полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » I'm in the Spyder Porsche cruisin' down the street


I'm in the Spyder Porsche cruisin' down the street

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/FhFgaPK.jpg

Black on black, venom colored seats,
                                              Take me out, LA


[LZ1]ШОН (ШЕЙН) ГРАЙМС, 30 y.o.
profession: PR-агент ★;
hater #1: tons of 'em[/LZ1]

[NIC]Sean Grimes[/NIC]
[STA]the way a nigga speed[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/uyVPDiO.jpg[/AVA]

Отредактировано Ethan Hault (2022-08-17 17:55:32)

+6

2

Лотти тот день начинает с того, что с криком выпивает ещё один шот.

Венди говорит рядом на ухо:
— Не приближайся к тому парню, — показывая рукой в сторону какого-то долговязого в яркой футболке vetements*, — пока я с ним не замучу..
Лотти, не обращая внимания, выдаёт:
— Oh please.
И забывает его имя, стоит только повернуться к нему спиной.

Прежде чем она обернётся снова, чтобы хотя бы понять, чем он отличается от других, его лицо окажется перед ней.

Потом на ней.
А потом ещё внизу.

Ему около тридцати, ей нет восемнадцати, но данный факт никого из них не смущает - это горячий Эл-Эй, детка, девственниц здесь нет.

Мир шоубизнеса — самый яркий из всех.

В превью к фильму об отношениях Шона Граймса и Лотти Векслер будет размашистым почерком написано «friends», только эти друзья имеют привычку писать друг другу сообщения в духе: «ты свободна? я хочу потрахаться»; «бля, я залипла на твоих руках. занят?»; «приезжай».

Иногда приезжать приходится на Майорку, как когда Ло звонит ему и грустным голосом сообщает, что умирает со скуки и как ей не хватает весёлой компании.
— Здесь все старики и семейные… А ты знаешь, я не связываюсь с теми, кто принадлежит другим.

Спустя шесть часов Шон окажется на соседнем шезлонге, а Лотти будет подавать ему апероль под возмущённый возглас, что такую херню пить он не станет.

(просто он ее слижет с ее живота)

Приезжать приходится на концерт к О’Брайену, потому что Граймс хочет показать ей заранее все спецэффекты и познакомить их лично. Она запрыгнет к нему на спину и сильно вцепится в шею, а потом повиснет на нем, прежде чем он успеет ее подхватить. Лотти будет представлена Джастину где-то в один из этих моментов, а потом проведёт с ними следующие несколько дней.

Его песни выучить она не успеет, зато узнает, какие напитки он пьёт.

С Шоном они видятся где-то между ее мужиками и его телками. И любимое ее развлечение, закинув ноги к нему на колени, выбирать, с кем ему стоит переспать этой ночью, чтобы в итоге, в качестве исключения, повести его за собой.

Просто они оба знают, как сделать другому приятнее.

Просто им не нужно вешать ни на кого ярлыков.

Лотти в сейчас растягивается на постели в апартаментах своего нового знакомого, не запоминая, как его зовут, пока он делает ей коктейль. На фоне у него играет Toosie Slide.

— Слушай, а че за чувак с тобой на всех тусовках?
— Шон Граймс.
— Пиар-агент? — Ло поднимает на него глаза.
— Я слышал, что он работал с Роудс и О’Брайеном, — Векслер смеётся, приподнимаясь, чтобы забрать бокал и сделать небольшой глоток, а после облизывает губы, — А ещё с Асапом и дохуллионом других хороших артистов. И что? Тебя познакомить?

Она знает, что он этого хочет. Но…
Но Лотти не привыкает делиться ничем из своего.

Где-то через тридцать минут он начнет стягивать с неё платье, а она повернётся к нему спиной — так будет проще и продлится не так долго. Мартини аккуратно бьет в голову, но не отключает сознание. Плавит, но все ещё держит картинку чёткой перед глазами. Ей немного скучно и не то, чтобы горит, но на сегодня сойдет — нужно размяться и, может быть, он сможет искренне удивить ее навыком. На первый взгляд блюдо практически на четыре, звезду Мишлен она ему не будет вручать.

Зато у него двадцать первый этаж, и вид из панорамного окна охеренный. Трахаться, разглядывая синее небо и звезды, будет прикольно. Лотти считает, почему бы и нет.

Прогибается, откидывает назад голову, вытягивается вперёд, подставляясь сильнее, а потом переводит взгляд вправо и видит, как на телефоне высвечивается входящий звонок.

Блять.

На экране значится — ma hot boyy  https://i.imgur.com/22bxom4.png .

Парень на секунду останавливается.

Лотти забывает, что он там вообще есть.

Если протянуть руку, то и в этом положении разговаривать в принципе удобно.
— Ау? — опирается на локоть и ложится на постель, ногтями цепляя край и сжимая его чуть сильнее, — Скучаешь?
— Сбрось адрес. Я тебя заберу.

Ло кивает и не оборачиваясь, отправляет геометку Шону, потом скатывается с кровати и поправляет платье. Застегивает молнию, приглаживает растрепавшиеся волосы.
Разворачивается к нему. Как его зовут?

— Ты хотел познакомиться с Граймсом? Сегодня у тебя джекпот.

Что главный джекпот вечера в виде секса с Шарлоттой Векслер ему не достался, уже не обсуждается. Потому что Лотти любит во всем только ебаный люкс.
Из люкса у чувака был разве что вид за окном.

— Подожди, в смысле? Ты куда?

Ло пристально смотрит ему в глаза.

— Я - к Шону. Ты — просто увидишь его вживую. Почему ты такой унылый?
— Ты что, не вернёшься?

Ей хочется смеяться, но она улыбается и вежливо треплет его по плечу.

— Естественно, нет.

Естественно, нет — было в порядке вещей.

Наклонить голову вниз, резко поднять вверх, чтобы волосы спадали объемным каскадом. Натянуть на себя любимые джорданы, встать у двери, вопросительно поднимая бровь. Ло говорит всем своим внешним видом «ты идешь или нет?», потому что знает, что ответа нет в принципе не может последовать.
И он идет.

В лифте она все-таки решает спросить:
— Так как тебя зовут?

До нее доносится «Стэн».

А потом она спускается к нему.

*я знаю, что ты у меня умный, но это просто для справочки. читается, как «ветмО». да, я заебу тебя брендами, страдай и люби. мяу.

[icon]https://imgur.com/hqpPL4h.png[/icon]

Отредактировано Lottie Vexler (2022-09-08 18:30:32)

+4

3

3:00 а.м или около того, но до закрытия клуба ещё полно времени — Граймс расслабленно растекается по кожаной обивке сидения, закидывает локоть на спинку и небрежно щелкает официатке пальцами «повтори коктейль. боже, налей уже что-нибудь, да плевать что, граммы порошка сбивают мне блядский градус, и этому придурку что-нибудь тоже, короче, просто по кругу ещё раз всем». Не шампанское — единственное, что уточняет. К столику подлетят, улыбнутся, сразу же поищут короткий, одобряющий, зрительный контакт.

Обычные девочки часто смотрят взглядом «заметь».

Шон иногда замечает. А потом трахает, где придется, по-быстрому, никогда не водит в свои апарты. А что? Потом читает во взгляде живое «you're the one I was waiting for», ухмыляясь в ответ по-блядски. Сквозь наивный взгляд чужой перспективы "по-блядски" звучит, как обаятельно. Всем приятно, когда их замечают. Обаятельно.

Мел водит гладким заостренным кончиком маникюра по его щеке, пытаясь завязать один из бесполезных коммерческих диалогов, в шоубизе всегда всё работает так — вроде бы расслабляешься, но речь все равно о работе. Работа, работа, работа. Неоновая подсветка переходит с темно-синего в фиолет, а приглашенный диджей врубает что-то из my dear melancholy.

— Что думаешь?
Оуэн сует ему телефон под нос. Граймс слегка вмазан, белая подсветка экрана в полутемноте и расслабленном эмбиенте клуба сейчас раздражает и режет глаз. Отодвинет руку.
— Что там?
— Новости. Там новости.
— О нет, убери это от меня, — не можешь наладить свою собственную жизнь, но тебя заботит, что происходит в мире. Ироничное лицемерие и однозначно неебическая переоценка индивидуального уровня себя. Зато, Граймс ухмыляется официантке. Держит ней зрительный контакт под cопливое "Enjoy your privileged life, 'cause I'm not gonna hold you through the night", и когда берет из рук коктейль, а Мел как раз утыкается в его шею, подмигивает, имея в виду неиронично, — детка, запомни этот момент. Придай ему значимости. О, или пофантазируй.
На каких-то пару секунд официанточка начинает верить в себя.

— Граймс, — Мел зовет его так чаще Шона. Сквозь полупьяный голос проскальзывает деловой тон, — мне нравятся твои скулы.
Шон вздохнет — слабо поместить все это в пять слов?

Кадр для моего артхауса, Граймс, не выношу этих всех моделей. Нет, смысл в этом, хотя она сказала не так.

Дружеские контракты, мелкая работа по бартеру, такое он уже видел. Но суть не в этом, ему интересны условия.

Two days max, all inclusive, place of your choice, we'll shot this weekend on Ocean Drive. Nothng to worry about. Звучит хорошо, но в принципе, может лучше.

— Я прямо не знаю, что сказать.
— Можно разобраться с этим до завтра? — Мел смотрит на Шона, тот жмет плечами в ответ. Первое правило выигрышного пиара — если тебе диктуют условия, а ты на них соглашаешься, то ты все проебал.
— За два пропуска на Coachella, или что ты там курируешь. Конечно, вип. И это не всё.
— И где я тебе их сейчас возьму?
— Красивый язык стоит дорого. Граймс строит фирменную ухмылку. Перед глазами — картинка Ло.

Смотрит на пример кадра, набросок в линиях от руки. Визуально — его устраивает. На рисунке лежащая фигура мужского пола, в профиль, (съемка с уровня пола) модель над ним выгибается, заняв позицию сверху. Шону Грймсу профессионально нравится всё, что выглядит горячо.

Cmon, we're in LA. You know what that mean.

Весь мир крутится вокруг секса. Мир шоубиза — тем более. Его часто спрашивают залог успеха, ответ всегда один — скандалы и секс. Всем интересно, кто с кем посрался и кто потрахался. Акты доброй воли широкой публике безразличны. Подачки и морализм — смысл существования тех, кто не крутится в колесе фортуны и это всегда в социальной среде было как-то так. У Шона нет правил жизни, его истины не для всех.

«Иногда просто выходит хуйня» и «карма не существует» задевают обиженных, меньшинства и тех, кого никто так и не понял. But, or u'r same high, or u don't understand.

Мелани нравятся его скулы, а ему нравится язык Ло. Очередной повод скинуть ей месседж, он открывает чат, щурясь от яркости экрана. Так и думал, на цифрах в углу дисплея почти четыре, а она была онлайн 15 мин назад. На Майорке оба ложились в пять — детка, опусти жалюзи, выглядит, как обычный переключатель, только рядом с окном, левее от подоконника. Работает, как окна в тачке, долгое нажатие, и темнота опустится в комнату автоматом, накроет белое постельное, нас двоих. Спасибо, детка. Ты красотка, детка. Выведу языком на твоей G, как только поспим.

Но, момент, скривился от детки. Не, ей не подходит. Детка? Малышка? Не клеится. Соска? Нет, сука. Сука — ей, пожалуй, идет.

Пока щелкает пальцами по приборной панели (джаст хэвинг фан, тут есть автопилот — хочет показать его Лотти), думает о том, насколько фотогеничен её язык. Да, пожалуй, будет выигрышно выглядеть на постере. Потом — на его члене. Под этим предлогом рассмотрит ближе, пускай еще раз. Свобода Л. Векслер ему заходит. Не нужно объяснять, что бывает секс, который просто секс. Что можно трахать нескольких одновременно. Что угрызения совести — не про этот мир. Вкус апероля ему не нравится. Горькая сладость цитруса с солью её кожи — совсем другое.

Первый раз, когда сосала, тоже спросил, какой любит привкус. Не призыв к действию макнуть член в коктейль, просто хотел знать ответ.

Граймс в своих пиздецки непостоянный. Хотя, дайкири заходит ему всегда.

Лотти Векслер заходит тоже. Ready to fight a bit?

ВетмО, не Уэтментс, ебаные французы. Как-то Лотти (до секса) игриво учит его произносить фирменный инвентарь. Шон в ответ смеется, да ладно, Ло. Ив Сен Лоран — они выебываются просто. Это его мнение, её — вопрос особенностей языка. Понятно, понятно, да, да, теперь глянем твои.

Да. Шон запомнил его, как фотогеничный.

А припарковался неаккуратно. Всё равно им двоим скоро отъезжать. 

Лотти, появляясь, залезает в объятия. Граймс чувствует в руках миниатюрное тело, неподконтрольно настраиваясь на секс. Пальцы автоматом оценят нижний край платья, приятная дорогая ткань и идет длина. Еще секунд десять в такой же позе и непроизвольно вырвется "я скучал". Но Векслер отрывается. В поле зрения, помимо неё, возникает Стэн.

Кто такой вообще Стэн?

— Привет, Стэн.
Интересно, как ты его представишь, помимо имени. «это Стэн, и у него апарты на пятнадцатом этаже. а ещё есть коктейли. хочешь коктейль?»

4:15, уговорила. В лифте с задачей вверх, перекинутся парой реплик с её этим Стэном. Шон слегка вмазан, но видит, как тот зажат. Чем ты занимаешься, означает — откуда бабло на эти апарты. Нашел себя в жизни, реализован, сорвал джекпот? Ответы Граймс не запоминает, знакомств на пять минут у него двадцать в день. Зато опускает взгляд через зеркало на верх платья Ло. Ткань очерчивает грудь, как вторая кожа.

— Что будешь пить?
— Не знаю, Стэн, покажи мастер класс. Задержись в домашней барной стойке в карибском стиле подольше. Просто, банально, не подведи. А Лотти Векслер покажет мне вид города с панорамы. Видел столько раз с разных перспектив, завораживает всегда. A fucking little reminder of where you fucking are. Стоит рядом с ней в полутемноте (так свет от города в разы ярче), два черных силуэта, как с постера, на фоне Эл-Эй. Притянул бы сейчас, но не трогать пока горячей. Наклонился поближе, — Если трахаться здесь, стекло отпечатает губы и соски.

Губы и соски на панорамном стекле на фоне города-американской-мечты. Рельеф раскрепощения Ло, кадр зашел бы Мелани, а Шон готов помочь с ракурсом. Процесс и постановка тоже за ним, как и дубли. Один, два, три, с перерывом после каждого на двадцать минут. Ухмыльнулся. Вспомнил, как Ло спросила: сколько раз ты можешь меня трахнуть?

Никогда не обговорили, попал он в её мысленную ставку, или не попал.

Прожектор светит какую-то документальную херь на белую стену. То ли, про Курта Кобейна, то ли про Джоунстаун, то ли документалка про Нэверленд, Граймс не вникает, но вайб смены кадров не отвлекает его от Ло. Себе не изменит, зайдет издалека (никогда не начинает прямо).

— Видела Суинни Тодд? Это от Бёртона, и пошли со мной на диван, — щелкнет пультом управления, — что это за херня? — Стэн принесет красные коктейли в высоком бокале, пахнет чем-то тропическим, на вкус вполне ничего, — что включить? — спросит у Ло, его выбор — врубил бы сейчас премиум порнхаб, видео без звука, под свои треки.

I know you know I need smth from you.

You know I know.

А может я правда просто скучал.

Узнай?

Как дела, Стэн?




[LZ1]ШОН (ШЕЙН) ГРАЙМС, 30 y.o.
profession: PR-агент ★;
hater #1: tons of 'em[/LZ1]

[NIC]Sean Grimes[/NIC]
[STA]the way a nigga speed[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/uyVPDiO.jpg[/AVA]

Отредактировано Ethan Hault (2022-08-22 02:51:12)

+5

4

Она видит Шона и забывает о том, что кто-то ещё был рядом с ней.
Эффект Граймса, как и эффект Векслер: они входят — и затмевают всех.

Все происходит быстро: сначала повиснуть на нем, почувствовать, как пальцы изучают край ткани, после - пройтись своими ноготками по его позвонкам, чтобы, наконец, сделать едва уловимый шаг назад. Немного расстояния, потому что им опасно не быть на расстоянии.
Так горячей.

Ло поворачивается в полоборота, показывает рукой на Стэна,
— Это мой новый приятель.
Пауза. — Очень хотел с тобой познакомиться, — они оба с Шоном прекрасно знают, что теперь Стэн заменяет им мебель.  Симпатичный красивый стол темно-коричневого оттенка. Скучный и бесфактурный, но зато вполне удобный. Или цвета слоновой кости кожаный диван. На таком не потрахаешься, но зато прекрасно сумеешь поспать.

Их обоих это устраивает.
Они оба к этому привыкают.

Шон — с течением лет. Профдеформация. Лотта — по праву своего рождения. Удобно быть дочкой крутого продюсера, потому что можешь не ебаться с обществом. Можно ебать это общество.

У Граймса это сидит в характере. Похуй, что кто-то подумает, главное — что это можно продать.
Под «это» — кого.

(Ей это нравилось)
(А еще, что он, как никто, знал, как доставить ей удовольствие.
Его не нужно было просить)

Из нетипичного: никогда не нужно было оправдываться перед ним.

Ло привыкает к тому, что может закидывать на его колени ноги, что его руки вечно на ее теле, что существуют все остальные вокруг, и отдельно существуют — они, и где-то на их орбите люди присутствуют, чтобы играть симпатичный фон. Не второстепенные, а третьестепенные персонажи. Никак не влияют на суть повествования, ничего из себя не представляют. Они живут, двигаются, что-то делают, но не имеют значения.

Редкие удары тарелок в охуенном трэке на бэке.

Лотта запрокидывает назад голову, прижимаясь всем телом к Шону, пока они повторяют строчки из Blinding lights на концерте Викенда. Он сжимает ей талию, они вместе прыгают в красном неоне, и ей так хорошо, что хочется остаться в этом моменте. Не нужен ни мет, ни экстази, ни кокаин.

(У Шона такой же эффект)

— Ты пойдёшь со мной к Эйбелу? — это могло бы звучать почти как признание, но им не является и пояснений не требует. Он говорит: Say it again.

« Say it again »

Его язык на её шее, перемещается в рот, руки опускаются под платье, он становится ещё ближе — они решают не идти на афтепати и переместиться к нему поскорее в тачку. Даже если это афтепати устраивает сам Тесфайе.
После тачки следует его дом.

Say it again, honey:

— Wanna fuck?
or
— Are crazy enough?
or
— Take me.
and then…
—  Now.
Sometimes with right.

Любимых фраз было много. Все они имели очевидный подтекст.

Ло возвращается обратно, цепляя за собой Шона, в лифте смеётся и спрашивает, почему они не виделись со Стэном раньше. Рука Граймса все еще лежит на ее заднице.
— В какие клубы ты ходишь?
Стэн смотрит на неё, и видит перед собой девочку из Калифорнии, которая спускалась с Голливудских холмов разве что в Беверли Хиллз.   
— Я в них не хожу.

Они переглядываются с Шоном и давят смешок. В клубах проходила вся их жизнь, на концертах проходила их жизнь, за сценой, на огромных площадках, в звукозаписывающих студиях на ряду с певцами, в продюсерском центре — везде, где были свет софитов, музыка, секс.

Когда Граймс отправляет их нового приятеля делать коктейль, Ло усмехается. Они оба смотрят вниз, на открывшийся город, и она готова поспорить: ему бы тоже хотелось сейчас быть не здесь, а где-то в Эл-Эй. И ебучие огромные буквы напротив — ее любимый вид. Не хватает только поющего Дрейка за спиной.

— Неплохой был бы кадр, да? — привычка дробить жизнь на отрывки из фильмов и смотреть, как оно будет выглядеть со стороны. Фотосессии. Мелодии. Биты. Ты не можешь иначе, когда вырастаешь в городе звёзд, потому что начинаешь всё воспринимать за бескрайнее небо.

Потому что все можно купить и все можно продать. И сделать это красиво.

Когда красиво, оно продаётся даже лучше, чем секс.

— Ты бы снял?
Лотта имеет ввиду: ты бы снял, как меня трахаешь, а за окном такой вид? И я прижимаюсь к окну, ты вжимаешься в меня, а шлепки разносятся эхом по огромным полупустым апартаментам, потому что в лучших домах не бывает иначе. И запись была бы немного смазанной, потому что держать меня и камеру одновременно неудобно, а звук иногда бы резал слух, но
ты бы снял меня?
Щелчок. Ракурс сверху, загорелая спина и растрепанные выгоревшие волосы от солнца. Щелчок. Ракурс сбоку, можно увидеть, как ты в меня входишь.

Ответ может быть только да.

Потому что она бы сняла.

Когда Лотти немного к нему повернётся, ее зубы сомкнутся на его щеке, чуть двинутся ниже, а потом оторвутся.

Стэн подаёт им коктейли, она игриво ему улыбается. Будь он чуть интереснее, они бы нашли и занятие поинтереснее, но ни у Шона, ни у Векслер не встаёт на скучных и пресных людей.
Наверное, кто-то другой (кто-то другая, если быть точной) был бы в восторге: умный, забавный и адекватный. Для Ло это практически ничего.

Для Ло это абсолютно мимо кассы, не торкает и не трогает. Не цепляет.

Когда твой мозг привык к лошадиным дозам адреналина, он не воспринимает ничего меньше.

Лотти бы сказала хуже.

Но хуже исключительно в краткосрочной перспективе.

Впрочем, линия горизонта больше одного дня — это уже чересчур.

— Хочешь свозить меня в парк ужасов? — Суини Тодд всплывает очередным сумасшедшим образом Деппа,  темные кадры. Она больше по «Эдварду руки-ножницы» — там вайб дороже и тоньше, но не ей судить.
— Мне не пойдёт Мисс Ловетт, ты же в курсе. 

Она кладёт голову на грудь Шона, закидывая на него свои ноги, им удобно так лежать на диване — Стэн крутится где-то рядом — белая херь на стене ее не привлекает.

(Лотти не говорит ему ни в тот вечер, ни после — попал)

— Похуй. Вруби что-то от Joji, — выбор рандомен.

Добавит:
— Я бы решила, что ты хочешь меня увидеть, но знаю, что все не просто так.

Почти.

Смотрит на Шона и думает: ты скучаешь?
Смотрит и думает: я скучала.

Ничего не скажет, но мурлыкнет ему на ухо, чтобы после укусить мочку.

Она приглашает.

(Смотри на меня)
(Тебе понравится смотреть)

[icon]https://imgur.com/hqpPL4h.png[/icon]

Отредактировано Lottie Vexler (2022-09-08 18:29:25)

+3

5

Wanna fuck? — or

Take me — слышит от Лотти тогда впервые, они на афтерпати MTV Awards, её лицо — капризной, избалованной малышки, а во фразу она не вкладывает ни-че-го. Ничего, кроме: трахнемся.

Тогда, он её ещё изучает. Потом прокатывает. Потом — она пять или шесть раз прокатывает его. И где-то между ними маячит Вэнди, а на седьмой раз он спросит:
В какую игру мы играем? Мы же играем. What's the name of the game so?
Ло ответит, — The game of « do a step then I'll do five »

Шону нравятся дерзкие. Ухмыльнется, наклонит голову, нагло пройдется взглядом по ней.

« you'll feel what I'll do with you through eye contact »

« don't you? »

Шону нравятся похожие на него.

В ту ночь они катаются, слушая музло, по всему Эл-Эй. Катаются-слушают-говорят. Говорят, поймав случайный коннект, больше всего остального. Лотта много смеется, закинув ноги сначала на приборную панель, потом — на него. Ещё позже — на его плечи, но в ту же ночь (на часах 4 a.m). Ночь со вкусом коктейля, драйва, безбашенности и снятого кадра со дорожных камер: Граймс превысил скорость, а Векслер задрала руки вверх и стянула топ. Заплатил потом за него у штрафников по двойному тарифу. И коктейль тогда не запомнил, а вот её соленый вкус — да.

— Ты - лучший трах в моей жизни.
— И скольким ты говоришь это?
— А ты?
— В день?

Их жизнь — кадры «made in hollywood», розовый закат на кабриолете по даунтауновскому Эл-Эй под треки Red Hot. Векслер подпевает «can't stop» (забавно, но стонет громче). Мероприятия, тусовки, афтерпати, встречи и знакомства со знаменитостями. Лотта заходит ещё и тем, что с этим миром знакома с детства. Одна из его бывших увидела Тая Шеридана вживую и начала визжать.
— Блять, представляешь, — поделится с Лоттой, на этот раз ужин в Dorsia, вип-столик и её нога под столом снова на его коленках, белый кроссовок Alexander McQueen в паре метров от них, — она, просто, взяла и начала визжать, как на блядском стадионе под Baby Бибера. Просто начала визжать! Пришлось потом сказать Шеридану, что у неё эти, какие-нибудь, психические срывы. Сейчас все делают вид, что относятся с пониманием, блять, к такому. Боже. Видела бы ты его лицо.

На её смех добавит  — все так идеализируют популярность. Это просто деньги, лоск, секс и сопутствующая грязь.

Смотреть на мир сквозь призму посредственности — удел тех, кому в этой жизни не повезло.

— Почему я записана, как ma bithc ?
— Почему ты схватила мой телефон?
— Почему, Граймс?

Граймс усмехнется, был вмазан, когда она диктовала ему свой номерок. Цифры записал правильно, на буквах пальцы среагировали быстрее. Ему, в итоге, понравилось. Решил, пусть остается так. В ней пальцы отзывались на сигналы бошки в разы лучше. Это она потом сама сказала ему.

Сейчас декорации меняются снова, кадр встает красиво — диван, коктейль "Стэнли", сам Стэнли где-то, нерешительно пытается влезть как-то в разговор, а ещё перед ними панорама Эл-Эй. Можно выйти на воздух, если градус ебнет в бошку. И здесь жарко. Сегодня стиль Граймса — расстегнутые пуговицы рубашки с принтом. Какие-то растения, типа листьев пальм, но видоизменены (пальмы уже не в моде), а по цветам — что-то естественное, но инвертированное (модный термин сейчас), да, да.

Граймс думает — ну давай, Стэнли, вклинься хоть как-то. Это твои апарты, "твоя" малышка, тебе надо как-нибудь себя показать. Ну и что, что я известный? Попробуй. Но Стэнли хз-как-фамилия слишком робок даже сейчас. В таком случае, пусть носит коктейли. На Векслер белый короткий топ и отчетливо проявляющий себя пирсинг на сосках. Охуительный кадр.

Шон Граймс живет сменой этих кадров.

— Где делала? — большой палец очертит низ формы её груди (она присела так рядом), но не пойдет дальше — на растянутую перспективу секса у Граймса встает, — я знаю одно охуенное место. Там тебе сделают эксклюзив, — свозить? Поехали? Хочешь?

На Стэнли не обращает внимания, тому не хватает самооценки, чтоб влиться в их общение натурально. Он себя представлять не умеет. Ну и хуй с ним, со Стэнли. К формальным любезностям Граймс не привык. Слишком много времени тратит, а время — это удовольствие или деньги.

Музыка, звучащая на заднем плане, — нечто из Joji, которое заходит ей.

— Хочешь свозить меня в парк ужасов?
— Это разве не барбершоп?

Граймс растягивает процесс. Стэн делает вид, что его дергают по телефону, кому-то вслух извиняется и уходит на балкон с трубкой под ухом. Шон провожает его похуистичным взглядом, комментирует — хочет быть ноунеймом, пускай будет. Где ты, кстати, его нашла?

— Я бы решила, что ты хочешь меня увидеть, но знаю, что все не просто так.
—  Даже не знаю, почему ты так думаешь, — заулыбается с прищуром, когда Лотти заползет сверху, на его грудь. Они на диване Стэна, в апартах Стэна, пьют коктейль Стэна — им похуй на Стэна.

Граймс запускает руку ей в волосы. Блядь, у него сейчас ласковый, вмазанный настрой.

— Вы похожи на парочку.
— Да мы просто ебемся.
— Ты выглядишь счастливым, блять, рядом с ней.
— Трахаться легче, чем разговаривать.

Да, ласковый настрой. Сжать пальцы над изгибом её коленок с внутренней стороны, развести (всегда кайфовал от этого), посадить сверху, на коленки, дашь мне оценить пирсинг зубами? Сейчас в настрой медленно сосаться, — Твой Joji кончился, я врубаю ебле-трек, — еблетрек просто так. С тобой можно таким делиться. Пятый час утра, Граймс вспоминает, озвучивает, -

— Мне нужен твой фотогеничный язык, — а дальше, понимай, как хочешь. Покажи еще раз?

Лотти Векслер. Девочка из солнечного Эл-Эй.

Ему охота быть в ней.

В ней тоже. Но главное удовольствие, блять, — с ней.

[LZ1]ШОН (ШЕЙН) ГРАЙМС, 30 y.o.
profession: PR-агент ★;
hater #1: tons of 'em[/LZ1]

[NIC]Sean Grimes[/NIC]
[STA]the way a nigga speed[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/uyVPDiO.jpg[/AVA]

Отредактировано Ethan Hault (2022-08-30 15:16:22)

+3

6

Векслер нравятся похожие на неё.

У Жоржа много условностей, которые он прикрывает якобы отсутствием комплексов, в Шоне комплексов нет вообще.

Он просто есть.

(И после того, как они встречаются в первый раз, Векслер думает:
теперь он есть у неё)

Сейчас Лотти движется к Шону ближе и наклоняется. Руки заводит за спину, ногтями ведёт плавно сверху вниз. Ей спокойно и хорошо. Он прикрывает глаза, но она видит, насколько сильно Шон вмазан. Её тянет сосаться.

Медленно. 

Его тоже.

Ло улыбается и дает ему приз.  Ее язык цепляет его резцы, а потом лезет в рот глубже.

И так у них срабатывает каждый раз.

(Рядом с ним ей слишком хорошо, чтобы себя удержать)

Стэнли существует на фоне, но фон никогда не волнует. Пусть существует. Иногда радует. Не мешается. Не отвлекает. Таковы главные к нему условия.

Он их не трогает — сам понимает, что становится неактуальным. Лотти любит умных мальчиков, а потому делает себе пометку: написать ему позже, когда захочется приятно с кем-то еще провести время. Увы, уже не трахаться, это как-то идет мимо него. (Интересно, как?)

Она забирается пальцами в волосы Граймса, перебирает их аккуратно, не торопясь, сама рассказывает ему на ухо, что встретила их нового приятеля в баре.

Ей было скучно. Он подошел. Они поболтали.

Он сказал, что покажет ей красивый вид. (И даже не хуй)
— Ты же понимаешь, мне редко такое говорят.
Шон кивает, его руки у неё на заднице.
— Я не могла не проверить.

Лотти любит все красивое, а особенно, чтобы его было не так уж легко достать — не то, чтобы пришлось добиваться специального разрешения, но час ожидания ради такой картины — тоже для нее многого стоил.

С Граймсом вид становится лучше.

Огромная рекламная вывеска Marlboro отсвечивает на его лицо, и вслед за полоской света она движется по нему языком.

— У тебя новый лосьон? — улыбается, прижмется еще чуть ближе, ладонью проведет по груди. Он изучает её.

— В Эл Эй, решила добавить себе что-то новенькое, нравится? — знает, что нравится, но спрашивает, чтобы повторил вслух. — Обязательно. Поедем завтра?

Чтобы он успел выспаться. Но пошла бы и сегодня, если бы он сказал. Она откидывает назад волосы, собирает в высокий хвост, стянув браслет-фенечку с руки вместо резинки. Теперь оголена шея — Шону нравится ее шея.
(Ей нравится он)

В первый раз такая мысль мелькает у нее, когда они движутся друг к другу в клубе, игнорируя людей вокруг, и ее тянет так, будто нет никого другого.
Ни других вариантов, ни даже возможностей, хочется - к нему.

Она смеется, они перекрикивают музыку, даже в ту ночь не трахаются. Трахаются на следующую, потому что решают рвануть в НЙ, на последнюю выставку Бэнкси. Останавливаются не на Манхэттене - в Бруклине - но и там выбирают лофт куда лучше прочих.
Лотти обещает, что Шону понравится.

Шону и правда нравится.
(Особенно там ее брать)

Лотти ведет его на выставку Уорхола, рассказывает:
— Забавно, ты не находишь? Его фабрика, гребаное фабричное производство, которое он сам признает, стало искусством.
Ей не нравятся картины, но ее вдохновляет феномен.
— Искусство - это только про то, что заставляет тебя содрогнуться.

В их доме всегда было полно различных полотен.

— Тогда почему, и он – тоже искусство?

На Шона не смотрит, но думает: в нем тоже что-то от этого есть.

(Шон для нее - искусство)

Когда как-то она расстраивается, он говорит ей, стягивая с неё платье:
забудь о том, что делает тебе больно, плохо и неприятно. Забудь про всех, кто думает что-то плохое о тебе. Люди не думают часто в принципе. Тем более о хорошем.
Fuck them off.

Его глаза только на ее лице.

А дальше — wanna fuck me?

Вместо ответа — она тянет его к себе.

Лотти вечно ходит в элементах его гардероба — то расстегнутые рубашки поверх тонкой полоски ткани, которую она зовет кроп-топом, то браслеты, то часы, то что-нибудь еще.
Стягивает буквально с него, чтобы после внедрить в собственный look. Скидывает фотки и хвастается.

Потом берет что-то с собой. На Карибах оказывается в его огромной футболке off White -  на ней как девиз всей жизни - everything you like I liked five years ago. Кепка от Баленсы на ней тоже его.

(Ну и кольцо. Держится только на большом пальце. Сейчас она тоже в нем)

Ло крутит его.
Показывает.
— Узнаешь?

Он включает еблетрек, ее руки за его шеей. Они снова ближе.
— What are you going to do next?

И сразу:
— Хочешь запечатлеть его себе в историю жизни? Можешь выбрать любой ракурс из всех.

Она знает, что Граймс правильно ее поймет.

Шёпотом добавляет:
— И не один.

Начинает снизу — ведёт от шеи вверх, по пути прикусывая нежную кожу. Бедрами вжимается в него. Ловит взгляд — улыбается.

Опускается еще ниже: ее губы на уровне его груди. Стэнли в спальне, пальцы Ло расстегивают оставшиеся пуговицы на рубашке. У Шона слегка учащается дыхание. Он смотрит на нее сквозь прикрытые веки.

Лотта пытается не улыбаться, но опять не может сдержаться.

Ей хочется его, но не хочется здесь.

У нее размазывается зрачок, когда она возвращается к его губам, и целует его глубоко, долго, жадно. Целует, вжимаясь всем телом.

Они засыпают под утро, на улице уже давно за пять. Он отрубится первым, и единственное, что она сделает - закроет шторы, чтобы солнце не помешало. А после распластается рядом с ним.

х х х

Лотти просыпается в десять. Ее ждет записка от Стэнли: «я на работе. Дверь закроется автоматически, вас проведут. Спасибо за вечер».

Рядом будут стоять цветы. Розовые пионы ярким пятном отсвечивают на его белой стене. Она довольно кивнет. Насладится ими потом.

Ей нужно в душ.

Скидывает все шмотки по пути. Остается в одном кольце и с бриллиантовым крестом на шее.
(Этот крестик будет биться о стенки душевой в такт толчкам)

Она выходит, Граймс открывает глаза.

Ло опирается на дверной косяк.

— Я не говорила, что не люблю принимать душ одна?

[icon]https://imgur.com/hqpPL4h.png[/icon]

Отредактировано Lottie Vexler (2022-09-08 18:28:58)

+3

7

Первое, что видит Граймс, проснувшись, это экран смартфона. Экран смартфона — коротко, 36 пропущенных, больше сотки непрочитанных сообщений, вздохнет (глубокий выход) заебанно, вместо рабочей херни встретит голос Ло. Задержится на красивой картинке. На теле Векслер из всей одежды — пирсинг на сосках и его кольцо на большом пальце. Её уверенный взгляд погладит в ответ своим. И когда Ло исчезнет, коротко мелькнув задницей, и после дверного щелчка послышится шум воды, он встает.

Дальше — кнопка жалюзи. Автоматические (в этих апартах не могло быть других). Бесшумно и плавно поползут вверх, открывая вид на ранний, залитый солнцем Эл-Эй. В перспективе — викенд на Оушен Драйв в Майами, пара компрометирующих кадров с языком Векслер в объективе экрана (вчера вмазался, а потом на неё отвлекся, так ей это и не сказал), но, ммм, да плевать, сообщит сейчас в душе. Вежливо будет дать ей пару минут для себя, прежде чем зайти.

Лотти-Лотти-Лотти. Лотти Векслер, согласно ему, идет пирсинг в сосках. Он бы голоснул за ещё один, траекторией ниже, посередине. Было бы в её свободолюбивом духе. Черт, да, ей бы подошло.

Мысли отсчитывают эту пару минут. Минута раз — расслабленно щелкнуть панорамным окном, городской воздух встретит сначала прищур. Затем сменится намеком на ухмылку, перейдет в тон «should have known» и «yeah, surely fucking should». Минута два — Граймс смотрит на оживленный, never-sleeping Эл-Эй с высоты птичьего полета, сверху вниз, довольный собой, без высокомерия. Won this life — проскочит мысль, сейчас пойдет брать утренний приз.

— Won this life.
— You sure you wanna this like a tattoo?
— I want. Why you asking?
— Why need a bloody text to, hm, fuck, to remember it? What's next? Name of every girl you're fucked?

До сих пор на Граймсе ни одной татуировки так и нет. Фраза отпечаталась на подкорке, оставшись в моменте. Так и есть, как, блять, можно забыть?

Прошлая ночь смазалась раскадровкой с его персональным вайбом — випка в Оазисе, два часа рабочего телефонного разговора, схему той модельке так и не смог объяснить. Несколько предложений закинуться, — «не, нужна ясность ума», но сдался на последнем, начал обсуждать с Мелани нюансы моделинга, затем её праздное «выберешь мне коктейль?» а потом она вспомнила: точно, Шон, боже мой, мне нужны красивые скулы. Мне срочно нужны красивые скулы, Шон. И женский язык. Отлично, теперь этот язык ему нужен тоже. Идет по коридору, краем слуха цепляя приглушенный шум воды.

«Я не говорила, что не люблю принимать душ одна?» — её мелькнувшее в дверном проеме тело картинкой перед глазами. Картинку сейчас нужно обновить.

Граймс зайдет молча, без своей фирменной ухмылки, спокойно закроет за собой дверь. Этот его взгляд Лотти хорошо знает, он смотрит так, когда ставит перед собой какую-то цель. Сосредотачивается непосредственно на достижении цели, посредством процесса. Сейчас — короткий зрительный контакт с Ло, её глаза саркастично блеснут как «уже пришел?», а пока она мокнет, Граймс стягивает рубашку через голову, скидывает на пол и расстегивает штаны.

Перед тем, как зайти к ней в душ, ставит плейлист на ритмичные треки. Врубится что-то рандомное, да похуй, что.

Что ты там говорила?
Лотта?
Не любишь принимать душ одна?

Я вижу процесс.

Блядь, напор душа неприятно намочит волосы, Граймс тряхнет головой, наощупь переводя режим в самый верхний «дождь». Интенсивная стена теплой воды из града больших капель, по ощущениям — охуенно; зажмурится, шаг вперед и пирсинг в её сосках царапнет грудь. Лотти Векслер, опустил руку, коснется члена. Прижал бы сейчас к стенке душевой, отвечая на то ли риторический, то ли немой, то ли игривый вопрос: «да-да, Лотта, это все ещё утренний стояк». Но проблемка такая — говорить не тянет, в глазах животная похоть, а в её — плещется едва уловимая провокация в ответ, желание трахнуть Ло перекрывает всё остальное.

Вчера тянуло вмазаться и сосаться. Трогать, гладить, сжимать пальцы, открывать рот, пока она облизывает язык.

Сейчас Граймса тянет в «доброе утро».

Трек задает ритм на фоне, отдается эхом от высоких потолков и незаполненного всяким хламом пространства. А Стэнли хорош, записка была мила. Достойно — стоит подумать.

Стэнли на что-то рассчитывал, но вышло так, что ебать Лотту в душе будет Шон Граймс.

«So I'ma care for you, you, you» — вжимает Векслер в стенку, чтобы наклонить лицо к ней, сдвинув в сторону от стенки дождя из душа. Её нагретое, влажное тело вплотную к его. Прозрачные перегородки — это охуенно, через одну из них можно смотреться в зеркало, пока пар не заставил стекло запотеть. «So I'ma care for you, you, you» — опять эта строчка. Все ещё эта песня? Граймс не любит растягивать утром. Все куда проще — проснуться, дать Векслер пару минут, зайти следом, раздеться и начать трахать. Молча, последовательно, без разговоров. Утренний секс — это просто процесс. Иногда тянет нежней, медленней и её сверху, а сейчас тянет так.

А наклонился не чтоб предварительно пососаться. Да, babe, я хочу твои руки на своей шее. Ты все поняла правильно. А ещё, в их дружбе вопрос резинок давно решен.

(и другие многие тоже)

Весь мир открыт тебе, когда ты открыт миру. Граймс раздвигает ноги Ло, держа вес её тела (зажата сейчас между ним и вертикальным холодом стены, потом нагреется от воды и трения между ними) и сейчас, она открывается перед ним. Пригласила его в душ. Блять, хорошо.

Что ж, приглашение принимает. Так же, как Лотти примет сейчас его.

«You're always worth it (You're always worth it)» — всё ещё Викенд, блять. Она обхватит его бедра ногами, Граймс входит сразу, вмазавшись в неё одним глубоким толчком. Минус позы — не разогнаться в скорости, из плюсов — в кардио спринт сейчас и не тянет, в настрое медленно и интенсивно её оттрахать. Из плюсов — член входит полностью в этой позе.
Из плюсов — её стоны тоже расходятся эхом.
Из плюсов — Граймсу охуеть как нравится сейчас ритм.

Ещё из плюсов — полностью контролировать ширину её раздвинутых ног.

Стена из воды проходится по его левому плечу, капли отлетают от кожи куда придется. Толчок, толчок, толчок. Блядь, тянет выходить в разы медленней, чем толкаться. Толкаться заходит, вжимаясь в неё до яиц, и после этого, ещё раз, внутри, сильнее.

В зеркале напротив Векслер должна видеть его спину, напряжение в поперечных мышцах с каждым толчком и своё лицо.

В нашей истории было мало зеркал, Лотта, нравится смотреть, как тебя ебут?

Каждый раз, когда её мышцы сокращаются, она сжимает его сильней.

Блять. Fuck.

Держа на весу, легко управлять. Граймс выдыхает резко и шумно, теперь его ведет возникший резко порыв. Для эффекта нужно переместиться левее, расстояние в шаг, под стену воды (широкая душевая лейка покроет весь радиус совместного их пространства). Прижмет Лотту сильней к стене. От следов пальцев на бедрах завтра проявятся следы (his not a fan but it's not the first time, just happening) а вообще:

Её соски все ещё царапают грудь. Только ритм нарастает. И стонов тоже. Вообще:

Лицо Лотты под водой.

Говорят, когда не можешь вдохнуть, оргазм накрывает ярче.

Babe, you wanna try?

You coming first.

[LZ1]ШОН (ШЕЙН) ГРАЙМС, 30 y.o.
profession: PR-агент ★;
hater #1: tons of 'em[/LZ1]

[NIC]Sean Grimes[/NIC]
[STA]the way a nigga speed[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/uyVPDiO.jpg[/AVA]

+3

8

Сначала его губы оказываются на ее лице, а потом он весь — в ней.

Лотти смотрит на него, вошедшего в комнату, через стеклянную дверь душа. Капли воды стекают по телу и бьются шумно о плитку. Он — снимает штаны.

Рубашка отброшена в сторону. Шон заходит к ней. Она любуется качеством его тела и мышцами на руках.

Ему понадобилось три минуты, чтобы прийти.

Теперь он идёт к ней.

Без ухмылки. И без улыбки. Ее губы расплываются в сторону. У него есть цель.

Лотти поднимается на носочки, чтобы достать до его лица, обвивает руки вокруг его шеи, он подтягивает ее к себе, и их языки сплетаются.

Ей блять уже хорошо.

Ноги раздвигает шире (Шон раздвигает их шире), а потом он входит в неё.

Ло выхрипывает yes судорожно и сдавленно, сильно впивается ему в плечи, сжимает кожу и притягивает к себе.
Выхрипывает, податливо прижимаясь, царапает его грудь своим пирсингом, улыбается, и улыбка мажется, размазывается по  его лицу следом, потому что только оторвавшись, она снова целует его.

Ещё раз. И ещё.

Ло обкусывает ему щеки, слизывает воду, простанывает все громче.

Если запрокинуть назад голову и упереться ей в стенку, то можно подставить под его зубы шею. Ладонью упереться следом о нее, чтобы сократить ещё расстояние между ними.

Он входит в неё на всю длину, и она ощущает каждый толчок внутри. Точки g не существует, но у неё есть вариант лучше — Шон Граймс.

Сегодня ей не нужно настраиваться рядом с ним. Не нужны поцелуи, прикосновения, ласки.  Хватило этого вчера вечером-ночью, хватило его затуманенного взгляда и отражающегося собственного лица в его зрачках; сегодня ей хотелось только его.
Сейчас.

Как можно больше. Жаднее. И глубже.

— Fucking Sean…
Языком проведёт за ухом, ногти режут его предплечья. Она смотрит на него, он накрывает ее всю — слишком большая разница в росте — стоны становятся громче шума воды. 

Вчера вечером было хорошо — ощущать его поцелуи на себе, но сейчас — было гораздо лучше.

Шону Граймсу очень, сука, идёт быть в ней.

Сжимает ее сильнее, его руки на ее заднице, он держит ее, иначе она упадёт. Ло ему улыбается, блять, все время улыбается. Когда кусает, когда простанывает, когда бьется о кафельную плитку стены. На нем ни одной татуировки, у него чистое тело, на Лотти их больше шести разбросанных штук.

Их глаза снова встречаются, прежде чем она почувствует, как его пальцы жёстче врезаются в ее кожу, и в ее голове мелькает, что она набьёт себе ещё одну.

No names. Only feelings.

She says:
i’m gonna be your desire.
(and you are gonna be mine)

She says:
your marks will beautify me.

She says:
it suits me.
You are for me.

And then you will find on her collarbones one little word —
d e s i r e.

(This mark is for you)

(You will love it in her twenty-five)
(She will love you)

Она видит их отражение в зеркале, ее кроет от картины его спины и плеч. Кроет от того, как на бледной коже проступают ее красные следы от ногтей. Вскрики становятся громче. Она задирает вверх голову. Ей не нужен ни Стэнли, ни кто-то ещё, когда появляется Шон.

Появляйся чаще.

Сука.

Его спина фотогеничнее ее языка.

Сука.

На его спине  ее язык смотрелся бы ещё лучше.

От каждого толчка разряд по всему телу, разряд и по его. Он движется поступательно, в одном ритме, он её берёт. Уводит их влево, они оказываются под водой полностью, Ло подставляет лицо струям и простанывает, давится водой, но просит ещё.
Ещё расходится по всей душевой. Ещё отзывается в его губах. Ещё она шепчет ему на ухо, в его шею, захлебываясь, но не останавливается.

Ещё. Ещё. Ещё.

Чем больше нарастает напор, тем ближе она себя к нему ощущает.

Мокрые пятна на запотевшем зеркале сзади расплываются перед глазами, все становится одной точкой.

Шон Граймс.
Блять.

Она вскрикивает, когда гул затмевает все. Нет ни душевой, ни апартаментов, ни самого Стэнли, ни Лос-Анджелеса, ни воды - ничего. Только Шон.

Содрогается на нем, протяжно стонет и выдыхает ему тяжело в рот.

Ее берет крупная дрожь, переходящая в мелкую, и Ло чувствует, как инстинктивно он продолжает двигаться в ней. Шепчет ему тихо «не останавливайся».

He has to come after her.

И ей нравится, когда он кончает в нее.

Give me fucking more.

Спустя тридцать минут Векслер выйдет из душа, тряся волосами. Будет промачивать их полотенцем и посмотрит на себя в зеркало в полный рост. Сзади неё Граймс, и ей, блять, и правда нравилась их разница в росте.

Ей всё в нем нравилось.

– Кажется, нам пора оставить одного Стэнли, — ее язык снова прогуливается по его щеке, она поправляет его влажные волосы. Потом возвращается в гостиную, чтобы собрать свою одежду.

Ло одевается медленно. Следит за движениями Шона, пока он занимается тем же. Ей нравятся его руки. И плечи. И он сам.

— Что ты там говорил вчера? — натягивает на себя топ, следом шорты. Улыбается. — Прости, я была так занята, что невнимательно слушала.

Жизнь выглядит охуенной, когда больше никому ничего не должен, и каждый день можно просто быть.

Охуенной, когда у тебя больше ничего не болит внутри. Охуенной, когда тебе не нужно больше ни перед кем оправдываться.

Won this life, Grimes.
With you.

[icon]https://imgur.com/hqpPL4h.png[/icon]

Отредактировано Lottie Vexler (2022-09-19 17:20:02)

+3

9

[LZ1]ШОН (ШЕЙН) ГРАЙМС, 30 y.o.
profession: PR-агент ★;
hater #1: tons of 'em[/LZ1][NIC]Sean Grimes[/NIC][STA]the way a nigga speed[/STA][AVA]https://i.imgur.com/uyVPDiO.jpg[/AVA]

Thaaat fucking Lottie Vexler. Or no —

He fucks Lottie Vexler.

Граймс крайне редко задумывается о жизни. Не о жизни — о последовательности событий в ней. Его раскадровка дня состоит из наброска примерных планов, как складывается по факту — покажет концовка ленты. Граймс открыт случайностям и многие из них — ведут к ней.

Тело Векслер отзывается ему сильнее с каждым толчком.

Ло, детка (отучишь от детки), как ты здесь оказалась?

Что ты делаешь здесь?

Эффект не принес должного результата, Лотти Векслер, вместо того, чтоб не дышать, глотает воду сквозь стоны, — сука. Вот сука. Лотти-громкая-сука-Векслер, он зря надеялся, что её что-нибудь заткнет (даже во имя её оргазма). Ухмыльнуться в теплом граде дождя (смоет эту ухмылку), сдвинуть Лотти обратно, держать на весу, сжав пальцы под внутренней стороной колен. Ощущать её сжатые ноги на своих бедрах. Пальцы — на шеё. Язык — во рту.

Стони мне в рот.

На стеклянной стенке душа отпечаталась её задница. Сначала отчетливым следом, после стерлась в толчках. То, что ебались здесь - заметно всё равно. Сотрется в остывшей комнате после них и всплывет обратно с горячим паром, будет очередь Стэна заценить вид. Красиво? Красиво сейчас. Граймс ухмыляется ещё раз, тянет вмазаться пальцами в мокрые пряди Ло, подставить плечо под след от зубов, когда она с ним кончает. Иногда они трахаются, и его тянет держать подольше, замедлиться после первого и медленно трахать, пока не кончит второй. В процессе ей что-то говорить. Сейчас — это быстрый, почти дружеский, утренний (доброе утро) перепихон.
Шум воды не перекрывает ебанный телефон. Один звонок за другим дистанцией в пару комнат. Граймс думает — мерзкий саунд.
Еще минута вне мыслей о работе.

Опустит руки, поставит Векслер ногами на мокрый черный мрамор под напор душа, развернет к себе лопатками (Стэн к ночи оценит и следы её рук тоже на стекле), притянет бедра к себе и войдет ещё раз, развернул задницей — чтоб кончить на вид. И внутрь.

Их дружба давно уже без резинок. Дружба — say it again. Been like:

— Did you ever think what do we both have in common?
— Apart from people all the time asking how long have we been fucking each other?
— Huh, right.
— Huh.

Они тогда курят травку gorilla glue в его фиолетовой (сэллер назвала оттенок каким-то модным словом) тачке без верха, мимо едут копы и Векслер машет им рукой, заливаясь смехом. Граймс тогда спросит с улыбкой пошлого интереса, — тебе нрав в униформе или что-то в этом роде?
— Что-то в этом роде, — ответит Ло.

Есть один. В униформе.

Копы на её смех и выкрик салютуют в ответ, помоложе с энтузиазмом, второй — проигнорит, заебанно. Солнце блеснет от его очков, а рубашка Шона — под цвет машины. Лотти в полоске топа сверху и полоске юбки снизу. Сзади на обивке сидения лежит полоска её белья. Полоска кокса будет позже на золотистой AmEx с гравировкой s-e-a-n g-r-i-m-e-s. 
Слегка вмазанный, Граймс начнет объяснять ей, что "дружба" это красивое название меркантильности. Ты с человеком, потому что тебе что-то от него надо. Связи, комплименты, внимание, компания, секс. Не более, чем закрытие второстепенных потребностей (когда базовые уже закрыты). Лотти как будто совсем не слушает его.

— Ok, let's take you. What do you need?
Лотти не слушает. Перебирает в пальцах звенья его цепочки. Потом делает затяжку, красиво выпуская дым (сквозь дымку видно ограждение феста, проспонсированное её отцом, а биты с шоу отдаются вибрацией через салон тачки). Травка охуенно вставляет. Перед тем, как Лотти засовывает язык ему в рот, он успевает спросить ещё раз:

— So, what do you need?

Ответ узнает через пять лет. А в моменте — важны только инстинкты.

Шампунь Стэна из какого-то лимитированного мерча (Граймс любит рекомендовать звездам такое. лишь бы сам продукт не был полной хуйней. да и лишь бы не часто). Скажет Лотти "контакт с кумиром", наклоняясь над ней, случайно загораживая собой водяной напор. Сейчас, после секса, оценит пирсинг. Последовательность — взгляд — сожмет сосок между пальцами, тактильно понравится, — мысленно запишет на потом последовательность — язык.
То местечко, которое думал, должно понравиться.

Забьет в гугле после в гостиной, когда оденутся. На нем брендовая рубашка в псевдо-гавайском стиле, черная, с крупным принтом белых цветов в японском минимализме. Граймс не застегивает её до конца, решает оставить открытой грудь. Вид на Эл-Эй в оттенках секса ещё охуенней, чем был с утра. Won this life — say it again.

На вопрос Лотти ответит, смахивая пальцем тридцатое уведомление. Три папки, срочное / разобраться сегодня / вписать в планы. Хотел добавить отдел "похуй", но клиенты часто видят экран, — Что у тебя с викендом, babe? Не Эйбелом. Хочешь со мной на Оушен Драйв?

Пролистнет свои вчерашние сторис, обведенные зеленым кружком "для друзей". После кадров тусовки пойдет черный экран с белым текстом всравшейся в тот момент философской мысли. Охуенный вброс — так ему показалось. Даже не выбрал интересный шрифт.

«are we friends
because we fuck
or are we fucking
because friends»

В дороге спросит у Ло.

И ответит Мэл утвердительно на её вопрос, нашел ли он фотогеничный язык. Мелани ещё спросит: проверял сам? Получит от Граймса: sure.
В переписках по работе он сам серьёзность. В подходе к работе это серьезность, пропущенная через личностный подход и креатив.

С Лотти он расслаблен. По-настоящему.

— When will you have a vacation?
— Don't need one. You — are — mine.

— Мне нужен кадр. Хочешь попасть на билборд? — громко сказано, но в затравки потише Граймс не умеет. Пока что им согласован флагмэнский принт на всю стену какого-то бренда Мел. Бля, да он не особо слушал. Пока выворачивает на автотрассу, второй рукой листает в сохраненных пример. Девочка сверху, эффектно падают волосы, его скула, приоткрытый рот, закрытые глаза. Её фотогеничный язык.

— Like this.

Подает экран Ло, палец неосознанно смахивает картинку. Следующий в галерее идет порно-кадр. Это Граймс пропускает, концентрируясь на дороге. Зато, задумчиво комментирует.

— Ты будешь классно смотреться в предложенном ракурсе.

Вместе со мной. Ну так что?

We have all Miami waiting for us.

For you on that picture.

Promised a billboard.

*кадр специально не описал, оставил тебе на откуп, детк (бери попошлее)

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » I'm in the Spyder Porsche cruisin' down the street


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно