полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » black celebration


black celebration

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

elijah ross & catherine reed
december, 2020
•   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •
♪♪ depeche mode - black celebration ♪♪

https://i.imgur.com/x9ZL7ij.jpg
let's have a black celebration
black celebration
tonight
to celebrate the fact
that we've seen the back
of another black day

Отредактировано Elijah Ross (2022-09-10 17:32:13)

+1

2

Три года назад жизнь невзрачной девчонки из провинциального городка в Техасе Кэтрин Рид кардинально изменилась. В этих изменениях Кэтрин прошла от полного отрицания, что с ней действительно что-то происходит, до тяжелого принятия болезни, в котором вопросы: За что? Почему это именно с ней?, не нашли ответов. Годы борьбы, в которой ни у одного члена семьи жизнь не осталась прежней, и чуть больше года в ремиссии  с построением дальнейших планов на долгое и притягательное будущее, девушка собиралась поступать в колледж. Сегодня она приехала в Даллас, в хорошо знакомую клинику на плановое обследование с легким чувством волнения. Ей не хотелось возвращаться в этот город, но Уильяма не возможно было ни переспорить, ни вытерпеть. Интуиция больно била по внутренностям и буквально, заставляло сердце в тошнотворной ломоте биться в нестройном ритме. Что-то уже на въезде в город говорило: «пора готовится к неприятным новостям». Может дело и не в интуиции, а в заметно ухудшающем самочувствие, которому она могла найти тысячу объяснений, отрицая возможность возвращение болезни.  Девушке хотелось остаться в родном Браунсвилле или избежать  настойчивости брата перебравшись к северной границе США, подальше (она всегда мечтала увидеть снег, почувствовать его на своем лице). По дороге она читала про колледж Карлтон и уже раздумывала попасть в Миннесоту. Может, наконец-то закончит хоть что-то из начатого написанного, забыться в новой истории и не вспоминать ни о чем, что  намертво удерживало в жарком и пыльном Техасе. До отеля «DoubleTree» Кэт добралась на такси. Уильям с ней приехать не смог, хотя обещал к вечеру следующего дня подтянуться. Почему-то ей одной было даже спокойнее. Забросив сумку на плечо, она постояла с минуты у входа в отель, ночь была такой спокойной, что хотелось в этом обыденном спокойствии раствориться. Казалось, что шаг в отель  - это непременно новый виток в жизни, который слишком непредсказуемый, чтобы воодушевленно идти вперед. Она закрывает глаза, делает глубокий вдох, а после, натянув широкую улыбку, на выдохе входит в отель. Здесь ничего не изменилось с прошлого года, даже девушка на ресепшне та же - латиноамериканка с выразительными черными глазами, ее образ лег в основу одного из героев небольшого (естественно, недописанного) рассказа, Кэт собиралась ее убить, но никак не могла придумать достойного способа.

-Добрый вечер! – Кэт бросает под ноги сумку и бестолково улыбается, утонув во взгляде черных бесноватых глаз. Может ее пристрелит прям на рабочем месте какой-нибудь сошедшим с ума постоялец? –Ой, извините! Кэтрин Рид, номер бронировали. – за этим последовала присущая американцам вежливость, в которой поинтересовалась девушка  как доехала Кэтрин и как у той вообще дела. Пустой разговор с пустой улыбкой на лице. Стало тревожно тогда, когда рука сжимала знакомый ключ-карту. Холл пустовал из-за позднего часа, от чего и лифт ждать не пришлось. Она быстро поднялась на 6 этаж в свой номер, по пути в ванную сбросила штаны и футболку, наспех приняла душ. Засыпала уже поздней ночью, оставив сумку на полу в ванной комнате, только медицинские документы взяла с собой в кровать, пролистала их, бездумно, надеясь, что сможет их уже к концу недели сжечь.

Будильник противным сигналом разбудил Кэт в восьмом часу утра. Она  не открывая глаз, нажала на кнопку, что давало возможность еще 10 минут поспать. Усталость брала свое, Да и приятный сон не способствовал пробуждению: яркие цветы, буйство зелени и приятный шум падающей воды, перуанские просторы как на ранее увиденных фотографиях. Так девушка откладывала звонок будильника еще минимум 3 раз, пока не вскочила как ошпаренная, понимая, что шум воды  и наяву. У двери в ванную она неловко ступает и  поскальзывается,  больно упав на спину, приложившись локтями к полу.

-блядь… - вырывается гневно, когда осознает, что произошло. Ползком  добирается до сумки, подхватывает в понимании, что  сухой одежды  нет. – Бляяяядь -  Беглый взгляд по потолку и паника от не знания, что делать. Брат бы быстро с этим разобрался, девушка же в одной футболке, в той самой, в которой спала,  судорожно высчитывая какой номер над ней, рванула к лестнице, босиком поднялась наверх, стремительно пересекая коридор в поисках нужного номера. Абсолютно не заботясь о спокойствии постояльцев, начинает с силой бить кулаком в дверь

-Эй! Открой!  - всему виной, видимо, Браунсвилл, который научил разбираться с проблемами самостоятельно. Да и работа в местном кафе, девушке давал опыт экстренно принимать решения, по крайне мере   с водопроводом. Потому сейчас рвется в чужой номер, нежели сообщить администратору отеля и дожидаться, когда те решат проблему.  – Открой же! – она не перестает стучать, пока дверь постоялец не открывает. Девушка врывается, стремительно пересекая спальню до ванной комнаты. Внутри при беглом осмотре ничего не говорило о том, что затопили ее нарочно или из-за какой-то своей невнимательности. Она  опустилась на колени, заглянув под ванную, перекрыла воду  в номере и только после этого посмотрела на человека, к которому ворвалась.

-ты затопил меня, блядь! – взвыла глядя в светлые ничего не понимающие глаза незнакомца. – Ты слышишь меня? – не дожидаясь никаких ответов, она беспардонно проходит  к  телефону, набирает администратора  и, чувствуя непреодолимую слабость, садится на чужую не заправленную кровать

- в 623 номере потоп, сделайте что-нибудь – нервозность значительно ослабла, когда она услышала ответ. Облегченно выдохнув, она  падает на кровать, стараясь выровнять дыхание. –Доброе утро, Кэт! – шепчет себе под нос, после приподнимается, поймав взгляд ярких голубых глаз. Парень едва ли старше ее самой, видимо, недавно проснулся и точно не рассчитывал на ранних гостей. Его густые брови говорили красноречивее любых слов.

-Это… - черная футболка с концерта «ганс энд роузес» едва ли скрывала белье, от чего девчонка ее подтянула ниже, приподнялась на ноги – Кэтрин – протянула холодную ладонь для рукопожатия. Странное начало тяжелого дня.
[NIC]Catherine Reed[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/GENLRWe.jpg[/AVA]
[SGN]...[/SGN]
[LZ1]КЕТРИН РИД, 21 y.o.
profession: фрилансер, писательница;
[/LZ1]

Отредактировано Mark Ruiz (2022-09-01 10:09:22)

+1

3

Полторытысячи миль выстилается за спиной и Даллас распахивается своим типичным сверкающим урбанизмом навстречу. Полупустая пачка сигарет ждет в пыльном бардачке, а радио разносит по улице меланхоличные мотивы давно заслушанной мелодии, что в очередной раз заунывно напоминает тебе о собственной одиночестве.
Небольшая арендованная квартира брата остается далеко за спиной и его отсутствие на соседнем сидении ощущается остро как никогда. Тем больше ты рефлексируешь, тем быстрее по диафрагмой формируется смутное ощущение пустоты: ты предпочел видеться с семьей чаще, в братом в особенности, однако никто не предупреждал тебя, что так сильно раскидают вас собственные наполеоновские планы по полотну страны и каждый из вас снова окажется сам по себе, как в те далекие сиротские годы, что ты предпочитаешь не вспоминать.
Пытаясь разобраться в хитросплетениях одинаковых улиц, ты едва сдерживаешь болезненное желание повернуть назад, купить билет на самолет, рвануть в привычность своей полутемной квартиры и не выходить из дома еще несколько дней, перебирая пальцами клавиши печатной машинки и перекатывая горечь коньяка по языку и небу, однако изматывающий путь, оставленный за спиной, напоминает о невозможности принятия столь опрометчивого решения.
Телефон сверкает неутешительной темнотой. Он глухо молчит. Фелисити не отвечает, безмолвно давая понять, что, вероятно, очередная попытка прошлое ворошить едва ли обернется новым витком ваших мучительных отношений.
Предзакатное солнце нестерпимо прожигает сетчатку и все больше хочется закурить, но ты и так насквозь пропитался никотиновой гарью, да и новая сигарета уже былого блаженства не принесет.   
-Как добрался? - читаешь не то сообщение, что так ожидаешь, мимолетно вглядываясь в веселое фото приемного брата, чей образ застыл неизменностью со школьных времен. Неловким движение быстрый ответ ты пальцами набираешь и оставляешь совместный ваш диалог молчаливо пустеть до лучших времен: нескорой будущей встречи.
Неспешно затихает мотор и ты, прихватив свой скудный багаж, что исступленно трещит из-за тяжести ноутбука и стопы еще не подписанных одним из любимых автором книжек. Сухая прохлада недорого номера равнодушно встречает и спустя час неприветливо гонит тебя прочь в полумрак незнакомого техасского города.
Ты неторопливым шуршанием отбиваешь свой шаг. Сто метров. Пятьсот метров. Миля. Полупустые кварталы сменяются огнями центральных улиц, что ярко вспыхивают от магазинных витрин и приглушенного света случайного бара, куда и приводит тебя беспорядочный путь.
Едва различимый гул, несколько неприметных затылков, мерцание сотни бутылок позади унылой фигуры бармена. Пять, десять минут и рука опускается на ледяную прохладу стакана, с удовольствием ощущая как мелкие капли впитываются в кожу и успокаивают тебя. Рецепторы жадно вбирают знакомую горечь и горячая тяжесть стекает по груди и плечам.
Твой взгляд бесцельно блуждает пока бармен неохотно втягивает тебя в бессмысленный разговор. Понурый техасец с резким акцентом, приехавший в Даллас на день по делам, бесцеремонно врезается в ваш разговор. В ответ на его вопросы ты признаешь, что ты бухгалтер, не желая выслушивать мнение незнакомца о тяготах и бесперспективности твоего настоящего дела. Хотя с таким же успехом, ты мог признаться, что ты космонавт, ведь Джордану и саму есть, что тебе рассказать: про старых друзей, поселившихся в городе, ссору с сыном, которому он не решается позвонить, и неординарную личность Трампа.
Его голос невыносимой наждачкой проходится по ушам, пока густой перегар вызывает приступ тошноты и ты опрокидываешь второй? третий? стакан. Так вечер становится более сносным. Голос незваного собеседника глухо растушевывается и уходит на задний план.
Бар закрывается в два, оставляя за дверями пару заядлых кутил, что мгновение спустя исчезают за поворотом и только Джордан удушливым смрадом окутывает тебя, неистово сдавливает плечи и ребра. И лишь бесконечные минуты спустя ты исчезаешь прочь, запрыгивая в спасительный Uber.
Тяжелый сон безжалостно ложится на грудь и бесконечное мгновенье спустя анонимный голос из тьмы выдергивает тебя. Руки небрежно считают купюры и ты безвольно выковыриваешь себя из пропахшего бензином салона.
Темные окна отеля встречают безрадостно и ты мучительно высчитываешь ступеньки до собственного этажа. Ключ не сразу слушается, но в конце концов ты устало прислоняешься к двери, устало захлопнув ее за собой. Хлорированная вода едва ли смывает твою многовековую усталость, а мозг упрямо диагностирует длительный недосып. Нейроны беспорядочно коротят и обесточивают последние остатки сознания. Ты тяжким грузом падаешь на кровать. 
Эти пару часов ты не спишь, ты попросту умираешь и только сам дьявол к жизни тебя безжалостно возвращает. Иначе не можешь ты объяснить, откуда доносится преувеличенный грохот. Скорее всего, из преисподни.
  Растерянно ты босиком до выхода из номера кавыляешь и без лишнего промедления дверь открываешь, чтобы узнать, как выглядит дьявольское лицо. И все что ты понять успеваешь: высокий голос и искаженные гневом распахнутые девичьи глаза.
Стремительно следом за ней ты в дверь по соседству ныряешь и с ужасным скрежетом соображаешь, что ноги по щиколотку мокнут в проточной воде. Это открытие быстро тебя пробуждает и ты опускаешь вниз, позволяя насквозь вымокать вчерашним штанам. Суетливо с опаской ты тщетно про себя вспоминаешь, выключил ли ты чертов кран, но с внезапным облегчение замечаешь, что он упрямо молчит.
-Не похоже, что это сделал я. Скорее всего, прорвало трубу, - запоздало находишься ты, ощущая, как тебе сбивает с толку напористость внезапной незнакомки, что быстро находится, перекрывая трубу и тем самым предотвращая всемирный потоп.
С трудом ты остатки сна прогоняешь и с искренним удивлением за девушкой наблюдаешь, что совершенно бесстеснительно мечется по комнате, являя миру гладкие бедра, и ты изумленно отводишь на секунду примагниченный к ее силуэту взгляд.
-Что они сказали? - негромко интересуешься ты, беспомощно наблюдая, как мокрая одежда девченки оставляет круги на простынях. Лишь про себя ты подмечаешь, как каштановые мокрые локоны проказливо липнут к скулам и тонкой девичьей шеи, в то время как недостаточный отрезок ткани настойчиво и влажно липнет к спине и острым соскам.
-Эй, эй, ты чем-то ударилась? - внезапно ты отвлекаешься от беззастенчивых мыслей, наблюдая за тем, как смутная рябь пробегает по едва знакомым чертам, заставляя девчонку на мгновенье разбрасывать лианы волос по простыням.
-Давай позвоним еще раз, наверняка, у них есть дежурный врач. Кажется, ты упала, - не зная как реагировать, ты продолжаешь топтаться на месте ровно до тех пор, пока девушка не замечает своей излишней наготы, видимо надеясь натянуть футболку до худощавых острых коленок.
-Должно быть, ты быстро бежала, спасаясь от потопа, - с легкой смешливостью реагируешь ты, иронично подмечая ироничность всей сцены.
-Росс. Элайджа Росс, - неловко в ответ подаешь ладонь, ощущая прохладную влагу и гладкость ее кремовой кожи, - Приятно познакомиться, - предаешь выразительной акцент стандартной фразе, - Это, определенно, войдет в мой топ-пять самых необычных знакомств. Тебе дать полотенце? Плед? Штаны?...Если тебе и так удобно, я не против, ты только скажи.
-Их медсестры нет на месте, - спустя пару минут констатируешь ты, опуская трубку прикроватного телефона, - Думаю, имеет смысл все же обратиться к врачу. Иначе как мы собираемся отсудить у них компенсацию за ущерб? - пытаешься убедить Кэтрин ты, нарочито дружелюбно улыбаешься ты, инстинктивно и пока необъяснимо зачем пытаешься глупо шутить и расположить к себе  внезапную незнакомку, мило ругающуюся матом.

Отредактировано Elijah Ross (2022-09-01 00:27:30)

+2

4

Он не похож на того, кто живет в Техасе: бледный, худощавый, вымученный взгляд и дружелюбная улыбка на пересохших губах. Она стоит достаточно близко, чтобы понимать – ночка у малознакомца была веселой, а пробуждение тяжелым.  Привыкшая к мексиканцам, Элайджа для нее выглядел завораживающе иначе: вместо горящих карих глаз, она видит небо перед собой, вместо грубой кирпичного цвета кожи, светлую и тонкую, и на этой светлой коже темные брови придавали всей картинке что-то маняще живое. Она молчит, удерживая его руку и  раздумывая о том, что он как раз мог бы быть тем самым сумасшедшим, убившим ее любимую героиню – Марию на расепшне, может даже душит ее пледом, в этот момент у детектива, который будет расследовать ее убийство, плачущее небо под ногами.

-для меня тоже… - задумчиво отвечает то ли на то, что ей приятно это знакомство, то ли тому, что такое знакомство в памяти займет особое место. Упускает некоторые фразы из внимания. Длиться это вечность не могло, она опустила взгляд на чужую руку, зацепилась за наручные часы и с ужасом осознала, что через 25 минут должна быть у кабинета врача. –Черт! – она отступает к двери, мечется в желании уйти и в понимании, что в одних трусах она вряд ли до больницы доберется. Бросает оценивающий взгляд на малознакомца.

-Ну, вообще, да. Мне нужна твоя одежда, ботинки и мотоцикл –  глупо спородировала героя небезызвестного боевика и над собой же усмехнулась. Постоянное общение и жизнь с братом дают о себе знать. –А машина есть правда? – после подобной фразы, по классике, ей бы стоило сжать его кисть до хруста костей и отобрать ключи, но все это не боевик, а она не робот из будущего – Я опаздываю в больницу, здесь на машине минут двадцать, если мы немного поторопимся – не дав возможности тому сказать нет, она  выхватывает из его рук одежду и стремительно скрывает за дверью, бросив  - через 5 минут внизу.

В  номере ее уже ждал администратор – молодая девушка с золотым ровным загаром, она улыбалась широкой улыбкой густо подведенных красной помадой пухлых губ.
-Извините… - начала было она, но Кэт тут же перебила – Давайте мы с Вами это обсудим позже,  я сильно опаздываю. Вы мне просто почините все. – Не обращая внимание на возню в ванной, она натянула на себя чужие штаны, что и стоило ожидать при разнице в росте, выглядела она как сумасшедшая.  Подошла к своей сумке у кровати, достала из нее косметичку и  маникюрные ножницы. Выбирать не приходилось. Сняла с себя и отрезала их так, чтобы выглядели шортами. Ремнем подтянула у талии и частично безобразие скрыла футболкой. Стянула с тумбочки нужные документы и телефон, оставив администрацию отеля разбираться с проблемой, поспешила спуститься на лифте вниз. Время в лифте казалось вечностью, когда торопишься все идет медленно, кроме неумолимой часовой стрелки. Характерный сигнал и двери  медленно открываются. – Ну же… - мнется в нетерпении, а после  выскакивает в холл отеля, ловит сразу взгляд нового знакомого, отмечая, что парень точно не из Техаса, иначе его тут не было, ведь ее проблемы – это только ее проблемы.

-Спасибо – с губ слетает искренняя благодарность, и чтобы не терять время она тут же сообщает – нужно в центр им.Андерсона на пересечении Эствуд драйв и бульвара Клары Бартон. – парень ведет на парковку, и именно в этот момент к девушке приходит осознание того, куда она едет. Страх стал подниматься к горлу,  на периферии своих мыслей она слышит короткий сигнал разблокировки сигнализации,  садится на переднее пассажирское сиденье уже пытаясь выровнять дыхание. Бумаги рассыпаются под ноги, она закрывает ладонями глаза и выдавливает – езжай. – паника всего лишь психологическая проблема, чтобы отвлечься она проворачивает звук магнитолы. Нужно услышать музыку. Слышать только музыку.
… Your optimistic eyes  переводит взгляд на Элайджу, вымученно улыбается может напуганным, может растерянным глазам заложника ситуации.  … I want to take you..  сжимает пальцы в кулак и отворачивается к окну. Она не пристегнулась, но нужна ли осторожность ей?  Размеренный чужой голос, меланхоличная музыка вернули контроль над дыханием. Она молча собрала чертовы бумаги под ногами и до конца пути не оборачивалась к новому знакомому, только время от времени сообщала на какой улице свернуть.

-Мы приехали. – автомобиль мягко останавливается на далеко не пустующей парковке медицинского центра. Снова непродолжительная тишина. Она опаздывает уже как три минуты, но выходить из  черного форда фьюжн не спешит. – Спасибо. – наконец-то цепляется за чужой взгляд как за спасательный круг. Ей не хватает Уильма сейчас, но, видимо, уже пора взрослеть и самой решать свои проблемы. Пытается скрыть свой страх под широкой улыбкой. Выходит из автомобиля на ватных ногах, будто собирается услышать приговор суда и сесть в тюрьму. Прежде чем закрыть за собой дверь, заглядывает в салон и выдает. – Мы с тобой не прощаемся. I'll be back – снова паршивая пародия, но искренний смех. Не дает возможность ответить на эту фразу, ей не хочется думать, что к вечеру сегодняшнего дня, если Уильям не объявится, ей придется вариться в собственных мыслях сидя одной в сыром номере. Только не сегодня. Она оборачивается лицом к медицинскому центру, отмечает, что за год тут совсем ничего не изменилось, по ощущениям, будто только вчера стояла перед ним, на автомате тянется к карману, чтобы достать телефон посмотреть время и сообщить брату, что на месте, но карман оказывается пустым. Сует руку в другой карман.
-Да твою ж мать! - видит уже выезжающий  на дорогу знакомый форд. Идти назад смысла нет, а брат если захочет, достанет ее даже испод земли.

[NIC]Catherine Reed[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/GENLRWe.jpg[/AVA]
[SGN]...[/SGN]
[LZ1]КЕТРИН РИД, 21 y.o.
profession: фрилансер, писательница;
[/LZ1]

Отредактировано Mark Ruiz (2022-09-01 19:46:03)

+1

5

Время оборачивается тягучей жвачкой и совершенно неожиданно для себя ты становишься свидетелем некого весьма своеобразного и отчасти сюрреалистичного шоу. Хрупкая полуобнаженная девушка с едва заметными признаками изнеможения на оливковом тоне лица иронично пародирует героя известного кинофильма, пуская в дело весь свой актерский талант. После чего без всякого промедления ловким движением подтянутых ног она ныряет в необъятную бездну твоих синих штанов, что упрямо норовят соскочить с гладких округлых бедер, но и этого Кэтрин долго не ждет, вооружившись парой миниатюрных ножниц, безжалостно и кромсает любимые тобою штаны, пока ты успеваешь только рассеянно распахнуть глаза и удивленно выдвинуть вперед подбородок, промямлив неразборчивые слова:
-Эээ…окей, куплю себе новые джинсы, - девушка едва ли замечает тебя, охваченная непонятным порывом, суетливо выныривая из невыносимо неторопливого лифта и ты лихорадочно послушно плетешься за ней, прикрывая неудержимый позыв зевнуть и зажмурить опухшие от недосыпа глаза.
-Пересечение Эствуд Драйв и Бульвара Клары Бартон, - под давлением неотступных шоколадных глаз твои вялые пальцы забивают незнакомый адрес в графе навигатора, рука дергает за привычный рычаг, нога расторопно давит на тугую педаль и машина плавно выворачивает на бойкую мегаполисную полосу.
Петляя между незнакомыми панорамами города, пробираясь на ощупь словно слепец, ты поворачиваешь голову в сторону своей эксцентричной спутницы, чтобы задать какой-нибудь вежливый пустяковый вопрос, однако твой взгляд натыкается лишь на хрупкость сдавленных неизвестной эмоцией плеч и непослушные пряди волос, тоскливо сбегающие вниз по темной нелюдимой фигуре.
Ты не пытаешься завязать разговор, ощущая разительный перепад атмосферного давления в безмолвном салоне и непонимающе врезаешься взглядом в бесконечный автомобильный поток, машинально выкручивая звук знакомой песни из плейлиста на высокую громкость. Из динамика льется меланхоличных потоком плачь гитарных струн и голос Лиры Линн цвета сепия окутывает вас с головой, иронично резонируя с вибрацией густого молчания между ней и тобой.
-Мы на месте, - твой собственный голос невольно вытягивает тебя самого из мелодического транса, когда в глубинах подсознания погасает последние низкие басы уже другой музыкальной истории от известной британской группы с французским названием, что отдается не менее давящей ломотой на острие подсознания.
  -Тебя подождать?  - бессмысленный вопрос получает немой ответ, - Тогда до скорой встречи, Т-800, -  бормочишь ты скорее себе самому и невольно посылаешь улыбку в ответ, наблюдая за новой сменой градиента на симпатичном лице и ошарашенно глядя ей вслед, едва различимо качаешь из стороны в сторону свинцовой головой.
Ты выжидаешь от силы пару минут и нехотя поднимаешь с руля смазанное лицо. Засыпанные песком глаза ударяются взглядом о вычурную табличку на здании напротив тебя и странный порыв заставляет тебя неровным ритмом в поисковике отбивать впервые услышанное название “Центр им.Андерсона”. Моментально ты получаешь внезапный ответ: раздел “онкология”.
Хаотичное множественное столкновение ресниц приносит тебе внезапное осознание, что неизвестным темным вакуумом пробирается в изможденный мозг и тенью оседает в грудине. Ты и сам не знаешь, что тебе следует ощущать и с трудом находишь объяснение внезапной тоске из-за смазанной тернистой истории порывистой незнакомки. Навигатор вновь бросает тебя из улицы в улицу, а в голове поселяется гнетущая грусть и пустота, которая немощно колыхается в расщелинах подсознания на протяжении всего мучительно долгого дня…
В 18: 47 ты распахиваешь дверь, окунаясь в прохладу пустынной развороченной комнаты и первым делом растворяешь жалюзи окна, опуская тело в старое кресло. Неизведанный город высится своим сверканием и декабрьской свежестью над твоей головой. Электронный календарь навязчиво уведомляет о приближении завтрашнего полудня, ради которого дорога и забросила тебя в техасскую столицу, где прежде ты не бывал.
-Такс, - закрывая ненужные вкладки и мельком поглядывая на телефон, ты широким движение отворяешь скромный минибар отеля и беспомощно шаришь рукой по полке, пока твой выбор не останавливается на крохотном бутылке Jack Daniels, что принимается звонко журчать, едва ты отворяешь миниатюрную крышку и наслаждаешься первым бодрящим глотоком.
-Клаудия приняла ваш заказ 17 декабря, 20:00, - пестрое уведомление служит напоминанием о том, зачем тебе понадобилась жидкая смелость, стекающая по саднящему горлу. Быстрым движением ты смахиваешь экран в сторону, позволяя зрачкам в очередной раз изучающе пробегаться по гибким чертам юной латиноамериканки, что совсем отдаленно может напомнить кого-то из настоящего или прошлого, что ты должен был уже позабыть.   
-Бум-бум, - во второй раз разносится по комнате протяжный стук в дверь и ты удивленно поднимаешь брови, на всякий случай направляя зрачки на циферблат часов, и тревожно подмечаешь, что это не Клаудия.
-Т-800! Это ты! - восклицаешь ты, пропуская напористую Кэтрин вперед и опускаешь взгляд на гладко переливающуюся бутыль, что девушка крепко сжимает в хрупкой ладони. Тебе хватает доли секунду, чтобы все осознать и твой мозг принимается посылать тревожный сигнал.
-А это зачем? - ты киваешь в сторону горючего виски, смещая фокус внимания, - Ты хочешь здесь это пить? - предвосхищая ответ, ты моментально ощущаешь тупую нервозность, что бьет тебя по позвонкам своим скользким рыбьим хвостом, ведь юная Рид появляется у тебя на пороге не весьма своевременно, - Если честно, ко мне должны прийти…Но у меня есть около часа…Ничего? 
-Как ты? Все прошло хорошо? - источая вежливость, неловко улыбаешься ты и судорожно проводишь ладонью по волосам.
-Так ты навещаешь кого-то там или работаешь? - выждав пару медлительных секунд и осев на кровать, ты подаешь неуверенно голос, боясь заступить непрошенными вопросами на запретную территорию, пусть и едва сдерживаешь накатывающее любопытство, что смутно мешается с какой-то неприятной холодной тоской.

Отредактировано Elijah Ross (2022-09-07 11:51:43)

+1

6

Шаг отдается ноющей болью в бедре.  Кэт задерживается у входа, чтобы дать себе с ней свыкнуться и убедить себя, что это нормально, может, когда торопилась утром ударилась и не заметила, может, неловко ступила на ногу или еще что-то, причин может быть множество, кроме рака.

-Доброе утро – она широко улыбается, блеск в ее глазах был вызван вовсе не глупой жизнерадостностью, это подавленные слезы боли, страха и тревоги, с которыми каждый шаг давался все сложнее. Запах специфичный густо укладывался на волосы и лип к коже, одежду можно даже не стараться выстирать, она ее выбросит сразу же, как окажется в номере. Кэт себе представляет смерть именно  с этим запахом, с глазами матери, потерявшей ребенка, с руками больного, умирающего от истощения. И голос…голос мягкий, успокаивающий, как  у Эда Милтона – врача молодой девчонки из Браунсвилла, что в Техасе. Он разведен, что тяжело не заметить по отсутствию кольца на пальце и совместной фотографии когда-то находившейся на столе. Он еще молод, почти такой же, каким принимал ее      в качестве лечащего врача 3 года назад. Она итак уже прожила больше прогнозируемого времени. Этот, гладковыбритый подтянутый мужчина провожал Кэтрин как личную победу, встречал сейчас несколько обеспокоенным, его губы были поджаты, от чего улыбка выглядела неискренней, выжатой из ничего, словно ненастоящая улыбка клоуна.
-Доброе утро, Кэтрин! А ты опоздала - нотки строгости в голосе как-то оживили мертвую обстановку кабинета.
-С утра в отеле ЧП произошло – страх в голосе сожрал начальные слоги, что ее слова прозвучали как оправдание перед деспотичным отцом, который вне зависимости от того, что ты скажешь – все-равно накажет тебя по всей строгости.
-А брат где?
-Я сегодня одна – что-то больно вонзило коготь в мясо за грудиной. Одиночество? Тоска? Что?
-Хорошо – Милтон опустил голову к довольно увесистой карточке Кэт – надо пройти дополнительное обследование, это не займет больше двух часов, и завтра к этому же времени подходи. Уилла-то только сегодня не будет или ты совсем теперь самостоятельная? – он разговаривал с ней так, будто до сих пор видит перед собой ребенка, а на самом деле не хотел, чтобы она в его кабинете завтра была одна. –Должен приехать – последнее что ею было озвучено сегодня Милтону, она взяла выписанное направление, чудом возникшая медсестра должна была проводить до кабинета, она о чем-то болтала словно радио, работающее на фоне, энергичное, требующее от тебя только кивать и улыбаться. От того, сколько приходилось улыбаться у нее заболели щеки, а держать себя в руках становилось все сложнее. Она ложится в аппарат мрт, слышит стандартные фразы и старается не шевелиться. Это место как гроб – стенки давят на то, что осталось, звук словно брошенная земля на крышку гроба. Раз.два… и тебе нельзя шевелиться, ты не можешь, ты здесь и сейчас мертв. Кэт даже дышать старается медленнее.

К обеду она уже освободилась. Деньги были при ней, потому поймав такси, вернулась в отель. Знакомого форда на месте не было, а это означало, что Росс катает ее телефон, в лучшем случае, в худшем -  спер и уже пересекает границу с…Канадой. Такой бледный мужик явно с севера.
На ресепшне все  та же Мария. Кэт снова, при виде нее, начинает фантазировать о причинах, почему она работает без выходных: может, потому что одна содержит малолетнего брата и собственного ребенка, денег не хватает, приходится работать на износ; а может, ей просто некуда пойти и живет она в этом отеле.
В номере она звонит брату, гудки настолько продолжительные, что начинала терять терпение. На него это так не похоже было, и уже в момент, когда она собиралась трубку положить – он принял.
-Уилл, где тебя черти носят? – звонкое возмущение оглушило брата по ту сторону трубки 
-Сестренка? – его голос бесил – а ты чего не со своего мобильного звонишь? – первый вопрос и совсем не о том. Если бы не злость, она могла бы и разрыдаться.
-Где ты? – холодный вопрос в ответ. Ей уже не хотелось  видеть ни его, никого больше, взять все, что осталось и сбежать к противоположной границе США
-Я вынужден задержаться, Нэсси
-Да не называй ты меня так! – вскипела Кэт, чем обрадовала брата. Он рассмеялся и добавил 
-Ну вот узнаю свою сестру. У тебя все хорошо? Что Милтон сказал?
-Да все хорошо. – соврала так убедительно, что сама в это поверила -  Я задержусь тут на пару дней. Мой номер затопили, и теперь я могу бесплатно тут окопаться на пару дней. Хочу глянуть на Даллас.
-Я приеду за тобой.
-Нет – резко отрезала в ответ – не надо – чуть смягчившись, -я сама доберусь, Уилл. Увидимся дома.  – не дав возможности тому что-либо сказать, она положила трубку и сразу рванула в душ, потратив на то, чтобы смыть с себя больничный запах не меньше получаса, одежду перед уходом она из сумки не достала, потому та так и оставалась мокрой – блядь! – приходится надеть на себя в чем пришла с приема. Расстроенно, чувствуя еле сдерживаемую тошноту. Этот запах ассоциировался не только со смертью, еще и с химическим  привкусом во рту от химиотерапии, с болью и непрекращающейся тошнотой. Она разобрала сумку, легла в кровать в желании или почитать, или хоть что-то написать, но строчки глухие и бессмысленные плясали на периферии осмысленности, а белый лист, так и оставался незамаранным ни строчкой, ни словом. Стены ее номера стали слишком тяжелыми и тесными, будто снова в аппарате мрт или уже в гробу. Здесь душно и темно.  Она стянула с тумбочки кредитку, утопила в глубоком переднем кармане самодельных шорт и выскользнула из номера как рыбка из рук своего палача.
Пестрые витрины с кричащими вывесками и полками  ненужных вещей ее занимали не больше, чем рассматривание стен в номере отеля, но здесь были люди, и в потоке этих людей, она фантазировала, какая бы могла быть ее жизнь на месте незнакомца. Задержалась девушка в парфюмерии, в желании найти что-то, что перебьет преследующий ее уже 3 года запах.

Мысль о новом знакомом какой-то теплой надеждой прошлась по собственной опустошенности, когда одна девушка показала на шорты и подняла большой палец вверх. Кэт улыбнулась за весь день впервые искренне, сворачивает в магазин алкогольных напитков, выбирает  бутылку скорее по красоте, чем по содержимому, но цена довольно внушительно легла в кассу магазина.
Вернувшись в отель, она сразу поднялась на этаж выше собственного номера, постучала в дверь один-второй раз и забыла вообще обо всем, когда дверь открылась, она услышала свое новое прозвище, куда веселее, чем то, что Уилл с Марком когда-то выдали, будто навсегда забыв ее настоящее имя.
-Я обещания держу, Эл – она зашла внутрь теперь чувствуя неловкость, словно вторглась в чужую жизнь как вихрь, разрушающий сны. Она ничего не успевает сказать, как услышит подтверждение собственным ощущениям – А, ну… - извиняться она не хотела, потому что вину не чувствовала, но неловкость хлестко дала пощечину, от чего лицо горело и будто поднимался градус температуры собственного тела. Стоило бы сейчас уйти, да и не мешать, но ее пригвождают к месту вопросы, которые она не хотела бы ни слышать, ни отвечать на них, ни тем более думать. Из этих трех пунктов осталось только – ответить. Она ловит чужой взгляд, пытается понять, что видит перед собой. Молчит непродолжительно. Подходит к тумбе прикроватной и с шумом ставит на нее бутылку.
-Это за помощь – холод в голосе, искра злости во взгляде – я, кажется, в твоей машине оставила свой телефон. Можем посмотреть? Прямо сейчас.

[nick]Catherine Reed[/nick][icon]https://i.imgur.com/GENLRWe.jpg[/icon][pla]<img src="https://i.imgur.com/76zrgwm.png" title="...">[/pla][lz1]КЕТРИН РИД, 21 <sup>y.o.</sup><br><b>profession:</b>фрилансер, писатель <br>[/lz1]

Отредактировано Mark Ruiz (2022-09-09 11:05:07)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » black celebration


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно