманных поступков. Пора бы привыкнуть к тому, что у меня нет личности и имени, только расценки, но я не могу. Я все еще отчаянно хватаю те моменты жизни, где я ощущаю себя свободным. Желанным. Прежним. Не израненным жизнью и не отчаявшимся настолько, что не могу больше рисовать.

Мы идем быстро, пока не оказываемся в просторном помещении, явно предназначенное для людей статусом повыше. Что ж незнакомец с теплыми губами не так прост, как может показаться и мне это не нравится. Не то, что у него могут быть деньги, а то, что он полон сюрпризов. Девушка внутри обнимает моего спутника, также бросая на меня нечитаемый взгляд. Понимаю, что лишний, но решает здесь не она.

Соло чертовски необычное имя. Вряд ли настоящее, но не мне судить – я сам придумал свое и считал, что мне оно подходит куда больше, чем родное. Яркое. Запоминающееся. Сочное. Но я не называюсь, лишь киваю, проводя рукой от ладони выше по его предплечью. – Интересное имя, Соло. Если есть ром с колой, то я бы выпил. – Улыбаюсь широко, чуть склонив на бок голову, рассматривая при более ярком свете этого парня. Глаза не обманули – он очень красив, причем той самой красотой, к которой не доебаться из-за слишком сильной слащавости или чрезмерной маскулинности. Лицо, отличное смотрящееся на фото или на полотнах. Будь я фотографом, я бы не тратил время на выпивку, а не выпускал бы его из фокуса своей камеры.

Но меня ждет ром-кола, а я не собирался называть свое имя. Это ведь приключение на одну ночь, а с рассветом все нами сказанное обратится в пыль. Но до этого момента было еще несколько часов, от которых я хочу взять все. – Составишь мне компанию?

+1

6

Теперь уже трудно вспомнить, в какой прекрасный день я из Фрэнка превратился в Соло, но даже ба однажды стала называть меня так. Рандомный наспех придуманный никнейм в CS прицепился намертво. Сперва так называли близкие друзья, затем вся школа вплоть до учителей, а потом и дома «Фрэнк» стало звучать всё реже.
— Ты ещё не слышал мою фамилию, — смеюсь, отвечая, — Я удивлюсь, если мы не найдём тут ром. Макс?
Друг стоит за стойкой, так что возлагаю на него задачу обеспечить нас ром-колой.
Мир вокруг немного плывёт, всё же пить мне больше не стоит, но я игнорирую эту здравую мысль. Единственное, за что цепляется взгляд — это мой незнакомец, чьего имени я так и не узнал. Быть может это и неважно, интрига сохраняет необходимую лёгкость и связь, что возникла между нами на танцполе. Но в каком бы состоянии я не был, привычка хвататься за любые детали и мелочи, интуитивно оценивать и подмечать воспитана во мне до автоматизма.
Ловлю себя на мысли, что имена не скрывают случайно, и беспечно откидываю её прочь, лишь бы Макс и Беверли не доебались и не включили душнил. «Как же так, инкогнито среди нас». Но, кажется, не сегодня, они оба слишком устали. Беверли падает на один из мягких диванов, а Макс уже наливает себе вторую порцию водки и достаёт для нас из-под бара бутылку рома и пару стаканов. Хозяйничает, как дома, хотя мы не большие любители тусоваться здесь, когда на горизонте мелькает Филипп.
— Что ж, как же мне тебя называть, мальчик, приковавший к себе всё мое внимание? — мы всё ещё замешкались у входа, друг напротив друга. Мягко касаюсь губами его щеки, шепчу на ухо: — Мой ангел? Огонёк?
Боже, что я несу.... Булочки с корицей не хватает.
— Такой необычный и цепляющий, — пикапер из меня в таком состоянии ужасный, но я не шучу.  Кларисса, мой агент, непременно заинтересовалась бы им, окрестив каким-нибудь забавно-пафосным именем. Мысли плавятся от алкоголя, в голову будто намеренно ничего не лезет, но я не особо и стараюсь. Его загадка лишь подпитывает мой интерес.
Тяну его за собой на мягкие диваны, располагаясь напротив Беверли и Макса, который протягивает нам ром-колу. Обнимаю одной рукой за плечи, будто не в силах справиться с постоянным желанием касаться и изучать, настолько мой новый друг притягательный для меня. Другой рукой переплетаю наши пальцы, не сводя с них опьяненный взгляд и любуясь.
— Это творческие руки, — говорю негромко, улыбаясь. Мне так легко представить его за музыкальным инструментом или с кистью в руках в свете предрассветного утра в какой-нибудь художественной студии, эти образы мимолётно проносятся в мыслях. Идеализирую? Да какая к черту разница. Утыкаюсь губами в висок, вдыхая запах его волос, касаюсь щеки, приближаясь к очередному поцелую, но останавливаюсь. Макс отвлекает, наверное, спасая от моей навязчивости. Или нет. Наоборот.
— Воу, мы поедем, развлекайтесь тут, — они с Бев собираются так поспешно, что даже толком не успеваем попрощаться. Оставляют нас в полной тишине с отдаленно звучащей с танцпола музыкой. Мы впервые остаёмся по-настоящему одни. Отчего-то чувствую непривычное волнение, такое как будто на ладонь опустился красивый мотылёк, и любой неверный жест способен отпугнуть его.
— Внезапно, — улыбаюсь беспечно, но смущение никуда не исчезает.

+1

7

Я и правда не слышал его фамилию, и вряд ли это случится. Мне не хочется усложнять этот момент легкость, эту эйфорию от приятного знакомства, которое никуда не приведет. Мне отчаянно, до зубовного скрежета хотелось чувствовать себя живым и настоящим, а не тем парнем, что вымучивает очередную пластиковую улыбку для пристарка, сминающего в руке купюры. Взгляд Соло был тем, что меня так зацепило в нем: никакой жадности или плотского голода, просто живой интерес. Ко мне. Не как к телу или развлечению, а как к чему-то стоящему. Я уже отвык от того, что на меня кто-то может смотреть так вот, не оценивая, не прикидывая, стою ли я своих денег за ночь или можно поторговаться. И поймав этот взгляд я уже не хотел отворачиваться.

Молодой человек, представившийся Максом деловито исполнял роль бармена для всех, хотя и выглядел чертовски усталым, как и девушка. Возможно, этим троим нужно было поговорить и пообщаться, но у моего спутника были другие планы на вечер. Да и у меня тоже. Там на танцполе все было таким реальным – наши прикосновения, исследующие границы дозволенного, улыбки, поцелуи, постепенно переходящие во что-то жадное и тягучее. Мне хотелось оставаться там, терять голову от давно забытых ощущений, но я не подаю виду. Слишком хорошо. Интересно. Интригующе. Мы стоим рядом, так близко, что я чувствую его губы на своей коже, когда он шепчет о том, как называть меня. Тихо смеюсь, а после отвечаю ему тем же, выдыхая куда-то за мочкой:

- Как тебе захочется. Но поверь, я точно не ангел.

Думаю, моя улыбка обещала все удовольствия мира, и я прекрасно знал, как выгляжу в такие моменты. Я погружался в нашу с ним общую игру, когда мы то и дело касаемся друг друга, провоцируя и распаляя. Мне нравилось ощущать его интерес, который таким ярким пламенем разжег мой собственный. И сейчас, если честно, мне было все равно, кто еще находится здесь и будут ли свидетели. Мир будто отгородил нас двоих прозрачным плексигласом, спрятав ото всех. Были только его глаза, его теплые руки и его шепот. Теперь мне было отчаянно интересно, как он стонет, как закусывает губы, как нетерпеливо вплетает пальцы в мои волосы. Я легко могу это представить, но я хочу это почувствовать.
Он обнимает меня за плечо сразу, как мы оказываемся на диване. Переплетает пальцы интимным жестом, и я не одергиваю руку, лишь смотрю в его красивое лицо и шальные пьяные глаза. Это все действие алкоголя? Или чего-то поинтереснее? Я не знаю, но мне нравится эффект, нравится то, что под его пронзительным взглядом мое лицо вспоминает, как краснеть. Это не стыд, это забытое смущение от того, что кто-то видит во мне не вещь.

Я не спорю, когда он гладит мои руки – он угадал или просто хотел сказать что-то, чтобы не терять нить нашего общения. Я разворачиваюсь к его дыханию, чтобы поймать его губы в поцелуй, когда Макс с Бев поспешно встали и покинули нас, оставляя наедине. Понимали ли они что делают? Конечно да, и я не могу не улыбнуться во все лицо, наконец притягивая Соло к себе для очередного поцелуя. Теперь медленного и мучительного, не смазанного слишком громкой музыкой. Моя ладонь, холодная после бокала с ромом, ложится на его колено, чуть сжимая его, но не двигаясь выше. Не хочу портить этот момент, мне нравится просто целоваться, прикрыв глаза и наслаждаясь тем, как мурашки пробегают по спине. Это куда волнительнее, чем стерильный торопливый секс, и я хотел насладиться этим.

Мне приходиться оторваться лишь для того, чтобы сделать вдох, а после забраться на его колени одним плавным движением. Теперь между нами только одежда, и ничего больше. – Все еще считаешь меня ангелом?

+1

8

Я смотрю на его губы и едва сдерживаю желание прикоснуться к ним. Не знаю, зачем вообще медлю, зачем оттягиваю момент, но мне не до улыбок, голова идёт кругом. Мной движет не банальная похоть. В людях меня  притягивают не их тела, а то, что скрывается глубже, нечто ощутимое  на уровне подсознания, их уникальность и необычность. И он такой — яркий, загадочный для меня. Он делает первый шаг, целуя неторопливо, томительно и нежно, опьяняет, разгоняя алкоголь в крови. До мурашек и учащенного ритма сердца. Проникаю языком в рот, это так приятно. Наш поцелуй, как особый танец, гармоничный, неспешный и завораживающий. Я не пытаюсь ускориться или перехватить инициативу, только ласки на равных, без напора. Мы продолжаем  миг, который ощутили на танцполе. Разум затянуло сладостным туманом. Я опьянен им, и едва не возмущаюсь, прикусывая нижнюю губу, когда приходится прерваться.
Он садится сверху, а я невольно опускаю ладони на ягодицы, придерживая его.  Провожу руками от талии к лопаткам, чуть задирая футболку и хотя бы мимолётно изучая его тело. Внимательно смотрю на него, не успев перевести дыхание. Он флиртует, а я, посмеиваясь, отвечаю:
— Всё ещё... Пытаешься доказать мне обратное?
Мне тоже любопытно провоцировать его. Хочет доказать, что он не ангел? Я не против, сопротивляться точно не стану. Снова тянусь к его губам, запуская руки под одежду. Ладони скользят по гладкой коже. Мне хочется прижать его к себе, потеряться в горячих объятьях, хотя наши тела и так максимально близко. Снова целуемся, и, кажется, теряю счёт времени.
Отрываюсь от губ, оставляя дорожку поцелуев вдоль изгиба шеи. Вдыхаю сводящий с ума запах его тела. Черт, как же он горяч. Не замечаю и сам, как ласки становятся более напористыми. Ладони сминают ягодицы и увереннее обхватывают бока. Уже сейчас в приглушенном свете можно заметить пару засосов на бледной коже. Я заведён, и это невозможно не заметить, пульс бьет по вискам. Одежда давит и мешает. Едва сдерживаюсь, чтобы не стянуть с него футболку. А впрочем почему бы и нет?
— Всё ещё ангел, — упрямо остаюсь при своём, чуть оттягивая ворот футболки и касаясь губами выпирающей ключицы. Я не свожу с него взгляда, мне нравится огонёк в его глазах. — Как же ты меня заводишь... такой красивый.
Невыносимо больше сдерживаться. Хочу его, прямо сейчас, и честно признаюсь в этом, глядя в глаза:
— Я хочу тебя. Очень сильно, — целую плечо через ткань футболки, возвращая зрительный контакт. Ладонь опускается на возбужденный пах, нащупывая твёрдый член. Поглаживаю его, наблюдая за реакцией на каждое движение руки. Любуюсь томным взглядом, свободной рукой расстегивая джинсы, а затем ширинку.
Вряд ли нам кто-то помешает, хотя я и не задумываюсь об этом.  Риск быть застигнутыми кем-то придаёт остроты и заводит сильнее. Вспоминаю вечно кислое  лицо Филиппа, мысленно показывая ему fuck. Скорее всего он узнает о происходящем, весь клуб утыкан камерами, и это лишь веселит, потому что он бессилен и ничего мне не сделает, даже если мы займёмся сексом в его кабинете. Своими глупыми провокациями и издевками мы с Беверли часто напоминаем этому показушному высокомерному клоуну о том, что он всего-лишь марионетка в руках Колдена, хотя сейчас я даже не вспомню, за что мы так не взлюбили его. Неважно, не момент сейчас думать о нем. Ещё раз мысленно шлю ему fuck и выкидываю его из головы, а руки так и тянутся стянуть футболку, обнажая красивое тело.

Отредактировано Solo Messi (2022-08-07 16:53:11)

0

9

Мне хочется, чтобы этот незнакомый мне парень смотрел на меня так же, как сейчас и дальше. Чтобы прикасался так бережно, тянулся целовать… Я таял от его слов, плавясь в руках как воск, обволакивая его собой. В этот момент я чувствую себя желанным и настоящим, будто бы с меня соскоблили всю толстую шкуру из грязи, которая, казалось, вросла в меня полностью. Быть может раньше, когда я был моложе, я чаще позволял себе что-то подобное: познакомиться с красивым парнем и провести с ним ночь, разбегаясь на утро. А теперь я осторожнее, я не так часто хочу тактильного контакта после всего, что происходит в рабочем клубе. Я давно не позволял себе вот так увлечься мгновенно кем-то, не задумываясь ни о последствиях, ни о логике.

Мне хотелось быть сейчас на его коленях, смотреть на него и знать, что мои глаза почти черные от желания. Как и его. И я не видел ни одной причины для того, чтобы прекратить этот танец рук и губ, который заводил куда сильнее неприкрытой наготы. Не понимаю, кто кого сейчас дразнит, быть может, мы оба? Его руки на моей заднице, на моей спине под футболкой, оглаживают лопатки, а я выгибаюсь под ними, не сдерживая тихого почти просящего стона. Касания такие бережные, что я мелко подрагиваю от возбуждения и Соло, без сомнения, чувствует это. Ту взаимность, что проскользнула между нами искрой и лишь сильнее натягивалась тугими канатами, сплетая нас вместе на эту ночь. Завтра будет завтра, сейчас его просто не существует.

- А у меня получается доказать? – Ловлю его губы поцелуем, и уже почти не сдерживаю своего желания. Влажные касания языка к его губам, мягкое, но нетерпеливое покусывание, и снова жадные ласки, не дающие продохнуть. В помещении как будто включили термостат на полную: мне было жарко, будто я плавился изнутри. А может, так оно и было? Я растекался по его коленям, вжимаясь теснее, выдыхая так шумно, что это невозможно скрыть.

Особенно когда его губы касаются шеи, оставляя рассыпь следов. Завтра они проявятся бордовыми метками, но мне хотелось ощущать их на своем теле. Как напоминание о том, что за пределами всего дерьма, что есть в моей жизни, есть и что-то хорошее.
- Я? – Провожу кончиками пальцев по его щеке, очерчивая скулы и линию губ. – Такой невыносимо красивый здесь ты. Как произведение искусства… - Запрокидываю голову, когда он целует мне плечо, прекрасно понимая, что просто так уйти я не смогу. Не сейчас, когда заведен до предела настолько, что готов наплевать и на открытую дверь, и на то, что здесь могут быть камеры. К черту все. К черту всех.
Футболка кажется лишней, и я стягиваю ее с себя ровно в тот момент, как рука Соло проскальзывает в мою ширинку. Теперь он прекрасно знает, насколько сильно я хочу его. До влажных капель на его ладони от одних лишь поцелуев. Как подросток, дорвавшийся до самого привлекательного парня в школе, но мне не было неловко. Мне хотелось большего.

- Боже, почему на тебе так много всего… - Почти рычу, подцепляя кончиками пальцев его футболку, нетерпеливо дергая ее вверх, заставляя его поднять руки и оторваться от своего занятия. Так-то гораздо лучше: можно прижиматься грудью к его обнаженной коже, вести языком от ямки на ключицах до плеча, чуть прикусывая ее от нетерпения. Никому из нас не нужно ничего больше, кроме друг друга, и это восхитительно. – Соло. – Я пробую его имя на вкус, и оно мне нравится. Такое емкое, короткое. ПРАВИЛЬНОЕ. – Соло.

+1

10

У него красивое тело. К нему тянет прикасаться, его хочется обнимать и ласкать. Хочется ощутить каждый миллиметр его кожи, вызывая мурашки по коже и мучительно приятные стоны. Не так часто мне сносил крышу от парней, но с ним всё настолько реально, искренне и ярко, что до дрожи. Даже не пытаюсь понять, что именно меня так зацепило и сорвало с тормозов. Блеск в глазах, его смелость и загадочность или совсем не ангельская улыбка? Знаю только, что дело уже не в алкоголе и наркотиках. Просто чувствую, что мы с ним оба в едином моменте, на одной волне, не думаем о последствиях и тем более о завтрашнем дне, не задаём вопросов и дарим друг другу свободу от проблем и заебывающей рутины.
Я настолько увлечен, что почти не замечаю, как остаюсь без футболки, прерываясь лишь на мгновение и то поспешно. Мы словно давние любовники, которых разлучили на долгое время, не дав насытиться друг другом. И вот, они встретились - два изголодавшихся путника, - чтобы наконец восполнить утраченные минуты. Полнейший хаос наполняет наше желание. Не представляю, чего ожидать в следующее мгновение, и от этого кайфую ещё сильнее, с восторженным шепотом делясь своими эмоциями:
— Невероятный...
Возвращаюсь к его губам, не могу от них оторваться. Целую, спускаясь чуть ниже скулы, оставляя очередной засос. Мне нравится оставлять следы на его теле, даже если на утро мы разбежимся в разные стороны. Хочу оставить память о себе хотя бы на время. Веду свободной рукой по изгибу шеи, жест получается собственническим,  зарываюсь пальцами в густые волосы. Ласкаю грудь, оставляя на ней дорожку из поцелуев. Ладони скользят по гладкой коже и впалому животу. Меня как током бьет от прикосновения к его телу. Жадно изучаю его, скользя ладонями вверх по бокам к спине и дальше пальцами вдоль позвоночника к ямочкам в самом низу. Одежда мешает, а терпения во мне совсем не остаётся.
Роняю его на диван, придерживая за талию, нависаю сверху. Торопливо целую и отстраняюсь, начиная стягивать с него джинсы вместе с нижним бельём, а затем и сам избавляюсь от мешающих брюк. Мы полностью обнажены, а я совсем забыл, где мы находимся. Не думаю о том, что кто-то может нас застать, о Филе и десятках людей на танцполе.
Дышу так сбивчиво, кажется, что сердце сейчас вырвется из груди, совсем с ума сошло, и всё из-за него.  Смотрю на своего незнакомца и понимаю, что его обнаженное тело заводит меня своей стройностью, силой и одновременно открытостью. Хочу его, но медлю и любуюсь им, издеваясь над нами обоими. С улыбкой на губах провожу пальцами по внутренней стороне бёдер, с нежностью и неспешно, оставляя россыпь мурашек на бледной коже. Взгляд цепляется за его возбуждение. Мне хочется прикоснуться к его плоти, и я не отказываю себе в этой тяге, даже не пытаюсь  удивляться собственной смелости.
Прежде мне не приходилось  отсасывать парням, но это совсем не пугает, я лишь следую за своими желаниями, и сейчас хочу ощутить его вкус и почувствовать его твёрдость. Наклоняюсь ближе и заглатываю головку, ласкаю её языком, вбираю член глубже, наслаждаясь тем, как губы скользят по гладкому стволу. Даже не думаю сомневаться и тем более останавливаться. Мои руки сминают упругие ягодицы. И всё , что я творю с ним, заводит с каждой секундой всё сильнее.

+1

11

С ним просто. Легко. Восхитительно. Его запах сводит с ума и мне хочется зарыться носом в сгиб его шеи, чтобы ощущать его полностью. Время остановилось, едва пересыпаясь песчинками, давая нам обоим прочувствовать этот момент. Понятия не имею, настоящее ли у него имя, да и мне, если честно, все равно: я цепляюсь за его суть, за жар его глаз, за сладость его губ, а не за что-то приземленное и обыденное. Понимаю, прекрасно понимаю, что мы разбежимся в разные стороны в то самое мгновение, когда магия исчезнет и когда нам обоим придется возвращаться на землю. Мне – к своей полной ошибок жизни, ему – к чему-то не менее тривиальному. Но все это будет позже. Когда-нибудь, но не сейчас, когда я тону в его поцелуях, пробегая пальцами по его горячей коже. Идеально. Горячо.

Я ничего о нем не знаю, и поэтому желаю больше. Можно ведь представить о нем что угодно, придумать ему биографию, наделить его качествами, которых у него нет. И отдаться полностью своей мечте и фантазии, не беспокоясь о том, что она превратится в тыкву ровно в двенадцать. А в кого превращусь я? В шлюху, которая в шаге от того, чтобы стать наркоманом? В отчаявшегося человека, не способного распутать клубок пиздеца в своей жизни? Именно. Но в глазах этого парня я вижу себя другим: прекрасным незнакомцем. Страстным. Желанным. И я хочу оставаться таким для него целую ночь.

Нам всем нужно немного сказки.

Черт, от него не оторваться даже на мгновение, и я слышу собственные стоны разочарования каждый раз, когда приходится это делать. Давно не чувствовал настолько сильный год, и что самое странное – он лишь разгорался. С каждым касанием и движением я понимал, что встать и уйти у меня не получится. Я хотел этого парня, а врать себе в таких вещах мне не требовалось.

Тихо смеюсь, когда его губы прихватывают мою кожу, оставляя засосы – тело вздрагивает от ощущений и мне это нравится. Пусть и придется их завтра замазывать, чтобы не было видно, оно того стоит. Вне всякого сомнения стоит. Его пальцы двигаются по моей спине, легко царапая ямочки на пояснице, заставляя выгнуться в его руках, хватая губами воздух. Мне было мало этих касаний, я слишком возбужден, чтобы продолжать дразнить его и себя, и, кажется, мы оба это прекрасно понимаем. Быть может, если мы не ограничимся разом, все пойдет иначе, но не сейчас, когда я буквально изнываю и плавлюсь от одних лишь пальцев и губ.

- Блядь… - Выдыхаю тихо, когда оказываюсь на диване, ловя торопливый поцелуй, пока мы избавляемся от всей одежды. Выглядит со стороны это, должно быть, забавно, но не для нас – я хочу чувствовать его полностью, и мне плевать, что кто-то может нас увидеть. – Блядь, ты с ума сводишь. – не уверен, что слышно, но он точно понимает, что я чувствую по тому, как мелко дрожит мое тело под его жадными взглядами. Ладно, пора просто признать, что я завелся как подросток, впервые поцеловавшийся со старшеклассником под школьным стадионом. То, как он ведет пальцами по бедру снова заставляет меня стонать, и я не скрываю этого, откидываясь на диван, чтобы окончательно не ебнуться. Мои глаза пьяно блестят, и я знаю, как это выглядит. Если подумать, то я действительно пьян, только ром тут не при чем.

А дальше… Дальше я потерялся в ощущениях, стоило его губами коснуться члена, неспешно посасывая его, не останавливаясь для того, чтобы я мог перевести дыхание. А я будто забыл, как дышать, растворяясь полностью в этих бесстыдных, но таких желанных ласках. – Господи боже – Вплетаюсь пальцами в волосы на его затылке, перебирая их, слегка натягивая, стоит Соло чуть глубже вобрать в себя член. – Я сейчас кончу, просто наблюдая за тобой… - Облизываю губы, не сдерживая очередной сладкий стон, далеко не последний за этот вечер. И я просто надеюсь, что этот вечер закончится еще не скоро.

+1

12

Кто ещё кого сводит с ума. Кажется, что я протрезвел с ним, чтобы уже опьянеть от других ощущений. От его податливого тела и сладостных стонов, от его разгоряченной кожи, от того, как он без сомнений и колебаний позволил втянуть себя в это безумие, ставшее одним на двоих. Уже сложно вспомнить,  с чего начинался мой день, и трудно поверить, что на самом деле перед отлетом мне не хотелось расставаться со звуками карибской музыки, наполнявшей солнечный холл отеля, что я пялился на какую-то загорелую блондинку, подумывая задержаться. Всё это словно иллюзия. Реален теперь только он, а всё остальное мне просто приснилось или было где-то в далеком-далеком прошлом, как нечто незначительное и неважное.
Его твёрдая плоть во рту. Губы и язык скользят по гладкому стволу и головке. Чувствую, насколько сильно он возбуждён. Ласкаю и не хочу останавливаться, ощущая руками, оглаживающими впалый живот и бугорки выпирающих тазовых косточек, мелкую, отчего-то трогательную дрожь. Черт, как же сильно она меня заводит. В ней столько искренности, страсти, интимности и пошлости. И нет никакого притворства. Вот поэтому нам не требуется слов, наши тела понимают друг друга без них.
Я и сам не осознаю причин, но с каждым мгновением он пробуждает в груди какую-то опасную, изголодавшуюся нежность. В ней нет и намёка на робость. Никогда бы не подумал, но это самое дерзкое, бесцеремонное и нетерпеливое чувство во мне. Она рвётся под рёбрами, согревает и горит, обжигает изнутри, реагируя на каждый стон от прикосновений к его члену. Требует мучить его томными ласками, дразнить, доводить до предела, а потом останавливаться, принося невыносимое разочарование и отчаяние, вновь разжигая всё большее желание. Я хочу довести его до черты, за которой исчезают любые мысли о том, кто мы есть, о том, что важно и неважно, о последствиях, о прошлом и будущем.  Я знаю, на той стороне хорошо, там я в своей стихии, и мы уже так близко к ней.
Я всё ещё не понимаю, кто ведёт. Его пальцы зарылись в моих волосах, иногда оттягивая их и принося с этим жестом очередные сладостные стоны. Мне нравится ублажать его, стоя на коленях между его ног. Ни капли стыда, лишь чистый восторг. Он всё ещё наивно думает, что я позволю ему так легко кончить. Ненадолго прерываюсь, поднимая на него осоловелый взгляд. Невольно облизываю губы и усмехаюсь, предупреждая:
— Это вряд ли, ты попал, — а затем снова возвращаюсь к его члену, возобновляя ласки. Мне даже не требуется прикасаться к себе, я слишком сильно заведён.
Я чувствую грань, когда долгожданная разрядка манит и дразнит его, но каждый раз она так и остаётся недосягаемой. Всё замирает, а пальцы сжимают основание ствола. Лишь сбивчивое дыхание касается влажной плоти, а свободная ладонь почти издевательски оглаживает его тело, сминает ягодицы, проходится кончиками пальцев по линии паха и почти щекочет нежную кожу бёдер. У меня у самого в такие моменты от возбуждения зашкаливает пульс, отдаваясь  лёгким головокружением и шумом в ушах.
Улыбаюсь, глядя на него, любуясь его затуманенным мучительным взглядом. Касаюсь губами головки, облизываю её и снова вбираю в рот, возобновляя минет. Я знаю свою улыбку, в такие моменты она самая непосредственная и простая, ей так легко поверить, в ней лишь мимолётно проскальзывает полная безнаказанность, издёвка и осознанность всего происходящего. А влажные фаланги тем временем нащупывают плотное кольцо мышц, мягко надавливают и проникают внутрь, добавляя яркости прежним ласкам. Сосу и трахаю его пальцами, и, черт возьми, останавливаться, не позволяя ему кончить, приходится всё чаще и чаще. Я с нежностью целую его бёдра, стараясь успокоить и утешить, но пытка не может продолжаться бесконечно. Я не железный, и каждый раз мне всё сложнее сдерживать себя. Мне нестерпимо хотелось его прежде, но сейчас я, кажется, им просто одержим. Хочу его, всё тело ломит от желания. Наверное, мой взгляд безумно плотояден.

0

13

Я считаю себя профессионалом во всем, что касалось секса, но черт возьми, я не могу подобрать ни единого внятного слова сейчас. Это не сравнимо ни с чем, такое томящее и сладкое, тянущее и острое удовольствие, пронизывающее меня вдоль всего позвоночника. Мое возбуждение очевидно и явно, и я расплываюсь в улыбке, когда губы моего случайного любовника прохаживаются по моему телу, когда его пальца пробегают по нежной коже бедра. Я таю и плавлюсь, и не собираюсь это скрывать ни единой секунды. Соло должен видеть, что он делает и насколько охуенно. Мне хочется сказать ему что-то, но очередные слова срываются с губ протяжным рыком, когда оргазм почти подкатывает, заставляя меня задыхаться загнанным зверем.

Он не собирается так просто давать мне то, чего я хочу, и я лишь  поскуливаю просяще, когда он сжимает мой член, раздразнивая до предела. Понимал ли он, что делает? Определенно. Знал ли, как это действует на меня? О да, он дразнил меня, поднимая свои прекрасные глаза, будто желая убедиться, что я весь в его власти. Мне нужно просто признать, что да, но слова для этого не требуются. По тому, как моя рука стекает к его шее, поглаживая каждый позвонок, изучая линию роста волос. Это ощущается почти благодарно, ровно до того момента, пока этот парень снова не прерывается, намереваясь довести меня до исступления.

Хотя кого я обманываю: он меня уже довел. Судя по хриплым стонам, поглощенным стенами и полом, я уже на грани, но Соло не собирается останавливаться, сминая мою задницу. Сминая ровно для того, чтобы скользнуть внутрь пальцами, присваивая себе мое тело полностью, а я лишь шире раздвигая ноги, отдаваясь ему, принимая его в себя, позволяя трахать сразу со всех сторон и диктовать свои условия. Сейчас я готов сдаться и капитулировать, но в следующий раз я заставлю скулить его. Я хочу этого, хочу чувствовать под собой его тело и мстить за то, что сейчас я извиваюсь от его ласк. И черт, как же это восхитительно, и как мне хочется растянуть этот момент близости, прячась в нем от реальности и мрачных серых будней.

Да, я считаю себя профессионалом во всем, что касается секса, но даже меня можно удивить и заставить мелко дрожать, кусая свои губы. Знаю, что на щеках выступили розовые пятна румянца, а глаза пьяно блестят. И мне отчаянно мало всего, что сейчас делает Соло, мне отчаянно мало того, что даю ему я. – Я сейчас ебнусь и виноватым будешь ты… - Едва ли он слышит меня, но мне все равно. Сколько же усилий мне нужно для того, чтобы приподнять его лицо к себе за подбородок, наблюдая за тем, как влажная капля слюны собирается на его нижней губе. Бесподобно красив.

Дверь приоткрывается на секунду, но тут же захлопывается. Оставляя нас снова вдвоем. Если бы сюда зашел целый школьный оркестр с валторной, я бы даже не обернулся, увлеченный своим любовником, которого отчаянно хотел поцеловать. Наклоняюсь, собирая языком слюну с его губ, прежде чем жадно и глубоко поцеловать. – Можем кинуть монетку, кто сверху… - Улыбаюсь, прежде чем снова поцеловать, опускаясь ладонью на его лопатки. Эта ночь закончится еще не скоро, и я не представляю, чем.

+1

14

Прикосновение к подбородку вынуждает поднять взгляд с непривычной покорностью. Любуюсь блеском его глаз, мимолётно замечая румянец на его щеках. Засматриваюсь, застывая на бесконечный миг, и одновременно пытаюсь сдержать учащенное дыхание. Сердце барабанной дробью бьется в груди,  возмущаясь внезапному затишью. Но мне так легко и хорошо. Даже просто смотреть на него и ловить его восторженный взгляд. Нет ничего красивее возбужденного человека, и он чертовски красив в этот момент.
Я продолжаю неторопливо и плавно ласкать рукой его член, двигаю в нем пальцами, наслаждаясь притягательной узостью его тела, и в тоже время с прежней покорностью ожидаю прикосновения его языка к моих губам. Этот плотоядный жест просто сводит с ума. Мы снова пропадаем в поцелуе. Теперь уже жадном, с нотками дикости и нетерпения. Словно два изголодавшихся безумца. Наши языки касаются друг друга, дыхание переплетно, а в теле нарастает ещё больший голод, заполняющий мысли, будто на повторе, навязчивым «мало, мне мало его».
Будь у меня монетка, я бы действительно её бросил, отдаваясь на волю простому случаю. Впервые в жизни жалею о том, что так редко пользуюсь наличкой. Даже не знаю, чего мне хочется больше, чувствовать его в себе, быть в нем, отдаваться или брать. Просто хочу его заполучить целиком, чтобы на его теле не осталось ни единой нетронутой мною клетки. Утром он непременно обнаружит, как старательно я украсил его тело россыпью засосов и мелких царапин, напоминающих о сегодняшней страсти. Это будет моим подарком на память.
Киваю и отстраняюсь в попытке найти на полу отброшенные брюки. Выходит не сразу. Они хаотично свисают на дорогом изящном столике. Достаю из кармана ленту презервативов и, о чудо, нащупываю пару старых кубинских песо, с искренним изумлением демонстрируя их, как внезапную ценнейшую находку.
— Орел ты, решка я, — усмехаюсь и ловко подбрасываю монетку, накрывая ее тут же своей ладонью. Интрига до последнего, я мог бы смухлевать, ведь увлекался когда-то кардистри и карточными фокусами. Но нет, сегодня всё должно быть настоящим, как и «победа» одного из нас. Медленно отвожу ладонь, но беда в том, что я совершенно не понимаю, где у этой монеты орел, а где решка. На рисунке красуется озорная колибри. Это орел? Хрен поймёшь, и мне совсем не хочется разбираться. С другой стороны какая-то пальма. Наверное, я проиграл, но не испытываю по этому поводу ничего, кроме прежнего нетерпения.
Оставляю на его губах смазанный поцелуй, вскрываю упаковку и плавно надеваю на его член презерватив, предварительно касаясь губами головки. Черт, как бы хотелось без резинки, но мы два незнакомца. Идея заманчивая, но всё же за гранью.
Он нависает надо мной, и от приятного волнения и предвкушения по телу разбегаются мурашки.  Ни страха, ни сомнений нет. Улыбаюсь, целуя в скулу. Не оторваться от него. Тепло его тела такое особенное. Пробуждает всю ту же ненормальную, жгучую нежность. Во мне всё полыхает. От каждого касания я, словно наэлектризованный, чувствую нашу близость так ярко и живо. Мне и в голову не приходит, что у него может возникнуть желание отыграться на мне за недавние пытки. Просто желаю слиться в нашем общем безумии. Лежу перед ним открытый и раскрепощённый.

Отредактировано Solo Messi (2022-08-10 23:19:13)

+1

15

Знаю, что сейчас я полностью утратил контроль над собой, отдаваясь своему мимолетному желанию. Просто парень, с которым я встретился глазами в клубе. Просто парень, который утащил меня танцевать. А сейчас я просто пульсирую под его касаниями, обжигающими, будто раскаленная лава. Это совсем не похоже на то, что я чувствую «на работе». Ничего общего кроме названия процесса. Другие запахи, слова, ласки. Другие взгляды и другое ощущение. Вижу в глазах Соло такое же острое и нестерпимое желание, заставляющее отодвигать все на второй-третий-десятый план. Мне хотелось заполучить его, просто чтобы почувствовать себя особенным. Пусть и на несколько часов, но я хочу стать для него самым важным человеком во вселенной. Как он стал для меня, заставив отбросить все гнетущие мысли о том, кто я и что меня ждет завтра. Это не имеет уже никакого значения, в отличие от его губ, рук, что продолжают гладить мой член. Мы оба измучены этой пыткой, и мы заслужили того, чтобы получить больше.

Блядь, я хочу сделать так, чтобы даже сквозь морок его опьянения, он запомнил меня. То, как он одним своим взглядом притянул к себе и уже не позволил выпутаться до утра. Отметки от его губ расцветали на моей бледной коже, но мне хотелось, чтобы там отпечатались и зубы, чтобы на боках проступили следы его пальцев и ногтей. Мне нужно было, отчаянно нужно было чувствовать себя физически живым. Целым. Прекрасным.
Не могу удержаться от смеха, когда он достает ленту с презервативами из кармана, а следом монетку. – Ты всегда идешь в клуб рассчитывая на что-то, да? – Но мне нравиться, что хоть кто-то из нас готов – я не смог бы добежать до аптеки сейчас, когда все тело растеклось желанием. Судя по количеству кондомов, вечер может иметь продолжение, и я был совершенно не против. Я смотрю на этого красивого обнаженного парня и ловлю себя на мыли, что совершенно не против быть с ним больше одного раза. Вряд ли я сумею испробовать все сейчас, и вряд ли меня это утолит. Но… Мы же никуда не спешим?

Киваю на его предложение, хотя мне все равно, где я окажусь – все кажется слишком заманчивым. Мне все равно, что он скажет, я поверю его словам, но Соло раскатывает презерватив по моему члену, заставляя еще раз протяжно застонать. Ну, значит, все будет так, лишь бы быстрее… Как давно я стал настолько нетерпеливым, что нависаю сверху, плотоядно и голодно. Медлю секунду, рассматривая свою добычу, прекрасно понимая, что он не убежит. Или я не сумею оторваться от него, проскальзывая губами под линией челюсти, чуть прихватывая кожу. Сладкий, как чистый соблазн, и я не могу устоять, подхватывая его под бедро и потираясь затянутым в латекс телом. В извинении целую его шею, отвлекая от того, как медленно вхожу, растягивая собой его тело. Пиздец, он совсем не готов, но я аккуратен и бережен. Пока окончательно не сорвало резьбу и я еще могу себя контролировать. Соло такой горячий и тугой, такой открытый для меня, что я не могу сдержать и выстанываю его имя. И снова. И снова, плавно покачивая бедрами, двигаясь все глубже: мне не передать словами то, что я чувствую, лишь крепче прижимаю к себе этого невероятного парня.

- Блядь, ты совершенство.

+1

16

Лента презервативов, как наивный привет из юности, когда верхом крутости было считать, что лучше больше, чем меньше. Просто привычка, но я радуюсь, что она вызывает его смех и улыбку. Рассчитывал ли я на что-то, пьяно запрыгивая в такси у какого-то бара в центре с парой прицепившихся ко мне девочек? Удивительно, но нет. Меня просто тянуло "домой" после долгой поездки, в родную стихию и к знакомым лицам. Я с пубертата не возносил секс до какого-то культа. Естественный и приятный процесс, хотя то, что сегодня происходит между нами, язык не поворачивается описать этими простыми обесценивающими словами.
Он, как искра, которая своим пожирающим взглядом разжигает во мне разрастающийся внутри пожар. Голову кружит от того, как он смотрит на меня, глазами скользя по обнаженному телу. Я смотрю на него так же. Не могу ни на мгновение оторваться. Ненасытно тянусь к нему, чтобы поцеловать. Не припомню, чтобы хотя бы одна девушка сводила меня так с ума. Это безумие, но  мне нравится быть сумасшедшим. Чувствую его горячую плоть, что касается бедер и ягодиц, но он медлит, нависая надо мной, возвращает мне должок, издевается, подогревая волнение и нетерпение. Я не могу оторвать от него взгляда. Сердце сильно стучит в груди, словно оно рвется к нему. Я потерялся в эмоциях и ощущениях. Теперь всё мое тело его. Пусть же возьмет его скорее. Дрожь пробегает внутри, но это не страх, все то же жадное нетерпение. Я на грани. Мне надо большего. Не понимаю чего, но желание ослепляет меня, лишая рассудка.
Даже ожидание с предвкушением и тревогой заводит до дрожи. Он кусает мою кожу, а я вздрагиваю и постанываю от его прикосновений. Его ладонь подхватывает бедро, с каким-то томным облегчением прикрываю глаза и едва сдерживаю стон, чувствуя, как головка упирается и надавливает на плотное кольцо мышц. Он входит в меня, и сперва невольно сжимаюсь. Больно, и все же терпимо, я не пытаюсь отстраниться. Хватаюсь за его плечи, обнимаю за шею. Наоборот, хочу быть ближе. Мне так спокойнее -- ощущать тепло его тела и прикосновения горячего дыхания на своей коже. Он осторожен, хотя я чувствую его нетерпение. Стараюсь расслабиться и унять дрожь во всем теле. Начинаю привыкать и немного успокаиваюсь, пока член проникает всё глубже. Еще чуть-чуть. Он полностью во мне. Мы замираем, а я расслабляюсь. Не могу оторваться от него, хочу обнимать, поцеловать, царапать и кусать его кожу, губы расплываются в блаженной и даже благодарной улыбке. Мне так хорошо и легко.
Подаюсь бедрами вперед, стараясь привыкнуть к нему внутри. К приглушенной боли добавляются более приятные ощущения.  Он начинает двигаться во мне, а я смотрю на него, постанываю от первых толчков и прикусываю губы от наслаждения. Не хочу разрывать наш зрительный контакт, когда взгляды пересекаются. Он такой дьявольски красивый. Мой. Шепчу беззвучно одним движение губ, но даже этот шепот прерывает сорвавшийся стон. Ритм толчков постепенно ускоряется, и мне не надо, чтобы он сдерживался, я боли не боюсь, даже если он и причинит её случайно.  Выдаю свое желание сбивчивым дыханием. Хватаюсь за его плечи сильнее, наверное, оставляя следы в виде синяков и царапин, еле слышно постанываю, сдерживаясь до последнего. Шепотом над самым ухом прошу еще и еще. Я так не хочу, чтобы этот момент заканчивался.

+1

17

Знал ли я, чем закончится тот поцелуй в клубе? Что он перерастет в этот поток страсти и желания, с которыми мне не совладать? Нет, я даже не думал о том, когда потянулся поцеловать парня, заинтересовавшего меня. Просто мимолетное желание почувствовать близость другого человека, не выступающего в роли покупателя. Я не целую клиентов никогда, это то, что я оставляю для себя. Наивно и глупо, учитывая, что я позволял делать с собой и своим телом, но мне нужно было иметь что-то интимное для себя. И сегодня я все никак не мог насытиться губами этого парня, терзая и покусывая их, сминая своим напором, а после бережно и влажно вылизывая, не в силах остановиться. Возможно, я пошел с ума, возможно, я просто пьян, но мне нужно было упасть в этот омут, чтобы ощутить эту близость. Чтобы чувствовать его прикосновения и делить одно на двоих желание. Будто снова подростки, впервые дорвавшиеся до тела, и мне нравится, что я снова могу это ощущать.

Хотя, быть может дело не в ощущениях, а в парне, который неимоверно отзывчив: стоит провести языком по его шее, как он весь дрожит, стоит вжаться чуть сильнее, и я чувствую биение его сердца. Я не хочу сделать ему больно – он не готов к такому, но и сдерживаться получается с трудом. Какого же черта он такой горячий? Его кожа, когда я спускаюсь поцелуями к ключицам, соленая как океан, и мне никак не насытиться ею. Его запах сводит с ума, смешиваясь с моим, и вот уже неясно, кто есть кто, где заканчиваюсь я и начинается он.

Его тело невольно сопротивляется, и я не спешу, давая ему привыкнуть к себе. Отвлекаю касаниями, поглаживаю его бедро, проскальзывая до задницы и чуть сжимая ее. Знает ли он как красив сейчас? Судя по ленте презервативов на сегодняшний вечер – определенно знает. Стоит замереть, как он подается бедрами вперед в просящем движении, и теперь я уже просто не способен сдерживаться, начиная двигаться в нем, сначала неспешно, а после входя на всю длину все быстрее. Мне жаль, что ему больно, я зацеловываю его красивое лицо, чтобы хоть немного компенсировать дискомфорт… Нужно было хорошенько подготовить, убедиться, но моя крыша уже отлетела к тому моменту и все, что мне было нужно – это сейчас же завладеть им. Получить его всего без остатка. И у меня это почти получалось.

Смотрю на него так, будто подо мной шедевр, и никак не могу перестать подмечать в нем все новые и новые детали. Маленькие родинки, то, как сбивается его дыхание от очередного глубокого толчка, как краснеют его зацелованные губы, стоит от них оторваться. У меня такой же шальной и пьяный взгляд, и я не могу не улыбаться Соло, прижимаясь теснее к его бедрам. Если честно, то я приятно удивлен своей выдержкой: думал, что стоит мне войти, как я тут же кончу, но хвала богам, этого не произошло.

Но произойдет скоро.

Мои пальцы обхватывают его член, впервые примеряясь ладонью к его размерам. Горячий, красивый, должно быть охуенный на вкус. Пока я могу лишь гладить его, вызывая дрожь удовольствия в его теле. Ему так же хорошо сейчас, как и мне? Судя по стонам, которые я жадно собираю губами, - да. Мне отчаянно нужно было подарить ему прекрасную ночь. Мне отчаянно нужно было подарить ее и себе. – Я с ума схожу, Соло. – Наши губы и языки снова соединились в жарком танце, и мне не нужен был даже воздух. Лишь бы не прерывать этот момент.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » в лабиринте этих лиц


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно