полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » feel so right doing the wrong thing


feel so right doing the wrong thing

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/PaAxwxz.gif

https://i.imgur.com/lBmAFlM.gif

Sydney & Chase
Meet me at Avalon Hollywood Club
They say we are a couple
10.10.2020

https://i.imgur.com/zeIQLbX.gif

Отредактировано Chase Parker (2022-09-26 04:51:20)

+3

2

Есть люди, которым нравится размеренная жизнь в тихом спальном районе, где самым большим отрицательным фактором является отсутствие достаточного количества парковочных мест. Дети ходят в школы с сотней кружков, у родителей офисная работа. Эти люди – не Сидни Дюбуа. Сид ненавидит шум города, но любит громкую музыку в клубе; не любит большие скопления народа, но всегда оказывается в самом центре.

Парадоксальность её существования не знает предела.

Сегодняшний вечер встречает очередным потоком людей, которым она не рада. Сидни не улыбается тем, кто даже визуально ей не нравятся. закатывает глаза словно это её любимое времяпровождение. Её дико раздражают тупые люди, которые считают, что крепче красного мальрборо с ними ничего не случится, а амфетамин просто дает заряд энергии. 

На неё, скорее всего, смотрят примерно так же.

У Дюбуа длинные ноги, улыбка уголками губ и немой вопрос в глазах: что я, блять, в этом зоопарке забыла? Вряд ли её лицо кричит: айкью выше твоего и всей твоей семьи. Сидни, на самом деле, очень умная и невыносимо сильно любит читать классику, но это не тот образ, который приносит бабки. Поэтому vogue спрашивает у неё: что такое любовь? тебе кто-нибудь нравится? какой крем ты используешь перед сном?

И когда она успела дойти до того, что сотням тысяч интереснее узнать кто завсегдатый меж её ног, нежели какую книгу она читала последней.

Посторонний Альбера Камю, кстати.

Какие-то непонятные люди улыбаются размазано, пока Сидни опрокидывает в себя очередную стопку текилы и слизывает соль с чужих пальцев. Она не считает алкоголь, но точно знает, что когда охранник Марк становится симпатичным – пора делать ноги. пройденный этап – три из десяти и те только за лицо, в остальном, такое себе, конечно, удовольствие.

Чёрт, простите, никакого, блять, удовольствия.   

- Сидни, что ты делаешь завтра? – бровь изогнута: в каком смысле? Для Дюбуа завтра слишком далеко, чтобы заведомо думать о том, что случится. Ей бы эту ночь прожить и не выпилиться. Учитывая, что на третьей стопке её ещё не клинит, печень быстро привыкает к количеству выпитого.

На низкий стол раз за разом опускаются коктейли, все от каких-то невнятных людей вокруг. С очередным подносом остается салфетка, на которой кривым почерком выведен номер телефона. Сид осматривается, какой-то брюнет машет за соседним столиком, в свете софитов ему можно дать пять [оценку, не раз].

- Хочешь, забирай, - Дюбуа небрежно бросает клочок бумаги малознакомой девушке по правую руку от себя. – Это вон тот, слева. – Кивает в сторону мужчины, шатенка взглядом следом не поспевает, она на своей второй дозе за вечер. Сидни закатывает глаза, fucking amateurs.

Басы отбивают какой-то незнакомый трек, диджей сегодня такой себе, у Сидни настроение сегодня песни Викенда выкрикивать, дабы по утру от голоса осталось ровно нихуя. У каждой уважающей себя женщины должно быть маленькое чёрное платье, но какое – никто тебе не скажет. У Дюбуа их куча, одно из них отвратительно короткое, с разрезом справа, сейчас на ней.

Lucky one, с ним рука об руку ходят бесплатные коктейли. Не то чтобы у Сид с финансами проблема была, вовсе нет, просто порой [читай: всегда] чертовски приятен сам факт, что тебе что-то готовы купить на третьем слове. Жаль очередную порцию алкоголя, а не туфли.

Сидни очень любит красивые туфли.

- Я сейчас, - вряд ли её услышат, даже если проорать на ухо, хаотичная мелодия какофонией пробирает по кончикам пальцев. Чертов четверг задался совсем не таким, как хотелось. За ней цепляется какой-то парень, кажется, это его пальцы облизывала семь минут назад. Doesn’t matter really. Отмахивается, мол, хочешь – иди, но я тебя не знаю.

Сидни не переносит плотного дыма сигарет в помещениях, поэтому избегает курилок. Курит свои тонкие с ментолом на улице, косой взгляд бросая на нескончаемую очередь на входе. Марк улыбается и зависает в её стороне, надеется, что она всё-таки в этот раз ему даст. Спойлер: нет. одна затяжка, две, Дюбуа едва различает запах собственного парфюма в дымке.

- Не начинай. – Короткое и резкое, как же он её заебал; нет, она не поедет к нему. Сид не помнит его имени, вряд ли вообще вслушивалась, когда он представлялся. Возможно, когда стадия опьянения достигнет своего пика, она у него спросит: кто ты вообще такой? Но, это будет позже или не будет вообще. Сейчас она мимо такта басов отстукивает каблуками по полу, пока неизвестный тянется за ней.

Восхищенные вздохи раздаются слишком близко, чтобы их игнорировать. Понятие личное пространство, в Голливуде, мало кому знакомо. Дюбуа хмурится, что, блять, опять происходит? Чей-то визг раздается прямо над ухом и, если бы не две полоски в нос, в туалете ранее, она обязательно бы выписала кому-то по роже, но реакция только восстанавливается. Взглядом по людям вокруг – тщетно; помогает только проследить куда смотрит какая-то левая баба, что сейчас за её плечо хваталась, словно они делили в детстве песочницу.

Сидни в жизни делилась только с Лотти.

- Изаму, - кривая ухмылка на губах, Сидни Чейса не видела чёрт знает сколько. – Ну надо же, - где-то мешается надменность и чужой шумный выдох. Возможно, не стоило бросаться псевдонимом вблизи баб, что на пятой букве готовы течь Ниагарой. Сидни в семнадцать была одной из них, теперь может поднять бокал без дрожи в руках, остальное осталось тем же.

Своего рода upgrade.

- Неожиданно, и в честь чего твое появление? - Хотелось, конечно, сказать: что ты тут вообще забыл? Лос Анджелес любит красивых и важных людей; Чейс входил в их категорию. И всё же, не столь часто их сталкивало в пределах города, после того, как их с Лотти общение сошло на «нет». Дюбуа не задает лишних вопросов, если нет – значит, так было нужно обоим. Мысленно отмахивается, в этой ублюдской жизни нет ничего важного в принципе.

Ладони опускает на мужские плечи, короткое касание ядовито-красными губами к щеке, отпечатком напоминание о себе оставляя на ближайшие три минуты. Сидни сожрут на ужин социальные пираньи, но плевать в лицо – её хобби. Дюбуа привыкла не нравиться людям примерно столько же, сколько привыкла им нравиться.

В последний учебный год девочки пиздили её одежду из раздевалки и вместо того, чтобы захлебываться слезами, Сидни вызванивала парня какой-то самопровозглашенной queen b. Отсос за трибунами в то время творил чудеса – вот у неё уже мужские шорты на до черта размеров больше и футболка с его фамилией во всю спину.

Сидни Дюбуа та ещё сука с пятнадцати.

Отредактировано Sydney Dubois (2022-08-31 20:38:38)

+4

3

P-Lo - Put Me On Somethin'

Свет. Блик. Темнота. Неон. Поворот. Снова свет.

Их заносит на одну сторону длинного белого лимузина, что еле вписался в поворот; тела падают друг на друга с громким смехом и оханьем, затем звон стаканов о боковые стекла и чуть влажные ладони хватающиеся за дорогие шмотки в попытках подняться с пола салона; по итогу - лишь оставленные мокрые пятна - но всем так похуй. Горящие светом многоэтажки сменяются одна за одной, водитель гонит по объездным переулочкам, то и дело влетая на кочки. Бухло расплескивается по кожаному черному салону, но зато ловко объезжают пробку, meh.
Они опаздывают, сто пятьдесят баксов в час - гарант кротчайшего маршрута и лучшего знатока shortcuts, хотя разве Изаму может опоздать?

Тачку разрывает от скользящих от стенки к стенке басов, выдыхающихся на улицу через приоткрытые окна вместе с парами дыма от вейпов. Девчонки у светофора начинают танцевать, подпевая, кажется, его последний трек - switch the drama - не знал разве что ленивый. Их короткие юбки скользят по бедрам вверх, ouch. Они бы тоже хотели попасть в это лимо, даже не заглядывая за тонированные стекла итак понятно – там мясо.

- Высунься, broh.
Похлопывание по спине, как раз в тот момент, как Чейс раскручивает висящую на шее побрякушку. Кончик кулона в виде маленькой ложки зачерпывает кристально белый порошок из узкого цилиндра, отправляя прямиком в нос и оставляя горький след на горле, мгновенно смываемый ядреным виски-кола и громким: бррр. Бодрит.

Чейс не спрашивает зачем.
Его настроение из просто приподнятого эпатирует на уровень бога за 0,000001 секунду.
Стекло с легким скрипом тащится вниз, и уже через мгновенье на улице раздается крик и радостный визг. Все сразу кидаются к тачке и лезут обниматься, достают телефоны для селфи и видео. Чейс обнимает их за плечи под гогот друзей, целует одну в щеку, вторую не успевает - машина сзади здорово дает по клаксону в нескончаемом разрыве перепонок, перекрикивая даже их музыку. Ебаный завистливый мудак. Чейс машет рукой во все еще снимающую камеру и крича:
- Приходите сегодня в Авалон! Хеннеси рулит!
Лица немного тускнеют, ведь Авалон - not for everyone.

Авалон сверкает неоном, стоит только двери приоткрыться, Чейс видит это из все еще опущенного окна, не торопясь выходить. Сначала его друзья, расчищая дорогу, приглядываясь есть ли кто-то цепкий в очереди, чтобы пригласить к ним на тусовку и выебать после - only if they want, разумеется. Чейс тоже рассматривает, с легким интересом, но больше от скуки, пока на лицо не попадается знакомое лицо.

На неясном даже для самого себя энтузиазме, он перелезает через друзей, под громкое "эээй", заныривая обратно и ставя стакан на небольшой столик, разводя руки в стороны, мол, мерси и sorry no sorry.

Они пересекаются глазами даже слишком быстро - no games - или это не про них? Чейс надеялся сделать сюрприз, но Сид наблюдает за ним - также, как и он за ней, s-l-o-w. Мажущим взглядом по точенной фигуре и сочным губам, обхватившим сигарету. Широкий шаг. Локоны падают назад, открывая вид на тонкую шею. Еще один. Взгляд опускается по разрезу у бедра, чтобы вниз до тонкой шпильки. Они не виделись? Ну, сколько-то.

- И я рад тебя видеть, Сидни.
Легкая ухмылка, одна рука на талию, опоясывающим движением, чтобы прижать к себе. Не сильно по-светски, но они ведь вроде...друзья?
Чейс на секунду думает о Лотти, их некогда существующем трио, но быстро обрывает себя, заглядывая в декольте напротив, нисколько не стесняясь. Во-первых, прошлое - это где-то там, а Сид - где-то здесь. А во-вторых, когда Сидни успела вырасти? Конечно, горячие фото в инстаграмм мелькали тут и там, но для него - мишура и фейк, но сейчас. Она перед ним настоящая и слишком. Слишком too much.

- Работа. - Беззаботно пожимает плечами, оглядываясь через плечо. Дэни стучит пальцем по ролексам на руке, и даже в темноте можно разглядеть, как тот хмурится. Чейс цокает, мотая головой, мол, одна минута, и вновь оборачивается к Сид, прилипая глазами.

- Ты тут одна? - Взгляд уходит куда-то по диагонали вправо, чтобы встретиться с парнем, рассматривающим его с недовольным презрением. Чейс бы мог послать ему ответный, но нахуя? So needy.

- Пойдем с нами. - Не спрашивает. Не предлагает. Действует.
Пальцами перехватывает почти докуренную сигарету, чтобы бросить на асфальт и потушить новенькими лимитированными джорданами. Его пальцы тут же обхватывают чужую ладонь, не сильно, но ощутимо, чтобы потянуть на себя, а затем за собой. И это ощущается немного странно.

Он успевает отбить несколько ладоней, находу посветить ебальником в чужие телефоны и трансляции. Вау, ну теперь сплетни о том, что они с Сид встречаются - обеспечены, ведь руку Чейс так и не разжал, до самого лифта, хотя им всего лишь на второй.
Дэни уже там, здоровается и не нуждается в представлении, поправляет бриллиантовую накладку за свои зубы, напевая что-то под нос.
- Максимальный OG.

В их просторной вип-комнате огромные окна в сторону города и танцпола; на низком зеркальном столе уже ждут суши и фрукты, а на темно-красные диванах сидят знакомые лица, вытянув длинные ноги, обрамленные ну уж слишком мини платьями. Подскакивают слишком быстро, облепляя, как пчелы улей, в поисках порции персонального "hello".

- Что это? - Чужие пальцы надавливают на щеку, Чейс чуть хмурясь приподнимает брови, через мгновенье понимая.
- Ну да.
След от помады стерт слишком остервенело и ревностно. Жаркий шепот на ухо о том, кто она, ведь Софи казалось, что они договаривались. Но договаривался Чейс только с Хенниси, и ему пора бы отработать свою часть коллаба, за которую ему платили шесть фигур.

- Не будь с ним вежлива, если не хочешь. - Дэни качает головой, улыбаясь, а Чейс вклинивается между ними, протягивая обоим стаканы с виски, собственно то - почему они сегодня тут. - Сидни слишком хороша для тебя, broh, прости. - Он подмигивает ей, чуть задерживаясь взглядом и делая глоток.

Отредактировано Chase Parker (2022-08-30 06:10:48)

+4

4

Ноунейм за спиной что-то кричит, похоже на: Сидни, какого хрена, ты куда? Но это не точно, вокруг столько крика и невпопад брошенных фраз, между ними особо не разберешь. Даже если была не одна, то теперь уже одна. Choose your battles wisely.

Дюбуа и не обернется.

В лицо прилетает вспышка, она щурится, еле успевая перебирать каблуками следом. Не держи Чейс её за руку, потерялась бы на полпути. А может, споткнулась и разнесла лицо, перспектива такая себе.

Хриплое «Дэни» ударит по ушам, протянутая рука индикатором знакомства, сопровождающаяся нелепой улыбкой. Тут все или уже чем-то вмазались [алкоголь-препараты, не столь суть], или они из тех извечных клоунов, от которых на четвертой минуте начинает болеть голова. Сидни кивает и надеется на первое.

- Сидни, - рука к губам, они у Дэни сухие, Дюбуа слишком много времени посвящала уходу за собой, чтобы этого не заметить. – Вау, вот это сервис. – Сид широко улыбается, губы изогнутся и у Дэни, пока ей в затылок прилетают косые взгляды.

Никогда такого не было и вот, блять, опять.

К счастью, Сидни реагировать на подобное перестала давно, иначе седые волосы к двадцати трем ей были бы обеспечены.

Бит очередного banger’а мешается в свете софитов, покрывалом опускаясь на кожу. Сидни набирает полные лёгкие, глаза прикрывает, губы изогнутся в кривой ухмылке. Она ведь по клубам вовсе не ради людей ходила, не ради выпивки, даже. Скорее гонялась за атмосферой, ловить приходы в пустых стенах собственной квартиры – более уныло, нежели качать головой в такт песне, пока перед глазами плывет горизонт.

Кто-то, чье имя проглотит музыка, рассказывает про последнюю вечеринку, где кто-то засветился голой задницей на балконе пятизвёздочного отеля. Обязательно попытается доказать, что это не он, но Дюбуа не поверит. В випе нет толпы, но куда ни бросишь взгляд – везде люди, половину она не признает даже из соц.сетей.

- Кто все эти люди? – Он пальцем указывает на каждого, поворачивает её за плечи, когда нужно. Половина имен пропускает, у неё с ними не очень хорошо по нетрезвости [читай: всегда]. «Вот это – Софи и ты ей не нравишься», Сидни подавит смешок, головой качая.

- Мне кажется я ошиблась местом, детский сад – не моя вечеринка. – Позади кто-то смеется, тоже. Когда варишься в подобных кругах сколько себя помнишь, все эти petty betty и low level games кажутся действительно уделом подростков. С другой стороны, каждый в поиске своих пятнадцати минут славы; каждый пытается урвать их хоть где-нибудь [даже за мусорным баком у заднего входа, коленями в асфальт впечатываясь].

Кто она такая, чтобы осуждать?

Пальцами хватается за стекло, ей определённо надо нанять себе кого-то, кто будет напоминать, что мешать алкоголь не самое разумное решение. [Будет выбивать напитки из рук с ровным: хватит бухать, алкоголичка.] Это ей кажется сейчас нужным, ещё один hit или линия, и всё покажется мнимо-важным.

Забота о себе – это что вообще такое и в каком классе этому учат?

- Сидни слишком хороша для всех, - себе цену знать надо; себе цену она знает [кто-то посчитает, что порядком завышенную, but oh well]. – Занизить свои стандарты я готова только ради него, прости Чейс, ты в пролёте. – Приподнимает стакан в немом «за вас и всё прочее, перечислять лень».

Алкоголь обжигает горло, теплом отдавая в груди. Хенни в её привычном ассортименте не было; она отдавала предпочтение вину. Входило в стартер-пак Сидни Дюбуа: туфли, красная помада и вино. Выдроченная эстетика образа, который примеряет на себе каждая пятая девушка в штате.

Выделяться тоже надо уметь, получается не у каждой.

Языком по губам, остатки привкуса собирая. Её взгляд несёт вокруг, такие же простые, как и она [нет]: вот кто-то забивает косяк, вот кто-то дрожащими руками пытается вывести ровные линии кредиткой.

- Надолго в LA или так, на одну ночь? – У неё в календаре уже с две параллельные вечеринки, на которые Дюбуа ожидали. Явление Христа народу = явление Сидни с таблетками на вечеринке. В её окружении люди делились в основном на: хочется вмазаться на халяву; хочется выебать. Друзей в Голливуде почти не было, их соберешь на пальцах одной руки.

- На, подержи, - стакан протягивает, дабы телефон вытащить. Пальцем по дисплею, вторым приложением инстаграм. – Я закину фотку, так что ты мне должен. – Не то чтобы необходимо, но пара сотен тысяч просмотров вряд ли окажутся лишними. Сид привыкла, всё в вечной продаже: твоё лицо, твои слова, ты весь полностью.

Plus, he’ll owe her one,

никогда не знаешь, когда пригодится.

Плюс, собирать favors было в почётном списке её хобби,

собирает, просто потому что может [развлекается как может].

Между пальцами зависает прозрачный пакетик, в котором предательская последняя таблетка. Софиты уже не такие яркие и разноцветные, реальность блекнет, самое время утопить её в красках. Прямиком под язык, так быстрее поймается приход, Дюбуа уже знает; скоро придется искать альтернативу.

Её кто-то окликнет, заставив резко обернуться. Локоны по плечам обнажённым, фокус всё ещё не поспевает. Прищурится приходится: ты кто вообще такой и что тебе надо? Отблесками по свету отдает стакан в чужих руках. Стакан к губам, нахрена столько людей, если приходится пить за каждого и с каждым.

- Захвати бутылку с лейблом и тащись сюда. – Какой-то парень, чьего имени уже не помнит, шутит, мол: эй, Сидни, оближешь её? Она смеется, фак бросая ему в лицо. – Могу снять как нализываешь её ты, хочешь, darling? – Он смеется в ответ, блять, что за цирк и с каких пор она в нём участвует?

+4

5

- Ох, - прикосновение руки к груди, чтобы сжать пальцами майку в районе сердца и сделать шаг назад, словно пошатнулся от хлесткого удара. Bang-bang. На лице грустная гримаса, сведенные отчаянной болью брови и полуприкрытые глаза.
-  Сид, за что ты так жестока? - Губы разъезжаются в усмешке, затем легким движением по ткани вниз, чтобы разгладить и отдернуть вниз плавным движением. Шаг вперед и обратно в центр их маленького круга. Наверное, это немного нечестно, вот так уходить от общества других.

Но Чейс отвык. В своей просторной каморке с Джимом и Стэном и вилами на город, поглощенный вдохновением и чем-то еще. Ему не нужны были люди, когда смеялись те двое, а если вдруг становилось одиноко, то пригласить кого-то было делом пяти минут. Как-то Стэн даже забирал каких-то девчонок, чтобы не ждать такси и не упускать момент веселья, классно провели время. All together. Share is care, как говорится.

- Я-то думал, хотя бы у меня есть шанс. - Чейс подмигивает и задерживается глазами на ее лице.

Прислушивается к себе, не понимая, хотел бы он этот шанс или нет. Закончил ли он эту главу или нет.
Разумеется нет, у него нет на это времени. Да и Сид он знает слишком давно, чтобы увезти к себе, утром заказать завтрак, исполнить какой-нибудь трек и попрощаться примерно навсегда. Стандартный сценарий. Оно того не стоит. Или?
Сколько ей там лет?

Отрывает глаза, чтобы кому-то кивнуть, а затем оставить ответный дружеский хлопок на спине.
Потом поболтаем. Да, тоже тааааак рад тебя видеть.
Улыбка фальшивая, но тут никому нет дела - лишь бы тегнуть Изаму в инсте, и собрать фоловеров. Чейс их не винил - каждый выживает, как может. У каждого - свои ценности. Oh well.

- Вроде на неделю. - Коньяк отзывается приятным теплом после глотка, жаль, что вкус немного притуплен, не каждый день пьешь лимитированную серию Парадиса, но от белого порошка невозможно было удержаться, да и не особо хотелось. - А что? Соскучилась и зовешь на свидание? Для тебя - найду время.

Чейс погружает нос в стакан, но тот слишком выжжен кокаином, чтобы донести до мозга что-то кроме остаточной роскоши. Все равно делает вид, что понимает, что различает, и даже произносит выученный комментарий:

- Друзья, ну что за изысканный, пряный вкус, обволакивающий оттенками специй и фруктов. - Он усмехается, делая глоток гораздо больше, и уже обжигает все горло, не сказать, что приятно - но очень знакомо. Let's go. Мгновенная ватность в кончиках пальцев, его бы снесло, потому что они уже бухали часа три и почти не ели, но волшебная подвеска творит чудеса - держит на ногах и в тонусе.

- Babe, - усмехается по-доброму, качнув голов и кинув взгляд на Дэнни,что спрятал улыбку в стакане. Дэнни знает, что у Чейса дохуя раскрученные соц сети - его работа. Если бы можно было прыгнуть выше - они бы уже, а пока ждут подрастающее поколение, планируют выпустить пару песен с новых стилях: рок, гитара и микс с Маршмелоу, и набрать еще лямов пять.

Он все равно делает шаг ближе, фактически кладя голову на чужое плечо. Улыбается широко, подняв один из бокалов с гравировкой бренда у лица.
Непроизвольно втягивает носом ее запах.
Даже не смотря на сигареты и дымку в клубе, Сидни пахла по-особенному свежо. Немного повернуть голову вбок и коснуться носом шеи - но Чейс выше этого, и просто отступает.
Друзья.
Повторяет про себя, забывая как разглядывал красивые черты лица в экране. И вообще-то, они красиво смотрятся. Сидни ему подходила. Наверняка так и напишут шипперы после выложенные фото в интернет.
- Уже готов расплатиться, просто подмигни. - Он не спрашивает сколько у нее фолловеров, не делится своими цифрами. К счастью, Сид не гонится за этим в случае с ним, несмотря на стори - это Паркер знает наверняка - действительно хочется помочь. Who called her a bitch? - Лучше тегни Хенни, мне больше пользы от этого будет.

Чейс наблюдает за Сид с улыбкой, и ему тоже хочется закинуть чем-то подольше? чем кокс. Как бы он не обожал его, взлет был только минут 15 с последующей десятиминутной растяжкой. Бухло расслабляло, но сковывало личность - наркотики всегда оставляли ясный ум, ну - почти любые. For rich people.

- И не поделишься? - Паркер хмыкает, склонив голову набок, наблюдая как таблетка скрывается под языком.

- Да просто пососитесь, - Встревает Дэнни, щуря глаза. - У меня есть кое-что,  что тебе понравится, если хочешь.

Громкое рукопожатие, и пакет из кулака уходит в карман. Интересно, что там на этот раз. Просто эйфоретик или? Так и быть - Чейс поделиться с Сид, как настоящий джентельмен.

Он допивает содержимое и хлопает Дэнни по плечу, благодаря. Тот тихо шепчет на ухо ключевое - work, и Паркер молча кивнув, уходит к столикам.

Телефон на вытянутой руке, улыбка шире, чем под кайфом. И вот он, тыкает в камеру Парадисом, чтобы отпить из горла.
- Если у вас на вечеринке нет Хенни, то даже не думайте меня звать! - Он смеется и крутит мобильником, показывая рандомных знакомых, что пытаются успеть помелькать. Камера свопается с фронталки на обычную и:

- Can I get a hell yeaaaaaa????!!!! - К счастью, аудитория натренированная, и через мгновение отзывается громким и дружным: HELL YEA со сверкающими белоснежными улыбками.

- Если вы сейчас пьете dog water, не забывайте тегнуть меня и официальный аккаунт Хэннеси! За самые прикольные и необычные сторис, мы будем отправлять вам классный swag! Всем пис! - Еще один глоток напоследок, прежде чем нажать кнопку - поделиться.

Он наполняет стакан себе сам, и через пару шагов оказывается рядом с Сид. Ту вмазало, видно по глазам, что расслабилась и плывет. Легкий щелок перед лицом.

- Ты нормально? Или присядешь? - Денни слегка придерживает под локоть, и это, пожалуй, единственный человек, которому Чейс доверил бы Сидни, не смотр на всю отбитость.

- Неплохо смотритесь. - Шутливо роняет он, переводя взгляд на друга. - Может, пососетесь? - В лицо прилетает фак. Точнее, два.
- Может и да, только не ревнуй. - Он смотрит на нее, склонив голову, выжидая. Вытягивает губы вперед, зная, что его лицо отвернут. Sad but not really.

- Comе on, чувак, тебе не обломится, успокойся.
- Тебе тоже.

И если бы это была не Сидни, то Чейс бы кивнул, принимая вызов. Приобнял бы ее за талию, усадил бы на отдаленный диван, задавал вопросы, внимательно следя за каждым ответом, кивал бы, то и дело переводя глаза на губы, чтобы в какой-то момент коснуться рукой оголенного колена, типо случайно - но нет.
Если бы это была не Сидни.

- К счастью, тут полно других дам. Хочешь челлендж? - Все же забивается он. Дэнни ни за что не увести у него любую девчонку на этой вечеринке. - Но я тебя разъебу, как фрешмена.

Отредактировано Chase Parker (2022-09-09 06:12:31)

+4

6

Бит замедляется, сменяется и мелодия следом. Сидни с несколько раз за час точно пыталась понять, какого чёрта происходит с диджеем и где, чёрт возьми, Энтони, который всегда подбирал треки что надо. Сейчас all forgiven, она узнает знакомый ритм the weeknd – party monster и начинает невольно качать головой, губами перебирая беззвучно слова.

- Ещё как, боялась, что для нашей следующей встречи придется покупать отдельно VIP и meet’n’greet на твой концерт. – Дюбуа давно не улыбалась по-доброму, её образ перекрыт надменностью и блёстками золотой молодёжи. А Чейс друг, в каком-то смысле. Ближе знакомого – определённо. – Забронируй мне пару часов, - подмигнёт, прежде чем первые отголоски прихода дадут по вкусовым рецепторам.

- Ты слишком поздно подтянулся, я на обнулении, - пожимает плечами, криво усмехаясь. В пакете пусто, её цель на сегодня была в переделах пяти часов, что как раз умещалось в количество препарата. – But next time I just may, - ровно и уверенно, словно следующий раз уже определенно будет. Решено, понятное дело ею самой.

У неё дальше в планах afterparty в гордом одиночестве с полным ящиком разной дряни, в прикроватной тумбочке. Ей нравится держать свои опции открытыми. То, что в одиночестве – лишь спекуляция, она ещё не успела спуститься на танцпол за сегодня, скорее всего, изменит своё мнение.

Это так в её стиле, подбирать кого-то.

Вся прелесть водиться с людьми статусом ниже тебя – они так отчаянно хотят задержаться в твоей жизни [и тебе], что всегда выкладываются на все сто. Их сто не всегда твои сто, but still gotta give an A for trying.

Сид мажет и первые три минуты всегда шаткие, словно ты перекурил и голову резко повело кругом. Но, только три минуты, пока глаза привыкнут к яркости, а руки к лёгкой колкости на кончиках пальцев. Дэнни придерживает её за локоть и ей засмеяться громко хочется: ребят, она не помнит, когда последний раз была «не под чем-то», с ней давно всё не в порядке. Взгляд ведёт следом за передвигающимися фигурами, вяло поспевает, если честно.

Кивает мужчине, тот хмурится на долю секунды, но на её улыбку отвечает подобием того же. Хлопает его по руке, на диван опускаясь и закидывает ногу на ногу. Охуеть, у половины такие яркие шмотки, словно клоун в цирке перебрал с счастьем и выблевал всё на проходящих мимо.

Сидни тянет к губам стакан, пока набирает отметки. Здесь людей до черта, но под постом только @ Изаму, официальный аккаунт Хенни и просто Дэнни. Хуй его знает, есть ли у него вообще инстаграм. Выводит кривое: меня похитили, но тут хотя бы достойное поило. 

Pretty privilege at it’s finest, ей не обязательно вкладывать глубокий смысл в свои посты и сторис. Главное посветить лицом [вырезом и задницей] и просмотры уже переваливают за сотни тысяч. До миллиона ей ещё далеко, но ей всего двадцать – всё впереди.

Вокруг хриплые возгласы, все и каждый в каком-то наигранном восторге и Сид на секунду ловит себя на мысли: как же, блять, легко наебать публику. Не обязательно быть актёром с опытом, люди заведомо верят, если популярная личность говорит «охуенно».

- Может, пососетесь? – Дюбуа закатывает глаза и параллельно с Дэнни факом бросается. Слава богу, не достали бутылку играть в одноимённую игру. Воспоминаниями бросает в школьные вечеринки, где главным развлечением это и было + семь минут + правда или действие.

Рукой к щеке горячей, лицо отворачивая. Сидни смеется, головой качает, мол, are you serious? Знаете, когда на человека крашишься годами, отмахиваться входит в привычку. Даже когда не хочется – отмахиваешься, потому что именно так и делал всё это время.

- Не при всех же, Паркер. Нас так к утру поженят, - Дэнни смеется на фоне: давай поженят нас? Дюбуа очень хочется сказать «давай», но не говорит. Сид может отводить взгляд, смотреть на кого-то совсем другого, приятного на глаз, но пока Чейс в непосредственной близости – всё её внимание сфокусировано на нём.

Bloody mess.

- Oooooh, - челлендж вброшен, Дэнни заведомо обречен на крах, как челленджер в восемьдесят шестом. Но, кто она такая, чтобы отказываться от бесплатного развлечения? – Давайте сделаем всё это интереснее, м? – Не даёт и слова вставить, понятное дело, Сидни для себя всё уже решила. – Я выберу каждому по жертве, кто вернется быстрее с номером, gets the bragging rights. – Выжидает ровно до три миссисиппи [у Сидни фиксация на цифру три].

Руки потирает, внимательно осматривая людей вокруг. Всё не то, здесь все уже считай друг друга знает. С места поднимается, в считанные шаги преодолеет расстояние до спуска к танцполу. Взглядом по толпе: вот там девушка в жёлтом, от которой только что отошёл парень; а с вон там девушка, которая чередует танцы с двумя мужчинами, screams desperation.

Взгляд через плечо, пальцем поманит. Присутствие за спиной почувствует почти сразу, оно вдоль шеи пройдется мурашки.

- Смотри, Чейс, вон та, блондинка в жёлтом топе. – Пальцем показывает куда-то в толпу, тут же второй рукой указывая ровно так же, но уже в противоположную сторону. – А тебе вон та, в розовом платье. – На пятках развернется, улыбаясь широко. – Work your magic, boys. – По плечу похлопает и сольется с компанией.

Дюбуа обменивается какими-то невнятными тостами и всё пьёт, пьёт, пьёт. К счастью [не совсем] за всё это время её отношений с алкоголем, она не успела пропить свою хорошую переносимость крепкого. На столе бутылка минералки, на самом деле, главное правило – пить время от времени воду, тогда всё в порядке, тогда устоишь на своих двух.

Люди улыбаются, их мажет не меньше, просто по другим причинам. Сид мысленно предсказывает, кто поутру будет блевать и молить бога о пощаде.

Бога нет, здесь только Дьявол.

Губы расплываются в едва ощутимой улыбке.

- Какого чёрта она тут делает? – Тон в несколько раз выше, чем посчиталось бы уровнем «хочу перекричать музло». Голос Сидни знаком, заставляет тут же развернуться.

Блять, как эту бабу звали?

- Что ты тут забыла? – Уже лично Дюбуа, девушка напротив руки на груди скрестила. Сид голову склонит, внимательно всматриваясь [настолько внимательно, насколько субстанции позволяют]. Лицо у неё знакомое, кажется, она ведёт какой-то блог? Про музыку? Про то, как одеваться? Сидин не ебёт вообще, в голове крутится отчетливо только «блог».

- Меня позвали, так что, - голос не дрогнет, Сид тут же обратно развернется, всматриваясь, что там на танцполе. Её одёрнут. Сука, никакого инстинкта самосохранения.

- Не посмотришь даже мне в лицо? Ну да, ты же можешь только ебать чужих парней. – Глаза закатывает, ах вот о чём весь этот цирк. Она шумно выдыхает, господи, теперь вспомнила. Сид тогда переспала с очередным «какой-то-не-помню-как-его», оказалось, что у него есть девушка, которая блогер, которая сейчас стояла перед Сидни.

- Слушай, мы эту тему обсудили уже со всех сторон. Я не знала, что у него есть девушка, так что решай свои проблемы с тем, кто хуй в штанах не удержал. – Ей хочется сказать «jesus, move on», но не говорит. Дюбуа, кажется, тогда даже извинилась, хотя вины её в этом не было. Откуда ей было знать, что парня кто-то ждёт дома, если он ни разу об этом не сказал? Да и извиняться не в её стиле, но иногда она умела через себя переступать.

- Конечно, что с тебя взять, если ты кроме как раздвигать ноги ни черта не умеешь. – Одного Сид никогда не поймёт: кому в кайф бросаться столь мерзкими фразами в женщин? А как же girls power и всё вот это?

Бровь изогнётся, пульс начнёт отбивать по вискам. Это – вечеринка Паркера и она никаким, сука, боком, рушить её не собиралась. Только вот, молчать у неё получалось не всегда.

- Я могла бы въебать тебе стаканом по голове, but someone has to be the bigger person. – Сидни игнорирует слова, что брошены вдогонку. Опускает стакан на стол, бросает короткие «увидимся» людям, с которыми недавно только пила. Хватает вещи и успевает сделать пару шагов, прежде чем увидит вернувшегося Чейса.

Вернувшегося первым, obviously.

Оказавшись вблизи, руку на грудь опускает.

- Мне пора, созвонимся? – У Сидни Дюбуа до хуя проблем: она наркоманка, у неё одержимость дорогими туфлями, и она спиздила у Дэнни зажигалку. Но, она никогда не выносила своих конфликтов на всеобщее обозрение, не собиралась этого делать и сейчас.

На сухое высказывание за спиной всё той же девушки закрывает глаза, набирает лёгкие воздухом. Досчитает до трёх и выдохнет,

- Созвонимся?

+5

7

Она зовет по фамилии, рассеянно шутит, но отворачивает слишком кокетливо.

- Тут не поженят, придется в Вегас. Как хорошо, что у меня есть private jet, да?

Подмигивает, растягивая губы в улыбке и чуть отводя голову назад, взглядом оценивая то - что видит [ему нравится]. Сидни всегда была десяткой [multiplied by ten], это было очевидно с первого дня знакомства, и сейчас она только расцветала, даже слишком. Чейс не мог представить себя у алтаря, в костюме и окружении родных и друзей, а вот Сидни - легко, и она была прекрасна.

Рука на спинке дивана, колени разъезжаются чересчур широко, занимая почти все пространство и отрезая возможность кому-нибудь еще присоединиться к ним. You are not welcomed.

- Куда? - но только и успевает, что пальцами по ее плечу, затем оценивая сзади [ему чертовски нравится].

Она оборачивается, чтобы поманить, и Чейс смотрит снизу-вверх с расслабленной улыбкой, чтобы перегнуться и хлопнуть Дэнни по коленке. Как пес на привязи, почему-то следуя, а внутри горит азарт.

Подходит сзади, упираясь рукой о поручень, слишком близко к ее руке.
Слишком близко к ней.
От волос так приятно веет чем-то сладковатым.
Чейс никогда не умел определять парфюм на запах. Лишь нравится/не нравится. [сейчас очень]

- Так близко. - Дэнни открывает рот лишь потому что замечает то, что пока еще не замечает Чейс. Для него это просто - соскучился по знакомому лицу, но как бы не так.

- Невеста моя же. - Хмыкает и поправляет ей волосы за ухо, пока слушает и прослеживает глазами на танцпол. - Не волнуйся, принесу домой победу.

Рука другу на плечо, под возмущения о популярности и нерадивых личностях в его жизни. Они толкаются на ступеньках, сбегая вниз на скорость - в попытке выудить хотя бы пять секунд форы. Чейс ему уступает, вальяжно выходя на танцпол. К счастью, платье было ярким, желтым вроде? хотя ему было так похуй.

И взять ее номер оказывается слишком легко, ее парень - его фанат, и кажется, готов продать собственную даму за пару качественных фото со вспышкой.
Чейсу не интересно, но интересно увидеть Сидни. Сказать, чтобы в следующий раз выбирала кого-то посложнее.

- Воу-воу, что тут происходит? - Автоматически накрывает ее руку своей, прижимая и не пуская. До ушей долетает:
- Думаешь, ему может быть интересна такая шлюха, как ты.

Хочется показать средний палец, но Чейс уже не в колледже и у него есть и-м-я.
Шаг чуть в сторону, чтобы выйти из-за ее плеча и посмотреть в глаза знакомо-незнакомому лицу, такому блеклому и неинтересному, как и все остальные, но слегка смущенному, завидев его.

- Ты о my girl говоришь, так что better watch your mouth, [bitch]. - Костяшки с аккуратными кольцами на пальцах - к губам для быстрого касания, чтобы после переплести их пальцы, грея ладонь своей. Второй рукой под талию, пропуская впереди себя и убрать лишь на секунду, чтобы приоткрыть дверь вниз, а после снова придерживать, пока спускаются.

Он не спрашивает, но мог бы.
Он не против созвониться, но не стал бы. 
Он бы остался наверху, но так заебался.

- Как они меня заебали. - Выдыхает смеясь, закидывая руку на ее плечо, прижимая к себе, куда-то в районе груди - находя в этом лучшую поддержку. Ведет не через центр, а около стены - случайно находя глазами Дэнни, чьи руки на бедрах, кажется, той самой девчонки, sex is more important than challenge, right? Дэнни тоже заебался и выдохнул от компании vip. 
Вот и Чейс хотел выдохнуть, точнее вдохнуть.

Они заходят в первую кабинку и тут очевидно слишком ярко. Кто-то успевает кинуть на них взгляд в зеркало - но так похуй.

Чейс живет в мире, где личный диллер - на уровне фитнес тренера. Особая программа, особые добавки, и все в строго ограниченном количестве - достаточно, но не чересчур. Химическое образование и медицинский фарш, Антонио был лучшим, а кто говорил иначе - просто не мог его себе позволить.

Быстрый взгляд на сообщение: 2м х 2
Две medium дорожки каждый два часа, и Чейс послушно ставит таймер.

Чейс в принципе был послушным клиентом. А еще он был из тех наркоманов - осознанный и вдумчивый.  Чекапы по расписанию, ровно как и капельницы - не потому что надо - а чтобы было не надо. Антонио порой устраивал ему мини реабилитационный центр на дому, принося не только растворы - но и пакеты с juicy, чтобы настоящий детокс. Чейс жутко ныл - но не от ломки, а от ебанного голода.

Shut up your pussy and drink some juicccyy
Всегда с широким оскалом и жутким акцентом мексиканского картеля, Антонио говорил смеясь, а Чейс кривился - но откручивал новую бутылку зеленой жижи, на вкус как горькое собачье дерьмо.

Он прислоняет Сидни к стенке и складывает ее ладони в маленький поднос. Телефон экраном вверх - маленькое блюдце. Кристаллы слишком большие - будет неприятно жечь, но чопать те кредиткой невероятно лениво [да и слишком большой шанс уронить все к хуям]. Можно было бы с ключа, но внутри играет странное ощущение прошлых лет.

Когда не на дорогих диванах в vip залах, а шкерясь по кабинкам.
Как сейчас.

- Ты пока нет?

Предсказуемый отрицательный кивок. 
Быстрый взгляд глаза в глаза, чуть шальная улыбка - потому что в сообщении был смайлик крейзи - значит эйфоретик - значит, будет горячо.

Музыка за стенкой глушит все, но Чейс слышит два сильных и глубокий вздоха. Собственных вздоха.

Пальцами зажать нос, чтобы успокоить раздраженную слизистую. Голова вниз, посчитать до двадцати, мазнуть пальцами по носу - ради мазохистского удовольствия.

Волна ведет такая[и никаких 5-ти минут ожидания], что на автомате шаг назад. Растопыренными пальцами в холодный кафель перегородки - а прикосновение горит под кожей, будто оглаживая. Чейс поднимает голову, вглядываясь в собственную руку и улыбается, как полоумный [так охуенно приятно][так горят светом все трещинки на бетоне между плитками]. Он щурится, чтобы убедиться - не кажется, а так оно и есть.

- Вау.
Только и роняет, шкребя пальцами по стене и не веря.
- Меня так давно не мазало. Еще и так быстро.
Привыкший к дофамину организм порой отказывался вывозить нужный lvl, оставляя настроение на уровне - охуенно приподнятого и энергичного - но не выходящего за рамки.

Голова плывет, приходится тряхнуть из стороны в сторону, чтобы привыкнуть к наваждению - теперь дополненному 3D sounds, обрушившимся на перепонки.

Она беспокоится в порядке ли он [еще бы, ведет как в первый раз, спасибо хоть блевать не тянет] - в ответ утвердительный кивок. Ему нужно секунд десять, чтобы прийти в себя, чтобы привыкнуть к свету и шуму, к себе и своему слишком легкому телу, которое прошибают приятные волны еле осязаемого тепла. Теперь мажет мягко, будто американские горки, после скачка вниз - давление стабилизировалось, и пошел чистый кайф.

Шаг вперед, телефон из рук, смахнуть остатки на пол, очищая экран, чтобы убрать в задний карман; по пути вглядываясь в яркий и сложный узор на полу, а он и не замечал, вау. Подвисает, пока не слышит собственное имя - и время поднять голову выше.

- Блять, Сидни.... - его голос с чуть хрипотцой, и взгляд поднимается снизу вверх - изучая теперь каждую деталь ее платья. Оно оказывается таким фактурным, так хочется потрогать - но руки, будто свинец - непростительно тяжелые. Ожерелье так сверкает, что немного хмурится, пытаясь спасти глаза от ярких бликов, утыкаясь глазами в губы.

- Ты такая красивая. - Взгляд замирает на ее глазах. Расширенные зрачки - в такие же блюдца напротив, а на дне плещется космос. Он поглощает, и Чейс не может оторваться. Смотрит, не моргая, и размер просторной кабинки сжимается до них двоих. - И нет, ты всегда такая. - Говорит честно [наркоманы не умеют врать - они как дети, только взрослые], стоя так близко - и когда успели сократить расстояние до пары сантиметров? Она такая красивая, просто он никогда не оказывался так близко, чтобы прошептать.

В ушах тихо скулит замиксованный Викенд, it's palying dirty.

Его пальцы по ее бедру, путаются в складках платья, чтобы проехаться по талии - так откровенно, но осторожно. Шероховатость ткани приятно раздражает ладонь, она может его остановить, но просто стоит и также смотрит.  Позволяет скользить кончиками пальцев по запястьям с обеих сторон вверх, под ними теперь ощущаются мурашки.

Это дразнит.
Дразнят приоткрытые полные губы, окрашенные в красный.
Длинные ресницы, обрамляющие поглощенные эйфорией глаза.
Тонкая шея, на которой теперь плотным касанием его ладонь [вторая осталось на оголенном плече - греясь от жара кожи, такой мягкой - что хочется уткнуться в лицом, и Чейс еле сдерживается, чтобы не прислониться губами].

Рука скользит выше, чтобы замереть на щеке. Большим пальцем по скуле, собирая легкую влагу с кожи - когда тут стало так душно?

Это неправильно.
Они друзья.
Друзья не стоят так близко.
Не смотрят так.
Это неправильно.
Или все-таки
Правильно?

Чейс никогда не касался ее - так.  Никогда не стоял - так.
Еще один шаг и можно телом прижаться, чтобы она ощутила легкую - но приятную тяжесть, зажатая между ним и стенкой позади.

В дверь кто-то барабанит, кому-то надо проблеваться - стандартная ситуация all inclusive.
И это будто рушит что-то, чему описание в голове он дать не успел.

- Пошли выпьем. - Сзади щелкает замок, и дверь тихо отъезжает. Сидни от падения удерживает лишь его рука, плотно прижимающая к себе. От нее веет приятным теплом, и объятия разжиматься не хочется, хоть и приходится.

По венам стучит желание пить и трахаться, можно начать с первого.

У двери, прижав ладонь ко рту стоит девчонка, подруга поглаживает ту по спине - в кабинку они заваливаются быстро.

У бара слишком много народу. На танцполе извивающиеся тела, половина в солнечных очках, а Чейсу нравится. Он давно не погружался вот так, привычно зависая с коллегами и "важными" людьми где-то на "олимпе". 

- Четыре шота Don Julio и две Corona. - Он подмигивает барменше, останавливаясь на млисекунду на ее декольте. Она его конечно же узнала, смутилась и наверняка на чеке оставит свой номер телефона - они все так делали.

- Ну что, - Не замечает, как тело двигается в такт музыке, пока он поднимает первый шот, замирая напротив Сидни, которой так вежливо уступили стул.
Рот ужасно сушит, хочется уйти в никуда, раствориться в этом кайфе, что он и делает - опрокинув в себя текилу после того, как стекло звонко ударится о стекло, а после о барную столешницу.

- Что у вас с той блогершей? Кажется, даже не помню ее имени, а она смотрела так - будто я должен, пффф. Возможно, стоило плеснуть ей в лицо, чтобы охладилась.
Сверху пиво-пиво. 
Так жадно, что сразу полбутылки вниз по горлу, холодит приятно. На пальцах мокрой прохладой - тоже приятно, и хочется плеснуть себе водой в лицо. Сердце разгоняет, подстраиваясь под окружающий бит. На самом деле им не с Дэнни нужен челлендж, а С Сидни, и Чейс его обязательно предложит, на какое-нибудь очень тупое желание.

+3

8

Сидни невыносимо отчетливо помнит, как сердце в самый первый раз на хаотичный ритм сбивалось; помнит и тот день, когда поняла, что причиной не подростковая аритмия, а Чейс Паркер. С тех пор прошел не один год, а температура тела до сих пор заведомо поднималась на несколько градусов, стоило ему оказаться на горизонте. Дюбуа уже не подросток с потерянным в гормонах крашем, у неё с тех пор юбки стали короче, да и спину научилась прямо держать. В её DM только такая же золотая молодёжь вперемешку с людьми, чье имя так же заставляет окружающих задыхаться. She levelled up, you see.

Чейс Паркер = сердечный приступ – оставалось неизменным.

Не о такой стабильности она мечтала в пятнадцать.

Тело на каждое из самых незначительных касаний, тело реагирует блядским марафоном бабочек по венам. [Это вообще valid сравнение?] Её холодная ладонь слишком идеально вписывается в его горячую, контрастом разукрашивая всё внутри. По линии губ кривая улыбка: are you fucking serious? Похищать звезду вечера в планах не было, но давайте честно, планирование – не её сильная сторона.

Сид головой качает на его звонкое «заебали». В её несуществующей [по сравнению с Паркером] популярности, люди успевали знатно заебать – как Чейс вывозил этот цирк из клоунов с нулевой себестоимостью, одному ему и известно. Дюбуа проебала бы большую часть своего состояния на успокоительные, если бы пришлось терпеть подобное сборище систематически.

Fuck to the no.

Кристаллы рассыпаются по тёмному дисплею, в линии почти ровные [сразу видно, натренирован] разводятся, а ей взгляда не свести. Фокусирование плывет, пытается настроиться, но тщетно. Сука, как же мажет. По лопаткам отбивает бит заглушенной мелодии, губы сохнут и шею словно перетягивает ремнем. [Откуда ты вообще знаешь, какова по ощущениям перетянутая ремнём шея?]

- Может мазало, ты просто забыл, - плечами пожимает, затылком в стену. Тут жарко потому что жарко или потому что он и она [или она и он, fuck if I know]. – Старость она такая, - Дюбуа, конечно, понятия не имеет, какая она, эта ваша старость, но шутки про разницу в возрасте [несущественную mind you] ходили с ней рука об руку примерно столько же, сколько она Паркера знала.

Воздух выбивает из лёгких, стоит Чейсу к ней прикоснуться. Взгляд бегает по линиям лица мужского, расстояние сокращается и в кабинке становится тесно, будто всё пространство на них двоих и заканчивается. Сидни смотрит в глаза напротив, на дне которых тонут звёзды, доживая свои последние секунды и ей кажется, что вместе с ними утопит и её.

Доживать свои финальные выдохи-вдохи именно так ей даже нравится.

Теряется в словах и в примеси неясной ясности, тоже. Горячим дыханием бьет по губам, пока ладонь мужская осядет на щеке. Пульс отбивает по коже, Дюбуа кажется – если всмотреться, обязательно станет очевидно, что супернова происходит в это самое мгновение. Пальцами тонкими хватается за запястье, ещё немного вперед податься и восемнадцатилетняя Сидни забыла бы как дышать.

Дюбуа слишком много раз за свою жизнь задавалась вопросом: какие губы Чейса Паркера на вкус, чтобы сейчас ловить себя на всевозможных «нельзя, не стоит, хватит». Поэтому вместо оплеухи и смеха на всю кабинку, Сид ведёт инстинктивно в эту секундную утопию. Реальность встречает стуком в дверь, и вся иллюзия близости рушится. Она за Паркера хватается, когда в ногах вдарит слабина, pressure dropped.

- Чёрт, неужели мы в восемнадцать тоже такие были? – У неё улыбка широкая, но до глаз не дотягивает. Сид отсылку к влетевшей в туалет девушке делает. В восемнадцать тебе кажется, что ты всех на хую вертел и даже Чак Норрис не круче тебя. В реальности, понятное дело, вертит жизнь тебя, но каждого в разной степени. Если её друзьям и приходилось в прошлом держать её волосы, пока содержимое желудка встречалось с дном туалета, то Дюбуа об этом знать не хотела.

Какой-то мужчина ближе к сорока поднимается с места, рукой указывает: на, садись. Опускает ладонь на стул и едва над ухом её склоняется, как Дюбуа разворачивается в противоположную сторону. Улыбается бармену, следом пролетает в спешке барменша, Сидни едва поспевает за ней взглядом. Да и не столь суть, главное, чтобы сцен не пришлось закатывать, люди в клубах зачастую не понимают значения словосочетания «личное пространство».

Сидни Дюбуа пару раз проезжалась по чужому лицу подошвой конверс, да, и что теперь.

- А как же Хэнни, Паркер? – Головой качает, мол, что ты себе позволяешь. В шутку, понятное дело, Сид никогда не была в его положении [спонсоры скидывали косметику и шмотки, а могли бы алкоголь]. Стопки встречаются на полпути, отбиваясь тут же после соприкосновения. Жидкость разгорается теплом где-то в области груди и через считанные секунды расползается по всему телу, словно самое ленивое существо на этой планете.

Текила никуда не спешит.

Сидни сегодня, к счастью, тоже.

- Я думала хотя бы ты её имя знаешь, тоже ни черта её не помню. – Наверное, ей должно быть стыдно, парня девушки ебала, а имени её и не знает. Если честно, имени парня тоже не помнила, кажется что-то на «м», но у неё с памятью плохо в последнее время. – Не плеснуть, а плюнуть. – Абсолютно низко и мерзко, but she lives for the drama иногда. – Я ещё могу вернуться, - кивает в сторону лестницы, по которой сами не так давно спускались.

- Just kidding, - два глотка в себя, мысли собираются сложно и нехотя. – Классика жанра, подцепила на мероприятии мужика, а к утру оказалось, что у него вообще девушка есть, - запинается на последнем слове, прежде чем смешок подавить. – Последние четыре года. – Смеется заливисто, если бы не басы, что отдавали даже по ступням, на неё обязательно обернулись бы люди.

- Они, кстати, до сих пор вроде вместе, on and off. – Губы изогнуты в ухмылке, никогда такого не было и вот опять. Виновата ведь всегда женщина, особенно такая как Сидни Дюбуа. В интернете пролетают извечно фотографии о том, в чьей компании её видели в этот раз. Забавно, конечно, что зачастую домой она никого не тащит, но медиа работает на клики, им за это платят. Поэтому, у неё за последние два года было свыше двадцати мужиков, одноразовых [их так медиа называть любит]. После двадцати Сид просто считать устала, чёрт его знает, кого ещё в её послужной список добавляли. 

Пальцами хватает стопку текилы, на стуле барном разворачиваясь лицом к толпе. Танцпол забит, там люди пытаются впечататься друг в друга в надежде, что им перепадет. Многим и перепадет; многие и имени друг друга по утру не вспомнят. Ею вся эта череда была пройдена, сегодня ей ночь растянуть хочется не потому что вмазалась недостаточно или не успела найти кого-то, кто одиночество разукрасит в блеклые краски.

Ей просто Чейса Паркера и времени с ним мало, мало, мало.

- Дэнни сегодня повезло больше, чем тебе. – Взглядом цепляется за знакомый силуэт, который бросает кивок и удаляется в сторону выхода. Сид собой довольна, matchmaker в ней умирает. Вперед подается, снизу-вверх из-под ресниц густых щурится. – Round 2? – Возможность реабилитироваться или доказать что-то – не столь суть. Стекло приподнимет, мол, accepted, right?

Эй, Паркер, ты же любишь челленджи?

Ногу на ногу, локтями о барную стойку. Голову склонив выискивает потенциальную жертву. В стандартной ситуации обязательно отметила бы уже, кому улыбнуться и кого стоит захватить с собой. Сейчас же все и каждый блекнет на фоне Паркера и вот высокий шатен с толстой цепочкой на шее и татуировками, уже не такой уж и eye-candy.

С у к а.

Спускается со стула, стопки встречаются, Сид опрокинет в себя очередной шот. Добьет парой глотков пива, но перебивать вкус поцелуями, на деле, лучше [вкуснее]. Мелодия напоминает какой-то из ремиксов sickick’а, кажется, don’t mind? Её ведёт битом, слова перебирает беззвучно, в улыбке расплавляясь. Ещё с несколько шагов и растворится в толпе.

- Take your pick, Parker.

Руки в стороны, видишь, Чейс, весь мир как на ладони сегодня больше, чем обычно.

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » feel so right doing the wrong thing


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно