полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » подчинись // повинуюсь


подчинись // повинуюсь

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

https://i.imgur.com/kqUXZBg.png
альтернативное средневековье, магия, западное королевство
младший принц адальрик де вир и томас

Код:
[NIC!]Thomas[/NIC][AVA!]https://i.imgur.com/hHWaKQU.gif[/AVA]
[LZ1]Томас, 16 [sup]y.o.[/sup]
[b]profession:[/b] личный слуга младшего принца адальрика де вира, маг[/LZ1]
Код:
[NIC!]Adalric de Vere[/NIC][AVA!]https://i.imgur.com/6BcgXS0.gif[/AVA]
[LZ1]Адальрик де Вир, 17 [sup]y.o.[/sup]
[b]profession:[/b] принц. [/LZ1]

[NIC]Thomas[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/hHWaKQU.gif[/AVA]
[LZ1]Томас, 16 y.o.
profession: личный слуга младшего принца адальрика де вира, маг[/LZ1]

Отредактировано Troy King (2022-09-17 15:09:45)

+1

2

сотни лет назад маги были угрозой для всего живого на земле. ведомые властью и гордыней, что они лучше и умней простых смертных людей. они разожгли войну, сами не ведая, какой силой они обладают на самом деле. жажда власти, злоба и превосходство заставила магию просто напросто разорвать тела своих человеческих сосудов, которые не могли вместить в себя столько ненависти и самолюбия. маги уничтожили себя сами, а память о них и их злодеяний против остального люда до сих, вот уже сотню лет, не сходят с языков нянек и бездомных, желающий за интересную историю получить монетку на сегодняшний ужин.

со временем всем люди относились к этому как к старой страшной сказке, но в других королевствах, помимо западного, где страну приходилось поднимать чуть ли не из пепела, ещё таилась ненависть ко всему, что кажется не совсем обычным. как же повезло томасу, что он родился не где-то на юге, а именно на западе, где на него скорее смотрели как на больного идиота, которого использовали в качестве шута. худой. болезненный, он был весь покрыт шрамами от ранок, которые ему наносили дети его хозяина, лорда даргуля эгбиши, которому ещё служила почившая матушка юного томаса, которой ему очень не хватало. но даже мама не смогла бы сказать ничего детям своего хозяина, даже будучи живой, она учила тому, что он родился слугой, а слуга должен быть терпеливым и покорным. он хранил внутри память об этом, поэтому, каждый очередной пинок, который приносил ему боль, он терпел и улыбался. делая вид, что всё хорошо, однако, каждый новый замах в его сторону заставлял мальчика прятаться и закрываться, чем он сильно бесил своих господ.

- а ну, не прячь свою рожу! - возмутился средний сын лорд эгбиши, замахиваясь на слугу палкой, - тебе же всё равно не больно, - но как бы томас ни улыбался, как бы его раны не затягивались, как на собаке, буквально на глазах, он всё равно испытывал боль во всём теле, в каждой клеточке.

- интересно, а если ему отрезать палец, он отрастёт обратно? - поинтересовался самый младший мальчик, но девочка, что казалась старше всех остальных, недовольно хмыкнула, припоминая наказ лорда, - ты идиот, отец запретил отрезать ему конечности, - но мальчик явно был не доволен таким исходом, - но, может, всё таки попробуем?

сердце томаса билось, как маленькая птичка. он уже было подумал, что вот и всё, прощай мой любимый указательный палец, но вдали послышались фанфары, на которые среагировали дети, отбежав от грязного, вонючего и избитого мальчика. что же это такое? спасение откуда не ждали? томас поднялся и на карачках пополз на звук, что спас его от очередной затеи злых детей. он плетётся, как собака, живот болел так сильно, что мальчик был не в состоянии подняться сразу, но, кажется, таившаяся странная магия в нём позволяет боли и пройти, и вот он сгибается в спине и почти выпрямляется, ведомый странными звуками во дворе. кажется, это были не просто гости. томас повисает на заборе, держать ладонями да его край и подтягивается, чтобы разглядеть фигуру, вышедшую из кареты.

- даргуль!
- ваше величество! - лорд сделал один из самых нижайших своих поклонов. на самом деле томас впервые видел, чтобы лорд склонял совою голову перед кем-либо. не оставалось ни капли сомнения, что это был король запада, чьё имя было для томаса таким сложным в произношении, что он не мог его выговорить. детские глазки высматривали всех гостей. вот и ещё два мальчика, вышедшие из кареты. наверное, это принцы. по крайней мере так подумал маленький томас, когда оба мальчика встали по одну сторону с тучным мужчиной в золотой блестящей короне. они приветствовали и детей лорда, от чего тома скривил своё маленькое лицо и невольно показал им всем свой мокрый язык. в любом случае, сейчас томас мог спокойно отдыхать, чем и пользовался, растянувшись вдоль забора, не спадая с него, всё ещё вцепившись маленькими ручками. от души отлегло даже, но лишь до той поры, пока король не спросил:

- где оно?
- оно.. там, во внутреннем дворе, - мальчик сорвался и упал прямо на задницу. но ведь во внутреннем дворе был только он, да пара фруктовых деревьев. навряд ли король приехал сюда, чтобы угоститься яблочками, они ведь всё равно ещё не созрели.

[NIC]Thomas[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/hHWaKQU.gif[/AVA]
[LZ1]Томас, 16 y.o.
profession: личный слуга младшего принца адальрика де вира, маг[/LZ1]

Отредактировано Troy King (2022-09-01 15:45:13)

+1

3

Вся его жизнь наполнена празднеством, весельем и бездельем. Вся его жизнь - одни развлечения, и вся его жизнь создана из его каприз и требований. Вся его чертова жизнь создана для него. Именно так думал принц Западного королевства, Адальрик де Вир, человек, который был рожден не для того, чтобы править, но для того, чтобы прожигать свою жизнь. К своим годам он был достаточно образован, несмотря на то, что был ребенком. Воспитанием принцев занимались слишком рьяно, поэтому даже такой пройдоха, как Адаль, имел высокий знания. Да и мама, которая умерла год назад, всегда говорила принцу, что он должен быть умным - не для того, чтобы стать королем, ведь эта участь ждала старшего сына, но для того, чтобы стать кем-то значимым и величественным. Он был убежден, что он значит куда больше, чем старший сын, поэтому он с братом особо и не дружил. Они вечно делили игрушки и спорили о том, кто первый пойдет говорить отцу "спокойной ночи". Так или иначе, принц Адаль был тем, о ком уже слагали истории. Злой, противный, капризный ребенок. Никто и не знал о том, какой он на самом деле, а Адаль подыгрывал этим историям, будто все правда и он на самом деле мерзкий ребенок своего отца.

Однако, не только истории о младшем сыне разносились по стране. Отец Адаля, король Эйронлурик, прознал о неком мальчишке, который служил при дворе лорда. Сам принц не слышал, зачем отец взял их с собой в дорогу, он был увлечен своими играми, и включился в процесс лишь когда они прибыли на место. Адаль с презрением смотрел на детей лорда. Они показались ему мерзкими, грязными и неопрятными. Отвращение - вот, что испытал парень, смотря на этих созданий. Отец общался с лордом, а принцу было так скучно, что он пинал тополиный пух, которого здесь было слишком много - в таких количествах он его еще не видел, ведь в замке все эти странные деревья давно вырубили. Он помнит историю мамы о то, как эти деревья возвышались над стенами замка, она рассказывала эти истории ночью, пока гуляла под луной с сыном по саду, ведь тот страдал от бессоницы до семи лет. Адаль не верил ей, ведь стены замка неприступны, но его фантазию буквально дразнили истории об исполинских деревьях. Адаль скучал по этим вечерам с мамой, но сейчас, наступая своей пяткой на пух, он скорее думал о том, как хотел бы убраться отсюда, а не тратить время на глупых детей. Однако, его отец попросил его именно об этом, отправив погулять с детьми лорда. Он был убежден, что сыну стоит общаться со сверстниками, а вот своего старшего сына, любимца, он оставил при себе. Конечно, Адаль обиделся, но виду не подал и пошел с ребятами, куда они вели, даже не замечая, что отец говорит еще ему. А он просил не подходить ни к чему, что может быть опасно. ха, да что может быть опасно для принца?! Глупости.

Адальрик шел за ребятами, которые спешно рассказывали ему о том, что у них есть отличная игрушка. Адаль навострил уши и слушал, пока они в красках описывали, что у них есть слуга, который не ощущает боли и раны которого заживают, как по волшебству. Принц не поверил в эту сказку. Ну как, скажите на милость, человеку может не быть больно? А как а как, скажите, раны могут заживать в минуты? Адальрик лишь фыркнул. Эти дети нравились ему все меньше и меньше, знаете ли, -чушь. Вы меня пытаетесь обмануть, потому что не может быть того, у кого раны будут заживать, как по волшебству. А боль чувствует даже червяк, которого вы кормите рыбе. Принц закатил глаза, не веря им, и все больше убеждаясь, что ребята идиоты. Он зашел к ним на задний двор, замечая парнишку, к которому они побежали лишь в тот момент когда они оказались с ним рядом и он поднялся с земли. Худой, побитый, Адаль замер и смотрел на него с жалостью. За что его так? Есть причина? Да, он бил своих слуг, когда они провинились, но в чем же вина этого мальчика?

-Смотри! Ха! Младший из детей лорда кинул камень в мальчика, имени которого принц не знал, рассекая тому бровь. Кровь хлынула на глаза парню, а Адаль явно не был доволен происходящим. -А теперь смотри, смотри, заживает! Его будто никто и не трогал! де Вир стоит в стороне и смотрит на это, пока старшая из детей берет палку и сильно ударяет мальчика по плечу, снова и снова, это выглядело ужасно и, в итоге, де Вир разозлился. -Чем он это заслужил!?

-Он наш слуга, мы можем делать все, что захотим с ним! У тебя же тоже есть слуги, ты ведь принц. Тебе, значит, можно их бить, а нам нельзя? Он никто! Даже мыть лохани не умеет нормально. Вот мы и бьем его, а еще это весело! Посмотри, ссадины и нет, и синяков нет. Магия!   Когда Адаль окончательно осознал, что эти дети делают, ему стало тошно. И они слуги короля? Де Вир помотал головой, когда ему протянули камень, но ребята, сочли это глупостью  и этот камень полетел из рук ребенка лорда снова в худощавого мальчишку. Тут Адаль не выдержал, он поднял с земли палку и кинулся на детей, которые точно не ожидали такого поворота - стоило Адалю взять ветвь, они подумали, что он согласен бить слугу, но вместо этого Адаль, будучи куда более подготовленным к сражениям даже в юные годы, кинулся на выродков, которых бил, пока они не разбежались кто куда, скрываясь в поместье. Разумеется, на их крики прибижал лорд, да и король следовал за ним. Только вот они упустили то, что было между их явлением и побегом мерзких детей.

Адальрик де Вир, принц, о котором неслась молва наглого хама и драчуна, подошел к парнишке, который зажался.  Стоило принцу поднять руку и протянуть к нему, как тот отшатнулся. Адаль нахмурил свои детские брови и помотал головой, -встань, перед тобой принц! Он топнул ножкой. Пускай это и выглядело по-детски, но требования принца всегда должны были исполняться. Вот и сейчас Адаль ждал, когда мальчик поднимется с земли, -какой ты чумазый, ужас. Он покачал головой, а после протянул руку и погладил его по плечу, -иди и собирай свои вещи, теперь ты мой. Он видел непонимание в глазах мальчишки, но не успел объяснить, ведь позади раздался голос отца. зовущего своего сына. Адаль обернулся и поднял свою голову, с презрением смотря на лорда, а после переводя взгляд на короля, -я его забираю. Вот этот слуга, - Адаль ткнул пальцем в перепачканного мальчика, -будет моим. А судьбу лорда я хочу обсудить с отцом. Принц сжал руки в кулаки и уперся ими в свои бока. Король был в шоке, но столь уверенное поведение сына тешило его самолюбие. -Я жду разрешения! Адаль хмурит брови, и слышит голос отца, -позовите Марьями, пусть отмоет мальчишку и подготовит к отъезду. Адаль, мы задержимся тут, поэтому тебе придется объяснить свое желание. Интересный выбор.. Адаль не понимал, о чем говорит его отец, он лишь кивнул ему и обернулся на мальчика, -у тебя имя то есть, чумазик? Это было сказано королевским тоном, но с детской интонацией. Адальрик высоко поднимает голову. Он помнил то, что говорила ему мать - даже если ты мал, ты остаешься принцем и тебе должны повиноваться. А сейчас перед ним был слуга, которого он решил забрать себе. Не как игрушку, которую можно бить и ломать, но как человека, которого он собирался воспитать своим слугой и сделать другом. Право слова, Адальрик нуждался в друзьях - все королевство не дружило с ним, в замке дети слуг обходили стороной, играя с ним лишь по приказу, а он нуждался в том, кто будет ему другом не по велению приказов, но не станет ослушиваться, когда принцу то будет необходимо. Адальрик впервые в жизни использовал свою силу и власть, чтобы стать счастливее, но станет ли он? Получит ли он друга или обретет очередного слугу, который будет играть с ним лишь по приказу? Он не знал ответа, но уверенно смотрел в глаза отца, который приблизился к своему отпрыску, -о нем мне и говорили. Удивительно, что ты нашел его первым. Что же, ты захотел его в свои игрушки, ты получил, но что же ты хотел от лорда, сын? Адаль обернулся на лорда в стороне и его детей, которые прижимались к отцу в страхе. Адальрик впервые ощутил, как его бояться те, кто зависим. Кто считал себя выше, и кто падет так низко, -я скажу тебе это наедине, отец. Без лишних ушей, способных навредить моему приказу. Король пораженно кивает, а Адаль смотрит на мальчика, которого служанка повела мыться, -я приду к тебе через час. Будь чистым, нам есть о чем поговорить. И снова приказ, который Адаль требует исполнить.

[NIC]Adalric de Vere[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/6BcgXS0.gif[/AVA]
[LZ1]Адальрик де Вир, 17 y.o.
profession: принц. [/LZ1]

+1

4

предчувствие редко подводило маленького тому, когда ему грозила опасность. например, пару дней назад, чутье подсказало ему, что не нужно идти на провокацию детей и играть с ними в салочки в библиотеке усадьбы, ведь именно там, стоило было толкнуть дверь в комнату, ведро с краской упало прямо на леди эгбиши, от чего её собственные дети остались без ужина на несколько дней, с посиневшей попой от поцелуев розгами. или же, когда кухарке поставили новую порцию мяса, которое странно пахло и отдавало болезненно-зелёным цветом, чутье подсказало малышу томе, что сегодня стоило было бы отказаться от еды на целый день. вот и сейчас чутьё мальчика заставляло его спрятаться куда подальше, пока во двор не пришли взрослые и вся орава детей, ведь это явно не пахло для томаса ничем хорошим. внутри словно что-то толкало уйти в свою комнату в чулане и спрятаться под кровать, в груду пыли и пары одинокий бусин, которые однажды сорвались с ниток одежды лорда эгбиши, но они были настолько красивы, что мальчик не решился их ни выбросить, ни пришить на место.

  томас подумал, что лучше ему достанется за неудачную игру в прятки, чем от пузатого мужчины в короне, и, почесав ушибленную пятую точку, томас рванул с места, буквально куда глаза глядели, а глядели они в сторону оранжереи, где жена лорда любовалась изысканными, на её нескромный вкус, маргаритками розового цвета. томасу казалось, что она и сама иногда напоминала маргаритку, но лишь её внешнюю объёмную и круглую оболочку. босоногий мальчишка пару раз споткнулся, пока бежал до протоптанных дорожек к саду, дёрнул двери и понял, что они, к сожалению, закрыты. он чувствовал неприятный холод по ногами. о да, вредная тётка мардж уже принялась их поливать после полудня. томас насупился, от всей души пожелав, чтобы вечно недовольная мардж сама погрязла в разведённой ей же грязи. мальчишку явно не похвалят за то, что он испачкался ещё хлеще, чем обычно. такая скользкая грязь, что томас пренебрежительно пытался стрясти её с ноги, но они не желала отлипать. тем временем чувство опасности только лишь нарастало, когда вдалеке вдоль забора, на котором маленький слуга вис, как сушёная рыба на верёвке, показывались головы мелкий лордовских засранцев. через сад не пройти, а значит надо искать пути к обхождению, ведь вход во внутренний двор из усадьбы был закрыт, а идти навстречу маленьким садистам означало почти смертный приговор. да и узнай в усадьбе, что томас посмел зайти в усадьбу с липкой грязью на ногах, его ног бы уже не было и в помине. что же делать?

томас пополз вверх, увидев выступающий камень на стене усадьбы. нога всё соскальзывала с уступа, но томас посчитал, что лучше уж умереть, упав с усадьбы, чем ещё раз вытерпеть избиение и угрозу отрубания одной из конечности. не то, что бы томасу не было интересно, отрастёт ли эта конечность обратно, но томас всё же ценил все свои пальцы, такими, какими они были, обкусанными, грязными и грубыми от того, что ему постоянно приходилось драить полы в усадьбе. однако, чем выше пытался подниматься маленький мальчик, тем заметней он становился для банды зажравшихся детишек, желающий продолжить своё дело. томас твёрдо решил для себя стоять на выступе до последнего, даже если они пообещают не трогать его. только вот слуга не учёл того, что помимо скользкой грязи, его и без того шаткое положение может пошатнуть какая-то назойливая жужжащая оса, видимо, и сама недовольная тем, что оранжерея была закрыта. она свистела у томаса под ухом, очевидно разделяя его негодование, но мальчик совсем не разбирался в языке насекомых, от того оттолкнул сопереживания назойливой полосатой мошки взмахом руки, потом ещё одним, прежде чем свалиться на землю с болезненным стоном. он что-то сломал? нет, на нём же всё заживает в мгновение ока!

не успел тома подняться на ноги и разглядеть лица детей, что подошли к нему, он ощутил удар прямо в лицо. острый камушек рассёк мальчику бровь и капли крови скатились на веки, делая вид слуги ещё более жалким. томасу даже гадать было не нужно, швырянием камней всегда занимался самый младший из детей, что подначивал остальных. когда в ход пошла любимая палка юной леди эгбиши, томас не смог больше стоять. он кричал, дрожал, но не смел и слова произнести, что он не хочет или недоволен подобным развлечением - влупят ещё сильней, так что в манере томаса было просто перетерпеть всю эту боль. бровь больше не болела, кажется, рана уже затянулась, а кровь запеклась на глазу, оставаясь багровой неприятной липкой коркой.

но даже в этой, казалось бы, ужасно ситуации, томас нашёл что-то хорошее. незнакомый ранее голос, словно ангел с небес, вопросил за что же томас заслужил подобное обращение. если бы у слуги было время удивляться в перерывах между побоями, он бы явно разинул рот. он мог увидеть только его изысканно отполированные туфли. кто же носит подобное в такую жару? дети лорда и те бегали в куда более свободной одежде, а этому мальчику туфли будто бы даже жали. томас мог поклясться, что отчётливо видел, как парнишка сжимает в них пальцы на ногах. и ведь даже оправдания мелких засранцев не дали новому знакомому примкнуть к ним же. палка, которой избивали томаса теперь же стала орудием мести за все побои. а мальчик то думал, что теперь ему точно не сосчитаться пары пальцев на ногах и руке!

томас привстал, явно не ожидая кого-то, кто мог бы защитить его от местного хулиганья. и он бы так и пялился на него глазами. размером с чайное блюдце, но стоило мальчику в богатом наряде подойти ближе и поднять руку, томас снова свернулся в калачик и прикрыл лицо руками, лишь бы мальчик не ударил его по лицу. но ничего этого не произошло, и даже не смотря на то, что паника отступила от томаса, его тело ещё дрожало от испуга. приказ подняться, он не знал, обязан ли он его исполнять, но в качестве благодарности он всё же смог подняться на ноги и посмотреть на мальчика-блондина, называющего себя принцем. у него было странное лицо, как мордочка лиса, но почему-то это сравнение не заставило внутренности мальчика сделать своеобразный кульбит, а значит можно было дальше продолжать разговор, который ещё не то, чтобы был начат.

- простите, - выдал тома, удивившись своей внезапно испорченной речи. и только сейчас он заметил, что во рту чего-то не хватает. видимо, когда мальчика били камнями, ему выбили один зуб, а ранка уже успела затянуться. вот он, валяется в траве - я упал в грязь, - томас говорил самую очевидную на свете правду. касания принца к плечу пробрали до боязливой дрожи. он невольно по инерции попытался от неё увернуться, но принц явно был куда более быстрым. а так же его решения тоже были настолько ыбстрые. что мозг томы не сразу понял, что мальчик от него требует - че-чего? - заикнулся он. внутри свело живот. ну всё, ему точно отрежут палец или что похуже...

  за спиной его стоял тучный мужчина с рогами на голове. по крайней мере именно так видел его томас, когда на него упала тень. грозный и сильный голос, совсем не такой, как у лорда эгбиши. почему-то мальчик не мог даже двинуться с места, пока его по приказу не забрала королевская служанка, - тома.. - успел пробормотать он своё имя, но из-за потерянного зуба последняя буква буквально растаяла на его языке. после того, как за мальчиком пришла приятная на вид женщина, растерянный томас, как любопытный детёныш, всё оборачивался в сторону принца и человека с рогами, который на деле оказался королём. мальчика принц был, видимо, любителем приказы отдавать. томас нахмурился, ведь для него это означало только то, что работы, скорее всего, будет ещё больше, чем раньше. но, зато был один плюс - томаса так тщательно отмыли, что ему казалось, что ни разу в жизни он не был таким чистым. он буквально скрипел, как тарелка. служанка выдала ему причудливую чистую одежду и растерянный мальчик просто не знал что с ней делать и как одевать, но позже он уже стоял в ней у кареты, худой, как щепка, бледный, словно поганка и от чего-то такой счастливый на несколько секунд, пока взрослые не собираются снова у кареты, обсуждая "это". что же "это" было такое? и почему этот мальчика-принц так ухмыляется, а дети лорда помрачнели, будто правда жалеют о том, что маленький тома уходит?

 

[NIC]Thomas[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/hHWaKQU.gif[/AVA]
[LZ1]Томас, 16 y.o.
profession: личный слуга младшего принца адальрика де вира, маг[/LZ1]

Отредактировано Troy King (2022-09-03 18:51:16)

+1

5

Адальрик капризный мальчик. Об этом ему говорили все няньки, которых отец направлял в покои сына, все педагоги уверяли его в том, что он капризный и вредный, а Адалю было плевать на их мнение, он просто пожимал плечами и делал то, что хотел, попросту поступая так, как считал верным. И плевать, что в детстве твой верный путь переполнен ошибками, Адальрик де Вир не думал, что его решения хоть на йоту неправильные. Вот и сейчас, когда маленького мальчишку увели отмываться от слоев грязи, принц остался доволен своим решением. Король же ждал решения, которое повлияет на жизни лорда и его семьи. Принц выпрямился и посмотрел на детей, которые нещадно били палками и камнями мальчишку. Он понимал, их вело любопытство, злость и желание причинить боль, увидеть фокусы, но это не оправдывало этих детей. А лорд это позволял делать, поэтому его кара будет ещё хуже. Ведь дети наслаждались тем, что делали. -Лорда и младшего из детей казнить, как нарушивших закон королевства - никто не в праве избивать своих слуг до полусмерти без должной причины. А жена лорда со старшими детьми отправится на Север, откуда не будет возвращена ни она, ни ее дети, а при попытке вернуться их будут клеймить позором и казнят на площади, как чернь! Король поднял бровь, лорд схватился за сердце, а Адальрик даже не шелохнулся, когда отдавал этот приказ. Да, несмотря на свою капризность, этот принц учился лучше старшего брата и знал законы страны, которой ему не предстоит править. И сейчас, когда он приказал убить лорда, как нарушавшего закон, он был уверен в своем решении.

-Ваше высочество! Конечно, лорд не желал смерти, вряд ли он желал бы и боли своим детям, но, -вы знали, что делают ваши дети с этим слугой. Вы это разрешали, забыв о законе. Я, как наследный принц, имею опасения, что вы готовы позволить своим детям пойти против короны, позволите им все, что они захотят. Адаль кивает своим словам, и пусть это был ребенок, король думает лишь пару минут, после чего кивает. -Лорд Эгбиши, вы проговариваетесь к казни. Ваша жена и старшие дети, как сказал мой сын, отправятся прочь. При попытке вернуться будут казнены. Он видел страх в глазах лорда, -оттуда не возвращаются! Холода тех краев убьют мою жену и детей!Ваш сын.. Король поднимает руку и заставляет лорда умолкнуть. Адальрик же скрещивает руки на груди и кивает. Он считает, что наказание достаточное за то, что эти люди делали с Томой. Впрочем, ждать когда ему позволят покинуть  усадьбу, Адальрик не собирался, он вышел с территории и гулял по окрестностям, пиная чертов тополиный пух, даже не замечая, как испачкал свой зеленый костюм, за что ему точно влетит от отца, прежде чем вернуться к отцу и брату. Несмотря на время, ветер, гуляющий по окрестностям, приносил свежесть вместе с собой, и жарко принцу не было. Он видел траур и грусть в глазах детей лорда и ухмылялся самодовольно - да, он считал, что сделал все правильно, поэтому сейчас, пока король распоряжался страже остаться и проследить за тем, что происходить будет в усадьбе, старший принц все ошивался вокруг отца, раздражая Адаля своим костюмом - этот оранжевый оттенок не шел брату, да и младший принц терпеть не мог яркие тона, а Адальрик, игнорируя их беседы, понимая, что они обсуждают слугу. Адаль же схватил этого самого слугу за руку, не церемонясь, затащил в карету, в которой парнишке предстояло добраться до замка де Вир, и сощурил свои глаза, смотря на мальчишку, -если ты еще не понял, я тебя спас. Теперь ты - мой личный слуга, понятно? Ты будешь должен исполнять все мои приказы и не сопротивляться. Бить я слуг не люблю, но при надобности могу и высечь. Он строит из себя очень серьезного принца, а сам скрещивает руки на груди, -они тебя били из-за того, что ты необычный. Больше тебя никто и пальцем не тронет из-за этого, понял? Будешь мне хорошо служить, и твоя жизнь будет идеальной. Принц кивнул, а после внимательно посмотрел на лицо Томы, видя, что от попадания камнем и следа не осталось. -Даже если все заживает, как на собаке, тебе больно. И дети лорда будут наказаны за то, что делали. Он очень серьезен, а после садится в карете напротив Томы, будто и не собирается перебираться в карету отца, внимательно смотрит на своего слугу, не зная, как начать с ним дружбу, потому что этому принц обучен не был, слишком уж привык дружить приказами. Он ведь не сводил все к тому, чтобы найти друга, он просто приказывал. А сейчас он с любопытством смотрел на парнишку, думая, а как люди заводят друзей? Как у них получается жто сделать, найти тех, с кем можно делиться самым сокровенным? Адальрик выпрямился и произнес, -мое имя Адальрик де Вир, и теперь ты мой слуга и друг. Будь мне верным, слышишь? Он даже нос задрал, когда произносил свое имя. Гордился тем, что он сын короля. Гордился тем, что он - принц королевства, что его боятся. И что его приказы всегда исполняются, даже если того не хочет слуга.

[NIC]Adalric de Vere[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/6BcgXS0.gif[/AVA]
[LZ1]Адальрик де Вир, 17 y.o.
profession: принц. [/LZ1]

Отредактировано Casper King (2022-09-03 11:38:04)

+1

6

кудрявый мальчик-принц тянет томаса в карету, даже не дожидаясь, когда взрослые закончат разговор. он сел рядом, и теперь тмоа мог разглядеть его куда более детально, чем раньше. он и правда был похож на лисёнка, а на голове кудри, как у барашка. или как вьюны в оранжерее, наверняка, если бы можно было засунуть туда пальцы или вилку, то они бы в момент запутались. взгляд у него тяжёлый, но с такой присущей всем детям искоркой озорства, которая выдавала в нём шалопая, который явно мог наделать столько неприятностей, что вредная мардж точно бы оставила его с синяками на заднице, будь он обычным слугой. но нет, он был принцем, за него это говорила даже одежда, в которой он прибыл в поместье, изысканная и подобранная прямо под него. мальчика без имени, но со статусом, он заявляет о новой должности томы, которую он не то, чтобы просил. но во взгляде томы не было ни радости, ни удивления. снова богатые и рождённые в знатной семье люди будут приказывать ему, а он будет исполнять всё, как цирковая собачка. томас не видел никакой разницы, лишь цвет клетки из серебряной превратился в золотую. он даже не особо вслушивается в речь мальчика, ведь что нового он может узнать? повинуйся, и я вознагражу тебя. будь верным слугой. не спорь и не пререкайся со мной. это всё он слышал миллион раз за свою короткую жизнь. томас отвернулся от мальчика и вгляделся в окно. его поразило, что жесткая леди эгбиши залилась слезами. что же такое произошло? вряд ли потеря томаса была для неё таким сильным ударом, ведь таких слуг, как он, она в гробу видала. эта женщина любила напоминать ему, что томас ублюдок, рождённый без отца, что он родился вот таким, таким и умрёт, никчёмным слугой от тяжёлой работы. тома нахмурил свои брови и поборол желание скривить леди эгбиши рожицу.

мальчик-принц сел напротив. тмоас буквально чувствовал, что тот разглядывает его, как забавную игрушку. ну, ему хотя бы пришло в голову, что нужно хотя бы назвать своё имя. слишком сложное, чтобы тома сразу запомнил, - адаль.. - он не смог его повторить полностью, да и не собирался. то, что сказал адальрик его даже немного возмутило на самом деле, - слуга не может быть другом. он слуга, - мальчик насупился и скрестил руки на груди, почти сползая с сидения в карете на пол. эта одежда его раздражала, была слишком закрытая и тесная, - а может я не хочу быть твоим слугой? и верным быть я тоже не хочу. и вообще ты меня даже не знаешь. почему я не могу быть верным только себе? - мальчик не стеснялся в выражениях со своим "спасителем". раньше он никогда не видел королевских особ и не знал, что к ним нужен был особый подход в общении, поэтому, он не старался до скрипа вылизать ему сапоги, благодаря отв сей души, - сам-то, наверное, в своей жизни ни разу и пол не мыл, да ночной горшок не чистил. знаешь, приятного в этом мало. так что не говори, что спас меня, - томас отвернулся от него обратно к окну, где постепенно отдалялся образ семьи эгбиши - карета тронулась с резким хлыстом по лошади снаружи, - да лучше умереть, чем жить так, как ты предлагаешь, - злость сверкнула в глазах томаса буквально настоящим огоньком. он поморщился и выдохнув, высунувшись из окна и показав бывшим хозяевам свой язык. наверное, это первое самое приятное ощущение за весь сегодняшний знойный день. и всё же, при всей радости. что он покидает это место, томасу становится больно. ведь если мама всё таки вернётся, она же не застанет его тут. смириться с её смертью означало для маленького томы сдаться, но он не позволял негативным мыслям разрастаться в своём маленьком сердечке. он знает, однажды она вернётся к нему, заберёт его, и ему больше никогда не придётся ни убираться, ни служить подставкой для ног маленьких господ. он сам себе будет господином и сам сделает себя, не нанимая ни слуг, ни полагаясь на чью-либо помощь. вот что в его представлении значило быть настоящим господином. а нынешнее положение дел и беспомощность сильный мира сего в таких простых вещах, как завязывание шнурков и подтирания задницы от чего-то заставляло томаса впадать в уныние. вполне возможно, что именно потому, что ему в очередной раз придётся этим заниматься, сменив задницу лорда на задницу королевского отпрыска. что за жизнь? сплошная сказка. и от чего люди правда могут быть этим довольны?

[NIC]Thomas[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/hHWaKQU.gif[/AVA]
[LZ1]Томас, 16 y.o.
profession: личный слуга младшего принца адальрика де вира, маг[/LZ1]

+1

7

Сколько раз юный принц слышал эту фразу? Слуга не может стать тебе другом, он слуга, который обязан тебе помогать и прислуживать. Который моет твой ночной горшок, таскает тебе бодрящие настои с утра и следит за тем, чтобы твой завтрак был подан вовремя. Слуга создан, дабы служить и дабы подчиняться любому, даже самому мерзкому приказу своего господина. У королей друзей быть не может, этот же бич касается и принцев, даже младших. Адальрик ненавидел это, он не хотел слушать, что не имеет право на друзей. Те дети, что приезжали в замок с лордами не нравились принцу. Да, наверное, было бы куда замечательнее, если бы он нашел общий язык с детьми лорда сейчас, избил этого слугу вместе с ними и попросту повел себя, как последняя скотина, но Адальрик был куда лучше и выше такого, поэтому не удивительно, что, в итоге, он повел себя совершенно иначе, вытащив оттуда Томаса и наказав тех, кто позабыл закон. И ему было крайне неприятно слышать сейчас от того, кого он спас, сопротивление.

-Ты слуга. Кто-то рождается лордом, кто-то простолюдином, вспахивающим землю и отдающим налог в казну. Ты родился слугой, поэтому ты обязан смириться и служить! Адальрику не нравится то, что он вынужден это объяснять, тем более тому, кто уже и так был слугой, тому, кого Адаль спас. Где, черт возьми, сраная благодарность? Где уважение, где почтение принцу?! Адаль никогда с таким не сталкивался, и его детский характер явно напрягало неповиновение. Захотелось даже руку поднять и хорошенько стукнуть непослушного мальчишку, но принц сдержался, показывая свое достоинство во всей красе. Принц высоко поднял свою голову и сильнее скрестил руки на своей груди - явно для того. чтобы не дать им волю, ведь по всему королевству уже разлетелась молва, что принц Адаль драчун, коих не видел свет.

Однако, слова Томаса его злили лишь сильнее и, в итоге, по плечу Адаль мальчика стукнул. Не так сильно, чтобы нанести вред, но достаточно, чтобы заставить его смотреть на принца и не отворачиваться, когда с ним говорит наследник королевской крови, -ты обо мне ничего не знаешь! Я единственный, кто не стал тебя бить, чтобы проверить, а заживет ли твоя рана достаточно быстро! Детская злость закипает в нем. он дышит, как небольшой дракон, охраняющий свои сокровища, -чтоб ты знал, противный мальчишка, я никогда не просил кого-то выносить свой ночной горшок! И видел, как ведет себя слуга, будучи подругой королевы! А если ты так сильно хочешь умереть, то дам тебе дельный совет - не слушай приказов и отправишься туда, куда тебя пытались отправить те мерзкие дети! Адальрик топнул ногой и уселся на свое место, уставившись за окно, мимо проплывал лес, он дышал свежестью и чистотой, а принц дышал злобой и отчаянием. -Что, думаешь, я ничего о тебе не знаю? У тебя никого нет, только лорд и его дети, бьющие тебя каждый день! А у меня остался только отец, ждущий поведение принца и брат, который делает все, чтобы стать королем, когда подрастет. В принце говорила детская обида, да и память о матери и том, что она ему говорила, была сильна даже спустя год после ее смерти, -я тебя вытащил оттуда, и дал тебе шанс лучшей жизни, требуя только верности! А ты выбираешь смерть. Ну и умирай. поведаешь моей матушке, заодно, как я снова не нашел себе друга! На этих словах принц окончательно умолк, он не хотел ничего говорить и не хотел ничего обсуждать. Кажется, маленький мальчик окончательно убедился в том, что иметь друга у него не получится, и оставил всякие попытки защитить волшебного парнишку от смерти. Он знал, если не защищать, отец найдет повод казнить Тому, а, значит, все поступки Адаля, смерть лорда - совершенно бесполезное занятие, которое ещё и не будет иметь никакого смысла в конечном счете. Отлично! Великолепно. Принц стискивает зубы и смотрит за окно, будто и не замечает рядом с собой своего слугу, который пробует прочувствовать границы дозволенного, -ты неблагодарный, невоспитанный мальчик, и я уже жалею, что спас тебя и наказал детей! Принц де Вир не смотрит на своего слугу. Он все еще уверен, что заставит того подчинятся, даже если для этого придется его наказывать. Только вот ирония. принц не хочет наказывать, принц хочет дать своему слуге свободу и возможность быть ему другом. Поэтому маленький принц, который ещё и не подозревает, что его ждет в будущем, сейчас хмурит свои брови и смотрит за окно, злясь на тому и самого себя, как могут злиться только дети, насупив нос и дуя губы. Ведь он и был ребенком, даже оставаясь принцем и, возможно, будущим королем.

[NIC]Adalric de Vere[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/6BcgXS0.gif[/AVA]
[LZ1]Адальрик де Вир, 17 y.o.
profession: принц. [/LZ1]

+1

8

такие желанные глотки свободы правда оказались лишь глотками, которыми томас не успел насытится. он правда думал, что теперь станет свободным, но мерзкий мальчика-принц адальрик де вир, чьё имя он выговорить не мог в силу своей необразованности и отсутствия одного из молочных зубов, просто заменил лорда и его спиногрызов своей рожицей. если служить лорду значило, хотя бы, что томас прислуживал взрослому и умному человеку, то служить принцу означало исполнять любые дурацкие просьбы такого же ребёнка, как и сам томас, а это было куда обидней, чем слушаться взрослого человека.

- а я не выбирал таким рождаться! и никому я ничем не обязан, особенно тебе. что ты сделал для меня, что я стал тебе обязанным? спас от камней? так я помощи не просил, ты сам навязал её, - томас правда сердился на него, но лишь потому, что он теперь точно не сможет найти маму, а мама теперь точно не сможет найти его. тома не умел ни читать, ни писать, ни знал местности. за окном уже давно сменись знакомые ему пейзажи, от чего на душе стало ещё более тоскливо. небо затянулось тучами от того, что он был готов расплакаться.

его ударяют по плечу, пусть и почти не больно, но всё же ударяют, заставляя тому сомневаться в честности королевского слова. он насупился, погладил место удара и отвернулся снова, на этот раз специально и показательно, - не стал меня бить? а сейчас что ты сделал? разве не ударил меня по руке, чтобы я повернулся? вот чего стоит твоё королевское слово, тоже мне принц, и чем ты лучше остальных? тем, что не кидаешь камни? или тем, что слово держишь? - в обоих случаях адальрик де вир казался ему обманщиком и избалованным ребёнком, который выманил у отца новую игрушку. неужели у него совсем нет друзей? даже у детей лорда эгбиши были друзья, а это о чём-то и говорило, - и ты ещё ноешь? у тебя целый отец и целый брат. может, если бы они были и у меня, то мне не пришлось бы ехать в карете с тобой, работать на этого глупого лорда и вообще, я бы жил в поместье своём, - томас раскрыл руки и показал масштаб своих владений, - во-о-от в таком большом. но я тут, еду с тобой, чтобы тебе служить, даже если я этого не хочу. интересно, если бы я тебе приказал, будучи на твоём месте, ты был бы счастлив и доволен? - хмыкнул томас, вернув руки в скрещенное положение закрытой позы, буркнув себе под нос, - никто не любит, когда им приказывают, ещё и в таком самодовольном тоне. и если ты этого сам до сих пор не понял, то ты не принц адаль. ты принц дурак, понял? - томас показал ему язык и открыл дверь кареты, - так зачем тебе неблагодарный слуга? лучше найди себе другого, - томас срывает с себя тесную детскую рубашку слуги и делает прыжок из кареты, закрыв глаза.

на мгновение, когда он собирался прыгать, он подумал, почему бы и нет? ведь хуже быть уже не может. было бы так здорово, если бы он мог просто взять и улететь туда, куда глаза глядят. может, с высоты полёта, он мог бы увидеть свою маму, обнять её и увести далеко далеко, подальше от этих лордов, королей, их ночных горшков и кухонной возни. а даже если он расшибёт себе голову, то раны всё равно затянутся, и моргнуть не успеет. поэтому, томас даже не колебался в выборе. карета всё равно не успеет среагировать, а томас к этому времени успеет убежать куда-нибудь ближе к лесной чаще. очень вряд ли, что маленького мальчишку решат искать всей королевской стражей. что в нём такого необходимого для них, что им он так понадобился?

он прыгнул, в полёте он не раскрывал глаза, даже не хотел смотреть куда он приземлится. он свернулся почти клубочком, вдруг получится покатиться по земле, а если там всюду растёт чертополох, нужно было бы поберечь свои глаза от колючек. но, сколько бы он ни ждал, никакого соприкосновения с землёй так и не случилось. в непонятках, томас решил глаза всё таки открыть. и лучше бы он их не открывал.

- ох! - вздохнул он, удерживаясь в воздухе, как птица. на пару секунд его охватил дикий страх, но увидев ужас в глазах принца адальрика де вира, лицо беззубого томаса растянулось в победоносной улыбке, - выкусил? и что теперь прикажешь? вниз спуститься? а вот и нет, а вот и нет! ха-ха-ха! - и стоило наконец мальчику, который впервые стал независимым от всех, искренне обрадоваться своей неподдельной свободе, как вдруг он шлёпнулся на землю камнем, больно ударившись головой с большой высоты. перед глазами всё плыло, а повозка становилась всё дальше и дальше. тома посчитал, что это даже лучше, пока понял, что кони остановились, услышав, как что-то громко упало на землю, - да чёрт возьми...

он в повозке, снова, насупившийся и недовольно смотрящий на принца адальрика де вира, с разбитый головой и засохшей кровью на лбу, без единого синяка и сломанной косточки, - чего уставился? - буркнул мальчик, не в силах и руками пошевелить, ведь их уже принудительно связали, чтобы томас больше и думать не смел поступить так глупо. да, свобода не даётся так просто, и для маленького томаса это стало одним из главных уроков на всю его ещё совсем недолгую жизнь. он смотрел в окно, как одни деревья сменялись другими, искренне грустно вздохнув о том, что, судя по всему, он навсегда останется просто очередным слугой очередного глупого человека, который не ценит простые жизненные радости.

[NIC]Thomas[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/hHWaKQU.gif[/AVA]
[LZ1]Томас, 16 y.o.
profession: личный слуга младшего принца адальрика де вира, маг[/LZ1]

Отредактировано Troy King (2022-09-04 15:46:53)

+1

9

Знаете, что такое детские обиды? Жгучие, попадающие четко в сердце, остающиеся там, сжигающие все рациональное в поведении. Знаете, что такое детские обиды, которые заставляют слезы выступать на глазах даже мальчишек, которые не хотели бы испытывать эту боль и обиду, которые не желали бы ощущать, как хочется заплакать. Ведь что говорят всем мальчикам в этом мире? Не смей плакать, ты не девчонка. Только вот они забывают, что обидно может быть всем, и слезы текут из глаз сильнейших. Впрочем, когда ты принц, тебе слишком сложно просто смириться с тем, что ты не можешь плакать. Отказаться от слез тебя обязывает не общество, но нечто большее. Тебя обязывает корона, которая будет украшать твою голову, даже если ты не планируешь править. Даже если ты младший сын, ты будешь носить на своей голове корону, ты будешь чувствовать ее груз, ведь ты, наверняка, женишься на какой-то принцессе и станешь ей мужем. Адальрика готовили к этому, говорили, что однажды, он женится на принцессе и она родит ему таких же красивых детей, как она сама. Кажется, никому и дела не было до того, что сам принц жаждал отдаться сражениям, умереть на поле битвы, но не стать супругом какой-то выскочки. Ему даже показывали его будущую невесту, девочку по имени Аурелия, принцессу Юга. Красивая, младше Адальрика на год, она была прилипалой, каких поискать, раздражала собой принца и вечно пыталась влезть в его игры. Она специально ломала его солдатиков, лишь бы привлечь его внимание и потом плакала, ведь Адаль бил ее за подобное поведение. Его ругали, а он поступал так снова и снова, говоря девочке, что ей нужно привыкать  к побоям, если она жаждет такой жизни, если она готовится стать его женой, ей стоит подчиняться желаниям будущего мужа. Как бы смешно это не звучало, Адальрик был убежден, что ему должны подчиняться. даже те, кто мнит себя будущей невестой.

Адаль же слушал то, что ему говорил этот мальчишка и его раздражали его слова с каждой минутой лишь сильнее. Тот был убежден, что он может так говорить с принцем! Какая наглость, правда? -Тебя высекут за грубость, Томас, остановись. Это не приказ, а просьба, только вот этот Томас его не слышит. Он продолжает поясничать, хамить и нарываться на тумаки, которые скоро, с таким поведением, точно на него посыпаться могут в любую минуту. Адальрик уже хотел приказать непокорному мальчишке сесть на место, когда тот распахнул дверь кареты, -уймись! но этот парнишка точно не собирался успокаиваться, он сделал шаг из кареты и.. Адальрик замер в ужасе. широко распахнув свои красивые детские глаза и смотря на происходящее. Кажется, он только что поверил в то, что драконы вернулись в королевство. Или что привидения могут появляться не только ночью и на кладбищах. Короче, ужас сковал его детское сердце так, что он даже закричать не смог, даже сдержать испуг был не в состоянии, он просто открыл свой рот и смотрел на происходящее в ужасе, словно сейчас он видел не мальчишку, который, как оказалось, владел магией и парил в воздухе, а свою маму, которая вернулась с того света и сейчас обещала забрать Адальрика с собой. Однако, он так и не закричал, а слуга не сумел вернуться назад в карету. Грохот, с которым он оказался на земле, кажется, был слышен за несколько миль. Не удивительно, что достаточно скоро карета остановилась - Адалю было достаточно лишь крикнуть страже, чтобы те спешились и поймали беглого слугу.

Принц очень хмуро смотрел на Тому, сидя напротив него. Теперь возле кареты скакал стражник, который мешал общаться детям, чем раздражал будущего красавца всех времен и народов. Адаль вздохнул, услышав вопрос Томы. Ему было обидно, он был расстроен таким вопросом и не спешил на него отвечать. Лишь помотал головой и отвел взгляд в сторону окна, смотря на то. как красиво развевается грива коня, -я хотел проделать этот путь верхом на моем коне, но мне запретили. Мне сказали, что мы едем к лорду, чтобы познакомиться с его детьми и решить какие-то важные вопросы. И зачем он это рассказывает тому, кто пытался сбежать? Ответ был на поверхности. -А ты дурак. Адальрик помотал головой, взял бутыль с водой, которая стояла в карете и смочил испачканную рубашку слуги, которую Томас порвал и выкинул. Он подошел к слуге и топнул ногой, -не шевелись! ему было все равно, послушается ли его этот парнишка, он протянул руку и влажной тканью стирал кровь, которая успела высохнуть на голове мальчика, -у меня никогда не было друзей. Знаешь почему? Все только и спешат, что мне угодить. Любая игра, мне поддаются, ведь как можно выиграть у принца! Я могу показать себя лишь на тренировках, когда сражаюсь, как взрослый! Вот там мне нет поблажек. Адаль загорелся, вспоминая, как дрался с рыцарем и получил свои синяки, -дети, живущие в замке, спешат угодить, лишь бы потом их отцам угождал король. Мерзость, знаешь ли. Он сел напротив, убрав испачканную в крови ткань, -слуга не может быть другом. Я слышал это столько раз, что мне уже тошно! А ты.. Он обиженно смотрит на Тому, -твердишь тоже самое! От обиды защипало глаза и Адальрик поступил крайне импульсивно, он подошел и развязал руки слуге, -хочешь свободы? Прятаться в лесу, потому что ты один, вместо того, чтобы учиться грамоте с принцем и скакать на лошадях из королевской конюшни? Не хочешь дружить, хоть я и спас тебя от дурацких детей лорда? Адальрик скрещивает руки на груди, -карета остановится на переправе через реку. Выпрыгивай и уходи. Он отвернулся от слуги и хлюпнул носом, только один раз, и от огромной обиды, которая сжимала детское сердце, не готовое к таким эмоциям. Адальрик помотал головой, -мне не нужен слуга для уборки горшков, мне нужен верный друг, который будет рядом всегда, а не по приказу. Только вот ты даже слышать о таком не хочешь, неблагодарный капризный мальчишка! Ну и вали! Катись отсюда, чтобы глаза мои тебя никогда не видели с твоей чертовой магией, ясно?! Вали! И не жди, что я сейчас передумаю и позволю тебе остаться со мной! Найду себе нового друга! Сотню новых друзей! Принцу было так обидно, что он и не заметил, как по щекам потекли слезы, которые пришлось спешно вытирать и прятать лицо в рукавах камзола, -плевать мне! Больше никому не помогу! Никогда! Он еще не знает, что это почти правда. Желанием помочь принц Адальрик не будет отличаться никогда..

[NIC]Adalric de Vere[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/6BcgXS0.gif[/AVA]
[LZ1]Адальрик де Вир, 17 y.o.
profession: принц. [/LZ1]

+2

10

томас не знал, что такое щедрость, что такое милость и доброта со стороны своих господ. когда ему протягивали конфетку, чтобы сказать "спасибо", за ней всегда стояло что-то плохое - злая шутка, где в обертке была бумажка или кусок мыла вместо леденца или же холодное "а ещё вымой конюшни", когда уже смеркалось и мальчик был готов ко сну. за всем хорошим в его жизни всегда стояло что-то более плохое, поэтому в искренность мальчишки-принца томас верил с большим трудом. ведь откуда ему знать, что тот правда не желает над ним издеваться? ведь если он королевский отпрыск, разве он не должен быть ещё раза в три противней? ведь ты сын самого короля, по твоему приказу даже всякий лорд может распрощаться с жизнью, а для маленького томы это говорило о многом. но принца он боялся не так сильно, как того, что он сам учудил, когда выпрыгнул из кареты.

это же был настоящий полёт! мама рассказывала томе сказку о том, как маги сотни лет назад истребили половину королевств и самих себя, но ведь все они давно вымерли. маги стали теми, кем детей пугают в сказках на ряду с эльфами, однако, эльфы были куда реальней. тома видел их леса, где-то совсем далеко они виднелись с пригорки у усадьбы тонким устрашающим кольцом. а вот маги - сто лет о них никто не слышал, а те, кто заявляли о своём магическом происхождении оказывались простыми шарлатанами. мальчик невольно взял в рот палец и откусил торчащий заусенец. он всегда так делал, когда дико нервничал, а как тут не сойти с ума? он уехал от туда, где думал всегда будет жить и служить, он как птица оторвался от земли и повис в воздухе, а этот мальчик, что стирает испачканную одежду томы, то и дело обзывает, даже не пытаясь встать на место того, кто никогда не будет свободен. давила обида.

- ты хочешь, чтобы с тобой обращались по-честному, как с равным, я и обращаюсь. а ты всё равно не доволен потому, что я не хочу делать то, что ты хочешь. разве это честно? - томас беспомощно развел руками, как только томас ему их освободил, - я ведь такой же мальчик, как ты. я хочу бегать, хочу смеяться и жить, а не исполнять чьи-то приказы. так неправильно, - томас укусил себя за губу, сжал руки в кулачки и побил себя от досады по коленям на свисающих ногах. он слышит, как принц  болезненно шмыгает носом и начинает этого искренне пугаться. это до такой глубины души тронуло маленького слугу, что он растерялся, не зная что и делать. он впервые видел, чтобы представитель знати плакал, а ещё и плакал по его вине. для томы это было чем-то новым и не совсем приятным, он не хотел чужих слёз, ведь он может тоже не сдержаться и сорваться навзрыд. томас тихо кладёт руку на плечо адаля, не зная, что и сказать, не зная, можно ли к нему вообще прикасаться, - извини, - начал он, сглотнув подступивший к горлу болезненный комок. ему самому хотелось плакать вместе с ним, - я поступил плохо, но лишь потому, что никто никогда не поступал со мной хорошо. за этим всегда следовала избитая спина или.. какая-то подлость, чтобы свалить всю вину на меня. не плачь, пожалуйста, - он был похож на свою мать, неравнодушный к чужим слезам и чужой печали. он тепло обнимает принца за плечи, сам начиная хлюпать носом, - я не хотел тебя обижать. я просто хотел, чтобы мама меня не потеряла, - томас отстранился и смотрел себе под ноги, болтая первыми в его жизни ботинками. они казались ему такими странными, даже ходить в них ему было неудобно, - лорд сказал, что моя мама умерла от болезни, но она не болела. я знаю, что меня обманули, что её просто куда-то увезли. и я хочу скорее сбежать отовсюду, лишь бы её найти. мне больше ничего нужно, я просто по ней так.. скучаю, - томас вытер шмыгающий нос, - и, если ты, как друг, поможешь мне найти маму, я не сомневаясь стану для тебя кем пожелаешь. а если нет, то, пожалуйста, оставь меня на переправе. теперь, когда у меня есть возможность её найти, я не могу её упустить, и я найду её, с тобой или без тебя.

томас был хилым, болезненным на вид, бледным. он выглядел куда младше своих семи лет, но сейчас, когда он говорил так искренне и от всей души, он выглядел даже старше, чем был на самом деле. он вцепился в ручку кареты, когда её начало трясти от кочек, одной рукой он прикрыл свою голову, боясь снова упасть и расшибиться, поджав под себя обе ноги на сидении. всё, что происходило с ним сейчас, заставляло томаса испытывать тихий ужас. нужен ли ему друг? несомненно. только вот нужен ли такой друг, как адальрик де вир?

[NIC]Thomas[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/hHWaKQU.gif[/AVA]
[LZ1]Томас, 16 y.o.
profession: личный слуга младшего принца адальрика де вира, маг[/LZ1]

+1

11

Маленький мальчик смотрит на небо. Чёрное, усыпанное миллионами звезд в эту ночь, на которых, он был уверен, жили такие же принцы, как и он. Маленькие мальчики, которые, Адальрик точно это знал, сейчас сидели со своей мамой в таком же саду и смотрели на небо, пытаясь угадать, а смотрят ли сейчас на них, ищут ли их, или в этом мире нет ничего за пределами Королевства. Адальрик слушал истории матери, он обожал эти дни, когда леди Марго находила возможность прогуляться со своим сыном в ночном саду, общаться на все темы, какие только не приходили бы на ум ее неугомонного сына. Адаль любил эти вечера, но с каждым месяцем таких дней становилось все меньше, а самочувствие мамы становилось все хуже, болезнь не щадила ее, и принц де Вир видел, как кашель заставляет улыбку исчезать с лица его мамы, как она отмахивается, стоит сыну спросить, что с ней происходит, почему ей так нехорошо и чем он может помочь собственной матери, которая, явно, страдала от своего недуга. И всегда ответом ему была короткая фраза о том, что ничего не сможет исправить ее состояние и что ее маленькому принцу не следует переживать о том, что будет. Она говорила ему, что, когда она умрет, она будет следить за ним с неба, всегда будет рядом, стоит ему только поднять свою голову и подумать о ней, как одна из звезд станет гореть ярче - ее звезда, с которой она будет оберегать своего сына. Звезда, которая на ночном небе казалась белой, как кожа матери в ее последние дни. Адальрик слышал, как она рассказывала ему историю о магах, о прекрасных землях за лесами эльфов, как пела песни, а он засыпал прямо на этой ночной прогулке, положив голову на ее колени, а тело вытягивалось на скамье, когда мальчишка засыпал, ведомый голосом мамы в миры своих фантазий. В этих снах он мог быть, кем захочет - королем Севера, свободным пахарем, он мог скакать на своем любимом коне сколько захочет, мог очутиться в прошлом или оказаться на тех звездах, где отдыхают его предки, правившие этой страной долгие годы, воздвигавшие стены цитаделей, укрепления замка, заботившиеся о землях и жителях. Адальрик мог быть кем захочет, пока рядом с ним была его мама.

Но ее не стало также внезапно, как встает солнце в зимнюю пору. И Адаль помнит этот день, когда стража пробежала мимо него в сторону покоев мамы, когда служанки бегали вокруг и никто не замечал юного принца, пытавшегося понять, что же случилось. Он помнил тот день, когда пробрался в покои матери, пока никто не видел, пока никто не слышал его тихих шагов. Он помнил тот день, когда увидел белое лицо своей мамы, такое спокойное, на фоне зеленых простыней ее постели. Он никогда еще не видел маму такой спокойной, как в тот день, когда она умерла. Он подкрался сбоку постели, забрался на нее и сел на коленки, коснувшись своей детской ладошкой ее руки. Ледяной, безжизненной. Это было сродни тому, словно в горячих пальцах снежный ком оказался. Адаль еще не понимает, что происходит, он лег рядом с мамой, тихо зовет ее, но мама не слышит, мама не реагирует на голос своего сына, который бессмысленно взывает к своей маме, которая больше никогда не откроет своих красивых глаз и не расскажет своему сыну историю о магии и эльфах. Адальрик больше никогда не обнимет свою маму, больше никогда не сможет обсудить с ней свои дни. Адальрик помнит, как его оттаскивали от мамы, как он цеплялся за нее руками, плакал. Он не мог отпустить свою мать, он кричит и умоляет пустить его. Но его не пускают, его закрывают в детской комнате и оставили одного. Мальчик плакала, бился кулачками в двери и умолял ему открыть, но никто не слышал. Он помнил, как боль проникала в его детское сердце, которое разрывало его на маленькие кусочки, превращало его в разорванного на клочки маленького звереныша, который искал защиты и опоры и который больше их не находил. Адальрик плакал всю ночь, уснув лишь под утро прямо на полу. На следующий день его нашли слуги, простывшего, ведь дверь на балкон из покоев была открыта и ветер раздувал оранжевые шторы. Он даже не стянул с постели плед, поэтому мерз до последней минуты своего сна. Мальчик провалялся в постели две недели, терзаемый жаром и болью, пока не пошел на поправку. За это время маму успели похоронить, и Адаля провели к могиле, украшенной любимыми цветами матери. Он не верил, плакал и мотал головой, пока слуги не отвели принца в замок. В замок, где больше не будет нежного голоса матери, в замок, где не будет больше ласковых речей. Адальрик помнил, как он лишился матери, и он не хотел бы, чтобы другие дети лишались самого важного человека на свете.

Адальрик впервые со смерти мамы всхлипнул, впервые позволил себе плакать, от боли, от обиды. Она говорила ему, что со слугами можно дружить. у нее самой была фрейлина, которая приехала в замок отца вместе с ней, они росли вдвоем, они делили все истории, и, несмотря на дружбу. фрейлина оставалась ей слугой. Неужели у него, истинного сына своей матери, не может быть такого? Неужели он не может заслужить дружбы, о которой не придется волноваться, предаст ли тебя твой друг или нет? Это нечестно! Вот это точно нечестно! Однако, принц не ожидал,  что Тома его обнимет. Он вздрогнул, уже хотел было его оттолкнуть, отправить прочь, сказать к себе не прикасаться, но ответные слезы слуги заставили его остановиться, замереть, удивиться и сглотнуть, на самом деле. Мальчик не ожидал, что его ожидают такие эмоции, и он вытирает воротником камзола свои слезы, отмахивается от них, будто они ему не принадлежат, будто они не льются из его глаз, он старался показать, будто они его не трогают, но не мог. Он был ребенком, который провел год в одиночестве, общаясь лишь с рыцарями и учителями. Неужели он не заслужил друга? Он ведь так старался его найти, он ведь сделал доброе дело, потому что понимал - еще пара лет в доме лорда и этого мальчишку забьют до смерти. Он приказал казнить лорда, сослать детей, во имя справедливости, ради этого самого слуги, а мальчик не смеет даже поклясться ему в верности! Это уму не постижимо, черт бы побрал этого капризного, невыносимого мальчишку и его поведение, черт!

Адаль мотает головой, не желая отвечать мальчику, не желая с ним обсуждать все это, он отталкивает парнишку, но Тома не отлипает, как банный лист, и принц слышит, как парнишка говорит о своей маме. Адаль замирает и смотрит перед собой, а на глазах выступают слезы. Мама. Тот, кого он больше никогда не увидит, не услышит, не обнимет. Мама. Адаль всхлипнул ещё громче, ему стыдно за свои слезы, ведь отец всегда запрещал их показывать, особенно слугам, а сейчас перед ним именно слуга, который видит слабость господина. Так нельзя, это запрещено, но разве эти можно убедить ребенка, который со слезами на своих глазах просит жизнь быть к нему милосерднее? Разве ты докажешь ребенку, что нельзя быть слабым, когда все твое нутро, все детские эмоции только и просят, что побыть слабым мальчиком, лишившимся мамы. Адаль знает, что такое остаться без матери, знает, что такое забыть ее запах, ведь даже ее платки перестают пахнуть почти сразу, и запах выветривается, забывается. Адаль не говорил никому, но в его комнате спрятана мамина вода. С запахом цветов, она пахла так каждый день и он, когда ему особенно грустно, открывает флакон и дышит, убеждая себя, что мама сейчас смотрит с неба. Смотрит на небосвод, видит яркую звезду и тихо рассказывает ей все, что заблагорассудится. Он верит. мама слышит его и мама всегда обережет.

А сейчас он выяснил, что этот мальчишка тоже потерял маму. Ему грустно, ему его жаль, и он стирает слезы, чтобы быть принцем, которого заслуживает Томас, страна, весь мир. Адальрик де Вир спрыгивает со скамеечки в карете и стирает последние слезы, которые еще оставались на его щеках, -Знаешь, Томас, я так хочу, чтобы лето не кончалось.. он зажмурился, -моя мама любила лето. Мы всегда гуляли ночью, ночью особенно красиво. Звезды светят, словно фонарики на небе. Они так красивы, ты замечал? Принц вытирает глаза и мотает головой. стараясь избавиться от тумана слез, который застилал его глаза. ему нельзя плакать, нельзя держать себя в руках, он всхлипывает, старается успокоиться и у него получается, ведь он думает о матери, которая точно о нем помнит, заботится, она смотрит на своего сына, она должна им гордиться - вот  что думал юный принц, когда говорил сейчас со своим слугой. Он не мог дать ему слово, что они найдут его маму, но он мог пообещать ему другое. То,что мог бы дать ему принц в свои восемь лет. Принц, который еще только постигает грамоту и верховую езду. Принц, который забрал его у лорда и детей, пытающихся пробить камнем голову мальчику. -Моя мама умерла. Я знаю, что такое, когда ее нет рядом. Знаю, как ты хочешь, чтобы она тебя обняла. Я тоже хочу. Я очень хочу к маме. Он не лгал. На самом деле, несмотря на его дурной характер, было в нем нечто удивительное - он не врет, никогда не обманывал, и сейчас говорил правду. Он скучал по маме, он знает, что такое не иметь шанса снова ощутить тепло ее нежных рук, услышать переливы нежного голоса. Он знает. помнит, это страшно и больно, но сейчас ведь речь велась не о нем. Он тихо вздохнул.

-Я не знаю, что случилось с твоей мамой. И найдешь ли ты ее сам, если сейчас спрыгнешь на переправе и убежишь в лес. Думаю, ты погибнешь. как все дети, туда забредавшие. Адальрик пожимает плечами и подходит к Томе, -я смогу отдать приказ в замке и ее будут искать. Ты ведь ее сможешь описать? Мы сможем отправиться на лошадях на ее поиски, но не сразу. А еще допросят лорда, пока он жив. последнее говорить вслух принц не стал. Он вздохнул и протянул мальчишке свою руку, -я не обещаю, что мы вдвоем направимся на поиски, потому что детей никто не отпустит, но я обещаю, что стража исполнит мой приказ, Томас. Он еще не знает, что стража расскажет ему, но и обещать мальчику, что они сейчас вместе поскачут искать его маму, он не может, -я принц, у меня тоже есть обязанности и я не свободнее тебя, Томас. Но я использую то, что я принц, чтобы помочь тебе, я клянусь своей короной! Адаль задирает голову, хоть на ней еще и нет короны, но он откуда-то знает, что она там будет. Однажды, нескоро, но он ощутит, как она касается его головы. Как он становится кем-то важным. Еще важнее, чем простой принц, который ищет ответы или новую игру.

Тем временем карета остановилась на переправе и Адаль поджал губу, смотря на своего возможного друга. Он и правда дает ему право выбора, свободу выбора, которой он может воспользоваться. Он может сдаться и отказаться от помощи, направиться в лес и погибнуть, ведь там водятся дикие звери, эльфы и черт знает что ещё, а может согласиться и остаться с принцем, который постарается ему помочь. Учится грамоте, письму, математике, верховой езде, жить в огромной комнате рядом с покоями принца, есть лучшую еду и иметь возможность гулять там, где захочется, когда захочется и с кем захочется. Разве это плохое предложение? Адаль слегка хмурит брови, -у тебя всего лишь пара минут, чтобы принять решение, Томас. Либо спрыгивай сейчас и прощай, либо садись обратно и подумай, как описать твою маму солдатам. Принц задумался. А смог бы он описать свою маму достаточно ярко, чтобы его поняли, чтобы было понятно, что он рассказывает о маме, которая всю жизнь его оберегала. Которая пахла магнолиями, которая рисовала природу и пела песни, красоту которых ее младший сын не сумеет передать. Ему всегда было интересно и непонятно, почему же старший сын не проводил столько времени с мамой, пока она не умерла. Тогда он и узнал, что старший сын воспитывался, как будущий король, младшему же давали больше свободы. Может, это и сыграло свою роль в его характере, в его капризах, в его поведении и в его отношении к миру. Так или иначе, Адальрик был больше сыном своей матери, нежели сыном отца. Это сказывалось. Ведь его старший брат не стал бы спасать слугу, он скорее присоединился бы к детям лорда или просто прошел мимо. Старший брат считал недостойным помогать тем, кто слаб, он сторонился тех, кто проявлял слабость и старался не показать никому, что он сам хочет к маме. Адаль же показывал свой характер и отношение к происходящему, стискивая в руках материнский платок. Отец же видел в нем слабость, которую не уважал, поэтому Адаль получал меньше уроков фехтования. Однако,  он так часто отправлялся драться с братом, что в свои восемь дрался на мечах также хорошо, как его брат в тринадцать. Их разница в возрасте мешала им дружить, но это не отменяло того, что принц младший был куда более внимателен и заботлив к жителям замка. За это он часто получал презенты с кухни, например. когда повар готовил его любимые блюда. Адаль часто шлялся меж столов и подглядывал за тем, что готовят нынче, получал свои сладости и забирался под стол, где играл своими лошадками, пока учитель не являлся, чтобы найти мальчика и отправить его обучаться грамоте. Это он делать не особо любил, считал, что умение драться и защищаться куда выше ценится в мире, но послушно читал буквы и проговаривал слоги, чтобы все были довольны. Наверное, именно поэтому и в науках он был куда смышлёнее брата. Однако, сейчас речь совсем не о брате, который ехал в карете отца и не слышал, о чем общается его младший братишка со слугой, который, между прочим, должен быть связан. Кстати, Адальрик понимает - если сейчас Томас убежит, король его накажет. Выпорет и запрет в своей комнате, потому что этот слуга был не просто новой игрушкой сына, он был трофеем, который его сын получил сам, наказав тех, кто был недостоин этого слуги. Адаля накажут за слабость, за милость, ведь как еще мог выбраться этот мальчишка, как не при помощи принца? И правда. Адаль это понимает, но Адаль плюет на это, как любой другой ребенок, решивший для себя что-то. Он кивает мысленно сам себе и приходит к все той же мысли, что поступает правильно, что нет ничего вернее, как отпустить этого юнца, если он того захочет. Получить кару, но сделать доброе дело. Последнее, вероятнее всего, в своей жизни, но доброе, искреннее. Ведь нет ничего важнее мамы. Адальрик это знает. Знает лучше, чем кто-то еще.

Адаль сглотнул, -ну же, решай! Тебе нужно решить сейчас, Тома, иначе ты не сможешь сбежать! Адаль уже сам волнуется, сам не знает, чего хочет, он просто так дико захотел помочь этому глупому слуге, что поджилки тряслись от страха и волнения, -сейчас стража сделает обход, и мы поедем дальше. Ты остаешься и служишь мне, как друг, или сбегаешь в леса и больше никогда не увидишь стен замка? Он маленький, но ждет ответа с выдержкой взрослого, косится за окно, понимая, что у Томы с каждой секундой все меньше времени. Еще пара мгновений и стража пройдет их карету. Потом Томе следует бежать, если он правда решил уйти. Мгновения между шансом на побег и шансом на лучшую жизнь, Адаль топает ножкой в нетерпении, ведь даже стараясь выглядеть, как взрослый, он оставался ребенком, который хотел бы, чтобы все было, как он скажет, -Томас, не медли! Он не замечает, что все еще стоит с протянутой рукой, явно боится, что Тома эту руку не сожмет, он кусает свои губы и готов снова расплакаться, потому что он старается сделать все правильно, но теряется в своих же размышлениях о том, насколько же правильно он поступает в этой ситуации?

[NIC]Adalric de Vere[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/6BcgXS0.gif[/AVA]
[LZ1]Адальрик де Вир, 17 y.o.
profession: принц. [/LZ1]

+1

12

сложно расти ребёнку одному, особенно, если этот ребёнок очень сложный, требующий особого ухода и заботы. тома никогда не относил себя к таким детям, с которыми нужно было возится, как с тухлым яйцом, но, тем не менее, он был именно таким, ведь он сам не понимал своей природы и на что он способен. этот страшный полёт на пару секунд заставил его внутри ужаснуться, пусть внешне он этого не показывал, как и всегда не показывал то, что ему больно. он научился закрывать эмоции под замок сердца, оставаясь всегда с ровным каменным лицом, не отражающим ничего доброго, что с ним случалось. наверное потому, что всё хорошее, что было в его жизни, у него забирали. маму, свободу, что продлилась меньше минуты. томас был как птица с переломанным крылом, он внутренне знал, что способен улететь от всех них подальше, но не мог подняться в воздух, как бы ни пытался. его сковывали обязательства, обстоятельства и правила этой чёртовой жизни слуги, которую он ненавидел с каждой секундой всё сильней. почему всё именно так? почему мамы рядом нет? ведь она могла бы спасти его, могла бы многое объяснить.

впервые томас столкнулся с этим в два года, когда, не послушав маму, носился у розовых кустов в оранжерее и вспорол себе маленькую ножку, когда обходил заросли чертополоха и не заметил торчащий остриём ржавый гвоздь в деревянном поддоне под удобрения. было так много крови, было так больно, что мальчик со слезами и криками убежал к матери, вцепился ей в юбку и протянул к ней руки, прося, чтобы она взяла его на ручки и пожалела. женщина очень испугалась, и только хотела было подуть на рану своего сына, чтобы успокоить боль и дойти до лекаря, как вместе с первым дуновением рана мгновенно заросла и больше не болела. томас вытирал свои слёзы маленькими кулачками, а на лице матери появилось ужасающее удивление. она обняла его так крепко, как только могла обнять, словно это была их последняя встреча. томас всегда помнил это, но верил, что его вылечила просто материнская любовь, ведь каждый раз, когда он получал травму, она заживала, стоило маме поцеловать больное место. лишь когда мама исчезла, мальчик понял, что то была не только лишь мамина любовь, но и что-то такое, чего он в своём юном возрасте постичь и понять ещё не был в состоянии.

а теперь этот полёт. душа томаса металась, не зная что теперь думать и делать. неужели сказки про волшебников это вовсе не сказки? но ведь их сотню лет не было. а что, если томас сам себя уничтожит, как те другие, что пали от собственной силы? томас боялся, и его тело ясно показывало это, когда мальчика объяла дрожь. может ли он сам найти маму в мире, о котором не имеет ни малейшего понятия? куда идти? кто мог её знать? как называется река, куда они сейчас приедут? тома не знает, от того не может вспомнить ничего, что могло бы ему помочь в поисках. карты нет, денег нет, ведь никто в доме эгбиши ему не платил за работу, нет знакомых и нет друзей, кроме той навязанной дружбы, которую предлагает маленький принц адальрик де вир. томас не то, чтобы доверял ему, ведь ни один из представителей знати, которых он знал, не проявляли к нему и капли милосердия. откуда томас может знать, что за добрым поступком де вира не стоит куда более ужасное последствие? ни откуда. он не знал, что стоит за адальриком, его жажда общения, жажда найти родственную душу или же непреодолимое желание испытать новую игрушку на прочность? хоть томаса и тронули его слёзы, но все они могут быть лишь спектаклем, чтобы сбить мальчика с толку. он хотел всё обдумать, хотел понять сам, а можно ли доверять такому человеку, можно ли доверять протянутой руке из тьмы, которая зовёт с собой в неизвестность?

- не замечал, - буркнул мальчик, скрестив руки на груди в раздумьях, - я утра до ночи я работаю, потом просыпаюсь и снова работаю, от рассвета до заката, а потом иду досыпать остаток свободного времени, потому что мне не дадут отдохнуть и у меня не будет времени смотреть на то, что есть на небе, - и правда, он всегда был так занят, что никогда не обращал внимания на небесный свод.  было обидно, что у кого-то есть куда больше свободы, чем у него. почему же всё так, а не иначе? - тогда ты понимаешь почему это для меня так важно, найти её. думаю, будь ты слугой, рабом или тем же принцем, кем ты являешься сейчас, ты сделал бы что угодно, если бы у тебя был шанс её найти, живой и теплой, вновь вдохнуть её запах и обнять её. у меня больше ничего и никого нет, кроме неё, ни дома, ни денег, ни счастья. только клетка, в которую все хотят меня запереть, чтобы я её никогда не увидел, - мальчик говорил сухо, но не в укор самому адальрику, а своей своей судьбе, что обошлась с ним так нечестно.

но, кажется, адальрик понимает все причины и мотивы мальчика веси себя так, как он себя ведёт, от того и предлагает ему выбор, от чего глаза у томаса засверкали надеждой. ему дают выбор, и не между тем, куда он хочет получить кулаком, а куда более серьёзный и важный, который может изменить всю его жизнь. либо адаль помогает ему сбежать и он ищет маму самостоятельно, получая полную свободу, но рискуя своей головой при побеге, либо он остаётся в клетке, но принц помогает ему найти маму своими силами и связями.

мальчик поджимает губы и думает, весь сжимается, чтобы думалось быстрее. что же, адаль может его обмануть и не помочь в поисках, а значит его предадут. но даже в этом случае никто не сможет запретить ему сбежать от него и идти на поиски, когда у томы появятся новые связи при дворе. с другой стороны, сбежав сейчас, когда вокруг караул и куча стражи, он рискует оказаться проткнутым копьём за детское дезертирство. ещё и ночь опускается, плавно обозначая окончание дня. он даже не знает куда ему бежать, чтобы его не нашли. карта бы очень пригодилась, а она наверняка есть в замке. как ни крути, предложение помощи от адальрика де вира казалось ему выгодным даже в случае, если он его обманет. мальчик стискивает зубы во рту, вспоминая как выглядит мама и пожимает принцу де виру руку, крепко, даже очень, для семилетнего мальчишки, - каштановые волосы, красивое лицо. на руке нет двух пальцев, потому что лорд и отрубил, - он открывает глаза и глубоко вдыхает.

что же, можно считать, что они заключили свой первый в жизни договор - служба в обмен на поиск самого главного человека в жизни мальчика томаса, личного слуги младшего принца адальрика де вира.

[NIC]Thomas[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/hHWaKQU.gif[/AVA]
[LZ1]Томас, 16 y.o.
profession: личный слуга младшего принца адальрика де вира, маг[/LZ1]

+1

13

Адальрик де Вир, второй сын короля Запада, нежился под лучами солнца, щурясь, загорая, лежа на песке возле реки, которая протекала вокруг замка и опоясывала его. Это ещё один рубеж защиты, так говорил отец, когда Адаль спросил, почему эта речка так широка и почему ее видно из каждого окна замка, в какую бы сторону он не посмотрел. Адаль выучил все уроки, которые ему хотел преподнести учителя в этот день, нашел свою маму и полчаса потратил на уговоры выйти с ним за пределы замка, на излучину реки возле дворца, где солнышко нагревало песок, где становилось жарко и, одновременно, прохладно, если коснуться воды кончиками пальцев. Адаль знал - им туда нельзя, там нет защиты, король будет недоволен, если узнает, но он так просил свою любимую маму пойти с ним туда, провести время под лучами солнца, согревающими каждый сантиметр земли вокруг, что королева не удержалась и согласилась нарушить запрет своего мужа, согласилась отправиться к реке, взяв с собой небольшой плед, яблоки и книгу, которую читала сыну, пока тот грелся под солнцем, обсыхал после речки. Ему шесть, он отлично плавает, но мама каждый раз просит его не заплывать далеко. Он слушается, ведь слова матери всегда были и будут для него законом, он проплыл много кругов и сейчас валялся на спине, щурясь от солнца, которое слепило детский взор. Он валялся и грелся, раскинув руки во все стороны, словно маленькая звездочка, как те, что светят с неба ночью, освещая путь морякам и путникам в пустыне. Его кудри слиплись от влаги, но он не спешил убрать их с лица. Он наслаждался тем, что мог просто быть ребенком, ощущая, как его гладит по щеке мама, читающая историю. В этой книге был герой, была магия и приключения, были такие повороты сюжета, что у юного принца захватывало дух, он охал и вскрикивал, когда мама читала ужасные повороты сюжета, когда главного героя похищали чудовища, которых никто и никогда не видел, когда призраки становились явью. Адальрик, юный эмоциональный ребенок, сейчас в шоке слушал главу, в которой главный герой спасал свою любимую и боялся, что тот не успеет. Он буквально затаил дыхание, когда мама перешла к части, в которой огромный паук уже заматывал принцессу в кокон, и, кажется, это ее финал. не будет ничего после ее кончины, как в последний миг герой спрыгнул со скалы и уничтожил злого паука. Адаль охнул и покачал головой, -я буду таким же смелым, когда вырасту, я спасу свою принцессу из лап чудовища и она будет целовать меня за это! Его мама не сдержала улыбки от слов сына, она с теплотой гладила его по волосам, слушала, как он рассказывал, как станет самым смелым принцем в истории всех принцев, какие только существовали во всех королевствах от Запада до Востока. Адаль и правда это все видел перед закрытыми глазами, представляя, как станет героем, как самая красивая и умная принцесса будет его целовать и просить шанса стать его супругой. И Адаль был уверен, что это будет кто угодно, кроме мерзкой Аурелии, которая точно не может быть его женой. Слишком капризная, прилипчивая, а еще сломала его любимую игрушку. Мерзкая девочка. Однако, отец и мать говорили, что им стоит быть вместе, когда они вырастут. Адаль кривил рожу и говорил, что скорее умрет, чем ее поцелует, а Аурелия плакала и говорила, что так нельзя обращаться с девочками. Как их родители видели их брак в дальнейшем - сраная загадка, которую отгадывать придется, увы и ах, отнюдь не им, а Адалю и Аурелии, которые еще не знают, что им уготовано.

Однако, мама решает сменить тему, ведь она знает, что ей остается лишь несколько месяцев, которые пройдут, иссякнут и ее не останется нигде, лишь в сердце ее младшего сына. Она не тешет себя надеждой. что по ней будет скучать муж или плакать старший из сыновей, она видит истинную любовь только в Адале, проводит с ним все время, и сейчас она хочет донести ему нечто крайне важное. То, что не сможет ему рассказать никто более, то, что может сказать лишь мать, которая спешит успеть поведать сыну все до своей смерти. Ведь она тяжело больна, и лекарь уже сообщил ей неутешительную весть - ее жизнь скоро кончится, и нет лекарств. способных ее спасти, ведь магия, которая могла бы излечить недуг, ушла и нет больше и капли ее в этом мире. Женщина смирилась со своей участью, но спешила рассказать все сыну, ведь он всегда ее слушал и так смешно обещал защитить от кары отца, когда тот узнает, где были королева и принц в этот день, даже с охраной, что стоит в нескольких метрах, дабы не слышать ни единого слова, ведь им попросту нельзя слушать беседы королевской семьи. Это играет на руку королеве, как ни крути и что не говори. -Мой юный сын, я хочу, чтобы ты запомнил одну вещь, чтобы ты следовал этой мысли, обещай мне. Адаль слышит серьезность тона матери и садится на свою мокрую от воды задницу, смотря на нее так, будто ему уже лет двадцать и он понимает куда больше, чем может сказать. Впрочем, так оно и было. в свои шесть он был умнее сверстников, умнее брата, умнее любого. Он садился ближе к маме, чтобы лучше ее слышать. Он видит, каждый день для его матери сложный, он видит бледность ее улыбки и сухость кожи ощущает. Но молчит, как истинные джентльмен, ведь  не стоит замечать то, что дама не спешит раскрыть сама, правда?

-В твоей жизни, мой милый Адаль, будет много злых людей. Будет много лжи и обмана и много соблазна. Чему-то ты не сможешь противостоять, но есть то, что ты должен помнить всегда. Слабый заслуживает помощи, сильный - уважения. Но не каждая сила достойна уважения, не каждая слабость истинна. Ты будешь путаться и теряться, но запомни, прошу тебя, одно, ты сам всегда должен быть сильным. Твоя слабость может стать оружием других, а я прошу тебя, Адальрик, сохрани свою силу. Я назвала тебя так, ведь твое имя обязывает тебя к ответственности и справедливости, оно сильно само по себе, но лишь ты можешь сделать его еще сильнее. Лишь ты способен вознестись или упасть. Никогда не забывай о порядочности и честности. Слышишь? Лучше скажи правду и получи плеть, чем солги. Адаль лишь кивает, внимательно слушая каждое слово матери, которая стремиться воспитать в сыне нравственность. мораль, честь, силу. Он кивает и слушает, впитывая ее слова и давая маме обещание - он будет сильным, честным и справедливым. Он будет ошибаться, выбирая друзей и слуг, но он станет тем, кем она правда могла бы гордиться, даже если не увидит. как ее сын поднимает голову и держит ее высоко над слабыми, но видя каждого. Слыша каждого.

-Миледи, король.. принц смотрит на фрейлину королевы, та пришла сообщить, что их ищут. Пришлось собираться, Адаль ворчал, как любо ребенок, явно недовольный ситуацией, -когда я вырасту, позволю всем купаться, сколько влезет, хоть веееееесь день! Представляешь? он смеется, а мама кивает. И они идут к замку, по пути принц пинает камушки, разбросанные то тут, то там. -Мама. почему я не могу дружить с детьми из города? Ему было любопытно, а мать решила ответить ему на вопрос, -принцу не полагается иметь друзей, как и королю, и королеве. Но Адаль не унимается, -ты дружишь!.. Она кивает, -и я убеждена, что ты тоже сможешь найти друга. Смотри на слуг, мой сын, кто-то может оказаться верным другом, но паршивой слугой. Как моя фрейлина, уж поверь, корсет затягивать она не умеет, но ближе ее у меня подруг и нет. Принц запоминает эту фразу и он живет с ней, все пытаясь понять, где же найти того самого слугу - друга, который был бы верным другом, но паршивым слугой. К сожалению, пока что в его услужении были лишь взрослые, которые не спешили дружить с ребенком, а дети поваров и слуг не спешили с ним общаться, ведь страх кары короля был сильнее, чем требование принца поиграть с ним в саду. Впрочем, и сам принц быстро перехотел искать друга среди черни этой - каждый из них спешил ему угодить, а что говорить о детях лордов? Те спешили дать принцу выиграть во всем, и это было так мерзко и противно, что Адаль и слышать о таком не желал. Поэтому, после смерти матери. он остался один, играл в одиночестве и так сильно грезил другом, что увидев Тому, получил чертову дурацкую надежду, что он правда сможет обзавестись этим самым другом для детских игр и забав, что он станет кем-то важным для Томы, но этот самый Тома не будет подыгрывать ему, а в нужную минуту он сможет выполнить приказы принца. Адаль уже сам прекрасно купался и ненавидел, когда ему помогали, а ночью смело шел через пару коридоров замка в туалет, не понимая, зачем взрослым ночные горшки. Наверное. это он не поймет никогда. Впрочем, в будущем он поймет, зачем ему Томас ставит тазик у постели - тошнота от плохого алкоголя это то, что будет преследовать принца очень долго, мешая ему спать, дышать и есть. Но это будет потом, а пока что он лишь принц Адаль, который не хочет слышать о будущем и ищет друга. которому сможет доверять. И перед ним Томас, которого он если не выручил, то точно спас, которого он вытащил из передряги, избавил от камней, летящих ему в голову, и от которого он ждет если не повиновения, то понимания. Адаль все еще ребенок, неужели не заметно?

-Но я ее не найду, - буркнул принц, давая понять слуге, что он не может и  не хочет это обсуждать, что тема матери для него самая болезненная на свете и он словно просит не поднимать ее никогда, никогда не спрашивать, никогда не обсуждать и никогда не просить рассказать о том, какая она была. Адальрик, на самом деле, ограничивается кратким ответом, -в отличие от тебя, я уверен, что мама моя умерла. Я видел ее. И мне не дали с ней попрощаться. он задрал нос, стараясь не заплакать. ведь он мужчина и он не может пускать слезы, когда ему вздумается, -ты, хотя бы, имеешь надежду, что она жива и где-то есть. Он сурово смотрит за окно, старается не плакать, поэтому его лицо становится хмурым, как погода в самый ненастный день и Адальрик мотает головой со своими кудряшками, которые получил от матери. -я помогу тебе. Ты должен знать, где твоя мама. Ведь это правильно. Это справедливо - он должен знать, что с его мамой. Возможно, она мертва, но тогда он имеет право знать, где ее могила. Адальрик понимал, что у него есть шанс допросить лорда, ведь того везли под стражей в замок короля, где через пару дней его казнят, лишив головы его и младшего сына. Сделают это тихо. никому не говоря, и Адаль не желал, чтобы Томас узнал, что он сделал. Это решение принца, и он будет нести за него ответственность в будущем, но он не хочет слушать причитания мальчишки и тем более обсуждать с ним то, что он сделал. Он знает, что юный слуга будет капризничать, а принц не желал слушать, как обсуждают его решение. Он высоко задирает свой нос и смотрит на то, как мечется, решая, как же поступить ему, юный Томас. Адальрик все еще ждет его решения, ему интересно, что же решит юный ум, который сейчас метался, пытаясь решить, прыгнуть ему с кареты прямо сейчас или отправиться с принцем в замок и попытать удачу там. Адаль не обещал ему найти мать, но обещал помочь с этой задачей, не обещал и не давал гарантии, но стремился помочь. Сам Адальрик понимал, что, быть может, они не найдут мать, что завтра, возможно, все закончится так плачевно, но он предлагал помощь. И верил, что они что-то узнают. Он так хотел найти друга, но понял, что друзей приказом не сыскать. Он вспоминает беседы с мамой и понимает, как она была права. Какая простая истина - друг будет верен не по приказу. Адальрик кивает и смотрит за окно, словно мысленно благодарит маму за науку, которая сейчас ему помогла, которая сделала свое дело, принц не приказывает, он просит и предлагает. И он получает то, чего так страстно желало детское сердце, которое трепыхалось в груди в ожидании вердикта. Он улыбнулся. Потому что не было ничего лучше, чем то, что сейчас он услышал от своего нового слуги (или, быть может, будущего друга, который станет ему куда более близким человеком, чем брат, отец, иные дети. Он мог стать его партнером по всем играм, он мог стать ему лучшим другом, с которым ты делишь секреты, чарку вина и беседы о девушках. Адальрик так ждал этого, что уже поверил, что так оно и будет. Забывая о том, что Томас мог сбежать, если они ничего не узнают. Как быстра вера детей, правда?

-Больше не отрубит ничьих пальцев, - тихо произнес Адальрик. Так тихо, что шум кареты, тронувшейся с места, заглушил его слова. Он убедился в том, что он был прав, он убедился в том, что поступил верно, когда приказал казнить этого человека. Разве станет адекватный мужчина, лорд, отрубать пальцы своей служанке? Если она украла, был иной закон, карать физически позволялось лишь королю, лорд, видимо, забыл об этом, а значит, он забыл о власти короля. Адальрик решил рассказать это отцу, и обязательно присутствовать на казни, но приказать сокрыть это от своего юного слуги. Адальрик понимал, что его ждет впереди, когда он вступит на дорогу принца, но он не боялся больше этой тропинки, извилистой и ухабистой. с кучей кочек и капканов. Он верил, что пройдет по ней с достоинством, и он сел на свое место, когда осознал, что Томас будет служить ему, пока не сочтет верным его покинуть. А сочтет ли покажет только время, которое неумолимо спешило вперед, разбиваясь о камни реальности.

Они прибыли в замок уже затемно. Разумеется, служанка, которая купала Томаса и была приставлена к Адалю, увидев окровавленную одежду и голого мальчика, охала всю дорогу до покоев, причитала и говорила, что так нельзя, что слуга не может просто пачкать одежду, что новую ему не выдадут еще неделю и придется ходить в рваном, окровавленном и грязном костюме. Конечно, как только мальчиков завели в покои принца и оставили в покое, Адаль нашел выход из положения. Комната его слуги была соседней, там готовили кровать, куда жестче, чем постель Адальрика, там же стирали остатки пыли, приводя маленькую комнату, в которой уместилась лишь постель, платенной шкаф да стол со стулом, в порядок. Принц же тем временем уже раздевался, оставаясь лишь в нижних штанах, явно куда более удобных, чем весь его наряд. А после он хмыкает и проходит к своему шкафу. Очень критичный взгляд на своего слугу и Адальрик кивает, будто о чем-то очень долго думал. Он долго копается в своем шкафу, прежде чем достать оттуда пару костюмов - ему они были уже тесны, а вот Томе будут как раз. Не очень новые, но в крайне хорошем состоянии, -если они думают, что я позволю своему слуге ходить в рванье, то пусть отправятся к божествам в чан с супом! Принц пихает в руки Томе свои костюмы и кивает, очень уверенно, нагло, -держи. Она сказала правду, костюмы тебе будут искать неделю, завтра оденешься как подобает слуге, ясно? Я знаю, ты сейчас хочешь топать ногами и говорить мне, что хочешь свободы, и я тебя уверяю, здесь ты получишь куда больше свободы, если не будешь со мной спорить хотя бы иногда. Юный принц глубоко вздыхает, трет свои глаза - он очень устал, но его день еще не закончен. -Иди в свою комнату, ясно? Я схожу в туалет и зайду к тебе потом, - не ложь, но и не совсем правда. Он направляется не только в туалет, но и проскальзывает мимо охраны вниз, к темнице, где и находит лорда, которого заточил. Тот не рад видеть сына короля, но кланяется, как и подобает лорду, -его мама. Что ты сделал с его мамой. Голос уверенный и сильный, принц ждет ответ, но не получает, поэтому бьет по замку и грохот разносится по подвалу, -тебя спрашивает принц де Вир! Что ты сделал с мамой слуги?! Кажется, тон мальчика напоминает лорду, с кем он имеет дело и тот начинает говорить. Или сказался плачь его сына, доносящийся из угла. Впрочем, ничто не разжалобит юного наследника, никакие слезы, никакие причитания, ничто не способно его сделать мягче сейчас. Да и в будущем, тоже.

-Я ее убил. Этот факт, как снег на голову принца. Все же мама мальчика мертва. Они ее не найдут. Никогда. -Я узнал, что этот мальчишка особенный, и убил ее. Ваше высочество, наверное, хочет знать, где ее могила? Под кустом окаций, которые скрывают кучку. Адальрика затошнило. Этот урод даже не похоронил ее достойно, он даже не.. Какая мерзость! Но... -лжец. Ты мне врешь. Ладно, ври. Ты не сможешь соврать Амлэусу, когда он будет тебя пытать и твоего сына. Адальрик отходит от клетки и смотрит на стражу, -завтра к полудню я хочу видеть Амлэуса у себя, ясно? Мой отец может знать, если вам так угодно, мне все равно. Этот человек будет казнен по моему приказу, и пытать его будут. ибо я так сказал! Принц говорил так, словно был куда старше. словно был куда сильнее, словно был куда мощнее, поэтому не удивительно, что стражник  лишь молча кивнул, а после позволил своему юному господину покинуть подвал, где воняло затхлостью, грязью и влагой. В таких условиях умрет любой пленник, если того пожелать, медленной и мучительной смертью, ведь его легкие будут наполняться влагой, там прорастут грибы и он умрет, как животное. Адаль слышал такие истории и сейчас не очень сильно был против такого поворота событий. Впрочем. обсуждать то, где он был, Адальрик, на самом деле, не собирался, когда явился назад, в покои. Убедившись, что его постель готова, он разделся (кстати говоря, снова, ведь для путешествия в туалет и казиматы ему пришлось накидывать домашний камзол), и прошел в комнату слуги, которая была уже готова. Там горела свечка на столе, и принц осторожно прикрыл двери, стараясь не задуть этот слабый огонек надежды - как тот, что горел в глазах его нового слуги. К слову, по пути, Адальрик заскочил на кухню, поэтому сейчас, садясь рядом с Томасом, он протянул ему яблоко и кусок хлеба, -не лучший ужин, я знаю, но это все, что я смог найти на кухне, уже поздно, а повара боятся готовить ночью, слишком шумно. отец злится. Адаль пожимает плечами и с ногами забирается на постель своего слуги, ощущая, как жестко его заднице. Не лучшая постель, но предложить другой Адаль не мог, -жестко. конечно.. Но лучше, чем ничего, правда? Он очень слабо улыбается, -завтра ко мне придет главный стражник. Я расскажу ему о твоей маме и он отправится на поиски, поговорит с лордом и узнает все, что можно, а потом расскажет нам. Начнем с этого, да? Они словно продумывали огромный план по захвату соседнего королевства. Принц смотрел в темноте на силуэт своего нового слуги, с которым он так хотел подружиться. Детское желание скулило в его сердечке, умоляло судьбу позволить ему стать другом этому мальчику, стать кем-то важным. Не только принцем, господином, но и другом. Он изучает этого мальчика, пытается понять, о чем тот думает. А сам Адальрик подсаживается ближе к слуге, ставит на стол с пола бутылку воды, -завтра тебя заберут с утра, будут учить. Та, которая тебя сегодня мыла. Пожалуйста, слушай ее, ладно? Потом я расскажу тебе, какие правила ты можешь забыть, а какие выполнять только при остальных. Все, что я хочу, чтобы ты не пытался поясничать, за это тут можно получить, а я не хочу, чтобы тебя пороли. ладно? Адальрик вздохнул и скрестил руки на груди, -потом я расскажу тебе, что узнал. Не жди, что я узнаю многое за день, но я обещаю тебе, я использую все, что могу, чтобы добиться правды и узнать, что с твоей мамой. А пока что.. Адальрик щурит свои глаза, он снова ребенок, который хочет играть, который хочет найти друзей, который так страстно желает быть просто ребенком, что он не выдерживает и касается своей рукой ладони Томаса, -ты же маг, да? Иначе ты не смог бы летать. Это так здорово! А ты так всегда можешь, или нет? А ты так делал уже? А что еще ты умеешь? Он понял, что завалил парнишку слишком большим количеством вопросов, поэтому сощурил свои глазки, -извини, я просто.. так хочу многое узнать! Ты же мне расскажешь? А какие игры ты любишь? наверняка, какие-то есть? Ведь не всегда тебя били камнями? Адаль задумчиво посмотрел на Томаса, -а кататься на конях хочешь научу? Я могу приказать и тебя будут учить грамоте, верховой езде вместе со мной. Вряд ли тебе дадут меч, как мне, но кони и грамота - почему нет? Я хочу, чтобы мой друг и слуга был образован, а ты? Ты хочешь учиться? Снова слишком много вопросов, но что взять с ребенка, правда? Тем более с ребенка, который, кажется, правда нашел друга? И так рьяно за него цепляется, пока никто не видит, что он может быть просто ребенком, а не высокомерным принцем Адальриком де Виром, статным и грубым. -Ты же не хочешь спать? Расскажешь мне все? Адаль спрашивает с надеждой, но, -я могу отстать, если ты устал. Правда. Он уйдет в свою комнату. Не будет же пытать уставшего мальчишку распросами, он не так нагл и капризен, как о нем говорят в народе, знаете ли. Он просто ребенок, который, как и любые другие дети, хочет наслаждаться своей жизнью, своим временем. Не спать до самого утра, пока не закричат петухи, не слушать приказы отца, и верить, что магия правда существует. И ведь она существует, вот перед ним маг! Настояший. Наверное, правда, придется скрывать эту магическую часть от всех, но какая разница, если этот маг будет его другом, если все будут знать, что принц не просто капризный и крайне наглый ребенок, но и друг  магу, единственному в своем роде!  Вот это будет круто. правда же? Адальрик понимал, ему любопытно. Как так? Мама говорила, что маги вымерли, но вот он, силит перед ним. Чудеса!

-Томас, а ты хотел бы увидеть звезды? Какой внезапный вопрос. Правда? Но Адаль знает, что предложить после него... Правда вопрос, захочет ли юный маг услышать это предложение, или пожелает сейчас остаться один? Адальрик готов к любому повороту этого сюжета.

[NIC]Adalric de Vere[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/6BcgXS0.gif[/AVA]
[LZ1]Адальрик де Вир, 17 y.o.
profession: принц. [/LZ1]

Отредактировано Casper King (2022-09-07 21:46:51)

+1

14

маленький мальчик с трудом вспоминал этот жуткий вечер, когда лорд и леди уже выпили чай после ужина, а мама подготовила томаса ко сну. ему было всего три, но тот ужас, что он увидел, оставил своё яркий отпечаток, пусть и некоторые детали стёрлись из его памяти, самое главное он помнил. прекрасно помнил, как лор оставил маму искалеченной. томас был уже в кроватке и засыпал, но шум, что он слушал на кухне, от чего-то не давай покоя детскому воображению и спокойному сну. маленький мальчик встал на цыпочки и аккуратно, словно лесной шпион-эльф, двигался к кухне. он не помнит точно, как долго он шёл, как долго он слушал пререкания взрослых, расслышал лишь голос лорда эгбиши, который на повышенных тонах разговаривал с его матушкой, - от кого ты понесла?! признавайся! это не просто ублюдок, мы оба это знаем! - мама могла лишь только вырываться и просить пощадить её и её мальчика, не выдавая свою, судя по всему, большую тайну. он плакала,  вставала на колени, и дернул её кто-то положить ладонь на стол, чтобы подняться. маленький тома подглядел в щель открытой двери. не думая ни секунды, когда эгбиши понял, что ответа он не дождётся, он взял нож для разделки мяса и со всей силы, что в нём была ударил. кажется, в тот момент проснулись абсолютно все в поместье. крик мамы был такой оглушительный, что томас сам заплакал белугой, не в силах подойти и успокоить маму. её пальцы остались на столе, - тебе и твоему выродку будет урок - сокроешь от меня что-то ещё и я выкину тебя и твоего мальчишку в реку в мешках, как котят! - томас впервые почувствовал невероятную печать и невероятную злобу. исходившую из самых глубин его сердца. почему же этот мир был настолько несправедливым? а примерно через полгода после этого случая, томас проснулся рано утро и понял, что теплого следа от места, где обычно спала мама нет. не пахло её запахом, её половинка жесткой кровати даже не была скомкана, но она правда ложилась спать рядом с ним, точно пела ему песенку перед сном. а когда мальчик дернул лорда и рассказал о том, что мама пропала, то получил в ответ лишь холодное, - твоя мама больше не вернётся, - тихие слезы беззвучного плача. сердце ребёнка было разорвано на куски, на крохотные клочочки, кровоточащие внутри. как же это так? не вернется? он еще несколько дней задавал вопросы леди и лорду и те уже решили с концами отмахнуться от него, сказав, что его мама заболела и умерла. только вот помимо двух отрубленных пальцев, мама чувствовала себя хорошо. ои планировали взять выходной с позволения лорда и сходить на рыбалку с утра, но с тех пор томас рыбы больше не ел. рыба напоминала ему о том, что мама уплыла куда-то далеко. но он найдёт её, ведь он сам себе это пообещал, сам себе поставил цель, к которой медленно, но старался идти.

а тут такой небывалый скачок, предложение, от которого оказалось слишком проблематично отказаться. что ни сделаешь, ради любви? даже подружишься с принцем, который не вызывает в тебе никакого доверия. ведь все знатные люди обходились с малышом-слугой слишком жестоко. да, у него быстро заживали раны, но разве это было поводом называть его больным и всячески обзывать? хоть адальрик де вир ещё ни разу не обозвал мальчика, он настороженно приглядывался к принцу. что стоит за добрыми поступками? может, он хочет как-то его использовать? может быть, адальрик на самом деле волк в овечьей шкуре, один из тех детей, который отрывает бабочкам крылья забавы ради? тома не знал чего ожидать, не знал, а сдержит ли этот мальчик слово, и как в итоге он должен будет ему служить. он только лишь и мог, что хвататься за соломинку и ждать от бога чуда, чудо которое приведёт ему к самому дорогому человеку на свете, по которому мальчик так сильно скучает и тоскует. без мамы жизнь становится такой страшной. если адаль не соврал про смерть своей мамы, он наверняка понимает и чувствует то же самое. это же мама, самый главный и самый любимый человек. другого такого в твоей жизни просто не будет. тома мог только уповать на то, что адаль окажется человеком слова и чести, который не обманет простого человека, у которого за душой не осталось ничего, кроме веры и надежды.

они прибыли в замок почти ночью. карета гулко ехала вперед, кони цокали копытцами по каменным мостовым. этот звук был для томы непривычным, чем-то новым. наверное, они проехали город близь замка, так забавно. томас смотрел в оконце, но людей не видел. все, наверняка, уже закончили свою работы и разбрелись по домам, на заслуженный отдых. интересно, а будучи слугой принца, томас сможет отдыхать и находить время для себя самого? ему бы не хотелось приходить в свою комнатушку только для того, чтобы поспать и снова идти делать грязную работу. томас впервые в своей жизни смотрел на замок, сначала из окошка кареты, а затем когда выбрался на свежий воздух. он был большим, даже в какой-то степени устрашающим. на главных воротах виднелся щит с геробом. видимо, это был герб королевской семьи, но из-за настигнувшей путников темноты, опустившейся на королевство, томас так и не смог разглядеть что же на этом гербе изображено.

убранство внутри заставляло впечатлительного ребёнка разинуть рот. конечно, усадьба эгбиши тоже выглядела весьма богато, но тут по огромной статуе в доспехах в каждой комнате, которые сами по себе были огромные, куча ковров, картин, витрин с оружием. томас ещё не видел тронный зал, королевскую кухню и прочие залы, но он уже был очень впечатлён тем, как в замке было всё эстетично и красиво. витражные окна поражали воображение, свет свечей дарил этому месту много загадочности. правда, не успел ребёнок прийти в свою нову клетку, его тут же отчитали за испорченную одежду. да, она испорчена, но томас же не совсем виноват в этом, всё таки, он рассчитывал, что сомжет улететь сам и не грохнется, обозначая для себя удачный побег. но что-то вдруг пошло не так. томас пожал плечами - в рваном, значит в рваном, ему не в первый раз ходить в том, в чём получится. но, кажется, что адаль был категорически против этой идеи.

стоило им прийти в покои принца, которые мальчик с интересом рассматривал, в сердцах мечтая о такой же большой и богатой комнате для себя, де вир уже подбирал ему новый костюм из своих старых, которые суёт ему в руки, а тома в растерянности смотрит на груду вещей, которые теперь стали.. его? - разве слуге полагается носить одежду своего господина? меня же накажут за это, - резонно заметил томас, ведь в поместье эгбиши нельзя было даже думать о том, чтобы прикоснуться к одежде знатного человека, за исключением того, когда её нужно было стирать в лохани. но, кажется, юный принц и слушать ни о чём подобном желал, оставляя на какое-то время томаса в комнате принца одного, наедине со своими собственными мыслями, когда приказал идти в собственную комнату. томас, конечно, кивнул, а сам позволил детскому любопытству взять верх.

он мягко сел на кровать принца, а затем растянулся по ней звёздочкой, облегчённо выдыхая и получая от этого настоящий кайф. да, есть всё таки у кого-то удобная и комфортная жизнь, это, всё же, не сон на камнях и соломе, это всё же перья или... самая удобная вещь в мире? спина мальчика, кажется, сказала ему спасибо за те небольшие секунды, что он лежал на королевской кровати. он так же заглянул в и платяной шкаф, забитый дорогими вещами, в шкатулку, где у большого зеркала хранились драгоценности. золото, камни.. за один такой перстень можно было купить лошади и уехать отсюда, ещё бы и на дорогу хватило с лихвой. дьяволёнок на плече томаса подбивал его взять кольцо себе. ведь у адальрика из и так очень много, он и не заметить продажу одного. но стоило было потянуть руки к кольцу, как его словно током ударило и мальчик одумался, не прикасаясь к чужим вещам. всё же это неправильно. он лишь скривил свою лицо перед зеркалом и решил, всё таки, послушаться приказа принца и отправится в соседнюю комнату.

здесь, конечно, всё было куда намного сдержанней - простая жёсткая кровать с льняным постельным бельём, которое не позволило бы мальчику ни вспотеть в жару, ни замёрзнуть ночью, маленький комод для вещей, сундук, который, видимо, мог служить как стулом, так и вместилищем игрушек и того, что можно было спрятать, да небольшой стол с одиной свечой. единственное, что радовало в этой комнате взгляд - вид из окна. ночной город, окутанный синей дымкой полумрака. в редких домах горели огоньки света от свечей, в городе стоял запах мокрой мостовой, видимо, дождь прошёл совсем недавно. томас был уверен, что утро в городе пахнет свежим хлебом, а на улицах так шумно, будто в городе готовят праздник. мальчик понял, что правда хотел увидеть всё это собственными глазами, не додумывая про себя. ведь, может, всё окажется не так приятно, как кажется.

адальрик де вир через какое-то время, как и обещал, навещает слугу, который сидит на своей новой постели с ногами. сна не было ни в одном глазу, столько всего приключилось, что томас просто напросто был перевозбуждён по-детски из-за новых впечатлений. адальрик протягивает ему яблоко и хлеб, а томас так голодной вгрызается в эту еду, что, кажется, оне не ел несколько дней. яблоко он и вовсе проглотил вместе с твёрдой сердцевиной и семенами, оставив от него одну лишь веточку, - шутишь? это же еда! повезло, что она вообще есть, - возмутился мальчик, жадно вгрызаясь в хлеб, словно его сейчас у него заберут. он даже от адаля отвернулся, чтобы он не подумал отнять его из рук, - вкусно.. впервые ем еду для господ. мама готовила мне хлеб из льняного жмыха и овсяных крошек, которые оставались на дне горшка. из уже нельзя было отправлять на кашу лорду, поэтому она делала из неё хлеб. добавит припрятанные специи, порежет и нальет сок хладоягоды, чтобы я быстро проснулся. но, у вас он куда вкусней! - томас доел всё, до последней крошечки, - спасибо за еду, - он коротко кивнул адальрику, вместо поклона, выражая свою благодарность, - начнём с чего скажет. у меня здесь нет ни связей, ни знакомых, кроме тебя - мальчишка пожал плечами и уставился в окошко, не переставая слушать план, который ему объяснял адальрик.

- учиться? я уже умею мыть полы и чистить овощи на кухне.. - томас не понял, чему конкретно его собираются учить, но ему нечем было возразить. если надо, значит надо, в замке, наверняка,с ови порядки и правила, - да я не балуюсь обычно. просто я хотел воспользоваться возможностью и стать свободным, - буркнул он, скрестив руки на груди, - я понял тебя. не привлекаю внимание, слушаюсь, исполняю приказы. ничего нового, - зато он может узнать что-то о своей маме. наверное, это единственное, что заставляет его правда повиноваться правилам игры принца де вира.

адальрика, правда, заботит совсем иная сторона, о которой томас рассказывать очень не любил, - я не маг! просто мои ранки заживают, - он действительно боялся этой силы, которую не понимал, - я не знаю. то, что случилось сегодня - такого сегодня со мной раньше не было. может, это был просто ветер? не хочу быть магом. тебе не рассказывали сказки о магах? их ведь никто не любит, - мальчик даже несколько поник, осознавая простую истину, - да и как любить того, кто когда-то чуть не уничтожил всё, чем ты дорожил? это же ужасно, - хотя, не будь у него той силы, что у него есть, тома бы, наверняка, уже был бы мёртв. тома пугливо отдёргивает руки от адаля, и забивается поглубже в угол кровати, - я не играю. все игры, в которых меня приглашали дети лорда, заканчивались избиением. кто будет правда играть со слугой? остальные дети жили так далеко, что у меня не было возможности даже познакомиться с ними. а простолюдинов в доме лорда не жаловали. даже не принимали, - его жизнь - сплошная кропотливая работа. и когда ему было развлекаться по-настоящему? за чисткой картофеля?

  а вот перспектива обучения правда заставила тому удивиться и обрадоваться. не для кого не секрет, что обучены грамоте только люди из благополучных богатых семей. простой слуга вряд ли бы имел средства и возможности научится читать и писать, обучится ремеслу, которое было бы ему по душе, - а можно? - там, гляди, может быть, томас дослужится и станет офицером? или ему дадут титул? детские мечты в момент нарисовали в голове мальчика эту причудливую картину. тогда мама точно не будет ни в чём нуждаться! - я бы начал хоть сейчас. сна ни в одном глазу, -  а ведь томас, как слуга, прекрасно знал - чем раньше он начнёт, тем раньше закончит.

мальчики сидели на кровати и рассуждали о большом и загадочном. тома постарался разглядеть звёзды через окошко, но побоялся свалится через него, - звёзды? никогда раньше звёзды просто так не наблюдал. если честно, в это время я обычно сплю, но... наверное хочу. только лезть в окно страшновато, - резонно заметил мальчик, явно не желая оставаться лишь мокрым местом с огромной и высокой башни величественного замка западного королевства. но неужели, даже если томас и хочет, их могут отпустить в такой поздний час на улицу? принц адаль или нет, он всё же ребёнок, как и томас. или для него есть особые условия, которые простым людям просто не позволены? - а почему ты спросил? - детский интерес балансировал с жалкой надеждой. неужели он правда спокойно сможет увидеть нечто прекрасное?

[NIC]Thomas[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/hHWaKQU.gif[/AVA]
[LZ1]Томас, 16 y.o.
profession: личный слуга младшего принца адальрика де вира, маг[/LZ1]

Отредактировано Troy King (2022-09-10 16:20:44)

+1

15

Пожалуй, слуге и правда не подобает носить одеяния господина. Так говорят все, так говорили и в замке, куда был доставлен Томас. Однако, Адальрик считал, что только он может и имеет право решать, во что будет одет его слуга, как он будет себя вести и что будет делать. Адальрик знал, завтра, когда Томаса увидят в одеяниях, достойных принца, будут задаваться вопросы, только вот он остановит любые запреты и вопросы, какие только могут возникнуть у людей в отношении слуги, которого выбрал принц. Он не собирается слушать, что поступает не так, как следует, что другие ждут от него каких-то иных взглядов на служение его персоне. поэтому, когда Томас начал свои речи о запрете на такие поступки, Адальрик отмахнулся от него, -это приказ, бери. Он не собирался сейчас еще и со слугой спорить на тему того, в чем он будет ходить. Адальрик желал, чтобы его слуга выглядел прилично, а не ходил в оборванных вещах. Пусть слуги короля и старшего брата ходят в рваном. грязном, не получают ванну неделю, принц Адаль же ждет от своего слуги достойный уровень как чистоплотности, так и образования. И вот в чем нюанс, Адальрик может потребовать от учителей обучать не только его, но и Тому, обосновывая это тем простым фактом, что его слуга должен иметь достойный уровень образования. Ведь ему после ездить с принцем в другие королевства, ему предстоит стоять рядом с принцем и достойно выглядеть, отвечать. Адальрик понимал, его слуга, став ему другом, получив достойное воспитание и образование будет единственным, кому он сможет доверять в будущем, кому он сможет позволить приблизится к себе, кому откроет тайны и кто будет ему больше, чем услужливым дурачком. Адальрик ждал, что его слуга будет достойно образован, и сейчас он предлагал Томасу образование не только по доброте душевной, но и потому что желал видеть своего слугу умным, образованным и воспитанным так, как подобает королевскому двору.

Он вернулся из ужасной, темной темницы, куда не хочется попадать никому из живущих людей, размышляя о том, что узнал. Если лорд говорит правду? Если он убил маму Томаса? Что, если это не ложь, что, если завтра он узнает эту правду? Что, если правда там есть могила, где нет имени, что мама Томаса также, как и мама Адальрика, умерла? Может, больше мальчик никогда не сможет обнять свою маму, не сможет к ней приблизится. Не сможет рассказать, что он успел прожить за долгий день, не сумеет получить ее утешения. Адальрик плелся из темницы медленно. заходя за едой на кухню. а после возвращаясь к своему слуге. Он выглядел подавленно, пока своим детским умишком он пытался обдумать, а что делать, если охрана принесет эту правду его слуге? Скажет слуге, что его мама умерла. Разве у Томаса останется хоть капля причины оставаться при дворе? Вряд ли. Адальрик испугался, что он потеряет возможного друга, что он лишится Томаса, думал соврать ему, но в голове всплыл разговор с мамой, который остановил его.

-Ты обманул меня, Адальрик де Вир. Ты соврал собственной матери. Как ты хочешь стать достойным принцем, если врешь собственной матери? Мальчик стоит, потупив свой взор, он хмурит свои брови, правда считая, что это не такая и большая ложь, чтобы сейчас его так отчитывать, наказывать и попрекать, -я всего лишь... Но мама не дает ему договорить, явно не желая слушать его оправдания. -Ты обманул в малом, Адальрик, и ты обманешь в чем-то большем. На лжи ты не построишь любви, не построишь дружбы, не построишь ничего, что будет достойно внимания. Обманешь и никогда никто не поверит тебе, солжешь и станешь тем, к кому не будут прислушиваться. Представь, что я перестала верить тебе? Адальрик поднимает свои глаза и смотрит на маму, которая пытается донести до него прописную истину. Его взгляд наполняется слезами, он не может и не хочет представлять себе, что мама перестала ему верить. Адаль начинает плакать. Громко, навзрыд, так, как могут рыдать только дети, вытирая слезы своими рукавами и пытаясь перестать рыдать, но не в силах это сделать. Адаль плачпет, прижимаясь к подолу платья матери, которая гладит его по волосам и позволяет выплакать все силы. И, лишь когда мальчик перестал плакать, она начала говорить, поглаживая ребенка по его кудрям, которые он заполучил от матери. Только в кудрях королевы, некогда рыжих. ярких, как солнце, оранжевых даже, уже была седина, а волосы принца напоминали оттенки темной соломы. -Лгать другим это как сжимать в горячих пальцах снежный ком, ты пытаешься ухватиться за ложь. но она тает под огнем правды, Адальрик. Это как снег, который складывается в огромный шар, и, когда его нагревает солнце. он тает, сходит лавиной с гор и ты утонешь в этом обмане. Адаль грустит, все еще прячет свое лицо в подоле платья матери. Зеленое, прекрасное платье струится тканью к земле, Адаль ощущает аромат трав, которые использовали, стирая этот наряд. -Мой милый сын, правда есть лето в этом мире. Она обжигает. но и согревает. Я так хочу, чтобы лето не кончалось в твоем сердце, чтобы правда, адальрик де Вир, всегда наполняла твое сердце. Принц кивает, соглашаясь со словами своей матери, мягко обнимает ее и смотрит своими заплаканными глазами на ту, что не просто подарила ему жизнь, но показала ему всю сущность ее, обучила, учит по сей день. -Я не буду врать, мама. Даже если это спасет мне жизнь. Он дает обещание, которое сказывается на нем в будущем. Будет сказываться, пока он живет.

И сейчас, после ночной прогулки, которая, по сути, еще не завершилась, Адальрик возвращается в покои своего слуги, понимая, что ему не стоит лгать, он просто не говорит то. что узнал, надеется, что лорд лгал, пытался спасти свою шкуру. Он узнает правду ли ему сказал лорд позже, а пока что он пытался понять, что же за человек перед ним, какой Томас, чего он сам желает от этого знакомства и как давно он осознал, что он колдун, который способен на большее, чем просто заживлять свои раны по мановению времени. Адальрик сел на постель рядом со слугой и слушал его ответы, внимал, хотя и хотел спать. Ему плевать. Отец будет завтра занят своей войной, никто не станет будить принца раньше полудня, и сейчас он старался отдыхать и узнавать своего слугу как можно лучше. -Одежда, которую я тебе дал. Завтра служанка тебя попытается отчитать, скажешь ей, что принять эти наряды - приказ принца. С этим поспорить она не сможет. И, запомни хорошенько - никто не может тебе приказывать без моего ведома. Ты исполняешь мои приказы и лишь с моего разрешения чужие. Адальрик уверенно кивает, а после подсаживается к Томасу ближе. когда тот негативно воспринимает вопрос про магию. Кажется, принцу придется объяснить, что он относится ко всему не так, как все жители. Наверное, это неправильно, но мать обучила его быть погруженным в вопросы глубже, сильнее, с большим интересом. Адальрик был принцем, который не забивал на то, что узнавал, который слушал и слышал и который имел свое мнение относительно всего. что знал. И про магов он тоже имел свое мнение, которое, кстати, готов был высказать все целиком!

-Больше ты не будешь голодать, Томас. Адальрик уверенно кивает своему слуге, сидит рядом. Он не приближается, и уж точно не собирается отбирать еду у Томы. Он чуть склоняет голову набок, -неужели у лорда и правда так плохо относились к слугам? Это же ужасно! Вы должны кушать также, как и господа!Адальрик не верил своим ушам. Лорд не просто унижал своих слуг. Он лишал их питания! Вот почему Томас был таким худым, он явно плохо кушал и не представлял себе, что такое питание, наполненное полезными витаминами и так далее. Принц хмурил свои брови. -В замке слуги кушают хорошо. Просто факт. Томас будет питаться хорошо. потому что слуга принца должен иметь силы, дабы выполнять его поручения и учиться вместе с ним. Впрочем. этот вопрос Адальрик умело перенес на будущее, ведь разговор о магии был куда более интересным и волнующим, если честно. -Магия.. Адаль пытается подобрать слова, но пока что ничего на ум не приходило. Наверное, те люди, что слушали о магии и боялись магов, просто надевали очки, как солнцезащитные, только эти очки запрещали им видеть истину под налетом страха. -Мама рассказывала мне про магов. И про эльфов. Знаешь почему их никто не любит? Потому что боятся. А я тебя не боюсь. Принц пожимает своими плечами, он подсаживается ближе к своему слуге и касается его плеча, -я слышал отца. И знаю, что ты не простой слуга. И знаю, что маги еще опаснее, чем эльфы. Но еще я знаю, что они опасны настолько, насколько им позволяет быть опасным природа и собственное эго. Ты не опасный. Принц мотает головой, а после поступает так, как никто от него, точно, не ждал. Он обнимает Томаса, будто так пытаясь уверить его в простой истине - ему плевать, маг перед ним или нет, главное, что перед ним человек. И, возможно, его будущий самый верный друг. Адаль обнимает Тому, спрашивая того о звездах и поражаясь ответу, ведь как так? Он не видел звезды, хотя жил в доме лорда, где выбраться на улицу было куда проще, чем в замке короля, охраняемом вооруженными до зубов солдатами, которые еще и наказать могли принца при особом желании.

-Потому что сейчас ты их увидишь. Только веди себя так тихо, как только сможешь, понятно? Если нас увидят, нам крышка! Принц смеется, вскакивая с постели и поправляя свою накидку, которая скрывала его детское тело от взглядов. -Ты идешь? Принц улыбнулся, сжал ладонь Томаса в своей руке и, не дожидаясь от него каких-то ответов, он потянул Томаса за собой, крепко держа его руку в своей. Он вышел из покоев и огляделся - тихо. Адаль прислушался, не услышал шагов стражи и улыбнулся. Он знал, как пробраться в сад, где они гуляли с мамой, потому что мама как раз и показала ему ход. Адальрик ведет за собой слугу, крепко держит его за руку и слабо улыбается своей шалости, когда подходит к проходу, что открывается, стоит нажать на определенный камень. Он прикладывает палец к губам, намекая слуге молчать и проталкивает его в ход. Узкий, там не пройти вдвоем рядом. Принц мягко толкает Томаса вперед, сам идет следом за ним, -просто иди вперед. Осторожно, ступеней много, - шепчет, чтобы никто не мог услышать. как в стенах замка передвигается принц, который не хочет спать, не хочет слушать указы о времени отбоя, и который показывает своему новому знакомому все, что знает сам о замке, звездах и красоте мира. Прогулка ночью - что может быть интереснее? Адаль возбужден тем, что делится этим с Томой. Тайной. Он понимает. слуга может рассказать про это королю и Адалю не сдобровать, его отчитают, отходят розгами и запрут под стражей. Он рискует, но доверяет Томасу, будто знает его очень давно. И, спустя несколкьо минут блужданий в тишине, он выходит на улицу, закрывая за собой лаз, сокрытый среди лиан и кустов. Адальрик постучат Томасу по плечу и показал рукой, что стоит присесть. Через минуту мимо них прошла стража, а Адальрик тихо хихикал в кустах. Еще минут пять и они добрались до укромного уголка, откуда открывался изумительный взгляд на небо и сад, но это место скрывало ребят от лишних взглядов. Адальрик упал на спину и смотрел на звезды с грустью. -Вот та, самая яркая звезда, это моя мама. Она всегда говорила мне, если я буду смотреть на небо и думать о ней, она будет смотреть на меня с самой яркой звезды. И зачем он рассказывает это все мальчику, который может его предать, который может его еще обмануть, который может его подставить? Адаль хотел ему верить, хотел ему доверять, вот и рассказывал, сжимая при этом свои ладошки в кулачки и стуча ими по земле, -отец накажет нас, если узнает, что мы выбрались из замка, но мы ведь просто гуляем в саду, - Адаль улыбнулся, повернул голову к слуге и задумчиво смотрел на него, будто взвешивал, а что же ему делать дальше, а как убедить этого мальчика остаться, если его мама, на самом деле, мертва? Ведь Томас хочет свободы, как удержать его? Никак. Вот ответ, который шелестел в траве, пока его искал Адальрик де Вир. Грустно, разбивало его детское сердце, но он старался не грустить слишком сильно. Он постарался думать о чем-то другом, если честно, поэтому и вздохнул как можно глубже и посмотрел на небо, -как тебе звезды, Томас? Он шепчет, чтобы никто не услышал его, -правда, они восхитительны? Светят так ярко, освещают путь морякам и путникам. Говорят, по ним можно определиться, куда тебе идти. Я, правда, еще не умею, мой учитель говорил, что научит позже. Зато я отлично сражаюсь на мечах! И хорошо читаю. Но, знаешь, я так хочу научиться ориентироваться по звездам. И сбежать. гулять за пределами замка, а вернуться когда мне наскучит эта свобода. Адальрик фыркнул, как капризный ребенок. Ему казалось, будто стены замка ограничивают его свободу, но, если задуматься, они лишь оберегали его жизнь. Там, за дворцовыми стенами, его ждали ужасы мира и смерть. Эльфы, которые были бы рады поймать принца, люди, которые ненавидели короля, о чем принц сам не ведал. За пределами дворца не места одному принцу - вот что говорил отец, но он никогда не объяснял своему сыну, почему. Старший же смиренно принимал запрет короля. Младший стремился понять. Может, поэтому король его так не любил? Или дело в другом? Адаль ответа не знал. но правда старался быть хорошим сыном, когда шел за отцом, куда он велел. Например, сегодня он велел направится вперед, в поместье лорда. Зачем? Отец не стал объяснять. Адальрик поехал и вот итог - он привез в замок слугу, который мог бы стать ему другом. Или станет? Или нет? Как много вопрсов, но ответов не было, просто не единого ответа, если быть до конца точным. -Звезды, если верить моему отцу, привели его армию к победе пару лет назад, когда эльфы выбрались из своих лесов и попытались убить весь город. Не знаю уж, как они ему помогли... Адальрик перевернулся на живот и уставился на своего слугу, с интересом, склоняя голову на бок, -а что ты будешь делать, когда найдешь маму? Приведешь в замок? Чтобы она служила тут, как все? Или уйдешь к ней? Адальрику и правда интересно. -Ты, конечно, знаешь только службу тем мерзким детям, и не веришь мне, что тут все иначе, но все таки. Ты ведь знаешь, что будешь делать, когда ее найдешь? Так и тянет сказать "если ты найдешь", но принц молчит. Он не может сказать сейчас слуге, что, возможно, его матери и в живых то нет, что. быть может, не будет уже ее теплых объятий, ее голоса и нежных рук. Как сказать ребенку, что его мама, быть может, умерла? Никак. Адальрик увидел смерть своей мамы и, даже будучи ужасным капризным ребенком, сейчас он не мог разрушить надежду другого. Не мог он сказать Томасу, что, скорее всего, лорд убил его маму и он никого не найдет, что Томасу не удастся найти маму. Адальрик не мог это сказать. Он не лгал, он просто умолчал, хоть и не любил врать, ведь обещал матери не обманывать людей. -Я правда хочу тебе помочь и хочу с тобой подружиться. Ведь мы можем подружиться. И играть вместе. И.. Быть слугой принца это не то, что ты пережил. Это не просто чистить мне ботинки, это ездить со мной верхом, это учиться читать, а потом ездить со мной на встречи в другие королевства. Представляешь, ты отправишься со мной в другое королевство. Познакомишься с самой красивой девушкой-фрейлиной.. Об этом же мечтают все мальчики? Адальрик с интересом смотрит на Томаса.

[NIC]Adalric de Vere[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/6BcgXS0.gif[/AVA]
[LZ1]Адальрик де Вир, 17 y.o.
profession: принц. [/LZ1]

Отредактировано Casper King (2022-09-10 18:23:38)

+1

16

детский азарт тянул томаса делать безумные вещи. почему бы не нашкодить, почему бы не поступить не так. как гласят правила, особенно, когда принц адальрик сам это предлагает и, видимо, решил составить ему компанию. ии это тома составляет компанию? не суть важно, главное, что томас сам соглашается на эту опасную вылазку. вокруг полно стражи, но тома уверен, что местны живущий здесь принцы знает о всех потайных лазах, как и тома знал лазах и тайных путях  в доме лорда эгбиши.

пока они шли по тайному проходу в стене, открывшемуся как по волшебству в каменной стене. тома всё рассуждал как же безрассудно суждение маленького принца о жизни простых людей, слуг и прочих смертных, которые не наделены всякими бонусами в этой жизни. да, не только лорд эгбиши был жесток к своим слугам. слуги его друзей лордов питались ничуть не лучше томы. в королевстве вообще старались как можно сильней экономить на условиях для жизни крестьян, слуг и рабов, поэтому, когда адальрик уверенно говорил, что слуги должны питаться как господа - в нём говорило лишь чувство справедливости. на самом деле всё было совсем не так. может, конечно, слуги в замке питались от пуза, но замок - не всё королевство. маленький томас слышал, как нелестно многие отзывались о короле де вире, в особенности из-за растущего голода и его бездействия в период засухи. кажется, он отказал в закупке продуктов их восточного королевства, по крайней мере об этом говорила леди эгбиши, когда разделяла со своим мужем и детьми трапезу в виде постной каши с маленькими кусочками мяса. тома же в тот день вообще остался без еды, борясь с желание облизывать чужие тарелки, но он всё же удержался. мысли адальрика де вира в целом были весьма максималистские - возможно в нём, как и в томасе, просто играло детство.

они улизнули мимо стражи, пригибаясь, когда адальрик требовал. томасу нравилась эта прогулка ночью по королевству, пусть и гуляли они совсем не долго и через каких-то пять минут уже были на месте. огромный благоухающий сад с цветами и фруктовыми деревьями, намного богаче чем у лорда эгбиши. ну, это не удивляло томаса, это всё же замок короля, у него априори всё должно быть лучше. мальчишки легки на траву и сложили руки за головы. томас охнул. он впервые видит звёзды вот просто так, не задумываясь ни о чём и ни о чём не волнуясь, ведь его "хозяин" и так был рядом с ним и не мог высечь его за то, что мальчик бесцельно проводит время, вместо работы и короткого сна. его всё ещё греет те странные объятья адальрика, от которых ему стало не по себе. принц. его. обнял. это звучало очень дико и, кому рассказать, не поверили бы. да и рассказывать толком было некому, только если себе самому, - интересно, а какой звездой была бы моя мама? наверное, самой разноцветной, - допустил томас. он ведь толком не знал, жива она или нет. от одной мысли, что она может уже не быть в этом мире, стало неимоверно грустно, - я так хочу верить, что её можно найти. она исчезла, когда мне было три года. может.. её и нет вовсе? она ведь за всё это время могла бы меня найти, если бы захотела. она ведь знала, где я и что мне без неё так плохо, - плохие мысли тучкой собрались над головой маленького слуги, - а у тебя красивая мама. такая ослепительная, - в сердцах тома надеялся, что мама не стала такой же звездой, как почившая королева. мальчик смотрел на кучу звёзд и сердце его замирало, когда они словно подмигивали им своим сиянием. он знает, что существует такое понятие, как созвездие, но что это было конкретно - понятия не имел. и спрашивать не стал, чтобы не выглядеть глупо, - красиво, - протянул мальчик, не сводя глаз с небосвода, - а я отлично умею бегать. а ещё умею чистить лук и не заплакать! - и кухарка его прошлых хозяев очень сильно впечатлялась этому умению, - как может наскучить свобода? это же свобода. ты странный, адальрик де вир. либо ты никогда по-настоящему не был в заточении, - томас пожал плечами, когда пробурчал последнюю фразу. и правда, что принцу может быть известно о настоящей клетке? - все твои хотелки исполняются, тебе можно выходить в город, у тебя самые лучшие игрушки и мягкая кровать. а ещё тебя учат и ты ешь от пуза. если бы у меня было такое заточение, я бы не жаловался и ценил каждый её момент, - ведь всё на самом деле познавалось в сравнении.

вопрос о будущей судьбе, если он найдёт всё таки маму, поставил мальчика в ступор. и как тут быть? уйти? сбежать? позволить маме работать на короля? наверняка в его замке куча других служанок, - я просто обниму её. может, она нашла своё место в этой жизни? вдруг на ней женился какой-то лорд и теперь и я тоже мог бы стать знатным человеком? - размечтался мальчик, зевая и прикрывая глаза, - а если нет.. то  я хочу, чтобы она просто был со мной, где угодно. мне не важно, я готов ради неё хоть тридцать раз вымыть конюшни. она всё, что у меня есть и было, - тома на пару мгновений сомкнул глаза и понял, что плавно проваливается в сон, - фрейлины? фу, это же девчонки. а они дуры и плаксы, - или озлобленные истерички, как старшая дочь предыдущего хозяина, - мне можно без девочек и без.. всякого.. - тома обзевался весь, когда пытался перечислить то, в чём не нуждался. не мудрено, ему всего семь и ему ещё рано интересоваться тем, что находится у девочек под юбками, - просто хочу к маме.. на ручки, - послышалось сопение, едва заметное. а спать на траве, как оказалось, совсем не хуже, чем на кровати. томас чувствовал сквозь сон яркий запах яблонь и полевых цветов.

какие же красивые, всё таки, это звёзды.

[NIC]Thomas[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/hHWaKQU.gif[/AVA]
[LZ1]Томас, 16 y.o.
profession: личный слуга младшего принца адальрика де вира, маг[/LZ1]

+1

17

Все мы однажды умрем и станем звездами, что ведут нас в ночи. Как бы страшно это не звучало, но это было то, что сказала королева своему сыну незадолго до своей смерти. И сейчас, когда ее сын смотрел на звезды, он вспоминал беседы с мамой, помнил каждое ее слово и будто заново проживал то, что уже успел прожить. Он с легкой улыбкой вспоминал каждый ее урок, каждое слово и теплое касание, которое согревало лучше огня в холодную зимнюю пору. Адальрик помнил, как мама учила его быть справедливым, сильным, уверенным в себе и в своих словах мальчике. Она учила его быть хорошим, помнить о своих слугах и о своих обязательствах. Он ребенок, он не может быть хорошим господином, он слишком избалован, пускай того и не понимает. Даже сейчас помощь этому слуге, найденному случайно не только его справедливость и честь, но и желание "купить" друга. Он будто считает, что стоит ему помочь найти Томасу маму, как Тома останется с ним и будет дружить. Он хочет оплатить дружбу, забывая понятную всему миру истину, дружбу нельзя купить, ее нельзя заполучить за деньги или корыстную помощь, ее нельзя оплатить никакими поступками. Дружба есть нечто куда более эфемерное, неподвластное денежному пониманию. Не нужно платить четыре сольдо за то, чтобы друг оставался тебе другом. Адальрик же, не имея друзей никогда в своей жизни, сейчас считал, будто оплатит дружбу поиском матери. Он еще не знает, что на самом деле случится, когда и если они найдут маму Томаса. Он не ведает, что произойдет и как обернется его жизнь, но он надеется, что Томас, в благодарность, останется другом господину. Адальрик может приказать любому ребенку слуг дружить с собой, играть в нужные ему игры или чистить себе костюм. Ему нужно лишь кивнуть своей головой, чтобы его приказов слушались. Ему стоит лишь нахмурить брови, как он выиграет в любой игре. Другой вопрос, он не хотел выигрывать таким путем, но именно так и получалось. Стоило ему нахмуриться в игре с сыном повара, как тот сразу давал попятную, давая принцу победить, даже приказы не поддаваться не помогали. Адальрик это терпеть не мог, он так хотел играть на равных, но не мог.  Ведь дети слуг и лордов привыкли поддаваться своему принцу. Он не их будущий король, но они потакают ему, ведь он сын нынешнего короля. Сын того, кто правит их родителями, кто принимает указы и законы. Адальрику не так много лет, но он понимает, что на самом деле, эти дети лишь услужливы, не более того. Мерзость. Сейчас же Адальрик правда надеялся, что Томас станет ему лучшим другом, который будет верен ему. Даже в самые сложные ситуации, этот парень будет ему верен, будет служить и будет прикрывать его задницу от гнева короля. Тогда как сам Адальрик не позволит никому и никогда тронуть его слугу. Не позволит никому приказывать его слуге, заставлять его работать или делать то, что тот не хочет. А еще он заставит Томаса учиться вместе с собой, постигать науки, которые доступны лишь королевской крови.

-Наверное, твою маму не отпускают оттуда, где она сейчас, иначе она забрала бы тебя с собой и не позволила так страдать от глупых детей лорда! Адальрик уверенно кивнул. как так? Как может быть такое, что на территории западного королевства есть человек, страдающий от гнета своего хозяина? Как могло случится так, что в этом королевстве есть слуги, которые не доедают, которые страдают от приказов своих господ? Адальрик никак не мог этого принять, не мог понять, что это правда, что в этом мире есть люди, которые страдают, ведь перед его взглядом были лишь королевские слуги, которым хватало еды, тепла и которые имели свои комнаты, право воспитывать детей и водить их в отдельную школу для слуг господ. Томаса же  Адаль туда пускать не собирался, он нуждался в куда более воспитанном и образованном слуге, чем те, что выходили из той школы. Поэтому он и требовал от Томаса этого обучения. Этикет, манеры, знания, которые получит слуга, должны были помочь Томасу служить куда лучше, чем другие. Входить в залы королей и не падать в грязь лицом, как любой другой слуга. Принц нуждался в особенном слуге, в друге, которому отдавал все, что мог. В том числе и знания, которые стоили ой как дорого.

-Ты слишком романтизируешь жизнь принца, Томас. Адаль мотает головой и его кудряшки качаются в такт каждому движению. В темноте зеленый цвет листьев кажется почти черным, особенно в сравнении с зеленоватым одеянием наследника, но Адальрик не обращает на это внимание, -думаешь, я могу свободно выйти из замка в город? Нет. Мне нельзя покидать пределы этих стен. Каждый раз, когда мы с мамой выходили за эти башни, отец гневался. Я в клетке, Томас, просто она золотая и корм в ней дороже, - последнее слова матери, которые он запомнил. Он слабо понимал, о чем речь, конечно, но, в итоге, говорил так, ведь был уверен, что так оно и есть. Его клетка просто немногим ярче, чем клетка Томаса, -слуги замка могут ходить в город, когда захотят. Кушать, гулять, проходить по замку даже ночью, представляешь? Адаль вздохнул, -о моей жизни пекутся, боятся моей смерти, стараются защитить от всего, хоть я и не стану королем. Я не буду править страной, это участь моего брата. Я так хочу просто быть ребенком! Он стукнул кулаком о землю, показывая Томасу, что его клетка ничем не лучше той, в которой жил его слуга, не лучше той, что причиняла боль тому, кто даже не станет королем, -король всегда ругал мою маму за прогулки ночью, а мы с ней так часто гуляли под звездами, ночью, ты бы знал! Адальрик вспомнил, как в последнюю такую прогулку ночью, он считал звезды и сбивался на сотой, -я по ней скучаю, - буркнул принц и повернулся на бок, смотря на того, кто должен, ну просто обязан стать ему слугой и другом, как была Элира, подруга королевы. После смерти матери Адальрика, она стала прислуживать младшему принцу, но ее отношение не было  тем, что он искал. Она была служанкой, не более, и она не позволяла принцу тех шалостей, что позволяла королева. Адальрик с ней часто спорил, да и сейчас он явно делал не то, что она одобрила бы. Впрочем, ему было все равно, он ребенок, который вытворил шалость и который явно наслаждался тем, что натворил, так в чем же проблема, что может пойти не так, что может пойти криво-косо? Ничего. Он так хотел, чтобы лето не кончалось, но осень неумолимо наступит после тепла, и снег накроет землю. Так и его сердце покрывалось инеем с каждым днем без мамы.

-Мама говорила, что звезды падают. И, если взять ее в ладони, ты ощутишь, будто в горячих пальцах снежный ком держишь, представляешь? Правда я не верю. Как звезды могут упасть? Адальрик пожал плечами, а сам задумался, а если Томас прав? Если его мать теперь тоже стала кем-то знатным? Тогда его слугу точно заберут. Он постарался не подать виду, но на самом деде, он безумно расстроился от одной только мысли, что может лишится своего слуги, лишится раз и навсегда того, кто ему служит, кто его слушает, кто о нем забоится будет. Адальрик хмурит свои брови, смотря перед собой, вытянув руки. На одном из пальцев красовался перстень с синим камнем - подарок матери, который он никогда не снимал, даже если играл или сражался на мечах. Он умрет, но не позволит никому снять с себя это кольцо. Адальрик загрустил, думая о том, что он и правда может лишится друга, даже не узнав его, но постарался не подать виду и не показать свои переживания, которые наполняли детское сердце и делали его взрослее. Он, как взрослый, сейчас старался не показать своих переживаний, того, как рвется на части его сердце и как он беспокоится о том, что будет дальше. А если лорд сказал правду? Что будет с Томасом, когда он увидит холмик, скрывающий тело его матери? А если соврал, то где его мама? Мысли блуждали в голове принца, искали выход, но не находили и он старался не задумываться слишком глубоко. Он слышал, как зевал Томас и старался вести себя спокойно, ведь и самого принца клонило в сон. Он устал за этот день, он давно должен был уснуть, но его эмоции не давали ему покоя до сего часа. И сейчас он любовался яркими звездами, как когда-то с мамой. снова ощущал себя спокойно и непринужденно и ощущал гармонию где-то внутри души, спрятанной в хрупкое детское тельце. Он не слышал, как в стенах замка пил его отец, разбавляя очередной напиток, сродни мохито (да, он просто смешал алкоголь с лимоном, и что?), водкой. Адальрик не слышал, как его старший брат спорил со своим слугой, не стремясь уйти ко сну, как повар на кухне пытался найти свою поварежку и не слышал, как мимо мальчиков в кустах прошла стража, проверяющая, все ли в порядке в саду. Адальрик слышал лишь, как тихо пели птицы, как гулял ветер и как пели звезды, донося ему свою тихую колыбельную, призванную утешить ум принца, убаюкать его и позволить мальчику ощутить себя в объятиях мамы, которая никогда уже к нему не вернется. Адальрик медленнее моргал, все еще смотря на звезды и считая их. Сбивался на десятой, начинал заново и снова сбивался. Снова и снова, пока хватало сил и терпения, пока он не провалился в сон, где видел маму. Он крепко обнимал ее, жался к ней и обещал защитить мальчика-мага, которого нашел в своем путешествии. Он обещал маме уберечь мальчика от будущего и убедить его остаться в замке, даже если будет сложно. Адальрику казалось, что он и правда общается с мамой. А после он увидел женщину без пальцев и узнал в ней маму Томы. Он подошел к ней и посмотрел в глаза, уставшие и грустные. Они были похожи на глаза Томы, только более истерзанные жизнью. Адаль хлюпнул носом, -мы вас не найдем, да? Он не хотел спрашивать что-то более ужасное, смотрел на нее и не понимал, что это сон. Ему казалось, что это явь, и мама позади коснулась его плеча. -Нет, мой юный принц, вы не найдете меня. Но, вы станете друзьями. Обереги его от зла, - Адальрик кивает, а после смотрит на свою маму, которая целует его в лоб, как всегда делала перед сном, -ты станешь лучшим королем, мой Адальрик де Вир, мой юный принц, рожденный королем, - он не успевает спросить у мамы, что она имеет ввиду, ведь он не старший в роду, его не ждет корона. Адальрик ворочается во сне, сон уходит и сменяется чем-то простым, но, пока он находился в этом недокошмаре, в жизни маленький принц обнял своего слугу во сне, крепко сжав своей ручкой его тело и не позволяя оказаться даже в полуметре от себя. Он спал и не видел больше снов, которые могли бы повлиять на него, а с утра даже не мог припомнить, что же ему приснилось. Он не помнил ничего, но чувствовал, что видел нечто важное. А еще он понимал, что впереди их ждет нечто сложное. Детское сердце верило в чудеса, в особенную историю, не знало страха, но так боялось оступиться. А душа была спокойна, пока он не услышал громкий голос собственной служанки над ухом. Она, как всегда. будила его криком, заставляя подняться и забыть о сне и покое. Она кричала, но сперва он не мог разобрать ее слов. Он щурится от солнца и поворачивается на другой бок, отпуская Томаса, -да погоди ты, я еще сплю.. И тут его нос утыкается в холодную землю. а губы ее касаются. Адальрик сплевывает чернозем и садится на земле, вытирая губы тыльной стороной ладони, -что за.. Он открывает глаза и понимает, что и он, и его слуга, заснули в саду и спали всю ночь, прижимаясь друг к другу. А сейчас их нашла служанка, которая не даст им покоя. Вот дерьмо!

-Я нашла его! Принц здесь! Адальрик трет свои глаза, -как вы могли отправиться сюда!! Покинуть свою спальню! Вы всполошили весь замок, принц Адаль! Ваш отец узнает, лишит меня головы! А ты! Она смотрит на Томаса и зло топает ногой. Истеричка, -как ты посмел пойти с принцем!? Позволить ему выйти ночью из спальни! Ты знаешь, что вокруг эльфы, а если бы его убили! Он наследник, а ты! Она уже поднимает руку. явно собирается ударить Томаса, но Адальрик не собирается такого терпеть. Мальчик подскакивает со своего места и встает перед своим слугой, закрывая его спиной, -не смей! Никто не смеет отчитывать моего слугу, кроме меня! Или ты забыла?! Он видит, как служанка замирает и как смотрит на своего принца достаточно испугано. Да, Адаль впервые показал свой характер, впервые показал свои зубы и сейчас он стоял, высоко задирая свою голову и показывая, что он принц, и никто не смеет преступить через его приказы и требования. Он топнул ногой и обернулся на Тому, протянул ему руку и помог подняться с холодной земли. Он даже отряхнул костюм Томаса от чернозема и кивнул, когда убедился, что его слуга выглядит опрятно. Через мгновение рядом показался стражник, который прибежал на крики служанки, -он тут. полюбуйтесь! Адаль посмотрел на стражника, и решил, что он имеет полное право вести себя так, как того требует от него королевское поведение.-Спали в обнимку под деревьями! Я бы и не заметила. если бы не яркий цвет костюма принца! Они могли простыть, кто следил ночью за замком, как они выбрались?! Как пробрались в сад?! Я расскажу королю и он прикажет высечь каждого, кто был на службе в эту ночь! Вы упустили принца. Он мог выбраться за пределы дворца и эльфы бы... Адальрику надоело слушать ее причитания и он ударил служанку по руке, привлекая ее внимание.

-Я принц Адальрик де Вир, имею полное право осматривать свою территорию! Если ты, Элира, ещё раз закричишь на моего слугу, я прикажу выпороть тебя розгами и отрезать язык! Служанка в ужасе смотрела на своего принца, -я служила твоей маме столько лет, и.. он ее перебивает, -и видимо забыла, что я не моя мама! Я принц, я могу приказать все, что захочу! А сейчас я хочу плотный завтрак для себя и Томаса в своей комнате через пять минут, чистую одежду и буду готов приступить к урокам через час. Вдвоем с Томасом. Я приказываю тебе сказать учителю, что этот мальчик будет учиться со мной, ведь спустя годы он будет ездить со мной в другие королевства и вообще, нечего обсуждать со мной мои приказы, иди и выполняй! Девушка смиренно поклонилась и отправилась прочь, выполнять поручения принца, тогда как сам Адальрик, сжав руку Томаса, прошел мимо стражника в сторону замка, лишь приказав ничего не говорить отцу. Спустя пять минут он сидел в своей комнате рядом с Томасом и уплетал принесенный им завтрак. Жаренные яйца, овощи, какой-то сок, в которых он не разбирался и наисвежайший хлеб, только что испеченный в кухне. Томасу принесли тоже самое, вручили вилку и покинули покои принца. Тот был только рад этой возможности не обсуждать свои поступки и так далее. Он кушал, смотря на Тому, и, лишь закончив трапезу и вытерев губы, улыбнулся, -вот это мы с тобой влипли, конечно! Я не думал, что мы уснем, - он смеется, падает спиной на кровать и смотрит в потолок, размышляя о том, что случилось, -Элира была подругой матери, служила ей всю жизнь, но сейчас она пытается меня учить, словно ей кто-то позволял! Адальрик нахмурил свои брови и сел на постели, смотря на Томаса, -сейчас придет учитель, ты никогда не учил грамоту, Тома? Адальрик достает свой учебник из шкафа и протягивает слуге, явно делясь тем, что имел, -будет интересно. Каждая буква складывается в слова, а как интересно их читать! Благодаря урокам я уже читаю сказки. которые раньше мне рассказывала мама.

Принц сидит рядом со своим слугой, -вечером придет стражник и расскажет, что узнал про твою маму. А пока придется поучиться. Даже если ты решишь убежать, грамота тебе пригодится. Адальрик кивает, но не улыбается своим словам, не особо то он и  хотел, чтобы слуга его покидал. Мальчишки не успели толком ничего обсудить, ведь пришел учитель, который не задавал лишних вопросов, лишь уточнил имя своего нового ученика и попросил его быть внимательным к тому, что говорит. Уроки длились вплоть до обеда, который подавать в покои отказались и мальчикам пришлось спускаться в кухню. Адальрик не был особо против, он тут же представил Томе повара, слуг кухни и, отведав свой обед, он уставился на Тому с интересом, -пойдем, я тебе кое-кого покажу! Они вышли из дворца и направились через сады дальше. Через минут пять Адаль свернул в конюшни и завел Томаса в стойло к белому, как снег, скакуну, -это Тагир. Мне подарили его год назад и я учусь ездить и ухаживать за лошадьми с ним. Хочешь, я покажу тебе, как с ним обращаться? Адальрик гладит своего коня по морде, -он любит морковь и яблоки. Достанешь? Вот в том углу, - принц кивает и целует коня прямо в нос, ощущая, как тот обдает его своим теплым дыханием, -привет.. Слабая улыбка касается губ принца. Этот конь напоминает ему не о матери, но о словах отца. Отец сказал, что лишь кони видят в нас слабость так ярко, как никто другой. Покажи слабость своему коню и он уничтожит тебя. Покажи ему силу и тот станет тебя уважать. Адальрик хорошо запомнил свой урок и сейчас, пока Тагир был без поводьев, он показывает ему силу. Не боится, что конь может его укусить или ударить копытами. Он доверяет коню, а конь доверяет ему. Это то, к чему он пришел сам, не слушая отца или своего учителя по верховой езде, -мы понимаем друг друга с полуслова, представляешь? Адальрик смотрит на Томаса и чуть улыбается, совсем слабо, -я не кричу, лишь шепчу, приказывая, а он повинуется. Это единственный, кто слышит мой шепот. Принц потрепал коня по гриве, а Тагир подошел к Томе и мягко толкнул его головой, фырча, довольный, поедая яблоки, Адаль смеется, -ты ему понравился! Это так замечательно, правда.

[NIC]Adalric de Vere[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/6BcgXS0.gif[/AVA]
[LZ1]Адальрик де Вир, 17 y.o.
profession: принц. [/LZ1]

+1

18

заточение - слишком сложный вопрос для ребёнка, особенно, когда ребёнок понимает разницу между заточением и свободой. жизнь принца, для него. казалась сущим раем. и если бы он мог выбрать себе клетку. то, конечно, клетку принца. никто бы не посмел тебя ударить, перечить твоему слову, запрещать тебе что-то, кроме. очевидно, того, что замок можно покидать. но зато какой тут замок! тут и музыканты и повара и придворные шуты, кучи учителей. этот замок казался маленькому томе настоящим городом внутри другого города. тем более у принца есть все шансы стать настоящим королём, а кто в этом мире может быть свободнее короны? люди же не просто так стремятся надеть её себе на голову, а значит, это вовсе не кандалы и не оковы. которые дают тебе права двинутся в сторону. ты волен делать всё что хочешь, что не угрожает твоей жизни, пока ты маленький. а потом уже, конечно, будут и войны. но на войне нет королей и слуг - есть только солдаты, так говорила томасу его матушка. которая рассказывала сказки про войну с магами. от того когда избалованный принц жаловался на свою золотую клетку, не ценя все её преимущества по отношению к тому. как живут простые рабы, томас не сказал ему ни слова - всё равно он понять не сможет, что он свободнее любого человека в королевстве, не считая, конечно, его отца-короля.

- ты, наверное, и правда глупый. ты же сын короля и тебя может убить любой претендент на корону или мятежник, - рассуждал маленький мальчик и зевал, - поэтому тебе не разрешают то, что разрешают тому, кого не жалко убивать.а если что-то случится с твоим братом? как думаешь, кто станет королём вместо него? - томас был, возможно, слишком маленький, чтобы знать все эти тонкости, но для него подобные вещи были вполне понятны. в доме лорда эгбиши часто поднимался вопрос о том, кто лучше подходит на роль короля и о том. как же не повезёт западу. елси на трон взойдёт избалованный младший принц, от того так важно молиться о здоровье старшего наследника. для томы сложить два и два было совсем не сложно, - думаешь, тебя бы стали учить править и сражаться, если бы у тебя не было шанса стать королём? подумай сам, -  на последнем зевке томас сомкнул глаза и засопел.

наверное, адаль ещё много чего рассказывал маленькому слуге, но томас уже не слышал. он спал так тихо и крепко, что спугнуть этот сон было бы ужасным преступлением против человечества. он видел, как трава росла, всё вышек и выше, превращаясь в огромный лес серой кроны. она становится всё более ветхая и её превращает в пепел маленькая искорка, дающая начало великому большому пожару. он смотрел на себя, такого же мальчика, который без страха идёт через огонь за крошечным отголоском света. что же это был за свет? мягкий, словно облачко, полупрозрачного синего цвета. он вёл его куда-то вглубь. может, к маме?

но досмотреть сон он не был в состоянии, ведь назойливый, словно комар, чей-то голос выдирает его из реальности сна, которая была куда более интересна, чем любые занятия слуги, - а? что? - томас громко откашлялся, видимо, к ночи на улице сильно похолодало. он слышал только обвинения в свой адрес, - я сделал то, что меня просили! - пытался оправдаться мальчик и свернулся клубком на зеленой траве, когда он увидел, что женщина на него замахнулась. но, от чего-то далее не последовало никакого удара. адальрик де вир не позволил этому случится. даже с его помощью им подали завтрак, когда оба мальчишки вернулись в замок. и это, по мнению адаля, клетка? серьёзно?

тома смотрел на этот завтрак и живот сделал кульбит внутри от непреодолимого голода. он не ел ничего два дня, ну. помимо вчерашнего ночного хлеба и яблочка. которые для него украл младший принц. он с таким рвение набросился на яйца с жирным и питательным желтком, что в один миг их проглотив, неумело обращаясь с вилкой. вилки - удел богатых, а слуги ели либо ложкой, либо руками. томас предпочитал ложку, но, раз уж её не было, приходилось уминать овощи тем, чем наградила его природа. не мудрено, что он закончил кушать первым, облизывая свои пальцы от вкуснятины. он интуитивно вылизал тарелку, жутко боясь, что это, возможно. его последняя еда сегодня. в доме лорда эгбиши редко получалось кушать больше раза в день, - ты же ребёнок, а она старше. вот она тебя и учит, - пожал плечами томас, - меня тоже учила мама. а потом кухарка и тётка мардж. вредная такая, у неё на лице усы, как у лорда эгбиши, только маленькие, - смеялся томас, не зная, обо что вытереть испачканные в овощах и желтке руки, - всегда говорила, что я безнадёжный, - но томас никогда на неё не обижался, даже наоборот, был раз её побесить лишний раз.

томе пришлось в итоге заниматься усерднее, ведь в отличии от самого принца. который уже умел читать, тома даже не знал, как пишутся буквы, да и в целом что такое буквы. чтобы догнать принца, нужно было ещё больше заниматься в свободное время. только вот, томас понятия не имел, а будет ли оно у него вообще когда-нибудь? томас так же успел познакомиться со слугами на кухне, которую всегда считал сердцем любого дома. ведь замок. по сути, тоже дом, только очень и очень большой.

затем адаль решает показать томасу свою гордость - большого и сильного коня, которого ему подарили. у лорда тоже были кони и своя конюшня, поэтому, томас нисколько не удивился подобному. он ни один раз чситил конюшни, да и самих коней, от грязи на копытах и на гриве, - я умею обращаться с лошадьми,  - оскорбился мальчик, скрестив руки на груди. но конь и правда был очень красивым. он не подходил к нему ближе без позволения принца. поэтому только принёс морковь и яблочко, но не успевает отдать принцу угощения, как конь тут же решает получить свою вкусняшку, поедая плоды с ладошки маленького слуги. томас рассмеялся беззубой улыбкой, - щекотно! - он аккуратно и с полным почтением к животному проводит рукой по его статной морде. он видел в этом коне себя самого - такая же жертва человеческих желаний, как и любой слуга, которого принуждают к службе.  но, однажды. он тоже, возможно, станет свободным. томас на это очень надеется всем сердцем и душой.

[NIC]Thomas[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/hHWaKQU.gif[/AVA]
[LZ1]Томас, 16 y.o.
profession: личный слуга младшего принца адальрика де вира, маг[/LZ1]

Отредактировано Troy King (2022-09-12 15:52:06)

+1

19

Наверное, они никогда не сойдутся во мнениях, чья клетка хуже. Томас с радостью обменял бы свою клетку на клетку принца, тогда как сам принц видел плюсы в заточении Томаса. Он может сбежать, прямо сейчас, и никто не погонится, не станет его искать, не будет злиться, не станет отправлять на поиски мальчика псов и стражу, не поднимет на уши весь мир, лишь бы найти мальчика, который сбежал. Адальрик де Вир, принц, который не верил, что однажды станет королем, ненавидел свою корону именно за это. За невозможность скрыться, убежать, оказаться так далеко от замка, от мира, от правящей династии, как только можно. Он ненавидел корону и не желал ее, он хотел быть простым мальчиком, которому подвластно лишь свое "я", который любит маму и который хочет убегать из дома под покровом ночи. Он хотел быть обычным мальчишкой, но жизнь создала его принцем, от которого чего-то ждали все, кто только мог и не мог. Каждый ждал от него свершений, послушания, хорошей учебы и смирения перед приказами короля. Кто же управлял его жизнью? Сам Адальрик? Нет, им правил король и приказы короля. Даже вчера он не хотел отправляться с отцом к лорду, но приказ короля нельзя было оспорить и мальчик был вынужден следовать за отцом, в почтении опуская свою кудрявую голову. На самом деле он все чаще думал, что слишком похож на маму, вот папа и гневается. Гневается, потому что умерла она, а не сын. Ведь она смогла бы родить ему еще наследников, родить дочь, родить кого угодно, но она погибла, тогда как Адаль, ее отпрыск, капризный мальчик, жил и рос с каждым днем, становясь все смелее и наглее. Адальрик рос и становился принцем, которого вряд ли полюбят. Все любили старшего брата, более воспитанного и учтивого. Все боялись, что тот погибнет, но Адаль был уверен, что тот выживет, даже если упадет с холерой, как мама. Адальрик не тянулся к короне, он ее отрицал, поэтому не удивительно, что клетка, из которой можно было сбежать и умереть от голода нравилась ему больше, чем злато собственной опочивальни.

Уроки же казались Адальрику скучным занятием. Его заставили читать какой-то скучный роман о тех, кто правил много лет назад. Словно Адальрику было интересно, как король лохматые_руки_жирный_зад убил принца эльфов и отбил свой замок! Было и было. Эта история ничему не могла научить юного принца, и не научила. Он не запомнил и половины из того, что прочитал, все эти сражения, шаги для победы казались ему глупостью, он болтал ногами и придумывал солдатам и офицерам, чьи имена упоминались в книге смешные прозвища, за что получил нагоняй от учителя и шишку прямо на лбу. Адальрик не оценил такое отношение к своей персоне, но виду не подал, лишь помотал головой и постарался не злится лишний раз, ведь его достаточно быстро отвлек обед и возможность показать Томасу своего коня, которого Адальрик безумно любил. Тагир был своенравным, но послушным жеребцом, который знал своего господина и слушал его. Адаль еще не понимал, что это не подчинение, но доверие и смирение, он гладил своего коня по морде, пока тот кушал яблоки с рук Томаса, смеша его, -он мой друг. Единственный, наверное, кто со мной не из-за короны над головой и приказов. Лошади нельзя приказать, если она тебя не уважает, а мама говорила, что конь уважает только достойных. Принц тормошит коня по гриве и прижимается к его боку, слушая, как дышит это животное, он тихо стоит и слушает, как бьется его сердце, считая каждый удар и ощущая, какой жар исходит от лошади, -вот кто свободен, Томас. Он может перескочить через ограду и убежать, но остается.. Я надеюсь, из-за меня, - детская наивность, которая не покидала принца, сейчас выплеснулась наружу, показывая Томасу истинное лицо ребенка. Да, он избалован и противен, но он ребенок, который мечтает о друзьях, а не светских раутах на балах в соседнем королевстве. Он вспомнил, что недавно приезжала принцесса, которая сломала ему игрушку и, наверняка, навредила бы коню. если бы он ей его показал и мальчику стало страшно, -только никому не говори, что это мой конь. Аурелия ему навредит! Он понял, что Тома даже не знает, кто это такая, -это принцесса с Юга. она была тут недавно, сломала мои игрушки и готова была вредить всему, лишь бы я с ней играл! Адаль помотал головой. Ему и Томаса ей показывать не хотелось, просто из страха, что девушка навредит слуге, который не заслужил боли и страданий, ему и так жизнь достаточно преподнесла разочарований в жизни, боли и страхов. Адаль понимал, что вечером он узнает что-то про маму Томы, и боялся этого.

Они провели в конюшне много времени, Адаль чистил стойло своего коня, не позволив этого делать слугам. Он возился с этим безумно долго, общался со своим слугой и просил его не рассказывать отцу, что он тут опять делал все сам, -это мой конь, и заботиться о нем буду я, - Адальрик и правда сам притащил чистую воду, сено, вычесывал своего коня и кормил его, правда Тома не смог остаться в стороне, что понравилось Адальрику. Мальчики общались, пока стойло Тагира превращалось в чистый уголок. А после Адальрик выпустил своего коня побегать, сам сел на забор площадки, выстроенной для коней, смотрел на него и потягивался от усталости, все же это был сложный труд, который не должен был делать принц, -отец однажды узнал, что я не позволяю никому подходить к Тагиру, ругался ужасно! Сказал, что это работа слуг, но как я могу доверить своего коня слугам? А если они сделают ему больно, а если положат не то сено?! адальрик явно возмущался, недовольный тем, что требовал его отец. Однако, никто из слуг в стойлах не подходили к принцу и его слуге, пока те проводили время с Тагиром, явно довольным тем, что его выпустили поскакать. Адальрик же следил за ним очень внимательно, подмечая, что его нужно будет скоро отвести на перековку. Он нахмурился, пытаясь понять, сильно ли подковы мешают его коню, и не услышал бы сейчас никого, но, ему пришлось услышать, ведь позади принца и Томаса появился стражник, которого Адаль отправлял пытать лорда. Пришлось прекратить следить за конем и обернуться. Страж же, совершенно спокойно начал говорить. В замке привыкли к тому, что слуга часто пустое место, но сейчас это было им на руку - Томас имеет право знать, что стало известно о его матери. А стало известно достаточно, чтобы в душах мальчишек теплилась надежда.

-Лорд долго не говорил ничего, мой принц, после рассказывал о холмике позади дома, куда высаживали георгины. Адальрик нахмурился, в этот момент он крепко и сильно сжал руку своего слуги, понимая, как страшно и дико звучат эти слова для мальчика, который так хочет услышать, что его мама жива, что она не погибла. Адаль хмурит свои брови и кивает, заставляя стража продолжать свой рассказ. Тот косится на слугу, но продолжает, ведь слуга это лишь слуга в замке. Адальрик же ждет подробностей, деталей, он чувствует как потеет ладошка Томаса и очень надеется услышать что-то хорошее, что исправит ситуацию, что сейчас заставит Тому надеется на лучшее и верить, что, однажды, он найдет маму и его жизнь станет лучше. Надежда утешает, тогда как боль потери лишь ранит, Адальрик де Вир знал это, как никто другой. -Однако, спустя время, - тут была пауза. Адаль знал, что речь о пытках и кивнул. Он не хочет, чтобы Томас знал, что лорд тут и что он будет казнен, -лорд рассказал мне правду, нет причин не верить ему или сомневаться, этот человек не мог соврать мне, даже если бы хотел, вы знаете, мой юный принц, - Адальрик довольно кивает и машет рукой, заставляет стража говорить скорее и рассказывать то, что он узнал, -лорд и правда хотел убить женщину, однако, он не сделал этого. Адальрик выдохнул. Но ведь это не вся история! -Он продал ее тому, кого в местных землях знали, как торговца слугами. К сожалению, мой принц, этот торговец был пойман и убит несколько месяцев назад. Что-то оборвалось внутри мальчика. Им не узнать, куда продали маму Томы, но, если продали, значит она жива! Была. Несколько лет назад. -В те годы, когда была продана служанка, этот торговец часто ездил на Север. Полагаю, вам придется обратиться к королю, чтобы узнать, как сложилась ее судьба. Однако, у лорда, как он сказал, остались вещи этой служанки. Вы хотите, чтобы мы доставили их во дворец?

Реакция принца была моментальной, он кивнул и посмотрел на Томаса, -да. Доставьте мне в комнату, как только привезете. Я хочу, чтобы об этом не узнал мой отец. Страж кивнул и покинул мальчишек. Адальрик перевел взгляд на  своего слугу. Он не знал, что тому сказать и как утешить. Его мать продали, как вещь. куда-то на Север. Адаль понимал, что с трудом добьется права посетить ту страну, но он постарается, и они поищут там маму мага, -она жива, представляешь?.. Он начинает словно издалека, подсаживается к Томе ближе, -я попрошу у отца права поехать на Север. Там живет король, который будет рад нас принять, он очень любил мою маму. И мы обойдем весь город, чтобы найти твою маму, ты мне веришь? Адальрик встает рядышком с Томой, а после так крепко, насколько хватало его сил, он обнимает слугу за плечи и прижимает к себе. Он знает, как страшно терять маму, и как страшно получить надежду на ее жизнь. Он знает это, посему и волнуется, как чокнутый, обнимая Тому, -только не вздумай сбегать туда сам, в северной стороне слишком много капканов и врагов, ты умрешь, не найдя маму. Адальрик делает шаг назад, смотрит на своего слугу, а после переводит взгляд на Тагира. Конь, будто понимая, что мальчики волнуются и переживают, подошел впритык к господину, но ткнул мордой в плечо мага, фыркнув и потеревшись носом о его голову. Тагир утешал Томаса, и Адаль уставился на это в удивлении - до сего дня этот конь не проявлял тепла ни к кому, кроме принца. Он презирал всех, часто бил копытами, а сейчас он успокаивал мальчика. Адальрик даже хмыкнул от такого зрелища, скрестив руки на груди. На западе садилось солнце, намекая мальчикам, что день подходит к концу и им необходимо вернуться в замок, но ни Адаль, ни Томас не спешили туда, ведь сейчас они узнали то, что могло их обнадежить слишком сильно. И это Томас еще не знает, что лорд сидит в подвалах дворца и скоро будет казнен по приказу принца Адальрика. И не узнает. Потому что это суровое наказание за суровое поведение. За боль, которую лорд и его выродки - детит причиняли Томасу, маленькому магу, который сейчас был рядом с принцем и, наверное, слишком о многом размышлял...

[NIC]Adalric de Vere[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/6BcgXS0.gif[/AVA]
[LZ1]Адальрик де Вир, 17 y.o.
profession: принц. [/LZ1]

+1

20

словно по-настоящему понять, что такое свобода для каждого, особенно,когда ты маленький мальчик и не понимаешь как устроен тот или иной мир, когда всё твоё предназначение сводилось к уборке и мелких поручениях, которые тебе приходилось выполнять изо дня в день, каждый день, каждый год и каждую минуту, пока твои господа не уходи на ночной отдых. так ли свободен стреноженный конь? ведь это тоже его кандалы. который он не мог снять с себя. может ли он выбраться через закрытые двери конюшни? может ли ускакать подальше, когда на его спине сидит человек, ударяющий его поводьями и ногами, чтобы конь и не думал пойти туда. куда ему хочется?  в какой-то степени, томас считал, что лошади даже менее свободны, чем он. им не вскрыть замок. не пролезть через дверь, не развязать свои верёвки, которые сковывали копыта и связывали их друг с другом. самое настоящее рабство, и маленькому томе было непонятно. почему адальрик де вир считал совсем иначе. конечно, если отставить лошадь посреди поля, уйти подальше и не привязывать её, скорее всего, он уйдёт куда подальше, однако, кто так вообще поступает? тома сне видел ни одного такого человека, но перечить своему новому господину никак не стал - он ещё с малолетства понимал, что проще соглашаться со знатными господами, иначе можно было получить по уху за собственное мнение. которое мало того, что не спрашивали, так ещё и не было согласным с мнением хозяина. таких не любят и по голове не гладят, а совсем наоборот. томасу наоборот уж очень не хотелось, поэтому, от греза подальше. он запер свой рот на замочек.

- ну, вот, ещё одно подтверждение того, что девчонки противные дуры, - и пусть томас знал лично только одну девчонку, но от чего-то у него складывалось впечатление, что все они в душе садистки, которые скрывают свои желания и капризы за слезами, манипулируя взрослыми - не расскажу, не стоит ей издеваться над благородным животным, - да и в целом. ни одной животное, по мнению томаса, не заслуживало жестоко обращения, даже насекомые, различные жучки и бабочки. то, как адаль относился к коню не могло не радовать маленькое детское сердечко слуги - они ведь в ответе за то, кого приручили, а значит, должны сами ухаживать за своими питомцами.

когда же пришёл стражник в конюшню. тома сразу понял, что принёс он новости о маме слуги. адаль не прогонял томаса. позволяя ему слушать всё. что подчинённый принца ему расскажет. сказать, что у ребёнка щемило сердце от каждого слова - значит ничего не сказать. в нём затеплилась большая надежда, а что, если в северном королевстве она где-то есть? выбралась. после смерти хозяина и теперь ищет своего маленького сына? томас выдохнул и заулыбался от осознания того, что, возможно, ещё не всё потеряно и он встретит её снова, обнимет и больше никогда с ней не расстанется, даже если кто-то попробует их разлучит. он сделает всё, чтобы они, наконец, были вместе. вещи матери бы точно согрели грустного мальчика в одинокой комнате. томас очень надеялся. что они ещё истончают её приятный материнский запах, - я знал, что она жива, я знал это, - уверенно говорил мальчик и бил себя в грудь, - я знал, что меня обманывают! - он чувствует тёплое объятье адальрика, от которого сначала почти отпрянул в страхе телесного контакта, но затем. когда почувствовал исходящее от принца тепло и непонятную ему самому радостную эйфорию от касания, аккуратно и некрепко обнял в ответ, - а разве король согласится на это ради матери какого-то мальчики-слуги? даже если ты попросишь, - негромко спросил томас, чувствуя, как конь тычется мордой в его руку. солнце садилось, а мальчики и не думали уходить, не думали заканчивать этот день. произошло за день так много, что сна ни в одном глазу. а от последних новостей томас вряд ли сможет закрыть глаза и уснуть. может, адаль тоже не хочет спать? - мы её ещё не нашли, но я уже благодарен тебе за то, что я смог хоть что-то узнать о ней. я обещал, что если ты поможешь, то я буду служить тебе. ты помог мне узнать о ней, не знаю, сможем ли мы её найти, но я смогу найти её теперь, если она жива. поэтому, я, как человек слова. присягаю тебе на службу, - маленький мальчик опустился перед принцем на одно колено и склонил перед ним свою голову, - приказывай, а я подчинюсь.

[NIC]Thomas[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/hHWaKQU.gif[/AVA]
[LZ1]Томас, 16 y.o.
profession: личный слуга младшего принца адальрика де вира, маг[/LZ1]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » подчинись // повинуюсь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно