полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 30°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Только ли шалость?


Только ли шалость?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Гермес/Кэсси/Скорпиус

Любовный многоугольник под отблески каминов и песни святочного бала....

[nick]Hermes Flauell[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoyD52b.png[/icon][lz1]ГЕРМЕС ФЛАУЭЛ, 16 <sup>y.o.</sup><br><b>faculty:</b> slytherin<br>[/lz1]

+3

2

[nick]Hermes Flauell[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoyD52b.png[/icon][lz1]ГЕРМЕС ФЛАУЭЛ, 16 <sup>y.o.</sup><br><b>faculty:</b> slytherin<br>[/lz1]

Мантия была скроена идеально. Темно-бордовый цвет шел к моим волосам, оттеняя их еще более ярко. Мне нравилось мое отражение в старинном зеркале в нашей общей спальне для шестого курса, и я уже не в первый раз рассматриваю себя в преддверии Святочного бала. Возможно, кто-то посчитает меня слишком тщеславным, но мне все равно кто и что подумает. И всегда было все равно: мало кто мог сравниться с моей семьей по чистоте крови. Разве что Малфои. Так почему я не могу гордиться этим? И тем, несколько это имеет значение даже в современном мире, полным терпимости. Вынужденный терпимости.

Мерлин, я ненавижу то, во что превратилась школа, открывающая свои двери всем, в ком течет магия. Даже если она пробудилась в том, кто просто ее не достоин, это не имело никакого значения. Древние традиции, избранность, важность магии для мирового сообщества: все это теперь попрано, и на мой вкус Хогвардс давно перестал быть лучшей школой Европы, но деваться некуда. Не начинать же обучение среди неотесанных мужланов или за океаном? Мои родители такого варианта не рассматривали, да и я благодарен им за это. Теперь, на шестом курсе, я в полной мере ощущаю себя наследником рода, куда более высоким по статусу, чем полукровки или те, кто и их хуже. Но увы, такие слова в стенах школы говорить запрещено, а я свято чту устав и не планирую лишаться очков факультета просто из-за того, что приходится существовать рядом с теми, кого тут быть не должно.

Вздыхаю, поправляя манжеты, вновь окидываю себя взглядом, задумавшись на секунду, согласится ли Эллейн пойти со мной на бал. Знаю, что она отказала всем претендентам, но у меня куда больше шансов, чем у любого на этом факультете. А другие я даже не рассматриваю. Ее мягкие каштановые волосы отливали медью, но не так явно, как мои. Красивая и породистая девушка, она была самым лакомым кусочком из всех, кто учился на Слизерине, и именно она должна была войти со мной под руку в бальный зал. Конкуренции я никогда не боялся, я был уверен в себе и том, что передо мной мало кто устоит. Кэсси над моими шутками смеется так, как ни над чьими, и это давало мне лишний повод убедиться в том, что и Эллейн не сможет устоять. После парадной мантии переодеваться в школьную не хотелось, но пришлось – следующий урок Прорицание, и мне не хотелось опаздывать на него. Девчонки тащатся от хрустальных шаров и гаданию по кофе, а я могу рассматривать их, наслаждаясь беззаботностью. Ну кроме Эллейн, которая всегда держалась холодной статуей, прекрасно осознавая свою красоту. Надо бы подойти к ней прямо перед занятием, чтобы у нее не было времени для маневра. Впрочем, мне он и не должен понадобиться, если подумать.

//// Девушка стояла, прижимая к себе учебник, переливающийся радугой в полумраке коридора. Я улыбаюсь, подходя к ней, предлагая ей сразу же составить мне пару на бал, но она лишь склонила голову, темнея своими глазами в сожалении. О, так она уже обещала пойти другому.
Интересно, кто этот другой, решивший увести у меня из подноса самую желанную волшебницу во всей школе? Наверное, я просто не привык к тому, что мне отказывают: с детства родители внушали мне довольно простые истины о том, что наша кровь ценнее любой другой, и их отпрыск просто не может быть личностью заурядной. Я рос с этим знанием, и до сих пор не смог осознать тот простой момент, что не все люди думают так же. Я в недоумении поглаживаю листья злотоглазки, до которых могу дотянуться со своего места - никогда не любил травологию, но сейчас мне отчаянно требовалось как-то занять руки. Я не умел проигрывать, и был готов сделать все, чтобы человек, который увел у меня самую красивую девушку, очень сильно об этом пожалел. То, что она предпочла другого меня не волновало - она просто не знала и не понимала, какая удача вот-вот спуститься к ней, так что временно я готов закрыть глаза на ее необдуманный поступок. Жаль, что она так и не выдала своего кавалера, который будет кружить ее в танце на святочном балу, прижимать к себе, а после уведет в один из укромных уголков старого замка, созданного в том числе и для того, чтобы упиваться юностью.

Отредактировано Miles Quinn (2022-09-01 11:00:04)

+3

3

Волшебная палочка удобно покоится в рукаве школьной мантии, пока профессор Трелони вещает что-то о гаданиях на шаре и картах Таро. Я в очередной раз задаюсь вопросом, почему вообще выбрала курс Прорицания как предмет, на который хочу ходить, если моей прерогативой всегда было Зельеварение и Защита от темных искусств. Такая неточная, абстрактная наука как Прорицание с детства вызывала во мне по больше части раздражение вместо любопытства, свойственного большинству девушек, желающих заглянуть в судьбу и прочитать оставленные им знаки. Если бы не пророчество, о котором знает каждый живущий ныне маг и ребенок, потому что оно определило  судьбу Волдеморта и великого спасителя волшебной Британии, я бы вообще считала пророчества сущей ерундой, не достойной внимания. Но живой пример заставил относиться к предмету с большим вниманием и уважением. Впрочем, я всё равно думаю отказаться от него в следующем семестре.
Сивилла Трелони говорит медленно и размеренно, почти медитативно, и я прикрываю украдкой рот ладонью в попытке скрыть зевок, рвущийся из меня наружу – ночь выдалась бессонной в честь приближающегося Святочного Бала, я не могла сомкнуть глаз и до утра бессмысленно куталась в плед в надежде всё-таки отключиться от усталости и нервного напряжения. Я знала, что у меня нет никакого шанса пойти на бал со Скорпиусом, потому что мы брат и сестра. Нам не положено. Знала, но все равно слепо надеялась на то, что Скорпиус, возможно, откажет всем претенденткам, придет один и тогда мы сможем провести вечер в непосредственной близости друг от друга пусть и без пары.
Но ничего не вышло.
Я отказала на три приглашения к тому моменту, когда случайно узнала от брата, что он уже пригласил кого-то пойти с ним. И эта «кто-то», конечно же, согласилась. Не могла не согласиться, потому что Скорпиус Малфой один из самых популярных мальчиков не то чтобы на курсе, но и вообще в школе. Конкуренцию ему составляют разве что Гермес и Альбус-Северус, но последний исключительно из-за всеобщей популярности отца.
Плотно сжимаю губы в немом раздражении, потому что спросить брата в лоб о том, кого он позвал на бал, кажется мне унизительным – я боюсь, что в глазах заблестят слезы, а голос сорвется. Одна только мысль, что Скорпиус войдет в большой зал под руку с какой-то другой девочкой, заставляет меня захлебнуться ревностью и отчаянной грустью. И именно в тот момент, когда я думаю о возможной кандидатке в его партнерши, на парту передо мной медленно опускается оригами-дракончик. Вскинув голову, я нахожу взглядом Гермеса на соседнем ряду - он делает вид, что чрезвычайно сосредоточен тем бредом, который несет Сивилла, но я точно знаю, что записки в виде дракона передает именно он.
Перед тем, как я расправляю записку по парте, дракончик выдыхает маленькое облачко огня, привлекая к себе внимание, но я закрываю текст послания рукой от всех любопытных лишних глаз. Гермес зовет меня пойти с ним. И я испытываю облегчение от мысли, что меня будет сопровождать красивый юноша, потому что уже смирилась с позорной участью идти одной, отшив троих кандидатов в спутники на главное событие года. В том году на бал я ходила с Альбусом-Северусом, а после мы пол ночи играли в снежки и валялись в снегу под раскинувшимся над нами черным глубоким звездным небом. Было весело и я чувствовала себя очень счастливой даже не смотря на то, что согревающие чары слетели с меня где-то в середине прогулки, у меня замерз нос и вымок подол платья. Тогда я еще не была так отчаянно увлечена своим собственным братом и мыслями о том, насколько всё это неправильно и порочно. Жить, определенно, было проще.
Записка от Гермеса короткая и по существу. Но меня это не задевает и не обижает, я просто чиркаю на ней же в ответ своё короткое «да» и отсылаю назад в то мгновение, когда профессор Трелони отворачивается от нас, задумчиво разглядывая что-то за окном. А потом тычу пальцем под партой Скорпиуса, чтобы узнать, какая пара у нас будет следующей. Прикосновение к брату привычное и допустимое, но я всё равно чувствую, как у меня покалывает кончики пальцев.

[NIC]Cassiopeia Malfoy[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/DRteCA1.png[/AVA]

[LZ1]КАССИОПЕЯ МАЛФОЙ, 16 y.o.
faculty: Slytherin
fatal love: Scorpius & Hermes
[/LZ1]

Отредактировано Denivel Simon (2022-09-01 21:30:30)

+2

4

Чем ближе был Святочный бал, тем меньше о нём было разговоров. В воздухе висело напряжение, большинство волшебников уже определилось с выбором партнёра, и теперь были заняты оттачиванием деталей: в образе всё до последней ниточки должно быть идеальным, особенно у Малфоев. Моя мантия будет классической чёрной, расшитой по воротнику едва заметными изумрудными нитями, чтобы придать виду лоска и роскоши. Кэсси же вид своей мантии держала от меня в строжайшем секрете, и, несмотря на то, что я то и дело язвил и подкалывал её на все эти девчачьи темы о том, что у неё ничего не готово, или того хуже, наряд не безупречный, она не сдавалась и продолжала отшучиваться. Я вокруг себя ареола таинственности не создавал и не восторгался приближающимся событием, мне казалось, что оно слишком переоценено. Да, бал, да, красиво, да, повод заявить о себе, покрасоваться и посмотреть на других, но я вас умоляю — мы и без этого ослепительного блеска самая яркая четверка в Хогварстсе. Все хотят с нами дружить и нравиться нам, или стараются хотя бы не попасть в немилость, а когда мы все вместе идём после уроков в комнату, в след нам шлейфом по коридорам разносится шёпоток, как приятный, ласкающий уши шелест осенних листьев. Чувство собственной значимости разгорается в каждый из таких моментов: мне лестно знать, что мои родители — чистокровные волшебники, и весь наш род оставил отпечаток на истории магии. Родители Альбуса-Северуса и Гермеса такие же, но ведь с абы кем мы с сестрой дружбу не водили, так что не удивительно, что в нашему кругу общения были лучшие из лучших.

Нотки высокомерия в Гермесе меня заводили, его взгляд на каждого в нашем классе был полон упоительного превосходства, он совершенно точно знал себе цену и не терпел возражений, как знал её себе и я. На первом курсе мы ненавидели друг друга, я считал соперником его, а он — меня, и не напрасно. Если что-то удавалось Флауэллу, и его хвалили, то я ставил цель делать это лучше, тогда ещё не понимая своей исключительной особенности и уникальности. Прошли годы, и стало понятно, что, участь на одном факультете, нам совершенно нечего делить, а сильные и мудрые люди должны объединяться, так пару лет назад и сформировался наш квартет. И теперь мы планировали пойти на Святочный бал, но кто и с кем? В этом вопросе творилась полная неразбериха. Сначала я твёрдо придерживался мнения, что спутница мне не нужна, да и достойных кандидаток не намечалось. Несколько девочек посылали мне записки, но каждой из них я холодно отвечал, что пойду один. Только Кассиопея, моя сестра, смотрелась бы рядом со мной эффектно, но наше общество к такому ещё не готово. Мы с ней и так постоянно вместе: на уроках, в библиотеке, на квиддиче, куда я прихожу её поддержать, ведь Кэсси — ловец команды Слизерина, а я к этому спорту как-то не проникся. Меня больше интересовали дополнительные часы зельеваренья, поэтому именно этой науке я посвящал свободные часы, но на матчи ходил, потому что сестра была тем малым в мире, к чему я был неравнодушен.

Все изменилось в библиотеке неделю назад, когда я пришёл сдавать учебник. В зале за массивным столом сидела Эллейн и, кажется, плакала, склонив голову над книгой. Сев с ней рядом, я убедился в том, что по её идеальному лицу [достойному чеканки на монетах] и правда бежали слёзы. Оказалось, что всё из-за бала и из-за того, что мальчик, который ей нравится, уже обещал пойти с другой. Не знаю, что кольнуло меня тогда под рёбра — жалость или осознание того, что мы будем смотреться идеально: огонь и пепел, идеальнее было бы только с Гермесом, но… он мой друг и точка.
— Я тоже ещё никого не приглашал, идёшь со мной? — Она ошарашенно кивнула, вытирая слёзы. — Увидимся на балу, — а я почти сразу же пожалел о содеянном, но назад пути не было. Да, с кем-то идёт Флауэлл [и не колется, с кем!], с кем-то идёт Кэсси, Альбус договорился с гриффиндоркой, так чем же хуже я, тем более, если составить выигрышную партию мне согласилась Эллейн, самая красивая и лакомая девочка в Хогвартсе? Вдруг Святочный бал станет той самой осью, вокруг которой стремительно раскрутится моя личная жизнь, потому что пока что похвастаться нечем, всё окружающие девушки казались мне слишком скучными и глупыми, то ли дело Кэсси… Или Гермес, хотя он, стоит заметить, совсем не девушка, и я не должен засматриваться на его рыжие волосы и острые черты лица. К счастью, на всех уроках он сидит позади нас, и сейчас на Прорицании тоже. До сих пор не понимаю, как мы вляпались в него, в это Прорицание все вместе, но пялиться в хрустальный шар и нести ахинею сейчас было модно, и тренды создавали именно мы. Кажется, этот курс был выбран по приколу, и вот в итоге вместе с нами сюда хотят ходить практически все старшекурсники, а Сивилла Трелони может оставить нам конкуренцию по части популярности. Да и судьба Волан-де-Морта была предсказана именно здесь, в этом кабинете, так что Прорицание среди нынешних волшебников пользовалось успехом.

Мне было скучно, голос профессора Трелони не то усыплял, не то погружал в транс, и я незаметно тыкал себя в ладонь пером во время конспектирования, чтобы не вырубиться окончательно. Пожалуй, откажусь от этого предмета в следующем полугодии, и буду больше времени уделять Защите от тёмных искусств. Когда на парту сестры опускается бумажный дракончик, выдыхая струю пламени, я с ухмылкой смотрю на неё, стараясь не выдавать своего интереса, но уверен, что письмо от Альбуса или от Гермеса просто потому, что Кассиопея ни с кем больше не водит дружбы и милостями на занятиях не обменивается. Видя, как розовеют её щеки, начинаю злиться — о чём таком они говорят в тайне от меня, что это заставляет девчонку залиться краской? Увожу взгляд в окно, изображая полной безразличие к ситуации, но уже через пару секунд сестрица толкает меня под партой и шепчет на ухо вопрос, её губы так близко, что мне становится одновременно щекотно и волнительно, а по рукам пробегают мурашки.
— Трансфиругация, — бросаю в ответ, и до конца урока мы сидим молча, однако, как только профессор Трелони разрешает нам уйти, я метаю недовольный взгляд на Малфой-младшую. — И кто же тебе написал? — Вместе мы подходим к парте Гермеса, чтобы втроём двинуться в сторону следующего кабинета.

[nick]Scorpius Malfoy[/nick][icon]https://i.imgur.com/WjQCYCp.png[/icon][lz1]СКОРПИУС МАЛФОЙ, 16 <sup>y.o.</sup><br><b>faculty:</b> slytherin[/lz1]

+2

5

Кэсси была идеальна во всем, кроме одного: она была сестрой моего лучшего друга, и я не думаю, что приглашать ее на Святочный бал было хорошей идеей. Портить отношения со Скорпиусом я не хотел, как бы сильно мне не нравилась его сестра. Идеальная фарфоровая куколка, соблазнительная и холодная, в отличие от более приземленной, но чувственной Эллейн. Так что никаких иных вариантов я не рассматривал до того самого момента, пока не получил отказ. Первый в своей жизни, поэтому настолько неожиданный. Будь я кем-нибудь из Гриффиндора, которым по лицу прилетает чаще, чем они видят солнечный свет, я бы, может, как-то спокойнее реагировал, но в моей голове просто не могло уложиться то, что кто-то может мне кого-то предпочесть. Мне. Это было похоже на абсурд, куда больший, чем все уроки Прорицания вместе взятые. Я выбрал этот предмет чтобы иметь возможность оценить то, насколько он бессмысленный. Звучит, конечно, странно, но пока не попробуешь, не поймешь, насколько некоторые вещи абсурдны. Но профессору я нравился, она всегда находила на дне моей чашки с испитым кофе какие-то хорошие знаки и сулила мне удачу во всем. Это я и без нее знал, мне не нужно было зачитывать прописные истины, которые написаны у меня на роду. Моя жизнь будет дорогой, вымощенной золотом до ворот Министерства, а дальше… Не хочу загадывать, там уже все решили для себя родители, намереваясь сделать меня чуть ли не новым Мессией. Ладно, иногда они перегибают палку, но все же их воспитание дало мне кое-какие плоды. Например, безапелляционную уверенность в себе и своих силах, которые помогают мне во всех случаях. Я знаю себе цену, и она чертовски высока.

Смотрю на блондинку, прежде чем послать к ней дракончика. Изысканный способ связи, с явным почерком моей персоны. Мне не требовалось его подписывать – она поймет от кого сразу, как оригами приземлится к ней на парту. То, что кто-то еще это видит мне все равно. Скрывать то, что я хочу пригласить на бал одну из самых красивых девочек Слизерина? Ладно, согласен, я поступил опрометчиво, предлагая быть парой сестре своего лучшего друга, даже не зная того, как он сам к этому отнесется. Конечно, она взрослая и все дела, но лучше было бы все решить до… Впрочем, уже слишком поздно, и дракончик развернулся перед ней лаконичной запиской, без всяких сантиментов. Мне не нужно оборачиваться, чтобы узнать ответ – он прилетает ко мне довольно быстро. Ожидаемые буквы «ДА», но тем ни менее я чувствую, как в подреберье разлилось тепло – Кэсси восхитительна, и наша огненно-пепельная пара сумеет затмить всех. А думать над тем, что я вкладывал в записку, кроме очевидного вопроса, я не собирался. Все слишком сложно сейчас, слишком неоднозначно и сулило проблемами.

Все знают, как Малфои близки, некоторые особенно смелые (или тупые) даже умудряются строить гипотезы о том, насколько. Хорошо, что никто из нормальных волшебников не обращает на такие сплетни внимания. Еще бы не говорить о них: два слепка с идеальной фактуры, два совершенных ледяных божества, во всем дополняющие друг друга. Им все завидуют, на них равняются, ими хотят быть. Или хотят быть с ним. И Скорпиус, и Кэсси были безупречно красивыми, но я чувствовал, на какой тонкий лед ступаю, приглашая одного из пары близнецов на бал. Никто не говорит о чем-то большим, однако я не могу не рассчитывать на то, что где-то обнаружится омела, формально дающая мне повод украсть поцелуй с розовых губ. Не то чтобы я прямо думал об этом сейчас, но да. Я думал об этом прямо сейчас, осознавая всю неправильность. Профиль Кэсси отвлек меня от мыслей о том, что кто-то увел Эллейн, но ненадолго – надо заняться поисками храбреца, решившего перейти мне дорогу. И видят боги, ему никто не позавидует – иметь в недругах одного из Флауэллов очень и очень плохая затея.

Урок заканчивается как-то бесцветно, как и все, что делает Трелони, я собираю вещи со стола, ожидая, когда ко мне подойдут близнецы, чтобы отправиться на настоящие уроки. Те, которые пригодятся нам в жизни, например, трансфигурацию. От меня не ускользает вопрос Скорпиуса к его сестре, и я не даю ей ответить. – Я. Пригласил ее на бал. – Наверное, будь я кем-то другим, я бы немного подготовил почву, чтобы смягчить новость, но увы. Прямота была одним из козырей, и играть, щадя чужие чувства мне не хотелось. – И она согласилась. – самодовольно приподнимаю бровь, откидывая пальцами со лба рыжие волосы. Понятия не имею, как бы я выкручивался, если бы отказала. Пригласил бы какую-то некрасивую и никому не нужную Хаффлпафку? Или гордо пошел бы один, намекая, что ни одна живая душа не достойна разделить со мной даже танец. Второй вариант получше, не пахнет отчаяньем и в общем-то, в моем стиле.

- Надеюсь ты не против? – Я спрашиваю Скорпиуса скорее из вежливости, чем действительно задавая вопрос. Он был мне важен, и в глупом положении мне быть не хотелось. – Я слышал, ты тоже уже кого-то пригласил. Интересно, кто по твоему мнению во всей школе прекраснее твоей сестры? Моя спутница точно будет самой эффектной из всех, и это можно будет считать и твоей победой, друг. – Широко улыбаясь, переводя глаза с одного Малфоя на другого и обратно.

[nick]Hermes Flauell[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoyD52b.png[/icon][lz1]ГЕРМЕС ФЛАУЭЛ, 16 <sup>y.o.</sup><br><b>faculty:</b> slytherin<br>[/lz1]

+2

6

Время до конца занятия тянется бесконечно. Мне кажется, что его можно пощупать, стоит только протянуть руку, и оно просочится как песок сквозь пальцы, намекая мне о том, как бездарно я его трачу - на прорицание. Честное слово, в следующем семестре я откажусь от этого предмета при любом раскладе  и ничто не заставит меня его посещать [разве что желание быть ближе к Скорпиусу или Гермесу, но это совсем другая история]. Я скашиваю глаза на Гермеса, который только что позвал меня на бал, но на взгляд он не отвечает - погружен не то в свои мысли, не то в прорицание [что едва ли, мы все считаем этот предмет дебильным].
Вздох облегчения вырывается из меня сразу, как только я понимаю, что можно встать и уйти, сбежать вниз по винтовой лестнице и быть свободной от монотонного голоса Сивиллы Трелони. Следующим уроком у нас Трансфигурация, которая нравится мне значительно больше, но даётся не так уж хорошо. Да еще и профессор МакГонагалл всегда остается строгой и буравит своим внимательным взглядом так, словно знает о тебе всё наперед и ты её уже разочаровал. Заранее. Впрочем, стоит ей посмотреть на Альбуса-Северуса и её старческий взгляд всегда теплеет, а губы расплываются в улыбке. Увы, для таких как я, у неё припасена только строгость и острый взгляд. Впрочем, говорят она бывает очень доброй и справедливой, о чем я едва ли когда-то узнаю на собственном опыте.
Настроение портится в тот момент, когда Скорпиус буквально припечатывает меня к месту вопросом о том, кто мне написал. Я вздрагиваю и подымаю на него испуганный взгляд, нервно кусая губу. Вообще-то это не очень на меня похоже. С посторонними людьми я уверенная и смелая, сильная и язвительная, но под недовольным взглядом брата всегда тушуюсь и теряюсь. Вот и сейчас взгляд у меня мечется в панике, потому что сказать правду необходимо, но получить реакцию на неё - страшно. С другой стороны, почему я должна страдать и приходить на бал в одиночестве, если брат уже выбрал себе спутницу, будь она неладна, кем бы ни являлась [я заранее ее невзлюбила].
Меня спасает Гермес. Мужественно принимает весь удар на себя, при этом лицо его в этот момент ничего не выражает - идеальная маска из перманентной уверенности в себе и капельки снисходительного безразличия. Да, даже к нам, его лучшим друзьям. Впрочем, безразличие на лице сменяется самодовольной ухмылкой, стоит лишь Гермесу сказать, что я ответила согласием. Я же в это мгновение непроизвольно заливаюсь румянцем - щеки алеют, что великолепно видно на аристократичной бледной коже. Приходится отвести взгляд в попытке скрыть от мальчиков своё волнение. В их компании я сейчас чувствую себя неловко, хотя давно привыкла, что мы всегда и везде вместе. Возможно, даже больше, чем того требуют обстоятельства. Подруг у меня нет, наверное, тоже именно по этой причине - для них просто не нашлось места, всё пространство вокруг заняли Скорпиус, Гермес и, еще немного, Альбус-Северус. К тому же, именно поэтому у большинства девочек с любого курса я вызываю только раздражение, порожденное завистью. Добавим сюда то, что я хороша в квиддиче и стала ловцом Слизерина, ношу фамилию чистокровного рода Малфоев и родилась красивой - выходит просто убийственная смесь, способная сбить с ног почти любую.
Закатываю глаза, когда Гермес спрашивает у Скорпиуса, не против ли он. Исключительно для галочки и из вежливости, конечно, потому что все мы знаем, отказ моего брата не остановил бы Флауэлла, но уважение между ними велико, да и воспитание играет огромную роль, поэтому вопрос звучит уместно. Для всех, кроме меня, ведь я чувствую себя не принадлежащей самой себе. Как будто кукла, не имеющая своего мнения или возможности открыть рот и возразить:
- Эй, я вообще-то всё ещё здесь, если вы случайно забыли или не заметили, - раздраженно выдыхаю и отбрасываю назад белоснежные волосы, но тут же смягчаюсь, услышав дальнейшие слова Гермеса. Он хорош. Он действительно хорош. И внешне, и в словах, и в умении держать себя на людях, вести светские беседы, смягчать углы. Именно за это Флауэлл удостаивается моего восхищенного взгляда и мягкой улыбки, которая, я надеюсь, достигнет его сердца. А еще я благодарна Гермесу за заданный вопрос о спутнице, вскользь и между делом, но я вся превращаюсь в слух, желая услышать имя. Имя той суки, которую мысленно проткну иголками и подвергну мыслимым и немыслимым пыткам у себя в голове.
Но Скорпиус не называет имени. Выходит из ситуации ловко и красиво, мне только и остается прикусить губу до боли, чтобы не взвыть от разочарования. Понятно, кем будет его спутница мы увидим только на самом Святочном Балу. Что ж, нам ничего не остается, как ждать.
- Если мы не поторопимся, то опоздаем на Трансфигурацию и МакГонагалл назначит нам отработку, - которую крайне неуместно получить перед баллом, если честно. Еще хуже будет, если нас заставят помогать убираться после балла. От одной мысли мурашки по коже, ну уж нет. И я хватаю за руку сначала Скорпиуса, а потом и Гермеса, тяну их вниз по витой лестнице, на ходу кивая Альбусу-Северусу, чтобы поспевал за нами.
- Вы же не хотите отрабатывать после Святочного балла? Тогда решите свои проблемы друг с другом за обедом, хорошо? - шиплю, а потом на ходу бросаю взгляд за окно и вижу, как на улице красиво падает снег. Снежинки крупные и узорные, вьются в воздухе стайками, кружатся и застилают землю тонким слоем снега. Забываю дышать на миг от этой красоты, а потом сильнее сжимаю две ладони в своих тонких пальцах, чувствуя тепло и близость. Всё будет хорошо. Как и всегда. Мы привыкли друг к другу, мы найдем выход из любой ситуации и со всем справимся, ведь не зря дружим уже столько лет.
- Что на счет того, чтобы после занятий прогуляться? Можно покататься на коньках по черному озеру или покидаться снежками, если снег достаточно липкий? М? - я не хочу отпускать их руки, но мы уже перед дверью в класс Трансфигурации и мне приходится. Глубоко вдохнув и шумно выдохнув, я отпускаю их пальцы и проскальзываю внутрь кабинета, взглядом ища свободное место - спаренное занятие с Гриффиндором та еще заноза в заднице, если честно.

[NIC]Cassiopeia Malfoy[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/DRteCA1.png[/AVA]
[LZ1]КАССИОПЕЯ МАЛФОЙ, 16 y.o.
faculty: Slytherin
fatal love: Scorpius & Hermes
[/LZ1]

Отредактировано Denivel Simon (2022-09-05 10:15:01)

+2

7

Не уверен, что захочу посещать прорицание в следующем году: никакой практической пользы этот предмет не нес, а времени на подготовку к итоговым экзаменам оставалось не так много. Мои родители обосновано ждали того, что я закончу не в числе лучших в Хогвардсе. А лучшим. Других вариантов они даже не рассматривали, как и я. Мне нельзя было уступать никому, особенно тому сброду, что собрался на других факультетах. Хорошо, что хотя бы на Слизерине было все относительно традиционно, и маггловская кровь текла здесь тонким ручейком, а не полноводной рекой. Не знаю, почему вдруг чистота родословной перестала иметь значение, если именно на династиях магов держится все в этом мире? Дамблдор в свое время открыл портал в бездну и сейчас мы пожинаем последствия этого всего. Мой отец говорил, что такого безобразия его предки бы не потерпели, но сейчас подобное происходит во всех школах, и закрытых частых элитных заведений, где не придется соприкасаться с другими, уже не осталось. Волшебный мир катится непонятно куда, и все, что нам остается, это поддерживать репутацию самых лучших, чем я и занимался. Наша фамилия всегда звучала в стенах школы только в положительном ключе, я был в команде по квиддичу, во всех внеклассных кружках, и везде блистал. Не скажу, что это было сложно, просто так и должно было быть. То, что в нашей компании был Альбус-Северус ничуть меня не смущало: как ни крути, что Поттеры, что Уизли были чистокровными семьями, если не брать во внимание Лили Эванс, но все предпочитали игнорировать этот факт. Так что меня не раздражал этот черноволосый парень, с которым мы нашли общий язык. Конечно, он был другом Скорпиуса больше, чем моим, но меня такое положение дел устраивало. Пусть мы и были самой известной четверкой в стенах школы, я все равно держался чуть на расстоянии от всех, общаясь ближе всего с Кэсси. С ней у меня было куда больше общего, чем с ее братом, и видит Мерлин, не будь она сестрой моего друга, я бы, скорее всего, пригласил на бал ее сразу. А сейчас это было почти необходимостью, но она об этом не узнает. Будет моей королевой, настолько прекрасной, что никто и не посмотрит в сторону Эллейн и ее кавалера. Улыбаюсь, думая о том, какой же эффект мы произведем, придя вместе с Кэсси, как пара. Пусть только на Святочный бал, но все же. Часто именно там и афишировались отношения и складывались пары, так что мы разворошим этот сонный улей. Я ни капельки в этом не сомневался.

- Конечно мы заметили, что ты здесь, но твое мнение я уже спросил. – Любуюсь тем, как она откидывает назад свои волосы, демонстрируя всему миру свое превосходство. Красотой она явно пошла в отца, как и ее брат – фарфоровые куколки, от которых не оторвать глаз. Скорпиус увиливает, не собираясь раскрывать все карты, явно намереваясь устроить сюрприз. Если там будет не Пивз, то я разочаруюсь, правда. Это единственное, что могло меня удивить в выборе Малфоя, но ладно, пусть он хранит свои тайны, все равно до бала осталось не так много времени, и все вскроется очень быстро. – Если боишься опоздать, то не жди нас, мне надо переговорить с твоим братом. Может он немного стесняется тебя, поэтому и молчит? Все знают про твой огненный характер. – Улыбаюсь ей так тепло, как только могу, продолжая собираться и показывая глазами Скорпиусу, что он так быстро от меня не избавиться. Я хочу знать с кем он идет, даже если это тайна на крови. Терпеть не могу не получать то, что хочу и одного раза мне пока достаточно. Но у девушки другие планы и она тащит нас вниз по лестнице, что закручивается бараньим рогом, надеясь успеть к началу урока. МакГонагалл всегда отмечала меня как талантливого ученика, я не думаю, что пропуск одного занятия что-то бы кардинально изменил. Но спорить не стал. – За обедом, так за обедом. – Соглашаюсь я, бросая испепеляющий взгляд на ее белокурого брата. Редко когда меня интриговало что-то так сильно. Только та, кто будет парой Скорпиуса и тот, кто будет парой Эллейн.

- У нас скоро экзамен по зельям, я хотел подготовиться к нему. Но если ты приглашаешь на коньки, то пойдем. Только никаких снежков – ты в этой битве проиграешь сразу, как поднимешь на меня палочку.

[nick]Hermes Flauell[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoyD52b.png[/icon][lz1]ГЕРМЕС ФЛАУЭЛ, 16 <sup>y.o.</sup><br><b>faculty:</b> slytherin<br>[/lz1]

Отредактировано Miles Quinn (2022-09-09 17:20:54)

+2

8

Гермес высокомерно сообщает, что в снежки я проиграю ему сразу, как только подыму палочку: в этом есть доля правды. И я не успеваю ответить ему, что, возможно, я и хотела бы проиграть [это бы прозвучало как флирт, да?]. По крайней мере, если дело касается Флауэлла, то проигрывать вовсе не зазорно. К тому же я знаю то, где я никому не уступаю: квиддич. Это знание всегда приятно греет душу и сердце, растекается по ним целебным бальзамом. Правда, квиддич, вне всякого сомнения, имеет в себе не только положительные стороны, связанные с азартом, популярностью и внутренним превосходством, которое получаешь только когда играешь за сборную факультета. Из минусов с легкостью можно отметить вечно спутанные после полетов волосы, несколько падений с метлы, постоянно занятые тренировками вечера вторника, четверга и даже субботы. Да еще и эти самые тренировки идут в абсолютно любую погоду - снег и дождь не преграда игре, а потому и тренироваться приходится в любых условиях, даже когда ливень застилает глаза, а ветер норовит сбросить с метлы.
Я прошмыгиваю в аудиторию первой. Нам везет - МакГонагалл еще не успела начать читать заготовленный материал, вместо этого сверяет присутствующих со списком, как будто бы это не она директор школы, а наш курс ведет уже вот как шесть лет. Но никто не удивляется: правила и порядок у нашего директора превыше всего. Мы привыкли.
Раскладываю на парте пергамент, ставлю чернильницу и кладу рядом перо. Опустившись на скамейку тихонько вздыхаю и выкладываю на стол еще и волшебную палочку - полностью готова к уроку физически и ни капли морально. Как только волнующая ситуация с приглашением на бал отступает, а стук сердца в груди успокаивается, мне начинает хотеться спать. Скашиваю взгляд в сторону, нащупывая им Скорпиуса и убеждаясь, что с ним всё в порядке: простая привычка родом из детства, я делаю так всю жизнь сколько себя помню. Брат рядом и точно так же, как я сама, раскатывает пергамент по парте. Кажется только выглядит чуть более бодрым - это к лучшему; даст списать, если я из-за своей сонливости пропущу часть материала.
Следить за материалом не хочется. Взмахивать волшебной палочкой, рассекая ей воздух - лень. Больше всего на свете я хочу положить голову на парту, закрыть лицо каскадом светлых волос и уснуть. Но впереди маячат экзамены, сдать которые плохо просто нельзя, если ты Малфой - отец с матерью будут недовольны, а дедушка так и вовсе захлебнется от негодования. Не то чтобы мне было не всё равно на человека, который не смог вовремя выбрать верную сторону, но, как часто говорит папа: это не моё дело. Я послушно киваю головой, улыбаюсь уголками губ и иду заниматься тем, чем мне положено: играть в квиддич. В конце концов, мне самой это тоже нравится. Больше мне нравится разве что проводить время с моими мальчиками, а потому я улетаю мыслями в сторону черного озера и того, как мы будем кататься по толстому слою льда после занятий. Воображаю, как растреплются рыжие волосы Гермеса на холодном ветру - контрастно с белым снегом. Представляю, как раскраснеются красным бледные щеки Скорпиуса. Увлеченная фантазиями, я не замечаю в какой момент кончается урок - Скорпиусу приходится похлопать меня по плечу, чтобы выдернуть из мира грез и стереть с лица дурацкую мечтательную улыбку. Черт! Теперь он будет думать, что я летаю в облаках при мысли о Святочном Бале.
Впрочем, бал правда занимает мои мысли не меньше, чем катания на коньках или игра в квиддич. Я встаю из-за стола и собираю рассыпанные по нему школьные принадлежности в сумку, переброшенную через плечо, а сама думаю о том, что нужно спросить у Гермеса на счет его парадной мантии. Моё платье идеально подходит к мантии брата, но мы не пара и прийти вместе не можем. А мне нужно быть уверенной, что я буду гармонично выглядеть рядом со своим партнером.
- Гермес, - мне приходится подняться на носочки и уцепиться пальчиками за его плечо, чтобы получилось шептать на ухо, - мне нужно посмотреть твою мантию. Мы должны подходить друг другу, - горячо выдыхаю ему на ухо пока Скорпиус еще возится с чем-то за нашей партой и не может нас слышать. Не то чтобы это был секрет, но я не хотела устраивать из личного разговора достояние общественности.

[nick]Cassiopeia Malfoy[/nick][icon]https://i.imgur.com/DRteCA1.png[/icon][lz1]КАССИОПЕЯ МАЛФОЙ, 16 y.o.
faculty: Slytherin
fatal love: Scorpius & Hermes[/lz1]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Только ли шалость?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно